Разное

Аит симптомы у детей: Аутоиммунный тиреоидит у детей — Into-Sana

Содержание

Аутоиммунный тиреоидит у детей | Курмачева Н.А.

Актуальность проблемы


Заболевания щитовидной железы (ЩЖ) занимают лидирующее положение среди всей эндокринной патологии у детей, а первое место в их структуре принадлежит диффузному нетоксическому зобу (ДНЗ). В большинстве регионов России ДНЗ регистрируется более чем у 5% детей препубертатного возраста, что обусловлено наличием в этих территориях зобной эндемии, связанной как с дефицитом йода в окружающей среде, так и с экологическим неблагополучием [1,2,3]. ДНЗ является гетерогенным состоянием, включающим наряду с эндемическим зобом аутоиммунный тиреоидит (АИТ) и дисгормональный зоб.


Важнейшим событием в отечественной тиреоидологии в 1999 г. явилось принятие консенсуса “Эндемический зоб у детей: терминология, диагностика, профилактика и лечение” [4], четко определившего диагностическую и терапевтическую тактику педиатра общей практики при этой патологии. В то же время АИТ у детей до сих пор представляет собой серьезную проблему как в диагностическом, так и в лечебном плане.


Частота клинически явных форм АИТ в популяции составляет около 1%, число больных женщин превышает количество мужчин в 4-8 раз [5, 6, 7]. Распространенность АИТ у детей в различных странах равна 0,1-1,2%. В экологически неблагополучных регионах России отмечается рост заболеваемости АИТ, частота которого в детской популяции достигает 3-5% [8,9]. Сведения о частоте АИТ как у взрослых, так и у детей весьма противоречивы и зависят, в первую очередь, от диагностических возможностей конкретной клиники. По данным диспансерного учета в Москве за 1991-1995 г.г. АИТ выявлялся у 7% детей с тиреоидной патологией [10]. Среди детей и подростков европейской части России, имеющих ДНЗ, диагноз АИТ был установлен в 10-34% случаев [2, 8].


Этиология и патогенез


АИТ является одним из классических аутоиммунных заболеваний. Согласно теории R.Volpe заболевание развивается у наследственно предрасположенных лиц вследствие клеточных и гуморальных иммунологических нарушений. Генетическая обусловленность АИТ подтверждается ассоциацией его с антигенами системы HLA, чаще DR3 и DR5. Повышенная частота АИТ у женщин возможно отражает связь между генами Х-хромосомы и развитием аутоиммунного процесса, а также влияние эстрогенов на функцию В-лимфоцитов [5, 7]. Под воздействием неблагоприятных факторов генетически обусловленные дефекты иммунокомпетентных клеток ведут к срыву естественной толерантности и инфильтрации щитовидной железы макрофагами, лимфоцитами, плазматическими клетками, образованию антител к тиреоглобулину, микросомальным белковым структурам фолликулярного эпителия. Циркулирующие аутоантитела кооперируются на поверхности клеток фолликулярного эпителия с Т-лимфоцитами-киллерами и оказывают цитотоксическое воздействие на гормональноактивные клетки щитовидной железы, вызывают деструктивные изменения в тиреоцитах. Следствием этих процессов является снижение функции щитовидной железы. Уменьшение выработки тиреоидных гормонов стимулирует повышение синтеза ТТГ с последующим развитием зоба [5, 11]. Так формируется гипертрофический вариант АИТ, впервые описанный Хашимото и получивший его имя. У детей в подавляющем большинстве случаев выявляется гипертрофическая форма АИТ. Выделяют также атрофическую форму АИТ и послеродовый тиреоидит.


Типичным морфологическим признаком АИТ является диффузная или очаговая инфильтрация щитовидной железы лимфоцитами и плазматическими клетками, характерно также наличие больших оксифильных клеток Ашкенази. Согласно данным морфологического исследования ткани щитовидной железы М.Э. Бронштейн выделяет 3 основных гистологических варианта АИТ: классический (в 2 формах: диффузный и диффузно-узловой), хронический лимфоматозный тиреоидит и хронический лимфоматозный струмит [12].


Особенности клинического течения АИТ у детей


Течение АИТ в детском и подростковом возрасте имеет ряд особенностей. Заболевание характеризуется постепенным началом, медленным прогрессированием, увеличение щитовидной железы может быть умеренным и выявляться у ребенка случайно. Жалоб дети, как правило, не предъявляют. При наличии жалоб они носят, в основном, неспецифический характер и обусловлены сопутствующей патологией, чаще всего симптомами вегето-сосудистой дистонии. Симптомы сдавления окружающих органов и тканей при АИТ у детей встречаются нечасто – при больших размерах зоба.


В большинстве случаев АИТ у детей железа при пальпации мало отличается от ДНЗ, поверхность ее гладкая, контуры четкие. Классические пальпаторные признаки АИТ (неровная, бугристая поверхность железы, неоднородность консистенции) в детском возрасте встречаются нечасто [8, 11]. Поэтому решающее значение в диагностике АИТ у детей принадлежит дополнительным лабораторно-инструментальным методам.


У подавляющего большинства детей и подростков с начальной стадией АИТ клинические признаки нарушения функции щитовидной железы отсутствуют и сохраняется эутиреоидное состояние. Однако в каждом пятом случае диагностируется субклинический гипотиреоз [2]. При этом у пациента нет явных клинических симптомов гипофункции щитовидной железы, и гипотиреоз диагностируется на основании повышения уровня ТТГ в сыворотке крови, тогда как уровень тиреоидных гормонов (Т3, Т4) может оставаться в пределах нормы. У небольшого числа пациентов ранние стадии АИТ могут протекать с гипертиреозом.


Дети с АИТ в фазе субклинического и явного гипотиреоза, так же как больные другими формами ДНЗ, часто отстают в физическом, половом и интеллектуальном развитии, а также в 1,5-2 раза чаще сверстников имеют различные хронические соматические заболевания [3, 8, 9]. Девочки пубертатного возраста, больные АИТ, в 30% случаев имеют различные нарушения полового созревания: либо отставание в половом развитии и запаздывание менархе, либо нарушения овариально-менструального цикла по типу гипоменструального синдрома, вторичной аменореи [13].


При узловых формах зоба у детей также весьма вероятно их сочетание с АИТ [14], что требует проведения определенных дополнительных методов обследования.


Основные методы диагностики АИТ у детей


Диагностика АИТ у детей должна основываться на комплексном обследовании, направленном на выявление характерных клинических и пальпаторных признаков, УЗИ щитовидной железы, исследовании антител к ткани щитовидной железы, пункционной биопсии щитовидной железы, определении функционального состояния щитовидной железы.


При ультразвуковом исследовании возможно выявление как минимальных диагностических признаков (мелких гипоэхогенных фокусов на изоэхогенном фоне), так и классической УЗ-картины АИТ – диффузного снижения эхогенности тиреоидной ткани или диффузно-неоднородной структуры. С целью наиболее точной ультразвуковой оценки щитовидной железы при подозрении на АИТ у детей желательно проводить комплексное УЗ-исследование, включающее эховолюмометрию, эхотомографию, эходенситометрию (ЭДМ), цветовое доопплеровское картирование (ЦДК) и импульсную допплерометрию (ИДМ). Эховолюмометрия позволяет определить тиреоидный объем, эхотомография – оценить расположение, контуры, структуру и эхогенность ткани железы, эходенситометрия выполняется для количественной оценки эхоплотности исследуемой ткани. Цветное допплеровское картирование позволяет уточнить степень васкуляризации долей щитовидной железы, а импульсная допплерометрия – количественно оценить динамические параметры кровотока в верхней и нижней тиреоидных артериях с обеих сторон [15, 16].


У детей с АИТ прогрессирование изменений структуры и плотности тиреоидной ткани от малоизмененной до резко измененной картины сопровождается нарастанием объема зоба, параллельным снижением эхогенности, нарушением скорости кровотока в тиреоидных артериях [15, 16].


Обязательным методом исследования при подозрении на АИТ у детей является также определение наличия в сыворотке крови аутоантител к тиреоглобулину и микросомальному антигену в дигностически значимых титрах.


Особенностью начальной стадии АИТ у детей является высокая частота серонегативных случаев, когда антитела к тиреоглобулину и микросомальному антигену почти у 60% больных отсутствуют [15].


При наличии у ребенка характерной для АИТ эхографической картины и диагностически значимых титров антитиреоидных антител в сыворотке крови алгоритм обследования включает дальнейшее исследование тиреоидной функции, пункционную биопсию щитовидной железы можно не проводить.


При отсутствии у пациента типичных изменений эхогенности и эхоструктуры щитовидной железы, низком титре антитиреоидных антител или их отсутствии проводится тонкоигольная биопсия щитовидной железы. Подтверждением аутоиммунного характера патологического процесса является инфильтрация тиреоидной ткани как зрелыми, так и молодыми лимфоцитами. Присутствие плазматических клеток, оксифильных клеток Ашкенази также подтверждает диагноз [8, 12].


Каждому ребенку с АИТ обязательно исследуется функциональное состояние щитовидной железы, т.е. определяется уровень тиреоидных гормонов и ТТГ.


Основные принципы терапии АИТ у детей


Лечение АИТ у детей предусматривает в первую очередь консервативную медикаментозную терапию. Препаратом выбора при терапии АИТ является синтетический аналог гормона щитовидной железы L-тироксин.


При эутиреоидном состоянии и гипотиреозе L-тироксин назначается детям в максимально переносимых дозах из расчета 2,6-3,0 мкг/кг в сутки на длительный срок, каждые 3-6 месяцев проводится контроль УЗИ щитовидной железы, по показаниям назначается динамическое исследование уровней тиреоидных гормонов и ТТГ, титра антитиреоидных антител.


Обычно уже через 3 месяца от начала лечения L-тироксином у детей с АИТ отмечается выраженное уменьшение относительного объема щитовидной железы, прогрессирующее к концу 6-го месяца. При условии адекватности дозы L-тироксина и раннем начале лечения уже через полгода регулярного приема препарата объем щитовидной железы полностью нормализуется у 60% детей, больных АИТ [16].


Основанием для назначения L-тироксина детям с АИТ в стадии эутиреоза также является то, что препараты тиреоидных гормонов не только способствуют уменьшению или нормализации объема щитовидной железы и компенсируют снижение ее функции, но и препятствуют прогрессированию аутоиммунного процесса. Они тормозят секрецию ТТГ гипофизом, снижая тем самым высвобождение антигенов из щитовидной железы. Блокирование даже умеренной избыточной секреции ТТГ приводит к обратному развитию зоба [5].


Адекватность заместительной терапии L-тироксином при гипотиреозе оценивается прежде всего по уровню ТТГ, который должен быть в пределах нормальных значений. Первый контроль уровня ТТГ рекомендуется проводить не ранее, чем через 2 месяца от начала терапии. Как при явном, так и субклиническом гипотиреозе рекомендуется пожизненная заместительная терапия L-тироксином [5, 11].


На стадии гипертиреоза при АИТ возможно ограничиться симптоматическими препаратами (b-адреноблокаторы, седативные средства). Однако на практике гипертиреоидная фаза АИТ как у взрослых, так и у детей часто расценивается как манифестация диффузного токсического зоба (ДТЗ), что объяснимо трудностями дифференциальной диагностики этих заболеваний. В таких случаях больным проводится консервативное лечение тиреостатиками (тиамазол), доза которых, как правило, не превышает 15-20 мг в сутки. Обычно для компенсации функции щитовидной железы при гипертиреоидной стадии АИТ достаточно проведение более коротких курсов тиреостатической терапии, чем при ДТЗ. В дальнейшем прогрессирование патологического процесса в щитовидной железе при АИТ приводит к переходу функционального состояния железы в фазу эутиреоза либо субклинического или явного гипотиреоза, что требует назначения заместительной терапии L-тироксином.


При формах АИТ, сопровождающихся наличием узлов в ткани щитовидной железы, в первую очередь решается вопрос об оперативном вмешательстве и его объеме. Только при условии малых размеров узлов и отсутствии усиления кровотока в сосудах щитовидной железы по данным цветной допплерографии при АИТ у детей возможна консервативная терапия после обязательного проведения тонкоигольной пункционной биопсии и исключения рака щитовидной железы [4]. В таких случаях детям назначается L-тироксин в максимально переносимых дозах, что как правило составляет не менее 2,5 мкг/кг в сутки. Прогрессирование размеров узла щитовидной железы у ребенка с АИТ на фоне консервативной терапии препаратами тиреоидных гормонов является основанием для немедленного направления такого больного к хирургу.

Литература

Аутоиммунный тиреоидит — ПроМедицина Уфа

Аутоиммунный тиреоидит – это одно из самых распространенных заболеваний щитовидной железы (каждая 6-10 женщина старше 60 лет страдает этим заболеванием).  Часто этот диагноз вызывает беспокойство пациентов, что и приводит их к врачу-эндокринологу. Хочется сразу успокоить: заболевание доброкачественное и если выполнять рекомендации вашего врача, то бояться нечего.

Это заболевание впервые было описано японским ученым Хашимото. Поэтому, второе название этого заболевания – тиреоидитХашимото. Хотя на самом деле, тиреоидитХашимото – это лишь один из типов аутоиммунного тиреоидита.

Что же такое аутоиммунныйтиреоидит? Аутоиммунныйтиреоидит – хроническое заболевание щитовидной железы, в результате которого происходит разрушение (деструкция) клеток щитовидной железы (фолликулов) вследствие воздействия антитиреоидныхаутоантител.

Причины

Имеется наследственная предрасположенность к аутоиммунномутиреоидиту. Ученые это доказали: найдены гены, которые обуславливают развитие заболевания. Так, если ваша мама или бабушка страдают этим заболеванием, у вас тоже есть повышенный риск заболеть.

Кроме того, возникновению заболевания часто способствует перенесенный накануне стресс.

Замечена зависимость частоты заболевания от возраста и пола пациента. Так у женщин оно встречается гораздо чаще, чем у мужчин. По данным разных авторов, женщинам в 4-10 раз чаще ставят этот диагноз. Чаще всего аутоиммунный тиреоидит встречается в среднем возрасте: от 30-50 лет.  Сейчас нередко это заболевание встречается и в более раннем возрасте: аутоиммунныйтиреоидит также встречается у подростков и детей разного возраста.

Загрязнение окружающей среды, плохая экологическая ситуация в месте проживания может способствовать развитию аутоиммунного тиреоидита.

Инфекционные факторы (бактериальные, вирусные заболевания) также могут явиться  пусковыми факторами для развития аутоиммунного тиреоидита.

Симптомы

Большинство случаев хронического аутоиммунного тиреоидита длительное время протекает бессимптомно. Щитовидная железа не увеличена в размере, при пальпации безболезненна, функция железы в норме.

Очень редко может определяться увеличение размера щитовидной железы (зоб), больной жалуется на неприятные ощущения в области щитовидной железы (чувство давления, кома в горле), легкую утомляемость, слабость, боли в суставах.

Диагностика и лечение

Диагноз аутоиммунного тиреоидитаустанавливается при наличии у пациента трех так называемых «больших» признаков: характерных изменений структуры ткани щитовидной железы при проведении ультразвукового исследования, повышения в крови титра антител к ткани щитовидной железы (антител к тиреопероксидазе, антител к тиреоглобулину), а также повышения уровня гормона ТТГ и снижения уровня гормонов Т4 и Т3 в крови. Важно отметить, что диагноз «Аутоиммунный тиреоидит» не должен устанавливаться в случаях, когда уровень гормонов находится в пределах нормы.

Лечение причины аутоиммунного тиреоидита – неправильной работы иммунной системы – в настоящее время невозможно, поскольку подавление работы иммунной системы приводит к снижению защищенности организма от вирусов и бактерий, что может быть опасно. Именно поэтому врачам приходится лечить не причину аутоиммунного тиреоидита, а его следствие – нехватку гормонов, вернее одного гормона – тироксина, который вырабатывается щитовидной железой из йода, поступающего с пищей.

При выявлении АИТ и связанного с этим недостатка гормонов врач-эндокринолог назначает пациенту искусственный тироксин, который позволяет привести уровень гормонов в норму. При правильном назначении тироксин не вызывает никаких побочных эффектов. Единственное неудобство такого лечения – его следует продолжать в течение всей жизни пациента, поскольку раз начавшись, аутоиммунный тиреоидит (АИТ) никогда не проходит, и лекарственная поддержка требуется пациенту постоянно.

Хронический аутоиммунный тиреоидит у детей | #07/99


Хронический аутоиммунный тиреоидит (ХАТ) в прежние годы считался уделом взрослых и, как правило, не диагностировался в детском возрасте. В настоящее время резко выросла частота ХАТ у детей и подростков.



Рисунок 1. Увеличение щитовидной железы III степени


Впервые аутоиммунное поражение щитовидной железы (ЩЖ) было описано Хашимото в 1972 году у четырех женщин. Автор назвал это заболевание «struma lymphomatosa». В нашей стране струму Хашимото впервые описал в 1954 году С. Б. Пинский у девочки 13 лет. При накоплении клинических данных по аутоиммунному поражению ЩЖ появился ряд различных классификаций, из которых наиболее удачной считается классификация R. Volpe (1984). В ее рубрикации ХАТ подразделяется на несколько различных форм, среди которых специально выделяется лимфоцитарный тиреоидит детей и подростков.


Известно, что ХАТ по системе HLA ассоциируется с локусами B8, DR5, DR3, так же как и многие другие аутоиммунные заболевания, причем ассоциация с локусом DR5 обусловливает гипертрофическую, а с локусом DR3 — атрофическую форму ХАТ.


Наследственный генез болезни подтверждается данными о частных случаях заболевания у близких родственников (Л. А. Лисенкова). В родословной больных ХАТ нередко регистрируются и другие аутоиммунные заболевания эндокринного и соматического генеза. Генетически обусловленный дефект иммунокомпетентных клеток ведет к срыву естественной толерантности. Этот процесс может быть запущен перенесенной вирусной инфекцией, реже травмой ЩЖ или операцией на ЩЖ. Однако убедительных данных об этиологии ХАТ до настоящего времени не существует.


При этом заболевании происходит выработка антител (АТ) к тиреоглобулину, к тиреоидной пероксидазе ЩЖ, известны АТ ко II коллоидному антигену (АГ), к гормонам ЩЖ — Т3, Т4, к рецепторам тиреотропного гормона (ТТГ) на мембранах тиреоцитов. Однако наибольшее значение в цитотоксическом эффекте придается АТ к тиреоидной пероксидазе (ТПО) ЩЖ, что в сочетании с другими нарушениями иммунобиологических реакций приводит в конечном итоге к деструкции клеток ЩЖ и снижению ее функции — к гипотиреозу. Это состояние приводит к повышенному выбросу ТТГ гипофизом, который провоцирует рост сохранившегося тиреотропного эпителия с последующей инфильтрацией его лимфоцитами, макрофагами, плазматическими клетками.


При гистологическом исследовании ЩЖ при ХАТ обнаруживается диффузная или очаговая инфильтрация лимфоцитами и плазматическими клетками с нахождением типичных для этого процесса гипертрофированных оксифильных эпителиоидных клеток Ашкенази — Гюртля. В зависимости от фазы и длительности процесса можно обнаружить фиброз стромы ЩЖ.


Заболевание имеет постепенное хроническое течение и гораздо чаще встречается у лиц женского пола. У детей ХАТ может нередко развиваться в дошкольном и младшем школьном возрасте, но с преобладанием частоты возникновения в пре- и пубертатном периоде.


Постепенное развитие болезни в начальном периоде может сопровождаться признаками нарушения функции ЩЖ. Считается, что меньшая выраженность гипотиреоза у детей и в дальнейшие периоды развития болезни обусловлена более высокой способностью клеток фолликулярного эпителия к регенерации.


Клиническая диагностика ХАТ у детей основана на синдроме увеличения ЩЖ (рис. 1). В настоящее время рекомендуется пользоваться классификацией размеров зоба по данным пальпации, предложенным ВОЗ (1994). Согласно критериям ВОЗ, выделяются следующие определения размеров ЩЖ: степень 0 — зоба нет, степень I — размеры долей ЩЖ больше дистальной фаланги большого пальца обследуемого пациента, но не видны на глаз, степень II — зоб пальпируется и виден на глаз. При ХАТ у детей размеры зоба чаще соответствуют II степени увеличения долей ЩЖ.


Несмотря на то что хроническое течение болезни в конечном счете приводит к гипотиреозу, в определенных фазах заболевание может проявляться и как гипертиреоз. Особенностью течения ХАТ у детей и подростков является более частая регистрация фазы тиреотоксикоза. Это явление получило название хаштоксикоза в отличие от аналогичных проявлений при диффузном токсическом зобе. В этих случаях на фоне увеличения ЩЖ отмечается тахикардия, изменение АД с увеличением пульсового давления, потливость, тремор век и пальцев вытянутых рук и др. Как правило, в этой фазе ХАТ не регистрируется экзофтальм — один из типичных симптомов диффузного токсического зоба (ДТЗ).


Известно также, что тиреотоксическая фаза ХАТ имеет значительно более короткие сроки, чем при ДТЗ, и обусловлена поступлением в кровь, при деструкции клеток ЩЖ, большого количества ранее синтезированного гормона.


В последующем может наступить спонтанная ремиссия, а затем постепенное развитие гипотиреоза через фазу его субклинического течения. Признаками гипотиреоза являются: появление брадикардии, снижение АД, тенденция к запорам, зябкость, холодные конечности, меньшая подвижность ребенка — синдром брадипсихизма, снижение успеваемости в школе.



Рисунок 2. Ультразвуковая картина хронического аутоиммунного тиреоидита


Пальпация увеличенной ЩЖ может определять различный характер ее консистенции в зависимости от фазы и длительности болезни. Типичным считается наличие плотной консистенции ЩЖ, ее неоднородность, узловатость, иногда легкая болезненность. При тиреотоксической фазе болезни железа может быть менее плотной или плотно-эластической консистенции. Диагноз подтверждается исследованием ультразвуковой (УЗИ) картины ЩЖ, которая выявляет увеличение органа; неоднородность эхоструктуры с наличием гипоэхогенных участков, иногда сочетающихся с гиперэхогенными; нечеткость контуров ЩЖ; наличие узлов в ткани ЩЖ у детей встречается значительно реже (рис. 2).


Для определения функции ЩЖ необходимо исследование в сыворотке крови концентрации гормонов ЩЖ — тироксина (Т4), трийодтиронина (Т3), а также ТТГ и тироксинсвязывающего глобулина (ТСГ).


При гипертиреоидной фазе болезни можно обнаружить повышение уровней Т4 и Т3 и, как правило, значительное снижение ТТГ и ТСГ. При гипофункции диагностическим тестом является повышение ТТГ иногда при нормальном уровне Т4 и Т3 (субклический гипотиреоз) или при одновременном снижении уровня тиреоидных гормонов.


Доказательством аутоиммуного генеза болезни служит исследование уровня АТ к тиреоглобулину, но большее значение имеет повышенный уровень АТ к тиреоидной переоксидазе.


Если при пальпации и тем более УЗИ возникает подозрение на узлы, рекомендуется проведение тонкоигольной безаспирационной биопсии подозрительных участков ЩЖ с последующим морфологическим исследованием.


В специализированной эндокринологической клинике Морозовской детской клинической больницы и детском отделении эндокринологического диспансера Москвы проведен клинико-лабораторный и инструментальный анализ особенностей течения ХАТ у 154 детей в возрасте от 8 до 15 лет за период с 1991 по 1998 год. Изучение родословной этого контингента детей выявило семейную отягощенность по патологии ЩЖ у родственников 65% больных.


У абсолютного большинства детей увеличение ЩЖ соответствовало II степени по классификации ВОЗ. Пальпация ЩЖ показала наличие плотно-эластической консистенции ЩЖ у 75% детей, у 14% детей — подозрение на узлы. У 11% детей отмечалась болезненность при пальпации.


Состояние функции ЩЖ при поступлении в клинику в первые годы наблюдения у 31% расценивалась как тиреотоксическая фаза, частота обнаружения которой в последние три года наблюдения увеличилась до 60%. Клиника Хаш-токсикоза чаще имела среднетяжелую степень выраженности и лишь у единичных детей — тяжелую. У 20% выявлена субклиническая или легкая клиническая фаза гипотиреоза, у остальных 20% обследованных нарушений функций ЩЖ не обнаружено. Однако отмечалась тенденция к более высоким нормальным показателям ТТГ, что также могло расцениваться как субклинический гипотиреоз.


УЗИ у всех обследованных подтвердило типичную для ХАТ картину. Интерес представляло увеличение объема ЩЖ у больных детей по сравнению с возрастными нормативами в зависимости от фазы заболевания. При эутиреозе увеличение объема ЩЖ было в два-четыре раза больше нормальных величин; при гипотиреозе — в три-пять раз больше, при легком тиреотоксикозе — в полтора-два раза, при среднетяжелой степени тиреотоксикоза было обнаружено наиболее значительное увеличение объема ЩЖ, превышающее у детей в 10-12 раз нормальные возрастные показатели.


Аутоиммунный характер болезни не всегда подтверждался нахождением высоких титров АТ к тиреоидной пероксидазе или тиреоглобулину.


Исследование трех классов иммуноглобулинов (M, G, A) не имело информативного значения. Пункционная безаспирационная биопсия, проведенная у детей, у которых пальпаторно или при УЗИ имелись подозрения на узлы или было значительное увеличение ЩЖ, выявила типичную лимфоидную инфильтрацию, в том числе и при исследовании узловой ткани. Явлений фиброза не было отмечено ни в одном из наблюдений, что подтверждает лимфоцитарный характер аутоиммунного тиреоидита у детей и подростков, специально выделенный по классификации ХАТ и, возможно, обуславливающий благоприятный прогноз в отдаленном будущем при адекватном лечении болезни. Лечение в условиях стационара проводилось соответственно фазе течения ХАТ.


В фазу гипертиреоза использовали коротким курсом в две-три недели мерказолил, в последние годы применяли метизол в средних лечебных дозах — не более 0,5 мг на 1 кг массы тела в сутки в три приема под контролем клинического наблюдения и гормонального тиреогенеза. При достижении эутиреоидного состояния тиреостатики отменялись, и назначались малые дозы L-тироксина (25, в дальнейшем 75 мкг в сутки). При тиреотоксикозе использовались также b-адреноблокаторы, обладающие способностью снижать периферическую трансформацию Т4 в Т3 и тем положительно влиять на лечение. Учитывая аутоиммунный генезис болезни, можно рекомендовать использование нестероидных противовоспалительных препаратов, а также антибактериальных при наличии болезненности ЩЖ или очагов хронической инфекции, что практически наблюдается у всех детей с ХАТ. В фазе субклинического и явного гипотиреоза основным лечением был прием L-тироксина в дозе от 100 до 150 мкг в сутки под контролем уровня ТТГ, Т4, Т3. Адекватность назначенного лечения в основном контролировалась уровнем ТТГ через один-два месяца от начала терапии.


Лечение тиреоидными препаратами рекомендуется проводить длительно, учитывая хронический характер течения заболевания.


Глюкокортикоидные препараты, как правило, не имеют применения и используются в комплексе лечения при выраженной болезненности ЩЖ, сочетании ХАТ с отечным экзофтальмом (что крайне редко встречается у детей) или при неэффективности адекватной длительной терапии.


Проведена специальная работа Н. А. Сакаевой (1989), показавшая положительное значение применения иммунокорректоров (Т-активин) как в комплексе с тиреоидными препаратами, так и в виде монотерапии в фазе эутиреоза ХАТ.


Хирургическое лечение считается не показанным при ХАТ. У 75% детей, по данным Ф. Г. Садыкова, развивается тяжелый гипотиреоз. Исключением может быть только быстрорастущий зоб, сдавление увеличенной ЩЖ трахеи или сосудов шеи, а также подозрение на рак при наличии узлов. Дети, больные ХАТ, должны находиться под постоянным диспансерным наблюдением педиатра-эндокринолога.

Литература
1. Жуковский М. А. Детская эндокринология. М.: Медицина, 1982. С. 103-105.
2. Садыков Ф. Г. Заболевание щитовидной железы у детей и подростков. Автореф. дис. … докт. мед. наук. М., 1989.
3. Сакаева Н. А. Состояние иммунологического статуса при аутоиммунном и подостром тиреоидитах и возможность его коррекции применением иммуномодулятора Т-активина: Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 1989.
4. Руководство по клинической эндокринологии / Под ред. проф. Н. Т. Старковой. Спб.; М.; Харьков; Минск, 1996. С. 164-169.
5. Volpe R. The thyreoid and autoimmunity. Amsterdam, 1986.

Хронический аутоиммунный тиреоидит (ХАИТ): лечение заболевания

Быстрый переход



Синонимы – тиреоидит Хашимото, зоб Хашимото.

Что такое хронический аутоиммунный тиреоидит


Это хроническое воспаление щитовидной железы, вызванное ошибочной выработкой антител против нее.

Причины заболевания хроническим аутоиммунным тиреоидитом


ХАИТ относится к большой группе аутоиммунных заболеваний, это их типичный представитель.


Их суть заключается в том, что иммунная система по ошибке начинает вырабатывать антитела против белков собственного организма. Причиной является, с одной стороны, врожденная склонность иммунной системы к таким ошибкам, а с другой — встреча с вирусом, белки которого похожи на белки клеток щитовидной железы.


Для ХАИТ характерна наследственная предрасположенность. Заболевание встречается значительно чаще у женщин, чем у мужчин.

Стадии протекания хронического аутоиммунного тиреоидита


Их можно выделить лишь условно.


На первом этапе в крови обнаруживается повышенный уровень антител к щитовидной железе, но ее активного разрушения антителами не происходит (это так называемые здоровые носители антител). Среди женщин в определенных возрастных группах распространенность такого носительства достигает 20%.


У части пациентов все же начинается процесс разрушения ткани щитовидной железы антителами, но железа при этом нормально выполняет свою функцию по выработке гормонов (и их уровень в крови остается нормальным)


У части пациентов железа все же повреждается антителами настолько, что выработка гормонов снижается и развивается гипотиреоз. Но вероятность этого невелика и составляет 2% в год.

Симптомы хронического аутоиммунного тиреоидита


Если еще не развился гипотиреоз (для которого характерна особая клиническая симптоматика), аутоиммунный тиреоидит обычно на дает выраженных симптомов. Чаще это заболевание выявляется случайно, при обследовании щитовидной железы «на всякий случай».


Но некоторые пациенты описывают дискомфорт в области щитовидной железы (передней поверхности шеи).

Лечение хронического аутоиммунного тиреоидита у взрослых и детей


Важно понимать, что лечение самого по себе ХАИТ не проводится. На сегодняшний день медицина не располагает высокоэффективными, безопасными и одновременно не очень дорогими средствами лечения аутоиммунных заболеваний.


Общий принцип лечения аутоиммунных болезней — подавление активности иммунной системы.


При ХАИТ потенциальный вред от подобного лечения превышает вред от гипотиреоза.


Поэтому общепринятым подходом, рекомендуемым как мировыми, так и отечественными экспертами, является периодический (примерно 1 раз в год) контроль уровня гормонов щитовидной железы для исключения их дефицита.


Если их дефицит (гипотиреоз) все же развивается — в постоянном режиме проводится заместительная терапия, т. е. прием основного гормона щитовидной железы в таблетках.

Как происходит лечение ХАИТ в клинике «Рассвет»


Несомненно, рекомендуемый ведущими экспертами подход к лечению этой болезни применяют и эндокринологи нашей клиники.


При этом мы не делаем ненужных анализов и не назначаем необоснованно частых посещений эндокринолога. Например, нет необходимости регулярно контролировать уровень антител к ткани щитовидной железы («АТ к ТПО»), для которого свойственны волнообразные колебания с течением времени. Нередко приходится наблюдать, что эндокринологи, не знающие о рекомендуемых принципах лечения ХАИТ, назначают средства с сомнительной эффективностью, но аргументируют это тем, что у части больных после их применения уровень антител к ткани щитовидной железе становится ниже.


При этом мы помним, что многие жалобы, похожие на симптомы заболеваний щитовидной железы, бывают вызваны дефицитом железа, депрессией или тревожными состояниями. В подобной ситуации эти заболевания нужно активно выявлять и лечить, что действительно улучшает самочувствие пациента.

Рекомендации врача-эндокринолога клиники «Рассвет» больным ХАИТ


Хронический аутоиммунный тиреоидит — заболевание с относительно благоприятным течением, хотя есть некоторые его последствия, которые надо вовремя выявить (гипотиреоз).


Необходимо помнить, о том, что не все изменения в самочувствии, которые беспокоят пациента, обязательно вызваны состоянием щитовидной железы. Поэтому важно не пропускать другие заболевания, которые также могут требовать лечения.

Аутоиммунный тиреоидит – описание болезни, симптомы и причины развития

Аутоиммунный тиреоидит – что это такое, симптомы и лечение

Аутоиммунный тиреоидит (АИТ) – воспалительное заболевание щитовидной железы, которое характеризуется патологическим повреждением и/или разрушением фолликулов и фолликулярных клеток органа. Заболевание носит хронический характер и составляет 3% от общего числа патологий щитовидной железы. По статистике, чаще диагностируется у женщин.

Самым точным ответом на вопрос «аутоиммунный тиреоидит щитовидной железы – что это такое» будет: воспаление тканей щитовидной железы, которое протекает в хронической форме и может спровоцировать развитие тяжелых последствий при отсутствии лечения.

Что известно о заболевании

Аутоиммунный тиреоидит имеет генетическую этиологию, часто проявляется семейной формой и комбинируется с другими аутоиммунными патологиями. Симптомы и лечение тиреоидита Хашимото (устаревшее название патологии) хорошо известны врачам, поэтому никаких проблем с диагностикой и назначением терапии нет.

Часто встречается послеродовый тиреоидит, причиной развития которого становится чрезмерная активность иммунной системы после периода ее интенсивного угнетения во время беременности. Причины заболевания послеродовый тиреоидит обуславливают стремительное развитие патологий щитовидной железы, поэтому он нередко переходит в деструктивный аутоиммунный тиреоидит.

Кроме этого, дифференцируют следующие типы АИТ:

  • «молчащий» – протекает без болевого синдрома, течение идентично послеродовому тиреоидиту, но причины его возникновения до сих пор определить не могут
  • индуцированный – развивается на фоне приема препаратов интерферона, гепатита С и заболеваний крови.

Причины АИТ

К причинам развития заболевания относятся:

  • чрезмерное содержание йода, хлора и фтора в окружающей среде
  • длительное пребывание под прямыми солнечными лучами
  • наличие в анамнезе острых респираторных заболеваний, протекающих с осложнениями
  • имеющиеся очаги хронических инфекций – например, воспаление пазух носа, кариозные зубы
  • нарушение психоэмоционального фона.

Симптомы аутоиммунного тиреоидита

Практически в каждом случае течение рассматриваемого заболевание проходит бессимптомно, поэтому человек просто не подозревает у себя развитие какой-то патологии и, естественно, не обращается за медицинской помощью к врачам. Признаки острого тиреоидита:

  • неприятные ощущения в горле – «ком стоит»
  • в области шеи ощущается давление
  • щитовидная железа значительно увеличивается в размерах
  • присутствует утомляемость и слабость даже после выполнения привычной работы
  • болевой синдром, локализованный в суставах.

Как диагностируют заболевание

Аутоиммунный тиреоидит выявляется на поздних стадиях своего развития по причине длительно текущего бессимптомного периода. Когда больной все-таки обращается к врачу, то он может сразу отметить диффузные изменения щитовидной железы по типу АИТ. Выслушав жалобы пациента и сопоставив их с видимыми признаками тиреоидита, врач может поставить предварительный диагноз. Но окончательный вердикт выносится только после проведения ультразвукового исследования или томографии щитовидной железы. УЗИ и анализы крови при АИТ – обязательные процедуры. Во-первых, они позволяют точно диагностировать заболевание (например, даже дифференцировать узловой тиреоидит от других типов патологии). Во-вторых, гормоны при гипотиреозе сразу же будут выявлены в крови, что также позволяет дифференцировать различные патологии щитовидной железы и подобрать эффективное лечение. В-третьих, диагностика подострого тиреоидита, который протекает бессимптомно, возможна только путем исследования крови пациента и изучения результатов ультразвукового исследования.

Принципы лечения

Как лечить хронический аутоиммунный тиреоидит, до сих пор не могут определиться ни врачи, ни ученые. Дело в том, что препараты, способные корректировать функции щитовидной железы, до сих пор не разработаны. Но есть некоторые общие принципы назначений при рассматриваемом заболевании:

  • если имеются симптомы проблем в работе сердечно-сосудистой системе, то больному будут назначены бета-адреноблокаторы
  • в некоторых случаях уместно назначать заместительную терапию левотироксином
  • глюкокортикоиды показаны к применению только при обострении хронического аутоиммунного тиреоидита.

Нередко в рамках терапии при рассматриваемом заболевании врачи делают выбор в пользу нестероидных противовоспалительных препаратов, средств для повышения иммунитета, витаминов и адаптогенов.

Самое страшное, что можно ожидать при диагнозе АИТ – это прогрессирование гипотиреоза. Поэтому какого-то специфического лечения аутоиммунный тиреоидит не подразумевает, достаточно лишь «гасить» обострения и контролировать выработку гормонов щитовидной железой. Врачи утверждают, что если пациенты с АИТ находятся под медицинским контролем и выполняют все назначения/рекомендации специалистов, то с таким заболеванием можно прожить долгую и относительно здоровую жизнь без строгих ограничений.

Более подробно о последствиях аутоиммунного тиреоидита у детей, принципах лечения и врачах, которые занимаются подобными проблемами, можно ознакомиться на страницах нашего сайта Добробут.ком.

Связанные услуги:

Диагностика
Консультация эндокринолога

Аутоиммунный тиреоидит у ребенка — причины, симптомы, диагностика и лечение

Аутоиммунный тиреоидит у ребенка — это воспалительное заболевание щитовидной железы, которое возникает при ее повреждении аутоантителами. Патология формируется при наличии генетической предрасположенности под действием провоцирующих факторов: избытка йода, гормональных перестроек, радиации. Аутоиммунный тиреодит обычно протекает бессимптомно, но может проявляться зобом, клиническим гипотиреозом или гипертиреозом. Диагностика болезни включает УЗИ и пункцию щитовидной железы, анализы на тиреоидные гормоны и антитела. Лечение состоит из изменения образа жизни, ликвидации триггеров, назначения заместительных (гормональных) и симптоматических медикаментов.

Общие сведения

Аутоиммунный тиреоидит (АИТ) имеет синонимичное название тиреоидит Хашимото в честь врача H. Hashimoto, который в 1912 году впервые выделил симптомы в отдельную нозологическую единицу. Распространенность патологии раннем детстве, дошкольном и младшем школьном возрасте составляет 0,17-0,5%. Частота воспаления повышается в период пубертата (до 2% от всех подростков), девочки болеют в 4-5 раз чаще мальчиков. Частое бессимптомное течение и сложность своевременной диагностики болезни объясняют высокую актуальность аутоиммунного тиреоидита в педиатрической практике.

Аутоиммунный тиреоидит у ребенка

Причины

Для развития заболевания у ребенка должна быть генетическая предрасположенность. У большинства пациентов выявляются мутации антигенов системы HLA в локусах DR3 и DR5, а также во 2-й хромосоме, часть генов которой отвечает за работу Т-лимфоцитарного звена иммунитета. Вероятность возникновения аутоиммунного тиреодита повышается при полиморфизме гена тиреоглобулина, который расположен на 8-й хромосоме.

Факторы риска

Помимо генетических особенностей, большое значение имеют экзогенные факторы риска и негативные воздействия, запускающие патологический процесс. У детей основным фактором называют избыточное потребление йода, если семья живет в эндемическом регионе, либо родители дают им специальные йодсодержащие продукты. Другие триггеры воспаления включают:

Патогенез

Если на ребенка действуют провоцирующие факторы, наследственные нарушения работы иммунной системы вызывают срывы механизмов клеточной и гуморальной защиты. В организме начинается синтез антител к тиреоглобулину, рецепторам тиреотропного гормона гипофиза, микросомальной фракции щитовидной железы. Роль этих молекул в патогенезе недостаточно ясна, поскольку они не имеют прямого цитотоксического действия на тиреоидную ткань.

Установлено, что аутоиммунное воспаление сопровождается повышением содержания фактора некроза опухолей и других веществ, которые запускают каскад биохимических реакций, ответственных за апоптоз тироцитов. Как следствие, функциональная активность органа снижается, формируется гипотиреоз. Морфологически в железистой ткани выявляют инфильтрацию лимфоцитарными и плазматическими клетками.

Классификация

По размеру железы различают гипертрофическую форму (до 95%) и атрофическую форму аутоиммунного тиреоидита. По течению тиреоидит бывает латентным и клиническим. По нозологической форме выделяют АИТ как самостоятельное заболевание либо как компонент аутоиммунного полиэндокринного синдрома. В детской эндокринологии наиболее важна систематизация по функциональной активности органа, согласно которой различают 3 типа болезни:

  • Гипотиреоз. Характеризуется снижением продукции тиреоидных гормонов (Т3 и Т4), вследствие чего у ребенка возникают типичные клинические симптомы. Зачастую сопровождается зобом.

  • Эутиреоз. Основной вариант детского аутоиммунного тиреодита, при котором функциональность железистой ткани не страдает. В таком случае течение болезни является бессимптомным.

  • Гипертиреоз. При одновременном повреждении большого числа тиреоцитов возможен массивный выброс гормонов в кровь, что вызывает симптомы тиреотоксикоза. Эта фаза кратковременная, затем она сменяется гипотиреозом.

Симптомы

У многих детей аутоиммунное тиреоидное воспаление не сопровождается неприятными проявлениями и выявляется случайно при гормональном обследовании по другим показаниям. Если возникает клиническая форма тиреоидита, у пациентов диагностируют увеличение размеров щитовидной железы (зоб) и/или симптомы нарушения ее секреторной активности (гипер- или гипотиреоз). Болезнь чаще манифестирует у подростков на фоне полового созревания.

На начальной стадии тиреоидита у детей типична тиреотоксическая форма (хашитоксикоз). У ребенка ускоряется метаболизм, поэтому он постоянно хочет есть, однако не набирает или даже теряет вес. Наблюдаются эмоциональные нарушения: повышенная возбудимость, капризность, агрессивность или истеричность. Физические симптомы тиреодита, протекающего с гипертиреозом, включают дрожание пальцев рук, усиление потоотделения, тахикардию и симптоматическую гипертензию.

После гипертиреоза уровень гормонов быстро снижается, нарастают признаки гипотиреоза. Кожа становится сухой, шершавой и холодной на ощупь, появляются умеренные отеки, из-за нарушения метаболизма ребенок постоянно мерзнет. Неврологические симптомы проявляются чувством ползания «мурашек» в конечностях, снижением мышечного тонуса и силы. Часто пациент становится вялым, апатичным, хуже успевает в школе и перестает общаться со сверстниками.

При аутоиммунном воспалении щитовидная железа увеличивается в размерах, но на начальных стадиях тиреоидита родителям сложно это заметить. При массивном зобе становится видна выпуклость по передней поверхности шеи ребенка. Значительное увеличение органа сопровождается легкой болезненностью, неприятными ощущениями при глотании. При ощупывании шеи родители ощущают равномерно плотное гладкое образование.

Осложнения

В детском возрасте при несвоевременно диагностированном аутоиммунном тиреоидите уровень тиреоидных гормонов снижается на 3-5% ежегодно. Если болезнь длительное время протекает без симптомов, то у ребенка формируется стойкий гипотиреоз, который требует пожизненной заместительной терапии. Распространенность необратимых нарушений работы железистой тиреоидной ткани у страдающих аутоиммунным тиреоидитом составляет в среднем 1-2 случая на 1000 больных детей.

Диагностика

Ребенок с подозрением на аутоиммунное поражение ЩЖ проходит обследование у детского эндокринолога. При первичном осмотре врач устанавливает размеры и степень увеличения органа, выявляет физические и психоэмоциональные симптомы изменения уровня тиреоидных гормонов. Доктор уточняет семейный анамнез для оценки генетических факторов риска. Затем эндокринолог назначает план диагностики, в который входят следующие методы:

  • УЗИ щитовидной железы. При эхографическом исследовании определяют увеличение (чаще) или уменьшение (реже) размеров органа, нарушения его морфологической структуры.

  • Тонкоигольная биопсия тиреоидной ткани. Гистологическое исследование биоптатов — наиболее информативный метод для верификации аутоиммунного типа поражения, оценки степени инфильтрации и развития соединительной ткани.

  • Гормональный профиль. Патогномоничный признак аутоиммунного тиреоидита — повышение в крови уровня антител к тиреопероксидазе (антиТПО). Также врач оценивает концентрацию тироксина, трийодтиронина и регуляторных гормонов (ТТГ, тиреолиберина).

  • Дополнительные исследования. В гемограмме обнаруживают увеличение уровня лимфоцитов, в биохимическом анализе крови возможно повышение острофазовых показателей. Иммунограмма показывает рост уровня специфических антител.

Лечение аутоиммунного тиреоидита у детей

При эутиреоидной фазе АИТ специфическое лечение не проводится. Врач рекомендует изменить образ жизни ребенка: сократить количество йода в ежедневном рационе, по возможности переехать в регион с благоприятной экологической ситуацией, уменьшить количество стрессовых факторов. Инфекции выступают как триггер АИТ, поэтому больному выполняют санацию хронических очагов (кариеса, тонзиллита).

При клиническом или субклиническом гипотиреозе ребенку назначается длительная поддерживающая терапия левотироксином, доза которого рассчитывается по возрасту и весу. Лечение тиреоидита замедляет патологические изменения в щитовидной железе и предотвращает нежелательные симптомы гипотиреоза. Для снижения уровня аутоантител применяют препараты селена. При тиреотоксической фазе показан короткий курс мерказолила.

При выраженных субъективных проявлениях аутоиммунного тиреоидита необходимо симптоматическое лечение. Чтобы уменьшить боль и дискомфорт в области железы, используются препараты из группы нестероидных противовоспалительных средств, а при активном воспалении рекомендованы короткие курсы глюкокортикоидов. Для ликвидации симптоматики гипертиреоза эффективны бета-адреноблокаторы и седативные медикаменты.

Прогноз и профилактика

У 25% детей с аутоиммунным тиреоидитом наблюдается спонтанное восстановление тиреоидной гормональной функции, а у остальных удается контролировать состояние заместительной терапией. В большинстве случаев прогноз благоприятный, но при несвоевременности обращения к врачу есть риск развития тяжелого гипотиреоза. Профилактика включает рациональную по содержанию йода диету, исключение вредных факторов среды, предупреждение вирусных инфекций у ребенка.

Гипотиреоз у детей, описание, симптомы и лечение

Как развивается гипотиреоз у детей?

Щитовидная железа — крохотная по размеру, но огромная по значимости часть эндокринной системы. Она расположена по передней поверхности шеи впереди гортани. Гормоны, которые вырабатывает щитовидная железа, координируют обмен веществ в организме, отвечает за его рост и развитие. Отклонения в работе этого органа способны привести к нарушениям функций остальных желез внутренней секреции. В настоящее время заболевания щитовидной железы лидируют по частоте среди эндокринной патологии у детей и подростков. Если не диагностировать их вовремя и не приступить к лечению, то последствия могут быть необратимы. В этой статье речь пойдет о заболеваниях щитовидной железы у детей, связанных со снижением ее функции — йододефицитное состояние и гипотиреоз.

Для того, чтобы лучше понять, из-за чего возникает йододефицит и гипотиреоз у детей, необходимо разобраться в том, как работает щитовидная железа.

Как работает щитовидная железа?

Щитовидная железа имеет дольчатое строение. В центре дольки – коллоид, представляет собой вязкую жидкость. Его окружает слой фолликулярных клеток. Клетки поглощают из крови аминокислоты и йод, синтезируют тиреоглобулин. Йодированный тиреоглобулин хранится во внеклеточных коллоидах. По мере необходимости он поступает в фолликулярные клетки, разрушается до трийодтиронина (Т3) и тироксина (Т4). Это активные гормоны, которые регулируют деятельность практически всех тканей организма. Регуляцию работы щитовидной железы осуществляет гипофиз при помощи тиреотропного гормона (ТТГ).

Йододефицитное состояние (йододефицит)

При недостаточном поступлении йода в организм развивается компенсаторная реакция: для того, чтобы поглотить из организма побольше йода в условиях его дефицита, происходит гипертрофия и гиперплазия клеток фолликулярного эпителия. Клинически это сопровождается формированием зоба (увеличение щитовидной железы). При запущенном процессе вследствие тяжелого йододефицита в щитовидной железе могут формироваться узлы.

В настоящее время проблема недостаточного потребления йода актуальна для всех регионов России, в том числе для Санкт-Петербурга и Ленинградской области. По данным Союза педиатров России, у детей, обратившихся в течение года к врачу по поводу заболевания щитовидной железы, дефицит поступления йода был обнаружен в 95% случаев!йододефицит

Наиболее частые причины, приводящие к йододефициту:

  • недостаточное потребление продуктов, богатых йодом (морепродукты, морская рыба)
  • использование строгих диет
  • хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, сопровождающиеся нарушением всасывания питательных веществ
  • глистные инвазии.

В нашей стране проводится массовая йодная профилактика путем введения йодированных продуктов – поваренная соль, хлеб, растительное масло, вода. Использование йодированной поваренной соли является наиболее универсальным методом профилактики йододефицита. Выбор соли в качестве «носителя» йода обусловлен тем, что она используется всеми слоями общества независимо от социального и экономического статуса. Использование всего 5-10 мг йодированной поваренной соли в сутки обеспечивает достаточное поступление йода в организм. 

Всемирной организацией здравоохранения разработаны нормы потребления йода для детей разного возраста и взрослых, при недостаточном поступлении йода с пищей назначается соль калия йодида в таблетированной форме.

Если у ребенка все же развился йододефицит, то при отсутствии лечения осложнением такого состояния может стать гипотиреоз.

Гипотиреоз у детей

Гипотиреоз — патология, при которой щитовидная железа не вырабатывает (или вырабатывает в недостаточном количестве) такие гормоны как трийодтиронин и тироксин.

Гипотиреоз у детей принято разделять на врождённый и приобретённый.

Врожденный гипотиреоз

Причинами врожденного гипотиреоза могут быть наследственность, генетические мутации и сбои, нарушения в формировании щитовидной железы у плода (неправильное расположение органа или его отсутствие), наличие гипотиреоза у матери в период вынашивания, йододефицит во время беременности, внутриутробные повреждения и инфекции и др.

В нашей стране во всех роддомах проводится скрининг на выявление врожденного гипотиреоза – на 4-5 день жизни (а у недоношенных детей на 7-14) производится забор крови на определение уровня ТТГ. Так как клинические проявления гипотиреоза становятся заметны только по прошествии 3х месяцев, ранняя диагностика и своевременно начатое лечение предотвращает у детей грубую задержку умственного развития.

Приобретенный гипотиреоз

Бывает первичным и вторичным.

К группе первичного приобретенного гипотиреоза относятся всё, что связано с повреждением самой щитовидной железы (повреждения шеи, удаление щитовидной железы в ходе операции, аутоиммунные нарушения, йодная недостаточность, ионизирующее излучение на область шеи и т.д.).

Вторичный гипотиреоз связан с нарушением работы гипоталамо-гипофизарной системы и взаимодействия ее с органом-мишенью – щитовидной железой (нейроинфекции, черепно-мозговые травмы, опухоли мозговой локализации т.д.).

Симптомы детского гипотиреоза

К симптомам гипотиреоза у детей грудного, младшего и среднего возраста относится:

  • отечность лица и тела
  • склонность к запором
  • хриплый низкий голос
  • отстования в физическом развитии (поздно начинают держать голову, садиться, стоять, переворачиваться и говорить, несвоевременное прорезывание зубов, задержка в наборе веса и роста у грудничков)
  • вялость, малоподвижность
    эмоциональная заторможененность.

При выраженном дефиците тиреоидных гормонов и при поздно начатом лечении наблюдается задержка умственного развития.

Для детей старшего возраста и подростков характерны:

  • сухость кожных покровов
  • избыточный вес вплоть до ожирения
  • медленный рост
  • запоздалое половое созревание
  • меланхоличность
  • депрессии
  • сонливость.

У девочек наблюдаются нарушения менструального цикла.

Диагностика и лечение гипотиреоза у детей

Гипотиреоз — это серьезная угроза для жизни и здоровья ребёнка и чем он младше, тем опаснее заболевание.

В диагностике используют определение гормонов щитовидной железы, а также визуализация при помощи УЗИ щитовидной железы. По показаниям назначаются дополнительные методы исследования.

Диагностировать и вылечить детский гипотиреоз поможет врач-эндокринолог.

СДВГ у детей — Ait Kids

Расстройство дефицита внимания / гиперактивности или СДВГ , иногда известное как синдром дефицита внимания или СДВ , это распространенное нарушение психического развития, от которого страдают миллионы детей и семей.

Дети с СДВГ имеют симптомы невнимательности, импульсивности и гиперактивности. Степень тяжести симптомов варьируется от ребенка к ребенку, и они могут сохраняться и во взрослой жизни.

Не существует единого теста на СДВГ, отсюда важность сбора информации из различных источников для постановки точного диагноза, поскольку другие состояния, такие как психологические расстройства, нарушения обучаемости, травмирующие события, поведенческие расстройства или медицинские состояния, могут иметь похожие симптомы. .

Дети, как правило, активны и часто плохо себя ведут или не следуют указаниям, однако, когда такое поведение негативно влияет на ребенка дома, в школе и в других социальных условиях, рекомендуется посетить его педиатра или поставщика медицинских услуг для медицинское обследование.

Признаки и симптомы детей с СДВГ:

  • Гиперактивность — наиболее очевидный признак СДВГ. Дети с СДВГ не могут сидеть на месте, находятся в постоянном движении, слишком много говорят, они могут лазить, бегать, прыгать, когда им этого не следует.Они часто ведут себя так, что мешают другим.
  • Импульсивность может повлиять на самоконтроль ребенка. Дети часто действуют и говорят, не задумываясь. У них часто возникают проблемы со сменой, прерывать беседу, они не могут дождаться чего-либо или по очереди. Иногда они проявляют деструктивное поведение, которое может подвергнуть их опасности (например, выбегают на улицу, не глядя).
  • Дети с СДВГ легко отвлекаются и часто что-то забывают. Может показаться, что они не слушают и дезорганизованы.Им трудно сконцентрироваться или сосредоточиться.

Если у вашего ребенка проявляются признаки СДВГ, поговорите с лечащим врачом вашего ребенка. Если симптомы не лечить, они могут вызвать множество проблем. Они могут повлиять на самооценку вашего ребенка, отношения и плохую успеваемость (дети школьного возраста). Ранняя диагностика и лечение СДВГ могут улучшить симптомы и помочь вашему ребенку добиться успеха во всех сферах жизни.

Если у вас есть какие-либо вопросы или проблемы, позвоните нам по телефону: 575-526-6682


Trastorno del Déficit de Atención con Hiperactividad (TDHA) en Niños

El trastorno de déficit de atención con hiperactividad (TDHA), también referido como trastorno de déficit de atención (TDA), es un trastorno del neurodesarrollo común de la infancia que afecta milones de niños.¹

Los niños con TDHA Presentan síntomas de falta de atención, impulsividad e hiperactividad. La severidad de los síntomas varía de un niño a otro y pueden continar hasta la edad adulta.

No existe un examen único para Diagnosticar el TDAH, de ahí la importancia de recopilar información de varias fuentes paradeterminar el diagnóstico adecuado debido a que otras afecciones como los trastornos psicológicos, discapacidades del aprendasamosdenosdenis, del aprendizumosdenosdenas Presentar síntomas similares.

Los niños son típicamente activos y, con frecuencia, se portan mal o no siguen Instrucciones, sin embargo, cuando estos comportamientos afectan al niño en el hogar, en la escuela, y en otros ámbitos sociales de manera disruptiva pediatra o proofedor de cuidados médicos para una evalación.

Señales y síntomas de niños con TDHA:

  • La Hiperactividad es la señal más obvia del TDAH. Los niños con TDHA tienen dificultad para quedarse quietos, están en constante movimiento, hablan demasiado, se trepan, corren o saltan cuando no deberían hacerlo.Con frecuencia se comportan de manera que perturban a los demás.
  • La Impulsividad активировать автоматическое управление ничем. Los niños con TDHA a menudo actúan y hablan sin pensar. Con frecuencia tienen issuesas para turnarse, interrumpen sessions, o no pueden esperar por cosas o para tomar turnos. En ocasiones, se invucran en comportamientos disruptivos que pueden ponerlos en peligro (por ejemplo: correr hacia la calle sin mirar).
  • La falta de no atención. Los niños con TDHA se distraen fácilmente y con frecuencia olvidan cosas. Ellos parecen no escuchar y pueden ser desorganizados. Tienen dificultad para contrarse y enfocarse.

Si su niño muestra señas de TDHA, hable con su provedor de cuidados médicos. Si los síntomas no se tratan, pueden causar muchos issues. Podrían afectar la autoestima, las relaciones interpersonales y ocasionar un bajo rendimiento académico en niños de edad escolar. El Diagnóstico temprano y un tratamiento adecuado pueden mejorar los síntomas del TDHA y ayudar a su niño a alcanzar el éxito en todas las áreas de su vida.

Si tiene preguntas o preocupaciones, por Favor contacte a: 575-526-6682


https: //www.helpguide.org/ article / add-adhd / Внимание-дефицит-расстройство-adhd-in-children.htm

https: //www.cdc .gov / ncbddd / adhd / documents / adhdfactsheetenglish.pdf¹

https: //www.healthychildren .org / English / health-issues / conditions / adhd / Pages / Diagnosing-ADHD-in-Children-Guidelines-Information-for-Parents.aspx

https: // kidshealth .org / en / Родители / adhd.html

Инфекции дыхательных путей у детей с аллергической астмой, получающих иммунотерапию аллергенами во время сезона гриппа

AA — это многофакторное заболевание дыхательных путей, которое возникает в результате генетической предрасположенности и факторов окружающей среды.По оценкам Всемирной организации здравоохранения, 235 миллионов человек страдают астмой, и еще 100 миллионов человек заболеют этой болезнью в течение следующих 15 лет 15,16 . Пациенты с АА подвержены ИРО из-за нарушения противомикробной защиты 17,18,19,20 . Проспективное исследование во время пандемии гриппа 2009 года показало, что h2N1 преимущественно инфицировал астматиков больше, чем неастматиков 21 . Часто обострения АА могут быть вызваны ИРО 22 .Однако в последующих исследованиях было отмечено, что у астматиков было меньше тяжелых исходов (включая уменьшение бактериальной пневмонии) по сравнению с неастматиками 23,24,25,26,27 , что может быть объяснено ускоренным клиренсом вирусов у пациентов с AA 15 , 28 . Но было очень жаль, что у нас было мало детей с квалификацией АА, которые не получали АИТ в аллергологической клинике. Таким образом, мы не смогли получить медицинские данные об ИРТ у этого типа пациентов для сравнения в течение периода исследования в этом исследовании.

ИРО, включая простуду, острый тонзиллит, острый риносинусит, гриппоподобное заболевание, острый бронкит и пневмонию, являются наиболее распространенными заболеваниями человека. 29 . Типичные симптомы пациентов с ИРО включают чихание, заложенность носа и выделения, боль в горле, кашель, лихорадку, головную боль и недомогание, которые были аналогичны симптомам пациентов с аллергическим ринитом и астмой. ИРО обычно диагностируются клинически на основании симптомов. В этом исследовании для диагностики ИРО необходимы лихорадка или боль в горле.ИОТ состоят из верхних и нижних ИОТ. По сравнению с верхними ИРО нижние ИРО, такие как пневмония, считаются более тяжелыми. Большинство ДТТ происходит в зимние дни в северном полушарии 30 . В нашем исследовании вспышка ИРО произошла в декабре, что свидетельствует о сезоне гриппа. В то время многие пациенты с АА, получавшие АИТ, также страдали ИРО. Чтобы обсудить, как ИРО возникали у детей с АА, получавших АИТ, в декабре 2019 года было проведено исследование ИРТ у детей с АА, сенсибилизированных к HDM на АИТ, а также у их братьев и сестер.

В исследовании частота ИРТ у пациентов с АА была аналогична таковой у пациентов без АА, что не соответствовало предыдущему отчету 21 . И частота более низких ИРТ, лихорадки, высокой температуры, кашля, хрипов, приема лекарств, обращения за медицинской помощью, рецидивирующих инфекций, инфузионной терапии и госпитализации у детей с АА, получающих поддерживающую дозу, была меньше, чем у пациентов с АА, получающих лечение с увеличением дозы и у пациентов без АА, что свидетельствует о том, что АИТ с поддерживающей дозой может повышать резистентность организма к ИРО.Объяснить это явление сложно, и необходимы дальнейшие исследования.

Частое обращение за медицинской помощью, рецидивирующие инфекции, инфузионная терапия и госпитализация были важными показателями при оценке степени тяжести ИРО. В нашем исследовании у детей с АА на поддерживающей дозе SCIT не было обращений за медицинской помощью, рецидивирующих инфекций, инфузионной терапии и госпитализации. В частности, продолжительность кашля у детей с АК при поддерживающей дозе SCIT была значительно меньше, чем у детей с АК при повышении дозы SCIT и их братьев и сестер.Все вышеперечисленные предполагали, что дети с АК, получающие ТКИТ с поддерживающей дозой, были склонны к легким симптомам после приступа ИРО. Объяснение может заключаться в том, что SCIT может играть важную роль в защите детей от ИРО, что согласуется с предыдущими результатами 31 . У детей с АА при увеличении дозы SCIT частое обращение за медицинской помощью было очень высоким. Ведь опекунов детей с АА часто беспокоит здоровье детей. Они не могли перестать посещать врачей за медицинской помощью в начале SCIT.Возникновение ИРО у детей с АА при увеличении дозы SCIT было сходным с таковым у детей без АА, что позволяет предположить, что SCIT при лечении с увеличением дозы не может защитить детей от приступов ИРО.

Однако это исследование все же имело некоторые ограничения. Во-первых, количество пациентов было ограничено. И многие переменные не могли получить статистической значимости. Во-вторых, ограничившись нашим исследовательским оборудованием, мы не смогли обнаружить микробы RIT в лаборатории. О сезоне гриппа судили по количеству детей с ИРО, посетивших нашу больницу, и по клиническому опыту.В-третьих, это было ретроспективное исследование. Многие данные получить не удалось. В-четвертых, почти все пациенты, которые обратились в аллергологическую клинику по поводу SCIT, не было достаточного количества детей с квалификацией AA, которые не принимали SCIT, для сравнения не удавалось найти для сравнения. В-четвертых, диагнозы основывались на клинических симптомах; однако это правило общей практики 29 .

Таким образом, у детей, получавших АИТ с поддерживающей дозой, было меньше симптомов, и они быстро выздоравливали, когда они были атакованы ИРО, что свидетельствует о том, что АИТ с поддерживающей дозой может повысить сопротивляемость организма болезням.

Границы | Тиреоидит и дислипидемия Хашимото в детстве: обзор

Введение

Аутоиммунный тиреоидит Хашимото (АИТ) является наиболее частой причиной приобретенного гипотиреоза в детском и подростковом возрасте. Пик распространенности АИТ в детстве приходится на период от раннего до среднего полового созревания. Болезнь редко проявляется в возрасте до 3 лет, но описаны случаи и в младенческом возрасте (1). Сообщается о сильном преобладании женщин с соотношением женщин и мужчин до 3.4: 1 (1–3), с высокой распространенностью у пациентов с синдромом Дауна и Тернера (4). Клинические проявления АИТ в детском возрасте чрезвычайно разнообразны: от полностью нормального бессимптомного состояния до ярко выраженных симптомов тяжелой дисфункции щитовидной железы.

Гормоны щитовидной железы оказывают широкий спектр физиологических эффектов на метаболизм липопротеинов. В результате уровни липидов и липопротеинов в плазме чувствительны к изменениям концентрации гормонов щитовидной железы. Изменения липидного профиля, сопровождающие AIT, ухудшаются вместе с развитием гипотиреоза, начиная от дискретных проатерогенных маркеров при эутиреоидном AIT и заканчивая полномасштабной дислипидемией у многих пациентов с явным гипотиреозом (5–7).Кроме того, само аутоиммунное заболевание оказывает значительное влияние на липидный профиль, о чем свидетельствует высокая распространенность дислипидемии у пациентов с аутоиммунными заболеваниями (8–10), что, по крайней мере частично, может объяснить повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Таким образом, можно считать удобным, что эффективность лечения L-тироксином (L-T4) в нормализации липидного статуса прямо пропорциональна степени дисфункции щитовидной железы, будучи наиболее высокой при явном гипотиреозе (5, 7, 11, 12).Однако большинство данных, связывающих аутоиммунное заболевание щитовидной железы с дислипидемией, было получено в исследованиях у взрослых (13), тогда как данные в педиатрической популяции ограничены. Кроме того, мало данных о влиянии лечения L-T4 на липидный профиль при детском гипотиреозе с аутоиммунитетом щитовидной железы или без него (14–18).

В этом повествовательном обзоре мы обсудим недавние результаты, касающиеся влияния АИТ на липидный обмен и риск сердечно-сосудистых заболеваний, включая влияние лечения L-T4 на дислипидемию и потенциальное использование новых липидных биомаркеров у педиатрических пациентов с АИТ.

Развитие и клинические проявления тиреоидита Хашимото в детстве

Как и другие аутоиммунные заболевания, АИТ является многофакторным заболеванием, вызываемым сложным взаимодействием генетических (1, 19–26), факторов окружающей среды (21, 27–29) и гормональных факторов (19, 21, 30), которые вызывают несоответствующий иммунный ответ. против щитовидной железы. ГТ в основном опосредуется клеточным иммунным ответом, направленным на аутоантигены щитовидной железы, что приводит к воспалению, фиброзу и нарушению функции щитовидной железы (4, 26).Считается, что первым шагом в патогенезе является активация аутореактивных CD4 + Т-клеток, то есть Т-хелперных (Th) клеток, специфичных для аутоантигенов щитовидной железы. Th-клетки 1 типа (Th2) активируют цитотоксические Т-лимфоциты (CD8 + лимфоциты) и макрофаги, которые непосредственно разрушают фолликулярные клетки щитовидной железы (31). Другой подгруппой Th-клеток, играющих роль в развитии и прогрессировании хронического воспаления и повреждения тканей при HT, являются клетки Th27. Более высокая доля клеток Th27, а также более высокие уровни цитокинов, продуцируемых этими клетками, были обнаружены в периферической крови и ткани щитовидной железы у пациентов с ГТ по сравнению со здоровым контролем (32–34).Также наблюдается, что Т-регуляторные (Treg) клетки, клетки с иммуносупрессивной функцией, накапливаются в ткани щитовидной железы пациентов с HT. Однако у этих пациентов были обнаружены дисфункциональные Treg-клетки (35, 36). В-лимфоциты, хотя и представляют гуморальный иммунитет, также активируются при АИТ, вырабатывая антитела против аутоантигенов щитовидной железы (26). Эти клетки являются частью инфильтрата лимфоцитов щитовидной железы (37) и осуществляют синтез антител в железе (31, 38). Аутоантитела являются важнейшим компонентом патогенеза АИТ, поскольку антителозависимая клеточно-опосредованная цитотоксичность является еще одним важным фактором, ответственным за апоптоз фолликулярных клеток щитовидной железы при этом заболевании (26, 31).

Клинические проявления АИТ лучше всего рассматривать в отношении статуса щитовидной железы, поскольку дети с АИТ могут проявляться как полностью эутиреоидные, с легким субклиническим гипотиреозом, тяжелым явным гипотиреозом или в состоянии субклинического или явного гипертиреоза (хашитоксикоз) (39–43). ). Большинство детей с АИТ на момент постановки диагноза имеют либо эутиреоид, либо субклинический гипотиреоз (41, 42). Состояние эутиреоида, определяемое тестами функции щитовидной железы в пределах нормы, обычно бессимптомно, за исключением частого обнаружения зоба (41, 42, 44, 45).Субклинический гипотиреоз при АИТ, определяемый повышенным уровнем ТТГ при нормальном уровне сывороточных гормонов щитовидной железы (fT4 и fT3), обычно классифицируется как легкий (ТТГ 4,5–10 мМЕ / л) или тяжелый (ТТГ> 10 мМЕ / л) (7, 41 , 46–49). Хотя само название — «субклинический гипотиреоз» подразумевает, что эта форма дисфункции щитовидной железы представляет собой просто лабораторный результат без каких-либо признаков или симптомов клинического гипотиреоза, кроме зоба, у этих пациентов на самом деле могут быть другие клинические и лабораторные данные (7, 45, 47). , 50, 51).Сообщалось о типичных клинических признаках и симптомах гипотиреоза у некоторых детей с субклиническим гипотиреозом, а также об улучшении показателей симптомов гипотиреоза при лечении L-T4 (7, 47, 51). Кроме того, нелеченный длительный субклинический гипотиреоз у детей тесно связан с незначительными проатерогенными изменениями липидного профиля (7, 17, 52). С другой стороны, имеющиеся в настоящее время данные показывают, что у детей с нелеченым длительным субклиническим гипотиреозом наблюдается нормальный линейный рост, нейрокогнитивные и поведенческие исходы, а также состояние здоровья костей (7, 47, 48, 53).Следует отметить, что, хотя связь ожирения и субклинического гипотиреоза хорошо документирована, нарушение функции щитовидной железы у пациентов с ожирением, по-видимому, является следствием ожирения, а не причиной (47, 48).

Явный гипотиреоз, определяемый повышенным уровнем ТТГ при низком уровне сывороточного fT4, присутствует примерно у 20% всех детей с АИТ на момент постановки диагноза, и начало клинических проявлений обычно незаметно (41, 42, 46). Классические признаки и симптомы явного гипотиреоза, которые могут наблюдаться у этих детей: зоб, запор, увеличение веса, низкая скорость роста или низкий рост, усталость и сонливость, плохая успеваемость в школе, непереносимость холода, сухость кожи, брадикардия, желтовато-бледная кожа. тонус с отечностью лица (микседема), частыми лабораторными обнаружениями анемии и дислипидемии (41, 42, 46).Подростки с явным гипотиреозом также могут проявлять задержку или задержку полового созревания, нерегулярные менструальные периоды, менометроррагию или аменорею у девочек (41, 46). В редких случаях у девочек с длительным тяжелым явным гипотиреозом может наблюдаться преждевременное половое созревание и менструальные кровотечения с гиперпролактинемией и задержкой костного возраста (синдром Ван Вик-Грумбаха) (42, 46, 54).

Хашитоксикоз, начальная гипертиреоидная фаза АИТ, вызванная высвобождением предварительно сформированных гормонов щитовидной железы из железы, может быть обнаружена у ~ 10%, а субклинический гипотиреоз — у 3% детей с АИТ (39–43, 55–57). .Клинические признаки и симптомы у детей с гашитоксикозом — это симптомы гипертиреоза, которые невозможно отличить от болезни Грейвса: зоб, тахикардия, тремор, потеря веса, беспокойство, теплая влажная кожа, офтальмопатия, ускорение роста, задержка или преждевременное половое созревание ( 39, 41, 58). К счастью, эта гипертиреоидная фаза АИТ является преходящей, обычно переходя в эутиреоидное состояние в течение нескольких месяцев или прогрессирующей до перманентного гипотиреоза (41, 55, 56).

Помимо описанных симптомов, вызванных самой дисфункцией щитовидной железы, дети с АИТ могут также иметь другие аутоиммунные заболевания или синдромы, такие как глютеновая болезнь, диабет 1 типа (СД1), синдром Дауна или Тернера, с соответствующими симптомами, дополняющими общую клиническую картину. рисунок (42, 46).

Тиреоидит и дислипидемия Хашимото

В целом, субклинический гипотиреоз может замедлять метаболические пути захвата, синтеза и секреции холестерина, а также обратный процесс транспорта холестерина и катаболизм липопротеинов, богатых триглицеридами (ТГ) (рис. 1) (12, 59, 60). По сравнению со здоровыми детьми уровень общего холестерина и холестерина липопротеинов низкой плотности (ХС-ЛПНП) обычно повышен, в то время как уровень холестерина липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛПВП) может быть нормальным или сниженным у пациентов с субклиническим гипотиреозом (Таблица 1). ).Хотя некоторые авторы не сообщали об отсутствии различий в липидном профиле сыворотки между педиатрическими пациентами с субклиническим гипотиреозом и контрольной группой, частота дислипидемии у детей была значительно выше в группе пациентов (51, 61). Исследование детей, подростков и взрослых с субклиническим гипотиреозом показало, что нарушения липидного профиля более выражены у взрослых пациентов, а также у пациентов с тяжелой формой заболевания (62). Тем не менее, влияние тяжести заболевания на липидный профиль не было подтверждено в более поздних исследованиях у педиатрических пациентов (61, 63).

Рисунок 1 . Основные эффекторные молекулы, участвующие в изменениях метаболизма липопротеинов под действием гормонов щитовидной железы. ЛПНП, липопротеины низкой плотности; ABCA1, член 1 подсемейства А АТФ-связывающей кассеты; SR-BI, рецептор-поглотитель класса B, тип 1; LPL, липопротеин-липаза; HL, печеночная липаза; ЛХАТ, лецитин: холестерин-ацилтрансфераза; CETP, белок-переносчик холестерилового эфира.

Таблица 1 . Липидный профиль детей с субклиническим гипотиреозом.

Отличительной чертой субклинической дислипидемии, связанной с гипотиреозом, является снижение синтеза рецепторов ЛПНП в печени, и механизмы, лежащие в основе этого эффекта, были тщательно изучены и объяснены. Новые данные свидетельствуют о том, что уровни циркулирующей пропротеинконвертазы субтилизин / кексин типа 9 (PCSK9), серин-протеазы, ответственной за подавление рецепторов ЛПНП в печени, также повышаются при субклиническом гипотиреозе (64), открывая путь для инновационной гиполипидемической терапии. у этой категории пациентов (5).Однако данные о PCSK9 у детей немногочисленны, и исследования, посвященные изучению эффективности, безопасности и переносимости ингибиторов PCSK9 у педиатрических пациентов, продолжаются (65).

Резерв холестерина в организме поддерживается тонким балансом между процессами синтеза холестерина, абсорбции и секреции желчи, на все из которых могут влиять даже незначительные изменения уровней гормонов щитовидной железы (60). Не холестериновые стерины в плазме, включая предшественники холестерина и растительные стерины, являются подтвержденными биомаркерами биосинтеза холестерина и эффективности кишечной абсорбции (66).Результаты небольшого исследования Matysik et al. (67) предположили, что уровни нехолестериновых стеринов в плазме могут служить индикаторами нарушения гомеостаза холестерина у пациентов с гипер- и гипотиреозом. Недавно в педиатрической популяции без дислипидемии был охарактеризован профиль не холестериновых стеролов в плазме крови от рождения до 15 лет (68). Эти данные могут составить прочную основу для будущей оценки степени изменений синтеза и абсорбции холестерина у детей и подростков с АИТ.

Недостаток гормонов щитовидной железы связан со сниженным клиренсом частиц, богатых ТГ, из-за ослабления активности липопротеин-липазы (LPL) и липазы печени (HL), а также увеличения производства частиц липопротеинов очень низкой плотности (VLDL) (5) . Следовательно, помимо влияния на уровень ХС-ЛПНП, дисфункция щитовидной железы может влиять на качественные характеристики и функциональные свойства частиц ЛПНП. А именно, гипертриглицеридемия тесно связана с увеличением производства мелких и плотных частиц ЛПНП (69).Принимая во внимание, что гормоны щитовидной железы могут защищать частицы ЛПНП от окисления (70), а также тот факт, что маленькие плотные частицы ЛПНП склонны к окислительным модификациям (69), существует повышенный потенциал для неблагоприятной модификации частиц ЛПНП в состоянии гипотиреоза. Действительно, недавно сообщалось об увеличении количества мелких плотных ЛПНП и окисленных частиц ЛПНП у взрослых пациентов с нормолипидемией и гипотиреозом (71). Эти данные ясно продемонстрировали полезность расширенного тестирования липидов для выявления пациентов с высоким риском сердечно-сосудистых заболеваний, что должно быть дополнительно подтверждено у педиатрических пациентов как с субклинической, так и с явной дисфункцией щитовидной железы.

В отличие от твердых научных и клинических данных, которые неизменно указывают на повышенные концентрации ХС-ЛПНП у пациентов с гипотиреозом, данные относительно Х-ЛПВП неоднородны. Как показано в таблице 1, уровни ХС-ЛПВП были снижены или не изменились при гипотиреоидных состояниях. Интерпретация данных и формирование выводов особенно сложны в педиатрической популяции, поскольку большинство данных, касающихся связи ЛПВП и статуса щитовидной железы, получено в результате исследований на взрослых.Примечательно также, что исследования концентрации ХС-ЛПВП у детей с гипотиреозом проводились в меньших когортах, что могло повлиять на достоверность полученных результатов. Следовательно, для решения этой проблемы необходимы более масштабные исследования с перспективным дизайном.

Однако современный подход к клинической значимости ЛПВП может отбросить эти противоречивые результаты относительно уровней ХС-ЛПВП у пациентов с гипотиреозом, поскольку другой вопрос считается даже более важным в современных исследованиях и клинической практике.А именно, из-за сложной структуры и многочисленных функций ЛПВП в настоящее время принято считать, что качество частиц этого липопротеина более важно, чем содержание в них холестерина (72). Как точно указано в обзоре Triolo et al. (73) функциональные свойства ЛПВП можно разделить на четыре основные категории: обратный транспорт холестерина, антиоксидантная, противовоспалительная и сосудорасширяющая активность. Также было продемонстрировано, что изменения в структуре HDL влияют на его функциональность.Кроме того, теперь ясно, что и структура, и функции ЛПВП могут быть легко изменены, если происходят изменения в их сосудистой среде (74). Следовательно, следует рассмотреть несколько новых аспектов, касающихся ЛПВП у пациентов с АИТ, включая влияние субклинического или явного гипотиреоза на качество ЛПВП, а также влияние провоспалительной и прооксидантной среды на эти частицы. Ответы на эти вопросы могут иметь важные последствия для интерпретации риска сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с АИТ, особенно в молодом возрасте, учитывая их длительное воздействие возможных вредных факторов (рис. 2).

Рисунок 2 . Изменения структуры и функциональности ЛПВП при тиреоидите Хашимото. ЛХАТ, лецитин: холестерин-ацилтрансфераза; Апо-AI, аполипопротеин A-I; SAA, сывороточный амилоид A; ПОН1, параоксоназа 1; S1P, сфингозин-1-фосфат.

Изменения структуры и функции ЛПВП в зависимости от статуса гормонов щитовидной железы в значительной степени не исследованы. Однако недавнее исследование показало, что как отток холестерина, так и активность связанного с ЛПВП фермента параоксоназы 1 (PON1) снижены у пациентов с явным гипотиреозом (75), что означает снижение функциональности ЛПВП.Такие выводы могут быть вызваны несколькими причинами. А именно, исследования с участием людей и животных моделей продемонстрировали, что гипотиреоз связан со снижением активности белка-переносчика эфиров холестерина (CETP), лецитин: холестерин-ацилтрансферазы (LCAT) и HL (76, 77). Принимая во внимание, что эти ферменты являются ключевыми регуляторами метаболизма ЛПВП, следует ожидать изменений в структуре ЛПВП и, следовательно, функции. Действительно, более высокая распространенность более крупных подклассов ЛПВП 2 была обнаружена у субъектов с гипотиреозом в исследовании Tan et al.(76). Более крупные частицы ЛПВП обычно считаются высоко атеропротекторными, но, как уже упоминалось, новые данные (75) предполагают, что функциональность частиц ЛПВП при гипотиреозе нарушена.

Следующий аспект, который следует учитывать, — это влияние воспаления на частицы ЛПВП. До сих пор сообщалось об изменениях как уровня ХС-ЛПВП, так и структуры ЛПВП при нескольких аутоиммунных заболеваниях (78). Также следует отметить, что АИТ является наиболее частой сопутствующей патологией у педиатрических пациентов с СД1 (79).В нашем недавнем исследовании мы проанализировали профиль липидов и подклассов липопротеинов у педиатрических пациентов с СД1 с сопутствующими аутоиммунными заболеваниями и без них и обнаружили, что у пациентов с ассоциированным АИТ Хашимото была более выраженная дислипидемия (80). Вообще говоря, ЛПВП обладают сильными противовоспалительными свойствами, но было продемонстрировано, что провоспалительная среда может снизить его защитную способность (78). Будучи аутоиммунным заболеванием, тиреоидит Хашимото характеризуется хроническим воспалением (81).Показано, что многие компоненты воспаления влияют на частицы ЛПВП. Предыдущие исследования указывали на сывороточный амилоид A (SAA), который в большом количестве вырабатывается при воспалительных состояниях и способен заменять аполипопротеин AI (апо-AI) на частицах HDL, тем самым уменьшая их противовоспалительные свойства и, как это ни парадоксально, превращая их в воспалительные агенты. (78). Более того, было показано, что активность ЛХАТ снижается (82) в результате воспаления, и это может поставить под угрозу созревание и нормальную функцию частиц ЛПВП.Кроме того, снижение массы и активности CETP также наблюдалось при провоспалительных состояниях (82, 83), хотя было высказано предположение, что это могло быть адаптивным механизмом, направленным на предотвращение массового снижения уровня ХС-ЛПВП, которое вызывается другими факторами. факторы (83). Следует также отметить, что уровни и активность PON1 снижаются во время воспаления, тем самым уменьшая антиоксидантные свойства ЛПВП (84). Что касается Hashimoto AIT, было показано, что у этих пациентов снижен уровень PON1 (85, 86).

Наконец, HDL является основным переносчиком сфингозин-1-фосфата (S1P), и данные свидетельствуют о том, что взаимодействие S1P с HDL оказывает значительное влияние на активность S1P (87, 88). S1P является хорошо известным медиатором иммунного ответа (89), и недавно было продемонстрировано, что S1P участвует в развитии Hashimoto AIT через свое взаимодействие с рецептором S1P 1 (90). Тем не менее, участие структурных изменений HDL в модификации активности S1P при AIT еще предстоит выяснить. Кроме того, необходимо оценить влияние этих взаимодействий на повышение риска сердечно-сосудистых заболеваний при АИТ Хашимото, особенно в педиатрической популяции.

Прежде чем делать какие-либо выводы относительно липидного статуса при АИТ, следует знать, что аутоиммунные расстройства часто объединяются у одного и того же пациента. Недавний обзор (91) показал, что различные сопутствующие аутоиммунные заболевания связаны с АИТ в зависимости от возраста. В частности, в исследованиях сообщается, что частота сопутствующих аутоиммунных заболеваний у детей с АИТ колеблется от 6,6 до 58,2%, при этом наиболее частыми сопутствующими заболеваниями являются глютеновая болезнь и СД1 (91). Таким образом, нельзя игнорировать возможное влияние других сопутствующих аутоиммунных заболеваний на липидный профиль при АИТ.

Известно, что СД1 ассоциирован с изменениями липидного профиля сыворотки. Семова и др. (92) недавно продемонстрировали снижение синтеза холестерина и увеличение абсорбции холестерина с сопутствующими изменениями уровней общего холестерина, холестерина ЛПНП и холестерина ЛПВП у молодых пациентов с СД1 по сравнению со здоровыми людьми того же возраста. Более того, было высказано предположение, что как структурные, так и функциональные изменения влияют на частицы ЛПВП при СД1 (93). Аналогичным образом было показано, что у пациентов с глютеновой болезнью наблюдаются изменения липидного профиля, особенно снижение концентрации ХС-ЛПВП (94).Тем не менее, стоит отметить, что независимые эффекты сосуществующих аутоиммунных заболеваний на липиды сыворотки редко оцениваются. Однако сообщалось, что уровни ХС-ЛПНП и ТГ выше у детей с сопутствующим СД1 и глютеновой болезнью по сравнению с детьми только с СД1 (95). Более того, более низкие уровни ХС-ЛПВП были обнаружены у детей с СД1 при сопутствующей целиакии (96). Кроме того, наши собственные результаты показали, что распространенность дислипидемии была выше у педиатрических пациентов с СД1, если одновременно присутствовала глютеновая болезнь или АИТ (80).Обобщая все упомянутые данные, следует учитывать возможное сосуществование других аутоиммунных заболеваний для всесторонней оценки дислипидемии при АИТ. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы восполнить пробел в нынешнем понимании механизмов, с помощью которых полиаутоиммунитет участвует в развитии липидных нарушений.

Влияние лечения L-тироксином на липидный статус в AIT Хашимото

Большинство известных данных о благотворном влиянии лечения L-T4 на липидный профиль получено из исследований у взрослых с явным или субклиническим гипотиреозом (12, 75, 97–102).Среди недавних исследований Minarikova et al. продемонстрировали значительное улучшение общего холестерина (TC), LDL-C, TG, apoB, индекса атерогенности плазмы и подклассов LDL после заместительной терапии L-T4 у 40 пациентов с впервые выявленным явным гипотиреозом с AIT (103). Уникально разработанное исследование 27 взрослых пациентов, перенесших тотальную тиреоидэктомию и лечение радиоактивным йодом по поводу дифференцированной карциномы щитовидной железы, показало, что динамические изменения функции щитовидной железы связаны с соответствующими динамическими изменениями липидного профиля и функции ЛПВП (75).По сравнению с исходными уровнями (при лечении L-T4), когда пациенты входили в явное гипотиреоидное состояние (ТТГ> 30 мЕд / л после 4 недель отмены L-T4), уровни TC, TG, LDL-C, apoA- I и apoB значительно увеличились, а затем снова вернулись к исходным уровням через 3 месяца после возобновления лечения L-T4. Уровни ХС-ЛПВП увеличиваются во время явного гипотиреоидного состояния с нарушением функции (что оценивается по способности оттока холестерина и активности PON1), и эти изменения сохраняются, несмотря на восстановление уровней гормонов щитовидной железы.Невозможно сделать вывод, улучшится ли нарушенная функция ХС-ЛПВП после более длительного периода наблюдения (75).

Результаты исследований среди взрослого населения также показывают, что лечение L-T4 может приводить к снижению уровней TPO-Ab у пациентов с AIT (104, 105). Это также может потенциально привести к улучшению липидного профиля, имея в виду, что аутоиммунитет щитовидной железы с более высокими уровнями ТПО-Ab связан с неблагоприятным липидным профилем независимо от функции щитовидной железы как у детей, так и у взрослых (13, 63, 80, 106 , 107).

Субклинический гипотиреоз у детей с распространенностью 2–9% обычно считается доброкачественным состоянием со значительными шансами на ремиссию, однако обнаружение незначительных проатерогенных отклонений у этих детей подчеркивает отсутствие консенсуса в отношении критериев лечения (7 , 17, 49, 52, 53, 108–110). Лечение L-T4, которое обычно рекомендовалось только детям с зобом, симптомами гипотиреоза или уровнем ТТГ> 10 мЕд / л, в настоящее время рекомендуется некоторыми экспертами для лечения легкого субклинического гипотиреоза в случаях: положительных TPO-Ab, сопутствующих целиакия, ТТГ> 8 мЕд / л в двух повторных измерениях, постепенное повышение уровня ТТГ, гиперлипидемия и более молодой возраст пациентов (7, 47, 49, 52, 53, 109).

Хотя связь функции щитовидной железы с атерогенными изменениями липидного профиля у детей хорошо известна, данных относительно эффектов лечения L-T4 при гипотиреозе у детей, с аутоиммунитетом щитовидной железы или без него, недостаточно (14–18). Dorr et al. наблюдали уменьшение объема щитовидной железы у 25 эутиреоидных детей с тиреоидитом Хашимото при лечении L-T4, в то время как изменения липидов не оценивались (44). Другое исследование также показало уменьшение зоба при лечении L-T4, особенно в случаях явного гипотиреоза, а также у детей с SH и эутиреоидом с AIT (45).

Среди очень немногих исследований, оценивающих эффекты лечения L-T4 у детей с субклиническим гипотиреозом, только два исследования изучали изменения липидного профиля (51, 52, 108, 111, 112). В проспективном исследовании Catli et al. 27 детей (средний возраст 10 лет) с субклиническим гипотиреозом получали L-T4 до достижения эутиреоидного состояния плюс 6 месяцев, а затем сравнивали с эутиреоидной здоровой контрольной группой. Семь (26%) из этих пациентов с SH имели АИТ. Хотя улучшение показателей симптомов гипотиреоза было связано с лечением L-T4, никаких существенных различий в отношении TC, TG, HDL-C и LDL-C не наблюдалось (51).Отсутствие значимых результатов может быть связано с относительно короткой продолжительностью наблюдения, а также с небольшим количеством пациентов, включенных в исследование. С другой стороны, проспективное исследование случай-контроль, проведенное Cerbone et al. обнаружили значительный эффект 2-летнего лечения L-T4 на проатерогенные маркеры у детей с легким (ТТГ 4,5–10,0 мЕд / л) идиопатическим субклиническим гипотиреозом (52). Всего 39 детей (средний возраст 9,2 года) с легким идиопатическим субклиническим гипотиреозом были сравнены со здоровыми людьми из контрольной группы.Однако в этом исследовании пациенты с детектируемыми TPO-Ab, Tg-Ab или аномальной эхогенностью щитовидной железы при ультразвуковом исследовании были исключены из исследования. Средние уровни HDL-C были ниже, с более высоким соотношением TG / HDL-C и индексом атерогенности (TC / HDL-C) у субъектов с субклиническим гипотиреозом по сравнению с контрольной группой. После 2 лет лечения L-T4 эти параметры значительно улучшились в группе SH, поэтому более значимых различий между субъектами с субклиническим гипотиреозом и контрольной группой не наблюдалось. Был сделан вывод, что 2 года лечения L-T4 привели к улучшению многих липидных нарушений у детей с легким идиопатическим субклиническим гипотиреозом (52).Однако, имея в виду, что пациенты с АИТ были исключены из этого исследования, результаты следует интерпретировать с осторожностью в контексте детского гипотиреоза, вызванного АИТ. Необходимы дальнейшие исследования для оценки метаболических эффектов лечения L-T4 у детей с гипотиреозом с AIT по сравнению с леченными детьми с неаутоиммунным гипотиреозом и здоровыми людьми из контрольной группы, не получавшими лечения.

Значение для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний и будущие направления

Дислипидемия и увеличенная толщина интимы средней сонной артерии (cIMT), надежный индикатор субклинического атеросклероза, недавно была зарегистрирована у педиатрических пациентов с тиреоидитом Хашимото (61, 63), что свидетельствует о важности регулярной оценки факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний у детей с AIT (рис. 3).В последние годы ставится под сомнение роль холестерина в развитии сердечно-сосудистых заболеваний. В частности, основное противоречие было сосредоточено на влиянии пищевых жиров на риск сердечно-сосудистых заболеваний. Согласно недавнему метаанализу de Souza et al. (113), потребление насыщенных жирных кислот не было связано с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний. Аналогичным образом, данные рандомизированных контролируемых испытаний показывают, что замена насыщенных жирными кислотами полиненасыщенными может снизить уровень холестерина в сыворотке, но не снижает риск всех причин или смертности от ишемической болезни сердца (114, 115).Тем не менее, группа экспертов Европейского общества атеросклероза недавно выпустила консенсусное заявление, подкрепленное данными генетических проспективных эпидемиологических исследований, менделевских рандомизационных исследований и рандомизированных исследований, оценивающих гиполипидемическую терапию, о том, что высокий уровень холестерина ЛПНП является причинным фактором. патофизиологии сердечно-сосудистых заболеваний и должна оставаться основной терапевтической мишенью (116).

Рисунок 3 . Взаимодействие между тиреоидитом Хашимото, дислипидемией и атеросклерозом.

Хотя уровень ХС-ЛПНП остается основной целью профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, можно рекомендовать расширенное тестирование липидов для выявления скрытого сердечно-сосудистого риска. В этом контексте размер липопротеиновых частиц, количество и распределение подклассов, липидом ЛПВП, протеом и тестирование функциональности могут предоставить ценную информацию помимо уровней холестерина ЛПНП и ЛПВП. Что касается изменений в метаболизме липопротеинов, богатых ТГ, их можно легко оценить путем расчета уровня не-ЛПВП, как это было недавно рекомендовано экспертами-липидологами (117).На сегодняшний день сообщалось о повышенных уровнях PCSK9 и его влиянии на дислипидему при наиболее распространенном аутоиммунном заболевании у детей, СД1 (118), и необходимы будущие исследования детского тиреоидита Хашимото.

Другой важный аспект в рассмотрении связи между субклиническим гипотиреозом и дислипидемией связан с лабораторной оценкой и интерпретацией уровней ТТГ. Как указывалось ранее, определение субклинического гипотиреоза основывается на умеренно повышенном уровне сывороточного ТТГ, который связан с нормальным уровнем Т4 или fT4.Согласно руководящим принципам Европейской тироидной ассоциации по лечению субклинического гипотиреоза у детей, надлежащая диагностика субклинического гипотиреоза у педиатрических пациентов требует наличия адекватных, скорректированных по возрасту референсных диапазонов для ТТГ и гормонов щитовидной железы (119). На сегодняшний день было проведено множество исследований для определения референтного диапазона гормонов щитовидной железы в педиатрической популяции, и некоторые из них стратифицировали результаты в зависимости от пола (120–122). Однако по этому поводу до сих пор нет единого мнения.Onsesveren et al. (123) недавно провели систематический обзор опубликованных референсных диапазонов для ТТГ и fT4 у детей и продемонстрировали существенные различия между исследованиями. Например, верхний референсный предел ТТГ находится в диапазоне от 2,36 до 6,57 мЕд / л (123). Разница между опубликованными эталонными значениями может быть следствием возраста, пола и демографических характеристик включенных групп населения, включая образ жизни, уровень йода и селена (120) и / или различные анализы, используемые для лабораторных измерений гормонов щитовидной железы.Как ранее было признано Национальной академией клинической биохимии, уровень ТТГ в сыворотке крови имеет высокую биологическую изменчивость из-за короткого периода полувыведения и суточных колебаний (124). Кроме того, как следствие повышенной чувствительности и специфичности методов определения ТТГ, верхний референсный предел для ТТГ со временем снижался. Наконец, не следует пренебрегать тем, что гормоны щитовидной железы циркулируют связанными с белками плазмы, а их биологическое действие осуществляется фракцией (0,02–0,1%) несвязанной или «свободной» формы (4).Следовательно, прямые анализы fT4 могут быть неточными у пациентов с тяжелым системным заболеванием или аномалиями связывания с белками, поэтому при интерпретации таких тестов в этих условиях необходимо соблюдать осторожность (4).

В отличие от других форм субклинического гипотиреоза в детстве, Хашимото с АИТ характеризуется повышенной вероятностью прогрессирования до явного гипотиреоза (47). Долгосрочные сердечно-сосудистые исходы у педиатрических пациентов с тиреоидитом Хашимото в значительной степени неизвестны из-за отсутствия продольных проспективных исследований.Кроме того, необходимы клинические исследования, направленные на изучение пользы введения L-T4 для здоровья сердечно-сосудистой системы в будущем. Имеющиеся данные указывают на то, что статины также обладают определенными иммуномодулирующими свойствами (125). Следовательно, в будущем следует изучить влияние обычного лечения дислипидемии на аутоиммунитет щитовидной железы.

Выводы

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что AIT связан с глубокими изменениями липидного профиля, которые вызваны не только снижением уровня гормонов щитовидной железы, но также хроническим воспалением и нарушением окислительно-восстановительного баланса.В свете текущих научных данных новые биомаркеры измененного метаболизма липопротеинов могут предоставить более полную информацию о липидном профиле пациентов с Хашимото с АИТ и последующем риске сердечно-сосудистых заболеваний. Однако отсутствие надежных результатов у педиатрических пациентов с АИТ требует проведения более всесторонних исследований, направленных на изучение характеристик дислипидемии у детей с АИТ по Хашимото и последствий для их сердечно-сосудистого здоровья в будущем.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Авторы кафедры медицинской биохимии фармацевтического факультета получают финансовую поддержку благодаря гранту Министерства образования, науки и технологического развития Республики Сербия (проект № 175035).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

3.Десаи М.П., ​​Карандикар С. Аутоиммунные заболевания щитовидной железы в детском возрасте: исследование детей и их семей. Indian Pediatr. (1999) 36: 659–68.

PubMed Аннотация | Google Scholar

8. Ма К., Харскэмп, Коннектикут, Армстронг Э.Дж., Армстронг А.В. Связь между псориазом и дислипидемией: систематический обзор. Br J Dermatol. (2013) 168: 486–95. DOI: 10.1111 / bjd.12101

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9.Баг-Озбек А, Джайлс Дж.Т. Воспаление, ожирение и атерогенная дислипидемия при ревматоидном артрите: есть ли парадоксальная связь? Curr Allergy Asthma Rep. (2015) 15: 497. DOI: 10.1007 / s11882-014-0497-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Целиос К., Кумарас С., Гладман Д.Д., Уровиц МБ. Дислипидемия при системной красной волчанке: еще одно сопутствующее заболевание? Semin Arthritis Rheum. (2016) 45: 604–10. DOI: 10.1016 / j.семартрит.2015.10.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. O’Brien T, Dinneen SF, O’Brien PC, Palumbo PJ. Гиперлипидемия у пациентов с первичным и вторичным гипотиреозом. Mayo Clin Proc. (1993) 68: 860–6. DOI: 10.1016 / S0025-6196 (12) 60694-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Тамер Г., Мерт М., Тамер И., Меши Б., Килич Д., Арик С. Влияние аутоиммунитета щитовидной железы на абдоминальное ожирение и гиперлипидемию. Endokrynol Pol. (2011) 62: 421–8.

PubMed Аннотация | Google Scholar

14. Паоли-Валери М., Гусман М., Хименес-Лопес В., Ариас-Феррейра А., Бричено-Фернандес М., Арата-Беллабарба Г. Атерогенный липидный профиль у детей с субклиническим гипотиреозом. Педиатр. (2005) 62: 128–34. DOI: 10.1157 / 13071309

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Витте Т., Иттерманн Т., Тамм М., Риблет Н. Б., Фольцке Х. Связь между уровнями тиреотропного гормона в сыворотке крови и липидами сыворотки у детей и подростков: популяционное исследование немецкой молодежи. J Clin Endocrinol Metab. (2015) 100: 2090–7. DOI: 10.1210 / jc.2014-4466

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Zhang J, Jiang R, Li L, Li P, Li X, Wang Z, et al. Тиротропин сыворотки положительно коррелирует с компонентами метаболического синдрома ожирения и дислипидемии у китайских подростков. Int J Endocrinol. (2014) 2014: 289503. DOI: 10.1155 / 2014/289503

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17.Cerbone M, Capalbo D, Wasniewska M, Mattace Raso G, Alfano S, Meli R и др. Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний у детей с длительно нелеченным идиопатическим субклиническим гипотиреозом. J Clin Endocrinol Metab. (2014) 99: 2697–703. DOI: 10.1210 / jc.2014-1761

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Даль А.Р., Икбал А.М., Лтейф А.Н., Питток С.Т., Теббен П.Дж., Кумар С. Легкий субклинический гипотиреоз связан с детской дислипидемией. Clin Endocrinol. (2018) 89: 330–5. DOI: 10.1111 / cen.13752

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Донг Й.Х., Фу Д.Г. Аутоиммунное заболевание щитовидной железы: механизм, генетика и современные знания. Eur Rev Med Pharmacol Sci. (2014) 18: 3611–8.

PubMed Аннотация | Google Scholar

22. Менкони Ф., Монти М.К., Гринберг Д.А., Оаши Т., Осман Р., Дэвис Т.Ф. и др. Сигнатуры молекулярных аминокислот в пептидсвязывающем кармане MHC класса II предрасполагают к аутоиммунному тиреоидиту у людей и мышей. Proc Natl Acad Sci USA. (2008) 105: 14034–9. DOI: 10.1073 / pnas.0806584105

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Zeitlin AA, Heward JM, Newby PR, Carr-Smith JD, Franklyn JA, Gough SC, et al. Анализ генов HLA класса II при тиреоидите Хашимото показывает различия по сравнению с болезнью Грейвса. Genes Immun. (2008) 9: 358–63. DOI: 10.1038 / gene.2008.26

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24.Якобсон Е.М., Томер Ю. Квинтет гена CD40, CTLA-4, тиреоглобулина, рецептора ТТГ и PTPN22 и его вклад в аутоиммунитет щитовидной железы: назад в будущее. J Аутоиммун. (2007) 28: 85–98. DOI: 10.1016 / j.jaut.2007.02.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Rydzewska M, Jaromin M, Pasierowska IE, Stozek K, Bossowski A. Роль T- и B-лимфоцитов в патогенезе аутоиммунных заболеваний щитовидной железы. Thyroid Res. (2018) 11: 2.DOI: 10.1186 / s13044-018-0046-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Пызик А., Гривальска Э., Матияшек-Матушек Б., Ролински Дж. Иммунные нарушения при тиреоидите Хашимото: что мы знаем на данный момент? J Immunol Res. (2015) 2015: 979167. DOI: 10.1155 / 2015/979167

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Цинь Цюй, Лю П, Лю Л., Ван Р, Ян Н, Ян Дж и др. Повышенная, но не преобладающая экспрессия Th27- и Th2-специфических цитокинов при тиреоидите Хашимото, но не при болезни Грейвса. Braz J Med Biol Res. (2012) 45: 1202–8. DOI: 10.1590 / S0100-879X2012007500168

CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Ли Д., Цай В., Гу Р, Чжан И, Чжан Х, Тан К. и др. Клетка Th27 играет роль в патогенезе тиреоидита Хашимото у пациентов. Clin Immunol. (2013) 149: 411–20. DOI: 10.1016 / j.clim.2013.10.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Мао Ц., Ван С., Сяо Ю., Сюй Дж., Цзян Ц., Цзинь М. и др.Нарушение регуляторной способности CD4 + CD25 + регуляторных Т-клеток, опосредованное поляризацией дендритных клеток и гипертиреозом при болезни Грейвса. J Immunol. (2011) 186: 4734–43. DOI: 10.4049 / jimmunol.0

5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Бен-Сковронек И., Шевчик Л., Кулик-Рехбергер Б., Коробович Э. Различия в субпопуляциях Т- и В-клеток в щитовидной железе у детей с болезнью Грейвса и тиреоидитом Хашимото. World J Pediatr. (2013) 9: 245–50. DOI: 10.1007 / s12519-013-0398-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Аверса Т., Валензизе М., Корриас А., Салерно М., Мусса А., Капальбо Д. и др. Субклинический гипертиреоз как начальное проявление ювенильного тиреоидита Хашимото: первое сообщение о его естественном течении. J Endocrinol Invest. (2014) 37: 303–8. DOI: 10.1007 / s40618-014-0054-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44.Дорр Х.Г., Беттендорф М., Биндер Г., Каргес Б., Кнеппо С., Шмидт Х. и др. Лечение левотироксином эутиреоидных детей с аутоиммунным тиреоидитом хашимото: результаты многоцентрового рандомизированного контролируемого исследования. Horm Res Paediatr. (2015) 84: 266–74. DOI: 10.1159 / 000437140

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Свенссон Дж., Эрикссон Ю.Б., Нильссон П., Олссон С., Йонссон Б., Линдберг Б. и др. Лечение левотироксином уменьшает размер щитовидной железы у детей и подростков с хроническим аутоиммунным тиреоидитом. J Clin Endocrinol Metab. (2006) 91: 1729–34. DOI: 10.1210 / jc.2005-2400

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Салерно М., Капальбо Д., Цербоне М., Де Лука Ф. Субклинический гипотиреоз в детстве — современные знания и открытые вопросы. Nat Rev Endocrinol. (2016) 12: 734–46. DOI: 10.1038 / nrendo.2016.100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Галлицци Р., Кризафулли К., Аверса Т., Сальцано Дж., Де Лука Ф., Валензизе М. и др.Субклинический гипотиреоз у детей: всегда ли он субклинический? Ital J Pediatr. (2018) 44:25. DOI: 10.1186 / s13052-018-0462-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Крисафулли Г., Аверса Т., Зирилли Дж., Пайно Г.Б., Корика Д., Де Лука Ф. и др. Субклинический гипотиреоз у детей: когда может быть рекомендовано заместительное гормональное лечение. Передний эндокринол. (2019) 10: 109. DOI: 10.3389 / fendo.2019.00109

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51.Catli G, Anik A, Unver Tuhan H, Bober E, Abaci A. Влияние лечения L-тироксином на показатели симптомов гипотиреоза и липидный профиль у детей с субклиническим гипотиреозом. J Clin Res Pediatr Endocrinol. (2014) 6: 238–44. DOI: 10.4274 / jcrpe.1594

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Cerbone M, Capalbo D, Wasniewska M, Alfano S, Mattace Raso G, Oliviero U, et al. Влияние лечения L-тироксином на ранние маркеры атеросклеротического заболевания у детей с субклиническим гипотиреозом. Eur J Endocrinol. (2016) 175: 11–9. DOI: 10.1530 / EJE-15-0833

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Cerbone M, Bravaccio C, Capalbo D, Polizzi M, Wasniewska M, Cioffi D, et al. Линейный рост и интеллектуальный исход у детей с длительным идиопатическим субклиническим гипотиреозом. Eur J Endocrinol. (2011) 164: 591–7. DOI: 10.1530 / EJE-10-0979

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54.Растоги А., Бхадада С.К., Бхансали А. Необычное проявление обычного расстройства: синдром Ван Вик-Грумбаха. Indian J Endocrinol Metab. (2011) 15 (Дополнение 2): S141–3. DOI: 10.4103 / 2230-8210.83356

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Шахбаз А., Азиз К., Умайр М., Сачмечи И. Длительная продолжительность гашитоксикоза у пациента с тиреоидитом Хашимото: отчет о болезни и обзор литературы. Cureus. (2018) 10: e2804. DOI: 10.7759 / cureus.2804

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Васневска М., Корриас А., Салерно М., Мусса А., Капальбо Д., Мессина М.Ф. и др. Особенности функции щитовидной железы при тиреоидите Хашимото в детском и подростковом возрасте в основном обусловлены возрастом пациентов. Horm Res Paediatr. (2012) 78: 232–6. DOI: 10.1159 / 000343815

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Унал Э., Акин А., Йылдырым Р., Демир В., Йылдыз И., Гасполат Ю.К.Связь субклинического гипотиреоза с дислипидемией и увеличением толщины интима-медиа сонной артерии у детей. J Clin Res Pediatr Endocrinol. (2017) 9: 144–9. DOI: 10.4274 / jcrpe.3719

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Марваха Р.К., Тандон Н., Гарг М.К., Канвар Р., Састри А., Наранг А. и др. Дислипидемия при субклиническом гипотиреозе у населения Индии. Clin Biochem. (2011) 44: 1214–7. DOI: 10.1016 / j.clinbiochem.2011.07.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Isguven P, Gunduz Y, Kilic M. Влияние аутоиммунитета щитовидной железы на ранний атеросклероз у эутиреоидных девочек с тиреоидитом Хашимото. J Clin Res Pediatr Endocrinol. (2016) 8: 150–6. DOI: 10.4274 / jcrpe.2145

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Фазаэли М., Хошдел А., Шафипур М., Робан М. Влияние субклинического гипотиреоза на липидный профиль сыворотки, уровни PCSK9 и экспрессию CD36 на моноцитах. Диабетический синдром метаболизма. (2019) 13: 312–6. DOI: 10.1016 / j.dsx.2018.08.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Gaudet D, Langslet G, Gidding SS, Luirink IK, Ruzza A, Kurtz C, et al. Эффективность, безопасность и переносимость эволокумаба у педиатрических пациентов с гетерозиготной семейной гиперхолестеринемией: обоснование и дизайн исследования HAUSER-RCT. J Clin Lipidol. (2018) 12: 1199–207. DOI: 10.1016 / j.jacl.2018.05.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66.Гойкович Т., Владимиров С., Спасоевич-Калимановска В., Желькович А., Векич Дж., Калимановска-Острик Д. и др. Может ли распределение нехолестериновых стеринов и подклассов липопротеинов предсказывать различные паттерны метаболизма холестерина и ответ на терапию статинами? Clin Chem Lab Med. (2017) 55: 447–57. DOI: 10.1515 / cclm-2016-0505

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Matysik S, Klunemann HH, Schmitz G. Метод газовой хроматографии-тандемной масс-спектрометрии для одновременного определения оксистеринов, растительных стеринов и предшественников холестерина. Clin Chem. (2012) 58: 1557–64. DOI: 10.1373 / Clinchem.2012.189605

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. Gylling H, Korhonen M, Mutanen A, Nissinen MJ, Pakarinen M, Simonen P. Сывороточные стерины, не содержащие холестерина, и метаболизм холестерина в детстве и подростковом возрасте. Атеросклероз. (2018) 278: 91–6. DOI: 10.1016 / j.atherosclerosis.2018.09.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

69.Rizzo M, Kotur-Stevuljevic J, Berneis K, Spinas G, Rini GB, Jelic-Ivanovic Z, et al. Атерогенная дислипидемия и оксидативный стресс: новый взгляд. Transl Res. (2009) 153: 217–23. DOI: 10.1016 / j.trsl.2009.01.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Faure P, Oziol L, Artur Y, Chomard P. Гормон щитовидной железы (T3) и его уксусное производное (TA3) защищают липопротеины низкой плотности от окисления с помощью различных механизмов. Biochimie. (2004) 86: 411–8.DOI: 10.1016 / S0300-9084 (04) 00058-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Бансал С.К., Ядав Р. Исследование расширенного липидного профиля, включая окисленные ЛПНП, малые плотные ЛПНП, липопротеины (а) и аполипопротеины, в оценке риска сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с гипотиреозом. J Clin Diagn Res. (2016) 10: BC04–8. DOI: 10.7860 / JCDR / 2016 / 19775.8067

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Favari E, Thomas MJ, Sorci-Thomas MG.Функциональность липопротеинов высокой плотности как новая фармакологическая мишень при сердечно-сосудистых заболеваниях: объединяющий механизм, объясняющий защиту липопротеинов высокой плотности от прогрессирования атеросклероза. J Cardiovasc Pharmacol. (2018) 71: 325–31. DOI: 10.1097 / FJC.0000000000000573

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Triolo M, Annema W, Dullaart RP, Tietge UJ. Оценка функциональных свойств липопротеинов высокой плотности: новая концепция в сердечно-сосудистых исследованиях. Biomark Med. (2013) 7: 457–72. DOI: 10.2217 / bmm.13.35

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74. Rizzo M, Berneis K, Zeljkovic A, Vekic J. Должны ли мы регулярно измерять подклассы липопротеинов низкой и высокой плотности? Clin Lab. (2009) 55: 421–9.

PubMed Аннотация | Google Scholar

75. Юнг К.Ю., Ан Х.Й., Хан С.К., Пак Й.Дж., Чо Бай, Мун МК. Связь между функцией щитовидной железы и липидным профилем, аполипопротеинами и функцией липопротеинов высокой плотности. J Clin Lipidol. (2017) 11: 1347–53. DOI: 10.1016 / j.jacl.2017.08.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Tan KC, Shiu SW, Kung AW. Влияние дисфункции щитовидной железы на метаболизм субфракции липопротеинов высокой плотности: роль печеночной липазы и белка-переносчика сложного эфира холестерина. J Clin Endocrinol Metab. (1998) 83: 2921–4. DOI: 10.1210 / jc.83.8.2921

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77.Franco M, Castro G, Romero L, Regalado JC, Medina A, Huesca-Gomez C и др. Снижение активности лецитин: ацилтрансферазы холестерина и липазы печени у крыс с хроническим гипотиреозом: последствия для обратного транспорта холестерина. Mol Cell Biochem. (2003) 246: 51–6. DOI: 10.1023 / A: 1023451811547

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Montecucco F, Favari E, Norata GD, Ronda N, Nofer JR, Vuilleumier N. Влияние системного воспаления и аутоиммунных заболеваний на уровни и функции плазмы апоА-I и ЛПВП. Handb Exp Pharmacol. (2015) 224: 455–82. DOI: 10.1007 / 978-3-319-09665-0_14

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Боянин Д., Миленкович Т., Векич Дж., Вукович Р., Желькович А., Янак Дж. И др. Влияние сосуществующих аутоиммунных заболеваний на липиды сыворотки и профиль подклассов липопротеинов у педиатрических пациентов с сахарным диабетом 1 типа. Clin Biochem. (2018) 54: 11–7. DOI: 10.1016 / j.clinbiochem.2018.01.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82.de la Llera Moya M, McGillicuddy FC, Hinkle CC, Byrne M, Joshi MR, Nguyen V и др. Воспаление модулирует состав и функцию ЛПВП человека in vivo . Атеросклероз. (2012) 222: 390–4. DOI: 10.1016 / j.atherosclerosis.2012.02.032

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Джахангири А., де Бир М.К., Ноффсингер В., Таннок Л.Р., Рамайя К., Уэбб Н.Р. и др. Ремоделирование ЛПВП во время острой фазы ответа. Arterioscler Thromb Vasc Biol. (2009) 29: 261–7. DOI: 10.1161 / ATVBAHA.108.178681

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

85. Коркмаз Х., Табур С., Озкая М., Огуз Е., Эльбога У, Аксой Н. и др. Уровни параоксоназы и арилэстеразы при аутоиммунных заболеваниях щитовидной железы. Redox Rep. (2016) 21: 227–31. DOI: 10.1080 / 13510002.2015.1107310

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

86. Атеш И., Алтай М., Йилмаз Ф.М., Топчуоглу С., Йилмаз Н., Беркер Д. и др.Влияние лечения левотироксином натрия на окислительный стресс при тиреоидите Хашимото. Eur J Endocrinol. (2016) 174: 727–34. DOI: 10.1530 / EJE-15-1061

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

87. Ruiz M, Frej C, Holmer A, Guo LJ, Tran S, Dahlback B. Аполипопротеин M, связанный с липопротеинами высокой плотности, ограничивает эндотелиальное воспаление, доставляя сфингозин-1-фосфат к рецептору сфингозин-1-фосфата 1. Артериосклер Thromb Vasc Biol. (2017) 37: 118–29. DOI: 10.1161 / ATVBAHA.116.308435

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88. Гальвани С., Сансон М., Блахо В.А., Свендеман С.Л., Обината Х., Конгер Х. и др. Связанный с ЛПВП сфингозин-1-фосфат действует как предвзятый агонист рецептора S1P1 эндотелиальных клеток, ограничивая воспаление сосудов. Sci Signal. (2015) 8: ra79. DOI: 10.1126 / scisignal.aaa2581

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

90.Han C, He X, Xia X, Guo J, Liu A, Liu X и ​​др. Передача сигналов Sphk1 / S1P / S1PR1 участвует в развитии аутоиммунного тиреоидита у пациентов и мышей NOD.H-2 (h5). Щитовидная железа. (2019) 29: 700–13. DOI: 10.1089 / th.2018.0065

CrossRef Полный текст | Google Scholar

91. Аверса Т., Корика Д., Зирилли Дж., Пайно Г.Б., Сальцано Дж., Де Лука Ф. и др. Фенотипическое проявление аутоиммунитета у детей с аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы. Передний эндокринол. (2019) 10: 476.DOI: 10.3389 / fendo.2019.00476

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

92. Семова И., Левенсон А.Е., Кравчик Дж., Баллок К., Уильямс К.А., Вадва Р.П. и др. Диабет 1 типа связан с увеличением маркеров абсорбции холестерина, но снижением маркеров синтеза холестерина у молодого взрослого населения. J Clin Lipidol. (2019). DOI: 10.1016 / j.jacl.2019.09.008. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

93.Ganjali S, Dallinga-Thie GM, Simental-Mendia LE, Banach M, Pirro M, Sahebkar A. Функциональность ЛПВП при диабете 1 типа. Атеросклероз. (2017) 267: 99–109. DOI: 10.1016 / j.atherosclerosis.2017.10.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

94. Калискан З., Демирджоглу К., Саяр С., Кахраман Р., Чаклили О., Озкан Ф. Б. и др. Липидный профиль, индексы атерогенности и их взаимосвязь с толщиной эпикардиального жира и толщиной интима-медиа сонной артерии при целиакии. North Clin Istanb. (2019) 6: 242–7. DOI: 10.14744 / nci.2019.54936

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

95. Саларди С., Мальтони Г., Цуккини С., Яфуско Д., Занфардино А., Конфетто С. и др. Полный липидный профиль, а не только холестерин ЛПВП, нарушен у детей с сопутствующим диабетом 1 типа и нелеченой целиакией. Acta Diabetol. (2017) 54: 889–94. DOI: 10.1007 / s00592-017-1019-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

96.Джессап А.Б., Лоу-младший, Спаньоли А. Являются ли уровни ЛПВП ниже у детей с диабетом 1 типа и сопутствующей глютеновой болезнью по сравнению с детьми только с диабетом 1 типа? J Pediatr Endocrinol Metab. (2014) 27: 1213–6. DOI: 10.1515 / jpem-2013-0464

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

97. Монзани Ф., Караччо Н., Козакова М., Дардано А., Виттоне Ф., Вирдис А. и др. Влияние замены левотироксина на липидный профиль и толщину интима-медиа при субклиническом гипотиреозе: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Clin Endocrinol Metab. (2004) 89: 2099–106. DOI: 10.1210 / jc.2003-031669

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

98. Villar HC, Saconato H, Valente O, Atallah AN. Замещение тироидных гормонов при субклиническом гипотиреозе. Кокрановская база данных Syst Rev. (2007) CD003419. DOI: 10.1002 / 14651858.CD003419.pub2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

99. Razvi S, Ingoe L, Keeka G, Oates C, McMillan C, Weaver JU.Благоприятное влияние L-тироксина на факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний, функцию эндотелия и качество жизни при субклиническом гипотиреозе: рандомизированное перекрестное исследование. J Clin Endocrinol Metab. (2007) 92: 1715–23. DOI: 10.1210 / jc.2006-1869

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

100. Мейер С., Стауб Дж. Дж., Рот С. Б., Гульельметти М., Кунц М., Мисерез А. Р. и др. Терапия L-тироксином, контролируемая ТТГ, снижает уровень холестерина и клинические симптомы при субклиническом гипотиреозе: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование (Базельское исследование щитовидной железы). J Clin Endocrinol Metab. (2001) 86: 4860–6. DOI: 10.1210 / jcem.86.10.7973

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

101. Караччио Н., Ферраннини Э., Монзани Ф. Профиль липопротеинов при субклиническом гипотиреозе: ответ на замену левотироксина, рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. J Clin Endocrinol Metab. (2002) 87: 1533–8. DOI: 10.1210 / jcem.87.4.8378

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

102.Li X, Wang Y, Guan Q, Zhao J, Gao L. Гиполипидемический эффект левотироксина у пациентов с субклиническим гипотиреозом: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Clin Endocrinol. (2017) 87: 1–9. DOI: 10.1111 / cen.13338

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

103. Минарикова З., Гаспар Л., Крузляк П., Целекова З., Оравец С. Эффекты лечения на субфракции липопротеинов, оцениваемые с помощью электрофореза в полиакриламидном геле у пациентов с аутоиммунным гипотиреозом и гипертиреозом. Lipids Health Dis. (2014) 13: 158. DOI: 10.1186 / 1476-511X-13-158

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

104. Крысяк Р., Окопиен Б. Влияние левотироксина и селенометионина на высвобождение цитокинов лимфоцитами и моноцитами у женщин с тиреоидитом Хашимото. J Clin Endocrinol Metab. (2011) 96: 2206–15. DOI: 10.1210 / jc.2010-2986

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

105. Schmidt M, Voell M, Rahlff I., Dietlein M, Kobe C, Faust M, et al.Долгосрочное наблюдение за антителами к антитироидной пероксидазе у пациентов с хроническим аутоиммунным тиреоидитом (тиреоидитом Хашимото), получавших левотироксин. Щитовидная железа. (2008) 18: 755–60. DOI: 10.1089 / th.2008.0008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

106. Korzeniowska K, Ramotowska A, Szypowska A, Szadkowska A, Fendler W, Kalina-Faska B, et al. Как аутоиммунный тиреоидит у детей с сахарным диабетом 1 типа влияет на гликемический контроль, липидный профиль и объем щитовидной железы? J Pediatr Endocrinol Metab. (2015) 28: 275–8. DOI: 10.1515 / jpem-2013-0455

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

107. Мазахери Т., Шарифи Ф., Камали К. Инсулинорезистентность у пациентов с гипотиреозом, получающих терапию левотироксином: сравнение пациентов с аутоиммунитетом щитовидной железы и без нее. J Диабетическое нарушение обмена веществ. (2014) 13: 103. DOI: 10.1186 / s40200-014-0103-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

108. Монзани А., Продам Ф., Рапа А., Моя С., Агарла В., Беллоне С. и др.Эндокринные нарушения в детском и подростковом возрасте. Естественная история субклинического гипотиреоза у детей и подростков и потенциальные эффекты заместительной терапии: обзор. Eur J Endocrinol. (2013) 168: R1 – R11. DOI: 10.1530 / EJE-12-0656

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

109. Радетти Г., Маселли М., Бузи Ф., Корриас А., Мусса А., Камбиазо П. и др. Естественная история нормальных / умеренно повышенных уровней ТТГ в сыворотке крови у детей и подростков с тиреоидитом Хашимото и изолированной гипертиротропинемией: последующее наблюдение в течение 3 лет. Clin Endocrinol. (2012) 76: 394–8. DOI: 10.1111 / j.1365-2265.2011.04251.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

110. Васневска М., Салерно М., Кассио А., Корриас А., Аверса Т., Зирилли Г. и др. Проспективная оценка естественного течения идиопатического субклинического гипотиреоза в детском и подростковом возрасте. Eur J Endocrinol. (2009) 160: 417–21. DOI: 10.1530 / EJE-08-0625

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

111.Васневска М., Корриас А., Аверса Т., Валензизе М., Мусса А., Де Мартино Л. и др. Сравнительная оценка терапии L-тироксином по сравнению с отсутствием лечения у детей с идиопатическим и легким субклиническим гипотиреозом. Horm Res Paediatr. (2012) 77: 376–81. DOI: 10.1159 / 000339156

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

112. Catli G, Kir M, Anik A, Yilmaz N, Bober E, Abaci A. Влияние лечения L-тироксином на функции левого желудочка у детей с субклиническим гипотиреозом. Arch Dis Child. (2015) 100: 130–7. DOI: 10.1136 / archdischild-2014-306381

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

113. де Соуза Р.Дж., Менте А., Маролеану А., Козма А.И., Ха В., Кишибе Т. и др. Потребление насыщенных и транс-ненасыщенных жирных кислот и риск всех причин смертности, сердечно-сосудистых заболеваний и диабета 2 типа: систематический обзор и метаанализ наблюдательных исследований. BMJ. (2015) 351: h4978. DOI: 10.1136 / bmj.h4978

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

114.Рамсден К.Э., Замора Д., Майчжак-Хонг С., Фаурот К.Р., Бросте С.К., Франц Р.П. и др. Переоценка традиционной гипотезы диеты и сердца: анализ восстановленных данных Миннесотского коронарного эксперимента (1968-73). BMJ. (2016) 353: i1246. DOI: 10.1136 / bmj.i1246

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

115. Харкомб З., Бейкер Дж. С., Купер С. М., Дэвис Б., Скалторп Н., ДиНиколантонио Дж. Дж. И др. Данные рандомизированных контролируемых исследований не поддержали введение рекомендаций по содержанию жиров в рационе в 1977 и 1983 годах: систематический обзор и метаанализ. Открытое сердце. (2015) 2: e000196. DOI: 10.1136 / openhrt-2014-000196

CrossRef Полный текст | Google Scholar

116. Ференс Б.А., Гинзберг Н.Н., Грэм И., Рэй К.К., Паккард С.Дж., Брукерт Э. и др. Липопротеины низкой плотности вызывают атеросклеротическое сердечно-сосудистое заболевание. 1. Данные генетических, эпидемиологических и клинических исследований. Заявление о консенсусе Группы консенсуса Европейского общества атеросклероза. Eur Heart J. (2017) 38: 2459–72. DOI: 10.1093 / eurheartj / ehx144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

117.Langlois MR, Chapman MJ, Cobbaert C, Mora S, Remaley AT, Ros E, et al. Количественная оценка атерогенных липопротеинов: текущие и будущие проблемы в эпоху персонализированной медицины и очень низких концентраций холестерина ЛПНП. Заявление о консенсусе от EAS и EFLM. Clin Chem. (2018) 64: 1006–33. DOI: 10.1373 / Clinchem.2018.287037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

118. Боянин Д., Векич Дж., Миленкович Т., Вукович Р., Желькович А., Стефанович А. и др.Связь между пропротеинконвертазой субтилизин / кексин 9 (PCSK9) и подклассами липопротеинов у детей с сахарным диабетом 1 типа: эффекты гликемического контроля. Атеросклероз. (2019) 280: 14–20. DOI: 10.1016 / j.atherosclerosis.2018.11.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

119. Lazarus J, Brown RS, Daumerie C, Hubalewska-Dydejczyk A, Negro R, Vaidya B. Руководящие принципы Европейской тироидной ассоциации по лечению субклинического гипотиреоза у беременных и у детей, 2014 г. Eur Thyroid J. (2014) 3: 76–94. DOI: 10.1159 / 000362597

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

120. Kapelari K, Kirchlechner C, Hogler W, Schweitzer K, Virgolini I, Moncayo R. Педиатрические референсные интервалы для уровней гормонов щитовидной железы от рождения до зрелого возраста: ретроспективное исследование. BMC Endocr Disord. (2008) 8:15. DOI: 10.1186 / 1472-6823-8-15

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

121.Чалер Э.А., Фьоренцано Р., Чилелли С., Ллинарес В., Арени Г., Герцович В. и др. Возрастные референсные интервалы тиреоидных гормонов и тиреотропинов для детей и подростков. Clin Chem Lab Med. (2012) 50: 885–90. DOI: 10.1515 / cclm-2011-0495

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

122. Элмлингер М.В., Кунель В., Ламбрехт Г.Г., Ранке МБ. Референсные интервалы от рождения до зрелого возраста для сывороточного тироксина (T4), трийодтиронина (T3), свободного T3, свободного T4, тироксинсвязывающего глобулина (TBG) и тиреотропина (TSH). Clin Chem Lab Med. (2001) 39: 973–9. DOI: 10.1515 / CCLM.2001.158

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

123. Онсесверен И., Барджактарович М., Чакер Л., де Рийке Ю. Б., Джаддо В. В., ван Сантен Х. М. и др. Референсные диапазоны и детерминанты функции щитовидной железы в детском возрасте: обзор литературы и проспективное когортное исследование. Щитовидная железа. (2017) 27: 1360–9. DOI: 10.1089 / th.2017.0262

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

124.Балоч З., Карайон П., Конте-Деволкс Б., Демерс Л. М., Фельдт-Расмуссен Ю., Генри Дж. Ф. и др. Руководство по практике лабораторной медицины. Лабораторное обеспечение диагностики и мониторинга заболеваний щитовидной железы. Щитовидная железа. (2003) 13: 3–126. DOI: 10.1089 / 105072503321086962

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

125. Гуллу С., Эмрал Р., Бастемир М., Паркес А.Б., Лазарус Дж. Х. In vivo и in vitro эффекты статинов на лимфоциты у пациентов с тиреоидитом Хашимото. Eur J Endocrinol. (2005) 153: 41–8. DOI: 10.1530 / eje.1.01941

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

PEDS_20173833 1..20

% PDF-1.4
%
321 0 объект
>>>
эндобдж
324 0 объект
> / Шрифт >>> / Поля [] >>
эндобдж
323 0 объект
> поток
application / pdf

  • PEDS_20173833 1..20
  • 2018-03-17T19: 17: 59 + 05: 302021-10-06T20: 37: 44-07: 002021-10-06T20: 37: 44-07: 00 Adobe InDesign CC 13.0 (Windows) uuid: c655e87c-1dd1-11b2 -0a00-5b00d8d5b6ffxmp.сделал: 0180117407206811822ABC6B0D15FFFBxmp.id: 2cb894d7-0f03-884c-95bd-e2052099c113proof: pdfxmp.iid: 609b3e83-7aa7-B040-b8ff-cedbadb742ebxmp.did: 83b9784c-733a-844C-b3b9-3e84d29e9267xmp.did: 0180117407206811822ABC6B0D15FFFBdefault

  • convertedfrom применение / х -indesign в приложение / pdfAdobe InDesign CC 13.0 (Windows) / 2018-03-17T19: 17: 59 + 05: 30
  • Adobe PDF Library 15.0 Ложь
    конечный поток
    эндобдж
    322 0 объект
    >
    эндобдж
    27 0 объект
    >
    эндобдж
    11 0 объект
    >
    эндобдж
    204 0 объект
    >
    эндобдж
    305 0 объект
    >
    эндобдж
    302 0 объект
    > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / Thumb 303 0 R / TrimBox [0.0 0,0 585,0 783,0] / Тип / Страница >>
    эндобдж
    341 0 объект
    > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> / Type / Page >>
    эндобдж
    342 0 объект
    > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC] / XObject >>> / Type / Page >>
    эндобдж
    352 0 объект
    [355 0 R 356 0 R 357 0 R]
    эндобдж
    353 0 объект
    > поток
    q
    354.9945831 0 0 77.5988159 115.0027008 621.4011841 см
    / Im0 Do
    Q
    BT
    / T1_0 1 Тс
    12 0 0 12 111.51004 518.99985 тм
    (DOI: 10.1542 / peds.2017-3833, первоначально опубликовано в Интернете 23 марта 2018 г .; \
    ) Tj
    15,235 1 тд
    (2018; 141;) Tj
    / T1_1 1 Тс
    -4.36101 0 тд
    (Педиатрия \ 240) Tj
    / T1_0 1 Тс
    -12.45499 1.00001 Td
    (Сандра Ю. Лин, Муругаппан Раманатан-младший, Карен А. Робинсон и Антуан А.
    zar) Tj
    0,7905 1 тд
    (Джессика Л. Райс, Грегори Б. Дитт, Каталина Суарес-Куэрво, Эмили П. Бри \
    гхам,) ти
    / T1_2 1 Тс
    11,763 1 тд
    (Систематический обзор) Tj
    -11.97096 1 тд
    (Аллерген-специфическая иммунотерапия в лечении детской астмы: A) Tj
    ET
    BT
    / T1_0 1 Тс
    12 0 0 12 441,828 436,99994 тм
    () Tj
    0 0 1 рг
    -24.888 0 Тд
    (http://pediatrics.aappublications.org/content/141/5/e20173833)Tj
    0 г
    5.2095 1 тд
    (находится в Интернете по адресу:) Tj
    -9.01349 1.00001 Td
    (Онлайн-версия этой статьи вместе с обновленной информацией и s \
    услуги, is) Tj
    ET
    BT
    0 0 1 рг
    / T1_0 1 Тс
    10 0 0 10 98,88991 378,99997 тм
    (http://pediatrics.aappublications.org/content/suppl/2018/03/21/peds.2017 \
    -3833.DCSupplemental) Tj
    0 г
    15.27801 1 тд
    (Дополнение к данным:) Tj
    ET
    84 184 417 52 рэ
    0 0 мес.
    S
    BT
    / T1_0 1 Тс
    10 0 0 10 94 189,99991 тм
    (Американской академией педиатрии. Все права защищены. Печатать ISSN: \
    1073-0397.) Tj
    0 1 ТД
    (Американская академия педиатрии, 345 Парк-авеню, Итаска, Иллинойс, 6 \
    0143. Copyright \ 251 2018) Tj
    0 1.00001 TD
    (издается непрерывно с 1948 года. Педиатрия принадлежит, издайте \
    ed, и товарный знак) Tj
    0 1 ТД
    (Педиатрия — официальный журнал Американской академии педиатрии \
    . Ежемесячное издание, it) Tj
    ET
    q
    389 0 0 57,5 ​​98 72,5 см
    -1 TL / Im1 Do
    Q
    BT
    / T1_0 1 Тс
    8 0 0 8 326.82397 25 тм
    (от гостя 6 октября 2021 г.) Tj
    0 0 1 рг
    -12.60901 0 Тд
    (www.aappublications.org/news)Tj
    0 г
    -7.55398 0 Тд
    (Скачано с) Tj
    ET

    конечный поток
    эндобдж
    354 0 объект
    > / Filter / FlateDecode / Height 388 / Length 137508 / Name / X / Subtype / Image / Type / XObject / Width 1775 >> stream
    H JA @ xE, | 7m ץ $ ku3L

    Аллергенная иммунотерапия (АИТ) при аллергическом рините: долгосрочная эффективность и развитие астмы. Что мы знаем?

    Меры по предотвращению аллергенов

    Связь между воздействием аллергена и респираторными симптомами не всегда легко распознать.Что касается сезонных аллергенов, таких как пыльца, существует прямая взаимосвязь между высокой концентрацией пыльцы в воздухе и увеличением числа обращений в отделения неотложной помощи при астме и хрипе [6], а также обратная связь: у пациентов с аллергией на пыльцу снаружи отсутствуют симптомы. сезон пыльцы. В любом случае, избегать воздействия пыльцевых зерен в большинстве случаев нецелесообразно.

    В общем, взаимосвязь между воздействием аллергена и симптомами зависит от природы аллергена, размера и аэродинамических характеристик частиц, несущих аллерген [см. 7 ••].

    Для постоянных аллергенов, таких как аллергены кошек и собак, была показана тесная временная взаимосвязь, и пациенты с аллергией на кошачью или собачью перхоть реагируют вскоре после воздействия кошки или собаки, соответственно, так что причинно-следственная связь очевидна [8 , 9]. Однако, даже если избегание домашних животных часто возможно, иногда это становится трудным из-за обычного поведения сообщества [10–12]. Что касается клещей домашней пыли (HDM), из-за большего размера частиц, несущих HDM, значительная часть аллергена откладывается в верхних дыхательных путях [13].Воздействие высоких уровней аллергена пылевого клеща в окружающей среде связано с повышенным риском сенсибилизации, астмы и ухудшения функции легких [7 ••]. Кокрановский систематический обзор и метаанализ не выявили конкретных клинических преимуществ от использования как химических, так и физических профилактических мер окружающей среды [14] у пациентов с астмой, чувствительных к HDM, но исследования, включенные в анализ, как правило, были небольшими и имели низкое методологическое качество. . Вероятно, для достижения клинического улучшения необходимо сочетание различных методов [7, 14, 15, 16].Однако в целом врачи продолжают рекомендовать такие меры, как дополнительное лечение респираторной аллергии [17]. Роль мер по предотвращению аллергенов в развитии респираторного заболевания неизвестна.

    Аллергенная иммунотерапия (AIT)

    Термин «аллергенная иммунотерапия» (AIT) был предложен для повсеместного использования для обозначения класса терапии, направленной на индукцию иммунной толерантности к аллергенам [18]. В настоящее время обычно используются два типа AIT, в зависимости от пути введения аллергена: подкожная (SCIT) и сублингвальная иммунотерапия (SLIT).И SCIT, и SLIT показали свою эффективность и безопасность для лечения AR [19].

    Какие рекомендации по респираторным заболеваниям рекомендуют

    1. 1

      Рекомендации Глобальной инициативы по астме (GINA)

    Подход к аллергической астме, который рекомендует GINA (последняя версия, декабрь 2012 г. [20]), весьма противоречив.С одной стороны, GINA признает роль аллергенов в обострениях астмы, но с другой стороны, причинная роль аллергенов в развитии астмы ставится под сомнение. В данном руководстве рассматривается диагноз астмы у детей раннего возраста, когда присутствует картина симптомов повторяющегося хрипа / кашля вместе с положительным семейным анамнезом и признаками аллергической сенсибилизации, что придает аллергии важную роль. Рассмотрение аллергии как системного заболевания не вызывает сомнений. Примером является тот факт, что после однократного заражения бронхиальным аллергеном наблюдаются повышенные уровни сывороточного аллерген-специфического IgE для этого аллергена и усиление ответа Th3 в течение до 5 недель после заражения [21].

    С терапевтической точки зрения GINA описывает АИТ как метод лечения с ограниченной эффективностью у взрослых, страдающих астмой [20]. Однако результаты последовательных Кокрановских обзоров, в которых изучались до 88 рандомизированных контролируемых клинических испытаний SCIT по сравнению с плацебо на 3459 пациентах с астмой, подтвердили эффективность AIT не только в снижении количества симптомов астмы (стандартизованная разница средних [SMD] -0,59; 95 % ДИ, от -0,83 до -0,35) и требования к лекарствам (SMD, -0,53; 95% ДИ, -0.От 80 до -0,27), но также для улучшения неспецифической и специфической гиперреактивности бронхов [22 ••].

    Долгосрочный клинический эффект АИТ и возможность предотвращения развития астмы у детей с аллергическим ринитом признаны в GINA, но из-за потенциальных системных побочных эффектов он не рекомендуется для общего применения [20]. Основная проблема заключается в том, что тяжелые системные реакции и летальные исходы произошли много лет назад при неконтролируемых обстоятельствах [23, 24]. В настоящее время безопасность АИТ доказана как в клинических испытаниях, так и в повседневной клинической практике [25, 26], но даже с этой доступной информацией, АИТ по-прежнему не рекомендуется для общего использования в данном руководстве.Еще больше противоречий возникает при учете тяжести заболевания. С одной стороны, АИТ может быть назначен при хорошо контролируемой легкой перемежающейся или легкой персистирующей астме, но, с другой стороны, GINA [20] отмечает, что АИТ может быть вариантом только в том случае, если строгое соблюдение условий окружающей среды и лечение ингаляционными кортикостероидами не позволяет контролировать симптомы, указывающие на более тяжелые формы заболевания. GINA настаивает на отсутствии конкретных исследований, сравнивающих АИТ с фармакологическим лечением астмы, но на самом деле все хорошо спланированные плацебо-контролируемые исследования, проводимые с АИТ для измерения симптомов и оценок лекарств, эквивалентны для этой цели.

    1. 2.

      Аллергический ринит и его влияние на астму (ARIA), рекомендации

    ARIA рассматривает AIT как у взрослых, так и у детей, пациентов с умеренной и тяжелой, стойкой или прерывистой AR [1, 2 ••, 3]. Потенциальная роль АИТ в профилактике астмы конкретно указана в этом руководстве, и даны рекомендации по ведению АР и астмы, когда они сосуществуют у одного и того же пациента.

    Согласно ARIA, взрослые с AR, но без астмы могут использовать SCIT или SLIT для лечения аллергии на пыльцу или HDM. Однако, что касается детей, ARIA придает большое значение только SCIT для уменьшения симптомов и потенциальной профилактики развития астмы. Таким образом, SLIT можно рекомендовать взрослым с ринитом, вызванным пыльцой или HDM, но детям следует рекомендовать только SLIT пыльцы, пока эффективность HDM SLIT не будет доказана в контролируемых клинических испытаниях у детей [1, 2 ••, 3].Этот другой подход к SLIT в зависимости от аллергена трудно понять. Систематический обзор SLIT, опубликованный в 2011 году [27], выявил значительное улучшение симптомов (SMD, -0,49; 95% ДИ, от -0,64 до -0,34) и оценки лекарств (SMD, -0,32; 95% ДИ, от -0,43 до — 0.21) после анализа 49 двойных слепых плацебо-контролируемых исследований высокого качества. Никаких различий в зависимости от аллергена или возраста пациентов не наблюдалось (15 из этих исследований были проведены на детях). Возможно, осторожная рекомендация детям с аллергией на HDM связана с небольшим количеством исследований с использованием этого аллергена.

    Примечательной проблемой ARIA является рассмотрение AR и сопутствующей астмы как уникального заболевания дыхательных путей. При лечении пациентов (как детей, так и взрослых) с АР и сопутствующей астмой можно выбрать либо SCIT, либо SLIT, но есть доказательства более высокого качества в отношении эффективности первого, чем второго [1, 2 ••, 3].

    Как и в GINA [20], основным ограничением использования АИТ при лечении АР является риск нежелательных побочных эффектов. Однако многие клинические испытания и повседневная клиническая практика исключают этот якобы высокий уровень серьезных побочных эффектов АИТ [25, 26].

    1. 3.

      Глобальная европейская сеть по аллергии и астме / Европейская академия аллергии и иммунологии (GA 2 LEN / EAACI), руководство для AIT

    Это руководство предлагает исчерпывающий набор рекомендаций по использованию АИТ при лечении АР и астмы. Приведены показания и противопоказания к АИТ [28].

    При ингаляционной аллергии АИТ может быть полезной у пациентов с доказанной сенсибилизацией IgE, имеющей клиническое значение.Следовательно, он показан при IgE-опосредованном риноконъюнктивите и / или аллергической астме как у детей, так и у взрослых [19, 29–32]. При аллергическом рините АИТ уместна, когда этим пациентам требуется более чем эпизодическое применение пероральных или местных антигистаминных препаратов или интраназальных кортикостероидов либо для повторных курсов, либо для постоянного применения. Это особенно полезно для тех пациентов, которые не реагируют на текущее фармакологическое лечение, или для тех, кто хочет избежать хронического лечения и его нежелательных побочных эффектов.Что касается аллергической астмы, АИТ показана пациентам, которым требуется более чем умеренное потребление β2-агонистов или требуется ингаляционные кортикостероиды; сюда входят пациенты с симптомами от легкой до умеренной. В обоих случаях предпочтительно начинать АИТ как можно скорее, до того как возникнут хронические необратимые изменения. Таким образом, АИТ показана пациентам, у которых есть очевидные доказательства наличия специфических антител IgE к клинически значимым аллергенам, и симптомы которых существенно не уменьшаются при приеме лекарств или избегании аллергенов [19, 29, 30, 33].

    Противопоказания при АИТ, согласно последнему положению EAACI, делятся на абсолютные и относительные [30]. Серьезные иммунологические заболевания, серьезные сердечно-сосудистые заболевания, рак, хронические инфекции, неконтролируемая тяжелая астма, лечение β-адреноблокаторами, несоблюдение режима приема и тяжелые психологические расстройства являются абсолютными противопоказаниями. Относительными противопоказаниями являются беременность, тяжелая атопическая экзема, пожилые люди и пациенты младше 5 лет. С критической точки зрения можно утверждать, насколько доказательными являются эти противопоказания.Некоторые из этих рекомендаций основаны на теоретическом взаимодействии между аутоиммунными нарушениями и иммунологическим эффектом AIT, но когда-либо сообщалось о небольшом количестве или отсутствии каких-либо твердых доказательств этого взаимодействия. Другие, такие как β-адреноблокаторы или сердечно-сосудистые заболевания, были установлены, потому что такие состояния могут затруднять лечение возможной системной реакции из-за АИТ.

    Точно ли врачи соблюдают рекомендации?

    Этот вопрос рассматривался в двух различных исследованиях [34, 35].Первая оценка [34] представляет собой наблюдательное многоцентровое исследование, которое проводилось с участием 518 пациентов из 34 отделений аллергии в Италии, пытаясь выяснить, соответствуют ли назначения АИТ рекомендациям руководств ARIA и GINA. Анкета, которой поделились пациенты и врачи, была заполнена всеми последовательными пациентами с аллергией на клещей в возрасте 14 лет и старше, посещавшими специализированное отделение. АР и тяжесть астмы оценивались с использованием классификации руководящих принципов ARIA и GINA [1, 20], а пациенты были классифицированы по степени тяжести для обоих состояний.Была замечена значимая взаимосвязь между возрастом и назначением АИТ (вероятность назначения АИТ у подростков в 4,5-6 раз выше). Другим независимым фактором была тенденция к обострению заболевания по оценке врача (отношение шансов 2,5, 95% ДИ, 1,4-4,5). Принимая во внимание, что пациенты направляются к специалисту в зависимости от тяжести заболевания, между ARIA и GINA было обнаружено несоответствие, поскольку GINA не учитывает AIT при наиболее тяжелых формах заболевания [20].Наиболее частым условием назначения АИТ в этом исследовании (56%) была стойкая АР с сопутствующей перемежающейся астмой [34].

    Между тем, перекрестное исследование, проведенное во Франции, показало, что более 50% врачей общей практики и врачей ухо-нос-горло (ЛОР), которые признались, что знали руководящие принципы ARIA, не предложили другую стратегию лечения, включая AIT, по сравнению с теми, кому не удалось справиться с ОРЗ [35].

    Долгосрочная эффективность АИТ: определение

    В зависимости от продолжительности исследований эффективность АИТ можно разделить на краткосрочную, устойчивую и долгосрочную.Мы будем называть долгосрочную эффективность «продолжительным клинически значимым преимуществом, сохраняющимся после прекращения лечения» [36].

    В 1988 г. Mosbech и Østerballe впервые продемонстрировали, что эффект АИТ может продолжаться после прекращения лечения [37]. Тридцать восемь пациентов (в возрасте 15–43 лет), которые участвовали в контролируемом исследовании SCIT пыльцы трав в течение 2 лет и 4 месяцев с 1978 по 1980 год, наблюдались в 1986 году, через 6 лет после прекращения лечения. Оценки симптомов и лекарств были проспективно записаны в течение сезона пыльцы в 1986 году с использованием тех же карточек, которые они заполняли во время клинического испытания.Медианные симптомы для шестого сезона составили более 33% от значений до лечения, несмотря на более высокое воздействие пыльцы на 10%.

    Дарем и др. [38] показали «долгосрочную клиническую эффективность» после обеспечения длительной клинической ремиссии симптомов в течение не менее 3 лет после прекращения SCIT с экстрактом пыльцы трав. В этом исследовании 32 пациента, получавших SCIT пыльцы трав в течение 3 или 4 лет, были рандомизированы для продолжения поддерживающей SCIT с той же вакциной или инъекций плацебо в течение еще одного года.Пятнадцать подобранных контролей, ранее не контактировавших с AIT, использовали в качестве контролей. Авторы не обнаружили различий между пациентами из группы плацебо или активной группы лечения, а это означает, что после еще одного года лечения не было получено никаких дополнительных преимуществ. Напротив, пациенты, которые никогда не получали АИТ, имели значительно более высокие баллы симптомов и лекарств, чем пациенты с предыдущей АИТ. Кажется, что при прекращении терапии после успешного лечения не будет повторения симптомов.

    Поскольку определение долгосрочной эффективности подразумевает, чтобы выяснить, есть ли какая-либо клиническая польза от АИТ после прекращения лечения, мы выбрали и проанализировали клинические испытания, проведенные для оценки сохранения или отсутствия клинической эффективности после прекращения лечения.

    Доказательства долгосрочной эффективности с пыльцой SCIT

    Детский

    Исследование превентивного лечения аллергии (PAT) — это европейское многоцентровое исследование, призванное выяснить, могут ли 3 года SCIT предотвратить развитие астмы у детей.Было набрано двести пять детей (от 6 до 14 лет), страдающих сезонной АР, вызванной пыльцой березы и / или трав. Перед исходным мониторингом 42 из них были классифицированы как пациенты с перемежающейся астмой легкой степени без ежедневного приема лекарств. Пациенты были рандомизированы для получения SCIT со стандартизованными экстрактами аллергенов пыльцы травы и / или березы или в группу открытого контроля. Наконец, 79 пациентов без астмы в анамнезе и 18 пациентов с перемежающейся астмой легкой степени были отнесены к активной группе, тогда как 72 и 22, соответственно, перешли в контрольную группу без AIT.После 3 лет лечения у значительно большего числа детей в контрольной группе развилась астма (отношение шансов 2,52, 95% ДИ, 1,3–5,1; P <0,05, в пользу гипотезы о том, что SCIT может предотвратить развитие астмы) [39–41]. Через два года и 7 лет после прекращения лечения (5-летний и 10-летний период наблюдения) профилактический эффект SCIT сохранялся и был даже больше, достигнув отношения шансов 4,6 (95% ДИ, 1,5–13,7) в последний анализ 117 доступных пациентов без астмы перед началом исследования [40, 41].

    Несмотря на то, что исследование PAT не является двойным слепым или плацебо-контролируемым, оно является моделью, упоминаемой во всем мире для подтверждения долгосрочного профилактического эффекта иммунотерапии. Авторы отстаивали свое решение не включать подкожное лечение плацебо по этическим причинам из-за продолжительности исследования. Они использовали одну и ту же методологию для всех последующих ревизий, но количество пациентов невелико.

    Аналогичный подход был использован Eng et al. с использованием аллергоида на пыльцу травы и доказательство аналогичной пользы через 12 лет после прекращения SCIT в небольшой группе из 14 детей по сравнению с аналогичной группой детей с аллергией на травы, не получавших лечения [42, 43].

    Взрослые

    Как указано в определении «долгосрочной эффективности», исследования Mosbech и Østerballe в 1988 г. [37] и Durham et al. в 1999 году [38] продемонстрировали, что клиническое улучшение симптомов и баллов по шкале потребности в лекарствах после АИТ пыльцы трав сохраняется после прекращения лечения. Однако Наклерио и др. [44], применяя аналогичную схему лечения, не смогли показать такого длительного эффекта для ТКИТ амброзии. В этом исследовании участвовали 20 взрослых пациентов (в возрасте от 18 до 55 лет) с АР и легкой формой астмы, которые получали АИТ амброзии не менее 3 лет.По истечении этого периода времени пациенты были двойным слепым методом и рандомизированы для получения еще одного года инъекций амброзии или плацебо. Через год после прекращения успешной АИТ с амброзией авторы обнаружили противоположные результаты. С одной стороны, результаты назального провокационного теста были аналогичны исходным в группе плацебо. С другой стороны, оценка симптомов и лекарств в этой группе оставалась сниженной, что свидетельствует о клинически пролонгированном эффекте предшествующей АИТ. Тем не менее небольшое количество пациентов ограничивает ценность результатов.

    В 2005 г. Corrigan et al. [45] опубликовали результаты многоцентрового двойного слепого плацебо-контролируемого исследования высоких доз гипоаллергенного экстракта пыльцы травы у взрослых. В исследование были включены сто пятьдесят четыре пациента (в возрасте 18–60 лет) с аллергией на пыльцу трав с АР и с легкой формой астмы или без нее. Пациенты были разделены на две группы (77 активных / 77 плацебо) и получили не менее девяти инъекций до начала сезона в течение двух лет подряд. Клиническая эффективность, оцениваемая по симптомам и количеству лекарств, визуальным аналоговым шкалам и анкетам по качеству жизни, показала эффективность после первого и второго года лечения.После завершения клинического исследования все пациенты (активные и плацебо-группы) получили SCIT в течение одного года [45]. Трехлетнее последующее исследование, проведенное в подгруппе из 26 пациентов, которые ранее прошли три курса лечения в двух центрах в Германии, сравнивали с группой пациентов с аллергией на траву, которые никогда раньше не получали АИТ. Оценка симптомов и лекарств была значительно снижена, а качество жизни значительно улучшилось в группе ex-SCIT, что подтверждает долгосрочный эффект SCIT у взрослых [46].

    Дети | Бесплатный полнотекстовый | Аллергенная иммунотерапия при детской астме: прагматическая точка зрения

    1. Введение

    В настоящее время аллерген-специфическая иммунотерапия (АИТ) остается единственным методом лечения аллергических расстройств. Этот терапевтический подход использует введение причинного аллергена для улучшения специфического IgE-опосредованного ответа, тем самым контролируя симптомы. AIT используется более века. AIT по-прежнему является единственной стратегией лечения аллергических заболеваний, модифицирующей болезнь, поскольку она вызывает длительную иммунологическую и клиническую толерантность к причинному аллергену [1].По этой причине наиболее важные мировые регулирующие органы, такие как Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) и Европейское агентство по лекарственным средствам (EMA), одобрили AIT. Подкожная иммунотерапия (SCIT) и сублингвальная иммунотерапия (SLIT) являются наиболее используемыми и приемлемыми. пути введения и эффективны как для взрослых, так и для детей с респираторными аллергиями, такими как аллергический ринит (АР) и астма [2,3]. SCIT был первоначально использован с первым описанием Леонарда Нуна [4]. Тем не менее, SCIT все еще ограничен необходимостью частых инъекций в течение минимум 3 лет, периодических посещений врача и, в целом, возможного возникновения тяжелых системных реакций.Следовательно, существует согласие относительно практики, согласно которой SCIT следует вводить только в соответствующем медицинском учреждении, и клиницисты должны быть обучены управлять анафилактическими побочными эффектами [1]. Риск системной реакции SCIT выше при неконтролируемой астме и при соблюдении сроков [5]. Таким образом, SLIT может быть надежной альтернативой SCIT, в основном у детей, поскольку в домашних условиях возможно самостоятельное введение, что снижает серьезные системные реакции [6,7,8]. В клинической практике выбор маршрута зависит от нескольких факторов, включая доступность или одобрение продукта, географическое положение, стоимость, характеристики пациента, отношение врача и предпочтения пациента [9].Существующие в настоящее время продукты для SCIT или SLIT нельзя сравнивать из-за их гетерогенного состава и концентрации аллергенов, указанных разными производителями [10]. Имеются данные о том, что и SCIT, и SLIT вызывают наложенные иммунологические эффекты [11]. Для SCIT используются грубые экстракты аллергенов, а также химически модифицированные аллергены (аллергоиды). SLIT выпускается в виде водных растворов или таблеток. В ожидании согласованных и международных правил по регулированию продуктов AIT возможны две ситуации: распространение в виде «названных продуктов для пациентов» (NPP), которые необходимо только подготовить в соответствии с Надлежащей производственной практикой, или официальное разрешение на продажу [12].Согласно директивам EMA, таблетки SLIT от пыльцы травы и клещей домашней пыли (HDM) были одобрены [13,14]. Благодаря механизмам, обеспечивающим толерантность к аллергенам, эффективная АИТ может повлиять на естественное течение аллергии, предотвращая новые сенсибилизации и клиническое ухудшение, например, прогрессирование от аллергического ринита до астмы. Более того, AIT контролирует аллергические симптомы, когда не реагирует на избегание или фармакотерапию, сокращает использование лекарств, улучшает качество жизни и имеет долгосрочные эффекты после окончания лечения [15].Последние клинические испытания подтвердили доказательства эффективности и безопасности AIT для лечения аллергической астмы с помощью SLIT в качестве дополнительной терапии [3]. Кроме того, АИТ предотвращает астму у субъектов с АР, особенно если ее начать в раннем детстве [16].

    2. Обзор механизмов иммунотерапии аллергенами

    Целями AIT, включая SCIT и SLIT, является иммунный ответ, являющийся следствием воздействия причинного аллергена. Модулируя иммунный ответ, AIT регулирует изменения Т- и В-клеток, класс иммуноглобулинов снижает высвобождение медиатора и миграцию эозинофилов, базофилов и тучных клеток в воспаленные ткани [17,18,19].Иммунологическая толерантность, индуцированная АИТ, основана на повышенной регуляции аллерген-специфических Т-регуляторных (Treg) клеток и B-регуляторных (Breg) клеток и, как следствие, понижающей регуляции ответа Т-хелпера 2 (Th 2 ) [19 ] (Таблица 1). Клетки Treg и Breg продуцируют интерлейкин (IL) -10 и трансформирующий фактор роста-β (TGF-β), регуляторные цитокины, ингибирующие активацию аллерген-специфических лимфоцитов Th 2 , подавляя воспаление 2 типа и в конечном итоге происходит переход к физиологическому иммунитету, опосредованному 1 типом [20].Высокие дозы AIT вызывают множество иммунологических модификаций: дендритные клетки (DC) продуцируют IL-12, IL-27 и IL-10, которые генерируют и активируют различные фенотипы Treg-клеток, в частности, вилкообразный бокс P3 (Foxp3) + Treg и индуцибельные Treg (iTreg) клетки [17,19]. Клетки Foxp3 + Treg и iTreg подавляют аллергическую реакцию, высвобождая регуляторные цитокины (IL-10, TGF-β и IL-35), индуцируя субпопуляции толерогенных ДК, подавляя аллерген-специфические лимфоциты Th 2 , подавляя экспрессию Рецепторы FCεRI на тучных клетках, снижающие аллерген-специфический IgE и способствующие синтезу IgG 4 [17,19,20,21,22].IL-10 ингибирует IL-4 и IL-5, аллерген-специфический IgE, но увеличивает IgA и IgG 4 [19]. Конкурентный эффект IgG 4 по отношению к антителам IgE представляет собой «иммунологическую блокаду», которая ингибирует дегрануляцию тучных клеток и базофилов. TGF-β подавляет Th 2 и врожденные лимфоидные клетки 2 типа (ILC2), тем самым уменьшая воспаление 2 типа [17,19]. Клетки Breg способствуют иммунной толерантности к аллергенам, продуцируя IL-10 и TGF-β, блокируя IgG 4 , подавляя эффекторные Т-клетки, подавляя воспаление 2-го типа и восстанавливая аллерген-специфические Treg-клетки [21].

    4. Дети, страдающие астмой

    Распространенность астмы составляет около 5–10% в детском и подростковом возрасте [28]. Фенотип аллергической астмы характеризуется воспалением 2 типа, гиперчувствительностью дыхательных путей (AHR) и обратимой обструкцией дыхательных путей [29]. В настоящее время борьба с астмой считается целью лечения астмы. Ведение астмы основано на контроле, например, на пошаговом подходе, с постепенным титрованием [30]. Контроль астмы определяется как уровень, до которого симптомы астмы изменяются терапией [31,32,33].Однако следует подчеркнуть, что стандартная фармакотерапия носит чисто симптоматический характер, поскольку она не влияет на основные патогенетические механизмы, поскольку после ее прекращения симптомы и воспаление снова возникают. HDM с сопутствующим АР и обострениями, несмотря на лечение ингаляционными кортикостероидами (ICS), с объемом форсированного выдоха за 1 с (FEV 1 ), более чем на 70% от прогнозируемого, как указано в последнем обновленном отчете Глобальной инициативы по астме (GINA). [3].Включение SLIT в HDM было основано на метаанализе, документально подтвердившем эффективность SLIT у пациентов с астмой [34]. Кроме того, необходимо тщательно контролировать астму на протяжении всего курса АИТ, чтобы предотвратить неконтролируемую астму [35]. С другой стороны, АИТ противопоказана при неконтролируемой астме, так как пациенты с неконтролируемой астмой могут испытывать серьезные побочные реакции [5]. В этом контексте добавление биологической терапии анти-IgE (омализумаб) может быть подходящим вариантом для повышения эффективности и безопасности AIT, особенно при SCIT [35,36,37,38].Это значительное изменение в стратегии лечения астмы GINA основано на недавно опубликованных результатах клинических испытаний фазы III. В нем оценивалось лечение аллергической астмы HDM с помощью таблеток HDM SLIT стандартизованного качества (SQ) у взрослых: добавление HDM SLIT к поддерживающей терапии улучшило потребность в ICS или время до первого обострения после снижения ICS, предполагая, что SQ HDM SLIT- Лечение таблетками может способствовать улучшению общего контроля астмы [39,40]. Хотя эти данные требуют дальнейших исследований для оценки долгосрочной эффективности и безопасности SQ HDM SLIT у взрослых, меньше информации доступно для подростков [41, 42], а исследования у детей младше 12 лет все еще продолжаются [43 ].Сенсибилизация к HDM в раннем детстве была определена как важный фактор риска развития астмы в более позднем детстве и связана с нарушением функции легких у детей школьного возраста [44] и сохранением астмы во взрослом возрасте [45]. Более того, сублингвальное лечение с использованием экстракта HDM, стандартизированного по индексу реактивности (IR) 300, привело к улучшению показателей симптомов ринита и / или астмы у детей в возрасте 6–18 лет с АР с аллергической астмой или без нее [46]. об эффективности АИТ у взрослых и детей с аллергической астмой, что подтверждается метаанализами, в основном касающимися воздействия SLIT на детей с астмой, даже несмотря на то, что были разные результаты из-за гетерогенности тестируемых продуктов и клинических исходов [22,27 , 47,48,49,50,51,52,53,54].После лечения SLIT у детей-астматиков с коморбидным AR значительно снизились показатели сочетанного АР и симптомов астмы и приема лекарств [48, 53, 55]. Улучшение симптомов, сокращение использования лекарств, госпитализации, посещения отделений неотложной помощи и пропуски занятий в школе также сохранялись после прекращения АИТ. Имеются данные, свидетельствующие о том, что проспективное исследование показало меньшее количество эпизодов астмы, использование снотворных и улучшение функции легких у детей с астмой после 5 лет прекращения АИТ [56]. SCIT смог контролировать астму и сократить использование лекарств, в том числе вспомогательных средств и регуляторов [49,50,57].В метаанализе сообщалось о значительном уменьшении симптомов астмы, приема лекарств от астмы и гиперреактивности дыхательных путей у детей и взрослых [49,50]. Эти результаты были подтверждены другими педиатрическими исследованиями [58,59,60,61]. SCIT оказывает долгосрочное влияние на астму у детей, так как после 3-летнего SCIT была достигнута глобальная ремиссия астмы [62]. Более того, у детей, прошедших повторное обследование через 9 лет после отмены SCIT, риск частых симптомов астмы в три раза ниже, чем у детей контрольной группы [63]. Таким образом, SCIT и SLIT эффективны при лечении AR и астмы у детей [64,65].Примечательно, что AIT может снизить дозы ICS, гарантируя контроль над астмой. Добавка АИТ к поддерживающей терапии ИКС позволила снизить дозы ИГК, сохранив при этом контроль астмы у 42% пациентов [41,61].

    5. Отбор пациентов и биомаркеры ответа

    Следует подчеркнуть, что АИТ является аллерген-специфической; поэтому тщательное обследование обязательно [2]. Основные аллергены следует идентифицировать с помощью молекулярной диагностики [66,67,68]. Всегда следует оценивать выгоды и риски, а также способность соблюдать требования МТА / сотрудничать с ними [26].АИТ была эффективной и безопасной для детей дошкольного возраста [69,70], но нет единого мнения о конкретном нижнем возрастном пределе [8]. С другой стороны, коллективный опыт показывает, что некоторые пациенты не реагируют на АИТ. Таким образом, идентификация и проверка потенциально предиктивных биомаркеров ответа на АИТ является активной областью исследований. Биомаркеры — это количественные измерения, которые позволяют прогнозировать клинические и иммунологические эффекты AIT [18,71]. Список включает клеточные (Tregs), гуморальные (аллергенспецифические IgG 4 (sIgG 4 ), IgE / IgG 4 ), молекулярные (интерлейкины) и функциональные (IgE FAB и фактор блокировки) биомаркеры.Однако в клинической практике очень немногие биомаркеры являются надежными (Таблица 2). Имеются данные о том, что более высокие уровни sIgE могут помочь предсказать ответ на эффективность АИТ [72,73,74]. Что касается мониторинга эффективности АИТ, следует учитывать, что комбинированная оценка тяжести симптомов и использования лекарств является наиболее надежным инструментом. [75]. В частности, визуальная аналоговая шкала может быть простым способом измерить восприятие пациентом улучшения AIT [76].

    Поскольку SLIT можно вводить самостоятельно и он хорошо переносится, он больше показан детям.

    7. Новые перспективы

    Несмотря на то, что АИТ представляет собой консолидированный терапевтический вариант, в будущем есть место для дальнейшего понимания и исследования. Во-первых, поскольку иммунная система у детей пластична, ранняя АИТ может предотвратить естественное развитие аллергии в анамнезе. В этом отношении исследование GAP (Grazax Asthma Prevention) предоставило доказательства того, что пятилетняя SLIT предотвращает развитие астмы у детей с аллергическим конъюнктивитом, и в целом АИТ была более эффективной у детей младшего возраста [80]. Этот результат подчеркивает концепцию того, что АИТ следует рассматривать как модификатор заболевания и назначать его как можно скорее.Настоящая профилактика должна быть своевременной. Вторая проблема — возможный синергизм с биологическими препаратами, а именно с омализумабом. Несмотря на то, что биопрепараты все еще показаны при тяжелой астме, вполне вероятно, что высокая доза причинного аллергена может увеличить выработку IgE и, таким образом, повысить риск нежелательного явления. Как следствие, биопрепараты могут улучшить профиль безопасности AIT [ 81,82]. Другой аспект — возможное использование IgG 4 в качестве биомаркера для оценки ответа на AIT. IgG 4 является полезным маркером активности B reg и также имеет коммерческую ценность.Следовательно, анализ сывороточного IgG 4 может поддержать клиническую оценку ответа AIT. И последнее, но не менее важное: соблюдение режима лечения АИТ является важной проблемой, поскольку многие пациенты прекращают эту терапию. На эту проблему могут влиять различные факторы, в том числе высокая стоимость, продолжительность, частые посещения врача и плохое восприятие средств быстрого облегчения симптомов. Вовлечение пациентов может быть привлекательным способом улучшить приверженность АИТ [83].

    ADD / ADHD, улучшенные с помощью AIT: тренинг Berard Auditory Integration

    Проблема: СДВ / СДВГ (синдром дефицита внимания / гиперактивное расстройство с дефицитом внимания)

    На этой странице много полезной информации, но вот суть:
    AIT помогает с:

    • фокус,
    • концентрация
    • внимание

    особенно в связи с

    • гиперчувствительность
    • проблемы со слуховой обработкой.

    Нажмите здесь, если хотите связаться с нами, и мы объясним, что делать дальше.

    Решение: AIT (обучение интеграции слуха) быстро снижает или устраняет многие признаки и симптомы СДВ / СДВГ.
    Льготы:

    • Сенсорные проблемы и гиперчувствительность могут уменьшиться или полностью исчезнуть.
    • Улучшение речи и языка.
    • Меньше «перегрузок» и «самостимулирующего» поведения.
    • Поведение и обучение можно улучшить.
    • Настроение и социальные навыки часто улучшаются.
    • Мы часто наблюдаем улучшения слуха и многих других областей, таких как зрение, вкус, обоняние, осязание, равновесие, координация, обработка информации, письмо от руки и т. Д.

    Кто может получить выгоду?

    Для всех от трех лет и старше, включая взрослых и людей всех возрастов.

    Как это работает?

    AIT использует отфильтрованные и модулированные частоты, встроенные в музыку, чтобы помочь переобучить неорганизованную слуховую систему и нормализовать способ обработки информации мозгом.Если человек может слышать более точно, он может говорить более точно и легко. Часто мы обнаруживаем, что ключевым элементом СДВ / СДВГ является отвлекаемость из-за сверхчувствительного слуха или других сенсорных проблем. AIT может помочь нормализовать чувства, так что улучшения видны в фокусировке, внимании и способности более легко концентрироваться даже в шумной обстановке. Кроме того, меньше случаев ощущения «перегрузки», улучшается способность вести себя надлежащим образом и улучшаться учеба.

    У всех работает?

    75-80% получают положительную выгоду.

    Это сложно?

    AIT легко сделать. Просто слушайте через наушники в течение двух сессий по полчаса каждый день в течение 10 дней. Большинство людей находят это успокаивающим, успокаивающим и расслабляющим. С 1994 года у нас было только двое детей, которые не смогли пройти программу. Родители обычно удивляются тому, насколько хорошо и быстро реагирует большинство детей.

    Совместима ли АИТ с другими методами лечения?

    AIT — одна из немногих программ, которые полезны для лечения ADD / ADHD (ASD — расстройства аутистического спектра.) Помогая нормализовать работу мозга, АИТ может позволить человеку использовать другие методы лечения более эффективно или устранить необходимость в некоторых. Поэтому мы рекомендуем вам использовать AIT перед другими программами.

    Все ли ваши программы AIT одинаковы?

    Нет. Программы индивидуализируются для каждого человека на основе начальной и средней оценки.

    Нужно ли мне куда-нибудь ехать, чтобы участвовать?

    Нет. Хотя мы, , предлагаем программы в офисе, большинство наших стажеров / клиентов участвуют в комфорте и уединении своих домов.Из 250 практикующих специалистов AIT в США мы одни из немногих, кто предлагает программы на дому.

    Раньше были доступны только 10-дневные офисные программы. Таким образом, дополнительные расходы на поездки и потеря времени в школе или на работе были для многих трудными. По возможности, мы делаем программу на дому доступной, потому что она эффективна. Это часть нашей миссии — сделать АИТ доступной как можно большему количеству людей, которые в ней нуждаются.

    Единственное, что вам понадобится дома, — это качественный проигрыватель компакт-дисков с разъемом для наушников.Все остальное мы поставляем, как и программу аренды, в том числе качественные наушники. Мы наблюдаем и следим за вашим прогрессом по телефону по мере прохождения вами программы.

    Можно ли повторить АИТ?

    Да, после того, как мы дадим время на реорганизацию мозга и чувств (примерно 6–9 месяцев), мы проведем повторную оценку, чтобы увидеть, уместно ли повторное лечение. Частое повторение AIT приведет к постоянным улучшениям. Мы предлагаем скидки, когда рекомендуется повторная AIT.

    Есть ли научные исследования?

    Да. Было проведено не менее 28 клинических исследований по AIT и несколько очень информативных книг по этой теме.

    Отзывы:

    • «Я могу« отфильтровать »фоновые звуки! Так легче слышать моих учителей. Я учусь в школе намного лучше ».
      — М.К. 14-летний мужчина с ADD
    • «Афазия моего мужа прошла! Он больше не путает местоимения и может находить слова, которые ищет.Также улучшилась его цифровая координация. Он сказал, что знал об этом, потому что и набор текста, и игра на фортепиано улучшились. Мы очень благодарны за изменения. Даже его настроение сейчас лучше. Спасибо.»
      — Э. П., жена 52-летнего мужчины с тяжелой дислексией и СДВ
    • Мы рады предоставить имена и номера телефонов людей, которые использовали AIT и предложили поговорить с другими, рассматривающими это.
    • Мы рады предоставить имена и номера телефонов людей, которые использовали AIT в качестве справочной информации.

    Что делать дальше?

    Позвоните по телефону 828-683-6900, чтобы задать вопросы или назначить оценку, или щелкните здесь, чтобы просмотреть другие варианты.

    «Музыка доставляет удовольствие, без которого человеческая природа не может обойтись» ~ Конфуций

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.