Разное

Витамин е во время беременности дозировка: This page cannot be found

Содержание

ЗОЖификация, витамины и беременность. Педиатр Татьяна Буцкая о том, как готовиться к родам

Татьяна БУЦКАЯ, педиатр:

— Мне очень понравился ваш термин — ЗОЖфикация населения, от сокращения ЗОЖ (здоровый образ жизни). Потому что все пытаются питаться правильно и жить правильно, но когда при мне заводят разговор о правильном питании (ПП), ЗОЖ, нормах ГТО («Готов к труду и обороне»), первое, что я спрашиваю, это: «Ложитесь ли вы спать в тот день, когда вам надо вставать?» То есть если человек ложится спать в тот день, когда ему надо вставать, — скажем, он лег спать в 00:15, а в 6:30 ему надо проснуться, — то всё, о здоровом образе жизни он может забыть. Самое главное — чтобы вы соблюдали режим дня. Мы с вами сейчас, конечно же, поговорим и про витамины, и про спорт, но если вы не соблюдаете банального, не умеете правильно ложиться спать, если не досыпаете тех необходимых часов с 10 до 12, которые вам дадут выработку всех необходимых внутренних гормонов, которые будут способствовать тому, что будут усваиваться все ваши витамины, микроэлементы, что ваше качание пресса вам пойдет на пользу, а не во вред, то все остальное совершенно бесполезно.

Первое: надо обязательно высыпаться. Второе: надо обязательно отдыхать. Эти два пункта необходимо всегда держать в голове, потому что без них не работает ничего.

Если мы говорим о беременной женщине, то с точки зрения ЗОЖ у нее могут сразу вылетать несколько пунктиков. Первое и основное — это витамины. Еще при планировании беременности (и при условии, что это современная девушка и серьезно подходит к подготовке своего состояния) дама обязательно вместе с мужем пойдет к врачу, и им пропишут, что нужно сделать с точки зрения правильной подготовки к беременности. Кстати говоря, мужу скажут бросить курить хотя бы месяца за три до планируемого зачатия и пить тоже — я уже не говорю о жене, которая готовится стать мамой. Ей желательно за три месяца бросить пить и курить. Но еще им назначат пить витамины.

Витамины — это фолиевая кислота. Далеко не все знают, что ее нужно пить не только будущей маме, но и будущему папе. Потому что именно этот витамин способствует развитию нервной трубки плода. То есть если его не будет в организме на уровне слияния двух клеточек — не тогда, когда женщина забеременела, у нее появился живот и она подумала: «Не выпить ли мне витаминов? Чего-то мне не хватает в этой жизни! Наверное, фолиевой кислоты». Тогда уже поздно. Ее нужно пить тогда, когда вы только задумались о ребенке, потому что в ваших яйцеклетках и в сперматозоидах вашего мужа уже должен быть запас этого полезного вещества.

Сейчас еще очень сильно полюбили витамин D. Раньше он считался таким — типа рыбьего жира для ребенка, а сейчас это стало одним из главных пунктов. Его пьют все, даже я стала употреблять витамин D, причем в огромных, казалось бы, для меня (педиатра!) дозировках. Потому что я помню: его всегда назначали в дозировке 500 международных единиц. А сейчас вдруг все начали превышать дозу, которой нас обучали еще в институте, аж в четыре раза. Считается, что минимальная доза — это 2 000 м.е.

Что делает витамин D? Во-первых, обнаружено, что рецепторы к данному витамину есть во всех клетках организма. Его вообще сейчас называют гормоном. То есть это витамин, который работает сразу везде. Обнаружилось, что если у вас есть недостаток витамина D, и зачатия-то не происходит, и депрессия-то вас настигает. Я так долго про этот пресловутый витамин D рассказываю для того, чтобы вы не пугались. Просто до сих пор еще в головах у репродуктивного населения нашей страны остается тот самый рыбий жир, и кажется, что не надо его в таких количествах поглощать. Наоборот, надо! Сейчас выявили, что это очень полезно, и без него может быть сложно забеременеть.

Вот витамин D, витамин Е — очень полезный антиоксидант (без него тоже может быть сложно зачать ребенка). Но я сейчас не буду вам перечислять все витамины. Единственное, я хочу, чтобы вы запомнили: если вам врач назначил «витаминку», не надо к этому назначению относиться несерьезно. Потому что нам всегда казалось: витаминка, да что тут пить? Другое дело, если вам назначили анальгин: ты его выпил, и сбилась температура. А выпила ты эту витаминку, и когда что произойдет? Так вот, без них ничего не работает.

Другое дело, где находится этот витамин — в таблетке или на тарелке? Где взять этот нужный витамин? Это сейчас не мое голословное утверждение — тому есть очень много доказательств и научных работ, подтверждающих: продукты ныне — не те, что раньше. И земля (почва) у нас не та, и срывают их зелеными, и в дальнейшем обрабатывают воском или даже неизвестно чем. Самое главное, что мы редко можем себе позволить такую блажь, как свежий продукт. Даже если нам кажется, что мы покупаем таковой, велика вероятность ошибиться, попасться на удочку к тем, кто хочет просто заработать денег на рекламе. Либо надо находить тех поставщиков, в ком вы уверены. Потому что мясо должно быть свежее, зелень, огурцы, помидоры — тоже. Если у вас нет уверенности в том, что все это вы приобретаете свежим, уж лучше подберите необходимый для вас комплекс поливитаминов.

И здесь тоже история из XXI века: сейчас все можно подобрать индивидуально. Вам не надо самой приходить в аптеку и говорить: «Что-то мне показалось, что мне нужны витамины — дайте!» Сейчас можно провести анализы — как по крови, так и, например, по волосам. Вообще, волосы — это отражение недостатка каких-то витаминов и микроэлементов в вашем организме. Даже больше именно микроэлементов. Поэтому я думаю, что к вопросу витаминов следует подходить очень серьезно. И когда вы поймете, что вам конкретно надо, вы уже будете более уверенно это употреблять. Потому что когда вам объясняют, почему нельзя ходить по улице без шапки в холодную погоду (скажем, можно заработать менингит), то что вы делаете? Надеваете шапку. Так вот, и здесь то же самое: когда вам объяснят на бумаге, что вам не хватает тех или иных витаминов и вот они — в таких-то таблетках содержатся, вы будете их пить.

Опять-таки для того, чтобы получить нужное количество кальция, вам надо съесть два килограмма творога. Вы готовы сегодня съесть такое количество творога и заесть его еще килограммом зелени? Если нет, то принимайте витамины. Кто-то вместо витаминов принимает БАДы (биологически активные добавки). Вот здесь очень сложный вопрос с точки зрения беременности, потому что БАДы, как вы понимаете, не проходят определенную сертификацию. И вообще неизвестно, что вы можете там получить. Были истории с БАДами, где концентрация веществ была превышена в сотни раз. И если вы принимаете их, да еще и витамины, и еще какие-то таблетки, у вас может пойти перенасыщение организма какими-то веществами, либо одно с другим зайдут в … Ну вы знаете, что если два препарата не могут соединяться в организме, то может произойти какая-либо негативная реакция. Вот с этой точки зрения, конечно, я к БАДам во время беременности относилась бы очень, очень осторожно! Кстати, есть БАДы, которые вроде травок. Ну отчего бы и не попить? Скажем, чаю с мятой или мяту в таблетках? Мало кто знает, что та же самая мята может привести к повышению тонуса матки. Крапива может привести к изменению свертывающей системы крови, а для беременной это очень важно. Женьшень и элеутерококк вообще обладают настолько сильным тонизирующим действием, что могут вызвать более серьезные изменения на уровне кровообращения в матке и у плода. Поэтому никаких вот этих якобы безопасных травок и витаминок не нужно принимать бесконтрольно. Ко всему следует относиться очень серьезно.

Если мы говорим о спорте, возвращаясь к пунктикам ЗОЖ, прямо спорт и беременность совмещать не надо, если вы не олимпийская чемпионка. Впрочем, даже если вы и олимпийская чемпионка. Бывают случаи, как у Юлии Бордовских, которой с первым ребенком пришлось лежать на сохранении практически всю беременность, потому что существовала угроза прерывания. Надо всегда включать голову. Если все хорошо, если врач разрешил, то вам показаны такие виды спорта, как ходьба, плавание, йога. То есть что-то растягивающее, расслабляющее. Но во всем нужно знать меру. Потому что если ходить — то по парку, чтобы по асфальту лишнюю амортизацию не составлять. Во время беременности идет сильное изменение во всех связках. Тело готовится к тому, что ему надо открыться. Представляете себе, как это, что таз должен так сильно открыться? И все связки становятся более эластичными. Почему женщинам нельзя носить высокий каблук? У нее нога может соскользнуть, подвернуться, и будет вывих. Если у нас с вами в небеременном состоянии вывиха может и не быть, то у беременной он точно будет. Поэтому во всем есть свои особенности.

Спрашивайте, интересуйтесь! Но у специалистов. Я очень люблю акушеров-гинекологов, правда. Но в спортивной медицине они не так сильны, как в вопросах тонуса матки. Поэтому если уж вы решили заняться чем-то новым, то обратитесь к специалистам по выбранному виду спорта — плаванию, ходьбе, йоге.

Еще хотела добавить про курение. Все знают, что есть активное и пассивное курение. Второе порой бывает даже опаснее первого. Беременной нельзя даже стоять там, где курят. Все знают, что курение плохо влияет на ребенка, что он испытывает гипоксию, что после рождения могут быть проблемы — он у вас не заговорит ни в год, ни в три, а может быть, даже к пяти. Мы знаем, что курение влияет на кровообращение непосредственно в матке и плаценте. Если женщина курит, то у нее риск кровотечения в родах на 63% больше, нежели если она не курит. Курение во время беременности — это прямая угроза для жизни женщины. Это реально история про «курение убивает».

И еще: даже если это вас не испугало и рука тянется к сигарете, подумайте о своих внуках. Потому что во время беременности, если женщина курит, она заглатывает все эти 3000 вредных веществ. Они попадают к плоду. И если плод — девочка, то нарушается формирование яйцеклеток. Соответственно, внуки могут отвечать за свою бабушку. Пожалейте ваших внуков!

 Редакция «Чердака»

Подготовка к беременности

По статистике 40% беременностей незапланированы. Громадная цифра, не правда ли? А сколько из этого числа женщин решит прервать беременность — это уже совсем грустная история.

К моей большой радости всё чаще и чаще я слышу от пациенток о планировании беременности. Причём об этом говорят не только юные пациентки, но и более старшее поколение. Чему я искренне рада!)

Так с чего начать подготовку к беременности?

Безусловно, с обследования!

Перечень обследований на этапе планирования:

— Кровь на гормоны щитовидной железы (ТТГ, Т4 свободный, АТ к ТПО)

Зачем? Щитовидная железа, как «серый кардинал», влияет на вынашивание беременности — это раз. Мы относимся к области, эндемичной по йододефициту, что доказано влияет на умственное развитие плода — это два!

-Общий анализ крови + ферритин + железо. Чтобы исключить дефицит железа и развитие анемии.

— Обследование на ИППП. Только ради Бога, НЕ ГОНЯЙТЕСЬ за уреаплазмой, и тем более за гарднереллой. От слов пациенток «доктор, у меня гарднереллез» у меня начинает дёргаться глаз и учащаться пульс!

Сдавать есть смысл только на 4(!!!!) инфекции: хламидии, гонококки, трихомонады и микоплазмы гениталиум.

— В идеале, сдать на антитела к краснухе (только Ig G). Зачем? При отсутствии иммунитета к краснухе следует провести вакцинацию (к слову, можно будет беременеть уже через 3 месяца после вакцинации)

Желательно, сдать и антитела к вирусам кори и ветрянки (это прям совсем по европейски)

— Онкоцитология. В американских гайдлайнах предложено проведение онкоцитологического исследования с впч-тестом 1 раз в 3 года. Я глубоко убеждена, что в России такая модель не работает из-за менталитета населения и не совсем качественного проведения анализа. Считается, что эффективность этого метода у нас всего 60%. Так что делаем выводы и идём сдавать онкоцитологию как по старинке 1 раз в год.

— Исследование на дефицит витамина Д. Сейчас многие авторитетные исследователи говорят о витамине Д как о гормоне. То есть роль его в организме действительно важнее, чем мы думали раньше. Если сдать этот анализ кажется дороговатым, то рекомендую хотя бы принимать витамин Д3 в профилактических целях (об этом читаем далее)

— Я настоятельно рекомендую пациенткам на этапе планирования сделать УЗИ гениталий, дабы исключить патологию органов малого таза. А пациенткам старше 30 лет — УЗИ молочных желез.

— Вас, возможно, удивит этот пункт, но я рекомендую консультацию стоматолога. К моему стыду, я стала рекомендовать приём этого специалиста совсем недавно… Но многие грамотные специалисты уже давно заявляют о миграции инфекции из ротовой полости (как оказалось, там самые агрессивные бактерии нашего организма)

-Консультации смежных специалистов по показаниям.

Не такой уж и длинный перечень, не правда ли?

‼️А теперь о том, что нужно принимать из витаминов:

✔️Фолиевая кислота 400 мкг/сутки. Не забываем, что обычные желтенькие таблетки содержат 1г!!!, то есть нам нужна всего лишь её половинка (в аптеках есть готовые дозировки)

✔️ Витамин Д в профилактической дозе (при отсутствии дефицита) 1500-2000 МЕ в сутки для здоровых женщин.

✔️ Препараты йода или йодированная соль. В отношении йода исследования разнятся, есть мнение что необходимо начать приём только с момента беременности. Я назначаю уже на этапе планирования

✔️ Омега-3 (только не 3-6-9) в дозе 200-300 мг/сутки.

— Не доказано положительное действие витаминов А, С, Е на вынашивание беременности и её исход в принципе.

 

Что нужно знать о витамине B12

ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН ВИТАМИН В12

Витамин В12 (или цианкобаламин) нужен для образования эритроцитов, развития нейронов и синтеза ДНК. Его нехватка может приводить к накоплению гомоцистеина (нейротоксичного соединения), анемии, потери баланса, онемения конечностей, утомляемости и ухудшению памяти.

 

Нехватка витамина В12 наиболее сильно проявляется: в старшем возрасте, после операции по уменьшению желудка, при сниженной кислотности желудка или приеме лекарств для ее снижения, при приеме препаратов от изжоги, при болезнях желудочно-кишечного тракта (болезнь Крона), при веганском рационе.

 

Витамин В12 накапливается в печени. В норме в организме человека существует запас на несколько лет, но потом он может исчерпаться. Поэтому люди, которые переходят на веганство или сыроядение, вначале чувствуют себя хорошо, особенно если до того они употребляли много мяса. Через несколько лет большинство людей возвращаются к употреблению мяса и не успевают почувствовать симптомов нехватки витамина В12.

 

НОРМЫ ВИТАМИНА В12

Суточная потребность в витамине В12 зависит от возраста. Для взрослых она составляет 2,4 мкг в день, для беременных и кормящих грудью женщин – немного больше. Витамин В12 традиционно прописывали в виде инъекций, но сейчас показана эффективность потребления дозы 1000 мкг витамина в сутки перорально, даже у людей с плохой адсорбцией и низкой кислотностью. Если есть проблемы с желудочно-кишечным трактом, то витамин В12 будет плохо усваиваться из еды. Но прием в больших дозах позволит решить проблему. Этот витамин может накапливаться и является нетоксичным, поэтому целесообразно пить или колоть его не постоянно, а курсами.

 

Витамины группы В взаимодействуют, поэтому иногда важно пить не комплексы витаминов, а именно те, которых не хватает. Такое взаимодействие существует, например, с витамином В9. Его излишек может маскировать нехватку витамина В12. Человек, допустим, ест много овощей и не ест мяса. Если человек долгое время (несколько лет) не употребляет В12, а потом сделает анализ на гомоцистеин, то показатель, вполне вероятно, может быть в норме. Это происходит потому, что В9 и В12 вовлечены в один и тот же метаболический путь. Но это не значит, что можно обойтись без В12. Маскировать не значит компенсировать.

Еще одна причина употреблять витамин В12 отдельно – то, что ион кобальта в его составе разрушает другие витамины. В12 взаимодействует с некоторыми лекарствами, поэтому если принимаете какие-нибудь препараты, особенно для лечения изжоги, язвы и диабета, — обязательно посоветуйтесь с врачом.

 

КОГДА СУЩЕСТВУЕТ НЕХВАТКА ВИТАМИНА В12

Нехватку витамина В12 можно заподозрить по результатам анализа на гомоцистеин — этого вещества становиться больше при недостатке витамина В12. Но этот анализ не является абсолютно надежным. Если употреблять большое количество фолиевой кислоты, например, благодаря веганскому рациону, уровень гомоцистеина будет в норме.

 

Другим маркером дефицита В12 является мегалобластная анемия. Ее диагностируют при помощи анализа крови. Анемия, вызванная нехваткой В12, благополучно проходит, но нейродегенеративные процессы вследствие нехватки цианкобаламина необратимы. Ряд исследований показали, что людям с разными формами деменции часто не хватает витаминов В12 и В9, но лечебное влияние этих витаминов на пациентов с деменцией достаточно слабое.

 

Пылкие поклонники исключительно растительного рациона приводят пример травоядных приматов, так как они питаются только фруктами и не имеют дефицита В12. Но приматы в дикой природе употребляют в пищу термитов и других насекомых и вместе с ними – достаточное количество В12.

 

ГДЕ СОДЕРЖИТЬСЯ ВИТАМИН В12

Витамин В12 содержится в продуктах животного происхождения, прежде всего в красном мясе, печени и рыбе, а также в яйцах и молоке. Его могут добавлять в продукты питания на производстве, что должно указываться на этикетке.

 

КОМУ НУЖНО УПОТРЕРБЛЯТЬ В12:

  • веганам и вегетарианцам со стажем;
  • людям со сниженной кислотностью желудка;
  • людям с хроническими болезнями кишечника (болезнь Крона, синдром раздраженного кишечника) или после операции на желудочно-кишечном тракте;
  • людям в возрасте старше 50 лет;
  • больным СПИДом;
  • людям, которые принимают антациды, метформин для лечения диабета.

 

В некоторых случаях витамины группы В могут плохо усваиваться или даже навредить, поэтому правило №1 – консультируйтесь со своим врачом перед приемом любых витаминов или лекарств.

 

Источник

Дозировка витамина Е при беременности: симптомы его нехватки и избытка в организме

Планирование беременности

Качество питания большинства современных людей очень далеко от идеала. Неправильное составление меню, употребление пищи с невысоким содержанием витаминов негативно отражается на здоровье.

За качеством питания нужно особенно внимательно следить будущим мамам и тем, кто только планирует беременность. При планировании беременности и на ранних ее сроках очень важно употреблять в пищу богатые витамином Е продукты.

К таковым относятся:

  • Шпинат и брокколи, как готовить брокколи мы уже писали ранее в нашем журнале;
  • Жирная рыба;
  • Субпродукты;
  • Растительные масла.

Токоферол или витамин Е растворяется в жирах, поэтому он содержится в основном в жирной пище.

Когда питание будущей мамы является полноценным и витамин Е усваивается хорошо, проблем с недостатком токоферола возникнуть не должно. Если питание не является полноценным, есть смысл принимать витамин дополнительно.

Для чего надо пить?

Недостаток витамина Е может привести к бесплодию. Он оказывает влияние на созревание яйцеклеток. Под влиянием витамина Е формируется плацента. При его непосредственном участии синтезируется большинство гормонов, поэтому достаточное его потребление является отличной профилактикой выкидышей на ранних сроках. Витамин Е помогает эмбриону закрепиться в матке.

Помимо этого токоферол:

  • Является отличным антиоксидантом;
  • Препятствует развитию воспалительных заболеваний;
  • Способствует росту беременной матки;
  • Расширяет сосуды;
  • Устраняет дисфункцию;
  • Препятствует образованию тромбов;
  • Замедляет старение организма.

Дозировка

Женщине, планирующей стать мамой или уже находящейся в состоянии беременности, ни в коем случае не нужно самостоятельно принимать решение о приеме витаминов. Передозировка токоферола также может быть очень опасной.

Нужно обратиться к гинекологу еще на этапе планирования зачатия. Врач подберет дозировку витамина индивидуально, а также подскажет какие есть хорошие витамины для беременных. При расчете дозы витамина Е при беременности учитывается качество питания женщины, ее возраст, время года и некоторые другие факторы. Обычно врачи рекомендуют употреблять ежедневно 100 — 200 мг токоферола для профилактики.

Если у женщины имеются признаки недостатка витамина Е, врач может назначить до 400 мг токоферола в день.

К признакам гиповитаминоза относятся:

  • Сухость кожи;
  • Снижение остроты зрения;
  • Быстрая утомляемость;
  • Мышечная слабость;
  • Появление пятен на руках.

Суточная дозировка синтетического токоферола не может превышать 1000 мг. Избыток витамина Е может быть довольно опасным. Именно поэтому врачи не рекомендуют начинать пить препарат самостоятельно.

Гипервитаминоз токоферола приводит к:

  • Снижению функции почек;
  • Нарушению работы печени;
  • Нарушению работы нервной системы.

Передозировка витамина делает мышцы более упругими, что недопустимо на последних сроках беременности. Обычно врачи рекомендуют пить синтетический витамин только в первом триместре. Он противопоказан на поздних акушерских сроках.

Также нужно знать, что прием токоферола несовместим с приемом железосодержащих препаратов. Витамин Е разрушает железо.

Беременность — счастливый, но сложный период женщины. В это время на ее организм ложится двойная нагрузка, и ему требует дополнительная помощь. Даже простая простуда может стать серьезным испытанием, поэтому очень важно оказать дополнительную поддержку иммунной системе. Прием Синупрета при беременности может оказать такую помощь. И хотя у него существует несколько форм выпуска, врач, скорее всего, вам пропишет прием его в виде драже.

Но это не единственный способ поднять иммунитет. В этой статье мы уже рассказывали о применении Эпиген спрея при беременности. Этот препарат служит для повышения местного иммунитета, но может иметь и побочные действия. Главное соблюдать срок лечения и дозировку предписанную врачом.

Отзывы

В сети интернет можно найти отзывы женщин, которые сталкивались с необходимостью приема витамина Е или по каким-то причинам отказались от него. Вот некоторые из отзывов:

Елена, 25 лет

«Витамин Е мне прописал гинеколог еще на этапе планирования. Начала пить препарат я со второй фазы менструального цикла. Забеременеть мне удалось уже во втором цикле. Весь первый триместр я принимала по 2 капсулы витамина в день. Врач отменил препарат на 11 акушерской неделе. Возможно, именно благодаря серьезному подходу к вынашиванию малыша я родила здорового ребенка».

Ольга, 27 лет

«Мне не назначали токоферол при беременности. Врач сказал, что при наличии полноценного питания в дополнительном приеме нет необходимости».

Евгения, 31 год

«Мне прописали витамин Е, так как проблемы с циклом у меня были давно и я долго не могла забеременеть. После 3 месяцев приема препарата цикл начал восстанавливаться и вскоре я поняла, что беременна».

Видео в помощь будущим мамам

Сюжет о необходимости витамина Е при планировании беременности.

Общие сведения о витамине Е (токофероле): источники витамина и другая полезная информация о нем.

Читайте также:

Arpimed

Если Вы беременны, планируете забеременеть или кормите грудью обратитесь за советом к Вашему лечащему врачу или фармацевту, прежде чем принимать любые препараты.

Если Ваш лечащий врач предупредил, что у Вас непереносимость к некоторым видам сахаров, свяжитесь с Вашим лечащим врачом, прежде чем принимать данный препарат, поскольку он содержит лактозу.

Как принимать Фолиевую кислоту

Следует всегда принимать Фолиевую кислоту в точности так, как предписано Вашим лечащим врачом. Если у Вас есть сомнения, Вы должны проконсультироваться с врачом или фармацевтом.

Проглатывайте таблетки, запивая водой.

 

Дозирование

Взрослые (включая пожилых людей):

  • Для лечения фолиеводефицитной анемии: 5 мг в день (5 таблеток по 1 мг) в течение 4 месяцев, которая может быть увеличена до максимум 15 мг в день.
  • Для предотвращения дефицита фолиевой кислоты, вызванного некоторыми препаратами: 5 мг в день (5 таблеток по 1 мг) в течение 4 месяцев, которая может быть увеличена максимум до 15 мг в день.
  • Для предотвращения дефицита фолиевой кислоты, вызванного длительным разрушением эритроцитов (гемолитической анемией) или почечным диализом: 5 мг (5 таблеток по 1 мг) каждые 1 — 7 дней.
  • Для предотвращения развития дефектов нервной трубки плода (например, расщепление позвоночника) у женщин с повышенным риском его развития у плода: 5 мг (5 таблеток по 1 мг) за день до предполагаемой беременности, продолжить в течение первого триместра беременности.
  • Для лечения дефицита фолиевой кислоты во время беременности: 5 мг (5 таблеток по 1 мг) в день продолжить до рождения ребенка.

 

Дети:

Для маленьких детей рекомендуется использовать более удобную лекарственную форму препарата.

  • Для лечения фолиеводефицитной анемии: Дети 1-18 лет: 5 мг в день (5 таблеток по 1 мг) в течение 4 месяцев. Поддерживающая доза составляет 5 мг каждые 1 -7 дней.
  • Для лечения гемолитической анемии и метаболических расстройств: Дети 1-12 лет: 2.5 мг — 5 мг 1 раз в день (2.5 — 5 таблеток по 1 мг).

Дети 12-18 лет: 5 мг — 10 мг 1 раз в день (5 — 10 таблеток по 1 мг).

  • Для предотвращения дефицита фолиевой кислоты при почечном диализе: Дети 1-12 лет: 250 мкг/кг массы тела (максимум до 10 мг) (до 10 таблеток по 1 мг) в день.

Дети 12-18 лет: 5 — 10 мг (5 — 10 таблеток по 1 мг) в день.

 

Если Вы приняли больше Фолиевой кислоты, чем рекомендовано

Если Вы (или кто-то другой) одновременно приняли большое количество таблеток, или если Вы думаете, что Ваш ребенок случайно проглотил таблетки, немедленно свяжитесь с сотрудниками скорой помощи ближайшей больницы или сообщите Вашему врачу.

 

Если Вы забыли принять Фолиевую кислоту

Если Вы забыли принять очередную дозу препарата, примите ее как только вспомните, затем примите следующую дозу в обычное рекомендованное время. Не принимайте двойную дозу, чтобы возместить пропущенный прием.

для чего нужна, польза, сколько принимать

Фолиевая кислота пользуется широким спросом, особенно среди женщин, благодаря своим полезным и незаменимым свойствам. Не зря же ее второе название витамин красоты. Она не только помогает предотвратить преждевременное старение, но и организовать полноценную работу всех органов. Эндокринная, сердечно-сосудистая и костно-мышечная системы будут работать в нормальном режиме, если своевременно предотвращать дефицит витамина. К тому же, кислота замечательно справляется с задачей блокировки веса.

Фолиевая кислота для женщин

Благодаря регулярному восстановлению запаса фолиевой кислоты женщина может надолго сохранить, а главное продлить свою молодость. Этот волшебный витамин регенерирует появление новых клеток и обеспечивает сохранение старых. Как результат, кожа надолго остается свежей и гладкой, волосы становятся густыми и блестящими, а ногти крепкими. 

Регулярное пополнение запаса витамина В9 повышает женское настроение. Особенно это помогает при ПМС и климаксе. Именно в этот период, женское состояние отличается повышенной нервозностью и перевозбудимостью.

Женщинам после 40 лет особенно важно регулярно принимать витамин красоты, который помогает нормализовать работу желудка и кишечника и ускоряет обмен веществ. Благодаря В9 улучшается всасываемость полезных веществ. Очень ценная функция фолиевой кислоты заключается в предотвращении возникновения нежелательных симптомов, которые возникают в результате гормональных перестроек при наступлении климакса.

Польза фолиевой кислоты при беременности

Фолиевая кислота занимает 1 место в списке препаратов, которые лечащий врач прописывает женщине, которая планирует завести ребенка или уже находится в положении. Она по сути является витамином В9, который легко растворяется в воде и активно влияет на ряд фундаментальных процессов в организме человека. Акушеры всего мира говорят о том, что фолиевая кислота при беременности на ранних сроках и при планировании беременности крайне важна. Она непосредственно влияет на состояние беременной и развитие плода. Ее дефицит не только усложняет течение беременности, но и процесс зачатия.

Сознательные будущие мамы обязательно должны регулярно пополнять дефицит витамина В9. Согласно научных исследований в 80% случаев регулярный прием витамина предотвращает возможность появления врожденных пороков плода.

Беременным же особенно важно употребление фолиевой кислоты. Чтобы выносить здорового ребенка организму требуется большое количество витамина, поэтому все его запасы у будущей мамы быстро исчерпываются. Их необходимо регулярно пополнять. К тому, же фолиевая кислота самостоятельно образовывается в организме в очень маленьких дозах, которых для беременной недостаточно.

Регулярное употребление витамина особенно важно будущим мамам, находящимся в первом триместре. В этот период закладываются основные плода, происходит формирование нервной трубки, от которой напрямую зависит развитие всей нервной системы. Дефицит витамина в первом триместре может привести к выкидышу или к серьезным нарушениям формирования плода. Результатом дефицита фолиевой кислоты для новорожденного могут стать:

  • различные заболевания психики;
  • неврозы;
  • отставание в умственном развитии.

Поэтому фолиевая кислота при вынашивании плода (особенно в 1 триместре) обязательно должна регулярно поступать в женский организм в достаточном количестве. После рождения малыша важно не прерывать прием фолиевой кислотой матерью, поскольку грудной ребенок получает этот витамин только через грудное молоко. А для малыша, который активно растет, кислота крайне важна. Она входит в состав всех клеток организма, поэтому является своеобразным строительным материалом, запасы которого нужно регулярно пополнять.  

Преимущества употребления для беременных:

  • исключение вероятности развития анемии;
  • предотвращение преждевременных родов;
  • улучшение настроения;
  • обеспечение здорового сна.

Польза фолиевой кислоты для плода:

  • обеспечение нормального развития всех жизненных органов и систем;
  • предотвращение развития нарушений нервной системы.

Продукты с высоким содержанием фолиевой кислоты

Природа наделила свежие фрукты и овощи большим количеством фолиевой кислоты. Поэтому врачи для пополнения запаса витамина в организме рекомендуют регулярно употреблять в пищу петрушку, салат, бобовые, арахис и апельсины. Большой запас витамина содержит в себе печень, почки, мясо, молоко и яйца.

Продукты питания, насыщенные В9, приведены в таблице:

Но стоит отметить, что большая часть фолиевой кислоты разрушается при длительном хранении пищевых продуктов и под воздействием горячей воды. Поэтому специалистами настоятельно рекомендуется регулярное пополнение запаса в составе специальных комплексов.

Дозировка фолиевой кислоты для женщины

  1. Суточная потребность женского организма в витамине составляет 200 мкг. Специалисты рекомендуют увеличивать суточную дозу приема до 500 мкг в зимний и весенний период. Женский организм особенно остро нуждается в повышенной дозе в стрессовой ситуации или же в случае наступления нервного заболевания или депрессии.
  2. Организму беременной женщины требуется увеличенная доза фолиевой кислоты — 400 мкг в день. В исключительных случаях (например, при остром недостатке витамина, малокровии) дозировка для будущей мамы может быть увеличена до 800 мкг.
  3. В период планирования беременности специалисты настоятельно рекомендуют употреблять витамина больше обычного (в сутки до 600 мкг). Именно в этот период врачи советуют своим пациентам накопить запас фолиевой кислоты. Тем более, что переизбыток витамина не опасен для женщины. 
  4. Во время кормления грудью женщине необходимо увеличивать суточную дозу на 100 мкг, потому что в этот период часть своего запаса вместе с грудным молоком она отдает малышу. Как принимать фолиевую кислоту при беременности на консультации должен рассказать лечащий врач. Аннотация рекомендует принимать ее внутрь после еды, желательно в первой половине дня.

Вывод один: согласно современным исследованиям специалистов фолиевая кислота для будущей или новоиспеченной мамы является полезной и не заменимой. Устранение ее дефицита в организме поможет избежать проблем со здоровьем, как новорожденного, так и ее самой.

Как правильно принимать витамин E

Витамин Е находится в ряде продуктов питания. Однако часто его количества недостаточно для хорошего самочувствия и крепкого здоровья.

При дефиците витамина Е в организме врачи рекомендуют прием препаратов (или витаминных комплексов) синтетического происхождения.

Преимуществом таких средств является легкое усвоение данного витамина в организме и отсутствие побочных эффектов, а также минимальный список противопоказаний. Но для получения максимального эффекта следует соблюдать правила приема и дозировки, указанные в инструкции к препарату.

Основные правила приема витамина Е

Витамин Е нельзя принимать вместе с витамином D. Если планируется пить комплекс витаминов, то следует внимательно изучить информацию на этикетке. Возможен вариант, что комплексный препарат уже включает данный витамин. Тогда дополнительный его прием в виде отдельного средства запрещен. В противном случае неизбежна передозировка, которая также опасна, как и дефицит витамина.

Совместимость витаминов

Витамины А и С совместимы с витамином Е. Их рекомендовано принимать вместе, так как таким образом все они лучше усваиваются.

Противопоказания к применению

В случае тяжелых сердечно-сосудистых заболеваний назначение дополнительного приема данного витамина – прерогатива врача-кардиолога. Витамин Е не назначается при некоторых психических заболеваниях, например, эпилепсии.

Дозировки Вит. Е

Дозировка указана в инструкции, это 15 мг. Во время беременности по медицинским показаниям эта доза может быть увеличена врачом-гинекологом, наблюдающим женщину.

Курсы приема

Срок составляет месяц, если врач не назначил другой способ применения. После курса делается перерыв 30 дней, и лечение повторяют, если это необходимо. При крайне редко встречающейся передозировке может появиться понос, тошнота и рвота или подняться кровяное давление.

Комбинированное лечение витамином Е и витамином С снижает окислительный стресс и улучшает исход плода при экспериментальной диабетической беременности

Животные.

Самок крыс Sprague Dawley массой приблизительно 250 г сделали диабетом с помощью внутривенного введения. инъекция 40 мг / кг СТЗ (любезный подарок от Pharmacia and Upjohn, Каламазу, штат Мичиган, США). Крыс содержали в Лаборатории ресурсов животных Биомедицинского центра в Упсале и подвергали 12-часовому циклу темноты / 12-часовому свету. Уровень глюкозы в крови измеряли (анализатор глюкозы 2, Beckman Instruments, Fullerton, CA, U.S.A.) в крови хвостовой вены через 1 неделю после введения СТЗ. Диабет определялся как концентрация глюкозы в крови> 20 мМ. Затем крыс спаривали в течение ночи с нормальными крысами-самцами той же линии; d 0 беременности определяли как день появления спермы в вагинальном мазке. Пищевой порошок был приготовлен из коммерческих пищевых гранул R36 (Lactamin AB, Стокгольм, Швеция). Пищевые продукты с витаминными добавками готовили путем смешивания гидросукцината dl-α-токоферола (E. Merck, Дармштадт, Германия) и 1 (+) — аскорбата натрия (Prolabo, Fontenay, Франция) в порошкообразную пищу.Пищу с витаминными добавками использовали в тот же день или на следующий день после приготовления, в этом случае ее хранили в герметично закрытых пластиковых пакетах при температуре 8 ° C в темноте в течение ночи. Все крысы имели свободный доступ к водопроводной воде.

Крысы были нормальными (без инъекции STZ; N) или явно диабетическими (MD). Каждая из этих групп была разделена на три подгруппы, так что одна группа получала сухую пищу без добавок, а другие группы получали порошкообразную пищу с добавкой 0,5% витамина Е и 1% витамина С (вес / вес) или 2% витамина Е и 4% витамина. С.Добавленные группы далее обозначаются 0,5 + 1 и 2 + 4, соответственно, с префиксом N для обозначения нормальных матерей или MD для матерей с явно диабетом. Диета с порошковой пищей была начата за несколько дней до спаривания. На 20 день беременности крыс умерщвляли; они были анестезированы эфиром, и кровь была взята в гепаринизированные пробирки из брюшной аорты. Пробирки центрифугировали при 1500 × g в течение 10 мин для получения плазмы, которую немедленно замораживали в жидком азоте и после этого хранили при -135 ° C.Материнскую печень взвешивали, разрезали на части и замораживали в жидком азоте. Плоды и их плаценты были извлечены из матки и исследованы на предмет грубых морфологических аномалий. Чаще всего наблюдались пороки развития нижней челюсти, , то есть микрогнатия и агнатия. Мертвые плоды были названы резорбциями. Резорбции с массой> 0,1 г назывались большими, а с массой ≤0,1 г — малыми; большие резорбции имели вид плода, тогда как маленькие резорбции представляли собой небольшие комочки неорганизованной ткани.Долю резорбций рассчитывали по отношению к общему количеству имплантаций на помет. Долю уродливых плодов рассчитывали как процент от общего количества живых плодов в помете. Плоды и их плаценты были взвешены; по четыре плаценты из каждого помета замораживали в жидком азоте и хранили при -135 ° C. Печень тех же четырех плодов извлекали, взвешивали и хранили до биохимического анализа (см. Ниже). Ткань разморозили и гомогенизировали в ледяной дистиллированной воде при концентрации 0.2 г / мл и после этого держали на льду.

Измерение α-токоферола.

α-Токоферол измеряли, как описано Симаном и Эриксоном (29). Вкратце, 500 мкл гомогената ткани или плазмы смешивали с 500 мкл метанола (E. Merck). Добавляли два миллилитра гексана и образцы вручную встряхивали в течение 3 минут, затем центрифугировали при 1500 × g в течение 10 минут и собирали гексановую фазу. Образцы печени плода концентрировали в 10 раз путем сушки в потоке газообразного азота.Образцы разделяли с помощью ВЭЖХ с использованием амино-колонки Spherisorb (4,6 × 250 мм, Phase Separation, Deeside, U.K.). Система была изократической с изооктаном / трет-бутилметиловым эфиром / метанолом (75 об. / 25 об. / 5 об.) В качестве подвижной фазы и потоком 1 мл / мин. Выходящий поток анализировали флуорометрически с длиной волны возбуждения 295 нм и длиной волны испускания 327 нм. В качестве флуориметра использовали Shimadzu RF-10A (Shimadzu Corporation, Киото, Япония). Значения образцов сравнивали со значениями стандартных образцов, приготовленных из α-токоферола (E.Мерк).

Измерение аскорбиновой кислоты.

Анализ аскорбиновой кислоты проводили, как описано Jagota и Dani (34). Стандартные образцы готовили на дистиллированной воде из аскорбиновой кислоты (E. Merck). Двести микролитров гомогената плазмы или ткани осаждали на льду 800 мкл трихлоруксусной кислоты (E. Merck) в течение 5 минут, а затем центрифугировали при 12000 × g в течение 5 минут. Затем 500 микролитров супернатанта разбавляли дистиллированной водой до 2 мл.К образцам добавляли двести микролитров раствора Folin-Ciocalteaus (E. Merck), разведенного 1:10 в дистиллированной воде, которые затем сразу же перемешивали. Через 10 мин оптическую плотность при 760 нм измеряли с помощью спектрофотометра Beckman DU-65 (Beckman Instruments).

Измерение TBARS.

TBARS определяли флуорометрическим методом после кипячения образцов с тиобарбитуровой кислотой. Двести микролитров плазмы или гомогената ткани материнской печени или 20 мкл гомогената печени плода нагревали до 97 ° C в течение 60 мин вместе с 750 мкл 0.19 мМ H 3 PO 4 . Стандартные образцы были приготовлены из малонового диальдегид-бис (диэтилацеталь) (Merck-Schuchart, Schuchart, Германия). Затем образцы осаждали смесью метанола и 1 М NaOH (91: 9) и центрифугировали при 12000 g в течение 5 минут. Флуоресценцию надосадочной жидкости измеряли с длиной волны возбуждения 532 нм и длиной волны излучения 553 нм с использованием люминесцентного спектрофотометра Perkin-Elmer LS 5B (Perkin-Elmer / Cetus, Norwalk, CT, U. С.А.).

Измерение карбонилирования белков.

Печень плода обрабатывали ультразвуком в ледяном фосфатном буфере, pH 7,2, а затем обработали ультразвуком в соответствии с инструкциями набора OxyBlot Oxidized Protein Detection Kit (Oncor, Gaithersburg, MD, USA). Вкратце, карбонильные группы были преобразованы в 2,4-динитрофенилгидразон с использованием 2,4-динитрофенилгидразина путем инкубации образцов с 2,4-динитрофенилгидразином в течение 15 минут. Затем к образцам добавляли раствор нейтрализации, содержащий β-меркаптоэтанол, чтобы остановить дериватизацию.Образцы разделяли на 11% полиакриламидных гелях. Вестерн-блоттинг проводился со всеми четырьмя группами (N, MD, MD 0,5 + 1 и MD 2 + 4), представленными на каждом геле. BSA (ICN Biomedicals Inc., Аврора, Огайо, США) использовали для блокировки фильтров на ночь. Фильтры инкубировали в течение 1 ч в каждом из первичных (против гидразоновых групп) и вторичных антител и трижды промывали PBS-Tween после каждой инкубации. Были выполнены реакции хемилюминесценции, и Kodak Biomax MR (Eastman Kodak Company, Рочестер, штат Нью-Йорк, США). S.A.) пленки экспонировались в течение 2 мин. После этого фильтры окрашивали на белки амидовой сажей (0,5% нафтоловой синих черных, 50% метанола, 10% уксусной кислоты), и оба фильтра и пленки сканировали в денситометре. Было рассчитано отношение OxyBlot к белку, и значения для каждого образца были выражены как процент отношения образца к отношению среднего значения всех образцов на этом геле, содержащих по одному образцу из каждой экспериментальной группы (N, MD 2 + 4, MD 0,5 + 1 и MD).

Статистический анализ.

Дисперсионный анализ с использованием апостериорного теста Бонферрони / Данна и χ 2 статистики с точным значением Фишера p , если применимо. Различия между средними считали значимыми, когда p <0,05. Анализы выполняли с использованием программного обеспечения Statview (SAS Institute Inc., Кэри, Северная Каролина, США) для компьютеров Macintosh.

Руководству по уходу и использованию лабораторных животных (публикация 85–23 Национального института здравоохранения, пересмотренная в 1985 г. ) соблюдалось, и все экспериментальные процедуры на животных были одобрены Комитетом по этике животных медицинского факультета Упсальского университета.

Фолиевая кислота | CDC

CDC призывает всех женщин репродуктивного возраста ежедневно принимать 400 микрограммов (мкг) фолиевой кислоты в дополнение к еде с фолиевой кислотой из разнообразного рациона, чтобы помочь предотвратить некоторые серьезные врожденные дефекты головного мозга ребенка (анэнцефалия) и позвоночника ( spina bifida).

О фолиевой кислоте

Фолиевая кислота — это витамин B. Наше тело использует его для создания новых клеток. Подумайте о коже, волосах и ногтях. Эти и другие части тела производят новые клетки каждый день.Фолиевая кислота — это синтетическая (то есть обычно не встречающаяся в природе) форма фолиевой кислоты, используемая в добавках и в обогащенных продуктах, таких как рис, макароны, хлеб и некоторые хлопья для завтрака

Почему фолиевая кислота важна до и во время беременности

Когда ребенок развивается на ранних сроках беременности, фолиевая кислота помогает формировать нервную трубку. Фолиевая кислота очень важна, потому что она может помочь предотвратить некоторые серьезные врожденные дефекты головного мозга ребенка (анэнцефалия) и позвоночника (расщелина позвоночника).

Женщинам репродуктивного возраста необходимо 400 мкг фолиевой кислоты ежедневно

  • Все женщины репродуктивного возраста должны получать 400 мкг фолиевой кислоты каждый день, чтобы получать достаточно фолиевой кислоты для предотвращения некоторых врожденных дефектов, потому что
    • Около половины беременностей в США являются незапланированными, а
    • Основные врожденные дефекты головного или спинного мозга ребенка возникают на очень ранних сроках беременности (через 3-4 недели после зачатия), прежде чем большинство женщин узнают о своей беременности.
  • При приеме фолиевой кислоты более высокая доза, чем 400 мкг фолиевой кислоты каждый день, не обязательно лучше для предотвращения дефектов нервной трубки, если врач не рекомендует принимать больше из-за других состояний здоровья.
    • При планировании беременности женщинам, у которых уже была беременность, вызванная дефектом нервной трубки, следует проконсультироваться со своим лечащим врачом. CDC рекомендует этим женщинам употреблять 4000 мкг фолиевой кислоты каждый день за месяц до беременности и в течение первых 3 месяцев беременности.

Узнайте больше о рекомендациях CDC по фолиевой кислоте здесь.
Узнайте больше о рекомендуемом уровне потребления фолиевой кислоты здесь.

Когда начинать прием фолиевой кислоты

Каждой женщине репродуктивного возраста необходимо ежедневно получать фолиевую кислоту, независимо от того, планирует она забеременеть или нет, чтобы способствовать выработке новых клеток.

Фолиевая кислота и фолиевая кислота — это одно и то же?

Термины «фолат» и «фолиевая кислота» часто используются как синонимы, хотя они и различны. Фолиевая кислота — это общий термин для описания многих различных типов витамина B9.

Типы фолиевой кислоты могут включать

  • Дигидрофолат (DHF)
  • Тетрагидрофолат (THF)
  • 5,10-метилентетрагидрофолат (5,10-метилен-ТГФ)
  • 5-метилтетрагидрофолат (5-метил-ТГФ или 5-МТГФ)

Обогащение пищевых продуктов — это способ добавить в пищу витамины или минералы, или и то, и другое.Некоторые рис, макароны, хлеб и хлопья для завтрака обогащены фолиевой кислотой. Эти продукты имеют маркировку «обогащенные». Фолиевая кислота — это особый тип фолиевой кислоты, который обычно не встречается в природе .

Фолиевая кислота идеально подходит для обогащения пищевых продуктов. Он более стабилен, чем виды натурального пищевого фолата. Тепло и свет могут легко расщепить натуральный пищевой фолат. Фолиевая кислота лучше подходит для обогащения продуктов питания, потому что многие обогащенные продукты, такие как хлеб и макаронные изделия, уже готовятся. 6

CDC рекомендует женщинам репродуктивного возраста, которые могут забеременеть, ежедневно употреблять не менее 400 микрограммов (мкг) фолиевой кислоты. Однако сложно получить 400 мкг фолиевой кислоты только с пищей. Вы можете получать 400 мкг фолиевой кислоты каждый день, принимая витамины с фолиевой кислотой, употребляя обогащенные продукты или их комбинацию, а также придерживаясь сбалансированной диеты, богатой натуральным фолатом.

Как получить достаточно фолиевой кислоты для предотвращения дефектов нервной трубки

Помимо употребления в пищу продуктов с фолиевой кислотой из разнообразного рациона, женщины могут получать фолиевую кислоту из

  • Принимая витамин, содержащий фолиевую кислоту:
    • Большинство витаминов, продаваемых в США, содержат рекомендуемое дневное количество фолиевой кислоты (400 мкг), необходимое женщинам для предотвращения дефектов нервной трубки.Витамины можно найти в большинстве местных аптек, продуктовых магазинов или дисконтных магазинов.
  • Употребление обогащенных продуктов:
    • Фолиевую кислоту можно найти в хлебе, хлопьях для завтрака и кукурузной муке.
  • Получение комбинации двух: приема витамина, содержащего фолиевую кислоту, и употребления обогащенных продуктов.

Если вы принимаете фолиевую кислоту по причинам, не связанным с профилактикой дефекта нервной трубки, поговорите со своим врачом.

Узнайте больше о том, где найти фолиевую кислоту в США, здесь.

Дополнительная информация

Для получения дополнительной информации посетите страницу часто задаваемых вопросов.

Вы также можете связаться с CDC-INFO на английском или испанском языках:

Витамины C, E не влияют на риск преждевременных родов

Эми Нортон, Reuters Health

НЬЮ-ЙОРК (Reuters Health) — Прием высоких доз витаминов C и E во время беременности не может повлиять на риск преждевременных родов у женщины. к новому исследованию.

Результаты показывают, что, несмотря на доказательства связи дефицита витамина С с преждевременными родами, добавки антиоксиданта не являются эффективным средством профилактики — по крайней мере, для женщин со средним риском преждевременных родов.

Вместе с результатами другого недавнего исследования, результаты свидетельствуют против дальнейшего изучения витаминов С и Е у этих женщин, сообщают исследователи в журнале «Акушерство и гинекология».

Некоторые прошлые исследования выявили связь между дефицитом витамина С и повышенным риском преждевременных родов, в том числе вызванных так называемым преждевременным разрывом плодных оболочек, когда у женщины «отходит вода» до того, как беременность достигла полного срока и роды начались.

Кроме того, считается, что витамин С играет роль в поддержании плаценты и мембран, окружающих плод во время беременности, возможно, ограничивая так называемый окислительный стресс.

Итак, исследователи изучали, могут ли витамины С и Е, как антиоксиданты, помочь снизить риск не только преждевременных родов, но и преэклампсии — осложнения беременности, отмеченного внезапным повышением артериального давления и накоплением белка в моче. .

Это последнее исследование представляет собой новый анализ клинического исследования, финансируемого правительством США, опубликованного ранее в этом году, показывающего отсутствие пользы витаминов C и E в снижении риска преэклампсии.

Для исследования исследователи случайным образом отобрали 10 154 беременных женщин, которые принимали либо комбинацию витаминов C и E, либо неактивные таблетки плацебо, начиная где-то между 9-й и 16-й неделями беременности.Все женщины имели неосложненную беременность и не подвергались повышенному риску преждевременных родов.

Женщины из группы витаминов принимали 1000 мг витамина C и 400 МЕ витамина E в день — намного больше, чем 85 мг витамина C и 22 МЕ (или около 15 мг) витамина E, обычно рекомендуемые во время беременности.

В целом, у 7 процентов женщин в группах витаминов и плацебо были преждевременные роды.

Это открытие перекликается с результатами другого недавнего клинического испытания, в котором женщины, получавшие такие же дозы витаминов C и E, имели такую ​​же частоту преждевременных родов, что и те, кто получал таблетки плацебо, отмечают исследователи, возглавляемые доктором Дж.Джон К. Хаут из Университета Алабамы в Бирмингеме.

И в этом испытании женщины, принимавшие витамины, имели более высокий уровень преждевременных родов, вызванных преждевременным разрывом плодных оболочек — чуть менее 5 процентов по сравнению с примерно 2 процентами в группе плацебо.

Отсутствие преимуществ в этом последнем исследовании неудивительно, по словам доктора. Исаак Маньонда и Викрам Талауликар из Лондонского университета Святого Георгия в Великобритании, которые не принимали участия в исследовании.

«Это связано с тем, что сама идея о том, что эти витамины в указанных дозах могут действовать как антиоксиданты, в корне ошибочна», — заявили исследователи Reuters Health в электронном письме.

Они отметили, что в исследованиях на животных, в которых витамин С продемонстрировал потенциально предотвращающую заболевание антиоксидантную активность, использовались очень высокие дозы витамина — что у людей составляет целых 20 граммов в день. Человеческое тело не может усвоить такой уровень витамина С, принятый перорально.

Более того, текущие результаты согласуются с рядом клинических испытаний, в которых не удалось продемонстрировать пользу витаминов C и E в снижении риска преэклампсии.

«Сейчас восемь крупных международных исследований, которые были завершены и опубликованы за последние десять лет, — отметили Маньонда и Талауликар, — и ни одно не показало пользу витаминов С и Е в профилактике или облегчении преэклампсии.

Наряду с отсутствием воздействия на преждевременные роды, команда Хаута также не обнаружила преимуществ в отношении ряда других осложнений беременности или новорожденных, включая выкидыш, мертворождение и низкий вес при рождении.

«Наши результаты, — пишут исследователи, — взятые в контексте с аналогичными испытаниями, касающимися добавок витаминов C и E, не подтверждают ни клиническое использование для предотвращения спонтанных преждевременных родов или их неонатальных последствий, ни дальнейшие испытания этого лечения в аналогичных условиях». группы низкого риска.”

ИСТОЧНИК: link.reuters.com/typ86n Акушерство и гинекология, сентябрь 2010 г.

Витамин B6 от утреннего недомогания

Обзор темы

Исследования показывают, что прием витамина B6 от утреннего недомогания значительно уменьшает тошноту , но не рвоту. , для многих беременных. Не было никаких признаков вреда для плода при употреблении витамина B6. сноска 1

Типичная доза витамина B6 при утреннем недомогании составляет от 10 до 25 мг 3 раза в день. сноска 2

Проконсультируйтесь со своим врачом, прежде чем принимать витамин B6 от утреннего недомогания.

Прием более 100 мг витамина B6 в день может вызвать временное повреждение нервов.

Список литературы

Цитаты

  1. Фестин М (2014). Тошнота и рвота на ранних сроках беременности. Клинические данные BMJ . http://clinicalevidence.bmj.com/x/pdf/clinical-evidence/en-gb/systematic-review/1405.pdf. По состоянию на 23 июня 2014 г.
  2. Комитет по акушерской практике (2018). Тошнота и рвота при беременности. Бюллетень практики ACOG № 189. Акушерство и гинекология , 131 (1): e15 – e30. DOI: 10.1097 / AOG.0000000000002456. По состоянию на 18 июля 2018 г.

Кредиты

Текущий по состоянию на:
8 октября 2020 г.

Автор: Healthwise Staff
Медицинский обзор:
Сара Маршалл, доктор медицины, семейная медицина
Адам Хусни, доктор медицины, семейная медицина
Кэтлин Ромито, доктор медицины, доктор медицины, семейная медицина
Киртли Джонс, доктор медицины, акушерство и гинекология

По состоянию на 8 октября 2020 года

Автор:
Здоровый персонал

Медицинское обозрение: Сара Маршалл — семейная медицина и Адам Хусни — семейная медицина и Кэтлин Ромито — семейная медицина и Киртли Джонс — акушерство и гинекология

Festin M (2014). Тошнота и рвота на ранних сроках беременности. Клинические данные BMJ . http://clinicalevidence.bmj.com/x/pdf/clinical-evidence/en-gb/systematic-review/1405.pdf. По состоянию на 23 июня 2014 г.

Комитет по акушерской практике (2018). Тошнота и рвота при беременности. Бюллетень практики ACOG № 189. Акушерство и гинекология , 131 (1): e15-e30. DOI: 10.1097 / AOG.0000000000002456. По состоянию на 18 июля 2018 г.

Витамин E | Источник питания

Витамин Е — жирорастворимый витамин в нескольких формах, но альфа-токоферол — единственный, который используется человеческим организмом.Его основная роль — действовать как антиоксидант, улавливая свободные электроны — так называемые «свободные радикалы», которые могут повредить клетки. [1] Он также усиливает иммунную функцию и предотвращает образование тромбов в сердечных артериях. Витамины-антиоксиданты, в том числе витамин E, привлекли внимание общественности в 1980-х годах, когда ученые начали понимать, что повреждение свободными радикалами связано с ранними стадиями атеросклероза, вызывающего закупорку артерий, а также может способствовать развитию рака, потере зрения и многим другим. хронические состояния.Витамин Е обладает способностью защищать клетки от повреждения свободными радикалами, а также снижать выработку свободных радикалов в определенных ситуациях. Однако противоречивые результаты исследования ослабили некоторые перспективы использования высоких доз витамина Е для предотвращения хронических заболеваний.

Рекомендуемая сумма

Рекомендуемая доза витамина Е для мужчин и женщин в возрасте от 14 лет и старше составляет 15 мг в день (или 22 международных единицы, МЕ), включая беременных женщин.Кормящим женщинам нужно немного больше — 19 мг (28 МЕ) в день.

Витамин Е и здоровье

Сердечно-сосудистые заболевания

Какое-то время добавки витамина Е казались простым способом предотвратить сердечно-сосудистые заболевания. Крупные обсервационные исследования показали пользу добавок витамина Е, тогда как контролируемые клинические испытания дали неоднозначные результаты.

Полученное пособие

  • Наблюдательные исследования: Исследование здоровья медсестер [2] и последующее исследование медицинских работников [3] предложили снижение риска сердечных заболеваний на 20-40% среди лиц, принимавших добавки витамина Е (обычно содержащие 400 МЕ или более) минимум два года. [4]
  • Рандомизированные контролируемые испытания: В исследовании «Здоровье женщин», в котором наблюдали почти 40 000 здоровых женщин в течение 10 лет, добавки витамина Е в дозе 600 МЕ, принимаемые через день, существенно не снижали риск так называемых «серьезных сердечных приступов» (сердечные приступ, инсульт или смерть от сердечно-сосудистых заболеваний). Но в выводах были некоторые обнадеживающие новости: когда эти основные сердечные события были проанализированы отдельно, добавление витамина E было связано с 24% снижением риска сердечно-сосудистой смерти.[5] А среди женщин в возрасте 65 лет и старше прием витамина Е снизил риск серьезных сердечных приступов на 26%. Более поздний анализ показал, что женщины, принимавшие добавки с витамином Е, также имели более низкий риск развития серьезных тромбов в ногах и легких, причем женщины с самым высоким риском таких тромбов получали наибольшую пользу. [6]

Пособия не найдены

  • Рандомизированные контролируемые испытания с участием людей, которые относились к группе высокого риска или имели болезни сердца в начале исследования. В исследовании GISSI Prevention Trial результаты были неоднозначными, но в большинстве случаев не было выявлено никаких профилактических эффектов после более чем трехлетнего лечения витамином E среди 11 000 выживших после сердечного приступа. [7] Результаты исследования «Оценка профилактики сердечно-сосудистых заболеваний» (HOPE) также показали отсутствие пользы от четырехлетнего приема добавок витамина Е у более чем 9 500 мужчин и женщин, у которых уже диагностировано сердечное заболевание или имеется высокий риск его. [8] Фактически, когда исследование HOPE было продлено еще на четыре года, исследователи обнаружили, что добровольцы, принимавшие витамин Е, имели более высокий риск сердечной недостаточности.[9]

На основании таких исследований Американская кардиологическая ассоциация пришла к выводу, что «научные данные не оправдывают использование антиоксидантных витаминных добавок (таких как витамин E) для снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний». [10] Возможно, что у людей, уже страдающих сердечными заболеваниями или подверженных высокому риску сердечных заболеваний, использование таких препаратов, как аспирин, бета-блокаторы и ингибиторы АПФ, маскирует умеренный эффект витамина Е, и что витамин Е может имеют преимущества среди более здоровых людей.

  • Рандомизированные контролируемые испытания на людях без сердечных заболеваний на исходном уровне. Рандомизированное контролируемое исследование SU.VI.MAX показало, что семь лет приема низких доз витамина Е (как часть ежедневного приема антиоксидантных таблеток) снижали риск рака и риск смерти от любой причины у мужчин, но не показали. эти благотворные эффекты у женщин; добавки не обеспечивали защиты от сердечных заболеваний у мужчин и женщин. [11] Неутешительные результаты были получены в ходе восьмилетнего рандомизированного контролируемого исследования «Здоровье врачей» II, в котором участвовало около 15 000 мужчин среднего возраста, большинство из которых не страдали сердечными заболеваниями на момент начала исследования.Исследователи обнаружили, что прием добавок витамина Е в дозе 400 МЕ через день, отдельно или с витамином С, не обеспечивает никакой защиты от сердечных приступов, инсультов или сердечно-сосудистых смертей. [12]

Более свежие данные вводят теорию о том, что добавки витамина Е могут иметь потенциальную пользу только для определенных подгрупп населения в целом. Например, испытание высоких доз витамина Е в Израиле показало заметное снижение сердечных заболеваний у людей с диабетом 2 типа, которые имели общую генетическую предрасположенность к более сильному окислительному стрессу.[13]

Рак

История о витамине Е и профилактике рака была немного менее обнадеживающей, чем история о витамине Е и сердечных заболеваниях. В целом, обсервационные исследования не показали, что витамин Е в пище или добавках обеспечивает надежную защиту от рака в целом или от конкретных видов рака. [14–23] Однако некоторые обсервационные и клинические испытания показали, что добавки витамина Е могут снизить риск прогрессирующего рака простаты у курильщиков. [16,24–26]

Рак простаты

Исследователи надеялись, что исследование по профилактике рака с использованием селена и витамина Е (SELECT) даст более окончательные ответы о витамине Е и раке простаты.18000 мужчин из SELECT были назначены на одну из четырех схем приема таблеток — витамин E плюс селен, витамин E плюс плацебо с селеном, селен плюс плацебо с витамином E или двойное плацебо — и должны были отслеживаться в течение 7–12 лет. Но исследователи приостановили исследование на полпути в 2008 году, когда ранние анализы показали, что витамин Е не оказывает никакого воздействия на рак или профилактику рака простаты. [27] Хотя испытание закончилось, исследователи продолжали следить за участниками. В 2011 году они сообщили о повышении риска рака простаты на 17% среди мужчин, которым назначен прием витамина Е; не было значительного повышения риска рака простаты среди мужчин, принимавших витамин Е и селен.[28]

Хотя эти результаты могут показаться тревожными, два других крупных испытания витамина Е и рака простаты дали совершенно разные результаты: например, рандомизированное испытание альфа-токоферола бета-каротина, в котором участвовали почти 30 000 финских курильщиков мужского пола в течение шести лет. [24] Было обнаружено, что мужчины, которым назначен ежедневный прием добавок витамина Е, имели на 32% меньший риск развития рака простаты и на 41% более низкий риск смерти от рака простаты, чем мужчины, получавшие плацебо. Защитный эффект витамина Е был наиболее сильным у мужчин, у которых рак развился достаточно далеко, чтобы его можно было обнаружить при клиническом обследовании.Между тем, крупное и долгосрочное исследование Physctors ’Health Study II показало, что добавки витамина Е не увеличивают и не снижают риск рака простаты или любого другого рака. [29]

Почему результаты SELECT по витамину Е и раку простаты так отличались от результатов более ранних исследований? Предыдущие исследования добавок витамина Е и рака простаты показали, что наибольшая польза от них наблюдается у курильщиков и мужчин с более поздними стадиями рака. [16,24–26] Однако в исследовании SELECT курильщиками были менее 10% мужчин, и у большинства из них был обнаружен рак на ранней стадии с помощью анализов крови на простатический специфический антиген (ПСА).[27,28] Многие раковые опухоли предстательной железы низкой степени злокачественности на ранней стадии, выявленные с помощью теста на уровень ПСА, не перерастут в рак простаты на поздних стадиях. Есть также свидетельства того, что при раке простаты на ранней и поздней стадии могут действовать разные процессы. Большое испытание препарата для предотвращения рака простаты показало противоположные эффекты при использовании на ранних стадиях, а не на поздних стадиях рака простаты. [30]

Имейте в виду, что в большинстве случаев рак простаты развивается медленно, и любое исследование, направленное на профилактику рака простаты, должно отслеживать мужчин в течение длительного времени.Остановив испытание SELECT на раннем этапе, невозможно определить, мог ли витамин Е помочь защитить от рака простаты у некоторых мужчин, если бы они продолжали испытание в течение более длительного периода времени. В очень немногих случаях в исследовании SELECT был рак простаты на поздних стадиях, что еще больше ограничивало интерпретацию результатов.

Заболевания зрения, связанные с возрастом

Шестилетнее исследование показало, что витамин Е в сочетании с витамином С, бета-каротином и цинком обеспечивает некоторую защиту от развития старческой дегенерации желтого пятна (ВМД), но не катаракты. люди, подвергавшиеся высокому риску заболевания.[31,32] Однако сам по себе витамин Е, похоже, не имеет большого преимущества против AMD или катаракты. [33,34]

Когнитивные функции и нейродегенеративные заболевания

Ученые, стремящиеся распутать причины болезней Альцгеймера, Паркинсона и других заболеваний мозга и нервной системы, сосредоточили внимание на роли, которую повреждения свободными радикалами играют в развитии этих заболеваний. [35] Но на сегодняшний день существует мало доказательств того, может ли витамин Е помочь защитить от этих заболеваний или что он приносит какую-либо пользу людям, которые уже страдают этими заболеваниями.

  • Деменция: Некоторые проспективные исследования показывают, что добавки витамина Е, особенно в сочетании с витамином С, могут быть связаны с небольшим улучшением когнитивных функций или снижением риска болезни Альцгеймера и других форм деменции, в то время как другие исследования не обнаружили любая такая выгода. [36–39] Трехлетнее рандомизированное контролируемое исследование с участием людей с легкими когнитивными нарушениями — часто предшественниками болезни Альцгеймера — показало, что ежедневный прием 2000 МЕ витамина Е не замедлил прогрессирование болезни Альцгеймера.[40] Однако имейте в виду, что прогрессирование от легкого когнитивного нарушения до болезни Альцгеймера может занять много лет, а это исследование было довольно коротким, так что это, вероятно, не последнее слово о витамине Е и деменции.
  • Болезнь Паркинсона: Некоторые, но не все проспективные исследования показывают, что увеличение потребления витамина Е из рациона, а не из высоких доз добавок, связано со снижением риска болезни Паркинсона. [41–43] У людей, которые уже болеют болезнью Паркинсона, добавки с витамином Е в высоких дозах не замедляют прогрессирование болезни.[44] В чем разница между витамином Е из пищевых продуктов и добавками? Возможно, что продукты, богатые витамином Е, например орехи или бобовые, содержат другие питательные вещества, защищающие от болезни Паркинсона. Требуются дополнительные исследования.
  • Боковой амиотрофический склероз (БАС): Одно крупное проспективное исследование, в котором в течение 16 лет наблюдали почти 1 миллион человек, показало, что люди, которые регулярно принимали добавки витамина Е, имели более низкий риск смерти от БАС, чем люди, никогда не принимавшие добавки витамина Е. .[45] Совсем недавно комбинированный анализ нескольких исследований с более чем 1 миллионом участников показал, что чем дольше люди принимали добавки с витамином Е, тем ниже у них риск БАС. [46] Однако клинические испытания добавок витамина Е у людей, уже страдающих БАС, в целом не показали какой-либо пользы. [47] Это может быть ситуация, когда витамин Е полезен для профилактики, а не лечения, но необходимы дополнительные исследования.

Источники пищи

Витамин Е содержится в растительных маслах, орехах, семенах, фруктах и ​​овощах.

  • Масло зародышей пшеницы
  • Масло подсолнечное, сафлоровое и соевое
  • Семечки подсолнечника
  • Миндаль
  • Арахис, арахисовое масло
  • Свекла, листовая капуста, шпинат
  • Тыква
  • Красный болгарский перец
  • Спаржа
  • Манго
  • Авокадо

Признаки дефицита

Поскольку витамин Е содержится в различных продуктах питания и добавках, дефицит U. С. редко. У людей с нарушениями пищеварения или недостаточным усвоением жиров (например, при панкреатите, муковисцидозе, целиакии) может развиться дефицит витамина Е. Ниже приведены общие признаки дефицита:

  • Ретинопатия (повреждение сетчатки глаза, которое может ухудшить зрение)
  • Периферическая невропатия (повреждение периферических нервов, обычно в руках или ногах, вызывающее слабость или боль)
  • Атаксия (потеря контроля над движениями тела)
  • Снижение иммунной функции

Токсичность

Нет данных о токсических эффектах витамина Е, который содержится в пищевых продуктах.Большинство взрослых, которые получают более 22 МЕ в день, принимают поливитамины или отдельные добавки витамина Е, которые содержат от 400 до 1000 МЕ в день. Не было сообщений о вредных побочных эффектах употребления добавок у здоровых людей. Однако существует риск обильного кровотечения, особенно при дозах более 1000 мг в день или если человек также принимает разжижающие кровь лекарства, такие как варфарин. По этой причине верхний предел витамина Е был установлен для взрослых от 19 лет и старше — 1000 мг в день (1465 МЕ) любой формы добавок токоферола.[1]

Знаете ли вы?

Из-за периодических сообщений о негативном влиянии добавок витамина Е на здоровье, ученые обсуждали, могут ли эти добавки быть вредными и даже повышать риск смерти.

Исследователи попытались ответить на этот вопрос, объединив результаты нескольких исследований. В одном из таких анализов авторы собрали и повторно проанализировали данные 19 клинических испытаний витамина Е, включая исследования GISSI и HOPE [48]; они обнаружили более высокий уровень смертности в исследованиях, в которых пациенты принимали более 400 МЕ добавок в день.Хотя этот метаанализ привлек заголовки, когда он был выпущен, есть ограничения на выводы, которые можно сделать из него. Некоторые выводы были основаны на очень небольших исследованиях. В некоторых из этих испытаний витамин E сочетался с высокими дозами бета-каротина, что само по себе было связано с повышенной смертностью. Кроме того, многие из испытаний высоких доз витамина Е, включенных в анализ, включали людей с серьезными сердечными заболеваниями или болезнью Альцгеймера. Другие метаанализы пришли к другим выводам.Поэтому неясно, применимы ли эти результаты к здоровым людям. Например, исследование «Здоровье врачей» II не обнаружило разницы в уровне смертности между участниками исследования, принимавшими витамин Е, и теми, кто принимал плацебо. [12]

Связанные

Витамины и минералы

Ссылки

  1. Институт медицины. Нормы потребления витамина C, витамина E, селена и каротиноидов с пищей . Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press; 2000 г.
  2. Штампфер MJ, Hennekens CH, Manson JE, Colditz GA, Rosner B, Willett WC. Потребление витамина Е и риск коронарной болезни у женщин. N Engl J Med . 1993; 328: 1444-9.
  3. Римм Э.Б., Штампфер М.Дж., Аскерио А., Джованнуччи Э., Колдиц Г.А., Виллетт В. Потребление витамина Е и риск ишемической болезни сердца у мужчин. N Engl J Med . 1993; 328: 1450-6.
  4. Rimm EB, Stampfer MJ. Антиоксиданты при сосудистых заболеваниях. Мед Клин Норт Ам .2000; 84: 239-49.
  5. Ли И.М., Кук Н.Р., Газиано Дж. М. и др. Витамин Е в первичной профилактике сердечно-сосудистых заболеваний и рака: исследование здоровья женщин: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA . 2005; 294: 56-65.
  6. Glynn RJ, Ridker PM, Goldhaber SZ, Zee RY, Buring JE. Влияние случайного распределения витамина Е на возникновение венозной тромбоэмболии: отчет по исследованию здоровья женщин. Тираж . 2007; 116: 1497-503.
  7. Пищевые добавки с n-3 полиненасыщенными жирными кислотами и витамином E после инфаркта миокарда: результаты исследования GISSI-Prevenzione.Gruppo Italiano per lo Studio della Sopravvivenza nell’Infarto miocardico. Ланцет . 1999; 354: 447-55.
  8. Yusuf S, Dagenais G, Pogue J, Bosch J, Sleight P. Добавки витамина E и сердечно-сосудистые события у пациентов с высоким риском. Исследователи оценочного исследования профилактики сердечных исходов. N Engl J Med . 2000; 342: 154-60.
  9. Лонн Э., Бош Дж., Юсуф С. и др. Влияние длительного приема витамина E на сердечно-сосудистые события и рак: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA . 2005; 293: 1338-47.
  10. Kris-Etherton PM, Lichtenstein AH, Howard BV, Steinberg D, Witztum JL. Антиоксидантные витаминные добавки и сердечно-сосудистые заболевания. Тираж . 2004; 110: 637-41.
  11. Hercberg S, Galan P, Preziosi P, et al. Исследование SU.VI.MAX: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование воздействия на здоровье антиоксидантных витаминов и минералов. Arch Intern Med . 2004; 164: 2335-42.
  12. Sesso HD, Buring JE, Christen WG и др.Витамины E и C в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний у мужчин: рандомизированное контролируемое исследование Physician’s Health Study II. JAMA . 2008; 300: 2123-33.
  13. Милман У., Блюм С., Шапира С. и др. Добавка витамина E снижает сердечно-сосудистые события в подгруппе людей среднего возраста с сахарным диабетом 2 типа и генотипом гаптоглобина 2-2: проспективное двойное слепое клиническое исследование. Артериосклер тромб Vasc Biol . 2008; 28: 341-7.
  14. Хантер Д. Д., Мэнсон Дж. Э., Колдиц Г. А. и др.Проспективное исследование потребления витаминов C, E и A и риска рака груди. N Engl J Med . 1993; 329: 234-40.
  15. Willett WC, Polk BF, Underwood BA, et al. Связь сывороточных витаминов А и Е и каротиноидов с риском рака. N Engl J Med . 1984; 310: 430-4.
  16. Чан Дж. М., Штампфер М. Дж., Ма Дж., Римм Э. Б., Уиллетт В. К., Джованнуччи Э. Дополнительное потребление витамина Е и риск рака простаты у большой группы мужчин в Соединенных Штатах. Биомаркеры эпидемиологии рака Предыдущая .1999; 8: 893-9.
  17. ван Дам Р.М., Хуанг З., Джованнуччи Э. и др. Диета и базально-клеточная карцинома кожи в потенциальной когорте мужчин. Am J Clin Nutr. 2000; 71: 135-41.
  18. Wu K, Willett WC, Chan JM, et al. Проспективное исследование дополнительного потребления витамина Е и риска рака толстой кишки у женщин и мужчин. Биомаркеры эпидемиологии рака Предыдущая . 2002; 11: 1298-304.
  19. Fung TT, Spiegelman D, Egan KM, Giovannucci E, Hunter DJ, Willett WC. Потребление витаминов и каротиноидов и риск плоскоклеточного рака кожи. Инт Дж. Рак . 2003; 103: 110-5.
  20. Feskanich D, Willett WC, Hunter DJ, Colditz GA. Диетическое потребление витаминов A, C и E и риск меланомы в двух группах женщин. Рак Дж. . 2003; 88: 1381-7.
  21. Cho E, Spiegelman D, Hunter DJ, et al. Потребление витаминов A, C и E, фолиевой кислоты и каротиноидов в пременопаузе и риск рака груди. Биомаркеры эпидемиологии рака Предыдущая . 2003; 12: 713-20.
  22. Чо Э, Хантер Д. Д., Шпигельман Д. и др.Потребление витаминов A, C и E, фолиевой кислоты и поливитаминов и рак легких: объединенный анализ 8 проспективных исследований. Инт Дж. Рак . 2006; 118: 970-8.
  23. Ли Дж. Э., Джованнуччи Е., Смит-Уорнер С. А., Шпигельман Д., Виллетт В. К., Курхан Г. С.. Потребление фруктов, овощей, витаминов A, C и E, каротиноидов и риск рака почки. Биомаркеры эпидемиологии рака Предыдущая . 2006; 15: 2445-52.
  24. Хейнонен О.П., Альбанес Д., Виртамо Дж. И др. Рак простаты и добавки с альфа-токоферолом и бета-каротином: заболеваемость и смертность в контролируемом исследовании. Национальный институт рака . 1998; 90: 440-6.
  25. Кирш В.А., Хейс РБ, Майн С.Т. и др. Дополнительное и диетическое потребление витамина Е, бета-каротина и витамина С и риск рака простаты. Национальный институт рака . 2006; 98: 245-54.
  26. Питерс Ю., Литтман А.Дж., Кристал А.Р., Паттерсон Р.Е., Поттер Дж.Д., Уайт Е. Добавки витамина Е и селена и риск рака простаты в когорте исследования «Витамины и образ жизни» (VITAL). Контроль причин рака . 2008; 19: 75-87.
  27. Lippman SM, Klein EA, Goodman PJ, et al. Влияние селена и витамина Е на риск рака простаты и других видов рака: испытание по профилактике рака селеном и витамином Е (SELECT). JAMA . 2009; 301: 39-51.
  28. Klein EA, Thompson IM, Jr., Tangen CM, et al. Витамин E и риск рака простаты: испытание по профилактике рака селеном и витамином E (SELECT). JAMA . 2011; 306: 1549-56.
  29. Газиано Дж. М., Глинн Р. Дж., Кристен В. Г. и др. Витамины E и C в профилактике рака простаты и тотального рака у мужчин: рандомизированное контролируемое исследование, проведенное в рамках исследования «Здоровье врачей II». JAMA . 2009; 301: 52-62.
  30. Томпсон И.М., Гудман П.Дж., Танген С.М. и др. Влияние финастерида на развитие рака простаты. N Engl J Med . 2003; 349: 215-24.
  31. Рандомизированное плацебо-контролируемое клиническое испытание приема высоких доз витаминов C и E, бета-каротина и цинка при возрастной дегенерации желтого пятна и потере зрения: отчет AREDS No. 8. Arch Ophthalmol . 2001; 119: 1417-36.
  32. Исследование возрастных глазных болезней 2 (AREDS2).National Eye Institute, 2007. По состоянию на 8 ноября 2007 г.,
  33. Chong EW, Wong TY, Kreis AJ, Simpson JA, Guymer RH. Диетические антиоксиданты и первичная профилактика возрастной дегенерации желтого пятна: систематический обзор и метаанализ. BMJ . 2007; 335: 755.
  34. Christen WG, Glynn RJ, Chew EY, Buring JE. Витамин Е и возрастная дегенерация желтого пятна в рандомизированном исследовании с участием женщин. Офтальмология . 2010; 117: 1163-8.
  35. Kamat CD, Gadal S, Mhatre M, Williamson KS, Pye QN, Hensley K.Антиоксиданты при заболеваниях центральной нервной системы: доклинические перспективы и трансляционные проблемы. Дж. Болезнь Альцгеймера . 2008; 15: 473-93.
  36. Grodstein F, Chen J, Willett WC. Высокодозированные антиоксидантные добавки и когнитивные функции у пожилых женщин, проживающих в сообществе. Am J Clin Nutr . 2003; 77: 975-84.
  37. Занди П.П., Энтони Дж.С., Хачатурян А.С. и др. Снижение риска болезни Альцгеймера у пользователей антиоксидантных витаминных добавок: исследование округа Кэш. Arch Neurol .2004; 61: 82-8.
  38. Лаурин Д., Масаки К.Х., Фоли ди-джей, Уайт Л.Р., Лаунер Л.Дж. Диетическое потребление антиоксидантов в среднем возрасте и риск развития деменции в позднем возрасте: исследование старения в Гонолулу и Азии. Am J Epidemiol . 2004; 159: 959-67.
  39. Gray SL, Anderson ML, Crane PK и др. Использование антиоксидантных витаминных добавок и риск развития деменции или болезни Альцгеймера у пожилых людей. Дж. Ам Гериатр Соц . 2008; 56: 291-5.
  40. Петерсен Р.К., Томас Р.Г., Грундман М. и др. Витамин Е и донепезил для лечения легких когнитивных нарушений. N Engl J Med . 2005; 352: 2379-88.
  41. Zhang SM, Hernan MA, Chen H, Spiegelman D, Willett WC, Ascherio A. Потребление витаминов E и C, каротиноидов, витаминных добавок и риск PD. Неврология . 2002; 59: 1161-9.
  42. Etminan M, Gill SS, Samii A. Потребление витамина E, витамина C и каротиноидов и риск болезни Паркинсона: метаанализ. Ланцет Нейрол . 2005; 4: 362-5.
  43. Morens DM, Grandinetti A, Waslien CI, Park CB, Ross GW, White LR.Исследование «случай-контроль» идиопатической болезни Паркинсона и потребления витамина Е с пищей. Неврология . 1996; 46: 1270-4.
  44. Влияние токоферола и депренила на прогрессирование инвалидности на ранних стадиях болезни Паркинсона. Группа изучения болезни Паркинсона. N Engl J Med . 1993; 328: 176-83.
  45. Ascherio A, Weisskopf MG, O’Reilly EJ, et al. Потребление витамина Е и риск бокового амиотрофического склероза. Энн Нейрол . 2005; 57: 104-10.
  46. Wang H, O’Reilly EJ, Weisskopf MG, et al.Потребление витамина Е и риск бокового амиотрофического склероза: объединенный анализ данных 5 проспективных когортных исследований. Am J Epidemiol . 2011; 173: 595-602.
  47. Оррелл Р.В., Лейн Р.Дж., Росс М. Антиоксидантное лечение бокового амиотрофического склероза / болезни двигательных нейронов. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007: CD002829.
  48. Miller ER, 3rd, Pastor-Barriuso R, Dalal D, Riemersma RA, Appel LJ, Guallar E. Мета-анализ: прием высоких доз витамина Е может увеличить общую смертность. Энн Интерн Мед. . 2005; 142: 37-46.

Условия использования

Содержание этого веб-сайта предназначено для образовательных целей и не предназначено для предоставления личных медицинских консультаций. Вам следует обратиться за советом к своему врачу или другому квалифицированному поставщику медицинских услуг с любыми вопросами, которые могут у вас возникнуть относительно состояния здоровья. Никогда не пренебрегайте профессиональным медицинским советом и не откладывайте его обращение из-за того, что вы прочитали на этом веб-сайте. Nutrition Source не рекомендует и не поддерживает какие-либо продукты.

Высокие дозы витамина D при беременности и развитии нервной системы в детстве: предварительно определенный вторичный анализ рандомизированного клинического исследования | Развитие ребенка | Открытие сети JAMA

Ключевые моменты

Вопрос
Улучшает ли прием матери витамина D в высоких дозах в третьем триместре беременности нейроразвитие потомства в первые 6 лет жизни?

Выводы
Этот предварительно определенный вторичный анализ рандомизированного клинического испытания добавок витамина D 3 во время беременности и развития нервной системы потомства среди 551 ребенка не показал влияния на развитие нервной системы в первые 6 лет жизни, за исключением изолированного отрицательного влияния на развитие речи в возрасте 2 лет. в группе с высокой дозой по сравнению со стандартной дозой.

Значение
Этот вторичный анализ рандомизированного клинического исследования показал, что прием высоких доз витамина D 3 для матери во время беременности не улучшал исходы развития нервной системы у потомства в течение первых 6 лет жизни по сравнению со стандартной рекомендуемой дозой витамина D.

Важность
Наблюдательные исследования сообщили о связи между высоким уровнем витамина D у матери и улучшением развития нервной системы у потомства, но ни одно рандомизированное клиническое исследование (РКИ) не исследовало эти наблюдения.

Объектив
Определить, улучшает ли прием высоких доз витамина D во время беременности развитие нервной системы потомства от рождения до возраста 6 лет.

Дизайн, обстановка и участники
Этот предварительно определенный вторичный анализ двойного слепого плацебо-контролируемого рандомизированного контролируемого исследования приема высоких доз витамина D 3 по сравнению со стандартной дозой во время третьего триместра беременности был проведен в неотобранной когорте предполагаемых родов матери и ребенка в одноцентровом исследовании в Дании в рамках Копенгагенского проспективного исследования астмы у детей 2010 г. (COPSAC-2010).Среди участников были беременные женщины; Исключались женщины с потреблением витамина D более 600 МЕ / сут или с эндокринными заболеваниями, сердечными или почечными заболеваниями, а также те, кто бегло не говорил по-датски. Оценка нервного развития потомства этих женщин проводилась в возрасте от 0 до 6 лет. Дети, рожденные недоношенными (гестационная неделя <37), с низкой массой тела при рождении (<2500 г) или с неврологическим заболеванием, влияющим на развитие нервной системы, были исключены. Данные были проанализированы с августа 2019 года по февраль 2020 года.

Вмешательства
Высокие дозы (например, 2800 МЕ / день) по сравнению со стандартной дозой (например, 400 МЕ / день) витамина D 3 с 24 недели беременности до 1 недели после родов.

Основные результаты и мероприятия
Первичный интересующий результат — когнитивное развитие, которое оценивалось через 2,5 года с использованием шкалы Бейли для развития младенцев и детей ясельного возраста. Другие результаты нейроразвития включали возраст достижения двигательной вехи (Денверский индекс развития и регистрация вех Всемирной организации здравоохранения), языковое развитие (обследования коммуникативного развития Макартура-Бейтса), общее нейроразвитие в возрасте 3 лет (опросник по возрастам и стадиям развития), а также эмоциональные и поведенческие проблемы. в возрасте 6 лет (Опросник сильных сторон и трудностей).

Результаты
Среди 623 рандомизированных женщин 315 были рандомизированы в группы, принимавшие высокие дозы витамина D 3, и 308 были рандомизированы в группу плацебо в стандартной дозе. Всего было обследовано 551 ребенок от рождения до 6 лет (282 [51,2%] мальчиков; 528 [95,8%] белых), из них 277 детей в группе высоких доз витамина D 3 и 274 ребенка в стандартной группе. дозовая группа. Не было никакого эффекта от приема высоких доз витамина D 3 во время беременности по сравнению со стандартной дозой во время беременности на достижение потомством моторных вех (β = 0.08 [95% ДИ, от -0,26 до 0,43]; P = 0,64), когнитивное развитие (разница в баллах: 0,34 [95% ДИ, от -1,32 до 1,99]; P = 0,70), общее нервное развитие (медиана [IQR] оценка коммуникации: 50 [50-55] vs 50 [50-55]; P = 0,62), или эмоциональные и поведенческие проблемы (отношение шансов 0,76 [95% ДИ, 0,53 до 1,09]; P = 0,14). Не было никакого влияния на развитие языка, выраженное производством слов через 1 год (медиана [IQR], 2 [0-6] слов против 3 [1-6] слов; P =.16), хотя снижение выработки слов было очевидным в 2 года у детей в группе высоких доз витамина D 3 (медиана [IQR], 232 [113-346] слов против 253 [149-382,5] слов; P = 0,02).

Выводы и значимость
В этом предварительно определенном вторичном анализе рандомизированного контролируемого исследования было показано, что добавление матери в высоких дозах витамина D 3 во время третьего триместра беременности не улучшило исходы нервного развития у потомства в течение первых 6 лет жизни.Эти данные содержат важную информацию, разъясняющую влияние пренатального воздействия витамина D на развитие нервной системы в детстве.

Регистрация пробной
Идентификатор ClinicalTrials.gov: NCT00856947

Дефицит витамина D — серьезная глобальная проблема здравоохранения, затрагивающая людей любого возраста и всех расовых / этнических групп. 1 -5 Дефицит витамина D распространен среди беременных женщин, 2 , 6 -9 , и поскольку статус витамина D у плода и новорожденного почти полностью зависит от витамина D от матери, адекватный уровень у матери имеет решающее значение. 10 -13 Витамин D является важным микронутриентом и нейроактивным стероидом, который играет важную роль в развитии мозга. 14 -16 На животных моделях дефицита витамина D в процессе развития обнаружены измененные структура и поведение мозга, которые, как считается, опосредуются различными механизмами, влияющими на нейротрансмиссию, дифференцировку нейронов, транскрипцию генов и иммунологическую модуляцию. 16 -18

Несколько обсервационных исследований выявили связь пренатального дефицита витамина D с рядом заболеваний нервной системы и психических заболеваний, таких как синдром дефицита внимания / гиперактивности, расстройство аутистического спектра и шизофрения. 19 -25 Следовательно, адекватные пренатальные уровни витамина D могут быть важны не только для обеспечения правильного развития мозга, но и для поддержания психических функций в дальнейшей жизни. 18 , 26

Результаты наблюдательных исследований уровней витамина D у матери во время беременности и различных исходов нервного развития противоречивы. 27 -38 Однако недавние метаанализы наблюдательных исследований, проведенные Tous et al. 39 и Гарсия-Серна и Моралес 40 , обнаружили положительную связь между более высоким уровнем витамина D у матери и улучшением когнитивного развития у потомства.Кроме того, насколько нам известно, ни одно из предыдущих рандомизированных клинических испытаний (РКИ) не изучало влияние добавок витамина D во время беременности на развитие нервной системы потомства. 39 -41

Здесь мы представляем вторичный анализ рандомизированного контролируемого исследования, посвященного изучению влияния высоких доз витамина D по сравнению со стандартной дозой 3 во время третьего триместра беременности среди женщин, включенных в популяционные Копенгагенские проспективные исследования астмы у детей 2010 г. ( COPSAC-2010) когорта матери и ребенка.

Это исследование представляет собой предварительно определенный вторичный анализ двойного слепого плацебо-контролируемого РКИ высокой дозы по сравнению со стандартной дозой витамина D 3 добавок, вводимых беременным датским женщинам, включенным в когорту COPSAC-2010, которая состоит из 738 беременных женщин. и их 700 детей проспективно прошли глубокое клиническое фенотипирование на протяжении всего детства. Из-за задержки с этическим одобрением 623 из 738 набранных женщин приняли участие в исследовании витамина D 3 .Женщины были набраны в период с 4 марта 2009 г. по 17 ноября 2010 г., и их дети проспективно наблюдались педиатрами-исследователями с углубленной оценкой нервного развития в одноцентровом исследовательском отделении COPSAC. Беременных женщин осматривали дважды во время беременности: при их первом посещении на 24 неделе и на 36 неделе. Дети посещали исследовательское отделение COPSAC в течение 12 запланированных посещений до достижения возраста 6 лет; в 1 неделю, 1 месяц, 3 месяца, 6 месяцев, затем каждые полгода до достижения возраста 3 лет, а затем ежегодно до достижения возраста 6 лет.

Исследование COPSAC-2010 было одобрено Комитетом по этике Копенгагена с отдельным одобрением для РКИ высоких доз витамина D 3 во время беременности от Датского управления здравоохранения и лекарственных средств и Датского агентства по защите данных. Перед зачислением родители дали устное и письменное информированное согласие. Об исследовании сообщается в соответствии с принципами отчетности Consolidated Standards of Reporting Trials (CONSORT).

Беременных женщин, проживающих в Зеландии, Дания, набирали после первого визита к терапевту по поводу беременности 42 , 43 и пригласили в клинику COPSAC на 24 неделе беременности.Мы исключили женщин, которые не говорили бегло по-датски или потребляли витамин D более 600 МЕ / день или имели какое-либо эндокринное, сердечное или почечное заболевание. 42 Дети были включены в когорту COPSAC-2010 в возрасте 1 недели.

Нейроразвитие оценивалось в течение первых 6 лет жизни, за исключением детей, рожденных недоношенными (гестационная неделя <37), с низкой массой тела при рождении (<2500 г) или с неврологическим заболеванием, влияющим на развитие нервной системы. 44 -46 Цвет кожи является определяющим для витамина D, полученного в результате пребывания на солнце, поэтому информация о расе была получена путем опроса родителей.Раса определялась как белая или небелая.

Беременные женщины были рандомизированы 1: 1 для приема 2400 МЕ витамина D 3 в день или соответствующего плацебо. Кроме того, все женщины были проинструктированы продолжать принимать 400 МЕ витамина D 3 ежедневно в течение всей беременности, рекомендованное Национальным советом здравоохранения Дании. Таким образом, в этом исследовании сравнивали высокую дозу (2800 МЕ / день) и стандартную дозу (400 МЕ / день) материнского витамина D 3 .Женщины были проинструктированы принимать таблетки после рандомизации при первом посещении исследовательского подразделения COPSAC на 24 неделе и в течение 1 недели после рождения. Исследование было двойным слепым до тех пор, пока младшему ребенку не исполнилось 3 года, и слепым для исследователя при всех последующих посещениях. Беременные женщины одновременно участвовали в двойном слепом РКИ по добавлению 2,4 г длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот n-3 (n-3 LCPUFA) ежедневно в течение третьего триместра беременности. 42 , 47

Первичным исходом рандомизированного контролируемого исследования витамина D 3 была астма или стойкое свистящее дыхание в возрасте от 0 до 3 лет, 43 , 48 , в то время как развитие нервной системы было предопределенным вторичным исходом.В течение первых лет жизни родители проспективно контролировали достижение двигательных вех с помощью регистрационной формы, основанной на Денверском индексе развития 49 и регистрации вехи Всемирной организации здравоохранения. 50 Развитие речи в возрасте 1 и 2 лет оценивалось с помощью опросников коммуникативного развития МакАртура-Бейтса (MB-CDI), составленных родителями. 51 Когнитивное развитие оценивалось с помощью совокупного когнитивного балла, полученного по Шкале развития младенцев и малышей Бейли, третье издание (Bayley-III) 52 , проведенное в возрасте 2 лет.5 лет. 46 Тест был проведен обученными клиницистами, записан на видео и повторно оценен человеком, не участвовавшим в интервью. В возрасте 3 лет общее нервное развитие оценивали с помощью опросника по возрасту и стадиям (ASQ-3) 53 , заполненного родителями. Поведенческие и эмоциональные проблемы в возрасте 6 лет определялись с использованием родительской версии расширенного опросника сильных сторон и трудностей (SDQ) для детей в возрасте от 4 до 10 лет. 54 -56 Дополнительная информация об используемых инструментах развития нервной системы, включая информацию о валидации, оценке и интерпретации, доступна в электронном приложении в Приложении 2.

Различия между группами, принимавшими высокие дозы витамина D 3 и группами стандартной дозы, оценивались с помощью теста t для непрерывных переменных и теста χ 2 для категориальных переменных. Мы использовали вероятностный анализ главных компонент (ПК) для создания ПК для данных этапов из-за высокой степени коллинеарности. Мы предположили, что отсутствующие значения отсутствовали случайно. Компьютеры использовались для оценки наличия общего эффекта вмешательства витамина D 3 на этапах развития, с последующим анализом отдельных этапов, все анализы были разработаны с использованием моделей линейной регрессии.

Влияние витамина D 3 на развитие речи оценивалось с помощью квазипуассоновских регрессионных моделей. Влияние вмешательства на совокупный когнитивный балл Бейли-III было проанализировано с использованием моделей линейной регрессии, в то время как влияние на общее развитие нервной системы ASQ-3 оценивалось с помощью критерия суммы рангов Вилкоксона.

Основным статистическим подходом для SDQ были оценки общих трудностей, разделенные на 2 группы: дети с меньшим количеством или более легкими проблемами (значения ≤ медианы) и дети с более серьезными проблемами (значения> медиана).Баллы, оценивающие функциональное воздействие существующих эмоциональных и поведенческих проблем, были сгруппированы в соответствии с отсутствием или каким-либо воздействием. Влияние витамина D 3 на показатели SDQ определяли с использованием моделей логистической регрессии. Кроме того, влияние вмешательства с витамином D 3 на общую оценку трудностей как непрерывную переменную оценивалось с использованием моделей линейной регрессии.

Анализ взаимодействия между вмешательствами витамина D 3 и n-3 LCPUFA по всем исходам нервного развития был проведен с использованием моделей линейной регрессии, добавляющих перекрестный продукт распределения витамина D 3 × n-3 LCPUFA.Аналогичным образом, возможное половое взаимодействие было исследовано с помощью моделей линейной регрессии. Однако перед тем, как через 3 года раскрыть данные рандомизированного контролируемого исследования, было решено стратифицировать все анализы по полу, независимо от полового взаимодействия. Это решение было основано на известных различиях в развитии мозга у девочек и мальчиков. 57 , 58

Все исходы нервного развития были проанализированы без корректировок и скорректированы с использованием тех же моделей статистического анализа и представления многомерных скорректированных результатов.Мы скорректировали уровни витамина D 3 в сыворотке крови матери до вмешательства, распределение n-3 LCPUFA в РКИ, сезон рождения и в общем анализе дополнительно на пол.

Никаких корректировок для множественного тестирования не производилось. Отсутствующие данные рассматривались как отсутствующие наблюдения, за исключением вероятностного анализа ПК. Обработка данных проводилась с использованием статистического программного обеспечения R версии 3.5.2 (R Project for Statistical Computing).

Дополнительные методологические детали изложены в предыдущих исследованиях, основанных на той же когорте 42 , 43,46 , и в Протоколе испытаний в Приложении 1. P Значения были двусторонними, а статистическая значимость была установлена ​​на уровне 0,05. Данные были проанализированы с августа 2019 года по февраль 2020 года.

Среди 623 женщин на 24 неделе беременности, проживающих в Зеландии, Дания, 315 были рандомизированы для получения высоких доз витамина D 3 и 308 были рандомизированы для получения стандартной дозы витамина D 3 плацебо. Из них 40 женщин (6.4%) вышли из исследования до рождения ребенка, в результате чего получилось 587 детей, в том числе 4 пары близнецов. В общей сложности 36 детей (6,1%) были исключены из исследования, в том числе 8 детей без какой-либо оценки результатов неврологического развития, 4 ребенка с неврологическими заболеваниями, 19 детей, родившихся недоношенными, и 5 детей с низкой массой тела при рождении, в результате чего остался 551 ребенок. подходящие для анализа: 277 детей в группе высоких доз витамина D 3 и 274 детей в группе стандартной дозы (рисунок).Из этих детей 282 мальчика (51,2%) и 528 (95,8%) белые. Дети имели средний вес при рождении (SD) 3,60 (0,48) кг, средний (межквартильный размах [IQR]) гестационный возраст 40,1 (39,3–41,1) недель, и 243 (44,1%) родились первенцами.

Исходные характеристики беременных женщин и их детей показаны в таблице 1 в Приложении 2. Не было различий между группами высоких доз и стандартных доз витамина D 3 ни по одной из характеристик.Вмешательство привело к повышению уровня витамина D в сыворотке крови матери через 1 неделю после рождения (среднее [SD], 43,18 [14,13] нг / мл против 28,94 [12,47] нг / мл; средняя разница, 14,24 [95% ДИ, 12,00–16,48] нг). / мл; P <0,001).

Приверженность лечению витамином D 3 оценивалась путем подсчета количества капсул, возвращенных матерями в конце периода вмешательства. Приверженность, определяемая как прием более 80% предоставленных капсул, составила 74% без существенной разницы между двумя группами. 43 Профиль безопасности РКИ уже сообщался. 43

Достижение вехи развития моторики

Всего 520 детей (94,4%) имели зарегистрированный возраст достижения вехи. Вероятностный PC-анализ, содержащий все 13 моторных вех в одной модели, показал, что PC1, состоящий в основном из поздних основных моторных вех (например, ползание, ходьба и стояние), объяснил 37% общего разброса данных, в то время как PC2, в основном, составлял ранние основные этапы (например, улыбка, поднятие головы и сидение с опорой) объясняют 16% общего разброса в достижении этапов (см. рисунок в Приложении 2).Не было значимой разницы в возрасте достижения двигательных вех между детьми в группах высоких доз и стандартных доз витамина D 3 для PC1 (β = 0,08 [95% ДИ, от −0,26 до 0,43]; P = 0,64) или PC2 (β = 0,12 [95% ДИ, от -0,10 до 0,35]; P = 0,28) (Таблица 1). Аналогичным образом, ни один из 13 отдельных этапов не был затронут добавлением высоких доз витамина D 3 ни в общем анализе, ни при стратификации по полу (таблица 2 в Приложении 2).

Дети, говорящие дома на другом языке, кроме датского, были исключены из нашего языкового анализа, поэтому 284 ребенка (51,5%) прошли оценку языкового развития в возрасте 1 года. Прием высоких доз витамина D 3 во время беременности не изменил словарный запас в возрасте 1 года по сравнению с контрольной группой, оцененной по шкале словесности MB-CDI (медиана [IQR], 2 [от 0 до 6 ] слов против 3 [от 1 до 6] слов; P =.16) (таблица 2). В возрасте 2 лет оценивалась продуктивность 393 детей (71,3%). У детей из группы, получавшей высокие дозы витамина D 3 , по сравнению с контрольной группой, было снижено словообразование по сравнению с детьми из группы стандартной дозы (медиана [IQR]: 232 [113,0–346,0] против 253). [От 149,0 до 382,5]; P = 0,02), что указывает на аналогичное направление у девочек и мальчиков (таблица 2). Меньшее количество детей в 1-летнем языковом тесте по сравнению с 2-летним тестом было вызвано поздним выполнением теста MB-CDI.Эта задержка привела к тому, что часть детей была слишком взрослой для теста во время реализации (eTable 3 в Приложении 2).

Когнитивное развитие было априори определено как первичный результат РКИ для нервного развития (таблица 4 в Приложении 2). Всего 503 ребенка (91,3%) выполнили когнитивный композитный балл Bayley-III в возрасте 2,5 лет. Не было разницы в совокупном когнитивном балле между детьми в группах, получавших высокие дозы витамина D по сравнению со стандартной дозой витамина D 3 , ни в целом (разница в баллах: 0.34 [95% ДИ, от -1,32 до 1,99]; P = 0,70), ни при стратификации по полу (Таблица 3).

В возрасте 3 лет 405 детей (73,5%) прошли тест ASQ-3. Не было никакого эффекта от приема высоких доз витамина D 3 на общее нервное развитие, что отражено в 5 баллах по шкале ASQ-3. В стратифицированном по полу анализах у девочек в группе, получавшей высокие дозы витамина D 3 , наблюдались снижение общих моторных навыков по сравнению с группой стандартной дозы (медиана [IQR], 57.5 [от 55 до 60] против 60,0 [от 55 до 60]; P = 0,04), тогда как среди мальчиков различий не было (таблица 5 в Приложении 2).

Эмоциональные и поведенческие проблемы

В возрасте 6 лет родители 496 детей (90,0%) заполнили SDQ. Добавка витамина D 3 не повлияла на общую оценку трудностей из SDQ, ни при непрерывном анализе (разница в баллах: -0.02 [95% ДИ, от -0,86 до 0,82]; P = 0,96), ни как двоичный результат (OR 0,76 [95% ДИ, 0,53–1,09]; P = 0,14). Кроме того, при отдельном анализе не наблюдалось никакого влияния ни на одну из подшкал общей оценки трудностей. Кроме того, добавка не оказала никакого влияния на оценку воздействия (OR, 1,33 [95% ДИ, 0,76–2,30]; P = 0,30) (Таблица 4).

Не было значимого взаимодействия между вмешательствами между витамином D 3 и n-3 LCPUFA на какие-либо исходы нервного развития.Точно так же не было значимого полового взаимодействия ни по одному из результатов развития нервной системы.

Анализ данных без исключения детей дал сопоставимые результаты (таблица 6 в Приложении 2). Кроме того, чтобы убедиться в устранении любого возможного эффекта от приема n-3 LCPUFA, мы проанализировали данные 281 женщины, которые не получали одновременно n-3 LCPUFA; этот анализ не изменил наших результатов, за исключением того, что больше не наблюдалось отрицательного влияния высоких доз витамина D 3 на выработку слов в возрасте 2 лет (медиана [IQR], 227.0 [79,0–347,5] слов против 239,0 [116,2–411,2] слов; P = 0,17) (eТаблица 7 в Приложении 2).

Этот предварительно определенный вторичный анализ крупномасштабного РКИ приема высоких доз витамина D 3 во время третьего триместра беременности не показал стойких эффектов на множество исходов развития нервной системы в течение первых 6 лет жизни по сравнению со стандартной дозой, и в частности, не было обнаружено никаких положительных эффектов.

Насколько нам известно, это исследование является первым двойным слепым РКИ по добавлению витамина D 3 во время беременности и развития нервной системы у потомства. 39 -41 Таким образом, это исследование содержит важную информацию, разъясняющую влияние пренатального воздействия витамина D на развитие нервной системы в детстве.

Среди наиболее важных сильных сторон этого исследования — размер исследуемой популяции, стратегия набора, позволяющая зачисление из общей популяции, лонгитюдный дизайн, позволяющий оценивать нервное развитие во многих временных точках в течение первых 6 лет жизни детей, и высокая приверженность лечению. и показатели последующего наблюдения.

Нейроразвитие оценивалось с использованием нескольких проверенных инструментов 49 -56 , исследующих различные аспекты, включая достижение двигательных вех, языковое развитие, когнитивное развитие, а также эмоциональные и поведенческие проблемы. Эти стандартизированные тесты используются во всем мире, 59 -61 , что делает их очень подходящими для сравнения между исследованиями в разных странах и повышает обобщаемость наших результатов. Когнитивный составной балл по шкале Бейли-III является ранним маркером долгосрочного когнитивного функционирования и сильно коррелирует с полномасштабным IQ 62 и глобальным баллом концептуальных способностей в более позднем детстве. 63 Тест Bayley-III был проведен обученными клиницистами, что обеспечило единообразие процедур тестирования. Тест был записан на видео и повторно оценивался человеком, не участвовавшим в собеседовании, что повысило надежность результатов теста для каждого ребенка. 8 запланированных посещений нашего подразделения клинических исследований до возраста 2,5 лет обеспечили знакомство и доверие между детьми и клиницистами, улучшив сотрудничество во время тестов и, следовательно, качество полученных данных.

В соответствии с нашим нулевым результатом для когнитивного развития, несколько наблюдательных исследований не сообщают об отсутствии связи между уровнями витамина D у матери во время беременности, 27 -32 уровней витамина D в пуповинной крови, 33 или обоих 34 с когнитивными функциями.Одно обсервационное исследование описало положительную связь уровней витамина D у матери во время беременности с моторным развитием и когнитивными способностями, 35 , в то время как другое исследование показало, что IQ в возрасте 7 лет положительно связан либо с уровнями витамина D у матери во время беременности, либо с уровнями витамина D в пуповинной крови. , хотя оценки эффекта были очень малы. 36 Однако метаанализ 2020 года 39 показал, что дети, рожденные от матерей с недостаточным витамином D, имели более низкие когнитивные оценки, в то время как другой метаанализ 40 обнаружил связь между повышением концентрации витамина D в материнской крови во время беременности или пуповины. кровь и улучшение когнитивного развития у потомства.Наши результаты не показали влияния высоких доз витамина D 3 на достижение двигательных целей или поведенческие и эмоциональные проблемы, что подтверждается наблюдениями из нескольких проспективных исследований. 28 , 31 , 34 , 36 , 37

Неожиданно мы заметили, что у детей из группы, получавшей высокие дозы витамина D 3 , было нарушение словообразования в возрасте 2 лет, а у девочек — снижение общих моторных навыков в возрасте 3 лет.Эти изолированные результаты у детей с неповрежденными когнитивными способностями следует интерпретировать с осторожностью. Полученные данные не соответствовали прогнозируемому направлению и не согласуются с соответствующими наблюдательными исследованиями 29 , 33 , 38 и метаанализом 2020 года, 39 , который сообщил о связи более высоких концентраций витамина D в материнской или пуповинной крови. с улучшенными языковыми навыками. Некоторые обсервационные исследования не обнаружили никакой связи между уровнем витамина D у матери во время беременности и языковым развитием, 28 , 31 , но, насколько нам известно, ни в одном исследовании не сообщалось об отрицательной связи между пренатальным воздействием витамина D и языковыми навыками. 39 , 40 Тем не менее вполне возможно, что прием высоких доз витамина D 3 во время беременности связан с неблагоприятными исходами для мозга. Датское исследование случай-контроль 19 , основанное на неонатальных засохших пятнах крови, показало U-образную связь между статусом неонатального витамина D и риском шизофрении; как низкие, так и высокие концентрации витамина D были связаны с повышенным риском шизофрении по сравнению с контрольной категорией. Однако механизм, лежащий в основе потенциального неблагоприятного воздействия высокого содержания витамина D на речь и другие исходы развития нервной системы, неизвестен.

Также возможно, что наш результат отрицательного воздействия высоких доз витамина D 3 беременных на производство слов в возрасте 2 лет является ложным открытием, вызванным ошибкой типа 1 (т. Е. Отклонением истинной нулевой гипотезы). ). Применение поправки для множественных сравнений снизит риск ошибок 1-го типа, но может увеличить риск ошибок 2-го типа (т. Е. Неотклонения ложной нулевой гипотезы). Следовательно, поскольку это исследование является предварительно определенным вторичным анализом РКИ, мы решили не вносить поправки на множественное тестирование.Однако, если мы сделаем поправку на множественное тестирование с Бонферрони, статистически значимого влияния высоких доз витамина D 3 на выработку слов в возрасте 2 лет больше не будет.

Кроме того, в субанализе в группе женщин, которые не получали одновременно n-3 LCPUFA, мы можем, несмотря на заметно уменьшенное число, изучить изолированное действие добавок с высокими дозами витамина D 3 . В этом анализе мы не обнаружили значительного влияния на производство слов в возрасте 2 лет.

Продолжающееся продолжительное наблюдение когорты COPSAC-2010 с рядом когнитивных и нейропсихиатрических оценок через 10 лет позволит нам дополнительно изучить эффекты приема высоких доз витамина D 3 .

За последнее десятилетие несколько наблюдательных исследований 29 , 33 , 35 , 36,38 сообщили о связи между пренатальным уровнем витамина D и нервным развитием у детей, что привело к гипотезе о том, что витамин D 3 пищевые добавки во время беременности улучшили бы развитие нервной системы у потомства.Однако, поскольку на статус витамина D сильно влияют факторы образа жизни, почти невозможно учесть их искажение в обсервационных исследованиях. Насколько нам известно, наше исследование является первым РКИ по применению добавок витамина D 3 во время беременности и развития нервной системы у потомства, и мы не нашли доказательств, подтверждающих эту гипотезу.

Помимо того факта, что наше исследование является РКИ, некоторые расхождения между нашими результатами и выводами предыдущих исследований могут быть вызваны разнообразием методов оценки, разным возрастом на момент оценки, более низкими показателями последующего наблюдения и вариациями в выборе факторов, влияющих на для корректировки наблюдательных исследований или различий между уровнями витамина D у матерей.

Наши результаты показывают, что стандартная доза (т.е. 400 МЕ / день) материнского витамина D 3 во время беременности достаточна для здорового развития нервной системы у детей в датском населении.

Отсутствие положительного эффекта от приема высоких доз витамина D 3 на развитие нервной системы можно объяснить сроками вмешательства: хотя наиболее выраженный период роста и развития мозга приходится на третий триместр беременности, формирование важные структуры мозга возникают на ранних сроках беременности. 11 , 38 Однако из этого РКИ мы не можем установить, дало ли более раннее начало вмешательства или другая доза положительные результаты. Тем не менее, возможно, что начало приема добавок витамина D 3 на ранних сроках беременности может повлиять на развитие нервной системы потомства, и в будущих РКИ следует учитывать время приема добавок. Кроме того, в будущих исследованиях, возможно, будет полезна более высокая доза витамина D 3 , поскольку дозы до 5000 МЕ / сут считаются безопасными согласно метаанализу 24 РКИ 2018 года. 64

Наконец, можно предположить, что добавление витамина D 3 во время беременности может иметь благоприятные эффекты на развитие нервной системы потомства в популяциях с более низким уровнем витамина D, например, у лиц с низким потреблением рыбы, 65 более высокий уровень пигментации кожи , ограниченное воздействие солнечного света из-за обширного покрытия кожи или усиленное использование средств защиты кожи. 5 , 40

Это исследование имеет некоторые ограничения, в том числе недостающие данные по раннему развитию языка и ASQ-3 из-за позднего внедрения этих тестов.Еще одно возможное ограничение — это потенциальная систематическая ошибка воспоминаний из-за ретроспективной регистрации двигательных вех у некоторых детей. Тем не менее, исследования показали отличную корреляцию между моторными вехами, оцененными детским неврологом, и родительскими воспоминаниями о возрасте достижения вехи через 2 года. 66 У нас нет оценок IQ родителей, но были доступны исчерпывающие данные о родителях, включая аспекты, связанные с IQ (например, уровень образования и доход), которые не показали различий между группами вмешательства.Кроме того, наша исследуемая популяция почти полностью состояла из пар мать-ребенок европейского происхождения, и поэтому невозможно экстраполировать наши результаты на другие расовые / этнические группы населения.

Также важно отметить, что при включении в исследование очень немногие матери, включенные в это исследование, имели концентрацию витамина D в сыворотке менее 12 нг / мл, что является широко используемым определением дефицита витамина D. Эти низкие числа препятствовали стратифицированному анализу в этой подгруппе, поэтому наше исследование не могло определить, является ли пренатальный прием витамина D 3 особенно полезным для потомков матерей с дефицитом витамина D.

Что касается аналитического подхода, мы решили проанализировать оценки SDQ как разделенные по медиане, что можно рассматривать как ограничение исследования из-за сокращения получаемой информации. Однако мы также непрерывно анализировали данные, которые аналогично не показали различий между группами вмешательства. Кроме того, в когортных условиях детей с ожидаемым нормальным развитием нервной системы это ценный способ исследования любых существенных различий между группами.

В этом предварительно определенном вторичном анализе рандомизированного контролируемого исследования, высокие дозы витамина D для матери 3 в третьем триместре беременности не улучшили нервное развитие у потомства в течение первых 6 лет жизни по сравнению со стандартной рекомендованной дозой витамина D . 3 .

Принято к публикации: 8 сентября 2020 г.

Опубликовано: 8 декабря 2020 г. doi: 10.1001 / jamanetworkopen.2020.26018

Открытый доступ: Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями CC -По лицензии. © 2020 Sass L et al. Открытие сети JAMA .

Автор для корреспонденции: Ханс Бисгаард, доктор медицинских наук, Копенгагенские проспективные исследования астмы в детстве, больница Гентофте, Университет Копенгагена, улица Ледреборг, 34, DK-2820 Гентофте, Дания (bisgaard @ copsac.com).

Вклад авторов: Доктор Бисгаард имел полный доступ ко всем данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн: Sass, Vinding, Stokholm, Bønnelykke, Chawes, Bisgaard.

Сбор, анализ или интерпретация данных: Sass, Vinding, Bjarnadóttir, Noergaard, Thorsen, Sunde, McGrath, Bønnelykke, Chawes.

Составление рукописи: Sass.

Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Все авторы.

Статистический анализ: Sass, Vinding, Noergaard, Thorsen.

Получено финансирование: Sass, Bønnelykke, Bisgaard.

Административная, техническая или материальная поддержка: Sass, Sunde, Bisgaard.

Надзор: Sass, Vinding, Stokholm, Bønnelykke, Chawes, Bisgaard.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Не сообщалось.

Финансирование / поддержка: Это исследование было поддержано грантами Фонда Лундбека (№ R16-A1694), Министерства здравоохранения Дании (№

  • 6), Датского совета по стратегическим исследованиям (№ 0603-00280B), и Фонд исследований столичного региона. Д-р Чавес был поддержан Стартовым грантом Европейского исследовательского совета № 946228.

    Роль спонсора / спонсора: Спонсоры не играли никакой роли в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

    Заявление об обмене данными: См. Приложение 3.

    8 Мильман
    N, Hvas
    А-М, Бергхольт
    Т. Статус витамина D во время нормальной беременности и в послеродовом периоде: продольное исследование с участием 141 датской женщины. J Perinat Med . 2011; 40 (1): 57-61.PubMedGoogle Scholar12.Zeghoud
    F, Vervel
    C, Гильозо
    H, Валрант-Дебрэ
    О, Бутиньон
    H, Гарабедян
    М. Субклинический дефицит витамина D у новорожденных: определение и ответ на добавки витамина D. Am J Clin Nutr . 1997; 65 (3): 771-778. DOI: 10.1093 / ajcn / 65.3.771 PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Eyles
    Д. У., Бёрн
    THJ, McGrath
    JJ. Витамин D, влияние на развитие мозга, функцию мозга взрослых и связь между низким уровнем витамина D и нервно-психическими заболеваниями. Передний нейроэндокринол . 2013; 34 (1): 47-64. DOI: 10.1016 / j.yfrne.2012.07.001 PubMedGoogle ScholarCrossref 23.Kinney
    ДК, Тейшейра
    П, Сюй
    D,
    и другие.Связь распространенности шизофрении с географическими условиями, климатом, потреблением рыбы, детской смертностью и цветом кожи: роль в пренатальном дефиците витамина D и инфекциях? Шизофр Бык . 2009; 35 (3): 582-595. DOI: 10.1093 / schbul / sbp023 PubMedGoogle ScholarCrossref 24.Хошбахт
    Y, Бидаки
    R, Салехи-Абаргуэй
    А. Статус витамина D и синдром дефицита внимания с гиперактивностью: систематический обзор и метаанализ обсервационных исследований. Adv Nutr .2018; 9 (1): 9-20. DOI: 10.1093 / Advances / nmx002PubMedGoogle ScholarCrossref 25. Моссин
    MH, Aaby
    JB, Dalgård
    C, Lykkedegn
    S, Christesen
    HT, Биленберг
    N. Обратная связь между витамином D пуповины и симптомами синдрома дефицита внимания с гиперактивностью: когортное исследование детей. Aust N Z J Psychiatry . 2017; 51 (7): 703-710. DOI: 10.1177 / 0004867416670013 PubMedGoogle ScholarCrossref 27.Strøm
    М., Халлдорссон
    Т.И., Хансен
    S,
    и другие.Содержание витамина D в сыворотке крови матери и исходы нервного развития потомства: проспективное исследование с долгосрочным наблюдением. Энн Нутр Метаб . 2014; 64 (3-4): 254-261. DOI: 10.1159 / 000365030 PubMedGoogle ScholarCrossref 29.Veena
    SR, Кришнавени
    GV, Шринивасан
    K,
    и другие. Связь между статусом витамина D матери во время беременности и когнитивной функцией потомства в детстве и подростковом возрасте. Азия Пак Дж. Клин Нутр . 2017; 26 (3): 438-449.PubMedGoogle Scholar30.Darling
    А.Л., Рэйман
    MP, Steer
    CD, Голдинг
    Джей, Ланхэм-Нью
    SA, Ванна
    SC. Связь между материнским статусом витамина D во время беременности и исходами нервного развития в детстве: результаты лонгитюдного исследования Avon для родителей и детей (ALSPAC). Br J Nutr . 2017; 117 (12): 1682-1692. DOI: 10.1017 / S0007114517001398 PubMedGoogle ScholarCrossref 31.Laird
    E, Терстон
    SW, van Wijngaarden
    E,
    и другие.Статус витамина D у матери и взаимосвязь с неонатальными антропометрическими показателями и исходами развития нервной системы в детстве: результаты исследования питания детей на Сейшельских островах. Питательные вещества . 2017; 9 (11): E1235. DOI: 10.3390 / nu

    35 PubMedGoogle Scholar32.Daraki
    V, Румелиотаки
    Т, Кутра
    K,
    и другие. Высокий уровень витамина D у матери на ранних сроках беременности может защитить от поведенческих трудностей в дошкольном возрасте: когорта матери и ребенка Реи, Крит, Греция. Eur Детская подростковая психиатрия . 2018; 27 (1): 79-88. DOI: 10.1007 / s00787-017-1023-x PubMedGoogle ScholarCrossref 33.Gould
    JF, Андерсон
    Эй Джей, Йелланд
    LN,
    и другие. Связь витамина D пуповинной крови с ростом и развитием нервной системы в раннем детстве. J Детский педиатр . 2017; 53 (1): 75-83. DOI: 10.1111 / jpc.13308 PubMedGoogle ScholarCrossref 34.McCarthy
    EK, Мюррей
    DM, Malvisi
    L,
    и другие. Антенатальный статус витамина D не связан со стандартными оценками нервного развития в возрасте 5 лет в хорошо охарактеризованной проспективной когорте матери и ребенка. J Nutr . 2018; 148 (10): 1580-1586. DOI: 10.1093 / jn / nxy150PubMedGoogle ScholarCrossref 36.Keim
    SA, Боднар
    Л. М., Клебанов
    MA. Концентрация 25 (OH) -витамина D в материнской и пуповинной крови в зависимости от развития и поведения ребенка. Paediatr Perinat Epidemiol . 2014; 28 (5): 434-444. DOI: 10.1111 / ppe.12135 PubMedGoogle ScholarCrossref 37.Whitehouse
    AJO, Холт
    BJ, Serralha
    М, Холт
    П.Г., Кусель
    ММН, Харт
    PH.Уровни витамина D в сыворотке крови матери во время беременности и нейрокогнитивного развития потомства. Педиатрия . 2012; 129 (3): 485-493. doi: 10.1542 / peds.2011-2644 PubMedGoogle ScholarCrossref 38.Tylavsky
    FA, Коджак
    М, Мерфи
    LE,
    и другие. Гестационный статус витамина 25 (OH) D как фактор риска развития рецептивной речи: 24-месячное продольное обсервационное исследование. Питательные вещества . 2015; 7 (12): 9918-9930. DOI: 10.3390 / nu7125499 PubMedGoogle ScholarCrossref 39.Нам
    M, Вильялобос
    M, Иглесиас
    Л., Фернандес-Баррес
    S, Ария
    V. Статус витамина D во время беременности и исходы у потомства: систематический обзор и метаанализ наблюдательных исследований. Eur J Clin Nutr . 2020; 74 (1): 36-53. DOI: 10.1038 / s41430-018-0373-x PubMedGoogle ScholarCrossref 40.García-Serna
    AM, Моралес
    E. Влияние пренатального витамина D на нервное развитие у людей: систематический обзор и метаанализ. Mol Psychiatry .2019. PubMedGoogle Scholar41.Janbek
    J, Шпехт
    IO, Heitmann
    BL. Связь между статусом витамина D во время беременности и развитием нервной системы у потомства: систематический обзор литературы. Nutr Ред. . 2019; 77 (5): 330-349. DOI: 10.1093 / nutrit / nuy071 PubMedGoogle ScholarCrossref 43.Chawes
    BL, Bønnelykke
    К, Стокгольм
    J,
    и другие. Влияние добавок витамина D3 во время беременности на риск стойких хрипов у потомства: рандомизированное клиническое исследование. JAMA . 2016; 315 (4): 353-361. DOI: 10.1001 / jama.2015.18318 PubMedGoogle ScholarCrossref 45.Bhutta
    AT, Кливс
    Массачусетс, Кейси
    PH, Cradock
    ММ, Ананд
    KJS. Когнитивные и поведенческие результаты недоношенных детей школьного возраста: метаанализ. JAMA . 2002; 288 (6): 728-737. DOI: 10.1001 / jama.288.6.728 PubMedGoogle ScholarCrossref 46.Bjarnadóttir
    E, Стокгольм
    Дж., Чос
    B,
    и другие. Детерминанты развития нервной системы в раннем детстве: результаты Копенгагенского проспективного исследования астмы в детстве (COPSAC 2010 ) когорты матери и ребенка. Acta Paediatr . 2019; 108 (9): 1632-1641. DOI: 10.1111 / apa.14753PubMedGoogle ScholarCrossref 48.Wolsk
    HM, Chawes
    BL, Литонжуа
    AA,
    и другие. Пренатальный прием витамина D снижает риск астмы / рецидива хрипов в раннем детстве: комбинированный анализ двух рандомизированных контролируемых исследований. PLoS One . 2017; 12 (10): e0186657. DOI: 10.1371 / journal.pone.0186657 PubMedGoogle Scholar49.

    Франкенбург
    W, Доддс
    Дж. Денверская оценка развития (Денвер II) . Медицинская школа Университета Колорадо; 1990.

    52.

    Бейли
    N. Весы Бейли для развития младенцев и детей ясельного возраста: Руководство администратора . Третье изд. Оценка Харкорта; 2006.

    53.

    Сквайрс
    Джей, Брикер
    ДД, Твомбли
    E. Анкеты по возрасту и возрасту: заполненная родителями система мониторинга ребенка . Издательство Пола Х. Брукса; 2009.

    54.Обель
    C, Дальсгаард
    S, Stax
    H-P, Биленберг
    N. Анкета сильных сторон и трудностей (SDQ-Dan): новый инструмент для психопатологического скрининга детей в возрасте 4-16 лет. Статья на датском языке. Ugeskr Laeger . 2003; 165 (5): 462-465.PubMedGoogle Scholar 59.Woerner
    W, Флейтлих-Билык
    B, Мартинуссен
    R,
    и другие. Анкета сильных сторон и трудностей за рубежом: оценка и применение SDQ за пределами Европы. Eur Детская подростковая психиатрия . 2004; 13 (приложение 2): II47-II54. DOI: 10.1007 / s00787-004-2008-0PubMedGoogle Scholar60.Kerstjens
    JM, Bos
    AF, тен Вергерт
    EMJ, де Меер
    G, мясник
    PR, Reijneveld
    SA. Поддержка глобальной применимости анкеты по возрасту и стадиям в качестве средства проверки развития. Early Hum Dev . 2009; 85 (7): 443-447. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2009.03.001PubMedGoogle ScholarCrossref 62.Bode
    ММ, Д’Эудженио
    DB, Меттельман
    BB, Брутто
    SJ.Прогностическая достоверность Третьего издания Бейли через 2 года для коэффициента интеллекта недоношенных новорожденных через 4 года. J Dev Behav Pediatr . 2014; 35 (9): 570-575. DOI: 10.1097 / DBP.0000000000000110PubMedGoogle ScholarCrossref 64.Bi
    WG, Nuyt
    AM, Weiler
    H, Ледюк
    L, Сантамария
    C, Вэй
    Кв. Связь между приемом витамина D во время беременности и ростом, заболеваемостью и смертностью потомства: систематический обзор и метаанализ. JAMA Pediatr . 2018; 172 (7): 635-645. DOI: 10.1001 / jamapediatrics.2018.0302PubMedGoogle ScholarCrossref 65.Micha
    Р., Хатибзаде
    S, Ши
    P,
    и другие; Глобальное бремя болезней Экспертная группа по питанию и хроническим заболеваниям NutriCoDE. Глобальные, региональные и национальные уровни потребления пищевых жиров и масел в 1990 и 2010 годах: систематический анализ, включающий 266 обследований питания по конкретным странам. BMJ . 2014; 348: g2272. DOI: 10.1136 / bmj.g2272PubMedGoogle ScholarCrossref

    Ежедневно по сравнению со статическим приемом витамина D во время беременности; Проспективное когортное исследование

    Абстрактные

    Фон

    Несмотря на благоприятные климатические условия, дефицит витамина D (ДВД) широко распространен в Пакистане.Текущее исследование было направлено на оценку распространенности ДВД у пакистанских беременных женщин и эффективности различных режимов приема витамина D.

    Методология

    Это проспективное когортное исследование на базе больницы включало беременных женщин на сроке беременности от 12 до 24 недель, посещавших клинику Gynae с октября 2018 г. по апрель 2019 г. Пациенты были разделены на контрольную и лечебную группы (Группы: G 1 , G 2 и G 3 ) в зависимости от дозы витамина D.Пациенты получали различные схемы приема витамина D, включая 2000 МЕ / день (G 1 ), 5000 МЕ / день (G 2 ) и стат 200000 МЕ (G 3 ). Уровни витамина D измеряли до и после приема добавок. Эффективность дозировок сравнивали между группами и внутри них. Более того, факторы, связанные с достаточностью и недостаточностью витамина D, были установлены с использованием соответствующих статистических методов.

    Результаты

    Среди 281 беременной женщины (средний возраст: 28 лет.22 ± 4,61 года) ДВД преобладали в 47,3% случаев. Добавка витамина D вызвала значительное повышение уровня 25 (OH) D в группах лечения, в то время как в контрольной группе не было значительной разницы. Наибольший средний прирост витамина D (23,14 ± 11,18 нг / мл) наблюдался при дозе 5000 МЕ / день с последующими дозами 200000 МЕ / день (21,06 ± 13,73 нг / мл) и 2000 МЕ / день (10,24 ± 5,65 нг / мл). . Токсичность витамина D наблюдалась у одного пациента, который получил 200000 МЕ витамина D. Частота ДВД после приема была 5.7%. В текущем исследовании уровень образования, продолжительность пребывания на солнце и использование кремов для загара были в значительной степени связаны с достаточностью витамина D.

    Заключение

    Наши результаты подчеркивают высокую долю ДВД среди беременных женщин в Пакистане. Добавки витамина D матери значительно улучшили уровень 25 (OH) D. Из трех использованных схем доза 5000 МЕ / день считается безопасной и столь же эффективной, как и 200000 МЕ. Поскольку беременность — это время огромного роста и физиологических изменений для матери и ее развивающегося плода с последствиями для всей жизни ребенка, следует рассмотреть вопрос о добавлении витамина D во время беременности, чтобы обеспечить оптимальное накопление витамина D у беременных женщин.Это исследование выдвигает гипотезу о том, что прием витамина D в дозе 5000 МЕ / день во время беременности превосходит другие схемы. Однако для подтверждения этих результатов необходимы хорошо контролируемые рандомизированные исследования.

    Образец цитирования: Bokharee N, Khan YH, Wasim T., Mallhi TH, Alotaibi NH, Iqbal MS, et al. (2020) Ежедневный прием добавок витамина D во время беременности по сравнению со стат. Проспективное когортное исследование. PLoS ONE 15 (4):
    e0231590.

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0231590

    Редактор: Фрэнк Т. Спрэдли, Медицинский центр Университета Миссисипи, США

    Поступила: 14 ноября 2019 г .; Принята к печати: 26 марта 2020 г .; Опубликовано: 16 апреля 2020 г.

    Авторские права: © 2020 Bokharee et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи.

    Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Дефицит витамина D (ДВД) широко распространен во всем мире и ассоциируется с негативными последствиями для здоровья матери и новорожденного. Несмотря на географический регион с теплым климатом, ВДД широко распространена в Пакистане.Национальное исследование, проведенное в 2011 году, показало, что 68,9% беременных женщин страдают дефицитом витамина D [1]. Большинство женщин в Пакистане практикуют хиджаб (вуаль) по религиозным или культурным причинам и проводят большую часть своего времени в помещении и, таким образом, имеют склонность страдать от ДВЗ [2]. Хотя определение VDD довольно спорно, в литературе широко признается уровень 25-гидроксивитамина D (25 (OH) D) <20 нг / мл в плазме [2–4].

    Витамин D может быть получен естественным путем при попадании на кожу прямых солнечных лучей (ультрафиолетовое излучение B).Солнечный свет превращает 7-дегидрохолестерин в пре-витамин D 3 в коже , , который далее метаболизируется до витамина D 3 , а затем до 25 (OH) D в печени. Почечная конверсия 25 (OH) D в 1,25-дигидроксивитамин D 3 (1,25-Oh3D 3 ) поддерживает кальциевый гемостаз [2, 5]. Воздействие солнца на лицо и предплечья в полдень в течение примерно 20–30 минут производит около 2000 МЕ витамина D у светлокожих людей. Однако для темнокожего населения продолжительность пребывания на солнце составляет от 2 до 10 раз для выработки эквивалентного количества витамина D [6].Диетические источники витамина D включают жирную рыбу, яичный желток, молоко, соки, йогурты, злаки, сою, грибы, маргарин и жир печени трески. ДВД может приводить к скелетно-мышечным проявлениям, таким как остеомаляция у взрослых, рахит у детей, метаболические нарушения (вторичный гиперпаратиреоз), акушерские осложнения, такие как преэклампсия (ПЭТ), гестационный сахарный диабет (ГСД) и гестационная гипертензия (ГГТ), повышенная вероятность заболевания. кесарево сечение, преждевременные роды и снижение минеральной плотности костной ткани (МПК) [7].

    Добавки витамина D обычно не рекомендуются во время дородового наблюдения, поскольку недостаточно доказательств, подтверждающих его преимущества во время беременности [2, 8–11]. Рекомендуемая суточная диета (RDA) во время беременности составляет 600 МЕ (15 мкг) и от 400 до 600 МЕ по данным Института медицины (IOM) [12]. Тем не менее, несколько исследователей предложили пересмотр руководств во время беременности и кормления грудью, согласно которым прием добавок должен основываться на фактических данных и соответствовать клинической значимости [13].Скромно одетым беременным женщинам рекомендуется принимать 1000 МЕ (25 мг) в день из-за недостаточного пребывания на солнце [14]. Доза 2000 МЕ / день также считается безопасной, но неадекватной в большинстве исследований, и поэтому доза 4000 МЕ была предпочтительной [5, 15–20]. Верхний предел суточной переносимости по данным Института медицины (IOM) составляет 4000 МЕ и в соответствии с Руководством по клинической практике эндокринного общества, разработанным Holick et al. (2011) составляет 10 000 МЕ, и никаких доказательств токсичности этих доз не было [2, 4, 21, 22].

    Повышенная распространенность ДВД во всем мире и связанные с ней сложности, связанные со здоровьем, вызывают серьезную озабоченность и, следовательно, требуют решения, особенно в развивающихся странах, таких как Пакистан. Однако отсутствуют региональные данные о добавлении высоких доз во время беременности. Текущее исследование было направлено на определение распространенности ДВД во время беременности, эффективности различных схем приема витамина D (разовая доза 200000 МЕ, ежедневная высокая доза 2000 МЕ и 5000 МЕ) и доли исследуемой популяции, достигающей достаточного уровня витамина D после лечения. .

    Методология

    Этическое разрешение

    Это исследование было одобрено этическим советом больницы Mid City Hospital (Ссылка: MCH / EXC / CEO-01). Было получено информированное письменное согласие и участникам разъяснена цель исследования. Перед анализом личности всех пациентов были анонимны.

    Дизайн и место проведения исследования

    Это проспективное когортное исследование на базе больниц было проведено в амбулаторном отделении (OPD) городской больницы (MCH), многопрофильной больницы, известной своей специализацией в гинекологии, которая ежедневно обслуживает сотни пациентов.

    Исследуемая популяция

    Все беременные женщины на сроке гестации 12–24 , посещавшие OPD MCH в период с октября 2018 г. по апрель 2019 г., были последовательно включены в исследование. Гестационный возраст рассчитывали в неделях на основе последней менструации (LMP). Также было проведено УЗИ плода, чтобы убедиться в сроке беременности или любых других аномалиях. Беременные женщины с почечной недостаточностью, хронической болезнью печени (ХЗП) или принимавшие противотуберкулезные или противоэпилептические препараты в течение последних трех месяцев были исключены, поскольку они могут повлиять на результаты исследования.

    Группы лечения

    Поскольку скрининг на витамин D обычно проводится для пациентов, зарегистрированных в больнице, исходные уровни витамина D были доступны для всех пациентов. Беременные женщины были разделены исследователем на четыре разные группы в соответствии с назначенной дозой витамина D. Выбор добавок и дозы витамина D оставался на усмотрение лечащего врача. Пациенты, которым был начат прием витамина D, были разделены на три группы (группы приема добавок (G) i.е. G 1 , G 2 и G 3 ) в соответствии с полученной дозой. Пациенты группы G 1 получали 2000 МЕ / день, G 2 получали 5000 МЕ / день и G 3 получали однократную дозу 200 000 МЕ. Пациенты, которым не назначались дозы витамина D, были отнесены к контрольной группе (КГ). Пациенты в КГ получали обычное дородовое наблюдение. В нашей больнице пациентам рекомендуется сообщать о любых нежелательных явлениях в женскую консультацию или непосредственно фармацевту, а побочные эффекты при передозировке отслеживались у всех пациентов, получавших добавки в течение периода исследования.Последующее наблюдение было запланировано через два месяца после начала приема дозы в соответствии с текущим визитом для дородового наблюдения. Процесс исследования описан на рис. 1.

    Показатель результата

    Уровень 25 (OH) D в сыворотке крови использовался в качестве результата измерения для оценки статуса витамина D на исходном уровне и при последующем наблюдении для сравнения эффективности прописанных добавок.

    Меры безопасности

    Токсичность витамина D определялась как уровень 25 (OH) D> 100 нг / мл в крови.Прием витамина D 3 был прекращен в случае токсичности. Гиперкальциемию измеряли с использованием уровня кальция в сыворотке крови, а пациентам из группы высокого риска обычно проводилось ультразвуковое исследование (УЗИ) для наблюдения за образованием камней в почках. За пациентами наблюдали с последующим приемом добавок до конца периода исследования (2 месяца).

    Биохимический анализ

    Статус витамина D оценивали путем измерения уровня 25 (OH) D в сыворотке крови. Образцы материнской крови собирали, центрифугировали и хранили при -80 ° C с последующей хемилюминесценцией или CLIA (хемилюминесцентный иммуноанализатор) с использованием современной полностью автоматизированной системы Maglumi® 600.Материнская кровь (5 миллилитров) была собрана на исходном уровне и снова при последующем наблюдении. CLIA — это количественный метод, который измеряет общий 25 (OH) D и другие гидроксилированные метаболиты витамина D в образце сыворотки. CLIA — это анализ с двумя инкубациями, в котором образуется комплекс антитело-антиген; 25 (OH) D диссоциирует от связывающего белка с последующим его связыванием с антителом 25 (OH) D. Хемилюминесцентная реакция протекала в виде относительных световых единиц, которые обратно пропорциональны 25 (OH) D в образце. Концентрация витамина D в сыворотке измерялась в нанограммах на миллилитр (нг / мл).Пороговые контрольные точки, использованные для определения статуса витамина D в этом исследовании, составляли <20 нг / мл как дефицит, от 20 до <30 нг / мл как недостаточность, 30–100 нг / мл как достаточность и> 100 нг / мл как токсичность. [2–4, 23–31]. Уровни кальция в сыворотке крови матери оценивали с помощью спектрометрического метода при последующем наблюдении, чтобы исключить какие-либо проявления интоксикации витамином D.

    Сбор данных

    Data Collection был разработан для сбора информации о демографических характеристиках, сроках беременности, количестве новобранцев, истории болезни, истории приема лекарств, клинических характеристиках, указывающих на остеомаляцию (мышечная слабость, боль в костях, болезненность или переломы).Демографические данные пациентов записывались непосредственно на основании данных пациентов и их медицинских карт. Соблюдение пациентом режима лечения оценивалось по самооценке.

    Статистический анализ

    IBM SPSS версии 25 использовался для выполнения всего статистического анализа. Данные записывались как среднее значение ± стандартное отклонение (SD) для непрерывных переменных и как частоты с процентным соотношением (пропорцией) для категориальных переменных. Сравнение между более чем двумя группами лечения для нормально распределенных данных проводилось с использованием однофакторного дисперсионного анализа или теста Краскела-Уоллиса, где это было необходимо.Сравнение (одномерное) между двумя категориальными переменными и дихотомическими данными проводилось с использованием χ 2 (хи-квадрат) или точного критерия Фишера, где это необходимо. Сравнение уровней витамина D между исходным уровнем и последующим наблюдением в каждой группе лечения проводилось с использованием парного t-критерия. Сравнение пациентов с достаточностью и недостаточностью витамина D проводилось с помощью критерия хи-квадрат для категориальных переменных. Хи-квадрат использовался для проверки связи между уровнем образования и самолечением.Модель логистической регрессии была проведена для определения факторов, независимо связанных с недостаточностью витамина D. Также были рассчитаны отношение шансов и 95% доверительный интервал. Односторонний анализ ANCOVA был проведен для сравнения различных вмешательств и контроля эффекта искажающих факторов. Двустороннее значение p 0,05 считалось значимым.

    Результаты

    Характеристики участников исследования

    Из 305 пациентов в исследование были включены 296 пациентов. Из них 9 пациенток были исключены из анализа из-за их отказа от участия в исследовании (n = 3), невынашивания беременности (n = 2) и гестационного возраста> 24 недель (n = 4) (рис. 1).В общей сложности 281 пациент завершил исследование и был доступен для анализа. Из них 61 пациент был в контрольной группе, 64 — в G 1, , 76 — в G 2 и 80 пациентов — в группе G 3 .

    Средний материнский и гестационный возраст участников исследования составлял 28,2 ± 4,6 года и 18,2 ± 4,2 недели соответственно. Демографические данные были равномерно распределены между контрольной и экспериментальной группами. Примерно половина участников исследования (49,5%) имели избыточный вес, 172 (61.2%) были выпускниками, 201 (71,5%) были домохозяйками и 280 (99,6%) были азиатами. Тридцать две (11,4%) беременные женщины сообщили о самолечении анальгетиками (n = 25), фолиевой кислотой (n = 4) и поливитаминами (n = 3). Демографические и клинические характеристики были равномерно распределены между исследуемыми группами. Также было показано, что потребление пищи, богатой витамином D, равномерно распределялось между группами лечения. Пациенты были набраны в три разных сезона со сниженным УФ-индексом (УФИ) и были равномерно распределены по группам лечения; (Осень = 22 и сентября – 21 сентября декабря, Зима = 22 – го декабря – 20 – го марта, Весна = 21 – го марта — 21 – го июня) (Таблица 1).Средний уровень 25 (OH) D был самым низким зимой (20,46 ± 10,53 нг / мл), с восстановлением концентрации весной (20,60 ± 9,70 нг / мл) и самым высоким в текущем исследовании осенью (23 ± 8,31 нг / мл). . Более того, не было статистически значимой разницы между средним уровнем 25 (OH) D между группами (p = 0,149).

    Влияние добавок на уровни 25 (OH) D

    Таблица 2 демонстрирует, что исходные уровни 25 (OH) D были равномерно распределены между контрольной и экспериментальной группами (p = 0.245). Во время последующего наблюдения уровни 25 (OH) D были значительно улучшены в группах лечения, при этом самый высокий средний уровень 25 (OH) D в сыворотке был достигнут в группе G 2 . Анализ подгрупп показал, что не было статистически значимой ( P = 0,686) разницы в уровнях витамина D между режимами 5000 МЕ / день (43,92 ± 16,95 нг / мл) и 200000 МЕ (41,50 ± 15,33 нг / мл) стат. Наибольшая доля пациентов (78,8%), достигших достаточного уровня 25 (OH) D, была в группе G3. Наши результаты показали, что прием добавок увеличил долю пациентов с достаточным уровнем витамина D с 18.От 1% до 65,8%. Только у одного пациента уровень 25 (OH) D в сыворотке крови был> 100 нг / мл. Однако биохимические показатели сыворотки крови были в пределах нормы, а УЗИ не выявило камней в почках. Были проведены тест Левена и проверки на нормальность, и предположения оправдались.

    Все смешанные переменные, такие как пребывание на солнце, сезонные колебания, использование солнцезащитного крема, покрытая область тела и исходный уровень ВД, были скорректированы с использованием общей линейной модели для оценки эффекта вмешательства. Односторонний анализ ANCOVA проводился для сравнения эффективности различных вмешательств (CG, G1, G2, G3) на уровне ВД пациента.После контроля независимой переменной (группа лечения) и корректировки ковариат, то есть базового уровня ВД, сезонных колебаний, пребывания на солнце, покрытой площади тела и использования солнцезащитного крема, между ковариатой и зависимой переменной не наблюдается значимой взаимосвязи. Между исходным уровнем и последующим уровнем ВД наблюдалась сильная взаимосвязь, о чем свидетельствует частичное значение квадрата эта, равное 0,375 (Таблица 3).

    Добавки с различными дозами витамина D по-разному влияли на циркулирующий витамин D.Текущее исследование продемонстрировало значительное увеличение уровня витамина D в сыворотке крови в группах лечения после приема добавок (таблица 4). Однако повышение уровня витамина D в контрольной группе было незначительным ( p = 0,061). Самый высокий средний прирост (23,14 ± 11,18 нг / мл) наблюдался при дозе 5000 МЕ / сут с последующей дозой 200000 МЕ стат (21,06 ± 13,73 нг / мл) (p <0,001). Прирост витамина D статистически различался между контрольной группой и лечением [p-значение: CG и G 1 : 0.001; CG и G 2 : <0,001; CG и G 3 : 0,001]. Более того, приращение VD в G1-G 2 и G1-G 3 также статистически различались (p-значение <0,001). Однако прирост ВД был статистически незначимым между G 2 и G 3 (p = 0,579).

    Факторы риска недостаточности витамина D у участников исследования

    В таблице 5 указаны факторы, связанные с достаточностью и недостаточностью витамина D. Пациенты с достаточностью витамина D (30–100 нг / мл) (n = 51) и пациенты с недостаточностью (n = 230) сравнивались друг с другом.Между двумя группами наблюдалась значительная разница в уровне образования. Пациенты с более низким уровнем образования, пребывание на солнце менее 30 минут или отсутствие солнечного света были связаны с дефицитом витамина D. В группе достаточности 74,5% были выпускниками и 27,5% имели ежедневное пребывание на солнце более 1 часа.

    Для выявления возможных факторов риска недостаточности витамина D среди беременных женщин была проведена серия логистических регрессионных анализов для клинически значимых и статистически проверенных переменных (таблица 6).Из пяти протестированных переменных среднесуточное пребывание на солнце (OR: 14,8, p = 0,009) и использование крема для загара (OR: 4,4, p = 0,045) были двумя факторами с более высокой вероятностью недостаточности витамина D. В этом исследовании пациенты со средним дневным пребыванием на солнце менее 15 минут и те, кто использовал солнцезащитный крем, выходя на улицу, представили более высокий риск недостаточности витамина D. Сезонная вариация была скорректирована как ковариантная, не было значимого сезонного изменения базовых уровней витамина D.

    Обсуждение

    Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучается влияние различных схем дородового приема витамина D среди беременных женщин в Пакистане.Основные результаты настоящего исследования продемонстрировали высокую распространенность ДВД во время беременности. Женщины, отнесенные к группам G 1 , G 2 и G 3 , по сравнению с группами, не получавшими лечения, испытали улучшение статуса витамина D в течение последующих 2 месяцев. Высокая доля ДВД в исследуемой популяции может быть связана с различными культурными, социальными, демографическими и социально-экономическими факторами.

    Несмотря на достаточное количество солнечного света, в Пакистане отмечается высокая распространенность ДВД.Сообщаемая распространенность ДВД составляет 47,3%, недостаточность — 34,5% и достаточность — только 18,1% — аналогична результатам ранее проведенных исследований в Пакистане [32–34]. Судя по результатам текущего исследования, VDD, вероятно, намного выше на национальном уровне, чем указано в этом исследовании. Дородовой прием витамина D является основой терапии и широко рекомендуется. С другой стороны, в некоторых исследованиях сообщалось о сравнительно более высокой распространенности (от 89% до 99,5%) ДВД [33, 35].Методологические различия между доступными исследованиями привели к огромным различиям в заболеваемости, а также в эпидемиологии ДВД, что затруднило или даже сделало невозможным сравнение результатов исследований. Такая разная распространенность может быть связана с несколькими факторами, включая разные критерии включения с различным гестационным возрастом и ИМТ, различия в популяции в отношении финансового статуса (наш исследовательский центр принимает финансово стабильных пациентов), различные лабораторные методы для оценки сывороточного 25 (OH) D, разные пороговые значения для VDD и достаточности, а также несовместимые определения VDD.Продолжаются дискуссии о полезности критериев статуса витамина D [36, 37]. Однако в большинстве исследований предлагается уровень <20 нг / мл для 25 (OH) D в качестве порогового значения для VDD [23–26].

    В недавнем систематическом обзоре был сделан вывод о высокой распространенности ДВД и о том, что прием добавок оказался эффективным вмешательством во время беременности в Пакистане [38]. Само по себе пребывание на солнце и диета, богатая витамином D, не могут поддерживать адекватный уровень у беременных женщин. Обогащение пищевых продуктов и повышение осведомленности с помощью программ общественного здравоохранения будут иметь первостепенное значение для обуздания растущего бремени ДВД в Пакистане.Однако добавление витамина D необходимо в дополнение к диете и пребыванию на солнце для достижения оптимальной концентрации. Из предыдущих исследований очевидно, что добавление витамина D во время беременности может улучшить статус витамина D как у матери, так и у новорожденного [38]. Результаты этих исследований подтверждают наши результаты. Социально-религиозные ограничения или ограниченная активность на свежем воздухе приводят к уменьшению пребывания на солнце, и в большинстве случаев даже низкая доза 600 МЕ не назначается. В настоящем исследовании использовались высокие дозы витамина D, включая 2000 МЕ / день, 5000 МЕ / день и 200000 МЕ / день.Из предыдущих исследований очевидно, что высокая доза 200 000 МЕ эффективна и считается безопасной [39–43].

    Наши результаты показывают, что добавление витамина D значительно увеличивает уровень 25 (OH) D в сыворотке крови во время беременности, особенно если режим приема добавок был ежедневным по сравнению со стат. Однако этот ответ был весьма неоднородным в различных исследованиях [15, 44–46]. Увеличение 25 (OH) D в группе G 2 , получавшей ежедневную добавку, было выше по сравнению с группой, получавшей однократную дозу (G 3 ).Важно отметить, что в группах с ежедневным добавлением (G 1 и G 2 ) только высокая доза 5000 МЕ (G 2 ) показала более высокий уровень 25 (OH) D в сыворотке в текущем исследовании.

    Подобно более ранним исследованиям, положительные эффекты дозы 2000 МЕ / день очевидны из настоящего исследования [15, 17, 18, 20, 47, 48]. Однако результаты и выводы неоднородны, несколько исследований пришли к выводу, что доза 2000 МЕ / день не обеспечивает достаточной дозы у большинства пациентов [17].Несмотря на повышение уровня 25 (OH) D в сыворотке крови при использовании группы 2000 МЕ, у большинства пациентов по-прежнему недостаточно витамина D, и, следовательно, следует отдавать предпочтение и рекомендовать более высокие дозы. Более того, если рекомендуются низкие дозы витамина D, пациентов следует поощрять и рекомендовать им увеличивать ежедневное пребывание на солнце до 1 часа.

    В настоящем исследовании для достижения оптимального статуса витамина D использовалась доза 5000 МЕ / день. Yap и др. ., (2014) провели исследование высоких и низких суточных доз витамина D и показали значительно более высокие уровни 25 (OH) D в плазме, достигнутые при дозе 5000 МЕ / день.Авторы пришли к выводу, что добавление 5000 МЕ / день витамина D 3 во время беременности может безопасно и эффективно поднять сывороточные концентрации 25 (OH) D до желаемого целевого диапазона у 90% женщин [49]. В другом аналогичном исследовании 97% женщин достигли концентрации витамина D на уровне 80 нмоль / л (32 нг / мл) во время родов с дозой 5000 МЕ / день [50]. Эти результаты согласуются с выводами настоящего исследования, и доза 5000 МЕ / день была признана безопасной и эффективной для достижения оптимальной концентрации 25 (OH) D.

    Существующие данные показывают, что высокая доза в 200 000 МЕ является эффективной и безопасной для достижения желаемого статуса витамина D [44, 51]. Эти результаты согласуются с нашими выводами, согласно которым достаточный статус 25 (OH) D в сыворотке был достигнут у максимального числа пациентов. Наши результаты, подтверждаемые другими исследованиями, показывают, что доза в 200 000 МЕ эффективна и дает преимущество в виде соблюдения режима лечения. Более того, у пациентов, которым назначают высокие дозы витамина D, следует контролировать уровень 25 (OH) D в сыворотке крови.Уместно упомянуть, что была принята одна мера безопасности и дальнейшее добавление было прекращено в соответствии с протоколом безопасности в группе G 3 . Концентрация витамина D в сыворотке у этого пациента составляла 108 нг / мл. Дальнейшие исследования показали, что пациенты принимали препарат несколько раз вместе с другими поливитаминами. К счастью, биохимические показатели сыворотки крови были в пределах нормы, а результаты УЗИ показывают отсутствие камней ни в одной из почек. Эти данные предполагают периодическое наблюдение за пациентами, получающими высокие дозы.Эти пациенты должны быть обучены избегать одновременного приема других поливитаминов, чрезмерного пребывания на солнце, использования солнцезащитных кремов и контролировать любые нежелательные эффекты. Перед введением дозы 200000 МЕ необходимо оценить исходный уровень 25 (OH) D. Следует избегать использования HD, если пациенты имеют достаточный уровень витамина D на исходном уровне. В таких случаях более низкие дозы витамина D будут эффективными и предпочтительными. Наши результаты показали, что у пациентов, получавших добавки, наблюдалось существенное улучшение статуса витамина D.Дозы 5000 МЕ / день и 200000 МЕ сопоставимы, но высокие дозы требуют контроля. Более того, доза в 200000 МЕ обладает преимуществом комплаенса и может эффективно использоваться при тщательном мониторинге любой токсичности.

    Распространенность ДВД, очевидно, была связана с различными факторами, включая практику ношения чадры, ограниченное пребывание на солнце и этническую принадлежность в странах Южной Азии [36, 52–57]. Подобно другим исследованиям [32, 53, 58], в текущем исследовании обнаружено, что такие факторы, как воздействие солнечного света и использование солнцезащитных кремов, являются независимыми предикторами недостаточности витамина D. (Таблица 5).Проведенный нами анализ показал, что пациенты, которые в среднем ежедневно находятся на солнце менее 15 минут, предвещают высокую склонность к недостаточности витамина D. Точно так же использование крема для загара перед выходом на улицу увеличивает риск недостаточности витамина D в четыре раза. Эти результаты подчеркивают, что в дополнение к добавкам беременных женщин необходимо поощрять к адекватному пребыванию на солнце, что может быть полезно для достижения оптимального уровня 25 (OH) D в сыворотке [59]. Результаты предыдущих исследований со значительной ассоциацией пребывания на солнце с недостаточным уровнем витамина D согласуются с этим исследованием [32].Тем не менее, привычки в одежде и влияние диеты, богатой витамином D, не показали какой-либо значительной связи с ДВЗ в настоящем исследовании. В отличие от предыдущих исследований, во время нашего анализа не было никакой связи между ИМТ и статусом витамина D. Уместно упомянуть, что женщины в Пакистане проводят большую часть своего времени в помещении из-за домашних занятий и культурных норм. Это время в помещении еще больше увеличивается среди беременных женщин из-за распространенных убеждений об отдыхе и ограничении движений для ухода за ребенком.Эти культурные или социальные нормы необходимо учитывать при интерпретации результатов.

    Важно отметить, что обнаружена положительная связь ДВД с низким социально-экономическим статусом [60]. Однако эти результаты противоречат результатам настоящего исследования. Большинство пациентов в нашем исследовании имели хороший социально-экономический статус, но все же имели высокую распространенность ДВЗ, как и в другом исследовании, проведенном в Пакистане, в котором кормящие матери принадлежали к высшему социально-экономическому классу [61].Эти результаты указывают на необходимость просвещения и осведомленности в качестве ключевого фактора для уменьшения растущего бремени ДВД в Пакистане. Пациентов следует проинформировать о значении добавок, факторах, связанных с ДЗД, и источниках витамина D. Образовательные кампании и консультирование пациентов во время дородового визита по поводу ДЗД могут иметь первостепенное значение для беременных женщин. В этом отношении решающую роль может сыграть клинический фармацевт.

    Скрининг на ДВД во время беременности и введение добавок витамина D можно рассмотреть во время дородовой помощи.Лица, определяющие политику, диетологи и другие специалисты в области здравоохранения могут определить свои роли по повышению осведомленности о последствиях ДВД. Более того, обогащение основных продуктов питания должно быть инициировано на национальном уровне. Программы здравоохранения, повышающие осведомленность о воздействии солнца, изменении диеты и добавках, должны быть инициированы как в государственных, так и в частных медицинских учреждениях.

    Ограничения и сильные стороны исследования

    Это исследование было одноцентровым, результаты которого нельзя экстраполировать на большую популяцию.Текущее исследование проводилось только в городе Лахор, поэтому потребности женщин, живущих в сельской местности, других провинциях и на разных широтах, могут быть разными. Межлабораторные вариации могли повлиять на значение 25 (OH) D в сыворотке крови человека, поскольку в разных лабораториях могли использоваться разные пороговые контрольные значения и разные методы. Последующего наблюдения за новорожденными для определения влияния адекватных уровней 25 (OH) D у матери на здоровье новорожденных не проводилось. Наблюдение за новорожденным и измерение уровня 25 (OH) D в пуповине могло бы еще больше пролить свет на значение материнских добавок.Следует отметить, что большинство участников исследования были набраны в зимние и осенние месяцы года, когда УФ-индекс сравнительно низкий, а большинство женщин проживают в своих домах из-за волн холода. В этом контексте следует проявлять осторожность при интерпретации результатов для летних призывников. И последнее, но не менее важное: мы попытались строго настроить коварианты во время анализа. Однако данные о многих важных факторах, которые могут повлиять на уровень витамина D, отсутствовали для многих пациентов из-за наблюдательного характера исследования.Этот сбивающий с толку эффект можно явно скорректировать в рандомизированных контролируемых исследованиях. Тем не менее, равное распределение ковариатов среди групп лечения в текущем исследовании сводит к минимуму риски систематической ошибки. Мы предлагаем внимательно рассмотреть это ограничение во время интерпретации результатов и подтверждения результатов. Более того, не было валидированной формы, используемой для оценки соблюдения пациентом режима, но соблюдение режима подтверждалось самооценкой. Настоятельно рекомендуется проведение будущих исследований, учитывающих эти ограничения.

    Несмотря на вышеупомянутые недостатки, это исследование предоставляет данные о распространенности витамина D, особенно среди беременных в Пакистане, и содержит важную информацию, которая может быть использована для определения соответствующих схем приема добавок в стране, что может привести к улучшению статуса витамина D во время беременности. Результаты настоящего исследования могут стать основой для разработки руководящих принципов и рекомендаций по добавлению витамина D беременным женщинам. Учитывая нехватку региональных исследований в Пакистане, результаты настоящего исследования послужат усилению области исследований в стране.Это исследование выдвигает гипотезу о том, что прием витамина D в дозе 5000 МЕ / день во время беременности превосходит другие схемы. Однако для подтверждения этих результатов необходимы хорошо контролируемые рандомизированные исследования.

    Выводы

    Текущее исследование предполагает высокую долю ДВД среди беременных женщин в Пакистане. Доказано, что дородовой прием витамина D является эффективным вмешательством и может принести пользу всем беременным женщинам с недостаточностью ВД. Статическая доза 200000 МЕ является столь же эффективной, как и доза 5000 МЕ / день, а также дает дополнительное преимущество в виде комплаенса, но нельзя игнорировать склонность к токсичности лекарственного средства.В будущих исследованиях следует оценить неонатальные последствия ДВД и определить любую связь между статусом витамина D и ИМТ. Существует острая необходимость в проведении рандомизированных контрольных испытаний (РКИ) для подтверждения эффективности различных режимов дозирования витамина D у матерей и новорожденных.

    Список литературы

    1. 1.
      Бхутта З., Суфи С., Заиди С., Хабиб М., Хуссейн И. Национальное обследование питания Пакистана. Карачи, Пакистан: Университет Ага Хана, Пакистан. 2011.
    2. 2.Hughes R, Aitken E, Anderson J, Barry C, Benton M. Дородовая помощь при неосложненной беременности. Национальный институт здравоохранения и передового опыта. 2008.
    3. 3.
      Хини Р.П., Уивер СМ. Кальций и витамин D2003. 181–94 с.
    4. 4.
      Холик М.Ф., Бинкли NC, Бишофф-Феррари HA, Гордон С.М., Хэнли Д.А., Хини Р.П. и др. Оценка, лечение и профилактика дефицита витамина D: руководство по клинической практике эндокринного общества. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма.2011. 96 (7): 1911–30. pmid: 21646368
    5. 5.
      Хоссейн Н., Канани Ф.Х., Рамзан С., Каусар Р., Аяз С., Ханани Р. и др. Акушерские и неонатальные результаты приема добавок витамина D матери: результаты открытого рандомизированного контролируемого исследования дородового приема витамина D у пакистанских женщин. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма. 2014. 99 (7): 2448–55.
    6. 6.
      Vanlint SJ. Витамин D и здоровье костей взрослых в Австралии и Новой Зеландии: заявление о позиции.2005.
    7. 7.
      Aghajafari F, Nagulesapillai T, Ronksley PE, Tough SC, O’Beirne M, Rabi DM. Связь между уровнем 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови матери и исходами беременности и новорожденных: систематический обзор и метаанализ обсервационных исследований. BMJ (под ред. Клинических исследований). 2013; 346: f1169-ф.
    8. 8.
      Магомед К., Гюльмезоглу AM. Добавки витамина D во время беременности. Кокрановская база данных систематических обзоров. 2000 (2): CD000228-CD.
    9. 9.
      Бандейра Ф., Гриз Л., Дрейер П., Эуфразино С., Бандейра С., Фриз Э.Дефицит витамина D: глобальная перспектива. Arquivos brasileiros de endocrinologia e Metabologia. 2006. 50 (4): 640–6. pmid: 17117289
    10. 10.
      Гюльмезоглу М.А., Матай М., Оладапо О., Тунсалп О., Пенья-Росас Дж. П. Рекомендации ВОЗ по дородовому уходу при положительном опыте беременности. 2016.
    11. 11.
      Holick MF. Дефицит витамина D. Медицинский журнал Новой Англии. 2007. 357 (3): 266–81. pmid: 17634462
    12. 12.
      Росс AC, Яктин А, Дель Валле Х.IOM (Институт медицины) (2011 г.) Нормы потребления кальция и витамина D с пищей. The National Academies Press, Вашингтон, округ Колумбия; 2011.
    13. 13.
      Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Новые сведения о потребностях витамина D во время беременности. Костное исследование. 2017; 5: 17030–. pmid: 28868163
    14. 14.
      Глеруп Х, Миккельсен К., Поульсен Л., Хасс Э., Овербек С., Томсен Дж. И др. Обычно рекомендуемого ежедневного приема витамина D недостаточно, если воздействие солнечного света ограничено. Журнал внутренней медицины.2000. 247 (2): 260–8. pmid: 10692090
    15. 15.
      Холлис Б.В., Джонсон Д., Халси Т.К., Эбелинг М., Вагнер К.Л. Добавки витамина D во время беременности: двойное слепое рандомизированное клиническое испытание безопасности и эффективности. Журнал исследований костей и минералов: официальный журнал Американского общества исследований костей и минералов. 2011. 26 (10): 2341–57.
    16. 16.
      Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Витамин D и беременность: скелетные эффекты, нескелетные эффекты и исходы родов.Международная кальцинированная ткань. 2013. 92 (2): 128–39. pmid: 22623177
    17. 17.
      Калочи Л.Д., Денерис А. Уровень низкого уровня витамина D в акушерских группах с низким риском. Журнал акушерства и женского здоровья. 2014; 59 (4): 405–10.
    18. 18.
      Rodda CP, Benson JE, Vincent AJ, Whitehead CL, Polykov A, Vollenhoven B. Добавки витамина D матери во время беременности предотвращают дефицит витамина D у новорожденных: открытое рандомизированное контролируемое исследование. Клиническая эндокринология.2015; 83 (3): 363–8. pmid: 25727810
    19. 19.
      Даводу А., Саади Х.Ф., Бекдаче Г., Джавед Й., Алтай М., Холлис Б.В. Рандомизированное контролируемое исследование (РКИ) приема добавок витамина D во время беременности в популяции с эндемическим дефицитом витамина D. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма. 2013. 98 (6): 2337–46. pmid: 23559082
    20. 20.
      Грант С.К., Стюарт А.В., Скрагг Р., Милн Т., Роуден Дж., Экерома А. и др. Витамин D во время беременности и грудного возраста и концентрация 25-гидроксивитамина D в детской сыворотке.Педиатрия. 2014; 133 (1): e143 – e53. pmid: 24344104
    21. 21.
      Hathcock JN, Shao A, Vieth R, Heaney R. Оценка риска для витамина D. Американский журнал клинического питания. 2007. 85 (1): 6–18. pmid: 17209171
    22. 22.
      DeLuca HF. Витамин D и пациенты с парентеральным питанием. Гастроэнтерология. 2009; 137 (5 доп.): S79–91.
    23. 23.
      Талаеи А., Рафи М., Мойни А., Ядегари Н., Резванфар М. Распространенность и критическая точка дефицита витамина D среди учащихся средних школ Арака, Иран, в 2010 году.Индийский журнал эндокринологии и метаболизма. 2012; 16 (5): 786–. pmid: 23087865
    24. 24.
      Нимитфонг Х., Холик М.Ф. Статус витамина D и пребывание на солнце в Юго-Восточной Азии. Дермато-эндокринология. 2013; 5 (1): 34–7. pmid: 24494040
    25. 25.
      Ахтар С. МИНИ-ОБЗОР Распространенность и корреляты дефицита витамина D — перспективы в Пакистане. 2016.
    26. 26.
      Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Пищевой статус витамина D во время беременности: причины для беспокойства. CMAJ: Журнал Канадской медицинской ассоциации.2006. 174 (9): 1287–. pmid: 16636329
    27. 27.
      Холлис Б.В. Уровни циркуляции 25-гидроксивитамина D, указывающие на достаточность витамина D: последствия для создания новых рекомендаций по эффективному диетическому потреблению витамина D. Журнал питания. 2005. 135 (2): 317–22. pmid: 15671234
    28. 28.
      Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Оценка диетической потребности в витамине D во время беременности и кормления грудью. Американский журнал лечебного питания. 2004. 79 (5): 717–26. pmid: 15113709
    29. 29.Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Потребности в витамине D во время лактации: высокие дозы добавок для матери в качестве терапии для предотвращения гиповитаминоза D как для матери, так и для грудного ребенка. Американский журнал клинического питания. 2004; 80 (6): 1752С – 8С.
    30. 30.
      Ринге Дж. Д., Кипшовен С. Недостаточность витамина D: оценка ситуации в Германии. Дермато-эндокринология. 2012. 4 (1): 72–80. pmid: 22870356
    31. 31.
      Holick MF. Статус витамина D: измерение, интерпретация и клиническое применение.Летопись эпидемиологии. 2009. 19 (2): 73–8. pmid: 18329892
    32. 32.
      Карим С.А., Нусрат У., Азиз С. Дефицит витамина D у беременных женщин и их новорожденных в медицинском центре в Карачи, Пакистан. Международный журнал гинекологии и акушерства. 2011; 112 (1): 59–62.
    33. 33.
      Хан Ф.Р., Ахмад Т., Хуссейн Р., Бхутта З.А. Статус витамина D и заболевания пародонта среди беременных и небеременных женщин в слаборазвитом районе Пакистана. Журнал Международного общества профилактической и общественной стоматологии.2016; 6 (3): 234–9.
    34. 34.
      Ахтар С. Статус витамина D в популяциях Южной Азии — риски и возможности. Критические обзоры в пищевой науке и питании. 2016; 56 (11): 1925–40. pmid: 25746099
    35. 35.
      Анвар С., Икбал М.П., ​​Азам И., Хабиб А., Бхутта С., Суфи С.Б. и др. Городское и сельское сравнение статуса витамина D у беременных и новорожденных в Пакистане. Журнал акушерства и гинекологии. 2016; 36 (3): 318–23. pmid: 26466513
    36. 36.
      Mithal A, Wahl DA, Bonjour JP, Burckhardt P, Dawson-Hughes B., Eisman JA, et al.Глобальный статус витамина D и детерминанты гиповитаминоза D. Osteoporosis International. 2009. 20 (11): 1807–20. pmid: 19543765
    37. 37.
      Vieth R, Bischoff-Ferrari H, Boucher BJ, Dawson-Hughes B, Garland CF, Heaney RP и др. Срочно необходимо рекомендовать эффективный прием витамина D. Американский журнал клинического питания. 2007. 85 (3): 649–50. pmid: 17344484
    38. 38.
      Насир Дж.А., Имран М., Заиди САА. Структура витамина D среди пакистанских беременных женщин.Журнал Колледжа врачей и хирургов — Пакистан: JCPSP. 2018; 28 (3): 233–7. pmid: 29544584
    39. 39.
      Asemi Z, Hashemi T., Karamali M, Samimi M, Esmaillzadeh A. Влияние добавок витамина D на метаболизм глюкозы, концентрацию липидов, воспаление и окислительный стресс при гестационном диабете: двойное слепое рандомизированное контролируемое клиническое исследование. Американский журнал клинического питания. 2013. 98 (6): 1425–32. pmid: 24132976
    40. 40.
      Диоген М. Э., Безерра Ф. Ф., Резенде Е. П., Тавейра М. Ф., Пинхал И., Донанджело С. М..Влияние добавок кальция и витамина D во время беременности у бразильских матерей-подростков: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Американский журнал клинического питания. 2013. 98 (1): 82–91. pmid: 23719547
    41. 41.
      Ли Д.К., Ви С. Материнская преэклампсия / эклампсия и риск синдрома внезапной детской смерти у потомства. Детская и перинатальная эпидемиология. 2000. 14 (2): 141–4. pmid: 10791657
    42. 42.
      Фирсова, Мазуркевич М., Доронин Г., Т. Журнал перинатальной медицины: De Gruyter; 2013.
    43. 43.
      Тахериан А-А, Тахериан А, Ширвани А. ПРОФИЛАКТИКА ПРЕЭКЛАМПСИИ НИЗКИМИ ДОЗАМИ АСПИРИНА ИЛИ ДОБАВКОЙ КАЛЬЦИЯ. 2002.
    44. 44.
      Yu CKH, Sykes L, Sethi M, Teoh TG, Robinson S. Дефицит витамина D и добавки во время беременности. Клиническая эндокринология. 2009. 70 (5): 685–90. pmid: 18771564
    45. 45.
      Дэвис-Так M, Yim C, Knight M, Hodges R, Doery JCG, Wallace E. Тестирование витамина D во время беременности: подходит ли всем один размер? Австралийский и новозеландский журнал акушерства и гинекологии.2015; 55 (2): 149–55. pmid: 25

    46. 2
    47. 46.
      Паласиос С., Мария Де-Региль Л., Ломбардо Л.К., Пабло Пенья-Росас Дж., Хуан С., Рико П. Добавки витамина D во время беременности: обновленный мета-анализ исходов для матери. Журнал стероидной биохимии и молекулярной биологии. 2016; 164: 148–55. pmid: 26877200
    48. 47.
      Саади Х.Ф., Даводу А., Афанди Б.О., Зайед Р., Бенедикт С., Нагелькерке Н. Эффективность ежедневных и ежемесячных высоких доз кальциферола у первородящих и кормящих женщин с дефицитом витамина D–.Американский журнал лечебного питания. 2007. 85 (6): 1565–71. pmid: 17556694
    49. 48.
      Вагнер К.Л., Макнил Р., Гамильтон С.А., Винклер Дж., Родригес Кук С., Уорнер Дж. И др. Рандомизированное испытание добавок витамина D в сети 2 общинных медицинских центров в Южной Каролине. Американский журнал акушерства и гинекологии. 2013; 208 (2): 137.e1 – .e13.
    50. 49.
      Яп С., Чунг Н.В., Гантон Дж. Э., Атайд Н., Маннс К. Ф., Дюк А. и др. Добавки витамина D и их влияние на метаболизм глюкозы во время беременности: рандомизированное контролируемое исследование.Уход за диабетом. 2014; 37 (7): 1837–44. pmid: 24760259
    51. 50.
      Рот Д.Э., Аль-Махмуд А., Ракиб Р., Ахтар Э., Перумал Н., Пеззак Б. и др. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование высоких доз дородового витамина D3 в третьем триместре в Бангладеш: исследование AViDD. Журнал питания. 2013; 12 (1): 47–.
    52. 51.
      Mallet E, Gugi B, Brunelle P, Henocq A, Basuyau JP, Lemeur H. Добавление витамина D во время беременности: контролируемое испытание двух методов. Акушерство и гинекология.1986. 68 (3): 300–4. pmid: 3755517
    53. 52.
      Eggemoen ÅR, Falk RS, Knutsen KV, Lagerløv P, Sletner L, Birkeland KI, et al. Дефицит витамина D и добавки во время беременности в когорте многонационального населения. BMC по беременности и родам. 2016; 16 (1): 7–.
    54. 53.
      Пехливан И., Хатун С., Айдоган М., Бабаоглу К., Гокалп А.С. Дефицит витамина D у матери и добавление витамина D у здоровых младенцев. Турецкий педиатрический журнал. 2003. 45 (4): 315–20. pmid: 14768796
    55. 54.Whiting SJ, Green TJ, Calvo MS. Потребление витамина D в странах Северной Америки и Азиатско-Тихоокеанского региона недостаточно для предотвращения недостаточности витамина D. Журнал стероидной биохимии и молекулярной биологии. 2007. 103 (3–5): 626–30. pmid: 17218094
    56. 55.
      Бабу США, Кальво МС. Современная Индия и дилемма витамина D: доказательства необходимости национальной программы обогащения пищевых продуктов. Молекулярное питание и пищевые исследования. 2010: н / д-н / д.
    57. 56.
      Calvo MS, Whiting SJ, Barton CN.Обогащение витамином D в США и Канаде: текущее состояние и потребности в данных. Американский журнал клинического питания. 2004; 80 (6): 1710С – 6С.
    58. 57.
      Genuis S, Schwalfenberg G, Hiltz M, Vaselenak S, Genuis SJ, Schwalfenberg GK и др. Статус витамина D в популяциях клинической практики в более высоких широтах: анализ и применение. Международный журнал исследований окружающей среды и общественного здравоохранения. 2009; 6 (1): 151–73. pmid: 19440275
    59. 58.
      Андиран Н., Йордам Н., Озон А.Факторы риска дефицита витамина D у новорожденных, находящихся на грудном вскармливании, и их матерей. Питание (Бербанк, округ Лос-Анджелес, Калифорния). 2002. 18 (1): 47–50.
    60. 59.
      Шариф С., Фарасат Т, Шоаиб Х, Сакиб М., Фазал С. Уровни витамина D среди беременных и кормящих женщин. 2013.
    61. 60.
      Tønnesen R, Hovind PH, Jensen LT, Schwarz P. Детерминанты статуса витамина D у молодых людей: влияние образа жизни, социально-демографические и антропометрические факторы. BMC Public Health. 2016; 16 (1): 385.
    62. 61.
      Атик М., Сурия А., Низами С.К., Ахмед I. Статус витамина D у младенцев из Пакистана, находящихся на грудном вскармливании. Acta paediatrica (Осло, Норвегия: 1992 г.). 1998. 87 (7): 737–40.

    .

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.