Разное

Может ли гистология ошибочно показать рак: ОШИБКИ ДИАГНОСТИКИ | Unim — лаборатория гистологии и иммуногистохимии

Содержание

ОШИБКИ ДИАГНОСТИКИ | Unim — лаборатория гистологии и иммуногистохимии

 

Случай №28:

Материалы 14-летнего пациента с подозрением на злокачественную опухоль яичка поступили в лабораторию ЮНИМ в Технопарке Сколково. Были проведены все необходимые гистологические  и иммуногистохимические исследования, материалы были проконсультированы с помощью системы Digital Pathology© с пятью российскими и зарубежными патологами. По результатам консилиума, специалисты пришли к мнению, что у пациента наблюдается пролиферация мезотелия без признаков злокачественности (аденоматоидная опухоль или реактивная пролиферация мезотелия) — лечение и прогноз будут кардинально изменены.


 

Случай №27:

Материалы 32-летней пациентки с подозрением на злокачественное новообразование нижней доли левого легкого были доставлены в новую лабораторию ЮНИМ в Технопарке Сколково. За 3 дня были проведены все необходимые гистологические  и иммуногистохимические исследования, материалы были проконсультированы тремя патологами, которые коллегиально установили, что у пациентки — склерозирующая пневмоцитома, редко встречающаяся доброкачественная опухоль.


 

Случай №26:

Важным аргументом для проведения иммуногистохимических исследований является возможность предположения первичного очага опухоли в случае наличия метастазов из невыясненного очага. В данном случае поступил материал пациента с описанием «низкодифференцированная аденокарцинома без убедительных органоспецифических признаков». Иммуногистохимические исследования позволили предположить наиболее вероятный первичный очаг — молочную железу.

 


 

Случай №25:

В сложных случаях диагностики даже опытный врач может испытывать затруднения с постановкой точного диагноза. Тогда патологи обращаются к коллегам, специализирующимся на определенных видах опухоли, например, к дерматопатологам, как в случае этого пациента. Раньше материал было необходимо физически доставить на стол к другому врачу. Сейчас эта проблема решается быстро и просто — консультации с другими патологами можно провести через систему Digital Pathology. У пациента было подозрение на злокачественный процесс кожи. По итогам консультирования предположение о злокачественном процессе не подтвердилось.

 


 

Случай №24:

С помощью иммуногистохимии становится возможным отличить очень близкие по виду состояния, злокачественные и доброкачественные. Качество исследования в таких случаях играет не последнюю роль. К нам обратился врач для уточнения результатов иммуногистохимического исследования. По результатам иммуногистохимии у врача были подозрения на 2 диагноза: фолликулярная лимфома (злокачественный процесс) или хронический лимфаденит с фолликулярной гиперплазией (доброкачественный процесс). Нашими специалистами были проведены дополнительные окраски, которые позволили поставить точный диагноз. У пациента была определена реактивная фолликулярная гиперплазия лимфатического узла, это доброкачественный процесс.


 

Случай №23:

При подозрении на лимфопролиферативное заболевание гистологическое исследование должно дополняться иммуногистохимическим. Довольно часто диагноз, предполагаемый по результатам гистологического исследования, корректируется по итогам иммуногистохимии! Этот случай не стал исключением. К нам поступил материал с входящим диагнозом ангиоиммунобластная лимфома. Проведенные иммуногистохимические исследования привели к корректировке диагноза на доброкачественный — у пациента диагностирована болезнь Кастлемана.


 

Случай №22:

Материал следующего пациента пришел к нам на исследование из Казахстана.  Входящий диагноз — неходжкинская лимфома (нодальная B-клеточная лимфома маргинальной зоны). Для качественной постановки диагноза при подозрении на лимфопролиферативное заболевание требуется иммуногистохимическое исследование! Данный случай показателен, так как по результатам иммуногистохимии онкологический диагноз не подтвердился. Пациенту был поставлен диагноз — реактивная фолликулярная гиперплазия лимфоидной ткани.

 


 

Случай №21:

Входящий гистологический диагноз — эпителиоидно-клеточная малопигментная меланома без изъязвления. После проведения пересмотра гистологии диагноз был изменен на эпителиоидноклеточный невус Шпитц. Этот тип доброкачественных образований часто вызывает сложности при дифференцировании его с меланомой ранней стадии, поэтому очень важно в этом случае проводить пересмотр гистологических стекол у патоморфолога, специализирующегося в данной области. Так как это доброкачественное образование, удаленное радикально, то пациенту не потребуется дополнительное лечение.

 


 

Случай №20:

Этот случай иллюстрирует необходимость проведения пересмотров гистологических стекол при первоначальной постановке злокачественного диагноза. К нам на исследование поступили материалы девушки 1987 г.р. с диагнозом рак яичника. По результатам пересмотра материалов нашими специалистами было вынесено другое заключение — серозная пограничная опухоль. Пациентке потребуется иное лечение, чем в случае злокачественной опухоли.

Случай №19:

Еще один случай из практики, наглядно показывающий необходимость проведения иммуногистохимических исследований для постановки точного диагноза. Материал поступил к нам со входящим диагнозом — фибромиксоидная саркома (злокачественное новообразование). Для постановки диагноза были проведены иммуногистохимические исследования. По результатам этих исследований был поставлен другой диагноз — плеоморфная фиброма (это доброкачественное образование).

 


 

Случай №18:

Этот случай иллюстрирует важность своевременного получения «второго мнения» высококвалифицированных специалистов. Пациентке на месте были проведены гистологическое и иммуногистохимические исследования и поставлен диагноз — рак молочной железы. С этим диагнозом материалы поступили к нам. Был проведен пересмотр стекол и выполнены повторные иммуногистохимические исследования. По результатам исследований не было получено данных за неопластический (злокачественный) процесс. У пациентки фиброзно-кистозная мастопатия пролиферативной формы с фокусами склерозирующего аденоза — это не рак.

 


 

Случай №17:

Этот случай — еще одно подтверждение необходимости проведения иммуногистохимических исследований.  К нам поступил гистологический материал с подозрением на лимфопролиферативное заболевание. Были проведены гистохимическое и иммуногистохимическое исследования — данных за неоплазию получено не было. У пациента выявлена гипоплазия гемопоэтической ткани, это доброкачественный процесс.

 

 


Случай №16:

Опухоли центральной нервной системы часто представляют диагностическую сложность. Этот случай не стал исключением. Входящий диагноз — анапластическая астроцистома. В результате пересмотра гистологических стекол диагноз был скорректирован на пилоцитарную астроцистому. Этот диагноз также является злокачественным, однако стратегия лечения пациента будет существенно изменена.

 

 


Случай №15:

Еще один случай, подтверждающий принципиальную необходимость проведения иммуногистохимических исследований при постановке онкологических диагнозов. Входящий гистологический диагноз — злокачественная фиброзная гистиоцистома большеберцовой кости. Для уточнения диагноза были проведены иммуногистохимические окраски. В результате диагноз был изменен на диффузную B-клеточную крупноклеточную лимфому. Как и в случаях, приведенных выше, гистологического исследования для точной диагностики оказалось недостаточно.

 


Случай №14:

Клинический диагноз, с которым поступил материал 52-летней женщины, — B-клеточная лимфосаркома с поражением лимфоузла правой аксилярной области. Это онкологический диагноз, он требует соответствующего тяжелого лечения. Были проведены иммуногистохимические исследования, которые показали, что онкологии нет — у пациентки неспецифическая паракортикальная гиперплазия ткани лимфоузла. Этот случай в очередной раз доказывает критическую необходимость проведения иммуногистохимических исследований, в особенности для лимфопролиферативных заболеваний.

 


Случай №13:

Поступил материал с входящим клиническим диагнозом — нейробластома. Проведеныиммуногистохимические окрашивания материала. По результатам этих исследований диагноз был изменен на B-лимфобластную лимфому, и, в соответствии с этим, пациенту потребуется кардинально другое лечение. Лимфопролиферативные заболевания часто становятся источником неверных диагнозов, так как весьма сложны в диагностике и вызывают большие затруднения при дифференцировании от других патологических процессов.

 


Случай №12:

Входящий гистологический диагноз — анапластическая ганглиоглиома (GIII). По результатам проведенных дополнительных иммуногистохимических исследований диагноз был скорректирован на анапластическую астроцистому. Опухоли центральной нервной системы часто представляют особую сложность для точной диагностики. И несмотря на то, что оба диагноза, входящий и поставленный, означают злокачественные процессы, процедура пересмотра очень важна — пациенту скорректируют стратегию лечения на более подходящую и эффективную.

 


 

Случай №11:

Поступили материалы пациента 9 лет из Новокузнецка с подозрением на миксоиднуюлипосаркому (злокачественное новообразование).  Были проведены иммуногистохимические исследования, позволившие отвергнуть онкологический диагноз. У пациента — доброкачественное образование — нейрофиброма. Случай примечателен тем, что обычно миксоидные липосаркомы развиваются из нейрофибромы, и это обуславливает сложность дифференциальной диагностики между этими двумя новообразованиями.

 


 

Случай №10:

Входящий клинический диагноз — рак предстательной железы. Пациент обратился за проведением иммуногистохимического исследования, которое было осуществлено нашими специалистами в двухдневный срок. По результатам исследования онкологический диагноз был отменен, у пациента доброкачественное образование — железистая гиперплазия предстательной железы. Ошибки в гистологии для этой нозологии — не редкость.

 


 

Случай №9:

Мужчина 65 лет, Улан Удэ, входящий диагноз рак простаты,  после простого пересмотра стекол нашими специалистами поставлен диагноз гиперплазия (не рак). Интересно в этом случае то, что это самый часто встречающийся вид рака у мужчин после 50.

 

 

 


 

Случай №8:

Входящий диагноз пациентки 25 лет из Иркутска — рак печени. Проведены иммуногистохимические исследования, материал оказался очень сложным в диагностике и был проконсультирован через систему Digital Pathology с профессором из Германии Дитером Хармсом, причем консультация заняла менее суток. Онкологический диагноз был изменен на доброкачественный — у пациентки аденома печени.

 

 


Случай №7:

Поступил материал с подозрением на периферический рак нижней доли правого легкого. Исследованная ткань внутрилегочного лимфатического узла содержала признаки фолликулярной гиперплазии и антракоза. По итогам консультирования опухолевое поражение не было выявлено.

 

 


Случай №6:

Материалы поступили с подозрением на мелкоклеточную лимфому. По результатам проведенных гистологических и иммуногистохимических исследований установлено отсутствие опухолевого материала. Онкологический входящий диагноз был изменен на доброкачественную гиперплазию лимфоузла, вероятно вирусного генеза. Доброкачественная гиперплазия лимфоузлов часто требует для дифференцировки с лимфомами мнения патоморфолога, специализирующегося на данном типе онкологических заболеваний.

 

 


Случай №5:

Входящий клинический диагноз — системное заболевание лимфатических узлов шеи, подозрение на парагранулему Ходжкина. После проведенного гистологического и иммуногистохимического исследований определена реактивная фолликулярная гиперплазия ткани лимфатического узла. Лимфопролиферативные заболевания часто вызывают затруднения при диагностике, консультирование подобных случаев не редкость.

 


Случай №4:

Материал поступил с клиническим диагнозом глиобластома 4 степени. Диагноз не был подтвержден и, после консультации с коллегами, скорректирован на анапластическую олигоастроцитому. Точная диагностика типа новообразования является залогом успешного лечения. К сожалению, в области опухолей ЦНС до 80% диагнозов поступающих на консультацию в лабораторию ФНКЦ ДГОИ им. Д. Рогачева корректируются.

 


 

Случай №3:

Материал поступил с Дальнего Востока, с необходимостью установления первичного очага опухоли на основании биоптата метастаза. Задача была успешно выполнена. В 90% случаев врачи лаборатории ФНКЦ ДГОИ им. Д. Рогачева могут установить первичный очаг опухоли по метастазу, это один из лучших подобных показателей. Установление первичного очага необходимо для эффективного и успешного лечения.

 


 

Случай №2:

Достаточно сложный для дифференцирования диагноз. Материал поступил для проведения ИГХ исследования по инициативе заведующего из региональной лаборатории. Для точной постановки диагноза стекла были проконсультированы ведущими специалистами из США и Италии. Это один из принципов лаборатории — в случае отсутствия 100% уверенности в диагнозе врачи лаборатории ФНКЦ ДГОИ им. Д. Рогачева никогда не подпишут заключение. В таких ситуациях материал консультируется с ведущими специалистами в Европе и США, и это никак не влияет на стоимость исследования для пациента. Это один из профессиональных принципов врачей ФНКЦ ДГОИ им. Д. Рогачева.

 


 

Случай №1:

Пациент: мальчик, 21 месяц. Клинический диагноз — эмбриональная липосаркома (это злокачественное новообразование). Была проведена операция по удалению новообразования, в качестве превентивной меры была удалена часть кишечника. Гистологическое заключение местной лаборатории подтвердило поставленный диагноз. Лечащий врач принял решение направить материал в лабораторию ФНКЦ ДГОИ им. Д. Рогачева. Повторно проведенное иммуногистохимическое исследование не подтвердило диагноз, клинический диагноз был изменен на липобластому, что является доброкачественным новообразованием. Удаление части кишечника было нецелесообразно, химиотерапия была прекращена.

«Золотым стандартом» в диагностике онкологии может стать «молекулярная гистология»    

Такие препараты действуют на конкретную молекулу и не работают, если не выявлена мутация, которая привела к развитию заболевания. Поэтому мы разработали и вывели на рынок ряд наборов для определения показаний к таргетной терапии пациентам с раком кожи, легких, прямой и толстой кишки. 

«Жидкая биопсия»

Еще одна современная тенденция – это применение технологий так называемой жидкой биопсии. Раньше для постановки диагноза требовалось получить саму ткань опухоли, и специалист под микроскопом должен был увидеть раковые клетки, окрасив их специальным образом, применив какие-то дополнительные техники. Но это все равно субъективный взгляд человека, который во многом зависит от его опыта, развитости художественного восприятия. Одно дело, когда речь о далеко зашедшей опухоли, когда нет сомнений, что клетка раковая. Но если это какие-то переходные формы, могут быть поставлены разные диагнозы. Еще один недостаток биопсии – в образец взятой для анализа ткани могут не попасть клетки опухоли.  

Методы «жидкой биопсии» основаны на анализе циркулирующей в крови ДНК. Кровь омывает всю опухоль, и во время ее развития одни клетки отмирают, другие образуются вновь. ДНК из опухоли вымываются в общий кровоток, и современные методы диагностики позволяют найти их и сделать вывод либо о заболевании, либо о том, как его лечить, либо о том, прогрессирует опухоль или нет, правильно ли назначено лечение, либо вообще найти метастазы.   

Такой метод диагностики удобен и для врачей, и для пациентов, потому что не нужно делать биопсию, прокалывать саму опухоль или, в случае с раком легких, при помощи бронхоскопа выщипывать образец для анализа. К тому же при обычной биопсии берется только часть ткани и ее генетический профиль может отличаться от другой части. Когда делается «жидкая биопсия» мы получаем информацию о состоянии всей опухоли.  

«Молекулярная гистология»

Сейчас возникает интересная ситуация, когда могут быть пересмотрены критерии для постановки онкодиагноза. Чем дальше мы движемся в направлении ранней диагностики, тем меньшую силу имеют стандартные методы, в частности, визуальный осмотр. Даже анализ под микроскопом уходит на второй план: например, на ранних стадиях не понятно, где сейчас находится эта опухоль. Потому что этот метод основан на визуальном восприятии человека или алгоритма, который будет оценивать гистологический срез. Но ведь злокачественный процесс запускают какие-то молекулярные механизмы, и только потом клетка начинается делиться, появляется опухоль, которую можно увидеть. 

По моему мнению, в ближайшем будущем «золотым стандартом» в диагностике онкологии должна стать «молекулярная гистология». Такая методика будет более точной, способной выявить онкологию на ранних сроках, и, что самое важное, она уже не настолько субъективная, она инструментальная, можно все выразить количественно. В частности, измерить изменение в метилировании (одном из естественных способов регулирования активности генов. – Прим. авт.) генов, которое привело к дальнейшему изменению клетки. Например, доказано, что есть несколько генов, изменение в метилировании которых приводит к развитию рака шейки матки (РШМ). Если ген метилирован, он не активен, не проявляет себя. Если деметилирован, он, наоборот, становится активным. 

Инфекции, вызванные вирусом папиломы человека (ВПЧ), провоцируют механизмы, приводящие к РШМ. Сначала запускается молекулярный механизм, а потом уже появляются раковые клетки. Интересно, что в России уже создано и зарегистрировано лекарство, которое меняет метилирование, возвращает процесс назад, и рак исчезает. Лекарство контактное в виде вагинальных свечей, но сейчас оно назначается относительно вслепую, потому что статус метилирования не известен. 

Наша идея – сделать тест-систему, которая бы оценивала уровень метилирования. Потом можно назначить этот препарат и оценить динамику. Если дозировка и применение правильные, метилирование должно измениться. 

Что еще интересно в этой технологии: доказано, что не обязательно делать соскоб. Можно, как и по раку простаты, делать анализ по моче. Соответственно, открываются новые перспективы: по изменению в метилировании можно будет закрыть всю диагностику рака мочеполовой сферы. 

Второе мнение. Как пересмотр диагноза спасает онкологических больных | ЗДОРОВЬЕ

В онкологии любая врачебная ошибка грозит серьёзными последствиями: некорректно назначенная токсичная химиотерапия может убить пациента так же, как и отсутствие лечения, если у пациента есть рак, но диагноза нет.

Число онкологических диагнозов в России, как и во всём мире, растёт: в прошлом году отечественные врачи выявили 617,2 тысячи новых случаев злокачественных заболеваний – это на 20 тысяч больше, чем в 2017-м. Между тем, по мнению экспертов, как минимум 30% такихдиагнозов требуют корректировки: в уточнении могут нуждаться как вид ибиологические характеристикиопухоли или распространённость процесса, так и самый важный вопрос: злокачественная опухоль или доброкачественная.

Никто не застрахован от ошибок

Диагноз «рак» ставит врач-онколог, опираясь на результаты морфологических исследований. Основное из них – гистологическое, во время которого фрагмент опухоли исследуется под микроскопом: оно позволяет увидеть структурные изменения тканей, понять, идёт ли речь о раке или о доброкачественном новообразовании. Для его выполнения образец ткани, полученный при биопсии или, например, во время операции, направляется в патоморфологическую лабораторию, где его обрабатывают и делают из него парафиновые блоки, а блоки нарезают на гистологические стёкла, которые изучает врач-патоморфолог.

Для уточнения диагноза проводится углублённый иммуногистохимический анализ: его применяют, если первичный очаг заболевания неизвестен или обнаруженные клетки трудно отнести к определённому виду рака. Это исследование основано на использовании антител, которые вступают в реакции с антигенами опухоли. Набор характерных антител существует практически для каждого вида онкологических заболеваний, поэтому при помощи такого исследования можно подтвердить или опровергнуть диагноз, а также получить уточняющую информацию о заболевании. Но иногда и его недостаточно: часть случаев требует дополнительного молекулярно-генетического исследования для того, чтобы предсказать развитие болезни и подобрать эффективную схему лечения.

На всех этапах диагностики рака возможны ошибки: стёкла с образцами могут перепутать, при биопсии могут взять кусочек ткани не с того участка, сам врач, проводящий исследование, может ошибиться. Результаты исследований гистологических стёкол всегда зависят от квалификации врача, который смотрит в микроскоп, и случаев, с которыми ему уже доводилось сталкиваться на практике, ведь ни один патолог не может знать абсолютно все виды рака. Знания и опыт требуются как для выявления изменений, так и для верной трактовки результата. Цена ошибки в этом случае очень высока: если неопытный врач принял особенности строения тканей, характерные для некоторых доброкачественных состояний, за рак, пациента направят на операцию и сложное лечение, которого можно было бы избежать при выполнении исследования высококвалифицированным специалистом. При этом врач, который поставил диагноз, может и не подозревать, что ошибся.

Семь раз проверь

Чтобы избежать неправильного диагноза и, как следствие, некорректного лечения, необходимо показать гистологические блоки второму специалисту, желательно – специализирующемуся на конкретной локализации рака. В 2016 году на базе Лаборатории «Гемотест» – федеральной медицинской сети, которая охватывает 280 городов России, – был создан Независимый экспертный совет в рамках проекта «Онкологическая экспертиза». В совет вошли 30 ведущих специалистов национальных медицинских исследовательских центров, которые проводят пересмотр гистологических и цитологических препаратов, полученных в любых медицинских учреждениях, частных и государственных.

Для получения экспертного заключения достаточно отнести препараты – стёкла или блоки – в любое лабораторное отделение «Гемотест». В большинстве случаев при пересмотре диагноза выявляется клинически значимое расхождение – такое, которое способно существенно повлиять на тактику лечения. «Одно из самых сложных направлений в онкоморфологии – опухоли кроветворной и лимфоидной тканей, опухоли мягких тканей и костей, в которых частота расхождений высокая. В некоторых выборках расхождения могут достигать 50%, то есть из двух входящих случаев в одном диагноз меняется. Иногда процент расхождения выше», – говорит заведующий отделением клинической молекулярной морфологии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова, консультант Экспертного совета «Гемостест», руководитель направления «Телепатология» Юрий Криволапов.

«Патологоанатом ориентируется на собственный опыт, квалификацию, существующие стандарты диагностики и критерии патологии. Естественно, если доктор не обладает должной практикой диагностики определённой патологии, то он может ошибиться, особенно в переходных моментах. Именно с этим и связано такое количество расхождений, – объясняет руководитель отдела гистологии лаборатории «Гемостест» Сергей Кижаев. – И часто, пересматривая биоматериал пациента, направленный из региональной лаборатории, мы даём заключение, отличное от первоначального. В своей практике мы используем несколько пар глаз, чтобы сойтись в одном мнении».

Опыт лаборатории «Гемотест»: результаты пересмотра диагнозов в рамках проекта «Второе мнение» (3 года, 2500 случаев)

 

Диагноз всем миром

22 октября 2020 г. 9:41

Нейросеть помогает ускорить обнаружение рака и избежать ошибок в его лечении


Чтобы успешно лечить рак, необходимо поставить диагноз как можно раньше — это аксиома. Но тут две основных проблемы: позднее обращение к врачам (рак долго не дает о себе знать) и ошибочная диагностика. Число неверных заключений в онкоморфологии может достигать от 5 до 50 процентов. Неправильный диагноз по совокупности факторов могут поставить и неопытный ординатор, и доктор наук. Почему так происходит, «РГ» рассказал Алексей Ремез, генеральный директор компании «Юним» — первой и единственной в стране диагностической цифровой лаборатории, резидента Фонда «Сколково».

Алексей Ремез, гендиректор и основатель «ЮНИМ». Фото: Sk.ru

— Ошибаются все люди, но именно в медицине цена ошибки особенно высока. Фатальный просчет может быть допущен на любом этапе диагностического цикла, самые грубые из ошибок — найти онкозаболевание там, где его нет, и пропустить там, где есть. В первом случае человек испытает неимоверный стресс и потратит много сил и денег на перепроверку диагноза, а в худшем варианте — перенесет ненужную химио- или лучевую терапию, угнетающую иммунную систему и поражающую различные органы. Во втором — время будет упущено, потому что для онкобольных счет нередко идет даже не на недели и дни — часы. Чтобы этого избежать, врач должен отправлять на скрининговые тесты пациентов, входящих в группу риска, — женщин старше 40 лет на маммографию для профилактики рака молочной железы, всех пациентов старше 50 лет — на анализ кала на скрытую кровь для раннего выявления рака толстой кишки. Это предусмотрено диспансеризацией. Но так происходит далеко не всегда.

Но даже если больной пришел к врачу и тот, заподозрив онкозаболевание, направляет пациента на исследование, не факт, что диагноз будет установлен быстро и точно. Еще до его выполнения важно правильно взять и обработать биопсийный материал.

Из-за неверной гистологии, например, часто ставятся неправильные диагнозы при лимфомах: опухоль путают с инфекционным воспалением лимфоузлов. При саркомах кости забор материала должны выполнять рентгенолог, морфолог, хирург, что порой нереализуемо — из-за отсутствия нужного специалиста.

Наиболее распространены аналитические ошибки, причина тому — нехватка опыта у специалиста, редкий диагноз, недоступность молекулярно-диагностических технологий.

Онкологических заболеваний очень много: классификация ВОЗ изложена более чем в 10 томах, и это не предел. Каждый вид рака имеет свои особенности. И ни один врач не может держать столько информации в голове. Допускаются ошибки, в том числе из-за того, что у каждого вида рака есть типичная локализация, и патоморфологи привыкают мыслить стандартно. Для почек, например, характерен светлоклеточный рак, для кишечника — аденокарцинома. Но в поджелудочной железе наряду с аденокарциномой (смертность от нее достигает 80-90 процентов) встречаются и нейроэндокринные опухоли с куда более оптимистичным прогнозом. Поэтому точный диагноз — залог успешного лечения.

Диагностика в онкологии бурно развивается. Сегодня патоморфологи могут ориентироваться не только на гистологию. Если ее результатов недостаточно, применяется иммуногистохимия, молекулярная диагностика. И эксперт уже может определить не только вид опухоли, но и стадию заболевания, провести исследование прогностических и предиктивных факторов. Минимизировать количество ошибок позволяет дополнительное исследование — выявление экспрессии, мутаций, транслокаций генов.

Эксперт уже может определить не только вид опухоли, но и стадию заболевания

Но самое главное — это узнать второе мнение. На помощь врачам и пациентам приходят медицинские платформы. В нашей лаборатории, например, внедрено решение Digital Pathology. В программу загружаются оцифрованные гистологические препараты — и в таком виде их могут дистанционно проанализировать лучшие специалисты и в России, и из самых авторитетных мировых клиник.

Благодаря использованию нейросети скорость выявления патологий вырастает в разы, и при этом не допускаются ошибки. Например, программа сама может «посчитать» скорость роста опухоли и ее агрессивность. Врачу уже не нужно считать долю экспрессирующих (злокачественных) клеток самому. Он выбирает необходимый ракурс и отправляет изображение на сервер и всего за несколько секунд получает точный результат. Нейросеть может указать и на подозрительные зоны, которые обычный человеческий глаз может и пропустить.

Бывает, что патологоанатом или врач-клиницист неправильно интерпретируют результаты морфологических исследований — это постаналитические ошибки. Программа предлагает врачу оптимальный вариант действий и помогает выбрать необходимую панель антител. Cистема поиска по изображениям, имеющимся в базе данных, подбирает похожие случаи. В нашей лаборатории собрано уже более 300 тысяч снимков, возможности платформы позволяют проводить диагностику четырем тысячам пациентов в месяц. А результаты доступны врачу в любом уголке страны. Платформа интегрируется с информационными системами клиник, и врач видит данные о больном в облаке. С нами работают региональные и федеральные онкоцентры. А также клиники стран СНГ и Ближнего Востока. В целом сократить влияние человеческого фактора и ошибок в онкодиагностике можно, лишь наладив коммуникацию между врачами во всем мире.

     

Источник: rg.ru

Пять случаев, когда не стоит верить диагнозу «рак»

Когда говорят: «У вас рак!» — самоконтроль отключается. Но не всегда стоит верить страшному диагнозу.

Фото: REUTERS

С онкологией у нас в стране, действительно, не все хорошо — с каждым годом диагностируют все больше случаев рака на ранеей стадии. Врачи уверяют — и прекрасно, что диагностируют на ранней. Так в разы больше шансов, что вылечат. Но согласитесь, само это слово вызывает инстинктивную дрожь. А когда говорят: «У вас рак!» — самоконтроль и вовсе отключается.

К сожалению, часто этим пользуются мошенники. Или совершенно случайно вас могут напугать люди, которые и вовсе не должны сообщать о таких вещах. Разберем вместе со специалистами наиболее яркие случаи, когда не стоит верить страшному диагнозу.

1. Вам позвонили по телефону.

Увы, это самый распространенный обман, на который до сих покупаются многие люди, в основном пожилые. Схема мошенников очень простая: каким-то способом узнав о том, что вы недавно сдавали банальный анализ крови, вам звонят на домашний телефон (достать номер не составляет труда — базы телефонов не секретные). И начинается очень массированный развод.

Звонящий представляется главврачом крупной клиники (например, Онкоцентра на Каширке, Клинике при управделами Президента и т.д.) и говорит: «Ваши анализы очень плохие, они поступили к нам и мы увидели, что у вас рак». Разумеется, человек теряет волю и способность соображать.

Мошенники действует психологически точно, четко и быстро — пока человек не пришел в себя, трубку начинают передавать из рук в руки «главному онкологу», «главному онкохирургу» и т.д. И все эти «специалисты» будут убеждать вас, что необходима срочная госпитализация. Но пока вас не госпитализировали, вам нужно пропить таблеточки, «которые по соцпрограмме мы вам продадим по бросовой цене, а также нужен залог, чтобы забронировать палату».

Схема развода может слегка отличаться. Главное — выманить как можно больше денег и как можно быстрее.

И пожилые люди снимают все накопленные долгими годами «смертные» и отдают курьеру, который приезжает буквально в течение получаса.

Разумеется, потом не происходит никакой госпитализации.

Что делать:

Взять себя в руки и сказать: «Мне нужно срочно перезвонить сыну (дочери-мужу, племяннику)», кому угодно и бросить трубку.

Потом набрать номер своей поликлиники и спросить об анализах, рассказать всю ситуацию. Как правило, врачи в курсе того, как работают мошенники, и тут же разубедят вас в том, что у вас рак.

2. «Обрадовали» в частной клинике после сдачи анализов.

Тоже, к сожалению, не редкость. Раньше этим часто пользовались нечистые на руку клиники. Как правило, после того, как вы сдали анализы, вам также звонили и печально сообщали о проблемах. И обещали вылечить за баснословную сумму: «Главное не затягивать».

Что делать:

Сдать анализы в государственной, районной поликлинике или, если не доверяете государству, — в любой диагностической лаборатории.

3. Лаборант, глянув анализы, охнул и сказал «рак…»

— Диагностика рака — дело, действительно, тонкое и сложное, — говорит основатель одной из компаний по диагностике онкологических заболеваний Алексей Ремез. — Рак окончательно диагностируется только по результатам морфологического исследования (это гистология, иммуногистохимия). Другие исследования являются лишь предварительными. С помощью МРТ, КТ, ПЭТ КТ, эндоскопии можно «увидеть» новообразование, но нельзя с полной достоверностью утверждать, что это рак. Поэтому ни в коем случае никто из проводящих обследование не должен говорить о раке.

Отдельного внимания заслуживают анализы крови на онкомаркеры, регулярно приводящие пациентов к неправильным выводам. Отклонения от нормы онкомаркера не означают, что у пациента рак! Они лишь могут указать на необходимость дальнейшего обследования определенных органов. Это отклонение может быть вызвано банальной простудой или воспалением. Кроме того, известны случаи, когда даже на запущенных стадиях рака онкомаркеры были в норме.

Но бывают, увы, ошибки, приводящие к операции:

— Они связаны с квалификацией врача, исследующего гистологические стекла под микроскопом, особенно это касается иммуногистохимических методов — для верной трактовки результата требуются знания и опыт, — поясняет Алексей Ремез. — Например, иногда деление клеток при фиброаденоме или при пролиферирующем аденозе (доброкачественные состояния) может быть принято неопытным врачом за проявление злокачественности. Пациент с подобными заболеваниями будет направлен на операцию и тяжелое лечение после нее, хотя этого можно было избежать при проведении пересмотра гистологии высококвалифицированным специалистом.

Что делать:

Не верить. Сдать анализы в другие лаборатории. И слушать только врача, поскольку окончательное заключение может дать лишь онколог (см. Важно).

4. Гадалка сказала…

Вы можете сколько угодно говорить, что вас вылечил экстрасенс, что знаете случаи чудесного исцеления от рака после прикосновения к иконе. Все эти случаи могут быть — дело лишь в силе воли и степени развития заболевания. И вере, конечно.

НО ставить диагноз «рак» не имеет право никакая самая крутая гадалка. Если после постановки такого диагноза вы не ходили в поликлиники, чтобы сдать анализы, а лишь к той же гадалке, и через полгода она вас торжественно исцелила, значит не было никакого рака. Внушаемость — великая вещь.

Что делать:

Проверить диагноз с помощью официальной медицины (см. Кстати).

5. «Мы запустили новое оборудование, оно просканировало ваш мозг».

Вы не поверите, но бывают случаи из области фантастики, доходящие до маразма. Москвичи рассказывали о звонках мошенников: «Мы запустили новое оборудование на гирокоптере, оно летает по нашему району и сканирует всех людей. У вас обнаружили опухоль в мозгу!»

Бред, скажете? А ведь люди верят…

Что делать:

Смотри пункт 3.

ВАЖНО

Кто имеет право сообщить о диагнозе

Только врач-онколог или врач-гематолог (этот специалист занимается лечением лимфом).

— В свою очередь, эти врачи опираются на заключение врача-гистолога (врача-патоморфолога, это одно и то же), который тщательно изучает ткани под микроскопом в лабораторных условиях и дает свое заключение, — поясняет врач-онколог Андрей Корицкий. — Другие врачи, даже если они хорошие специалисты в других областях — например, гепатологи, нефрологи, — не имеют право ставить окончательный онкологический диагноз. Они могут его лишь предположить и направить на дальнейшие обследования. При этом пациенту заявляться об этом не должно. Потому что окончательный диагноз, опять-таки, может вынести только онколог.

КСТАТИ

Путь, который нужно пройти для правильной постановки диагноза

1. Вы заподозрили что-то неладное и обратились к терапевту. Или же у вас при диспансеризации обнаружили странную опухоль. Или онкомаркеры показали не то.

2. Вам прописывают массу исследований, лабораторных и инструментальных, например:

+ всевозможные анализы крови, биологических жидкостей,

+ УЗИ,

+ МРТ и (или) КТ,

+ эндоскопия (ФГДС, колоноскопия) и т.д..

На этом этапе может быть обнаружено новообразование, но определить его природу (злокачественное оно или доброкачественное) пока невозможно.

3. Терапевт дает направление пациенту в онкологический диспансер, где занимаются диагностикой и лечением онкологических заболеваний. Такие диспансеры есть в каждой области, обследование и лечение в них по направлению бесплатное.

4. В онкологическом диспансере пациенту проводят биопсирование — это забор тканей опухоли на гистологическое исследование. Затем эти кусочки тканей направляются в патоморфологическую лабораторию, где их обрабатывают и подготавливают, делая из них парафиновые блоки, а из блоков — гистологические стекла. Эти стекла изучает под микроскопом врач-патоморфолог и ставит диагноз.

5. На основании этого диагноза в соответствии с утвержденными стандартами для конкретного заболевания проводится лечение.

НА ЗАМЕТКУ

Перед тем, как пойти по направлению терапевта в онкологический диспансер, внимательно изучите, какие услуги вам обязаны оказать бесплатно. Для этого можно обратиться на сайт онкологического диспансера и изучить два списка — перечень бесплатных и платных услуг, оказываемых данным диспансером. Если врач в больнице не спешит оказать помощь или требует деньги за бесплатные услуги, необходимо обратиться к главному врачу учреждения. Если такое обращение не помогло, нужно звонить на горячую линию департамента здравоохранения региона либо отправить жалобу в письменном виде.

Если ваш вопрос не решен даже на региональном уровне, обращайтесь по телефону горячей линии Министерства здравоохранения Российской федерации: 8-800-200-03-89. Также к решению конфликта можно привлечь страховую компанию, полисом которой вы пользуетесь.

ведущий израильский онколог, профессор Авраам Котен отвечает на самые волнующие вопросы

Вам поставили ошибочный раковый диагноз? Насколько это возможно в высокоразвитых с точки зрения медицины странах? Ведущие израильские онкологи считают, что, естественно, от ошибок не может быть застрахован никто, но речь идет об исключительных случаях. Чаще всего наши врачи сталкиваются с тем, что пациенты, прибывающие в наши клиники из-за рубежа, вообще не имеют четкого диагноза, — говорит профессор Авраам Котен, один светил израильской онкологии.

Как проводится обследование в Израиле?

Профессор Котен подробно рассказывает о том, как проводится обследование при подозрении на злокачественную опухоль: прежде всего на проверку в институт патологии отсылаются образцы биопсии, и, если существует малейшее подозрение на развитие ракового новообразования, назначается проверка МРТ, КТ. Даже, если получен отрицательный результат, но состояние пациента не изменилось к лучшему, специалисты предпочитают проверить результаты еще раз.

Читайте также:
D.R.A Medical снижает цены на диагностику рака в Израиле
Ревизия биопсии за 24 часа!
Россия или Израиль: где лучше лечить рак?

Насколько гарантирована точность результата?

После того, как врач послал образцы биопсии на исследование в институт патологии, два разных, независимых друг от друга, специалиста-патолога, согласно закону, должны проверить образцы и составить заключительный отчет. То есть, речь идет о проверке двух специалистов, каждый из которых расшифровывает полученные результаты. Институт патологии Израиля, по оснащенности современным оборудованием и по квалификации специалистов, находится на одном уровне с лучшими институтами США и Европы, полностью соответствуя установленным международным стандартам. Ежегодно обследование проходят 25-30 тысяч пациентов с подозрением на раковые заболевания. Обычно речь идет о стандартных с точки диагностики случаях. Существует определенный процент образцов, когда результат может быть истолкован неоднозначно, когда не ясно, какой вид опухоли – злокачественная или доброкачественная – имеется в наличии. В подобных случаях результат сообщается лечащему специалисту, и тот может затребовать повторного заключения у другого эксперта, иногда образцы отсылаются за рубеж, в США и Европу, для получения дополнительного мнения.

Вы в своей практике встречались со случаями, когда диагноз рака оказался ошибочным?

На самом деле, это исключительные случаи, очень-очень редкие. За всю мою обширную практику, а это, заметьте, более 40 лет, я практически не сталкивался с подобными случаями. К сожалению, чаще всего происходит наоборот: неквалифицированные врачи не могут определить причину заболевания, ставят неправильный диагноз, лечение не назначается вовремя. Это настоящая проблема. Те счастливые случаи, когда пациенту говорили, что у него рак, а потом оказывалось, что нет, это большая редкость. По крайней мере, в такой стране, как Израиль, где на развитие онкологии вкладываются огромные средства – денежные, людские, технологические.

Важно понимать, что результаты, на основе которых диагностируется злокачественность новообразования, появляются не из воздуха, они основываются на результатах патологического или цитологического анализа тканей, и наряду с ними проверяются другие показатели, указывающие на проблемы в состоянии пациента. В спорных случаях назначается повторная ревизия биопсии.

Неправильный диагноз – к чему может привести неправильное лечение?

Практически при любых видах онкологии основным протоколом лечения остается химиотерапия: агрессивная/неагрессивная зависит от каждого конкретного случая. Представьте себе, что поставлен ошибочный раковый диагноз. Пациент начинает проходить курс химиотерапии, и мгновенно проявляются побочные эффекты. Слабость, тошнота, выпадение волос – лишь немногие побочные эффекты. Повреждается костный мозг, снижаются показатели крови, некоторые препараты оказывают влияние на состояние нервной системы человека, на работе сердца, печени и других органов. Тем не менее, важно подчеркнуть, что организм со временем восстанавливается, и, если речь, действительно идет о такой смертельно опасной для человека болезни, как рак, приходится выбирать «между двух зол» — возможными последствиями и опасностью для жизни. Но, когда речь идет об ошибках, человек платит двойную, тройную цену.

Успешное лечение рака напрямую зависит от точного безошибочного диагноза. Своевременная диагностика дает возможность назначить персонализированное лечение, оптимально подходящее для каждого конкретного пациента.

D.R.A Medical представляет профессора Авраама Котена

За дополнительной информацией обращайтесь:
D.R.A Medical:+972-77-4450-480 Израиль, +8-800-707-6168 Россия (звонок бесплатный).
или, оставьте заявку на сайте.

Источник интервью на иврите на сайте zap doctors

Диагностика

Мне поставили диагноз РМЖ. Я умру?

Нет, рак молочной железы можно вылечить!

Современные методы позволяют добиться отличных результатов даже в тех случаях, которые еще 10 лет назад считались неизлечимыми. Эффективность терапии зависит от стадии заболевания, вида рака (биологического подтипа опухоли), общего состояния здоровья пациентки. Чем раньше начато лечение, тем больше шансов на успех.

Конечно, такой диагноз выбивает из привычной жизни. Но обращение в специализированное медицинское учреждение, соблюдение плана обследования и лечение — самое важное с момента возникновения подозрения на онкологическое заболевание. Ни в коем случае не обращайтесь к знахарям или народным целителям. Не теряйте времени зря! Только комплексное лечение, включающее операцию, курсы химио- (лекарственной) и/или лучевой терапии, может гарантировать успех.

Мне поставили диагноз РМЖ. Это может быть ошибкой?


Вероятность ошибки существует.


Это может зависеть от того, какие проведены исследования и на основании чего выставлен диагноз. Окончательно диагноз рака молочной железы ставят на основании цитологического и гистологического исследования ткани опухоли в патоморфологической лаборатории специализированного медицинского учреждения. Выявление опухолевых образований при маммографии или УЗИ молочной железы требует обязательного дополнительного обследования.


Но ошибка все-таки возможна. Стекла с образцами могут перепутать, при биопсии могут взять кусочек ткани не с того участка, да и патоморфолог может ошибиться.


Чтобы избежать неправильного диагноза и, как следствие, некорректного лечения, необходимо показать гистологические блоки второму специалисту.


Любые решения, связанные со здоровьем, нужно принимать только после того, как вы узнаете все возможное о своем диагнозе, прогнозах и доступных методах лечения.

Как убедиться в правильности диагноза?


Диагноз «рак молочной железы» устанавливают после проведения комплексного обследования.


На первом этапе оно может включать маммографию, УЗИ молочной железы и лимфоузлов, дополнительно может быть назначена компьютерная томография или магнитно-резонансная томография. В зависимости от результатов проводят биопсию опухоли и (или) лимфоузлов. При этой процедуре забирают образец ткани опухоли для дальнейшего гистологического и при необходимости иммуногистохимического исследования, а полученный из лимфоузла материал — для цитологического исследования. Эти исследования должны выявить наличие раковых клеток и установить их вид (биологический подтип), и именно эти результаты позволяют поставить точный диагноз.


Чтобы избежать неправильного диагноза и, как следствие, некорректного лечения, необходимо показать гистологические блоки второму специалисту.

Как проводят диагностику?


При выявлении уплотнения или образования в груди при самообследовании или на врачебном осмотре обязательно проводят маммографию, УЗИ молочных желез.


В некоторых случаях, возможно, сразу направят на МРТ молочных желез.  


При проведении УЗИ и МРТ проверяют лимфатические узлы (подмышечные, под- и надключичные). Если результаты подтверждают наличие опухоли или обнаружены изменения в лимфатических узлах, врач проведет биопсию опухоли и лимфоузлов, чтобы точно поставить диагноз.


Биопсия — это процедура забора ткани из опухоли или из лимфоузла для дальнейшего исследования. Из опухоли материал берут с помощью специальной иглы, которая позволяет взять фрагмент ткани или жидкости для исследования.


На гистологическом исследовании ткани опухоли будут изучать под микроскопом, чтобы выяснить, злокачественная она или нет. Если подозрение подтвердится, потребуется сделать иммуногистохимическое исследование, чтобы узнать конкретный подвид опухоли.

Что такое уточняющая диагностика после постановки диагноза?

Если диагноз подтвердится, могут потребоваться дополнительные лабораторные анализы, а в некоторых случаях — рентгенологические или радиоизотопные исследования, чтобы оценить распространенность опухолевого процесса и выбрать оптимальную тактику лечения.

Это могут быть анализы крови, включая биохимию, КТ грудной или брюшной полости, сцинтиграфию костей. Один из самых современных методов — ПЭТ-КТ.

В некоторых случаях нужно провести генетический анализ, чтобы выявить наличие мутации генов ДНК BRCA.

Таким образом, для получения точного диагноза и подбора индивидуальной программы лечения необходимо не только выявить опухоль и оценить ее размеры, но и установить вид раковых клеток, определить их гистохимические характеристики, выяснить, вовлечены ли в процесс региональные лимфоузлы и есть ли отдаленные метастазы.

Каковы симптомы рака?

Прежде всего надо подчеркнуть, что на самых ранних стадиях симптомов скорее всего вообще нет.

А именно на ранних стадиях наиболее высоки шансы на полное излечение и удается удалить опухоль, сохранив молочную железу.

Именно поэтому женщинам после 50 лет рекомендуют проводить маммографию регулярно, а более молодым, но имеющим повышенный риск развития опухоли, — УЗИ или МРТ молочной железы.

К врачу надо идти и при изменении формы молочной железы, появлении непривычного дискомфорта или болезненности, локальном шелушении или воспалении кожи, изменении формы соска (втяжение вглубь железы или, наоборот, припухлость или увеличение в размере), изменении кожи над железой (если появилась бугристость, изменились цвет, толщина, температура кожного покрова), необычных выделениях из соска и безболезненном увеличении подмышечных лимфоузлов.

В запущенных случаях могут проявляться общие симптомы злокачественного новообразования — выраженная слабость, бледность, боли в костях, потеря веса.

Я живу в регионе, надо ли мне ехать на лечение в Москву?

Необходимости ехать обязательно в Москву нет. Но к выбору центра, в котором проходить все обследования, а затем и лечиться, стоит подойти очень серьезно.

Нужно узнать именно про специализированное медицинское учреждение онкологического профиля: какие исследования они проводят, делают ли иммуногистохимические исследования, какие оперативные методики, какие программы лучевой терапии выполняют.

Сейчас во многих городах есть очень квалифицированные врачи и учреждения оснащенные по последнему слову медицины. Узнайте, что делают в вашем городе или в соседнем. Ищите медицинский центр, в котором есть не только квалифицированные специалисты (химиотерапевты, хирурги, лучевые терапевты), но и все необходимое оборудование.

Посмотрите информацию в интернете, поговорите с врачами. Возможно, все необходимое есть по соседству, и вы легко сможете получить второе мнение, проверить стекла или сделать дополнительное исследование.

Слышала о высоком проценте ошибки при цитологии и гистологии, иммуногистохимии. Это правда?

Получение точного результата при исследовании биопсийного материала чрезвычайно важно.

Без гистологического подтверждения не ставят диагноз злокачественного новообразования (его только предполагают), а без проведения иммуногистохимического анализа нельзя судить о типе опухолии соответственно правильно определить тактику лечения. Это сложные методики и выполняются они в специализированных лабораториях.

В небольших населенных пунктах их могут просто не проводить. Следовательно, материал будут пересылать в другие учреждения.

И, к сожалению, ошибки при выполнении этих исследований случаются. Стекла с образцами могут перепутать, при биопсии могут взять кусочек ткани не с того участка, да и патоморфолог может ошибиться. Чтобы избежать неправильного диагноза и, как следствие, некорректного лечения, нужно постараться найти специализированный онкологический медицинский центр, имеющий патоморфологическую лабораторию. Если есть возможность, важно показать гистологические блоки второму специалисту.

Как понять, что лаборатории и клинике можно доверять?

Вызывающая доверие клиника будет выполнять различные типы операций (в том числе сохраняющие молочную железу) и будет иметь не только квалифицированных специалистов (химиотерапевтов, хирургов, лучевых терапевтов), но и все необходимое оборудование, специализированное отделение лучевой терапии с современными аппаратами для дистанционной радиотерапии.

Это позволит свести возможность ошибки к минимуму. Да и лечение в таком центре будет соответствовать современным стандартам. Конечно, лучше выбрать тот, который расположен максимально близко к месту жительства. Туда можно и переслать стекла, если исследование уже было проведено, чтобы свести возможность ошибки к минимуму. Стекла нужно обязательно сохранять. Но и затягивать с началом лечения из-за чрезмерного контроля над результатами исследований тоже не нужно.

Время, затраченное на перепроверку, может обойтись очень дорого: лечение не следует откладывать.

Какие виды обследования бесплатны, а какие не входят в ОМС?

Граждане РФ должны получать лечение онкологических заболеваний бесплатно, так как оно входит в программу обязательного медицинского страхования.

Большинство исследований также должно быть проведено бесплатно: УЗИ, маммография, МРТ, КТ, анализы крови и биопсия с последующим исследованием полученного материала (включая иммуногистохимические). ПЭТ-КТ и генетическое обследование на мутацию BRСA входят в эту программу.

Если время ожидания высокотехнологичных исследований достаточно велико и у вас есть возможность, можно получить эти услуги и платно, однако выбирать место, где вы сделаете это за деньги и почти без очереди, также надо очень внимательно.

Это должно быть специализированное учреждение, в котором есть отделения по лечению и диагностике злокачественных новообразований.

Рак диагностировать неправильную диагностику патологии задержка

Что нужно знать о неправильном диагнозе рака

Ежегодно примерно 1,5 миллиона американцев впервые слышат фразу «У вас рак», и примерно 500 000 человек умирают от этой болезни. Однако с постоянным совершенствованием исследований и лечения рака больше людей, чем когда-либо, живут за пределами диагноза рака в течение беспрецедентного количества лет. Одним из наиболее важных факторов успешного лечения рака является ранняя диагностика, и во многих случаях пациенты, страдающие тяжелыми осложнениями в результате рака, могли бы минимизировать нанесенный им вред, если бы они обнаружили болезнь раньше.

Типы рака, ошибочный диагноз

Есть два способа ошибочной диагностики рака. Первый — это когда патолог ошибочно принимает здоровые клетки за раковые и неправильно диагностирует рак у здорового человека. Хотя этот опыт может быть невероятно стрессовым и эмоционально истощающим для пациентов, у которых был неправильно диагностирован рак, обычно от ошибки такого рода мало долгосрочных последствий.

С другой стороны, когда врач, патолог или радиолог упускает свидетельства рака и не может поставить диагноз пациенту, существует вероятность трагических последствий.Когда рак обнаружен слишком поздно, пациент может потерять способность эффективно лечить распространение болезни или может быть вынужден испытывать больше боли и дискомфорта, чем если бы он был вылечен раньше.

Многие виды рака можно обнаружить до того, как у пациента начнут проявляться симптомы

Есть некоторые виды рака, которые настолько распространены, что врачи проводят плановые проверки на предмет признаков того, что они развиваются у пациента. К ним относятся колоректальный рак, рак простаты, рак легких, рак шейки матки и рак груди.Однако, даже когда эти тесты проводятся регулярно, врачи иногда делают ошибки и не обнаруживают признаков того, что в этих органах развивается рак. Это может произойти из-за того, что они неправильно прочитали сканирование, или из-за того, что сам тест был выполнен неправильно. В любом случае пациент может стать жертвой злоупотребления служебным положением.

Другие виды рака обнаруживаются только тогда, когда у пациента начинают проявляться такие симптомы, как боль, летаргия, необъяснимая потеря веса или любой другой специфический для рака симптом, который должен предупреждать медработников о возможности более серьезной проблемы.Если поставщик не может назначить дальнейшее обследование и позже будет обнаружен рак на поздней стадии, этот пациент также может стать жертвой злоупотребления служебным положением.

Как определяется рак

Лабораторные тесты, сканирование и биопсия тканей — наиболее широко используемые инструменты при первом подозрении на рак. Когда у пациента появляются симптомы, указывающие на наличие рака, врач часто назначает лабораторный анализ, чтобы определить, есть ли в крови какие-либо признаки заболевания. Если в результатах лабораторных исследований есть отклонения, это иногда может означать, что внутри пациента растет рак.

Если врач подозревает, что это так, он часто приказывает сделать снимок тела, чтобы определить, есть ли раковые образования где-либо на теле. Эти сканирования могут быть в форме МРТ, рентгена, ПЭТ-сканирования, ультразвука, компьютерной томографии или ядерного сканирования. Радиологи просматривают снимки и ищут у пациента любые отклонения от нормы. Если рентгенолог упускает признаки рака, это может привести к отсрочке лечения и халатности. Для получения дополнительной информации о радиологической ошибочной диагностике щелкните здесь .

Если радиолог или поставщик первичной медико-санитарной помощи действительно обнаруживает доказательства того, что рак может присутствовать, следующим шагом в этом процессе является биопсия подозрительной ткани. Биопсия — это небольшой образец того материала, который беспокоит врачей. Образцы биопсии исследуются патологами, которые рассматривают образец ткани под микроскопом, чтобы определить, является ли он злокачественным. Было подсчитано, что 1 из каждых 71 биопсии ошибочно диагностируется как злокачественная, хотя это не так, и 1 из каждых 5 случаев рака был неправильно классифицирован.(http://abcnews.go.com/WNT/story?id=131047&page=1).

Не каждую родинку или образец ткани необходимо отправлять на патологическое исследование на предмет рака, но врач должен проявлять бдительность и осторожность при принятии решения о том, следует ли отправлять образец.

Почему важно раннее и точное обнаружение

В конечном итоге результаты этих тестов определяют возможности лечения, доступные врачу, который пытается вылечить пациента с раком. Без точной информации планы лечения не могут отражать наилучший уход, в котором нуждается пациент.Если рак обнаружен на ранней стадии, обычно существует более широкий спектр доступных вариантов лечения, которые могут быть менее разрушительными для жизни пациента. Что наиболее важно, выживаемость резко возрастает, если рак обнаружен раньше, чем позже.

Свяжитесь с группой по борьбе с врачебной халатностью в Younker Hyde Macfarlane

Если у вас или у вашего близкого был диагностирован рак поздней стадии, который не был обнаружен во время регулярных обследований, или если вы несколько раз жаловались на симптомы, которые не были исследованы, вы можете стать жертвой врачебной халатности.Чтобы получить дополнительную информацию о ваших юридических возможностях, связанных с медицинской халатностью, которая произошла из-за того, что врач не смог диагностировать рак у вас или у ваших близких, свяжитесь с нашей командой адвокатов по врачебной халатности сегодня. Команда юристов Younker Hyde Macfarlane будет усердно бороться за вас и ваши юридические потребности.

Может ли результат биопсии рака быть неправильным?

Биопсия — это основа диагностики рака и мониторинга результатов его лечения. Пациенты, ожидающие результатов биопсии рака, сталкиваются с огромным грузом, который кладут на плечи или снимают с них.

Биопсия — это удаление тканей для исследования патологом. Существует много типов биопсии, но выбор наиболее подходящего типа биопсии для пациента зависит от предполагаемого заболевания и целей лечения этого заболевания. Ни один из них по своей сути не лучше или хуже другого.

На самом базовом уровне ожидается, что эти результаты тестов будут одного из двух видов: положительные, означающие наличие исследуемого состояния (или рака) или отклонения от нормы; или отрицательный, что означает, что условие не было обнаружено.

Биопсия дает гораздо больше информации, чем просто наличие или отсутствие раковых клеток. Ваша команда по лечению рака использует их для определения других особенностей рака, если они обнаружены, таких как конкретный подтип имеющихся раковых клеток — все это важная информация для составления успешного плана лечения.

Но иногда эти тесты возвращаются с неверными результатами.

Хотя тесты не всегда точны на 100%, получение неправильного ответа при биопсии рака, называемого ложноположительным или ложноотрицательным, может быть особенно неприятным.Хотя данные ограничены, считается, что неправильный результат биопсии встречается в 1-2% случаев хирургической патологии. Здесь, в Roswell Park, наша проверка качества наших диагнозов показала значительно более низкий коэффициент ошибок 0,4%.

Что такое ложное срабатывание?

Ложноположительный результат — это когда пациент получает результат теста, который ошибочно указывает на наличие состояния или отклонения от нормы. В некоторых случаях ложное срабатывание, хотя и неверное, может указывать на то, что есть что-то ненормальное, что приводит к дальнейшим тестам.

Ложноположительный результат может иметь несколько различных причин, каждый из которых подчеркивает важность того, чтобы биопсия выполнялась и считывалась специализированной опытной командой.

Например, ошибка выборки может произойти, когда была взята биопсия только одной части поражения или опухоли, и для постановки «правильного» диагноза требуется более репрезентативный образец опухоли.

Или может случиться так, что биопсия была сделана на одном из тех поражений, которые имитируют рак и были ошибочно приняты за рак (или наоборот).Также может быть заражение биопсийным материалом другого пациента, что приведет к постановке правильного диагноза, но не для того пациента, но это очень редкое явление.

Хотя повторная биопсия для подтверждения диагноза не является обычной практикой, врачи иногда представляют особенно трудные образцы на узкоспециализированных конференциях по консенсусу и на многопрофильных комитетах по опухолям, чтобы узнать мнения и идеи других врачей.

Что такое ложноотрицательный?

Ложноотрицательный результат неверно сообщает об отсутствии условия.Обычно это происходит из-за ошибок отбора проб или отсутствия поражения при биопсии.

Ложноотрицательный результат требует повторной биопсии. В Roswell Park наши интервенционные радиологи пользуются услугами наших цитопатологов, чтобы определить, взяли ли они образцы диагностической ткани перед выпиской пациента из процедуры биопсии.

Требуется второе мнение?

В Розуэлл-парке изменение диагноза производится в 11–18 процентах случаев, что полностью меняет рекомендации пациентов по лечению.

Учить больше

Что делать, если диагноз неправильный

Обнаружение того, что у вас рак, может быть непосильной задачей. Неверие — обычное дело. Вскоре следуют и другие эмоции. Однако услышать, что вам поставили неправильный диагноз — что ваш врач сначала подумал не о раке, и, возможно, вовсе не о раке — может быть хуже.

Как это происходит

Одна из причин, по которой правильно диагностировать рак настолько сложно, заключается в том, что одни виды рака обнаружить труднее, чем другие.

Причин тому множество.Некоторые формы заболевания встречаются редко, поэтому им уделяют меньше внимания. И меньше тратится на то, чтобы научиться их диагностировать и лечить. Это делает ошибки более вероятными.

Иногда, даже при более распространенных формах рака, выяснить, что такое рак, а что нет, бывает непросто. Иногда бывает трудно найти раковые клетки или выяснить, является ли клетка или группа клеток злокачественной. Это приводит к тому, что патологи — люди, которые исследуют кровь и ткани под микроскопом, видят рак там, где его нет, или ничего не видят, когда он есть.

Точно так же некоторые инфекции могут выглядеть как рак легких на рентгеновском снимке.

Какой бы ни была причина, неправильный диагноз может привести к экономическому напряжению и может быть вредным для вас. Это особенно верно, если ошибка задерживает правильное лечение.

Что делать, если это с вами случится

Независимо от того, говорит ли вам ваш врач или кто-то другой, что вам поставили неправильный диагноз — или, может быть, никто не делает — получение второго мнения имеет решающее значение.

Есть множество ситуаций, в которых вам следует узнать мнение другого человека.К ним относятся:

  • Ваш врач не уверен в типе или степени вашего рака.
  • Вы думаете, что ваш врач недооценивает серьезность вашего рака.
  • У вас редкая форма заболевания.
  • Ваш врач не специализируется на вашем типе рака.
  • Вы думаете, что могут быть доступны другие методы лечения.

Здесь важна тщательность:

  • Говорите открыто и свободно со всеми своими врачами, включая того, кто, возможно, поставил вам неправильный диагноз.
  • Храните копии всех своих медицинских записей, включая отчеты о патологии и пребывании в больнице.
  • Попросите своих врачей собраться вместе и обсудить ваш случай, особенно если они не согласны с тем, что происходит.
  • При необходимости узнайте больше мнений, особенно если диагнозы различаются.
Продолжение

Обнаружение того, что первое мнение было ошибочным, может иметь разрушительные последствия. Но есть помощь в постановке правильного диагноза.

Продолжение

Некоторые организации предлагают поиск в Интернете, чтобы помочь вам найти врача, который поможет прояснить ситуацию.В их число входят:

Также есть много поддержки, которая поможет вам в вашем путешествии. Национальный онкологический информационный центр Американского онкологического общества и программа «Навигатор пациентов» предлагают способы найти бесплатную местную помощь, которая поможет вам справиться с ошибочным диагнозом.

Вы можете поговорить с другими людьми, которые могут пройти через такое же испытание, в Интернете или по телефону, через такие группы, как Сеть для выживших после рака или Сообщество поддержки больных раком.

Что делать, если доктор ошибается?

Когда в 2008 году компьютерная томография показала множественные опухоли в тазу, животе и позвоночнике Донны Харвелл, ее врачи в Далласе сказали ей, что у нее может быть рак яичников, который может быть особенно смертельным.

Биопсия вернулась с неубедительными результатами, и г-жа Харвелл, не теряя времени, обратилась за помощью к другому специалисту в онкологическом центре доктора Андерсона в Хьюстоне. «Я прошла все тесты, описанные в книге, — говорит г-жа Харвелл. Тем не менее, врачи не могли сказать точно, что у нее было. Наконец, ей сделали хирургическую операцию, чтобы диагностировать свой случай: в конце концов, это был не рак яичников, а редкая форма лимфомы. 47-летний дрессировщик лошадей из Коллинсвилля, штат Техас, прошел строгий курс химиотерапии, который закончился прошлой весной.Во время своего первого шестимесячного осмотра в октябре она получила справку о состоянии здоровья.

Появляется все больше свидетельств того, что второе мнение — особенно по радиологическим изображениям и патологическим слайдам из биопсий — может привести к значительным изменениям в диагнозе пациента или в рекомендациях по лечению заболевания. Некоторые злокачественные новообразования, включая лимфомы и редкие виды рака щитовидной железы и слюнных желез, как известно, сложно правильно диагностировать; результаты теста могут быть неубедительными или возвращать ложные результаты.Недавнее исследование показало, что после десятилетия ежегодных маммограмм более половины женщин получат по крайней мере один ложноположительный отзыв о скрининге на рак груди. По данным компании Crico / RMF, почти половина исков о врачебной халатности в медицинских учреждениях Гарвардского университета, которые привели к серьезным травмам или смерти пациентов за последние пять лет, были диагностическими ошибками.

Томас Фили, вице-президент по медицинским операциям в MD Anderson, говорит, что до 25% пациентов, поступающих в центр с диагнозом определенных видов рака, таких как лимфома, могут получить другой диагноз.В целом, у 3% пациентов MD Anderson каждый год происходят значительные изменения, влияющие на то, какое лечение они получают. «Когда вы заболели раком, первое, что вы можете сделать, — это прыгнуть на лечение к первому, с кем вы поговорите, — говорит доктор Фили. «Но если вы потратите время на то, чтобы получить второе мнение по поводу имеющегося у вас диагноза, и тщательная оценка того, какие методы лечения существуют, это может спасти вам жизнь».

Ким Хендерсон, помощник юриста из Хьюстона, приехала к врачу Андерсон, чтобы лечиться от рака шейки матки после того, как ей поставили диагноз в другом месте.Патологи провели еще одну биопсию, которая показала, что у нее был неинвазивный предшественник рака шейки матки, а не гораздо более серьезный инвазивный тип, как считалось ранее. Хотя ей все еще нужна была операция, врачи сказали ей, что она может пропустить лучевую и химиотерапию, которые изначально были частью плана лечения.

Патологическая ошибка | PSNet

Дело

У 32-летней ранее здоровой женщины в течение 6 месяцев наблюдались боли в животе и вздутие живота. Дискомфорт усиливался во время еды.Потеряв 15 фунтов менее чем за 2 месяца, она посетила своего лечащего врача. Первоначальная визуализация показала увеличенные лимфатические узлы брюшной полости, а также утолщение тощей кишки и расширенную подвздошную кишку в тонкой кишке. Была проведена биопсия лимфатического узла и частичная резекция тонкой кишки. Патология лимфатических узлов описывалась как «болезнь Кастлемана с гиалиновым сосудистым типом», тогда как биопсия тонкой кишки была нормальной.

Кастлемана — редкое заболевание, при котором размножаются иммунные клетки в лимфатических узлах. Это не считается раком, но его лечат врачи, специализирующиеся на лимфомах.С этим диагнозом лечащий врач направил ее в клинику лимфомы. Физический осмотр, лабораторные анализы и повторная компьютерная томография (КТ) соответствовали первоначальному обследованию, и специалист начал планировать проведение химиотерапии для Кастлмана. Тем не менее, специалиста по лимфоме поразил ряд несоответствий. Сочетание расположения и количества пораженных лимфатических узлов сделало бы это крайне редким проявлением и без того редкого заболевания.Кроме того, результаты КТ утолщения тощей кишки и расширенной подвздошной кишки были нетипичными для этого диагноза.

Озадаченный, специалист по лимфоме запросил второе патологическое заключение в специализированном медицинском центре, специализирующемся на болезни Кастлемана. В обзоре сообщалось о реактивных лимфатических узлах с гиалинизацией, но об отсутствии других признаков Кастлмана и нормальной тонкой кишке. Планы химиотерапии были отменены. При отсутствии диагноза было начато дальнейшее обследование. Эндоскопия верхних отделов желудочно-кишечного тракта и анализ крови соответствовали глютеновой болезни у взрослых.Она перешла на безглютеновую диету. Последующее обследование через 4 месяца показало резкое улучшение, и при строгом соблюдении диеты у пациентки по-прежнему отсутствуют симптомы.

Этот случай демонстрирует, как ошибки диагностической патологии могут привести к неправильным планам ведения пациента. В этом комментарии мы классифицируем ошибки анатомической патологии и обсудим стратегии профилактики. В этом случае ошибкой является неправильный диагноз болезни Кастлемана, редкого заболевания, при котором ткань лимфатических узлов растет с аномально высокой скоростью.Чаще всего встречается у взрослых (в основном моложе 30 лет), он является доброкачественным и часто путают с другими подобными доброкачественными или злокачественными заболеваниями, такими как реактивные лимфатические узлы и лимфомы. (1-4)

Анатомическая патология подвержена ошибкам, потому что процесс тестирования состоит из множества сложных этапов. Интересно, что это делает ее особенно плодотворной специальностью для более структурированного подхода к обнаружению и предотвращению ошибок. (5-10) Ключевые шаги в рабочем процессе лаборатории патологии включают получение образца ткани (получение образца), идентификацию пациента и образца, а затем образец транспорт в лабораторию патологии.После обработки образца лечащий патологоанатом интерпретирует образец и сообщает результаты, которые получает заказывающий клиницист (ы). Каждый из этих шагов может привести к ошибке.

Хотя в патологическом процессе существует множество различных этапов, их можно разделить на три отдельных этапа (6):

  • и. Преаналитическая фаза: выбор клинических анализов, заказ тестов, получение образцов, идентификация пациентов и образцов, а также транспортировка образцов;
  • ii.Аналитическая фаза: обработка образцов, подготовка и оценка патологоанатомом с немедленным сообщением результатов анализов;
  • iii. Постаналитическая фаза: получение результатов теста клиницистом с последующей интерпретацией результатов теста клиницистом и клинические действия, основанные на этой интерпретации.

Зарбо и его коллеги (6) предложили четыре типа ошибок в анатомической патологии: идентификация, образец, отчет и интерпретация (рисунок). Авторы далее разделили ошибки интерпретации на три подкатегории: (i) ложноотрицательный диагноз (недооценка степени или серьезности поражения), (ii) ложноположительный диагноз (переоценка степени или серьезности поражения) и ( iii) неправильная классификация.(6) В данном случае ошибка возникает из-за неправильной интерпретации с дополнительной диагностикой. Расширяя наше обсуждение до теории ошибок в целом, ошибки, связанные с когнитивным поведением, основанным на знаниях, возникают, когда человек не может применить свои существующие знания в новой ситуации. Этот вид ошибки может быть трудно идентифицировать, потому что его можно спутать с другими типами ошибок, такими как человеческие ошибки. (6)

Анализ первопричин диагностических ошибок, таких как в данном случае ложноположительный диагноз болезни Кастлемана, обычно выявляет как активные, так и скрытые ошибки.Отсутствие обучения, большой объем рабочей нагрузки и перебои — примеры скрытых условий, которые увеличивают вероятность ошибки. Скрытые ошибки также включают недостаточно избыточные системные проверки и сбои в преаналитических (например, получение неоптимального образца или неадекватный клинический анамнез, что ставит под угрозу диагностическую интерпретацию) и аналитических этапах. Активные ошибки включают эвристические ошибки, связанные с принятием диагностических решений и заказом дополнительных тестов. Например, тенденция патологоанатома фиксировать диагноз (обычно на ранней стадии рассмотрения случая), а затем недооценивать данные, которые либо подтверждают другой диагноз, либо опровергают предпочтительный диагноз, представляет собой активную ошибку (и пример эвристики привязки). ).

Вышеупомянутая система классификации ошибок была предложена для улучшения измерения частоты ошибок, клинического воздействия ошибок и эффекта уменьшения ошибок и усилий по их предотвращению. (6) Исследования по анатомической патологии, которые показали общую частоту ошибок около 5%, оценили эти скорости по фазам: преаналитическая фаза (2,0%), аналитическая фаза (0,2%) и постаналитическая фаза (2,2%). Частота ошибок при патологии также зависит от типа обзора. Например, патологические ошибки при диагностике рака довольно распространены и могут сильно повлиять на пациента.(11) Такие ошибки (определяемые как несоответствие между цитологической и гистологической интерпретацией) встречаются примерно в 11,8% всех рассмотренных пар цитологических и гистологических образцов. Тем не менее, часто существуют разногласия по поводу того, была ли данная патологическая ошибка вторичной по отношению к неправильной интерпретации или плохому клиническому отбору тканей. (9)

На степень тяжести вреда, связанного с ошибкой интерпретации патологии, влияет ряд факторов. При оценке клинического воздействия ошибок, обнаруженных с помощью цитологической и гистологической корреляции случаев, в одном исследовании сообщалось, что в негинекологических образцах 11.От 7% до 100% обнаруженных ошибок не причинили никакого вреда, в то время как другое учреждение сообщило, что 4,9% обнаруженных ошибок привели к серьезному ущербу. (9) Вариабельность этих результатов частично зависит от анатомического участка (например, кость по сравнению с лимфатическим узлом). , но также это связано с неадекватной таксономией и процессами оценки, которые в настоящее время используются для классификации серьезности ошибок. Рааб и его коллеги (9) рекомендовали шкалу серьезности ошибки, основанную на нескольких факторах, таких как заболеваемость, смертность, задержка в диагностике и проведенное дополнительное тестирование.Они также сообщили, что патологи расходятся во мнениях относительно степени вреда, причиненного диагностическими ошибками. В большинстве областей анатомической патологии, если происходит повреждение, степень тяжести обычно бывает легкой или минимальной (в зависимости от системы классификации) и приводит к дополнительным тестам, задержкам и / или тревоге пациента (8). Например, обычное доброкачественное поражение кожи. , себорейный кератоз, может быть ошибочно диагностирован как акрохордон (кожная метка), который также является доброкачественным поражением кожи, не причиняющим вреда и требующим такого же лечения.Напротив, когда одно и то же поражение кожи ошибочно диагностируется как плоскоклеточная карцинома (рак кожи, требующий другого лечения), последствия ошибки более серьезны.

Предотвращение ошибок требует комплексного подхода. Профилактические стратегии, такие как двойное чтение (двумя отдельными патологами), обзор на конференции по конкретному случаю (т. Е. Обсуждение результатов гистологии между патологом и клиницистом) перед выпиской, и более эффективное использование консультаций (второе мнение) — все это хорошо практикуется и признается. в анатомической патологии.Ошибку интерпретации в описанном выше случае можно было предотвратить с помощью таких стратегий, как двойное чтение или второе мнение. Заметные различия как в определениях ошибки, так и в практике патологии делают невозможным сравнение эффективности опубликованных мероприятий по обнаружению ошибок и профилактике. (6) Исследования показали, что избыточность наблюдателя (например, направленный слайд-обзор конкретных типов случаев, случайный обзор фиксированного процент случаев, специальных консультаций с другими патологами и представление «сложных» случаев на ежедневных конференциях) снижает диагностические вариации и ошибки интерпретации, которые варьируются от 1.От 2 до 50 ошибок на 1000 случаев. Однако неясно, какие формы такой избыточности наиболее эффективны для выявления диагностической ошибки. Некоторые больницы требуют повторной интерпретации местными патологами в определенных ситуациях, таких как новый диагноз рака. Кроме того, было доказано, что использование анализа первопричин для выявления источников ошибок снижает количество ошибок. (11)

Клиницисты также могут сыграть важную роль в сокращении патологических ошибок несколькими способами, такими как соответствующий заказ тестов, выдача точной и актуальной клинической информации, получение высококачественных образцов, своевременное наблюдение за результатами тестов, эффективное общение (с патологией) на потенциально противоречивые диагнозы и отстаивание альтернативных мнений в конкретных ситуациях (например,g., несоответствие между клиническим слепком и диагнозом патологии). (8,12) Получение высококачественных образцов улучшается, когда требуется патология, чтобы обеспечить немедленную интерпретацию аспирации тонкой иглой (FNA), тем самым облегчая повторную выборку для клинициста при необходимости . Стратегии по продвижению такого поведения включают обучение и стандартизацию взаимодействия патологоанатома и клинициста для облегчения включения всех важных элементов данных и уменьшения двусмысленности в терминологии.

Очков для сбора

  • Анатомическая патология подвержена ошибкам на многих этапах из-за сложного характера процесса тестирования.
  • Количество ошибок при анатомической патологии относительно низкое. Хотя некоторые ошибки имеют незначительные клинические последствия, другие могут быть более серьезными.
  • Ошибки интерпретации важны, и их часто трудно понять и классифицировать. Усилия по разработке схемы классификации помогут рационализировать область безопасности пациентов с патологией.
  • Превентивные стратегии, такие как двойное чтение, рассмотрение дела на конференции и второе мнение (обязательно в определенных ситуациях), могут уменьшить количество ошибок интерпретации.Кроме того, стандартизация взаимодействия патологоанатома и клинициста и требование немедленной интерпретации всех образцов FNA являются примерами стратегий, принятых учреждениями для уменьшения количества ошибок, связанных с патологией.

Реза Алагехбандан, доктор медицины, магистр-резидент, Мемориальный университет анатомической патологии Ньюфаундленда Сент-Джонс, Нидерланды, Канада

Стивен С. Рааб, доктор медицинских наук, профессор, Мемориальный университет анатомической патологии Ньюфаундленда, клинический руководитель, Лабораторная медицина Восточного управления здравоохранения г. Св.Джонс, Нидерланды, Канада

Ссылки

1. Гош А., Прадхан С.В., Талвар ОП. Болезнь Кастлемана — гиалиновый тип сосудов — клинические, цитологические и гистологические особенности с обзором литературы. Индийский J Pathol Microbiol. 2010; 53: 244-247. [перейти в PubMed]

2. Сарате-Осорно А., Медейрос Л.Дж., Данон А.Д., Нейман Р.С. Болезнь Ходжкина с сопутствующими гистологическими особенностями типа Кастлмана. Отчет о трех случаях. Arch Pathol Lab Med. 1994; 118: 270-274. [перейти в PubMed]

3.Менке Д.М., Тиманн М., Камориано Дж. К. и др. Диагностика болезни Кастлемана путем выявления иммунофенотипически аберрантной популяции лимфоцитов мантийной зоны B в парафиновых биоптатах лимфатических узлов. Am J Clin Pathol. 1996; 105: 268-276. [перейти в PubMed]

4. Сиддики И.Н., Брюнес Р.К., Ван Э. В-клеточная лимфома с гиалиновыми сосудистыми элементами, похожими на болезнь Кастлемана: клинико-патологическое исследование. Am J Clin Pathol. 2011; 135: 901-914. [перейти в PubMed]

5. Sirota RL. Определение ошибки в анатомической патологии.Arch Pathol Lab Med. 2006; 130: 604-606. [перейти в PubMed]

6. Зарбо Р. Дж., Мейер Ф. А., Рааб СС. Обнаружение ошибок в анатомической патологии. Arch Pathol Lab Med. 2005; 129: 1237-1245. [перейти в PubMed]

7. Мейер Ф.А., Зарбо Р.Дж., Варни Р.К. и др. Измененные отчеты: разработка и проверка таксономии дефектов. Am J Clin Pathol. 2008; 130: 238-246. [перейти в PubMed]

8. Рааб С.С., Гжибицкий Д.М. Качество диагностики рака. CA Cancer J Clin. 2010; 60: 139-165. [перейти в PubMed]

9.Raab SS, Grzybicki DM, Janosky JE, et al. Клиническое влияние и частота ошибок анатомической патологии в диагностике рака. Рак. 2005; 104: 2205-2213. [перейти в PubMed]

10. Рааб С.С., Наклех Р.Э., Руби С.Г. Безопасность пациентов при анатомической патологии: определение частоты и причин расхождений. Arch Pathol Lab Med. 2005; 129: 459-466. [перейти в PubMed]

11. Raab SS, Grzybicki DM, Zarbo RJ, Meier FA, Geyer SJ, Jensen C. Базы данных по анатомической патологии и безопасность пациентов. Arch Pathol Lab Med.2005; 129: 1246-1251. [перейти в PubMed]

12. Рааб С.С., Мейер Ф.А., Зарбо Р.Дж. и др. Эффект «Большой Собаки»: вариативность оценки причин ошибки в диагностике больных раком легкого. J Clin Oncol. 2006; 24: 2808-2814. [перейти в PubMed]

Рисунок

Рисунок. Виды ошибок при анатомической патологии. Перепечатано из (6) с разрешения Коллегии американских патологов.

Медицинская халатность: обращение за ложной диагностикой рака

Если вы прошли ненужное лечение рака, у вас может быть многомиллионный случай заболевания.

Большинство исков о неправильном диагнозе рака связаны с неспособностью диагностировать рак. Пациент болен раком, но врач упускает признаки или приписывает их другому заболеванию.

Но шокирующее количество американцев пережили противоположный опыт — и он причиняет им много страданий.

Рак с ложным диагнозом — как это произошло

В целом ошибочные диагнозы встречаются очень часто. По данным Healthline, только в Соединенных Штатах ежегодно около 12 миллионов человек страдают от неправильного диагноза.К сожалению, по оценкам, от 40 000 до 80 000 человек ежегодно умирают от осложнений, связанных с их неправильным диагнозом.

Рак также очень распространен. Болезнь поражает каждого второго мужчины и каждую третью женщину. Поэтому неудивительно, что рак входит в число наиболее ошибочно диагностируемых состояний. По данным Американского онкологического общества, исследования показывают, что некоторых видов рака диагностируются неправильно, причем частота достигает 61% .

Почему при скрининге на рак возникают ложные срабатывания?

Когда вам ошибочно диагностируют рак, это происходит потому, что какой-то диагностический тест дал ложноположительный результат.Это результат, который показал, что у вас был рак, хотя на самом деле это не так.

Ложные срабатывания могут произойти из-за ограничений скрининговых тестов, а также из-за человеческой ошибки со стороны медицинских работников.

Факторы, которые приводят к ложному диагнозу рака, включают:

Чрезмерно чувствительная технология досмотра

Можно подумать, что более сложные скрининговые тесты уменьшат количество ложных срабатываний, а не увеличат его. Но это не так.

Маммограммы, диагностические рентгеновские снимки, которые могут обнаружить рак груди, пропускают 16 процентов случаев рака груди, согласно данным Susan G.Комен По некоторым оценкам, этот показатель приближается к 30 процентам.

Однако эти же тесты позволяют сверхдиагностировать рак груди у пациентов, чьи опухоли никогда не угрожали жизни пациента. По данным Медицинского журнала Новой Англии, гипердиагностика составляет целых 31 процент всех раковых заболеваний груди.

Это означает, что 70 000 женщин в год получают ложный диагноз рака груди. По некоторым оценкам, более чем в два раза больше женщин получают неправильный диагноз рака груди, которого на самом деле нет.

Причина, по которой такие тесты, как маммография, выявляют гипердиагностику рака, в том, что современное оборудование очень чувствительно. В отличие от маммограмм прошлого, сегодняшняя маммография может выявить крошечные поражения, которые раньше не считались проблемой. Некоторые из этих повреждений не больше, чем «размер нескольких крупинок соли», сообщает The New York Times. Медицинским работникам, интерпретирующим ваши снимки, сложно дать достоверное заключение о таком небольшом поражении.

Специалисты непрофессиональные

Что происходит, когда вы проходите диагностический тест на рак? Ваши результаты передаются специалисту, который их интерпретирует.Например, радиологи читают рентгеновские снимки, такие как маммограммы. Патологи интерпретируют образцы тканей, взятые при биопсии.

Исследования показали, что, когда эти специалисты специализируются на поиске определенного типа рака, их выводы становятся более точными. Например, не зная сложностей диагностики рака груди, легких или поджелудочной железы, патологоанатом может принять незлокачественное состояние за рак.

В случае биопсии рака груди патологи правильно выявляют аномальные предраковые клетки только примерно в 50 процентах случаев, сообщает Today.Около одной трети предраковых клеток ошибочно диагностируются как нормальные. Около 17 процентов этих клеток ошибочно диагностируется как полноценный рак. Когда это происходит, пациенты проходят более обширное лечение, чем им действительно нужно. Химиотерапия, лучевая терапия и хирургическое вмешательство — эффективные способы борьбы с раком. Но они также наносят серьезный ущерб здоровым клеткам. Риски, безусловно, не перевешивают преимущества, когда у вас нет рака, который нужно уменьшить или удалить.

Исследование ошибочного диагноза рака выявило «много ошибок», сообщает ABC News.Многие патологоанатомы не являются экспертами в одном конкретном типе рака, но пациенты, чьи образцы они оценивают, те, чьи планы лечения зависят от результатов патологоанатома, этого не знают.

В настоящее время нет надежного способа исключить возможность человеческой ошибки из уравнения. «Мы до сих пор ставим диагноз так же, как и последние 50 лет», — сказал ABC News врач онкологического центра Андерсона. Несмотря на то, что технология скрининга стала более совершенной, методы интерпретации результатов остались прежними.

Преднамеренные неправильные диагнозы рака

Хотя и редко, но были некоторые шокирующие случаи, когда врачи намеренно диагностировали у пациентов рак, которого у них не было. Когда это действительно происходит, мотив жестокого обмана обычно финансовый. Врач получал больше денег от страховых компаний пациентов, если они якобы лечили рак.

Эти редкие ситуации часто превращаются в иски о страховом мошенничестве. Врач обычно лжет о лечении пациента.Однако были случаи, когда преднамеренный неправильный диагноз рака приводил к случаям врачебной халатности. Некоторые врачи якобы зашли так далеко, что назначали химиотерапию и лучевую терапию пациентам, которые, как они знали, не болели раком.

Иногда пациенты, у которых ложно диагностирован рак, узнают правду раньше, чем уже слишком поздно. Они получают второе мнение — и это мнение показывает, что их диагноз рака был неточным. К счастью, им поставили правильный диагноз до того, как они начали проходить лечение, такое как химиотерапия и лучевая терапия, и до того, как им сделали инвазивную операцию.

Другим пациентам не повезло. Их врач говорит, что им нужно немедленно начать лечение. Они доверяют своему врачу. Поэтому вместо того, чтобы тратить драгоценное время на ожидание другого мнения, они спешат лечиться. Только после того, как они уже прошли курс лечения рака, наносящий ущерб их здоровым клеткам, эти пациенты узнают, что у них никогда не было рака.

Вред, причиненный неточным диагнозом рака

Когда вы уже начали лечиться от рака, вам не «повезло» узнать, что вы изначально не были больны.Возможно, вам все еще не грозит борьба с раком, но вы прошли через ужасное испытание напрасно.

Побочные эффекты лечения рака

По данным Национального института рака, существует множество возможных побочных эффектов, которые могут вызвать лечение рака. Некоторые из побочных эффектов, которые может вызвать ненужное лечение рака, включают:

  • Выпадение волос

  • Усталость

  • Тошнота и рвота

  • Запор или диарея

  • Проблемы с мочевым пузырем и мочевым пузырем

  • Кровотечение и синяки

  • Боль

  • Инфекция

  • Проблемы с нервами

  • Потеря аппетита

  • Проблемы с памятью или концентрацией

  • Проблемы со ртом и горлом

  • Изменения половой функции и фертильности

  • Проблемы со сном

  • Лимфедема, скопление жидкости в лимфатических узлах или отек, скопление жидкости в тканях тела

  • Анемия

  • Изменения кожи и ногтей

  • Делириум

Хотя некоторые из этих эффектов могут исчезнуть сами по себе после прекращения лечения, другие могут быть долгосрочными.

Долгосрочные осложнения лечения рака

Целью лечения, такого как химиотерапия или облучение, является уничтожение раковых клеток, но эти методы лечения также подвергают риску здоровые клетки.

Воздействие химиотерапии и радиации может повысить риск развития второго рака. Конечно, у пациентов, чья жизнь находится в опасности, такой риск того стоит. Но когда вы изначально были здоровы, лечение только увеличивало риск действительно заболеть раком в будущем.

Многие виды рака требуют хирургического вмешательства для удаления опухоли. В некоторых случаях эта операция меняет жизнь. Удаление части груди в состоянии, которое называется мастэктомией, может оставить вас изуродованным. Операция на простате может привести к потере контроля над мочевым пузырем и развитию недержания мочи — возможно, навсегда.

Лечение рака необратимо сказывается на вашем теле. Справляться с этими эффектами становится еще труднее, когда вы знаете, что вам вообще не нужно лечение.

Ваши законные права при ложном диагнозе рака

Не позволяйте доктору убедить вас, что то, через что вы прошли, не имеет большого значения. Это.

Вы сильно пострадали из-за ошибки врача. Вы заслуживаете ответов, справедливости и компенсации за пережитую боль.

После ложного диагноза рака вы имеете право подать иск о врачебной халатности.

© 2021, компания Console and Associates.Все права защищены. Обзор национального законодательства, Том XI, номер 84

Голуби обнаруживают рак, а также эксперты по людям | Наука

Может показаться, что это идея птичьего мозга, но ученые научили голубей определять рак на изображениях биопсированных тканей. По отдельности птичьи аналитики не могут сравниться с точностью профессиональных патологов. Но, как стая, они действовали не хуже, чем обученные люди, согласно новому исследованию, опубликованному на этой неделе в PLOS ONE .

Диагностика рака часто начинается с визуальной проблемы: оправдывает ли это бугристое пятно на снимке маммограммы биопсию? И клетки на предметных стеклах биопсии выглядят злокачественными или доброкачественными? Обучение врачей и медицинских техников тому, как различать разницу, стоит дорого и требует много времени, а компьютеры еще не справляются с этой задачей. Чтобы увидеть, может ли другой тип ученика добиться большего успеха, группа под руководством Ричарда Левенсона, патологоанатома и технолога из Калифорнийского университета в Дэвисе, и Эдварда Вассермана, психолога из Университета Айовы в Айова-Сити, обратилась к голубям. .

Несмотря на ограниченный интеллект, болваны имеют определенные преимущества. У них отличные зрительные системы, похожие на человеческие, если не лучше. Они воспринимают пять разных цветов в отличие от наших трех, и они не «заполняют» пробелы, как мы, когда ожидаемые формы отсутствуют.

Однако научить животных выполнять сложную задачу — непросто. Животные могут улавливать непреднамеренные сигналы от своих дрессировщиков и других людей, которые могут помочь им правильно решать проблемы.Например, знаменитая лошадь 20-го века по имени Умный Ганс якобы была способна выполнять простые арифметические операции, но позже было показано, что она наблюдала за реакцией своей человеческой аудитории. И хотя животные могут очень хорошо выполнять задачи, которые ограничены ограниченными условиями, перетренированность на одном наборе материалов может привести к полной неточности, когда одна и та же информация передается несколько иначе.

Чтобы избежать эффекта Умного Ганса, исследователи заставили 16 голубей делать все свое обучение один раз в день в коробке с экраном компьютера без видимых людей.Ранее диагностированные гистопатологические слайды биопсии ткани молочной железы появлялись на сенсорном экране компьютера вместе с желтой и синей кнопками. Если птицы правильно определили рак, компьютер автоматически вознаградил их кормовыми гранулами. Если они ошибались, они ничего не получили. Компьютер не только рандомизировал порядок изображений доброкачественной или злокачественной ткани, но также определял, означает ли желтый или синий «рак» для конкретной птицы, чтобы убедиться, что цвет сам по себе не вносит искажений.И чтобы убедиться, что они не просто запоминают слайды, птицам предлагали изображения одной и той же ткани с разным увеличением и цветом.

Голуби могут быть не готовы стать сертифицированными патологами, но несколько птиц в лаборатории могут стоить одного или двух техников. Голуби научились всего за несколько часов лучше, чем наугад, отличать раковые клетки от доброкачественных. И всего за 1 месяц их точность выросла до 80% — хорошо, но не так хорошо, как у экспертов-людей.Гораздо более впечатляющим была мудрость стада. Показывая одни и те же изображения разным птицам и комбинируя их предположения, точность повысилась до 99%, что соответствует уровню подготовленных экспертов-людей, и гораздо более надежно, чем компьютер, выполняющий автоматический анализ изображений.

Исследование «основательное и амбициозное», — говорит Альдо Бадано, физик из Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США в Силвер-Спринг, штат Мэриленд. Но он предупреждает, что птицы отнюдь не полезны в медицине. Как и люди, они были менее точны в диагностике изображений, которые выглядели иначе из-за изменений цвета и сжатия.И, как и люди, Бадано говорит, что голуби могут быть восприимчивы к ложноположительным характеристикам. Чтобы проверить это, птицы должны быть обучены на наборах изображений доброкачественных опухолей, которые кажутся злокачественными. Он также указывает, что птиц, вероятно, нельзя научить принимать во внимание клинический контекст при принятии решений, что люди легко делают. «Требуются дополнительные исследования», — говорит он.

Если проблемы удастся преодолеть, будет ли диагностика рака в будущем включать гигантские серверные фермы, на которых птицы будут клевать изображения? «Я в этом сомневаюсь, — говорит Левенсон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.