Разное

Девочка вероника: Девочка-мем Вероника изменилась до неузнаваемости и вышла замуж

Содержание

Девочка-мем Вероника изменилась до неузнаваемости и вышла замуж

Фото Вероники Зайцевой появились в соцсетях в 2012 году и сразу стали основой для многочисленных мемов. Многочисленные сетевые остряки придумывали забавные, на их взгляд, подписи к снимкам, а в группах обсуждали внешность девушки и жалели ее. Хейтеры одолевали Веронику и когда она исчезла из поля зрения, многие были уверены, что она покончила с собой. Но это не так, и героиня мемов не только живет, но и счастлива назло всем.

Сейчас сложно установить, кто отыскал на просторах социальной сети «Вконтакте» страничку 16-летней Вероники Зайцевой. Тогда возможности скрыть страницу не было и все пользователи были на виду. Девушка всего лишь хотела общаться со сверстниками в интернете, но получила неожиданную и совсем нежеланную славу.

Вероника всегда отличалась от своих сверстников не слишком привлекательной внешностью. Сложно сказать, дразнили ее в школе и на улице или нет, но точно известно, что до появления первых мемов, Зайцеву ее недостатки совершенно не тяготили.

Проблемы начались, когда Веронике начали сотнями писать наглые хейтеры, обзывая девушку и оставляя отвратительные комментарии под ее фотографиями. Нужно отдать должное Зайцевой – она стойко переносила нападки интернет-троллей. Были у нее немногочисленные сторонники, которые пытались урезонить грубиянов и утешить хозяйку аккаунта.

Любимой темой дебатов была личная жизнь девушки, внешность которой была далека от идеала. Ей пророчили одиночество или мужа с такими же «неординарными» внешними данными. Вероника выглядела неважно не только из-за того, что природа не наделила ее аккуратным подбородком, огромными глазами и острыми скулами. Девушка жила в деревне и практически не следила за собой.

Однажды Вероника удалила свою страницу «Вконтакте» и исчезла из поля зрения. Поползли слухи о ее самоубийстве и многим ее гонителям даже стало стыдно. К счастью, с героиней мемов ничего плохого не случилось и она жива, здорова и, очевидно, счастлива с любимым человеком.

Зайцева похорошела, научилась ухаживать за собой и даже вышла замуж за красивого парня. Сегодня у девушки все отлично – она радуется жизни и обществу своего заботливого супруга. Пара пока не обзавелась детьми, но это лишь вопрос времени.

Зайцева оказалась замечательным человеком и об этом не устает говорить ее муж. Не так давно на своей странице в социальной сети он опубликовал пост о том, как благодарен судьбе за то, что та подарила ему встречу с Вероникой. Нужны ли еще доказательств того, что красота не во внешности человека, а в его душе? Наверное, нет.

Смотрите также – Любовь к миру начинается с себя: у нее опухоль на лице с рождения, но она научилась принимать свою внешность

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Вероника Николаева: фото, биография, фильмография, новости

Вероника Игоревна Николаева родилась 08 октября 2015 года в семье певца и композитора Игоря Николаева и его супруги, певицы Юлии Проскуряковой.

Артисты поженились в 2010 году, спустя несколько лет после начала совместного проживания. В момент регистрации брака Николаеву было 50 лет, а его избраннице — 28.

Брак с Проскуряковой стал для артиста третьим по счету.

Первой супругой певца стала одноклассница Елена Кудряшева. Молодые люди поженились в возрасте 18 лет, в тот же год родилась дочь Юлия (сейчас работает врачом в США).

Спустя 13 лет семья распалась, и тогда возник наиболее известный союз в пост-советском шоу-бизнесе — с 19-летней Наташей Королевой. Знаменитости прожили вместе 9 лет, выпустили несколько известных альбомов, но в 2001 году отношения прекратились и каждый пошел своей дорогой.

Через 4 года после разрыва с Королевой Николаева стали замечать в обществе молодой и подающей надежды певицы из Свердловска Юлии Проскуряковой. Какой-то период пара скрывала свои отношения, но в декабре 2008 года, во время передачи «Пусть говорят» на Первом канале девушку представили публике, как невесту знаменитого певца и композитора.

В начале 2009 года Юлия и Игорь отправляются в совместное турне по США. Помимо их двоих в гастролях принимал участие сын Хулио Иглесиаса — Энрике.

Спустя полтора года, 25 сентября 2010 года Николаев женился на Проскуряковой.

Дочь Вероника появилась на свет через 5 лет и 15 дней от даты официальной регистрации брака.

Сейчас девочка растет жизнерадостной и гостеприимной. Она с радостью позирует перед камерами и рассказывает о себе и своем хобби. Часто она играет с родителями, поет и своим юным творчеством вдохновляет отца на написание новых синглов. Девочка также дружна с другим детьми звезд российской эстрады — с 6-летними близнецами Гарри и Лизой, детьми Аллы Пугачевой и Максима Галкина. Именно их Вероника приглашала к себе на 4-й день рождения. Девочку любят не только родители и близкие артистов, старшая сестра Юлия не забывает о маленькой сестренке. Каждый год старшая дочь музыканта, если не может приехать в Россию из США, одаривает Веронику большими коробками с несколькими подарками.

Как «девочка без шансов» из Челябинской области победила страшную форму лейкоза

https://www.znak.com/2021-01-20/kak_devochka_bez_shansov_iz_chelyabinskoy_oblasti_pobedila_strashnuyu_formu_leykoza

2021.01.20

В жизни случаются такие истории, которые вряд ли смогли бы придумать писатели и режиссеры. Судьба заставила поверить Светлану Борисенко из Челябинской области в чудо. Теперь, спустя пять лет она может рассказать о пережитом. Ее дочку врачи называли «девочкой без шансов», но мама очень хотела, чтоб дочка жила…

Вероника Борисенко с мамой Светланойфонд «Искорка»

«Это было всего пять лет назад. Мы купили большой дом, где бывали гости, всегда звучал смех и вкусно пахло едой. Мы готовились к Новому году и строили большие планы на жизнь», — вспоминает Светлана Борисенко из Еманжелинска, сидя перед родителями детского онкологического отделения Челябинской областной клинической больницы. Она для них победитель, та, что помогла своему ребенку побороть рак.

Тот дом не принес семье счастья. Кур и кошек пришлось спешно раздать по соседям, когда маму со старшим ребенком отправили в онкоотделение в Челябинск.

«В октябре у старшей дочки Вероники поднялась температура. Лечили простуду. Состояние улучшалось на день-два, а потом снова температура. Спустя три недели я ворвалась в первый попавшийся кабинет в поликлинике, чтобы мне объяснили, что происходит с моим ребенком», — рассказывает женщина.

Посмотрев на девочку, подростковый врач пришел в ужас и сразу заподозрил плохое. Анализы cito, УЗИ, обследования, врачебный консилиум. Маму с ребенком отпустили домой со словами: «Будьте готовы, утром за вами приедет скорая и отвезет вас в областную больницу. Только в карточку не смотрите, пожалуйста», — сочувственно сказала врач… А в карточке на последней заполненной странице удалось разобрать одно слово «лейкоз» и огромный знак вопроса.

К сожалению, ошибки не случилось. У Вероники действительно был лейкоз. Да еще какой… В самой опасной и агрессивной форме — миелобластный, рефрактерный. Курсы химиотерапии, которые должны были остановить рост бластов в крови, не давали результатов. Бласты росли так, словно химия была для них не ядом, а поливитаминами.

«Когда врач Сергей Коваленко заходил к нам в палату он старался говорить спокойно, но я видела, что даже он в шоке от происходящего», — рассказывает Светлана.

Только стены больничного коридора да лестница между этажами знают, чего стоило ей внешнее спокойствие и улыбка после очередных результатов анализов.

Вероника в больницеиз личного архива

«Я никогда не позволяла себе быть грустной со своим ребенком, несмотря на то что анализы были плохими, а земля буквально уходила из-под ног. Плакала навзрыд и готова была грызть стены от беспомощности и ужаса. Но возвращалась в палату к дочке с отрепетированной улыбкой», — вспоминает Светлана.

Муж потерял работу, начал пить. Какое-то время жил на деньги, которые собирал в интернете с сердобольных людей на лечение дочери.

Младшего ребенка он отдал маме Светланы, а потом и вовсе ушел из семьи. В новом доме, где раньше звучал радостный смех, теперь царили грязь, запах пьяного угара и предательство. Вернуться туда женщина уже не смогла.

«Я была, наверное, единственная мама в этом больничном отделении, которая не рвалась домой. Я помню свою палату № 22 и окно в коридоре с видом на улицу. Я любила смотреть в него, и мне становилось спокойно. Может быть, так все и должно было случиться. Идти из больницы мне было некуда, и помощи ждать неоткуда, а бласты в крови ребенка все росли. Судьба отняла у меня все — дом, работу, мужа, перспективы и мечты. Я просила оставить детей».

Вероника тяжело переносила «химию». Под действием гормонов становилось капризной и неуправляемой. При разговоре об очередной процедуре она кидала в стенку все без разбора — планшет, телефон и посуду, а сама забиралась под кровать. После долгих разговоров соглашалась продолжать лечение. Но самым страшным было то, что ничего не помогало.

Наконец, настал день, когда врачи пригласили Светлану в ординаторскую: «Мы сделали все, что могли»… От Вероники отказались все клиники России и Израиля. Девочке без шансов врачи предложили поехать домой.

«Наверное, я боялась остаться с болезнью один на один, поэтому я не ушла из больницы и решила непременно найти выход. Я не могла представить, что вернусь домой и буду сидеть и ждать, и смотреть, как мой ребенок уходит из жизни. Я бы просто не простила себе свое бездействие. За помощью я обратилась в челябинский фонд „Искорка“. Для меня это был не то что последний шанс, а самый-самый единственный. И от нас здесь не отвернулись, хотя могли, — рассказывает Светлана. — Сотрудники фонда сделали для нас невозможное! Нашу девочку заочно проконсультировали в Германии. „Искорка“ нашла переводчика, который перевел нашу больничную выписку на немецкий. Потом бумаги попали на стол немецкому врачу. Он рекомендовал делать трансплантацию костного мозга на аплазии, то есть как есть, без ремиссии. Идеальным донором для Вероники могла стать сестра Лера. Все это нужно было сделать в максимально короткие сроки. Конечно, я сама не смогла бы справиться с этим. Для этого и нужны благотворительные фонды, ведь их специалисты владеют ситуацией лучше, чем родители, и не ограничены рамками врачебных инструкций, как врачи».

Вероника в московской больнице на трансплантациииз личного архива

По словам мамы девочки, помогли и сотрудники фонда «Подари жизнь», которые взаимодействуют с челябинской «Искоркой». «Эта такая дружественная сеть, которая позволяет открывать закрытые двери. Сотрудница фонда Алла Кинчикова подошла напрямую к доктору в РДКБ Москвы и спросила, а может, он возьмет Веронику на трансплантацию — и доктор взял. Только потому, что у нас был свой донор — сестра, подходящая на 100%. И мы поехали навстречу единственному шансу, который на самом деле никто не давал. Было только „попробуем“, — продолжает женщина. — Челябинские врачи делали все что могли, пока решался вопрос, кто возьмет Веронику, и за это им мой поклон. А то, что для нашей семьи сделала „Искорка“, мы будем помнить вечно! Спасибо им, что верили в лучшее, когда кругом звучали отказы».

Когда мама с дочкой приехали в московскую клинику, самочувствие Вероники стремительно ухудшалось. Счет шел уже не на дни, на минуты. Если бы не Елена Скоробогатова, заведующая отделением трансплантологии, которая увидела Веронику в приемном покое РДКБ Москвы…

Трансплантацию провели. После процедуры Веронике было так плохо, что мама, сидя у нее кровати, подумала, что если не поможет и это, то лучше отпустить дочку и больше не мучить. После этих мыслей Светлана побежала в храм и просила прощения, что смалодушничала в мыслях.

«Из храма возвращаюсь, дверь в палату приоткрываю, а Вероника моя… танцует. Слабенькая, дрожащая, босая. Солнечный свет, казалось, просвечивал ее всю насквозь. Она была словно ангел. Я поняла, что Бог услышал мои молитвы и доченька будет жить. Ноги подкосились от счастья. И я рыдала, лежа на больничном полу», — вспоминает мама Вероники.

Вероника, 2020 годиз личного архива

Через несколько дней Светлана Борисенко зашла к заведующей отделением с вопросом, можно ли Веронику супом покормить. Мамы в отделении очень вкусный суп тогда сварили… А врач поворачивается вся в слезах и говорит: «У вас ремиссия».

На этом Светлана завершает свое невероятно пронзительное повествование в детском онкоотделении Челябинской областной больницы. Некоторые из родителей, собравшихся в этот вечер в больничном холле, начинают вытирать слезы, другие просят Светлану подержать их за руку, чтоб перенять энергию победы. Есть и те, кто просят задержаться после встречи, чтобы пообщаться тет-а-тет. К сожалению, диагноз Вероники есть и у сегодняшних пациентов отделения.

Светлана рада приободрить мам, которым победа еще предстоит. Она не устает повторять, что шанс есть всегда, нужно верить и бороться. Веронике сейчас 11 лет, она взрослеет и становится невероятной красавицей. А ее победа — навсегда в летописи фондов «Искорка» и «Подари жизнь».

Совместный проект «Искорка Фонд» и Znak.com «Выздоровление» — это психологическая поддержка для мам и детей, которые проходят длительное и сложное лечение онкогематологических заболеваний. «Искорка Фонд» приглашает рассказать свою историю выздоровления тех, кто в детстве победил рак.

Партнерский материал

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Звезда «Колледжа»: «Бывшему не нужна девушка со славой изнасилованной наркоманки»

Вероника Дмитриева

«СтарХит» поинтересовался у девушки ее впечатлениями от шоу, узнал, как ей помогли занятия с психологом и почему возникли трудности с другими участниками. «На проекте «Колледж» мне очень некомфортно, так как были издевательства со стороны ребят. Очень сильно бесят Степа, Катя и Аня. Они постоянно хотели вывести меня из себя. И еще Никита, ведь он подговорил всех меня слить», — рассказала Вероника. 

По словам Дмитриевой, она показала, что готова меняться. Ранее на церемонии она передала книгу Никите. Таким образом участники шоу голосуют за того человека, которого хотят оставить в проекте. «Никита мне нравится. Меня привлекают странные мальчики. Подруга говорит, что я предпочитаю гопников, хотя это не так», — отметила участница шоу «Колледж».

Со Степой (слева) Вероника не поладила

За 2 недели до выхода проекта на экраны Вероника ушла от парня, так как он негативно отнесся к ее решению отправиться в телешколу. «С бывшим молодым человеком я рассталась за две недели до выхода шоу на экраны. Он сказал: «Мне не нужна девушка, о которой вся страна будет говорить: она наркоманка и изнасилованная». Мой бывший это знал, но не хотел, чтобы его знакомые тоже были в курсе», — поделилась Вероника со «СтарХитом».

не пропуститеБез вины виноватые: 9 самых громких изнасилований, которых не было

На проекте у участников практикуются встречи с психологом. По словам Дмитриевой, ей очень помогают эти занятия самопознания. «Многие свои проблемы я решаю. Научалась молчать, сдерживать себя в нужные моменты, а мои нервные срывы сократились, я могу сорваться один раз за месяца три», — рассказывает Дмитриева.

Несмотря на то, что в «Колледже» девушек заставили снять украшения, но они смогли убедить администрацию разрешить им носить серьги. А вот с пирсингом в носу Веронике пришлось попрощаться. Прокол у девушки быстро зарос. «Косметику мы прятали, хотя нам тоже запрещали ею пользоваться», — поделилась девушка. 

На проекте Вероника очень скучала по своей лучшей подруге. Девушка сейчас смотрит проект и комментирует его. «По большей части она угорает, а иногда говорит мне: «Ника, ты дура!». Лучшая подруга плохого не скажет», — отметила участница.

Сейчас Дмитриева пытается пересмотреть свой стиль одежды, добавить элегантности в образ. «Мода определенная, и очень сложно одеваться по-деловому и при этом выглядеть стильно», — подчеркнула Вероника. 

Фото: пресс-служба

фильмография, фото, биография. Актер, Актер дубляжа.

Краткая биография


Вероника родилась 1 марта 1994 года в семье летчика и педагога, в Украине, в городке Белая Церковь. Когда девочке было 4 года, семья Лысаковых переехала в Россию, в Тамбов. Ника, как ее ласково называют близкие, с пяти лет начала заниматься музыкой, в частности, вокалом. Педагоги обнаружили у малышки выдающиеся данные. Так, с 6 лет Ника побеждала на различных конкурсах: стала лауреатом 1-го Международного конкурса-фестиваля детского художественного творчества «Орловские Зори», лауреатом конкурса «Голоса ХХI века». Чтобы развивать творческие способности маленькой певицы, родители переехали в Москву. В столице Ника поступила в престижную детскую джазовую школу при Государственном музыкальном колледже эстрадного и джазового искусства по классу эстрадное пение. Вероника Лысакова продолжала петь и участвовать в конкурсах, что неизбежно привело ее на телевидение. Будучи подростком, Ника дважды становилась лауреатом телевизионного конкурса «Песенка года», лауреатом фестиваля «Юные таланты Московии» и конкурса детского творчества «Мы ищем таланты». Также девочка начала появляться в театре – талантливую артистичную красавицу приглашали на работу в различные мюзиклы. В 2003–2004 годах Вероника играла роль Кэйт в популярном московском мюзикле «Энни», а затем играла в спектаклях Сергея Проханова – Вольнерилью в «Лиромании», Ирму в спектакле «Губы», Фанты в спектакле «Фанта-Инфанта» и др.


Впервые на экранах Вероника появилась в 12 лет в комедийном телесериале «Золотая теща» (2006). Лысакова исполнила роль девочки Дарьи. В 13 лет Ника сыграла в популярном телесериале «Сваха». Следом появилась в эпизодических ролях в телепроектах «Закон и порядок: Преступный умысел» (2007), «Шаг за шагом» (2008).


В 14 лет Вероника Лысакова появилась в первой ведущей роли – в телепроекте «А я люблю женатого» (2008). Ника сыграла 12-летнюю дочь главного героя, который уходит из семьи к другой женщине. Эта работа принесла девушке первый телевизионный успех. Следом Лысакова начала активно мелькать то в одном телесериале, то в другом. После она сыграла Соню Суздалеву в рейтинговом проекте «Рыжая» (2008–2009), сироту в «Огнях большого города» (2009), дочь Кобы в успешном телесериале «Побег» (2010–2012).


Среди фестивального зрителя Вероника Лысакова стала известна после исполнения роли бедной девочки, жаждущей любви своей матери, в триумфальной картине Василия Сигарева «Волчок» (2009). Картина с особым успехом прошла на нескольких российских фестивалях, удостоившись победы на «Кинотавре», премии «Ника» и фестиваля в Карловых Варах.


В 2012 году Вероника стала главной героиней мелодрамы «Прятки», но фильм прошел почти непримеченным. В том же году Ника приняла участие во втором сезон музыкального шоу-проекта «Фактор А», где продемонстрировала свой как вокальный, так и актерский таланты. Также в 2012-ом 18-летняя актриса окончила бакалавриат актерского факультета ГИТИСа. В 2013-ом году Вероника появилась на телеэкранаха как одна из ведущих героинь телесериала о превратностях судьбы «До смерти красива».


«Актерская профессия – как снежинка на ветру, наверное, – признается актриса. – Сегодня кино, завтра театр, послезавтра концерт. Главное – быть всегда в работе, чтобы не упасть и не растаять. По мере возможности я хочу заниматься всем, чем успеваю, чтобы потом об упущенном не жалеть».

Пришла ко мне девочка — Тушнова. Полный текст стихотворения — Пришла ко мне девочка

Пришла ко мне девочка
с заплаканными глазами,
с надеждой коснулась моей руки:
-Ведь вы же когда-то любили сами,-
вы даже писали об этом стихи…
Я не хочу так, я не согласна…
Скажите, разве она права?
Зачем она перед целым классом
вслух читала его слова?
Зачем так брезгливо поджала губы,
когда рвала листок пополам,
зачем говорила о нас так грубо,
что мне повторять неудобно вам.
Мы очень с ним дружим…
-Я это знаю.
-Он очень хороший!
-Я помню, да…
-Вы разве знакомы с ним?
-Да, была я
такой же девчонкой, как ты, тогда
он тоже писал мне записки…
-Значит,
вы мне поверите?
-Всей душой!
…И вот разговор откровенный начат
между маленькой женщиной и большой.
Через час,
утешившись в детском горе,
она ушла на каток… А я
разговор продолжаю, волнуясь, спрою,
тревожно на сердце у меня.
Если учительница вскрывает
чужие письма- прощенья нет!
Простите, я кажется подрываю
педагогический авторитет?
Простите, но все это-
дело поэта,
а я к тому же еще и мать…
Поэт Маяковский писал «Про это»
затем, что про это надо писать!
Мы учим детей от гриппа спасаться,
улицы учим переходить,
так как же этого не касаться,
как будто легко научиться
любить.
(Казалось бы, это проще простого!)
Но я про любовь настоящую, ту,
когда самая жизнь
отдается без слова
за отчизну,
за женщину,
за мечту…
Чтобы люди
веку по росту были,
такими надо вырастить их,
чтобы с детства
все, что они любили,
любили бы
больше себя самих!
_____________Пришла ко мне девочка
с заплаканными глазами,
вами обиженная до слез.
Почему вы в доверии ей отказали?
Потрудитесь ответить на этот вопрос!
Ведь не просто
школьница перед доскою,
единица, из коих составлен класс,-
вам было доверено
сердце людское…
Теперь оно больше не верит в вас!

о смерти одной из сиамских близняшек поведала их мать

23 декабря 2020 16:02
  Анна Ермошина
  Фото: КП-Новосибирск


Несколько лет назад у жительницы Новосибирска родились сиамские близнецы. Однако после операции по разделению дочек, одна из них умерла. Вторая выжила. О том, как сейчас живет семья и почему их ребенок отличается от других, рассказала мать погибшей девочки.


Сиамские близнецы Алина и Алиса у Вероники Игнатьевой появились четыре года назад. Сразу после их рождения было принято решение провести операцию по разъединению малышек. Эту ответственную миссию доверили Александру Разумовскому – известному московскому профессору, который имел большой опыт подобных хирургических вмешательств.


Операция длилась более десяти часов и закончилась благополучно. Но сердце Алины оказалось очень слабым, девочка умерла.



«Смерть Алины была страшным ударом для нас всех. Не прошло и дня, чтобы я не вспоминала о ней», – рассказывает Вероника.


Дочку Алину, которая прожила всего два месяца, родители похоронили в Новосибирске. Время шло, но боль от потери не утихала, и вдруг Вероника узнала, что снова беременна. К тому же потрясением стало то, что УЗИ снова показало двух близнецов.


«Это у нас в семье на генетическом уровне: двойняшки и близняшки. Наверное, это и для нас второй шанс после потери Алины», – поясняет женщина.


К счастью, девочки Диана и Милана родились здоровыми. Вероника вместе с мужем Иваном вскоре переехали из Новосибирска в родной город Кулунду Алтайского края.



«Нам стало не комфортно жить на съемной квартире в Новосибирске, поэтому мы и вернулись. Тут у нас есть свое жилье. Ваня устроился на работу автомехаником, а я сижу дома с детьми», – говорит многодетная мать.


Несмотря на смену места жительства, родители регулярно приезжают на кладбище к умершей дочке.


«Четыре раза в год бываем на кладбище. Алису и других ребятишек с собой не берем. Дочке еще рано знать, что у нее была сестра. Вот вырастет, тогда и расскажем», – объясняет Вероника.


Сейчас дочке Алисе уже четыре года, она живет полноценной жизнью. Мало кто знает, что из-за операции по разделению с сестрой Алиной у нее теперь нет пупка и искусственная брюшная стенка. По словам матери, ребенок иногда все-таки замечает, что она – не такая, как все.


«Она может спросить: «Мама, а где мой пупок?» или «Мама, а почему у меня живот в шрамиках?» Я показываю свой живот и отвечаю: «Смотри, доченька, у меня тоже шрамы есть. Ничего страшного». Когда ей будет лет 11, сделаем еще операцию, чтобы укрепить брюшную стенку, ведь ребенок растет», – признается мать.



Инвалидность Алисе никак не мешает. Она так же, как и все дети с радостью идет в детский сад, любит получать подарки на праздники и учит стихи на утренники.



«Мы еще посещаем социальную реабилитацию. Нас туда соцзащита отправила. Дочь развивает мелкую моторику рук: клеит, красит, лепит… Недавно на конкурсе стихотворение рассказывала», – рассказывает мать Вероника корреспонденту «КП-Новосибирск».


У Алисы много планов на будущее: девочка мечтает научиться петь и стать знаменитой артисткой. Но родителям неважно кем будет их дочка, они уже сейчас гордятся своей уникальной девочкой, ведь самое главное, что она жива и здорова. А рядом с ней большая и дружная семья, которая всегда поможет в трудную минуту.

«Мамина девочка» Вероники Чемберс

Я читала «Маминую девушку» Вероники Чемберс раньше, но забыла об этом. Затем, когда я читал, это вернулось ко мне. У нее была тяжелая жизнь. В некотором смысле ее мать, Сесилия, отказалась от собственной жизни и посвятила свою жизнь своим детям. Тем не менее, ее брак был наполнен насилием. Прочитав автобиографию Джун Джордан о ее ранних годах, я все еще шокирован насилием в этих карибских семьях. Джордан прощает отца. Я думаю, Чемберс не прощает своего отца, который был настолько нигилистическим и трусливым, что этому не следует верить.Он бил свою дочь на улице, но не хотел привлекать полицию. Спасение лица — это слишком.

Веронике приходится справляться с собственной матерью, поэтому она не дает ей указаний или помощи. Тем не менее, Mama’s Girl во втором чтении по-прежнему вызывает удивление. Я многое сделал сам, но я не искал квартиру, пока мне не исполнилось 19 лет, а сосед по комнате выполнял большую часть работы. Шестнадцатилетнему подростку не нужно перемещаться по этой местности. Тем не менее, Вероника поступает так — рано ходит в колледж, а когда ее отец не платит за обучение, она работает на многих работах и ​​справляется.Преподаватели и работодатели признают ее таланты, но если бы ее собственная мать сделала это, у нее было бы больше боеприпасов, чтобы справиться с нападками со стороны мачехи. Эти семейные противоречия огромны. Является ли это внутренним угнетением, которым люди нападают друг на друга?

Даже отчим Вероники на расстоянии. Его мать скрывает от нее свою болезнь и операцию. И все же Вероника может видеть, как Тоно, отчим, действительно любил ее мать. Как карибские люди из Панамы, которые были темнокожими и говорили по-испански, они не могли вписаться в Лос-Анджелес, который является черным и латиноамериканским, но не смешанным.

Печальная история, но она помирилась с матерью. Часто бывает трудно понять, что означает получение образования. Она и ее родители работали в разных мирах, но она пыталась поделиться своим миром с матерью, но это не спа. Кроме того, будучи социально мобильным, я не чувствовал существенной разницы с мамой. Ширли получила образование в средней школе, а также в художественной школе и в школе дизайна — позже она получила высшее образование. Тем не менее, будучи молодым человеком, я не чувствовал социальной дистанции в принимаемых мною решениях.Она не понимала социологию, но следила за миром.
Веронике приходится тащить за собой мать. Она так и делает, поскольку это действительно ее единственная семья. Ее брат, который всегда был источником беспокойства для ее матери, не попадает в средний класс или даже в стабильность. Она говорит, как ей нужно справиться с этой виной.

Комментарии к первому прочтению

«Мамина девочка» Вероники Чемберс посвящена ее отношениям с матерью, которая в детстве была далека от Вероники, но все же заступается за нее, несмотря на то, что их отношениям не хватало близости, которую мы часто связываем с семьями среднего класса. Ее родители, мать из зоны канала в Панаме и отец из Доминиканской Республики, но оба граждане путешествуют по разным маршрутам. Здесь важны карибские корни, в том числе то, как ее мать разговаривает с родными по-испански, — язык, которым Вероника не овладела позже.

В детстве Вероника является частью сообщества в Бруклине, это два разных места. Семья из четырех человек, она и ее младший брат, живут с родителями, у которых проблемы в отношениях. Тем не менее, не только ее мать стала жертвой насилия со стороны супруга, Вероника также боялась своего отца.Родители разводятся и разводятся, что означает, что ее мать страдает как родитель-одиночка. Тем не менее, ее ненадежный отец по-прежнему ожидает уважения, и Вероника возмущена его действиями. У просмотра телевизионных программ о «правильных семьях» есть обратная сторона. Вероника — ребенок, о котором ее матери не нужно было беспокоиться, в то время как Малькольм был проблемой в молодости — и очень беспокоился, когда его отец уезжал. В какой-то момент книги Чемберс замечает, что чернокожие женщины являются матерями своих сыновей, но растят дочерей. В этой биографии так обстоит дело.

Жизнь сложна на этом пути — от бедности до колледжа и карьеры журналиста. Чемберс хорошо справляется с этим процессом, поскольку у нее было мало конкретной поддержки со стороны семьи, но родители втягивали ее в сложные ситуации, которые ей приходилось решать. Было так много насилия и пренебрежения. Ее мать вышла замуж за другого панамца и перевезла Веронику в Лос-Анджелес, где ей снова бросили вызов южно-центральный район, из-за которого Бруклин казался нормальным. Также по-разному отслеживалась учеба, и ее таланты не признавались.Ее мать не говорит за нее, вместо этого Вероника должна идти своим путем. Между тем, напряженность дома очень сильна, так как отчим требует уважения, и они конфликтуют. Ее мать хочет, чтобы она ослабила напряжение, поэтому Вероника переезжает к своему отцу, у которого новая жена и двое детей в пригороде Филадельфии. Это действительно ад, так как ее отец очень ненадежный. Мачеха изводит ее и отказывает в еде. Удивительно, что она выживает, но может общаться с другими. Она рано поступает в колледж, побег, который означает новые проблемы, много работы, потому что ее отец не следит за дополнительной стипендией.

Биография написана хорошо, но печально о том, как эта неблагополучная семья подталкивает дочь к тому, чтобы у нее не было детства. Она делает движения, работает и учится, но испытывает стресс и не может открыться другим. Во время стажировки она потрясена и, наконец, получает возможность поговорить и утешить свою мать.

Книга дает хорошее представление о реальности социальной мобильности. Это отделяло вас от людей из предыдущего класса и вашей семьи. Женщины сталкиваются с этой напряженностью чаще, чем мужчины, которые часто разлучаются со своими семьями.Вероника дистанцируется от отца, хотя связь касается ее брата, образ жизни которого приводит к большему количеству проблем, в том числе с законом. Тем не менее, ее собственная жизнь сильно отличается от ее матери, которая училась в секретарской школе и всегда жила на грани. Она чувствует, что ее мать заслужила зарплату, которой она сейчас владеет, но это еще раз доказывает, насколько разные их миры.

Роща Атлантик

Во время отпуска на идиллическом острове под названием Миден, бесцельная женщина встречает привлекательного мужчину и покидает свою страну, чтобы быть с ним.Несколько месяцев спустя, только что беременная и только начинающая чувствовать себя комфортно в пространстве своего возлюбленного, ее жизнь переворачивается, когда в дверь входит девушка.

Маленькая и красивая девушка рассказывает о затяжном и жестоком романе, который у нее был со своим профессором, отцом ее будущего ребенка. В разных ракурсах профессор и его девушка размышляют о своей жизни, друг о друге и об их нарушителе. Пока сообщество собирает свидетельства и рассматривает дело, пара вынуждена противостоять собственной паранойе, фетишам и проступкам в свете обвинений студента.

Провокационный и нервирующий, Девушка у двери исследует бюрократию скандала и тонкую грань между похотью и одержимостью. В эпоху, когда тупая сила и непостоянные нюансы сменяют друг друга на сцене, Раймо провёл опьяняющее исследование политики и силы секса.

«Плотно и вызывающе». — Салон

«Положите его на полку вместе с другими недавними шедеврами эпохи #MeToo, от Putney Софки Зиновьефф до Normal People Салли Руни.Тонкий и неудобный роман Раймо — противоположность прямой полемики … Но Девушка у двери заслуживает своей моральной сложности и своих отказов ». — Observer

«Этот тревожный роман, изящный и грубый, с вопросами обвинения, согласия и увиливаний, как никогда актуален. Раймо не только разбирает и меняет повествование, но и исследует вечные темы изгнания, идентичности и принадлежности. Наследница Этвуда и Кутзи, она сегодня является одним из самых оригинальных и интересных писателей в Италии. »- Джумпа Лахири

«Этот бескомпромиссный, чрезвычайно интеллектуальный роман подтверждает моральную полезность серьезного искусства: он напоминает нам, что мир сложнее, чем наша праведная уверенность; он заставляет нас признать бездну ». — Гарт Гринвелл, автор книги What Belongs to You

«Удивительный роман, в котором моральные страдания исследуются с оригинальной и захватывающей стороны, полный цитатных строк и поразительных открытий совести и желания судить.Роман исследует пределы близости, физической и эмоциональной, и такой же захватывающий, как и все, что я читал в этом году. Сексуальный, опасный, современный — что не любить? » — Ричард Бирд, автор книги «День пропавшего без вести»

«[A] клыкастый, эллиптический рассказ… Роман имеет дело с изменяющимися чувствами: между любовью, отвращением и желанием… Раймо, писатель кривой и ясной прозы, вылепляет из этих двусмысленностей кристально чистый, мощный роман». Publishers Weekly ( отмеченный отзыв)

«Совершенство — не такое уж красивое место, если присмотреться к нему слишком внимательно, и здесь Вероника Раймо просвещает его глубины элегантным, завораживающим и беспощадным письмом.” Ла Репубблика

«[ Девушка у двери ] говорит о домогательствах, консенсусе, популизме и бдительности, но также и о том, что мы чувствуем, когда наши действия анализируются извне и мы становимся персонажами в чьем-то повествовании». Форбс Италия

«Роман Раймо обогатит дискуссию о самых актуальных проблемах современности и в то же время принадлежит к международной литературной среде, которая сегодня может говорить об эмоциях, личностях и сексе самым интересным и стилистически новаторским способом: от Кэтрин Лейси до Салли Руни. .” Заместители Италия

«[ Девушка у двери ] захватывающе и убедительно. Вероника Раймо, вероятно, самый символичный интерпретатор художественной литературы, исследующий реальность сексуальных домогательств ». Л’Эспрессо

«Удивительный роман, как ни удивительна обстановка, в которой он происходит… Роман, имеющий международную привлекательность, мы бы хотели прочитать больше таких книг». Rolling Stone Италия

«В этом таинственном и соблазнительном романе Раймо храбро не отвечает… [ Девушка у двери ] — это роман о сомнении: его очаровании и его страхе.” Ла Стампа

«Мир, который напоминает мир Disgrace Кутзи, но здесь в основе всего лежит женщина и ее страдания. Вся наша уверенность рушится, и тем самым рушится наше представление о себе ». Corriere della sera

Я был на шестом месяце, когда пришла девочка.

Я привык к посещениям дома, как если бы я был болен.В определенном смысле я был вялой немощью, заставлявшей меня днями бездельничать. Врачи прописали много отдыха. Задача заключалась в том, чтобы найти новые способы отдыха.

Ко мне всегда приходили другие. Я научился их воспринимать. Проходили люди, чтобы спрашивать, как я поживаю, давать советы и приносить книги о материнстве в таких уродливых обложках, что я не знала, где их спрятать. Если не приносили мне книги, то приходили с чем-нибудь поесть. Иногда это было что-то потенциально токсичное, поэтому вместе с их добротой к себе приходили искренние упреки: «Как я глуп! Тирамсу… сырые яйца! Как я мог не подумать об этом! »

Девушка пришла с пустыми руками.На пороге, с распущенными волосами, в узких джинсах, точно такими, как я носила до того, как посетители пришли пополнить мой запас брюк для беременных. В те дни я постоянно что-то скрывал.

«Вы жена профессора?» — спросила меня девушка.

«Подруга, ммм… партнерша», — уточнила я, хотя мне было неловко использовать этот термин. Было такое ощущение, что я надулся.

«Я должна поговорить с вами», — сказала она.

Кем была Эстефания Гутьеррес Лазаро, как она умерла и вдохновила ли она Netflix на создание фильма ужасов Вероника?

Ужасающий фильм ужасов NETFLIX «Вероника» основан на реальной истории — и это настолько жутко, что некоторые люди не могут его закончить.

Но кто была Эстефания Гутьеррес Лазаро, вдохновившая фильм, и как она умерла? Вот что мы знаем …

3

Вероника — ужасающий фильм ужасов Netflix, основанный на реальных событиях в Испании Фото: Netflix / Sony Pictures

Кем была Эстефания Гутьеррес Лазаро и как она умерла?

Вероника предположительно основана на реальной истории молодой девушки из Валлекаса на юге Мадрида, которая умерла после игры с доской для спиритических сеансов в 1990 году.

По словам ее родителей, Эстефания начала заниматься оккультизмом еще подростком.

Это привело к тому, что она провела сеанс в школе — попытаться связаться с одним из парней ее подруги, который недавно погиб в аварии на мотоцикле.

Ритуал был прерван учителем, но группа описала, как видела странный дым, поднимающийся изо рта и носа Эстефании.

3

Он вдохновлен историей Эстефании Гутьеррес Лазаро, которая умерла после игры с доской для спиритических сеансов.

В течение следующих шести месяцев Эстефания начала страдать от припадков и галлюцинаций.

Иногда она приходила в ярость, лая на своих братьев, или рассказывала родителям, что видела «злые» тени, проходящие ночью мимо ее комнаты.

Ее встревоженные родители повели свою дочь к нескольким врачам, но ни один из них не смог найти с ней ничего физического.

Несколько месяцев спустя ее нашли мертвой в своей спальне — ее смерть была совершенно необъяснимой.

Ее родители сказали, что они думали, что ее смерть как-то связана с доской для спиритических сеансов, и впоследствии начали переживать странные вещи в своем собственном доме.

Их преследовали хлопающие двери, включение и выключение электроприборов и таинственный слабый шепот. Говорят, что как только они переехали из дома, все это прекратилось.

3

Фильм рассказывает историю подростка Вероники и трех ее братьев и сестер, которые пытаются связаться со своим мертвым отцомКредит: Netflix / Sony Pictures

Как Эстефания Гутьеррес Лазаро вдохновила Веронику в сериале Netflix?

Вероника — испанский оригинальный фильм режиссера Пако Плаза, снятый по мотивам истории Эстефании.

Зрителей особенно пугает тот факт, что они не знают, что реально, а что нет.

В фильме рассказывается история молодой девушки по имени Вероника, которая пытается вызвать дух своего мертвого отца с помощью доски для спиритических сеансов.

Ритуал проходит в подвале ее школы во время солнечного затмения, и когда Вероника теряет сознание, все принимает мрачный оборот.

Затем в течение ужасающего трехдневного периода ситуация начинает обостряться.

Live Blog

MEG’S RESPECTS

Последние новости Меган Маркл — Герцогиня провела «грустный день», оплакивая Филиппа

TOOTSIE TROUBLES

Ищете ранние признаки диабета или болезни сердца? Проверьте свои ноги

ЗАПЕЧАТАЙТЕ СДЕЛКУ

Женский простой способ сэкономить более 5 тысяч фунтов стерлингов в год, и все, что вам нужно, это 100 конвертов

ВЫЛОЖЕНА

Мамина подсказка купить мебель по сниженной цене в Tesco, когда она набирает 95 фунтов за комплект для £ 23

COD OFF

Меня обманом заставили отправить сома на Facebook 35 тысяч фунтов — я даже повторно заложил свой дом

ПОСМОТРЕТЬ НАСЛЕДНИКА

Трогательный момент Кейт клюет скорбящего Чарльза в щеку на похоронах Филипа

«Вероника» была выпущена на Netflix 26 февраля, и после ее выпуска у нее был 100-процентный рейтинг на сайте обзоров Rotten Tomatoes.

Если это напугало вас, то это ужасающая история карантинного городка в Великобритании, где призраки жертв чумы и утонувшая служанка «преследуют посетителей».

И загляните в «лес самоубийц» Японии, где ютубер Логан Пол снял свой больной клип.

Официальный трейлер нового хоррора Netflix, Вероника

Mama’s Girl — Veronica Chambers

Издатель Riverhead / Penguin

Купите копию Mama’s Girl из книжного магазина

ALA Notable Book

QPB New Visions Award: номинант

Лучшая книга ALA для молодых взрослых 1997

Альтернативный выбор клуба «Книга месяца»

Похвала маменьке:

«Чрезвычайно.»- Люди

» Тревожное свидетельство стойкости и материнской любви. . . Хотя история ее собственных достижений в мрачных, часто сопряженных с насилием обстоятельствах необычна, читатель остается особенно благодарен Чемберсу за сострадание. Ее портрет панамской матери — гордой, защищающей, сердитой и нуждающейся — является одним из лучших и наиболее беспристрастных в жанре за последние годы ». — The New Yorker

« Эффектный и красноречивый, Чемберс возвышается. замечательна, как и ее сдержанный, ритмичный стиль письма.. . Чемберс пишет честно. И она иллюстрирует свои мысли тщательно подобранными деталями, которые рассказывают и лирически переданы: A. »- Entertainment Weekly

« Чрезвычайно эмоциональная и проницательная проза ». — San Francisco Chronicle Book Review

« Незабываемое завещание. стойкости человеческого духа и глубине любви »- Список книг .

« Перемещение. . . история взросления сильной души ». — USA Today

На улицах Бруклина в 1970-х Вероника Чемберс освоила вращающиеся спирали двойной скакалки с той же ловкостью, что и в школьных занятиях. ее часто тревожная семейная жизнь, а также требования быть слишком успешными и обездоленными. Ее мать — иммигрантка из Панамы — слишком часто задавалась задачей вырастить Веронику и ее трудного младшего брата на скудную секретарскую зарплату, чтобы аплодировать достижениям дочери. С раннего возраста Вероника понимала, что лучшее, что она может сделать для своей матери, — это быть идеальным ребенком — переписать свои рождественские списки желаний в соответствии с бюджетом матери, заботиться о брате, жить самостоятельно.

Хотя ее мать, казалось, подтвердила пословицу о том, что «черные женщины растят своих дочерей и мать их сыновей», Вероника никогда не прекращала пытаться делать больше, делать лучше, делать все это.И теперь, как успешная молодая женщина, добившаяся большего, чем ее мать осмеливалась надеяться для нее, она оглядывается на их отношения в этих трогательных, изначально честных мемуарах и делится некоторыми важными истинами о том, чего мы действительно хотим от наших матерей — и что мы можем дать им взамен.

Купите копию из Mama’s Girl в книжном магазине

Дела индейцев, усыновление и раса: дело малышки Вероники прибывает в Вашингтон

Вокруг усыновления было гораздо больше такой тени. Мать малышки Вероники знала, что отец был членом нации чероки. Очевидно, она сказала агентству по усыновлению и приемной паре, что отцом был чероки, но также действовала так, чтобы скрыть ситуацию от индийских властей (и, в этом отношении, от отца маленькой девочки). Перед рождением ребенка, например, была безуспешная попытка уведомить представителей племени, но имя Брауна было неправильно написано в уведомлении, а его дата рождения в форме была, как позже обнаружил Верховный суд Южной Каролины, «искаженной».»

Для транспортировки ребенка из Оклахомы, где она родилась, в Южную Каролину, где проживала приемная пара, требовалось согласие властей Оклахомы. В государственном бланке один вариант идентификации был помечен как «европеоид / индеец-индеец / латиноамериканец». Слово «испаноязычное» было обведено кружком (хотя неясно, кто его обвел). Если бы нация чероки знала о происхождении ребенка, индийский чиновник позже дал показания на четырехдневном слушании по делу, он возразил бы и не позволил бы ребенку покинуть штат. Короче говоря, все знали, что в усыновлении были интересы «коренных американцев», но в то время никто не делал все возможное, чтобы эти интересы были справедливо представлены. *

Немного закона

Верховный суд Южной Каролины счел эти факты соответствующими формулировке и цели Закона о защите детей индейцев, и нетрудно понять, почему. Закон был принят 35 лет назад, потому что Конгресс был озабочен практикой усыновления, которая отделяла большое количество детей коренных американцев от их родителей (и их наследия).Говоря простым языком, федеральные законодатели, веками проводившие политику и практику, которые подорвали центральную роль семейной жизни коренных американцев, пытались что-то исправить. Из справки amicus , поданной по делу нынешними и бывшими членами Конгресса:

Расследование Конгресса за несколько лет [в середине 1970-х] продемонстрировало серьезность проблемы: большой процент индийских детей — четверть до одной трети — были усыновлены или помещены в приемные семьи за пределами индейских племен; государственная политика усыновления практически не обеспечивала защиты для сохранения племенной принадлежности этих приемных индийских детей; и потеря миллионов акров племенных земель на рубеже двадцатого века сделала дальнейшее существование суверенной идентичности индейского племени зависимой от способности племени поддерживать свои будущие поколения граждан — граждан, которые выучили язык племени, практиковали его традиции, и участвовать в его племенном управлении, независимо от того, жили ли они в резервации или за ее пределами.

Цель закона заключалась в том, чтобы помочь защитить родителей коренных американцев, таких как Браун, путем предотвращения «недобровольного изъятия» индийских детей, а также любых добровольных усыновлений, подобных этому, которые не отдавали предпочтение индейским родственникам ребенка. Он был разработан, чтобы помочь индийским семьям оставаться вместе — или, по крайней мере, дать индийским отцам больше шансов сохранить опеку над своими детьми. Признавая цель федерального закона и сопутствующую необходимость защиты индийских детей от того, чтобы их жизнь определялась неиндейцами, Верховный суд Южной Каролины сослался на резкие показания вождя племени перед Конгрессом:

Один из самых серьезных недостатков Нынешняя система заключается в том, что индийские дети изымаются из-под опеки своих естественных родителей неплеменными государственными властями, у которых нет оснований для разумной оценки культурных и социальных предпосылок, лежащих в основе индийской семейной жизни и воспитания детей. Многие люди, которые решают судьбу наших детей, в лучшем случае не знают наших культурных ценностей, а в худшем — презирают индейский образ жизни и убеждены, что переселение, обычно в неиндийскую семью или учреждение, может принести только пользу индийскому ребенку.

Закон был успешным, но не полностью. Здесь не будет аргументов в пользу отмены закона, потому что он достиг своей цели. В своем брифинге amicus по этому делу индийские правозащитные группы отмечают, что «недавний анализ национальных данных о благосостоянии детей показывает, что размещение индийских детей вне дома по-прежнему непропорционально процентной доле индийской молодежи в общей численности населения и что индийских детей по-прежнему регулярно помещают в неиндийские дома.»Закон также последовательно поддерживался судьями в Вашингтоне как конституционное осуществление власти Конгресса над делами коренных американцев.

Вероника Чемберс, Mama’s Girl | SpringerLink

Abstract

Mama’s Girl (1996) критически относится к Веронике Чемберс. и получивший широкое признание второй роман. Первый, адресованный подростковой и ранней подростковой аудитории, повествует историю Марисоль и Магдалены, лучших подруг панамского происхождения, которые должны обсудить свои связи как с панамскими воспоминаниями своих родственников, так и с их собственными американскими жизнями.Этот роман полон смеха, переключения кодов и культурных референций как из Панамы, так и из Бруклина. Ее третий роман, Quinceanera Means Sweet 15 , является продолжением первого романа, в котором снова представлены Марисоль и Магдалена, уже подростки. Марисоль проводит год в Панаме, что заставляет ее оценить значение своего панамского происхождения и противостоять новой Магдалине, которую она обнаруживает по возвращении.

Ключевые слова

Черная женщина Литературные традиции Женщина писательница Пуэрториканка Афроамериканская литература

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Библиографические ресурсы

Первичные источники

  1. Олкотт, Луиза Мэй.

    Маленькие женщины

    . Бостон: Roberts Brothers, 1869.

    Google Scholar

  2. Альварес, Джулия.

    Как девушки Гарсиа потеряли акцент

    . Нью-Йорк: Плюм, 1992.

    Google Scholar

  3. Остин, Джейн.

    Элизабет Беннет; или, Гордость и предубеждение

    . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1999.

    Google Scholar

  4. Блюм, Джуди.

    Ты там Бог? Это я, Маргарет

    . Скарсдейл: Bradbury Press, 1970.

    Google Scholar

  5. Bronte, Emily.

    Грозовой перевал

    .Нью-Йорк: Oxford University Press, 1999.

    Google Scholar

  6. Чемберс, Вероника и Джон Синглтон.

    Поэтическое правосудие: кинопроизводство в Южно-Центральном районе

    . Лос-Анджелес: Дельта, 1993.

    Google Scholar

  7. Чемберс, Вероника и Джон Синглтон.

    Марисоль и Магдалена: Звук сестер

    . Нью-Йорк: Гиперион, 1995.

    Google Scholar

  8. Чемберс, Вероника и Джон Синглтон.

    Мамина девочка

    .Нью-Йорк: Riverhead Books, 1996.

    Google Scholar

  9. Чемберс, Вероника и Джон Синглтон. и Пол Ли (иллюстратор).

    Восход Амистада: История свободы

    . Нью-Йорк: Харкорт, 1998.

    Google Scholar

  10. Чемберс, Вероника и Джон Синглтон.

    Quinceanera Means Sweet 15

    . Нью-Йорк: Гиперион, 2001.

    Google Scholar

  11. Дантикат, Эдвидж.

    Дыхание, глаза, память

    .Нью-Йорк: Винтаж, 1994.

    Google Scholar

  12. Гарсия, Кристина.

    Мечтать по-кубински

    . Нью-Йорк: Кнопф, 1992.

    Google Scholar

  13. Джойс, Джеймс.

    Портрет художника в юности в молодости

    . Нью-Йорк: Современная библиотека, 1928.

    Google Scholar

  14. Кингстон, Максин Хонг.

    Женщина-воин: Воспоминания о девичестве среди призраков

    . Нью-Йорк: Кнопф, 1976.

    Google Scholar

  15. Лоу де Гудин, Мелва.

    De / From Барбадос — Альто Панама

    . Панама-Сити: Editora Geminis, 1999.

    Google Scholar

  16. Lorde, Audre.

    Зами, новое написание моего имени

    . Свобода, Калифорния: Crossing Press, 1982.

    Google Scholar

  17. Маршалл, Пол.

    Коричневая девочка, Браунстоунс

    . Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1959.

    Google Scholar

  18. Пауэлл, Кевин, изд.

    Шаг в мир: глобальная антология новой черной литературы

    .Нью-Йорк: John Wiley amp; Сыновья, 2000.

    Google Scholar

  19. Принц, Мэри.

    История Мэри Принс, рабыни из Вест-Индии

    . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1988.

    Google Scholar

  20. Russell, Carlos.

    Сын мисс Анны помнит

    . Бруклин: Публикации Баяно, 1976.

    Google Scholar

  21. Рассел, Карлос.

    Куэнтос-дель-Негро Кубена

    . Гватемала: Ландивар, 1977 г.

    Google Scholar

  22. Рассел, Карлос.

    Pensamientos del Negro Cubena

    . Лос-Анджелес: н.п. 1977 г.

    Google Scholar

  23. Рассел, Карлос.

    Старая женщина помнит

    . Нью-Йорк: Caribbean Diaspora Press, 1983.

    Google Scholar

  24. Сантьяго, Эсмеральда.

    Когда я был пуэрториканцем

    . Ридинг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1993.

    Google Scholar

  25. Tan, Amy.

    Клуб радости и удачи

    . Нью-Йорк: Патнэм, 1989.

    Google Scholar

  26. Уилсон, Карлос Гильермо (Кубена).

    Чомбо

    . Майами: Universal, 1981.

    Google Scholar

Вторичные источники

  1. Cassel, Jeris. Рецензия на Mama’s Girl.

    Библиотечный журнал

    121, вып. 12 (июль 1996 г.): 126.

    Google Scholar

  2. Chambers, Veronica. Национальный фонд искусств. Писательский уголок. Заявление автора. По состоянию на март 2002 г.

    http: // arts.endow.gov/explorelWriterslChambers.htmlGoogle Scholar

  3. Эдвидж Дантикат и Шенеска Джексон. «Три молодых голоса».

    Сущность

    27, вып. 1 (май 1996 г.).

    Google Scholar

  4. Чанси, Мириам.

    В поисках безопасных мест: афро-карибские писательницы в изгнании

    . Филадельфия: Temple University Press, 1997.

    Google Scholar

  5. Дэвис, Кэрол Бойс.

    Черные женщины, письмо и личность

    Нью-Йорк: Рутледж, 1994.

    CrossRefGoogle Scholar

  6. Kraft, Dottie. Отзыв о

    Мамина девочка. Журнал школьной библиотеки

    42, вып. 7 (июль 1996 г.): 109.

    Google Scholar

  7. McHugh, Clare. Отзыв о

    Мамина девочка. People Weekly

    146 долл. США, шт. 1 (1 июля 1996 г.): 29.

    Google Scholar

  8. Книжный склад Наны. Отзыв Вероники Чемберс,

    Марисоль и Магдалена

    . По состоянию на март 2002 г.

    http: // www.angelfire.com

    /mwt/feature/1998/09/25feature.html

  9. Петти, Джилл Л.

    Обзор Mama’s Girl. Г-жа

    $ 17, нет. 1, (июль / август 1996 г.): 84.

    Google Scholar

  10. Обзор «Veronica Chambers’

    Mama’s Girl ».

    Из

    Выбор группы чтения

    . Нэшвилл: Paz amp; Associates, 1997.

    Google Scholar

  11. Westerman, George W.

    Los Inmigrantes Antillanos

    (Панама: G.В. Вестерман, 1980).

    Google Scholar

Информация об авторских правах

© Alvina Quintana 2003

Авторы и аффилированные лица

Нет данных о членстве

«Вероника»: две живые и мертвые девушки

ВЕРОНИКА

Мэри Гайтскилл.

227 стр. Книги Пантеона. 23 доллара.

Мэри Гайтскилл заработала себе репутацию холодного хроникера эмоциональной жестокости и сексуального садизма, за что ей было присвоено удачное прозвище «Джейн Остин больного» от одного обозревателя Amazon.Инди-фильм «Секретарь» основан на истории Гейтскилла, в которой девушка терпит — и даже, кажется, любит — унизительные порки со стороны своего требовательного начальника. Но работы Гейтскилла гораздо более гуманистичны, чем может сначала предположить читатель, склонный к более солнечной еде. А ее осязаемый талант ставит ее в ряд самых красноречивых и проницательных современных писателей-беллетристов. Рассказы в «Плохом поведении», ее дебютном фильме 1988 года, по-чеховски спокойны, предлагая нам усложнить наши рамки в вопросах индивидуальной и социальной ответственности.Всегда ли обиженный — жертва? Всегда ли любовь интимна? Почему слабость заставляет нас чувствовать себя неуютно или возбуждать? Художественный писатель мог бы сентиментализировать или оценить «плохое поведение», которое Гейтскилл продолжала создавать для нее на протяжении последних 17 лет; вместо этого она работала над тем, чтобы мы лучше осознавали наши собственные непроверенные предположения. Потоки сочувствия бушуют под ледяной поверхностью ее прозы — поверхностью, которая сама по себе очень красива: ее предложения кремневые и яркие. Любопытным образом, Гайтскилл может быть одним из самых старомодных из наших писателей, документалистом для гиперсексуализированной эпохи, когда мемуары Дженны Джеймсон стали бестселлером, а внешность важна больше, чем когда-либо.

«Вероника», четвертая книга Гейтскилл, знаменует собой некоторый отход от ее обычного строгого стиля. Размышляя о взаимосвязи между красотой и жестокостью, он дезориентирует во времени, как будто имитируя эмоциональные страдания рассказчика Элисон. Бывшая модель, которой сейчас за 40, ее не дает покоя дружба с Вероникой, пожилой женщиной, умершей от СПИДа. Сама Элисон сейчас больна гепатитом С и убирает в офисах в Сан-Рафаэле, Калифорния, Норма Десмонд упала до нового минимума.Когда-то красивое, ее лицо «сломано, сквозь трещины проникает возраст и боль». Она принимает пригоршни кодеина, чтобы двигать рукой, получившей травму в автокатастрофе, достаточно, чтобы мыть окна. Ей трудно примирить свою дряхлость с блестящими воспоминаниями о том, как она была моделью в Париже — жизнь, которая рухнула до конца после того, как роман с могущественным коррумпированным агентом закончился плохо.

Жизнь, управляемая стилем, конечно, требует рабской преданности своим правилам, и такая преданность, как ловко полагает Гейтскилл, одновременно божественна и отвратительна.Большая часть «Вероники» анализирует почти прустовским способом навязчивое стремление к способу чувства. В Париже Элисон в ужасе от того, что она видит: мужчину, безвольно потирающегося в клубе S-and-M, фотографа, заставляющего 15-летнюю модель мастурбировать, пока ее сфотографировали. Но все это ее тоже привлекает. Когда она бежит из этого садеского мира жестокой красоты ради безопасности своей семьи в пригороде Нью-Джерси, а затем из офисной жизни в Нью-Йорке, она сталкивается с противоречиями: она понимает, что дома для нее безопаснее и здоровее, где она посещает колледж и восстанавливает отношения. с ее сестрами, и все же безопасность оставляет нетронутыми некоторые существенные части ее; она обнаруживает, что ведет себя на удивление жестоко по отношению к своим более низким сестрам.

Вот как Вероника, которую она встречает в Нью-Йорке, становится странным объектом внимания Элисон и препятствием для ее попыток самоанализа. Вероника — человек, которого она не может четко классифицировать. Их дружба, мягко говоря, невероятна: Вероника — пухленькая корректор с обесцвеченными светлыми волосами, огромная страсть к опере и пристрастие к безделушкам: над ее столом висит вывеска «Все еще анал после всех этих лет». Но она также привязана к авангардной жизни и, как ни странно, знает, хотя и резковата; она саморазрушительно влюблена в Дункана, бездушного бисексуала, который по неосторожности заражает ее болезнью, которая в конечном итоге ее убивает.Одно из величайших дополнительных удовольствий «Вероники» — это портрет того, что случилось с участниками художественной сцены в центре Манхэттена 1980-х годов, первого поколения, достигшего совершеннолетия в эпоху СПИДа — своего рода «где они сейчас? «для команды Нан Голдин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2020 All Rights Reserved.