Разное

Энцефалит у новорожденных: Энцефалит у детей

Содержание

симптомы, причины, лечение, профилактика, осложнения

Причины

Когда речь идет о грудном ребёнке, лишь немногие знают, от чего может быть, и как проявляется энцефалит в таком возрасте. И ответ на этот вопрос связан с видом заболевания.

На сегодняшний день энцефалит делится на две ключевых группы, в зависимости от того, что становится возбудителем заболевания. Так, энцефалит может быть:

  • Первичным – связанным с попаданием инфекций в организм малыша после укуса комара или клеща. Также высок риск заражения первичным энцефалитом от человека-носителя.      
  • Вторичным – ставшим следствием перенесённых грудничком инфекционных заболеваний. Например, вторичный энцефалит может вызвать корь, ветрянка, краснуха и др.

Симптомы

С точки зрения проявления, заболевание может демонстрировать разные признаки. Например, острый энцефалит начинается с обнаружения у младенца первых признаков типичных для простуды. У грудничка повышается общая температура тела, нарушается сон и прием пищи, ребёнок выглядит беспокойным, постоянно плачет. В некоторых случаях возможна потеря сознания, отсутствие реакции на внешние факторы. Кроме того, могут проявляться симптомы поражения мозгового вещества в виде пареза, паралича и др.

Обратите внимание, что конкретная клиническая картина зависит от типа энцефалита. Признаки некоторых видов выглядят следующим образом:

  • При эпидемической форме. В период острой стадии можно заметить косоглазие, признаки птоза, сонливость и апатию. Когда острая стадия переходит в хроническую, отмечаются симптомы синдрома паркинсонизма. Температура тела новорождённого остается стабильно высокой, учащаются приступы судорог, гиперкинеза. Грудничок существенно отстает в развитии от своих сверстников, а по мере взросления, клиническая картина усугубляется.         
  • При герпетической форме. Данное заболевание вызывают вирусы герпеса, в том числе врождённые, а такой тип энцефалита – не редкость среди новорождённых детей. Заболевание можно распознать по общеинфекционным признакам, параличу и парезу, приступам эпилепсии.         
  • При постинфекционной вторичной форме. Первые признаки осложнения становятся заметными на 3-15 день, в зависимости от первичного заболевания. Симптоматика острая, выраженная высокой температурой, сыпью, судорогами, дрожанием головы, ретробульбарной слепотой, дисфункцией органов таза, атаксией, нарушением дыхательной функции, вплоть до комы. Аналогичные признаки проявляются и в случае, когда заболевание вызвано реакцией организма на прививки и вакцины.

Диагностика энцефалита у новорождённых

Для того чтобы диагностировать энцефалит, врач назначает младенцу лабораторные анализы и ряд инструментальных исследований:

  • обследование спинномозговой жидкости на лимфоциты, белок, сахар, присутствие кровяных примесей;         
  • анализ крови на антитела;        
  • компьютерную и магнитно-резонансную томографию мозга в целях определения воспалительных очагов или признаков внутримозгового кровоизлияния;         
  • ЭЭФГ для определения снижения или увеличения уровня электрической активности мозга новорождённого;         
  • биопсию, при отсутствии противопоказаний и условии, что остальные методы не позволяют определить точный диагноз;      
  • исследование носоглоточного смыва вирусологами на определение характерных антител первичного заболевания.

Осложнения

Ответ на вопрос чем опасен энцефалит у грудничка, известен абсолютному большинству. Отсутствие срочной помощи приводит к тяжёлому поражению головного мозга и внутренних органов. В ряде случаев, для полного разрушения мозга достаточно нескольких часов.

Лечение

Лечить малыша необходимо в стационарных условиях. В целом, прогнозы борьбы с заболеванием напрямую зависят от его формы и типа. О том, что делать родителям, и какие меры будут предприняты врачами, специалист рассказывает только на основании фактических результатов обследования младенца. При определении курса лечения учитывается малый возраст грудничка, его состояние, физиологические особенности.

Что можете сделать вы

Первая помощь со стороны родителей грудничку в случае обнаружения энцефалита заключается в своевременном обращении к врачу и определении малыша в стационар. Любые промедления существенно снижают шансы на успешное выздоровление в случае с рядом разновидностей энцефалита. Нельзя обращаться к методам нетрадиционной медицины, самостоятельно менять препараты или их дозировку.

Что делает врач

Для того чтобы вылечить грудного ребёнка, врач использует симптоматическую и общую консервативную терапию, а именно:

  • назначает противовирусные препараты,         
  • определяет лекарства для снижения температура при лихорадке,         
  • прописывает противосудорожные и противоотечные средства,         
  • применяет медикаменты для устранения интоксикации и др.

В некоторых случаях может потребоваться использование донорского иммуноглобулина. В зависимости от состояния малыша, возможно подключение пациента к оборудованию, обеспечивающему искусственное вентилирование лёгких и контроль за биением сердца. Дополнительно проводится искусственное поддержание уровня жидкости в организме.

Профилактика

Предотвратить заболевание практически невозможно. Родители грудничка должны тщательно следить за состоянием ребёнка и обращаться к специалисту при обнаружении первых подозрительных признаков. Если речь идет о первичном энцефалите, полученном при укусе, то метод профилактики – ограничение посещения лесов, парков, дачи в период активности клещей и комаров-разносчиков.

Оцените материал:

спасибо, ваш голос принят

Также смотрят

Вооружайтесь знаниями и читайте полезную информативную статью о заболевании энцефалит у новорожденных детей. Ведь быть родителями – значит, изучать всё то, что поможет сохранять градус здоровья в семье на отметке «36,6».

Узнайте, что может вызвать недуг энцефалит у новорожденных детей, как его своевременно распознать. Найдите информацию о том, каковы признаки, по которым можно определить недомогание. И какие анализы помогут выявить болезнь и поставить верный диагноз.

В статье вы прочтёте всё о методах лечения такого заболевания, как энцефалит у новорожденных детей. Уточните, какой должна быть эффективная первая помощь. Чем лечить: выбрать лекарственные препараты или народные методы?

Также вы узнаете, чем может быть опасно несвоевременное лечение недуга энцефалит у новорожденных детей, и почему так важно избежать последствий. Всё о том, как предупредить энцефалит у новорожденных детей и не допустить осложнений. Будьте здоровы!

Патологическая анатомия энцефалитов и энцефалопатий новорожденных

Библиографическое описание:

Силяева, Нина Федоровна. Патологическая анатомия энцефалитов и энцефалопатий новорожденных : автореф. дис. … канд. мед. наук / Нина Федоровна Силяева ; Смолен. гос. мед. ин-т. – Смоленск, 1966. – 14 с.

Abstract:

В головном мозге новорожденных и плодов в белом веществе под эпендимой постоянно обнаруживаются, чаще периваскулярно, очаговые скопления незрелых элементов, невробластов без выраженных воспалительных и некротических изменений. Эти скопления клеток не имеют патологического значения и являются морфологическим выражением различных этапов развития глии и миелинизации нервных волокон. Гораздо реже во всех исследованных случаях (в 2,2% по наблюдениям) обнаруживаются мелкие очаги размягчения мозга, видимые уже невооруженным глазом. Микроскопически в них видны реактивные изменения глии с образованием зернистых шаров. Эти очаги возникают чаще всего на почве расстройств кровообращения в головном мозге, вызванных гипоксией разной природы, родовой травмой черепа или пневмонией.
От термина «Вирховский энцефалит», ввиду его неопределенности правильнее отказаться, квалифицируя скопления незрелых глиальных элементов без некротических изменений в качестве физиологического явления. Истинная врожденная порэнцефалия – кисты в головном мозге, сообщающиеся в полостями желудочков и выстланные эпендимарным эпителием возникают в связи с повреждением головного мозга в эмбриональном периоде развития. К ложной порэнцефалии относятся полости в головном мозге, не сообщающиеся с полостями желудочков и субарахноидальным пространством и лишенные эпендимарной выстилки. Происхождение врожденных ложных порэнцефалий обсуловлено, главным образом, циркулярными расстройствами, возникающими в условиях гипоксии плода и новорожденного по большей части интранатально и приводящими к очаговым некрозам мозговой ткани с последующим образованием кист. Из вирусных перинатальных инфекций, порожающих центральную нервную систему, более частой является врожденная генерализованная инклюзионная цитомегалия, составляющая по нашим данным 0,1% вскрытий ново- и мертворожденных. Изменения в центральной нервной системе при ней характеризуются перивентрикулярным некротизирующим энцефалитом с очагами обызвествления и наличием цитомегалов, происходящих из ганглиозных и глиальных клеток. Не наблюдалось ни одного случая смерти новорожденных в перинатальном периоде от гриппа, простого герпеса и энцефаломиокардита, вызванного вирусом Коксеки В. Рассматриваемый случай смерти от вирусного гриппа относится к ребенку 30 дней. Изменения в центральной нервной системе характеризуются тяжелыми циркуляторными расстройствами, которые сопровождаются ишемическими изменениями ганглиозных клеток. Эти изменения оцениваем как гриппозную энцефалопатию. Листериоз как причина перинатальной смерти обнаружен в 0,3% (на 1222 вскрытия ново- и мертворожденных). Специфическое поражение головного мозга при смерти от листериоза обнаружено лишь в одном случае (из 4-х). Листериозный менинго-энцефалит характеризуется наличием в белом веществе головного мозга желтовато-серых узелков, так называемых листериом, диаметром до 0,2 см. Микроскопически – они представляют собой гранулемы, построенные из клеток микроглии, единичных моноцитов и лейкоцитов. При импрегнации по Левадити в листериомах обнаруживаются листерии. Гнойный менинго-энцефалит по нашим данным составляет 0,2% вскрытий ново- и мертворожденных. Как правило, гнойный менинго-эицефалит возникает гематогенно. Входные ворота инфекции часто обнаружить не удается. Наиболее частым возбудителем гнойного менинго-энцефалита новорожденных является кишечная палочка. Тяжелая черепная родовая травма может способствовать его возникновению. Токсоплазмоз не является частой причиной перинатальной смертности. Случай токсоплазмозного менинго-энцефаломиелита зарегистрирован лишь один раз на 1222 вскрытия мертво- и новорожден ных. Поражение центральной нервной системы характеризуется очагами творожистого некроза с преимущественным поражением коры. Микроскопически кроме некроза наблюдаются панваскулиты, гранулемы в головном и спинном мозге, а также псевдоцисты и свободно лежащие токсоплазмы. Впервые в отечественной литературе удалось наблюдать тяжелое осложнение токсоплазмоза в виде отечной формы симптоматического эритробластоза. Проведенное детальное исследование центральной нервной системы 8 случаев смерти анэнцефалов и двух – микроцефалов не дало оснований считать токсоплазмоз причиной этих пороков развития. В 6 случаях анэнцефалии (из 8-и) и в одном случае микроцефалии (из 2-х) тератогенную роль токсоплазмоза можно было с достаточной достоверностью исключить. В 2-х случаях анэнцефалии и в 1-м случае микроцефалии этот вывод сделать нельзя, так как причина очагов обызвествления в головном мозге осталась неизвестной. Однако другие признаки токсоплазмоза (морфологические, клинические и серологические) и в этих наблюдениях отсутствовали.

Description:

центральная нервная система, головной мозг, гипоксия, расстройства кровообращения головного мозга, перинатальные инфекции, энцефалит, энцефалопатия, менинго-энцефалит, цитомегалия, новорожденные,

ЛИМБИЧЕСКИЙ ЭНЦЕФАЛИТ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ЭТИОЛОГИИ | Симонова

1. Iizuka T., Sakai F., Ide T. et al. Anti-NMDA receptor encephalitis in Japan: long-term outcome without tumor removal // Neurology. — February 2008. — 70 (7).

2. S. Long, Larry K. Pickering, Charles G. Prober Churchill Livingstone Inc. 1997. — P. 1821.

3. Боковой А.Г. Герпесвирусные инфекции у детей — актуальная проблема современной клинической практики // Детские инфекции. — 2010. — № 2. Bokovoy A.G. Gerpesvirusnyie infektsii u detey — aktualnaya prob-lema sovremennoy klinicheskoy praktiki [Herpesvirus infection in children — actual problem of modern clinical practice] //Detskie Infektsii. — 2010. — №2. — S. 3—7. (In Russ).

4. Salahuddin S.Z., Ablashi D.V., Markham P.D. et al. Isolation of a new virus, HBLV, in patients with lymphoproliferative disorders // Science. — 1986; 234: 596—601.

5. Braun D.K., Dominguez G., Pellett P.E. Human herpesvirus 6 // Clin. Microbiol. Rev., 1997.

6. Mori Y. Recent topics related to human herpesvirus 6 cell tropism // Cell Microbiol. 2009. — Jul; 11 (7): 1001—6.

7. Mori Y., Seya T., Huang H.L., Akkapaiboon P., Dhepakson P., Ya-manishi K. Human herpesvirus 6 variant A but not variant B induces fusion from without in a variety of human cells through a human her-pesvirus 6 entry receptor, CD46 // Journal Virol. — 2002. — Jul; 76 (13): 6750—61.

8. Kawabata A., Oyaizu H., Maeki T., Tang H., Yamanishi K., Mori Y. Analysis of a neutralizing antibody for human herpesvirus 6B reveals a role for glycoprotein Q1 in viral entry // J Virol. — 2011. — Dec; 85 (24): 12962—71.

9. Абатуров А.Е., Шостакович-Корецкая Л.Р. HHV-6-инфекция у детей // Журнал «Здоровье ребенка» / Инфекции у детей. — 3 (6), 2007. Abaturov A.E., Shostakovich-Koretskaya L.R. HHV-6-infektsiya u detey. [HHV-6 infection in children] // Zhurnal «Zdorove Rebenka» / Infektsii u Detey. — 3 (6), 2007. (In Russ).

10. Каражас Н.В., Малышев И.А., Рыбалкина Т.И., Калугина М.Ю., Бошьян Р.Е. и др. Герпесвирусная инфекция. Эпидемиология, клиника, диагностика, профилактика и лечение: Методические рекомендации. — № 41. — М., 2007. — С. 118. Karazhas N.V., Malyishev I.A., Ryibalkina T.I., Kalugina M.Yu., Boshyan R.E. i dr. Gerpesvirusnaya infektsiya. Epidemiologiya, klinika, diagnostika, profilaktika i lechenie. [Herpesvirus infection. Epidemiology, clinical features, diagnosis, prevention and treatment]: Metodicheskie rekomendatsii. — №41. — M., 2007. — S. 118. (In Russ).

11. Yamanishi K., Okuno T., Shiraki K. et al. Indentification of human herpesvirus-6 as a causal agent for exanthem subitum // Lancet. — 1988; 1: 1065—1067.

12. Josephs S.F., Salahuddin S.Z., Ablashi D.V., Schachter F., Wong Staal F., Gallo R.C. Genomic analysis of the human B-lymphotropic virus (HBLV) // Science. — 1986; 234 : 601—3.

13. Takahashi K., Sonoda, Higashi K., Kondo T., Takahashi H., Takahashi M. et al. Predominant CD4 T-lymphocyte tropism of human herpesvirus 6-related virus // J Virol. — 1989; 63 : 3161—3.

14. Liberto M.C., Iannello D., Capozza A.B. Altered cytokine production after human herpes virus type 6 infection // New Microbiol. — 1999. — Oct; 22 (4): 293—300.

15. Bressollette-Bodin C., Nguyen T.V., Illiaquer M., Besse B., Peltier C., Chevallier P., Imbert-Marcille B.M. Quantification of two viral transcripts by real time PCR to investigate human herpesvirus type 6 active infection // J Clin Virol. — 2014. — Feb; 59 (2): 94—9.

16. Lacroix A., Collot-Teixeira S., Mardivirin L., Jaccard A., Petit B., Piguet C., Sturtz F., Preux P.M., Bordessoule D., Ranger-Rogez S. Involvement of human herpesvirus-6 variant B in classic Hodgkin’s lymphoma via DR7 oncoprotein // Clin Cancer Res. — 2010. — Oct. — 1; 16 (19): 4711—21.

17. Chi J., Gu B., Zhang C., Peng G., Zhou F. et al. Human herpesvirus 6 latent infection in patients with glioma // J Infect Dis. — 2012. — Nov; 206 (9): 1394—8.

18. http://hhv-6foundation.org/)(Leong, Seeley, 2007).

19. Alvarez-Lafuente, 2004; Chapenko, 2003; Berti, 2002; Soldan, 1997.

20. P.B. Challoner, K.T. Smith, J.D. Parker et al. Plaque-associated expression of human herpes virus 6 in multiple sclerosis // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America. — V. 92. — P. 7440—77444, 1995.

21. S.S. Soldan, R. Berti, N. Salem et al., K.I. Voumvourakis, D.K. Kit-sos, S. Tsiodras, G. Petrikkos and E. Stamboulis. Human herpesvirus 6 infection as a trigger of multiple sclerosis // Mayo Clinic Proceedings. — V. 85. — № 11. — P. 1023—1030, 2010.

22. Nora-Krukle Z., Chapenko S., Logina I., Millers A., Platkajis A., Murovska M. Human herpesvirus 6 and 7 reactivation and disease activity in multiple sclerosis. — Medicina (Kaunas). — Литва. — 2011; 47 (10): 527—31 // J Neurovirol. — 2001. — Dec; 7 (6) : 564—9.

23. Казмирчук В.Е., Мальцев Д.В. Диагностика и лечение инфекции, вызванной вирусом герпеса человека 6 типа // Журнал «Клиническая иммунология. Аллергология. Инфектология». — № 5. — Октябрь 2011 года. Kazmirchuk V.E., Maltsev D.V. Diagnostika i lechenie infektsii, vyizvannoy virusom gerpesa cheloveka 6 tipa. [Diagnosis and treatment of infections caused by human herpes virus type 6] // Zhurnal «Klinicheskaya Immunologiya. Allergologiya. Infektologiya». — №5. — Oktyabr. — 2011 god. (In Russ).

24. Birnbaum T., Claudio S. Padovan, Bernd Sporer, Tobias A. Rupprecht, Harald Äusserer, Gundula Jaeger and Hans W. Pfister. Severe Meningoencephalitis Caused by Human Herpesvirus 6 Type B in an Immunocompetent Woman Treated with Ganciclovir // Clin Infect Dis. — 2005. — Mar 15; 40 (6): 887—9.

25. Denes E., L. Magy, K. Pradeau. Successful treatment herpesvirus 6 encephalomyelitis in immunocompetent patient // Emerg. Infect. Dis. — V. l0. — № 4. — Аpr. 2004.

26. Drobyski W.R., Knox K.K., Majewski D. and Carrigan D.R. Fatal encephalitis due to variant B human herpesvirus 6 infection in a bone marrow transplant recipient // N Engl J Med. — 1994; 330 : 1356—1360.

27. Kamei A., Fujiwara T., Hiraga S., Onuma R. and Ichinohe S. Acute disseminated demyelination due to primary human herpesvirus-6 infection // Eur J Pediatr. — 1997; 156 (9): 709—712.

28. Tal Kramer, Lynn W. Enquist. Alphaherpesvirus Infection Disrupts Mitochondrial Transport in Neurons. — V. 11. — Issue 5. — Р. 504— 514. — 17 May. — 2012.

29. Leon G. Epstein, Shlomo Shinnar, Dale C. Hesdorffer et al. Shinnar, Shumei Sun and the FEBSTAT study team. Epilepsia; Human herpes-virus 6 and 7 in febrile status epilepticus: The FEBSTAT study. — Published Online: June 14. — 2012.

30. Menkes, John H., 1928-Sarnat, Harvey B. Maria, Bernard L. Child neurology. — Philadelphia: Lippincott Williams & Wilkins. — 2006.

31. Simon D. Shorvon, Emilio Perucca, Jerome Engel Jr. The Treatment of Epilepsy, Wiley-Blackwell. — 3 edition. — August 18. — 2009.

32. Танцюра Л.Н. Анализ факторов риска трансформации фебрильных судорог в эпилепсию и их значимость // Украинский вестник психоневрологии. — 2009. — Т. 2. — №4 (37). Tantsyura L.N. Analiz faktorov riska transformatsii febrilnyih sudorog v epilepsiyu i ih znachimost. [Analysis of risk factors for transformation of febrile seizures in epilepsy and their significance] // Ukrainskiy Vestnik Psihonevrologii. — 2009. — T. 2. — №4 (37). (In Russ).

33. Berquin P. et al. Treatment of childhood refractory epilepsy // Arch. Pediatr. — 2012. — V. 19 (1). — Р. 3—8.

34. Евтушенко С.К. Разрушительные и труднокурабельные формы эпилепсии и эпилептические энцефалопатии у детей // Международный неврологический журнал. — 6 (52). — 2012. Evtushenko S.K. Razrushitelnyie i trudnokurabelnyie formyi epilepsii i epilepticheskie entsefalopatii u detey. [Destructive and difficult forms of epilepsy and epileptic encephalopathy in children] // Mezhdunarodnyiy Nevrologicheskiy Zhurnal. — 6 (52). — 2012. (In Russ).

35. Donati D., Akhyani N., Fogdell-Hahn A., Cermelli C. et al. Detection of human herpesvirus-6 in mesial temporal lobe epilepsy surgical brain resections // Neurology. — 2003. — Nov. 25; 61 (10) : 1405—11.

36. Okubo Y., Sekiya H., Namiki S., Sakamoto H., Iinuma S., Yamasaki M., Watanabe M., Hirose K., Iino M. Imaging extrasynaptic glutamate dynamics in the brain // Proceedings of the National Academy of Sciences. — 2010.— 107 (14): 6526.

37. Modulation of the cytokine network in human adult astrocytes by human herpesvirus-6a / S. Meeuwsen [et al.] // J. Neuroimmunol. — 2005. — V. 164. — № 1. — P. 37—47.

прогнозирование исходов – тема научной статьи по клинической медицине читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ПЕРЕАОВАЯ СТАТЬЯ

Вирусные энцефалиты у детей: прогнозирование исходов

Н. В. Скрипченко, М. В. Савина, В. Н. Команцев, Г. П. Иванова

ФГУ НИИ детских инФЕкиий ФМБА, Санкт-Петербург

В статье представлены результаты разработанной логистической модели прогнозирования исходов энцефалитов у детей, основанной на комплексной диагностике вирусных энцефалитов у 72 детей в возрасте от 2 до 17 лет с использованием соматосен-сорных вызванных потенциалов. Определены параметры, по комплексной оценке которых возможно уточнить характер и исход заболевания. Показана роль соматосенсорных вызванных потенциалов в прогнозировании исходов энцефалитов у детей. Ключевые слова: дети, энцефалит, вызванные потенциалы мозга, диагностика, прогнозирование

УДК 616.022:578.833.26

Viral encephalitis in children: prognostication of outcomes

N. V. Skripchenko, M. V. Savina, V. N. Komanoev, G. P. Ivanova

The Federal State Institution Scientific Institute of Children’s Infections of Federal Medico-Biological Agency, Saint Petersburg

The article presents the results of the study by complex diagnostic method of the 72 children with viral encephalitis (from 2 up to 17 years of age). The logistic model of predicting outcomes in encephalitic patients by complex diagnostic method with somatosensory evoked potentials has been described. The importance of somatosensory evoked potentials in predicting outcomes in encephalitic has been showed. Key words: children, encephalitis, evoked potentials, diagnosis, prognosis

Вирусные энцефалиты являются актуальной нейроинфекционной проблемой ввиду широкого распространения, тяжелого течения и частоты инвалидизирующих последствий, достигающих 60% [1]. Прогнозирование исходов энцефалита в ранние сроки заболевания является важной составляющей диагностического процесса, так как позволяет своевременно проводить коррекцию терапии для уменьшения тяжести и частоты резидуальных неврологических нарушений. Традиционно определение тяжести поражения ЦНС и прогнозирование исходов вирусных энцефалитов осуществляются на основании клинико-нев-рологических данных, включающих оценку сознания ребенка, состояние витальных функций, степени выраженности общемозговой и очаговой неврологической симптоматики [2]. Как известно, тяжесть поражения мозга при энцефалите зависит от степени повреждения нейронов ЦНС в ответ на вирусное воздействие [3]. Для оценки структурных нарушений мозга в последние годы широко используются методы нейровизуализации, особенно МРТ в Т1, Т2-режимах взвешенного изображения, Flair-после-довательности, которые позволяют оценить распространенность воспалительного поражения ткани мозга, остроту процесса и отслеживать динамику очагов в процессе саногенеза [4, 5]. Однако, несмотря на высокие диагностические возможности, методы нейровизуализации не позволяют оценить функциональное состояние ЦНС при энцефалите, степень нарушения которого напрямую зависит от сохранности нейронов мозга. Наиболее изучено использование метода электроэнцефалографии (ЭЭГ) для определения степени нарушения функционального состояния ЦНС при энцефалитах, и позволяющий определять прогноз заболевания [6]. Однако по данным Kepa L. (2000) комплексное применение ЭЭГ наряду с клиническими нарушениями позволяет точно прогнозиро-

Скрипченко Наталья Викторовна — д. м. н., проф., зам. директора по науке НИИ детских инфекций ФМБА; 197022, Санкт-Петербург, ул. проф. Попова, д. 9; (812) 234-10-38

вать исход заболевания только в 45% наблюдений. Кроме того, в острый период энцефалита изменения ЭЭГ могут быть неспецифическими или вообще отсутствовать [8].

Вызванные потенциалы (ВП) позволяют определить состояние проводящих афферентных систем головного мозга и оценить состояние нейрональных центров [9]. Имеются единичные сообщения о применении ВП в нейроин-фекционной практике, данные которых противоречивы и неоднозначные [10, 11]. Сведения об использовании вызванных потенциалов в детском возрасте для прогнозирования исходов вирусных энцефалитов отсутствуют.

Целью данного исследования явилось изучение возможностей использования соматосенсорных вызванных потенциалов мозга в прогнозировании течения и исходов вирусных энцефалитов у детей разного возраста.

Материалы и методы исследования:

Под наблюдением находилось 72 пациента в возрасте от 2 до 17 лет с вирусным энцефалитом, находящихся на лечении в клинике нейроинфекций НИИ ДИ, из них у 32 детей отмечалось острое течение заболевания, у 23 — подострое, у 17 — хроническое. В этиологической структуре 37% составляли герпесвирусы, 11% — вирус клещевого энцефалита, 4% — микст-инфекция, 47% — энцефалиты неуточненной этиологии. Группу сравнения составили 34 здоровых ребенка аналогичного возраста. Всем больным после госпитализации в стационар проводилось клинико-неврологическое обследование с обязательным определением возраста пациента, тяжести нарушения общего состояния (расстройство сознания, общемозговая симптоматика). Для уточнения распространенности, характера очаговых изменений мозга проводилась МРТ головного мозга в Т1, Т2, Flair-последовательнос-ти и внутривенным контрастированием по показаниям.

Степень неврологических нарушений оценивалась по разработанной бальной шкале с исследованием черепной иннервации, сенсорных, двигательных и координа-торных функций с последующим кодированием признаков. В качестве МРТ критериев учитывалась распростра-

ненность очагов патологической плотности (отсутствие очагов, поражение с наличием менее 3-х очагов либо многоочаговое поражение мозга). Параллельно с клиническим и МРТ обследованием всем больным проводилось исследование соматосенсорных вызванных потенциалов на чрезкожную стимуляцию большеберцового нерва (ССВП n. tibialis) на 4-х канальном электромиографе в первые дни заболевания и в динамике на 7 день болезни. Регистрировались спинальный потенциал с проекции поясничного утолщения N22 и корковый потенциал Р37 над проекцией теменных долей мозга (Cpz по международной классификации). Проводилась оценка абсолютных значений амплитуды коркового потенциала Р37, отображающего функциональную активность корковых нейронов; рассчитывался межпиковый интервал N22—P37 (время центрального афферентного проведения — ВЦП), который является показателем функции быстропроводя-щих волокон и характеризует состояние проводящих структур спинного и головного мозга. За нормативные показатели амплитуды коркового потенциала Р37 принимался показатель 3—5 мкВ. Оценка нарушения показателя ВЦП проводилась с учетом возрастных нормативных показателей. При повторном исследовании ССВП на 7 день заболевания проводился учет динамики показателей ССВП (регистрировалось восстановление, значимое улучшение выше 10% от первоначальных показателей, отсутствие или отрицательная динамика).

Статистическая обработка полученных данных проводилась в программе Statistica 6.0 for Windows с использованием непараметрического метода корреляционного анализа по Спирмену и дискриминантного анализа. Для оценки достоверности различий применялся F-критерий Фишера, t-критерий Стьюдента.

Результаты и их обсуждение

Методом дискриминантного анализа с пошаговым отбором были определены 5 статистически значимых для прогнозирования исходов энцефалита признаков (табл. 1). Наряду с тяжестью общего состояния

Таблица 1. Коэффициенты линейных классификационных функций для благоприятного (ЛКФ 1) и неблагоприятного (ЛКФ 2) исходов энцефалита, отработанные в результате проведения пошагового дискриминантного анализа

(р =0,006), тяжестью неврологических нарушений (p<0,001), возрастом пациента (р =0,003), распространенностью очаговых нарушений по данным МРТ (р =0,02), для прогнозирования исходов заболевания оказались значимыми показатели функционального состояния ЦНС, выявленные методом ССВП n. tibialis: амплитуда коркового потенциала Р37 (р =0,18) и показатель динамики ССВП на 7 день заболевания (р = 0,04).

На основе выявленных показателей были получены линейно-классификационные функции (ЛКФ), позволяющие прогнозировать благоприятный (ЛКФ1) и неблагоприятный (ЛКФ 2) исход энцефалита по следующим формулам:

ЛКФ 1 =-12,45 + 6,66 х Х1 + 1,97 х Х2 + + 0,18 х Х3 + 1,21 х Х4 + 1,59 х Х5 + 2,91 х Х6 и ЛКФ 2 = -22,85 + 8,18 х Х1 + 3,78 х Х2 + + 0,25 х Х3 + 1,91 х Х4 + 1,9 х Х5 + 3,53 х Х6,

где Х1 —Х6 — прогностические критерии, оцененные в баллах: Х1 — тяжесть нарушения общего состояния (0 или 1 балл), Х2 — тяжесть неврологических нарушений (1— 3 балла), Х3 — возраст ребенка (в годах), Х4 — распространенность очагов на МРТ (1—3 балла), Х5 — амплитуда коркового потенциала соматосенсорных ВП в первые дни заболевания (1—4 балла), Х6 — динамика соматосенсорных ВП на 7 день заболевания (1—4 балла).

После расчета показателей по формулам проводилось сравнение полученных результатов. При ЛКФ 1 > > ЛКФ 2 прогнозировался благоприятный исход энцефалита с полным выздоровлением ребенка через 6 месяцев после начала заболевания, а при ЛКФ 2 > ЛКФ 1 — неблагоприятный исход энцефалита, при котором у пациентов через 6 месяцев от начала заболевания наблюдались очаговые неврологические симптомы различной степени выраженности. Эффективность предлагаемого метода составила 83,8% со статистической достоверностью выше 99% (p <0,00001). Наиболее чувствительным оказался способ в прогнозировании благоприятных исходов вирусного энцефалита (93%). Меньшую чувствительность, но достаточную эффективность данный метод показал в прогнозировании неблагоприятных исходов энцефалита (60%).

В 72% случаев наблюдался благоприятный исход энцефалита — полное выздоровление пациентов в сроки до 6 месяцев (табл. 2): в 22 % случаев имело место полное выздоровление (исчезновение неврологической симптоматики) к моменту выписки больных из стационара, в 46 % — через 3 месяца, в 32% — через 6 месяцев от начала заболевания. Неблагоприятный исход с сохранением очаговых неврологических нарушений различной степени выраженности свыше 6 месяцев после начала заболевания отмечался в 28 % наблюдений — выявлялись остаточные очаговые неврологические проявления различной степени выраженности, в 1 5% случаев — судорожный синдром.

Сравнительный анализ различных методов прогнозирования исходов энцефалитов у детей показал, что эффективность прогнозирования исходов на основе оценки только выраженности клинико-неврологических нарушений составляет, в среднем, 81,1 %, при дополнительной оценке распространенности поражения мозга по МРТ — 78,8%,

Показатели Коэффициенты для ЛКФ 1 (благоприятный исход энцефалита) Коэффициенты для ЛКФ 2 (неблагоприятный исход энцефалита)

Общее состояние (Х1) 6,66 8,18

Неврологические нарушения (Х2) 1,97 3,78

Возраст ребенка (Х3) 0,18 0,25

Распространенность очагов по МРТ (Х4) 1,21 1,91

Амплитуда потенциала Р37 в первые дни заболевания(Х5) 1,59 1,9

Динамика ССВП (Х6) 2,91 3,53

Constant -12,45 -22,85

что ниже по эффективности метода комплексного прогнозирования (табл. 3). Кроме того, отмечается значительное увеличение чувствительности способа к прогнозированию неблагоприятных исходов энцефалитов (до 10%).

Согласно отработанным критериям, благоприятный исход энцефалита с полным выздоровлением в течение 6 месяцев от начала заболевания прогнозировался при: средне-тяжелом общем состоянии пациента; выявлении легких или умеренных неврологических нарушений по разработанной шкале; при отсутствии или при наличии до 3 очагов на МРТ; при амплитуде коркового потенциала выше 3 мкВ в первые дни заболевания; полном восстановлении или положительной динамике показателей ССВП (снижении ВЦП и увеличении амплитуды коркового потенциала Р37 более чем на 10% от первоначальных показателей) при повторном исследовании на 7 день заболевания.

Неблагоприятный исход энцефалита с наличием органических неврологических нарушений различной степени выраженности через 6 месяцев от начала заболевания прогнозировался при: тяжелом состоянии больных с нарушением сознания, судорожным синдромом, наличии тяжелых неврологических нарушений в остром периоде энцефалита; выявлении более 3 очагов патологической плотности по МРТ; снижении амплитуды коркового потенциала Р37 ниже 3 мкВ в первые дни заболевания; при отсутствии или отрицательной динамике показателей ССВП (увеличении ВЦП и снижении амплитуды коркового потенциала Р37 на 10% от первоначальных изменений) при повторном исследовании на 7 день заболевания. Проведение комплексного анализа клинико-неврологических нарушений, структурных и функциональных изменений мозга с расчетом линейно-классификационных функций позволило уже на 7 день заболевания прогнозировать характер исходов энцефалита, что способствовало своевременной коррекции проводимой нейрометаболиче-ской терапии.

Выводы

1. Для определения тяжести нарушений функции ЦНС при энцефалите целесообразно использовать показатель амплитуды коркового потенциала соматосенсорных вызванных потенциалов мозга в первые дни заболевания, а также учитывать динамику соматосенсорных вызванных потенциалов в динамике нейроинфекционного процесса.

2. Прогнозирование исходов вирусных энцефалитов у детей на первой неделе заболевания возможно на основании комплексной оценки с учетом возраста пациента, тяжести клинико-неврологических нарушений, распространенности очаговых нарушений по данным МРТ, а также исследованием соматосенсорных вызванных потенциалов.

3. Дополнительное использование показателей сома-тосенсорных вызванных потенциалов мозга повышает эффективность прогнозирования исходов энцефалита в первую неделю заболевания до 83,3%.

4. Прогнозирование неблагоприятного исхода энцефалита в ранние сроки заболевания позволяет своевременно провести коррекцию нейрометаболической терапии, что способствует снижению резидуальных неврологических проявлений.

Таблица 2. Соотношение прогнозируемых и реальных исходов энцефалита (n = 72)

Исход Правильно диагностировано предложенным методом абс. кол-во (%) Ложнополо-жительные (*) и ложноотрица-тельные (**) результаты, абс. кол-во (%) Настоящие исходы заболевания, абс. кол-во (%)

Благоприятный исход (*) 47 (93%) 5 (7%) 52 (72%)

Неблагоприятный исход (**) 12(60%) 8 (40%) 20 (28%)

Итого 58 (83,8%) 13 (16,2%) 72 (100%)

Таблица 3. Диагностическая эффективность различных методов прогнозирования исходов вирусных энцефалитов у детей (п =72)

Клини-ко-невро-логические нарушения (%) Нарушения по МРТ (%) Клиника и МРТ (%) Комплексный анализ клини-ко-неврологиче-ских, МРТ и функциональных нарушений (%)

Специфичность 94,4 85,5 89,1 93,0

Чувствительность 45,0 20,0 50,0 60,0

Эффективность 81,1 68,0 78,7 83,8

Литература:

1. Childhood encephalitis in Sweden: Etiology, clinical presentation and outcome / A. Fowler, A. Stodberg, M. Eriksson, R. Wickstrom // Eur. J. Paediatr. Neurol. — 2008. — V. 9. — № 4. — P. 1 29-135.

2. Сорокина М. Н. Вирусные менингиты энцефалиты у детей / Н. М. Сорокина, Н. В. Скрипченко — М.: Медицина, 2004. -С. 92-150.

3. Лещинская Е. В. Острые вирусные энцефалиты у детей / Е. В. Ле-щинская, И. Н. Мартыненко. — М.: Медицина, 1990. — 256 с.

4. Нейрорадиология / Под ред. Т. Н. Трофимовой. — СПб.: Издат. Дом СПб. МАПО, 2005. — 288 с.

5. Старшинов Я. Ю. Клинико-лучевые и иммунологические особенности энцефаломиелитов у детей: Автореф. дис. … к.м.н. -СПб., 2003.- 23 с.

6. Росин Ю. А. Прогностическое значение электроэнцефалографии при тяжелых острых нейроинфекциях у детей / Ю. А. Ро-син, Р. Л. Басс, Е. Я. Войтинский // Вопр. охраны материнства и детства. — 1999. — Т. 36, № 5. — С. 8-12.

7. EEG examination in patients with purulent, bacterial meningoen-cephalitis-literature review and own observations / L. Kepa, B. Oc-zko-Grzesik, I. Warakomska, W. Stolarz // Wiad Lek. — 2000. -V. 59. — № 7-8. — Р. 458-462.

8. Oliveira M. Electroencephalography of children / M. Oliveira, F. Car-mo // Clin. Encephalogr. — V. 34. — № 5. — P. 180-188.

9. Гнездицкий В. В. Опыт применения вызванных потенциалов в клинической практике. — М.: АОЗТ «Антидор», 2001. — 480 с.

10. Надеждина М. В. Динамика акустических стволовых вызванных потенциалов у больных с разными формами клещевого энцефалита в остром периоде // Журн. Неврол. и психиат. им С. С. Корсакова — 2001. — № 9. — С. 27-33.

1 1. Kalita J. Neurophysiological changes in Japanese encephalitis / J. Kalita, U. Misra // Neurol. India. — 2002. — V. 50. — № 2. -P. 262-266.

Клещевой энцефалит — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

 

Клещевой энцефалит – тяжелое нейроинфекционное заболевание, часто приводящее к инвалидности или смерти, возникающее в результате заражения человека вирусом, попадающим в крови при присасывании лесного клеща – носителя вируса. Клещи – переносчики вируса распространены в Ленинградской области, которая относится к эндемичным территориям. Заражение происходит при активном посещении городскими жителями природных биотопов и освоении садово-дачных участков, и даже просто в парковых зонах отдыха, кладбищах на территории города. Человек иногда заражается, не побывав в лесу. Клещ может быть принесен оттуда с цветами, грибами, ветками, на шерсти домашних животных. Для клещевого энцефалита характерна строгая весенне-лет­няя сезонность начала заболевания, связанная с сезонной актив­ностью переносчиков.

При укусе клеща необходимо срочно обратиться в районный травматологический пункт, где клеща снимут и отправят на исследование. В случае, если анализ клеща на вирус окажется положительным, необходимо в течение 4 суток от момента укуса пройти иммуноглобулинопрофилактику.

Не выбрасывайте снятых клещей – они нужны для лабораторного исследования.

Наиболее эффективным способом профилактики клещевого энцефалита является вакцинация. Вакцинация проводится во всех детских (с 3-х лет) и взрослых поликлиниках. Особенно показана вакцинация профессиональным группам риска населения, садоводам, туристам, охотникам, детям оздоровительных лагерей. Плановая вакцинация начинается осенью (1-я прививка), через 5-7 месяцев (2-я прививка), через 1 год – (3-я прививка) и далее однократно каждые 3 года. Возможна и экстренная вакцинация в летний период, но в этом случае в течение вакцинации (2 недели) и еще 2 недели после вакцинации нельзя посещать лесные массивы, чтобы не встретиться с клещами.

Более подробную информацию о клещевом энцефалите можно узнать на сайте: энцефалит.ру.

Неотложная помощь при клещевом энцефалите. При обнаружении симптомов клещевого энцефалита больной должен быть срочно помещен в инфекционную больницу для проведения интенсивного лечения.

Поликлиники района приглашают Вас на вакцинацию против клещевого энцефалита.


 

 

 

Вакцинация против клещевого энцефалита | Медицинский центр «Сердолик»

Не нужно напоминать, что мы живем в регионе, эндемичном по клещевому энцефалиту. Клещевой энцефалит – природноочаговое вирусное заболевание, которое передается через укус иксодовых клещей, которые распространены в лесных и таежных зонах.

Проявляется клещевой энцефалит в виде поражения центральной нервной системы (энцефалит, менингит, менингоэнцефалит). Летальный исход наступает в 25-30% случаев. У перенесших это заболевание длительно (до 1-2х лет, а иногда и пожизненно) сохраняются выраженные органические изменения центральной нервной системы (судорожные синдромы, атрофии мышц и др.).

Не секрет, что заболеваемость клещевым энцефалитом наносит огромный ущерб здоровью населения и экономике страны. На сегодняшний день наиболее эффективным средством защиты от вируса является сезонная вакцинация. Современные высококачественные вакцины стимулируют выработку антител, что обеспечивает надежную защиту от вируса клещевого энцефалита для лиц, проживающих на эндемичных по клещевому энцефалиту территориях, а также выезжающих на эти территории в весенне-летний период. В настоящее время в России зарегистрировано несколько вакцин от клещевого энцефалита, в т.ч FSME (производство «Бакстер» Австрия), Энцепур (производство «Новартис», Германия), Энцевир (производство Россия).

Вакцины представляют собой высокоочищенные суспензии инактивированного вируса, полученного на клетках куриного эмбриона. Используется у взрослых и детей, начиная с первого года жизни.

Первичный курс вакцинации (для взрослых и детей)

Вакцинация

Схема А

Схема В

Первая прививка

1 доза

0 день

0 день

Вторая прививка

1 доза

Через 1-3 месяца

Через 14 дней

Третья прививка

1 доза

Через 9-12 месяцев
после второй прививки

Через 9-12 месяцев
после второй прививки

Обычно вакцинация проводится до начала сезона активности клещей. Первую и вторую прививку предпочтительно проводить в зимние или весенние месяцы (схема А). Допускается проведение вакцинации в летнее время. Если первая вакцинация проводится в летние месяцы, то рекомендуется вторую прививку делать через две недели после первой прививки по схеме быстрой (экстренной) иммунизации (схема В). Третья прививка завершает полный курс вакцинации в соответствии с выбранной схемой. Экстренная схема предназначена для максимально быстрой выработки иммунитета, если сроки стандартной вакцинации были упущены.

Ревакцинация (для взрослых и детей):

После курса первичной вакцинации, проведенного согласно одной из двух схем, ревакцинация проводится через каждые 3 года в виде одной дозы вакцины
Уровень иммунной защиты превышает 90% после второй прививки и 97% – после третьей. Опыт применения данных вакцин показывает, что защитный эффект, полученный в результате такой иммунизации (3 дозы), сохраняется не менее 3-х лет.
После второй вакцинации (через месяц после постановки) в нашей клинике Вы можете сдать кровь на антитела IgG к клещевому энцефалиту. При титрах 1:200 — 1:400 принято считать, что у пациента создан минимальный защитный уровень специфических антител. При титрах 1:100 или отрицательном результате считается, что иммунитет к клещевому энцефалиту отсутствует.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМО ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ!

Прививка от клещевого энцефалита для детей и взрослых в клинике МедиАрт в ЗАО Москвы

Вакцинация от клещевого энцефалита


Клещевой энцефалит (весенне-летний клещевой менингоэнцефалит) – природно-очаговая вирусная инфекция, характеризующаяся лихорадкой, интоксикацией и поражением серого вещества головного мозга (энцефалит) и/или оболочек головного и спинного мозга (менингит и менингоэнцефалит).


Заболевание может привести к стойким неврологическим и психиатрическим осложнениям и даже к смерти больного.


Носителями вируса по статистике являются шесть клещей из ста (при этом заболеть от заражённой особи могут от 2 до 6% укушенных людей).


К сожалению, в Москве и Московской области проблема заболеваний клещевым энцефалитом с каждым годом становится все более актуальной. Причина этому – отсутствие вакцинации и позднее обращение за медицинской помощью, а также не серьезное отношение к укусам клещей со стороны людей.


За последние 3 года в медицинские учреждения города Москвы обратилось более 48000 человек с жалобами на присасывание клещей, из них более 9000 дети до 17 лет.


Роспотребнадзор в 2017 году провел работы по сбору и исследованию клещей на территории лесного массива между Рублевским шоссе, ул. Крылатская, ул. Осенняя, МКАД и ЦБК (ул. Маршала Тимошенко).


За август – сентябрь 2017 года с растительности было собрано 227 клещей. Вирус клещевого энцефалита был обнаружен в 5 клещах. Также в октябре 2017 года в лесном массиве вдоль ул. Осенняя были проведены отловы мелких млекопитающих. Было отловлено 44 зверька, из них в тканях мозга 2 рыжих полевок был обнаружен вирус клещевого энцефалита.


Исследование указывает на возможность заражения клещевым энцефалитом даже при укусах клещей на прогулке в лесо-парковых зонах Москвы.


Специального (специфического) лечения от вирусного клещевого энцефалита не существует! Защититься от клещевого энцефалита позволяет вакцинация.

Вакцинация от клещевого энцефалита


Вакцина является надежным, проверенным средством и практически исключает заражение, но все это происходит только при правильной и своевременной вакцинации. Вакцина вводится в несколько этапов и начинает действовать не сразу.


При вакцинации от клещевого энцефалита пациент практически на 100% защищён от этой болезни, но если все же укус произойдет, то вытащенного клеща все равно стоит сдать на проверку, так как клещи переносят и другие болезни.


Плановая вакцинация от клещевого энцефалита состоит из нескольких этапов:


  • Делается первый укол (первичное введение препарата)


  • Через 2-4 недели делается второй укол (повторное введение препарата)


Иммунитет от клещевого энцефалита начинает действовать через 2 недели после второго укола (повторного введения препарата)


Для поддержания иммунитета следует повторить укол весной следующего года. Далее укол необходимо делать 1 раз в 3 года.

Плановая вакцинация имеет ряд достоинств:


  • Препарат может вводиться детям от 1 года (для взрослых ограничений по возрасту нет)


  • Небольшой (0,25 мл у детей и 0,5 мл у взрослых) объем вводимого препарата


  • Хорошая переносимость (в первые 3 суток возможны незначительные местные реакции – покраснение и болезненность, температура поднимается крайне редко) препарата


  • Высокая эффективность: правильно выполненный курс вакцинации надежно защищает от вирусного клещевого энцефалита


Из недостатков плановой вакцинации стоит назвать время выработки антител. Вакцина начинает действовать (в организме вырабатываются антитела) через две недели после повторного введения препарата. Т.е. организм становится защищен от энцефалита через 1-1,5 месяца после первого введения препарата. Поэтому плановую вакцинацию делать начинают заранее с февраля.


В сети клиник для детей и взрослых МедиАрт пациентам пришедшим на плановую вакцинацию вводится препарат «Энцепур» (Германия), «ЭнцеВир Нео» или «Клещ-Э-Вак» (Россия). Препараты показали свою надежность и зарекомендовали себя с самой лучшей стороны.


Данный препарат можно вводить, даже если до этого вы использовали другую вакцину. Единственное условие (кроме врачебных показаний) – это временной интервал между последней прививкой (любой) и введением вакцины должен быть не менее 1 месяца.


Делать плановую вакцинацию или довериться воли случая – выбор за вами. Но учитывайте, часто так бывает, что вы отвечаете не только за себя, но и за членов своей семьи – детей, родителей.


Стоит ли рисковать их жизнями или лучше сделать несколько уколов и не бояться ходить по паркам, лесам и приусадебным участкам – выбор за вами.

Стоимость вакцинации


Стоимость одной вакцинации складывается из приема врача перед вакцинацией, 1 дозы выбранной вакцины и стоимости её введения.


Отдельно оплачиваются:


  • внутримышечное введение вакцины


  • прием врача перед вакцинацией


Такой прием в день каждой вакцинации является строго обязательным, поскольку критически важно проведение вакцинации в состоянии полного здоровья и при отсутствии абсолютных противопоказаний к вакцине, перечень которых достаточно широк.


Для записи позвоните по телефону 8 (495) 2-876-000 или нажмите на кнопку «Записаться на прием» и оставьте свой номер телефона. Мы перезвоним Вам в удобное время. Также записаться можно у администратора клиники.

НЕОНАТАЛЬНЫЙ ЭНЦЕФАЛИТ И ТРАВМА БЕЛОГО МАТЕРИАЛА — БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРОСТО ВОСПАЛЕНИЕ?

В этом выпуске Annals Verboon-Maciolek и соавторы показывают, что пареховирус человека (HPeV), в частности HPeV3, является важной причиной неонатального вирусного энцефалита. 1 Шесть серотипов HPeV, которые включены в род Parechovirus , представляют собой небольшие одноцепочечные (ss) РНК-вирусы, принадлежащие к семейству Picornaviridae. 2 , 3 Эти вирусы имеют много общего с другим, более известным родом Picornaviridae, Enterovirus (EV) .Действительно, род Parechovirus начался с реклассификации эховирусов 21 и 22 как HPeV1 и HPeV2 из-за молекулярных и генетических отличий от остальных EV. Эти различия важны, потому что они частично объясняют, почему обычная полимеразная цепная реакция (ПЦР) на EV не обнаруживает HPeV. Таким образом, энцефалитная инфекция, вызванная HPeV3, в прошлом упускалась из виду, что является одним из важных моментов данной статьи. (Неонатальный энцефалит, вызванный другими подтипами HPeV, встречается крайне редко и далее не обсуждается.) Энцефалит, вызванный инфекцией HPeV3, а также ЭВ, связан с неонатальными припадками и очевидным повреждением белого вещества головного мозга. 1 , 4 Настоящий отчет имеет важные последствия, касающиеся этиологии неонатального вирусного энцефалита, дифференциальной диагностики неонатальных припадков, а также патологии и патофизиологии повреждения белого вещества.

Относительно этиологии неонатального энцефалита выводы Verboon-Maciolek et al. 1 указывают на то, что HPeV3 является основной причиной. Действительно, в период их исследования неонатальный энцефалит, вызванный HPeV3, был в три раза более распространен, чем энцефалит, вызванный ЭВ, и составлял 64% всех случаев энцефалита, госпитализированных в их отделения интенсивной терапии. Из основных вирусных инфекций развивающейся нервной системы (), т. Е. Краснухи, цитомегаловируса (CMV), вируса простого герпеса (HSV), ветряной оспы, вируса иммунодефицита человека (ВИЧ), вируса лимфоцитарного хориоменингита и EV / HPeV, большинство приобретены внутриутробно, и симптоматический неонатальный энцефалит встречается редко (). 5 HSV и EV / HPeV чаще всего связаны с неонатальным, а не с энцефалитом плода. 5 ВПГ-энцефалит проявляется диффузными изменениями серого и белого вещества и обсуждается в другом месте. 5 Неонатальный энцефалит, вызванный EV / HPeV, имеет отчетливую клиническую картину и очевидную склонность к белому веществу, как обсуждается ниже.

Таблица

Основные вирусные инфекции развивающейся нервной системы

900-44

7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Додельсон де Кремер Р., Гроссо С. Материнская мутация 677C> T в гене метилентетрагидрофолатредуктазы, связанная с тяжелым повреждением головного мозга у потомства. Клин Генет . (2005) 67: 69–80.

PubMed Аннотация | Google Scholar

55.Odd D, Váradi A, Rajatileka S, Molnár E, Luyt K. Связь между реанимацией новорожденных и однонуклеотидным полиморфизмом rs1835740. Акта Педиатр . (2016) 105: e307–12. DOI: 10.1111 / apa.13421

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Bruyland M, Liebaers I, Sacre L, Vandeplas Y, De Meirleir L, Martin JJ. Неонатальная миотубулярная миопатия с вероятным X-сцепленным наследованием: наблюдения за новой семьей с обзором литературы. Дж. Нейрол . (1984) 231: 220–2. DOI: 10.1007 / BF00313942

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Баркович А.Дж., Вестмарк К., Партридж К., Сола А., Ферриеро Д.М. Перинатальная асфиксия: результаты МРТ в первые 10 дней. AJNR Am J Нейрорадиол . (1995) 16: 427–38.

PubMed Аннотация | Google Scholar

58. Барретт MJ, Донохью V, Муни EE, Slevin M, Persaud T, Twomey E, et al. Изолированное острое некистозное повреждение белого вещества у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2013) 98: F158 – F160. DOI: 10.1136 / archdischild-2011-301505

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Консультация за 15 минут: ведение неонатального и детского герпетического энцефалита

Виньетка из комбинированного случая: девочка 9 месяцев с энцефалитом, вызванным простым герпесом

9-месячная девочка, ранее здоровая, поступила с лихорадкой и 40-минутным фокальным припадком. Ей начали внутривенно вводить цефтриаксон и ацикловир, интубировали и искусственно вентилировали.МРТ головного мозга в 1-й день продемонстрировала признаки, соответствующие фокальному энцефалиту с поражением левой лобно-височной доли. После стабилизации была произведена люмбальная пункция. Через неделю результат ПЦР подтвердил инфекцию простого герпеса 1 типа. Она завершила 3 ​​недели внутривенного введения ацикловира через периферически введенный центральный катетер в дозе 500 мг / м 2 три раза в день. Повторная МРТ головного мозга на 14-й день показала обширное разрушение левого полушария.

После завершения курса лечения начата трехмесячная пероральная противовирусная профилактика.Через два месяца после завершения у нее внезапно развился энцефалит с изменением поведения и хореоатетоидными движениями. У нее была дискинезия лица и многочисленные нецелевые движения, но температуры не было. Внутривенное введение ацикловира было возобновлено в дозе 500 мг / м 2 TDS, и это продолжалось в течение 21 дня, хотя впоследствии с помощью ПЦР в спинномозговой жидкости (CSF) не было обнаружено вируса простого герпеса (HSV). Дальнейшие исследования показали, что у пациента развились аутоантитела к рецептору нейромедиатора.Она остается инвалидом, ей требуется питание через гастростомический зонд и круглосуточный уход.

Композитный случай, эпизод 2: неонатальный энцефалит, вызванный простым герпесом.

Доношенный ребенок родился на 15-й день жизни с плохим кормлением, лихорадкой и вялостью. У него были повышены трансаминазы и наблюдалась диссеминированная внутрисосудистая коагуляция. Немедленно было начато внутривенное введение высоких доз цефотаксима и внутривенного ацикловира (20 мг / м 2 TDS). Несмотря на свежезамороженную плазму и витамин К, люмбальная пункция (ЛП) считалась небезопасной в течение нескольких дней.ВПГ 2 типа был обнаружен с помощью ПЦР крови. МРТ головного мозга на 2-й день прошла нормально. На 21 день внутривенного введения ацикловира ребенку была сделана ЛП «доказательство излечения» и повторная МРТ. Последний был теперь ненормальным, с несколькими точечными геморрагическими очагами в глубоком белом веществе головного мозга. ПЦР ЦСЖ был положительным на ВПГ-2. Внутривенное введение ацикловира было окончательно прекращено после отрицательного результата ПЦР на ВПГ на 6 неделе. Ребенку была назначена профилактика ацикловиром внутрь до достижения 15-месячного возраста. Через три месяца после прекращения профилактики у него был новый эпизод герпетического энцефалита.Пероральная противовирусная профилактика была возобновлена ​​еще на 3 года. В возрасте 5 лет он нейрокогнитивно нормален и хорошо учится в начальной школе.

Каковы симптомы энцефалита, вызванного простым герпесом у новорожденных и детей?

Энцефалит, вызванный вирусом простого герпеса (HSE), — серьезное заболевание, которое трудно диагностировать на ранних стадиях. По определению, неонатальная болезнь простого герпеса (ВПГ) проявляется в первые 4 недели жизни и почти всегда передается в результате перинатального воздействия ВПГ.Симптомы болезни часто проявляются в первые 7–21 дней жизни. Существует спектр клинических синдромов; энцефалит — наиболее серьезное проявление, обычно связанное с летаргией, лихорадкой и судорогами. Выявление источника HSE при неонатальном заболевании может быть трудным, поскольку история известного материнского HSV-заболевания (генитального или иногда орального) не универсальна, а материнское заболевание может протекать бессимптомно.

Детство HSE проявляется схожими признаками: лихорадка, измененное психическое состояние (энцефалопатия), ухудшение уровня сознания, фокальные припадки или очаговые неврологические аномалии.Источник инфекции обычно неуловим. Родители могут описать энцефалопатию как изменение поведения, сонливость или спутанность сознания. Дети с нормальным поведением при поступлении могут запутаться позже по мере прогрессирования энцефалита.

Должен ли ребенок с HSE иметь внешние поражения, чтобы диагноз был вероятным?

У новорожденных могут присутствовать поражения кожи. Однако они могут появиться позже в клиническом течении, чем настоящая лихорадка, вялость или даже судороги. В детском возрасте только 10% имели в анамнезе симптомы со стороны слизистых оболочек, такие как герпес или конъюнктивит.1 Следовательно, для диагностики требуется высокий индекс подозрительности.

Насколько распространена HSE?

Заболевания новорожденных встречаются чаще, чем болезни детского возраста. Заболеваемость тяжелым заболеванием у младенцев составляет 1 из 64 000 младенцев в год. У детей старше 1 года ВШЭ встречается почти в четыре раза реже и встречается у 1 из 230 000 детей в год2

Как управлять HSE?

Срочно начните противовирусные препараты при подозрении на HSE — более раннее лечение связано с лучшими результатами. Тщательно оцените ребенка на предмет судорожной активности, которая может быть незначительной, и лечите ее как можно скорее, чтобы избежать дальнейшего повышения внутричерепного давления.Привлекайте бригаду интенсивной терапии на раннем этапе, так как младенцы и дети с HSE могут быстро ухудшиться. Обеспечьте адекватную гидратацию, поскольку высокие дозы ацикловира могут вызвать острую почечную недостаточность.

Следует ли всегда пытаться сделать люмбальную пункцию в HSE?

Тестирование спинномозговой жидкости является важным компонентом диагностического обследования; см. вставку 1 по исследованиям спинномозговой жидкости у детей с подозрением на энцефалит. СМЖ следует исследовать, как только станет безопасным выполнение LP у любого ребенка с подозрением на энцефалит. В спинномозговой жидкости могут быть лимфоциты или нейтрофилы.

Вставка 1

Исследования спинномозговой жидкости для первичного исследования энцефалита 4

  • Если возможно, измерьте давление открытия манометром. Повышенное давление указывает на вероятность менинго / энцефалита.

  • Микроскопия, посевы и анализ чувствительности к бактериям.

  • Широкий скрининг первой линии на вирусы энцефалита будет включать ПЦР на вирус простого герпеса (HSV) -1 и HSV-2, VZV, энтеровирус, пареховирус, EBV, HHV6, эпидемический паротит.У детей с ослабленным иммунитетом дифференциал шире.

  • Биохимический образец глюкозы (с парной кровью), лактата и белка.

  • Дополнительный образец следует сохранить для дальнейшего тестирования — например, антитела или олигоклональные полосы (с парным образцом сыворотки).

Обычно получается недостаточное количество спинномозговой жидкости, и важно взять достаточно для удовлетворения требований местной лаборатории. Дети производят приблизительно 0,35 мл / кг спинномозговой жидкости в час, и безопасно принимать до 0.2 мл / кг спинномозговой жидкости, обычно 1,5–2 мл (60 капель) от ребенка 10 кг и более от детей старшего возраста3

Имеет ли значение, положителен ли ПЦР на ВПГ-1 или на ВПГ-2?

Нет, не совсем. HSV-1 чаще встречается в детском возрасте HSE. HSV-2, как правило, связан с генитальным герпесом и чаще встречается у новорожденных с HSE. Хотя неонатальное заболевание часто бывает более тяжелым, чем HSE у детей, тип HSV не требует этого, и разрушительное заболевание HSE может возникать в обоих возрастных диапазонах.

Какой метод нейровизуализации лучший?

Дети с измененным психическим состоянием и лихорадкой могут пройти компьютерную томографию, желательно с контрастированием, чтобы найти объемные поражения — опухоли, абсцессы или гематомы.Однако МРТ лучше, чем КТ для диагностики энцефалита, поэтому в остром клиническом течении необходимо провести по крайней мере одно МРТ головного мозга. Нормальная МРТ не исключает HSE, особенно на ранней стадии заболевания, поэтому ее следует повторить через 4–7 дней, если подозрения не исчезнут. Эта информация будет способствовать диагностической достоверности и поможет принять решение о прекращении или продолжении курса противовирусного лечения в острой форме.

Требуется ли ЭЭГ?

Даже после LP и MRI может быть диагностическая неопределенность в отношении HSE, а ЭЭГ может предоставить дополнительные диагностические ключи.Типичная картина — периодические латеральные эпилептиформные разряды в височной доле с медленными волнообразными комплексами, возникающими с интервалами 2–3 с. Хотя они тесно связаны с HSE, их можно увидеть при других заболеваниях, включая объемные поражения, поэтому триада исследований — анализ CSF, МРТ и ЭЭГ — являются золотым стандартом диагностики.

Какая терапия рекомендуется в ожидании результатов исследования?

Существует значительное совпадение клинических данных между пациентами с энцефалитом, менингитом и септическим шоком.Поэтому пациентам обычно назначают антибиотики широкого спектра действия и ацикловир в высоких дозах до получения результатов анализов. Из-за тяжести и неспецифических проявлений неонатального заболевания некоторые клиницисты назначают ацикловир всем новорожденным в возрасте до 21 дня, которым эмпирически назначается антибактериальная терапия при подозрении на сепсис, 5 хотя другие предупреждали, что ацикловир является неадекватным или чрезмерным. используется у детей всех возрастов.6

Что такое адекватное лечение?

Высокие дозы ацикловира внутривенно наиболее эффективны при раннем начале.После рецидивов заболевания в ранних исследованиях ацикловира у новорожденных стандартом лечения стало введение высоких доз ацикловира внутривенно в течение 21 дня для неонатальных HSE.7 Однако нет опубликованных рандомизированных контролируемых исследований (РКИ) по дозировке или продолжительности лечения HSE для пожилых людей. дети. Таблица 1 дает обзор обработки HSE. Поддержание внутривенного доступа в течение необходимой продолжительности курса ацикловира может быть проблематичным, поэтому раннее введение линии PICC после того, как диагноз сильно подозревается или подтверждается, может быть очень полезным.Повторение LP в конце 21 дня лечения для обеспечения отрицательного результата ПЦР CSF связано с лучшим результатом 8, но это не универсальная практика. Центры, которые пропагандируют ЛП «доказательство излечения», рекомендуют продолжать внутривенную противовирусную терапию, если на 21 день CSF остается положительной на ПЦР на ВПГ, особенно при неонатальных заболеваниях.8 Пероральный ацикловир или валацикловир не подходят для лечения острого HSE с учетом потенциального заболевания. строгость. Также нет никаких доказательств, подтверждающих использование стероидов в детском возрасте HSE.

Таблица 1

Лечение энцефалита простого герпеса (HSE) * (при условии нормальной функции почек и гидратации) 7, 9, 10

Проблема с устойчивостью к ацикловиру?

У иммунокомпетентных пациентов вирусная резистентность к ацикловиру встречается редко и не является клинически значимой, заявленная распространенность составляет менее 1% .12 Однако у пациентов с ослабленным иммунитетом этот показатель возрастает до 6%. Степень иммуносупрессии, продолжительность и частота воздействия ацикловира, по-видимому, являются наиболее важными факторами риска резистентности.При подозрении на резистентность следует запросить справочную лабораторию. К препаратам второго ряда относятся фоскарнет или цидофовир.

Если HSE маловероятно, когда безопасно прекратить прием ацикловира?

Это общеизвестно трудное решение. Если есть сомнения, следует назначить полный курс ацикловира из-за риска избыточного лечения, а не недостаточного. Если клиническое подозрение на HSE невелико, обычно целесообразно отменить ацикловир, если

  • есть отрицательный CSF HSV PCR и количество клеток (<5 клеток / мм 3 ) и

  • нормальная МРТ нейровизуализация и

  • нормальная ЭЭГ и

  • полное и быстрое клиническое выздоровление с нормальным уровнем сознания или

  • становится очевидным альтернативный диагноз.

Исключает ли отрицательный LP HSE?

Ацикловир не следует прекращать, если ЦСЖ отрицательный при ПЦР на ВПГ, когда другие характеристики согласуются с HSE, в частности, количество клеток ЦСЖ, результаты МРТ или ЭЭГ. Обратите внимание, что ПЦР на ВПГ является высокочувствительным и специфическим тестом (94 и 96% соответственно), за исключением первых 24 часов заболевания, когда до 10% образцов ЦСЖ HSE могут быть ложноотрицательными.13 При подозрении на HSE. остается после первоначальной отрицательной ПЦР ЦСЖ, вторую ПЦР LP и HSV следует провести до 4-го дня лечения.6 Кроме того, если лечение ацикловиром начато за несколько дней до получения ЦСЖ для анализа, результат ПЦР может быть ложноотрицательным; На результаты ПЦР на ВПГ вряд ли повлияет терапия ацикловиром менее 48 часов, и они могут быть информативными в течение недели после начала терапии14.

Может ли НИУ ВШЭ повториться в неонатальном и детском возрасте?

С момента введения высоких доз пролонгированной терапии новорожденных и детей с доказанным или подозреваемым HSE ранние рецидивы встречаются реже. Детям с признаками, указывающими на рецидив ВПГ, необходимы повторные посевы крови и ЦСЖ, включая ПЦР ЦСЖ для определения ВПГ и количественного определения аутоантител (см. Вставку 1).

После неонатального HSE, HSV может реактивироваться через несколько месяцев или лет после первоначальной инфекции, в основном проявляясь в виде кожных обострений или энцефалита, столь же разрушительного, как и первоначальное заболевание.15 Считается, что ранняя инфекция препятствует развитию эффективного адаптивного иммунитета. ответ, 1 но длительная противовирусная профилактика может предотвратить рецидив (см. ниже).

Вне неонатального периода HSE может указывать на наличие основных иммунодефицитов в врожденной иммунной системе, связанных с дефектным распознаванием вируса, особенно в пути TLR3.16 У этих детей могут развиваться защитные адаптивные иммунные реакции. Хотя данных мало, детям старшего возраста обычно не назначают противовирусную профилактику дольше первых 3 месяцев.

HSE у новорожденных и детей предрасполагает к последующему аутоиммунному энцефалиту с новыми неврологическими симптомами, включая афазию, изменение поведения, хореоатетоидные движения и оперкулярный синдром.15 Это может потребовать иммуномодулирующего лечения с консультацией невролога.

А как насчет профилактики после HSE?

Профилактика ацикловиром снижает частоту рецидивов ВПГ.15 Хотя для некоторых детей после неонатальной HSE достаточно 12 месяцев противовирусной профилактики, поздние центральные или кожные обострения могут указывать на то, что может потребоваться более длительная или даже пожизненная профилактика. Результаты небольшой серии пациентов предполагали дозу 1340 мг / м 2 ацикловира два раза в день (общая суточная доза 2680 мг / м 2 ) 11 на основе данных о проникновении в спинномозговую жидкость, но более недавнее более крупное плацебо-контролируемое РКИ было подтверждено. пероральный прием ацикловира в дозе 300 мг / м 2 три раза в день (900 мг / м 2 ) в качестве адекватного препарата для улучшения результатов нервного развития.7

Валацикловир является пролекарством ацикловира и имеет лучшую энтеральную абсорбцию по сравнению с ацикловиром, продуцируя более высокие концентрации в плазме и, что наиболее важно, в спинномозговой жидкости9 и обеспечивает более управляемый режим дозирования. Ацикловир перорально рекомендуется новорожденным, а валацикловир — детям старшего возраста, нуждающимся в длительной профилактике (таблица 1).

Какой совет мы должны дать беременным женщинам с генитальным ВПГ на последних неделях беременности?

Первичная инфекция

ВПГ в третьем триместре представляет собой значительный неонатальный риск, поэтому рекомендуется родоразрешение путем кесарева сечения с последующим неонатальным скринингом на ВПГ (см. Ниже).Младенцам, рожденным вагинально, следует начинать вводить ацикловир внутривенно при рождении.17 Женщинам с первичной инфекцией ВПГ в первом или втором триместре следует назначать ацикловир перорально или внутривенно с последующим ежедневным подавлением ацикловиром перорально с 36 недель беременности, чтобы снизить вероятность поражений. присутствуют при доставке.

При рецидивирующей инфекции ВПГ риски меньше, но если при родах присутствуют активные поражения, то можно рассмотреть возможность родоразрешения путем кесарева сечения. Для младенцев, рожденных через естественные родовые пути, данных по назначению ацикловира мало, и существует разная практика.Мы бы рекомендовали свести к минимуму риск серьезного заболевания путем лечения всех младенцев, рожденных от матерей с активными поражениями.17

Все дети, рожденные от матерей с подозрением или подтвержденным активным ВПГ, должны быть проверены на ВПГ с помощью мазков слизистой оболочки (конъюнктивы, глотки, прямой кишки) и кожных мазков в возрасте от 12 до 24 часов, даже после кесарева сечения. Если обнаружен ВПГ, следует продолжить / начать внутривенное лечение ацикловиром.

Какое дальнейшее направление необходимо?

Если есть семейный анамнез инвазивного ВПГ и / или кровного родства, детей следует направлять в центр иммунологии.Выявление дефектов позволяет провести семейное тестирование и рассмотреть вопрос о противовирусной профилактике у членов семьи, серонегативных по ВПГ. Даже в тех случаях, когда это не так, следует обсудить вопросы ОТОСБ в детском возрасте с местным педиатрическим специалистом по инфекционным заболеваниям высшего звена, имеющим доступ к специализированным детским неврологам.

Детям с HSE потребуется долгосрочное междисциплинарное наблюдение за развитием нервной системы и, возможно, также психологическая и образовательная реабилитация после того, что часто является длительным пребыванием в больнице и выздоровлением.Им также может потребоваться лечение долгосрочных осложнений, включая эпилепсию, спастичность и дистонию. Полезные контакты для родителей и детей включают благотворительные организации, которые предлагают поддержку тем, кто пострадал от острой черепно-мозговой травмы, такие как Общество энцефалита (http://www.encephalitis.info), Headway и Детский фонд травм мозга (http: // www.headway.org.uk).

Заключение

HSE — высокодеструктивный нейротрофический вирус; Ранняя диагностика с ранним и оптимальным лечением дает лучший шанс улучшить неблагоприятный исход.У новорожденных исходы могут быть особенно тяжелыми, поэтому у любого новорожденного с лихорадкой и возможным сепсисом следует учитывать неонатальный HSE; там, где есть другие ключи к диагнозу, такие как нарушения функции печени или поражения кожи, младенцам следует начинать прием ацикловира, если не очевиден альтернативный диагноз.

Всем детям, независимо от возраста, следует сдавать образцы спинномозговой жидкости, если они клинически достаточно хорошо переносят это; обычно это делается при госпитализации, но обязательно должно быть на ранних стадиях заболевания после стабилизации и устранения любых нарушений свертывания крови.Если есть сомнения относительно первоначального результата, следует провести повторную диагностическую LP. Некоторые специалисты по инфекционным заболеваниям рекомендуют прекратить лечение ЛП, чтобы обеспечить выведение вируса и определить необходимость долгосрочной профилактики.

После начала внутривенного введения ацикловира в высоких дозах необходимо завершить диагностическое обследование, чтобы принять решение о том, когда прекратить противовирусную терапию. Это включает оценку клинических, микробиологических, радиологических и нейрофизиологических данных.Если серьезные сомнения сохраняются, продолжение внутривенного введения ацикловира в течение 21 дня является единственным эффективным способом минимизировать риск недолечивания. Однако тщательный сбор анамнеза и полное и своевременное диагностическое обследование сведут к минимуму ненужное лечение.

Риск рецидива HSE сильно различается между неонатальным и детским HSE. В настоящее время имеются убедительные доказательства того, что у новорожденных долгосрочная профилактика улучшает прогноз и снижает частоту рецидивов HSE, а также кожных обострений.У детей старшего возраста появляются доказательства того, что HSE может быть вызвано изолированным иммунодефицитом, поэтому функциональная и генетическая диагностика продолжает расширяться, все дети с возможным основным иммунодефицитом нуждаются в оценке педиатрическими инфекционистами в соответствии с HSE.18

Тяжелый энцефалит у младенцев с COVID-19: отчет о болезни

Хэнкок Б. Re: Закон о поправках к общественному здравоохранению и благополучию (запрет на укол, без игры); 2015.

Кеннеди PG.Вирусный энцефалит: причины, дифференциальная диагностика и лечение. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2004; 75 (Приложение 1): i10-5. PMid: 14978145

Roos KL. Менингит, энцефалит, абсцесс мозга и эмпиема. В: Принципы внутренней медицины Харрисона. Нью-Йорк: McGraw Hill Education; 2008. с. 2621-41.

Фишер Д.Л., Дефрес С., Соломон Т. Энцефалит, вызванный корью. QJM. 2015; 108 (3): 177-82. https://doi.org/10.1093/qjmed/hcu113 PMid: 24865261

Ларнер А.Дж.Нейропсихологическая неврология: нейрокогнитивные нарушения неврологических расстройств. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2013. https://doi.org/10.1017/cbo9781139176095

Armangue T, Petit-Pedrol M, Dalmau J. Аутоиммунный энцефалит у детей. J Child Neurol. 2012; 27 (11): 1460-9. https://doi.org/10.1177/0883073812448838 PMid: 22935553

Венкатесан А., Тункель А.Р., Блох К.С., Лауринг А.С., Сейвар Дж., Битнун А. и др. Определения случаев, диагностические алгоритмы и приоритеты при энцефалите: согласованное заявление международного консорциума по энцефалиту.Clin Infect Dis. 2013; 57 (8): 1114-28. https://doi.org/10.3410/f.718040335.793486207 PMid: 23861361

Нин Р., Майкл Б.Д., Менсон Э, Мета Б., Истон А., Хемингуэй С. и др. Ведение пациентов с подозрением на вирусный энцефалит у детей, ассоциация британских неврологов и национальные рекомендации британской педиатрической группы аллергии, иммунологии и инфекций. J Infect. 2012; 64 (5): 449-77. https://doi.org/10.1016/j.jinf.2011.11.013 PMid: 22120594

Ито Й, Кимура Х, Ябута Й, Андо Й, Мураками Т., Шиоми М. и др.Обострение герпетического энцефалита после успешного лечения ацикловиром. Clin Infect Dis. 2000; 30 (1): 185-7. https://doi.org/10.1086/313618 PMid: 10619751

Льюис П., Глейзер, Калифорния. Энцефалит. Педиатр. 2005; 26 (10): 347.

Zekeridou A, Karantoni E, Viaccoz A, Ducray F, Gitiaux C, Villega F, et al. Лечение и исходы у детей и подростков с энцефалитом рецепторов N-метил-D-аспартата. PMid: 25987208

Weiss SR, Leibowitz JL.Патогенез коронавируса. Adv Virus Res. 2011; 81: 85164. PMid: 22094080

Мастерс П.С., Перлман С. Coronaviridae. В: Книп Д.М., Хоули П.М., редакторы. Области вирусологии. 6-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2013. с. 825-58.

Ван Ц., Хорби П.В., Хайден Ф.Г., Гао Г.Ф. Новая вспышка коронавируса, вызывающая озабоченность в области здравоохранения во всем мире. Ланцет. 2020; 395 (10223): 470-3. https://doi.org/10.1016/s0140-6736(20)30185-9 PMid: 31986257

Андерсен К.Г., Рамбаут А., Липкин В.И., Холмс Е.К., Гарри РФ.Проксимальное происхождение SARS-CoV-2. Nat Med. 2020; 26: 450-2. https://doi.org/10.1038/s41591-020-0820-9 PMid: 32284615

Ли Ф. Механизмы распознавания рецепторов коронавирусов: десятилетие структурных исследований. J Virol. 2015; 89: 1954-64. PMid: 25428871

Hoffmann M, Kleine-Weber H, Pöhlmann S. Многоосновной сайт расщепления в спайковом белке SARS-CoV-2 важен для инфицирования клеток легких человека. Mol Cell. 2020; 78: 779-84.e5. https://doi.org/10.1016 / j.molcel.2020.04.022 PMid: 32362314

Magro C, Mulvey JJ, Berlin D, Nuovo G, Salvatore S, Harp J, et al. Связанное с комплементом микрососудистое повреждение и тромбоз в патогенезе тяжелой инфекции COVID-19: отчет о пяти случаях. Перевод Рез. 2020; 220: 1-13. https://doi.org/10.1016/j.trsl.2020.04.007 PMid: 32299776

Зубаир А.С., Макальпин Л.С., Гардин Т., Фархадиан С., Курувилла Д.Е., Спудич С. Нейропатогенез и неврологические проявления коронавирусов в эпоху коронавирусной болезни 2019: обзор.JAMA Neurol. 2020; 77 (8): 1018-27. https://doi.org/10.1001/jamaneurol.2020.2065 PMid: 32469387

Е. М., Рен Ю., Л. Т. Энцефалит как клиническое проявление COVID-19. Иммунное поведение мозга. 2020; 88: 945-6. PMid: 32283294

Ван Хай, Ли XL, Ян З.Р., Сан XP, Хан Дж., Чжан Б.В. Возможные неврологические симптомы COVID-19. Ther Adv Neurol Disord. 2020; 13: 1756286420917830. https://doi.org/10.1177/1756286420917830 PMid: 32284735

Cruz AT, Zeichner SL.COVID-19 у детей: начальная характеристика детского заболевания. Педиатрия. 2020; 145 (6): e20200834. https://doi.org/10.1542/peds.2020-0834 PMid: 32179659

Донг И, Мо Икс, Ху И, Ци Х, Цзян Ф, Цзян Цз и др. Эпидемиологическая характеристика 2143 педиатрических пациентов с коронавирусной болезнью 2019 года в Китае. Педиатрия. 2020; 58 (4): 712-3.

Циммерманн П., Кертис Н. Коронавирусные инфекции у детей, включая COVID-19: обзор эпидемиологии, клинических особенностей, диагностики, лечения и вариантов профилактики у детей.Pediatr Infect Dis J. 2020; 39 (5): 355-68. https://doi.org/10.1097/inf.0000000000002660 PMid: 32310621

Томпсон С., Нин Р., Риордан А., Келли Д., Поллард А.Дж. Энцефалит у детей. Arch Dis Child. 2012; 97 (2): 150-61. https://doi.org/10.1136/archdischild-2011-300100 PMid: 21715390

Cascella M, Rajnik M, Cuomo A, Dulebohn SC, Di Napoli R. Особенности, оценка и лечение коронавируса (COVID-19). Остров сокровищ, Флорида: StatPearls Publishing; 2020.

Сингхал Т. Обзор коронавирусной болезни-2019 (COVID-19). Индийский J Pediatr. 2020; 87 (4): 281-6. PMid: 32166607

Xia W, Shao J, Guo Y, Peng X, Li Z, Hu D. Клинические и компьютерные особенности у педиатрических пациентов с инфекцией COVID-19: разные точки зрения у взрослых. Педиатр Пульмонол. 2020; 55 (5): 1169-74. https://doi.org/10.1002/ppul.24718 PMid: 32134205

Гу Дж, Хан Б., Ван Дж. COVID-19: желудочно-кишечные проявления и потенциальная фекальная оральная передача.Гастроэнтерология. 2020; 158 (6): 1518-9. https://doi.org/10.1053/j.gastro.2020.02.054 PMid: 32142785

Мао Л., Ван М., Чен С., Хе Ц., Чанг Дж., Хун С. и др. Неврологические проявления у госпитализированных пациентов с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное исследование серии случаев. JAMA Neurol. 2020; 77 (6): 683-69. https://doi.org/10.1101/2020.02.22.20026500 PMid: 32275288

ГИЭ — гипоксическая ишемическая энцефалопатия

Перинатальная гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) — один из наиболее серьезных и опасных для жизни типов повреждения головного мозга младенцев, которое может возникнуть во время родов.ГИЭ возникает, когда поступление кислорода и крови в мозг ребенка ограничено или прервано во время родов (перинатальная асфиксия), что приводит к гибели клеток мозга через короткие промежутки времени.

Что такое гипоксическая ишемическая энцефалопатия (ГИЭ)?

ГИЭ — это очень серьезный тип повреждения головного мозга младенца, который возникает во время родов, когда мозг ребенка лишен крови и кислорода. Из-за недостатка крови и кислорода клетки головного мозга ребенка умирают в считанные минуты.

Энцефалопатия — это медицинское слово, которое используется для обозначения различных родственных состояний, возникающих в результате травмы головного мозга.Гипоксическая ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) — это особый тип повреждения головного мозга, вызванный комбинацией (1) гипоксии — нарушения циркуляции кислорода; и (2) ишемия — ограничение кровотока. Перинатальный ГИЭ возникает, когда кровь и кислород, поступающие в мозг, одновременно снижаются или прекращаются во время родов или сразу после них. ГИЭ — относительно редкое событие, которое происходит примерно у 3 из 1000 рождений.

Что вызывает гипоксическую ишемическую энцефалопатию (ГИЭ)?

ГИЭ вызывается острой потерей притока крови и кислорода к мозгу ребенка во время родов или во время беременности.Недостаток кислорода и крови приводит к тому, что клетки развивающегося мозга ребенка быстро разлагаются, а затем умирают. Кислородная недостаточность, вызывающая ГИЭ, обычно вызвана акушерскими осложнениями во время родов и родоразрешения, но также может быть результатом пренатальных осложнений или событий. Осложнения, которые могут вызвать ГИЭ, включают:

Роды и Осложнения при родах:

Осложнения новорожденных:

Последствия ГИЭ

ГИЭ — чрезвычайно серьезный тип черепно-мозговой травмы.Несмотря на то, что это происходит менее чем в 0,05% всех рождений, ГИЭ является одной из ведущих причин младенческой смертности в США каждый год.

ГИЭ не только опасен для жизни, но и вызывает необратимое повреждение головного мозга. Примерно 15-20% новорожденных с диагнозом ГИЭ умрут в первую неделю. Из оставшихся выживших 25% получат необратимые повреждения головного мозга различной степени тяжести. Повреждения головного мозга в результате ГИЭ часто приводят к физическим недостаткам и когнитивным нарушениям.

У меньшего процента детей с ГИЭ хорошие результаты.Эти дети полностью выздоравливают и испытывают лишь легкие симптомы неврологической травмы, если таковые имеются. Нет данных о продолжительности жизни 80-85% детей с ГИЭ, как выживают в первую неделю жизни. Но очевидно, что в тяжелых случаях это влияет на прогнозируемую продолжительность жизни.

Симптомы ГИЭ

Симптомы ГИЭ сразу после рождения будут существенно различаться в зависимости, главным образом, от тяжести основного повреждения головного мозга:

Легкая ГИЭ

  • Сухожильные рефлексы ненормальны, а мышцы жесткие в первые несколько дней
  • Сильная раздражительность, проблемы с кормлением, чрезмерный плач или сон
  • Симптомы легкой ГИЭ часто проходят в течение нескольких недель

Умеренная ГИЭ

  • Отсутствие мышечного тонуса (синдром гибкого ребенка) с отсутствием рефлексов
  • Невозможно хватка и слабый сосательный рефлекс
  • Спорадическое апноэ
  • Припадки (обычно в течение первого дня)

Тяжелая ГИЭ

  • Экстремальные приступы, которые учащаются в первые 2 дня
  • Не реагируют на внешние раздражители
  • Нерегулярное дыхание
  • Крайняя гипотония (как тряпичная кукла)
  • Abno нормальный контроль глаз или движение с расширенными зрачками
  • Аномальная частота сердечных сокращений и артериальное давление
  • Кардиореспираторная недостаточность (часто со смертельным исходом)

Лечение ГИЭ

Основным лечением ГИЭ, набирающим обороты в последние годы, является охлаждение тела и головы.Это лечение обычно называют терапевтическим переохлаждением. Лечебная гипотермия направлена ​​на снижение температуры тела ребенка ниже нормы сразу после рождения. Это эффективно замедляет процессы распада и повреждения клеток в головном мозге. Замедляя этот процесс, терапия гипотермии направлена ​​на минимизацию долгосрочного воздействия ГИЭ. К сожалению, повреждение мозга от гипоксии новорожденного носит постоянный характер и не может быть просто исправлено хирургическим вмешательством или лекарствами. Итак, ОТО — это необратимая травма.Варианты лечения включают терапию и лекарства, которые помогают справиться с последствиями любого повреждения головного мозга. Младенцы с тяжелыми травмами ГИЭ часто нуждаются в пожизненной поддержке и приспособлении.

Но есть и удивительные истории выздоровления от ГИЭ, когда ребенок получил необратимую травму с фантастическим исходом. Истории успеха после ОТО не редкость. В конце концов, масштабы травмы ребенка, а это не утешение для родителей, часто не до конца понимают до тех пор, пока ребенок не станет намного старше.

Научные источники

Йылдыз и др. «Неонатальная гипоксическая ишемическая энцефалопатия: обновленная информация о патогенезе заболевания и лечении». Экспертный обзор нейротерапии 17.5 (2017): 449-459.

Моллой, Элеонора Дж. И Синтия Биэр. «Неонатальная энцефалопатия против гипоксически-ишемической энцефалопатии». (2018): 574-574.

Finder, Mikael, et al. «Двухлетние исходы развития нервной системы после легкой гипоксической ишемической энцефалопатии в эпоху терапевтического гипотермии.» JAMA pediatrics 174.1 (2020): 48-55.

Greco, P., et al.» Патофизиология гипоксически-ишемической энцефалопатии: обзор прошлого и взгляд в будущее «. Acta Neurologica Belgica 120.2 (2020): 277-288.

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки вашего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.
    Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г.,
    браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie
потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт
не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к
остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Какие результаты ЭЭГ новорожденных характерны для энцефалита, вызванного вирусом простого герпеса (ВПГ)?

  • Шах Д.К., Маккей М.Т., Лавери С., Уотсон С., Харви А.С., Земпель Дж. И др. Точность прикроватного электроэнцефалографического мониторинга по сравнению с одновременной непрерывной традиционной электроэнцефалографией для выявления приступов у доношенных детей. Педиатрия . 2008 июнь 121 (6): 1146-54. [Медлайн].

  • Лавери С., Шах Д. К., Хант Р. В., Филан П. М., Дойл Л. В., Индер Т. Е..Сравнение одиночной и биополушарной амплитудно-интегрированной электроэнцефалографии в отношении церебрального повреждения и исхода у доношенного ребенка с энцефалопатией. J Детский педиатр . 2008 май. 44 (5): 285-90. [Медлайн].

  • Шер М.С., Джонсон М.В., Холдитч-Дэвис Д. Цикличность неонатального поведения во сне в возрасте от 25 до 30 недель после зачатия. Педиатр Res . 2005 июн. 57 (6): 879-82. [Медлайн].

  • Biagioni E, Boldrini A, Giganti F, et al.Распределение паттернов ЭЭГ сна и бодрствования в суточных записях недоношенных и доношенных новорожденных. Ранний Хум Дев . 2005 апр. 81 (4): 333-9. [Медлайн].

  • Mises J, Moussalli F, Plouin P, Saudubray JM. [Электроэнцефалографическое исследование нарушений обмена аминокислот в первые дни жизни (пер. Автора)]. Рев Электроэнцефалограмма Neurophysiol Clin . 1977 июль-сен. 7 (3): 371-7. [Медлайн].

  • Challamel MJ, Isnard H, Brunon AM.[Переходная асимметрия ЭЭГ в начале спокойного сна у новорожденного: 75 случаев]. Рев Электроэнцефалограмма Neurophysiol Clin . 1984 июн. 14 (1): 17-23. [Медлайн].

  • Challamel MJ, Isnard H, Brunon AM, Revol M. Переходная асимметрия ЭЭГ в начале спокойного сна у новорожденного: 75 случаев [перевод]. Рев Электроэнцефалограмма Neurophysiol Clin . 1984. 14 (1): 17-23. [Медлайн].

  • Cukier F., Andre M, Monod N, et al.[Вклад ЭЭГ в диагностику внутрижелудочковых кровоизлияний у недоношенных детей]. Рев Электроэнцефалограмма Neurophysiol Clin . 1972 июль-сен. 2 (3): 318-22. [Медлайн].

  • Tharp BR. Неонатальная энцефалография. Прогресс перинатальной неврологии . 1981. 37-64.

  • Yoshinaga H, Kobayashi K, Endo F, Ishizaki Y, Wakai M, Ohtsuka Y. Аномальная быстрая активность в младенчестве с приступами взгляда вниз. Brain Dev .31 июня 2009 г. (6): 435-41. [Медлайн].

  • Кумар А., Гупта А., Талукдар Б. Клинико-этиологический и ЭЭГ-профиль неонатальных припадков. Индиан Дж. Педиатр . 2007 Январь 74 (1): 33-7. [Медлайн].

  • Schmutzler KM, Nunes ML, da Costa JC. Связь между иктальной активностью и стадиями сна на ЭЭГ новорожденного. Clin Neurophysiol . 2005 июл.116 (7): 1520-32. [Медлайн].

  • Moscha SL. Судороги в молодом возрасте. Неврология . 2000. 55 (приложение 1): S15-S20.

  • Tekgul H, Bourgeois BF, Gauvreau K. Электроэнцефалография при неонатальных припадках: сравнение уменьшенного и полного монтажа 10/20. Педиатр Нейрол . 2005 г., 32 (3): 155-61. [Медлайн].

  • Айкарди Дж., Гутьерес Ф. Миоклоническая энцефалопатия новорожденных (авторский перевод). Рев Электроэнцефалограмма Neurophysiol Clin . 1978 январь-март. 8 (1): 99-101. [Медлайн].

  • Otahara S, Ishida T, Oka E.О специфическом возрастном эпилептическом синдроме. Ранняя детская эпилептическая энцефалопатия со вспышками супрессии. Нет в Аттацу (Токио) . 1976. 8: 270-80.

  • Guerra MP, Wilson GA, Boylan GB. Необычное проявление припадков пятого дня у новорожденного. Педиатр Нейрол . 2002 май. 26 (5): 398-401. [Медлайн].

  • Rett A, Teubel R. Neugeborenen in Rahme einer epileptisch belarten familie. Wein Klin Wschr .1964. 76: 609-13.

  • Ронен Г.М., Розалес Т.О., Коннолли М. и др. Характеристики приступов доброкачественных семейных неонатальных судорог на хромосоме 20. Неврология . 1993 июл.43 (7): 1355-60. [Медлайн].

  • Korff C, Nordli DR. Существуют ли генерализованные тонико-клонические приступы в младенчестве ?. Неврология . 2005 13 декабря. 65 (11): 1750-3. [Медлайн].

  • Auvin S, Pandit F, De Bellecize J. Доброкачественная миоклоническая эпилепсия у младенцев: начальные особенности и долгосрочное наблюдение за 34 пациентами. Эпилепсия . 2005. 46 (приложение 8): 165.

  • Hwang PA, Thompson M, Cole DE. Приступы, реагирующие на пиридоксин, имеют фенотипическую и патогенетическую изменчивость. Эпилепсия . 2005. 46 (приложение 8): 151.

  • Teune LK, VD Hoeven JH, Maurits NM. Внутривенное введение пиридоксина влияет на фоновую электроэнцефалографическую активность у младенцев с устойчивыми к терапии пиридоксин-независимыми приступами. Эпилепсия . 2005 г.46 (добавление 8): 162.

  • Ronen GM, Buckley DJ, Penney S. Как часто эпилепсия следует за клиническими неонатальными припадками? Результат популяционного исследования с последующим наблюдением> 10 лет. Эпилепсия . 2005. 46 (приложение 8): 160.

  • Pisani F, Copioli C, Di Gioia C, Turco E, Sisti L. Неонатальные судороги: связь результатов иктальной видеоэлектроэнцефалографии (ЭЭГ) с исходом развития нервной системы. J Детский нейрол . 2008 г., 23 (4): 394-8.[Медлайн].

  • Пераита-Адрадос Р., Родригес-Фернандес Р., Арриола-Переда Г., Марсиньяч-Рос И., Сальседо-Посадас А. [Видеополисомнография недоношенных детей с массой тела при рождении менее 1800 г]. Педиатр (Barc) . 2006 Октябрь 65 (4): 304-9. [Медлайн].

  • Le Bihannic A, Beauvais K, Busnel A, de Barace C, Furby A. Прогностическое значение ЭЭГ у очень недоношенных новорожденных. Arch Dis Child Fetal Neonatal . Мар 2012. 97: F106-9.

  • Кидокоро Х., Окумура А., Хаякава Ф., Като Т., Маруяма К., Кубота Т. и др.Хронологические изменения неонатальных данных ЭЭГ при перивентрикулярной лейкомаляции. Педиатрия . Сентябрь 2009 г. 124 (3): e468-75.

  • Чен И, Ван З. П., Чжан З. Ф., Шэнь З. Я. [Прогностическая ценность электроэнцефалографических фоновых паттернов у доношенных новорожденных с асфиксией]. Чжунго Данг Дай Эр Ке За Чжи . 2007 Октябрь 9 (5): 425-8. [Медлайн].

  • Сонг X, Ляо JX. [Ранняя оценка повреждения головного мозга с помощью электроэнцефалограммы у новорожденных с асфиксией]. Чжунго Данг Дай Эр Ке За Чжи . 2008 июн.10 (3): 299-300. [Медлайн].

  • Ганн Дж. К., Бека Дж., Хант Р. У., Олишар М., Шекердемян Л.С. Периоперационная амплитудно-интегрированная ЭЭГ и нейроразвитие у детей грудного возраста с врожденными пороками сердца. Intensive Care Med . Июнь 2012. 1:

  • .

  • Pisani F, Piccolo B, Cantalupo G, Copioli C, Fusco C, Pelosi A, et al. Неонатальные судороги и постнеонатальная эпилепсия: семилетнее наблюдение. Педиатр Res . 2012 г. 11 мая [Medline].

  • Williams IA, Tarullo AR, Grieve PG, Wilpers A, Vignola EF, Myers MM, et al. Цереброваскулярная резистентность плода и ЭЭГ новорожденных позволяют прогнозировать исход нервного развития в течение 18 месяцев у младенцев с врожденным пороком сердца. Ультразвуковой акушерский гинеколь . 2012 20 февраля. [Medline].

  • Нагараджан Л., Палумбо Л., Гош С. Результаты нервного развития у новорожденных с припадками: числовой балл фоновой электроэнцефалографии для помощи в прогнозировании. J Детский нейрол . 10 марта 2010 г. [Medline].

  • Хати М., Шерман Д.Л., Индер Т., Ротман Н.С., Натараджан М., Нисен С. и др. Количественная ЭЭГ у детей с риском гипоксической ишемической энцефалопатии после перинатальной асфиксии. Дж Перинатол . 2010 февраля 30 (2): 122-6. [Медлайн].

  • ter Horst HJ, van Olffen M, Remmelts HJ, de Vries H, Bos AF. Прогностическое значение амплитудной интегрированной ЭЭГ при неонатальном сепсисе и / или менингите. Acta Paediatr . 2010 февраль 99 (2): 194-200. [Медлайн].

  • Monod N, Pajot N, Guidasci S. Неонатальная ЭЭГ: статистические исследования и прогностическое значение у доношенных и недоношенных детей. Электроэнцефалогер Клин Нейрофизиол . 1972 Май. 32 (5): 529-44. [Медлайн].

  • Rose AL, Lombroso CT. Изучение клинических, патологических и электроэнцефалографических особенностей у 137 доношенных новорожденных с длительным наблюдением. Педиатрия .1970 Март 45 (3): 404-25. [Медлайн].

  • Барлоу Дж. К., Холмс ГЛ. Положительные острые волны: электроэнцефалографический маркер недавней гипоксии-ишемии у новорожденного [аннотация]. Энн Нейрол . 1990. 28: 454-5.

  • Dreyfus-Brisac C, Flescher J, Plassert E. Электроэнцефалограмма: критерий возрастного зачатия нуво né terme et преждевременный. Биол Новорожденных . 1962. 4: 154-75.

  • Ломброзо CT.Неонатальные судороги: обзор врача. Brain Dev . 1996 Янв-Фев. 18 (1): 1-28. [Медлайн].

  • Ломброзо CT. Прогноз при неонатальных судорогах. Adv Neurol . 1983. 34: 101-13. [Медлайн].

  • Ломброзо CT. Количественные электрографические шкалы у 10 недоношенных здоровых новорожденных, прослеженных до 40-43 недель зачатия с помощью серийных полиграфических записей. Электроэнцефалогер Клин Нейрофизиол . 1979, апрель, 46 (4): 460-74.[Медлайн].

  • Ломброзо CT. Судороги в период новорожденности. Справочник по клинической неврологии . 1976. 15: 189-218.

  • Lombroso CT, Matsumiya Y. Стабильность состояний бодрствования и сна у новорожденных как предиктор долгосрочного неврологического исхода. Педиатрия . 1985 июл.76 (1): 52-63. [Медлайн].

  • Parmelee AH Jr, Schulte FJ, Akiyama Y, Wenner WH, Schultz MA, Stern E. Созревание активности ЭЭГ во время сна у недоношенных детей. Электроэнцефалогер Клин Нейрофизиол . 1968, апрель, 24 (4): 319-29. [Медлайн].

  • Plouin P. Доброкачественные неонатальные судороги. Wasterlain CG, Vert P, ред. Неонатальные судороги . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Raven Press; 1990. 51-9.

  • Пурпура DP. Глюк Л, изд. Внутриутробная асфиксия и развивающийся мозг плода . Чикаго, штат Иллинойс: Медицинские издательства ежегодника; 1977. 349-73.

  • Самсон-Дольфус Д.L’EEG дю преждевременного jusqu’a l’age de 3 mois et du nouveau ne ‘a terme. Эти Med Foulon . 1955. 160.

  • Trottier A, Metrakos K, Geoffroy G. Характерное обнаружение ЭЭГ у новорожденных с болезнью мочи кленового сиропа (кето-ацидурия с разветвленной цепью). Электроэнцефалогер Клин Нейрофизиол . 1975. 38: 108.

  • Vecchierini MF, d’Allest AM, Verpillat P. Паттерны ЭЭГ у 10 крайне недоношенных новорожденных с нормальным неврологическим исходом: качественные и количественные данные. Brain Dev . 2003 25 августа (5): 330-7. [Медлайн].

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Copyright © 2020 All Rights Reserved.

    В первую очередь внутриутробная (трансплацентарная) инфекция
    Краснуха
    Цитомегаловирус a
    Лимфоцитарный хориоменингит
    В первую очередь родовая или неонатальная инфекция
    Простой герпес
    Энтеровирусы
    Пареховирус человека

    0

    996 9 Вирус иммунодефицита человека клинических признаков энцефалита EV / HPeV, обычными проявлениями являются лихорадка, сыпь, раздражительность и судороги. 6 8 Диарея — обычное сопровождение и характерное явление летом и осенью. Припадки более распространены при энцефалите HPeV3 (90%) 1 , чем при энцефалите EV (40%) 8 , и в большинстве случаев для борьбы с ними требуется более одного противосудорожного препарата. Важно отметить, что обычное обследование спинномозговой жидкости является нормальным в 90% случаев HPeV3, а также в большинстве случаев EV, и поэтому при первоначальной клинической оценке энцефалит можно легко не заметить.Таким образом, ПЦР-анализ, который включает анализ на HPeV3, а также на EV (и HSV) в спинномозговой жидкости и крови, важен при оценке новорожденных с необъяснимыми припадками, особенно с любыми другими клиническими признаками, отмеченными ранее, или отличительными признаками изображения, или и тем, и другим. 8 , 9

    Что касается патологии HPeV / EV энцефалита , следует отметить характерный характер поражения белого вещества. 1 , 4 , 10 На первый взгляд поражение белого вещества головного мозга предполагает перивентрикулярную лейкомаляцию (ПВЛ), которая обычно наблюдается у недоношенных детей. 5 Тем не менее, 10 младенцев с инфекцией HPeV3 были преимущественно (70%) доношенными младенцами в возрасте от 6 до 14 дней, а у 3 недоношенных детей энцефалит развился в возрасте от 53 до 90 дней (постконцептуальный возраст: 36 — 39 недель). Более того, в отличие от ПВЛ аномалии белого вещества головного мозга распространяются на подкорковое белое вещество и затрагивают целые тракты волокон, такие как мозолистое тело, оптическое излучение, а также области серого вещества, например, задний таламус. Информация о невропатологии отсутствует.Было показано, что среди энцефалитов EV энцефалит Коксаки B проявляет признаки менингоэнцефалита, то есть инфильтрацию мозговых оболочек воспалительными клетками, преимущественно мононуклеарными; периваскулярные манжеты с воспалительными клетками; и нейронов некроза с скоплениями микроглии, макрофагов и, позже, астроцитов, хотя, что примечательно, результаты обычно не отмечены. 5 , 11 (Полиовирус, конечно, вызывает миелит, также с явным нейрональным тропизмом.Действительно, клинические проявления энцефалита HPeV / EV с преобладанием припадков предполагают поражение нейронов , а неврологические последствия, присутствующие в меньшинстве случаев, включают когнитивный дефицит и эпилепсию в большей степени, чем церебральный паралич, что опять же наиболее соответствует нейронному / аксональному параличу. болезнь. Явное поражение белого вещества при МРТ, конечно, не доказывает исключительного нарушения премиелинизирующих олигодендроцитов, основной формы олигодендроцитов у новорожденного, 12 , 13 и, действительно, вовлечения трактов волокна и диффузного распределения аномалии белого вещества согласуются с вовлечением аксонов.Диффузное повреждение аксонов недавно было выявлено в белом веществе головного мозга у недоношенных детей с ПВЛ. 14

    Что касается патофизиологии аномалии белого вещества , хотя сходство с ПВЛ не идеальное, два основных инициирующих механизма ПВЛ, ишемии и системного воспаления, заслуживают рассмотрения. 5 , 15 Ишемия у этих младенцев маловероятна, поскольку только 4 из 10 субъектов в отчете Verboon-Maciolek et al. 1 показал «гипотензию», которая, кроме того, была только «легкой». Системное воспаление кажется маловероятным, поскольку даже при доказанном сепсисе ЭВ биомаркеры воспаления лишь незначительно повышены. 16 Причина повреждения белого вещества головного мозга при энцефалите EV / HPeV3, вероятно, связана с активацией микроглии, по крайней мере частично, в результате активации внутриклеточных толл-подобных рецепторов (TLR) 7 и 8 оцРНК HPeV или EV (). TLR являются медиаторами врожденного иммунного ответа через распознавание определенных молекулярных мотивов (так называемых патоген-ассоциированных молекулярных паттернов), общих для целых классов микробов. 17 Действительно, TLR 7 и особенно 8 участвуют в иммунном ответе хозяина на HPeV. 18 Активация микроглии приведет к высвобождению активных форм кислорода и азота и провоспалительных цитокинов, особенно TNFα и IL1-β, токсичных для премиелинизирующих олигодендроцитов 5 , 19 и, вероятно, к развитию аксонов. 20 22 По аналогии, роль врожденного иммунитета, опосредованного TLR на микроглии, в генезе повреждения белого вещества иллюстрируется демонстрацией того, что активация в микроглии TLR 4 липополисахаридом или TLR 2 посредством β-стрептококк группы B приводит к токсичности для премиелинизирующих олигодендроцитов или развивающихся аксонов, или обоих. 23 27 Тем не менее, ввиду очень редкого обнаружения плеоцитоза ЦСЖ при ПЦР-положительной инфекции ЦНС HPeV3 с повреждением белого вещества, 1 кажется маловероятным, что воспаление ЦНС является доминирующим или, по крайней мере, исключительным признаком процесса. Особый интерес в этом контексте недавняя работа показывает, что TLR 8 также локализован в нейронах и аксонах (). 22 , 28 Поразительно, этот TLR распространяется особенно в конусах роста и трактах аксональных волокон и только в нервной системе развивающейся .Действительно, аксональная экспрессия TLR 8 тесно коррелирует с экспрессией ассоциированного с ростом белка (GAP) -43, маркера роста аксонов. 22 Примечательно, что недавнее исследование иммуноокрашивания GAP-43 в развивающемся головном мозге человека показывает, что рост и развитие аксонов очень активны в перинатальном периоде . 29 Активация TLR 8 приводит к коллапсу конуса роста, ингибированию разрастания аксонов и апоптозу нейронов. 22 , 28 Таким образом, представляется возможным не только то, что активация TLR 8 в микроглии может привести к премиелинизирующим олигодендроцитам и повреждению аксонов, но также и то, что активация TLR 8 в развивающихся нейронах / аксонах может привести к нарушению развития аксонов, с ретракцией аксонов и апоптозом нейронов ().Нарушение аксонов может усугубляться потерей трофических взаимодействий с развивающимися олигодендроцитами и, в свою очередь, само по себе может приводить к нарушению развития олигодендроцитов. 30 35

    Возможная роль толл-подобных рецепторов (TLR) в патогенезе повреждения белого вещества при энцефалите HPeV3. HPeV3, небольшой вирус с одноцепочечной (ss) РНК, захватывается микроглией мозга, и высвобождаемая ssRNA организма связывается с внутриклеточным TLR 8, чтобы инициировать врожденный иммунный ответ.В результате высвобождение активных форм кислорода и азота и провоспалительных цитокинов может привести к преолигодендроцитарному (Pre-OL) и аксональному повреждению. Кроме того, оцРНК HPeV3 после заражения нейрона может активировать TLR 8 в теле клетки, но особенно в развивающемся аксоне и конусе роста (где TLR 8 наиболее распространен). Результатом будет ретракция аксонов и апоптоз нейронов (подробности см. В тексте).

    Таким образом, эта интересная статья Verboon-Maciolek et al. 1 важен по нескольким причинам.Работа подчеркивает ранее нераспознанный и, вероятно, распространенный тип неонатального вирусного энцефалита, предоставляет новую информацию, касающуюся этиологической оценки неонатальных припадков, и предлагает более широкую возможность того, что вирусный энцефалит может кооптировать врожденную иммунную систему, вызывая как деструктивные, так и дисгенетические нарушения. эффекты.

    Границы | Неонатальная энцефалопатия: необходимость распознавания множественных этиологий для оптимального ведения

    Введение

    Неонатальная энцефалопатия (NE) — сложное заболевание новорожденного, характеризующееся изменением уровня сознания, судорогами, плохим тонусом, неспособностью инициировать или поддерживать дыхание (1) и связано с полиорганной дисфункцией (2).Заболеваемость NE оценивается в 3 случая на 1000 живорождений (3). NE может быть результатом широкого спектра причин и является клиническим термином, не определяющим этиологию. Единственное доступное лечение — это терапевтическая гипотермия (ТГ) с максимальной пользой, если начать в первые 6 часов жизни (4). Существует несколько причин НЭ, таких как гипоксическая ишемическая энцефалопатия (ГИЭ), перинатальные инфекции, аномалии плаценты, метаболические нарушения, коагулопатии и сосудистый инсульт новорожденных (рис. 1). Однако более чем в половине случаев причина НЭ остается неустановленной (5).

    Рисунок 1 . Многофакторная этиология неонатальной энцефалопатии. Многие факторы предрасполагают к возникновению неонатальной энцефалопатии либо по отдельности, либо в комбинации, включая (A) Факторы риска до зачатия, (B) Сопутствующие заболевания или события у матери до родов / во время родов, (C) Патология плаценты, (D) Гипоксия-ишемия, (E) Перинатальная инфекция, (F) Неонатальный инсульт или тромбофилия, (G) Метаболические нарушения и (H) Генетические и эпигенетические аномалии.ПРОМ, длительный разрыв плодных оболочек; ЗВУР, ограничение внутриутробного развития.

    Использование термина NE vs. HIE противоречиво. Было предложено использовать термин NE для доношенных и поздних недоношенных новорожденных, у которых не было выявленных дозорных событий (6, 7). Трудно доказать наличие церебральной гипоксической ишемии, за исключением моделей на животных и конкретных случаев неонатального инсульта. Все текущие параметры, включая pH и судороги, неспецифичны (7). Некоторые из паттернов черепно-мозговых травм, наблюдаемых у пациентов с NE, могут быть воспроизведены на животных моделях с помощью гипоксии-ишемии, но это не доказывает, что все NE вызваны HIE (7).Несколько опубликованных популяционных исследований показали, что факторы риска до родов и неасфиксии связаны с НЭ (6). Напротив, некоторые авторы утверждают, что ГИЭ является причиной НЭ в 50–80% случаев на основании клинических критериев, критериев ЭЭГ и МРТ (1). Поэтому в этом обзоре мы использовали термин NE, и мы стремились изучить различные этиологии, связанные с NE.

    Материнские факторы

    Материнская гипертензия (16%) была важным фактором дородового риска НЭ в реестре неонатальной энцефалопатии Оксфордской сети штата Вермонт ( n = 4 165).Также была более высокая частота клинического хориоамнионита, длительного разрыва плодных оболочек и гипотиреоза матери. Хотя острый асфиксический эпизод был зарегистрирован в 15% случаев, связь с воспалением была обнаружена в 24% (5).

    Популяционное исследование в Западной Австралии показало, что социально-экономический статус, семейный анамнез судорог, неврологические проблемы и зачатие после лечения бесплодия были независимыми факторами риска до зачатия для NE ( n = 164) (8).Заболевание щитовидной железы матери, кровотечение во время беременности, вирусные заболевания, преэклампсия, аномальная плацента, ограничение внутриутробного развития и переношенность были другими важными факторами дородового риска (8). Выявленные дородовые факторы риска NE были обнаружены в 69% случаев, внутриродовые факторы риска — в 5%, как дородовые, так и во время родов — в 24% и отсутствие фактора риска — в 2%. Только в 4% случаев внутриродовая гипоксия была выявлена ​​без каких-либо факторов риска до родов или до зачатия (9). Было обнаружено, что ограничение роста в развитых странах и беременность двойней в развивающихся странах связаны с НЭ.Заболевание щитовидной железы у матери, дородовое наблюдение, инфекция, роды и тактика ведения родов должны быть важными модификаторами в исследовании 27 новорожденных с NE и 100 контрольных детей (3). Дородовые (74 против 18%), внутриродовые (67 против 19%) и острые внутриродовые события (33 против 2%) более вероятны у младенцев с НЭ по сравнению с контрольной группой. Следовательно, в неонатальном клиническом анамнезе подробный материнский анамнез важен и может быть путем к профилактическим стратегиям в будущем.

    Из 45 новорожденных с NE 36% имели дозорное событие, 40% имели хориоамнионит и 11% имели оба этих симптома.Если данные о дозорных событиях были исключены, то возраст матери> 35 лет (ОР 2,5; 95% ДИ 1,1–5,6) и инфекция мочевыводящих путей во время беременности (ОР 2,6; 95% ДИ 1,0–6,5) были потенциальными факторами дородового риска для NE (10).

    Гипоксия-ишемия

    Хотя концепция гипоксии-ишемии четко обозначена в моделях на животных, она может не подходить для использования во всех случаях неонатальной NE у человека. «Дозу» и продолжительность гипоксии, а также степень ишемии можно напрямую измерить на животной модели.Однако у новорожденных людей это неизвестно, если нет контрольного события, и впоследствии используются суррогатные маркеры гипоксии. Badawi et al. показали, что асфиксия во время родов считается сопутствующим фактором в 29% случаев НЭ и самостоятельным фактором только в 4% случаев (9). Было обнаружено, что внутриродовая гипоксия-ишемия является одним из факторов, способствующих развитию НЭ в 30% случаев в развитых и 60% в развивающихся странах (3). Американский колледж акушеров и Американская академия педиатрии определили дозорное событие в своем документе о неонатальной энцефалопатии и неврологических исходах (Obstet Gynecol 2014).Следующее соответствует острому пери- или интранатальному событию: дозорное гипоксическое или ишемическое событие, происходящее непосредственно перед или во время родов и родоразрешения, например разрыв матки или тяжелая отслойка плаценты; паттерны пульсометра плода, соответствующие острым послеродовым или интранатальным событиям; сроки и тип травм головного мозга, основанные на исследованиях изображений, согласующихся с этиологией острого послеродового или внутриродового события, и отсутствуют данные о других проксимальных или дистальных факторах, которые могли бы быть способствующими факторами.Кроме того, сочетание низких баллов по шкале Апгарса, ацидемии, аномального кардиотокографа, изменений МРТ, согласующихся с гипоксией-ишемией и полиорганной дисфункцией, — все это связано с гипоксически-ишемической этиологией, но в равной степени может быть изменено сепсисом или другими причинами NE. Асфиксичные родовые явления и воспаление присутствовали только в 12,6% случаев церебрального паралича (11). У новорожденных с NE ( n, = 405) следующие факторы были независимо связаны с NE ( p -значение = 0,001), включая: только 1 дородовой период (гестационный возраст> 41 недели) и 7 факторов во время родов, включая длительный разрыв плодных оболочек, аномальные кардиотокограф, толстый меконий, дозорные события, дистоция плеча, тугая затылочная пуповина и отказ вакуума (12).В когорте из 26 новорожденных с дозорными событиями NE (ОР 74,9, 95% ДИ 11,9-бесконечность, p <0,001) и отслеживание ЧСС плода категории 3 (28,0% против 4,0%, p = 0,002) были сильно выражены. связанный с NE (13). В когорте из 45 новорожденных у 36% были дозорные события, а у 11% были как дозорные, так и хориоамнионит (10).

    Нейровизуализация с использованием магнитно-резонансной томографии, стандартной, диффузионной и спектроскопии от 24 до 96 часов жизни дает полезные рекомендации относительно возможных сроков церебрального инсульта, особенно диффузных аномалий.Аномалии, вызванные травмой головного мозга, становятся наиболее очевидными через 7 дней при использовании качественной МРТ, диффузии и спектроскопии. Глубокое ядерное серое вещество или водораздел кортикального повреждения развиваются по четко определенному типу повреждения мозга и типичны для гипоксически-ишемического повреждения мозга у новорожденного. Генетические и метаболические причины могут быть исследованы, если на МРТ существует другая картина травмы головного мозга или эволюция травмы. Признаки того, что послеродовая гипоксия-ишемия не была причиной НЭ, предлагаются на МРТ: порэнцефалия, очаговый артериальный инфаркт, венозный инфаркт, изолированное внутрипаренхиматозное или внутрижелудочковое кровоизлияние или атипичные паттерны метаболических энцефалопатий.

    При NE, связанном с острым дозорным событием (HIE), типичная картина повреждения на МРТ показала вовлечение базальных ганглиев, таламуса с ассоциированной задней конечностью внутренней капсулы и, в тяжелых случаях, вовлечение ствола головного мозга (14). При NE без задокументированного дозорного события вовлечение базальных ганглиев или таламуса (BGT) также связано с изменениями белого вещества в 50% случаев (14). BGT с обширным повреждением белого вещества (WM) был обнаружен в 14%, BGT с WM от легкой до умеренной — в 56%, изолированное повреждение таламуса — в 5%, умеренное повреждение WM — только у 2%, а легкое WM или нормальное — у 23% у 48. младенцы с ГИЭ.Внутренняя капсула была аномальной у 93% пациентов с умеренным и тяжелым повреждением WM и была связана со смертью и ХП у 86% пациентов (15).

    Картина повреждения головного мозга может указывать на возможную причину, например, повреждение коркового вещества и белого вещества (очаговое / мультифокальное) может быть связано с плацентарной недостаточностью и хориоамнионитом. Ранняя категоризация пациентов в соответствии с типом травмы головного мозга может привести к другому терапевтическому подходу, поскольку на животных моделях было показано, что разные уровни гипотермии защищают от повреждения коры головного мозга или глубокого серого вещества, поэтому для достижения максимальной пользы могут потребоваться специфические для пациента протоколы гипотермии.Точно так же в моделях на животных разные режимы охлаждения, системное и селективное, приводят к разной температуре мозга (16).

    Трудно окончательно установить наличие, продолжительность и степень гипоксии и ишемии у новорожденных, поэтому использовались суррогатные маркеры, такие как pH и судороги (7). Следовательно, биомаркеры мультиорганного поражения могут быть полезны для диагностики или оценки тяжести гипоксической ишемии и прогнозирования исхода при NE. Сердечный тропонин является маркером ишемии миокарда у новорожденных и детей и высвобождается из миоцитов после повреждения их мембраны.Сердечный тропонин I (cTnI) был значительно выше у новорожденных с ГИЭ в первые 48 часов по сравнению с контрольной группой ( p <0,0005) (17). Сердечный TnI был повышен у новорожденных с более высокой степенью НЭ и у тех, кому потребовались инотропы (18). Пороговое значение <0,22 нг / мл для нормотермических и <0,15 нг / мл для гипотермических младенцев с NE предсказывало нормальный исход развития нервной системы (19).

    Гипоксия приводит к усилению эритропоэза и выбросу незрелых ядерных эритроцитов (nRBCs) в кровоток (20).ЯРБК пуповинной крови были значительно выше у новорожденных, подвергшихся асфиксии, по сравнению с контрольной группой, а также коррелировали с апгаром через 1 мин, pH и развитием NE (20). Количество ядерных эритроцитов на 100 лейкоцитов было выше у новорожденных с НЭ по сравнению с контрольной группой, младенцев с НЭ средней / тяжелой или легкой степени ( p = 0,016) и у новорожденных с плохим исходом нервного развития ( p = 0,03) ( 21). Следовательно, стандартизованное измерение воздействия клинической гипоксии было бы полезным с использованием комбинации этих маркеров и могло бы помочь в определении времени инсульта и корреляции с доклиническими моделями на животных.

    Инфекция

    Риск спастического церебрального паралича (ДЦП) и квадриплегического ДЦП повышался при сочетании инфекции и асфиксии (22). Уровни интерлейкина (ИЛ) -6 через 6 часов связаны с отклонениями от нормы неврологического обследования (23). NE, инотропная поддержка, судороги без менингита, потребность в интубации и более низкий 5-минутный апгар были более вероятны у новорожденных с ХП при наличии инфекции у матери по сравнению с ХП без инфекции (22).

    Инфекции матери и новорожденные с ранним началом представляют собой диагностическую проблему.Ведутся споры о том, может ли скрытая инфекция, не обнаруживаемая традиционными методами культивирования, быть связана с неврологическим повреждением во всех возрастных группах. Полимеразная цепная реакция (ПЦР) выявила 11 случаев бактериемии у энцефалопатических новорожденных в Африке, у которых был отрицательный посев крови (NE n = 201). ПЦР в сочетании с посевом крови привела к обнаружению бактериальных продуктов в 8,9% случаев НЭ по сравнению с 3,1% при использовании одного посева крови (24). В метаанализе стрептококки группы B (GBS) были связаны с NE в 0.58% случаев и смертность были выше при использовании СГБ плюс НЭ по сравнению с одним НЭ (25). В когорте из 45 новорожденных 40% имели хориоамнионит и 11% имели как дозорные события, так и хориоамнионит (10).

    Терапевтическая гипотермия задерживает рост и пик ответа с-реактивного белка (СРБ), а также приводит к снижению количества лейкоцитов и нейтрофилов по сравнению с нормотермными новорожденными (26). Это влияние гипотермии на задержку развития естественных воспалительных маркеров следует учитывать при выборе лечения антибиотиками и продолжительности лечения новорожденных с НЭ.

    Следовательно, полное обследование на сепсис имеет важное значение у всех детей с НЭ. Стандартных рекомендаций по выполнению люмбальной пункции во всех случаях НЭ не существует, и их можно выбирать в каждом конкретном случае. Кандидатами могут быть младенцы с повышенным WCC и CRP или факторами риска септического риска. Также существуют технические и практические проблемы для поясничной пункции у младенцев с НЭ, которые являются ригидными из-за ТГ, а также часто изначально имеют отек мозга при УЗИ черепа.

    Аномалии плаценты

    Поражение пуповины, хориоамнионит, васкулит плода, меконий хориональной пластинки и тромботическая васкулопатия плода часто встречались в плацентарных поражениях у пациентов с NE ( n = 23) (27).Поражения плаценты, указывающие на тромбоз и снижение фетоплацентарного кровотока, являются значимыми и независимыми факторами риска НЭ ( n = 93) (28). Наличие более одного поражения плаценты увеличивает вероятность НЭ, но не было никакой корреляции между патологией плаценты и картиной повреждения на МРТ ( n = 56) (29). Аномальная патология плаценты была обнаружена у 29% новорожденных с дозорными событиями и у 73% младенцев без дозорных событий ( p = 0,0001), перенесших терапевтическую гипотермию (30).Воспалительные поражения плаценты чаще наблюдались у новорожденных без дозорных событий ( p = 0,002) (30). Хронический виллит был связан с повреждением базальных ганглиев (BGT), тогда как наличие ядерных эритроцитов, снижение созревания плаценты и хронический виллит также приводили к повреждению белого вещества / водораздела вместе с вовлечением BGT ( n = 95) (31).

    Доказательства связи хориоамнионита с НЭ разнообразны. Предполагается, что время инфицирования и степень воспалительного ответа могут привести либо к прекондиционированию, либо к сенсибилизации и могут вызвать либо защитный эффект, либо дальнейшее усиление перинатального повреждения головного мозга, соответственно (32).Этот эффект был продемонстрирован на животных моделях. Липополисахарид (ЛПС), вводимый за 4–6 ч до 20 и 50 мин воздействия HI, приводил к усилению травм головного мозга. Однако введение LPS за 24 часа до 50-минутного воздействия HI привело к значительному ослаблению травм головного мозга (32). КА выявлена ​​у 8 новорожденных с признаками перинатальной асфиксии (всего n = 23) (27). Младенцы с NE и TH имели более высокие шансы на наличие CA по сравнению с младенцами, которые не получали TH ( n = 98) (33).CA, васкулит и фунизит были связаны с NE степени I, виллитом с NE II и фунизитом с III степенью у 141 новорожденного с NE и 309 контрольных (29). CA была связана с более низким риском черепно-мозговой травмы и плохим когнитивным исходом по сравнению с не-CA (скорректированный OR 0,3; 95% CI 0,1–0,7, p = 0,004) у новорожденных с NE ( n = 258), хотя только У 20 новорожденных были гистологические доказательства СА. В той же когорте новорожденные с признаками сепсиса имели более высокие шансы на повреждение водораздела и аномальные нейромоторные показатели, чем у новорожденных без каких-либо клинических признаков ( p = 0.007) (34). У 120 младенцев с сочетанием перинатального ацидоза, NE и хориоамнионита с ответом плода или без него и пятнистый / диффузный хронический виллит были независимо связаны с тяжестью NE (35). Единственным индивидуальным предиктором патологического исхода нервного развития через 22-24 месяца после терапии гипотермией был диффузный хронический виллит. Гистологическая CA имела низкую прогностическую ценность для развития энцефалопатии и смерти при NE ( n = 51) (36), но материнская лихорадка ( n = 336) во время родов была независимым фактором для NE (скорректированный OR 4.72, 95% ДИ 1,28–17,4) (37). Клинический хориоамнионит был связан с более высокими уровнями IL-6, IL-8 в пуповинной крови и регулировался активацией нормальных Т-клеток, экспрессируемых и секретируемых (RANTES) в NE ( n = 61). В когорте из 67 новорожденных с хориоамнионитом NE, независимо от того, были ли клинические или гистологические данные связаны со стойким метаболическим ацидозом, это может предсказать плохой неврологический исход (38).

    Патология плаценты была описана как «черный ящик» беременности. Стандартизированная классификация результатов патологии плаценты важна для дальнейшего определения этиологии NE (39).

    Нарушения обмена веществ

    Нарушения обмена веществ — редкие причины NE, но их всегда следует учитывать. Врожденные нарушения метаболизма (ВЭМ) присутствуют в неонатальном периоде после нормального периода выздоровления и отсутствия признаков перинатальной асфиксии, но неврологические и полиорганные поражения могут проявляться как НЭ (40). Митохондриальные нарушения также являются важной причиной НЭ (41).

    Амплитудная интегрированная электроэнцефалограмма (аЭЭГ) была ненормальной у 27 новорожденных с ВЭМ, причем наиболее устойчивыми признаками были аномальная фоновая активность и судороги.Не было различий в аЭЭГ для энцефалопатии, связанной с IEM или NE, и дифференцировать можно было только на основании клинического подозрения (42). Единственное метаболическое расстройство с диагностической ЭЭГ — это некетотическая гиперглицинемия с первоначальным паттерном «подавление-всплеск», переходящим в гипсаритмию в раннем или среднем младенчестве и диагностируемое путем измерения уровня глицина в спинномозговой жидкости (42). Имеются также отдельные сообщения о случаях ИЭМ, таких как дефицит сульфитоксидазы и цитохрома С, проявляющийся как НЭ (43, 44).

    Результаты МРТ

    могут варьироваться в зависимости от типа врожденной ошибки метаболизма (IEM) и могут варьироваться от поражения белого вещества до поражения глубоких серых ядер. Митохондриальные энцефалопатии имеют симметричное двустороннее распределение и изначально могут быть диагностированы как NE (45). Следует учитывать метаболические нарушения, если нет явных явлений во время родов, стойкий лактоацидоз и / или гипогликемия (45) и начато обследование. Различные паттерны повреждений на МРТ головного мозга могут помочь дифференцировать метаболические нарушения от НЭ.Поражение Globus Pallidus часто встречается при IEM по сравнению с NE, хотя картина повреждения при дефиците сульфитоксидазы и дефиците фактора молибдена может имитировать NE (46).

    Изолированные приступы связаны с такими расстройствами, как: судороги, связанные с пиридоксином, некетотическая гиперглицинемия (NKH), дефицит дигидропиримидиндегидрогеназы, дефицит сульфитоксидазы (либо изолированный, либо как часть дефицита кофактора молибдена), 4-аминобутират аминотрансферазы (GABA). дефицит, судороги, связанные с фолиевой кислотой, дефицит 3-фосфоглицератдегидрогеназы, дефицит гуанидиноацетатметилтрансферазы (GAMT) и дефицит переносчика глюкозы (GLUT-1).У младенцев с полиорганными поражениями, судорогами, метаболическим ацидозом, молочной железой, гипераммониемией могут быть: органическая ацидемия, дефекты цикла мочевины, пероксисомальные нарушения (например, синдром Зеллвегера) или митохондриальные нарушения.

    Подробный семейный анамнез для установления факторов риска, таких как родство родителей или ранее пораженный ребенок, важен, поскольку большинство врожденных нарушений метаболизма имеют аутосомно-рецессивное или материнское наследование. Базовые исследования, такие как электролиты, аммиак, сывороточные аминокислоты, лактат, ацилкарнитин и органическая кислота мочи, могут быть рассмотрены при NE (40).Есть проблемы с метаболическим тестированием, так как их может потребоваться повторить, если ребенок очень плохо себя чувствует с полиорганной дисфункцией во время отбора образцов (46). Недавние исследования показали большой потенциал метаболомики как биомаркеров NE. Было показано, что содержание сукцината повышено у детей с НЭ, которые серьезно пострадали (47).

    Тромбофилия и неонатальный инсульт

    Асфиксия (в 4% случаев) участвует в патогенезе инсульта новорожденных (48). Фокальные клонические приступы являются наиболее частым проявлением неонатального инсульта (49), и 6 младенцев с инсультом были обнаружены в когорте NE ( n = 124) (50).Эти дети обычно страдали судорогами и имели худшие исходы с точки зрения нервного развития, чем остальная часть когорты. Нарушения свертывания крови, такие как полицитемия, лейденский фактор V, нарушения гемоглобина и мутации протромбина, не были обнаружены у 4 из 6 обследованных пациентов (50).

    В моделях на животных повышенные уровни гомоцистеина приводили к увеличению провоспалительных цитокинов, таких как фактор некроза опухоли альфа (TNFα), интерлейкин 1 бета (IL-1β) и IL-6 в гиппокампе и коре головного мозга.Это провоспалительное состояние может быть ответственным за нейрональные и цереброваскулярные эффекты, наблюдаемые у взрослых (51). Роль гомоцистеина или полиморфизмов в гене метилентетрагидрофолатредуктазы в возникновении неонатального повреждения головного мозга неясна (52). В когорте из 118 новорожденных с НЭ повреждение белого вещества / водораздела с большей вероятностью было связано с гипогликемией, полиморфизмом метилентетрагидрофолатредуктазы (MTHFR) и уровнями гомоцистеина в плазме в верхнем квартиле нормы (52).

    Генетические и эпигенетические аномалии

    Отсутствуют опубликованные данные, связывающие генетическую предрасположенность к развитию NE. У 40 пациентов с NE генетическая изменчивость протромбических факторов, таких как протромбин G20210A, фактор V Leiden G1691A и метилентетрагидрофолатредуктаза [MTHFR] C677T, и ген фактора некроза опухоли не повлияли на оценку NE, ЭЭГ, смерть, краниальное УЗИ (США) , неврологический исход при выписке через 6 и 12 месяцев. Полиморфизм гена интерлейкина-6 (IL-6 174GC) имел защитный эффект и был связан с нормальной ЭЭГ, краниальным УЗИ и неврологическим обследованием при выписке (53).В ретроспективном исследовании «случай-контроль» с участием 11 новорожденных с NE у матерей была обнаружена более высокая частота полиморфизма MTHFR (7 гомозиготных и 4 гетерозиготных) по сравнению с контрольной группой (54). Генетический полиморфизм может увеличивать риск или тяжесть неонатального повреждения головного мозга при NE, и его следует учитывать (53).

    В рамках лонгитюдного исследования родителей и детей, проведенного Avon, было проведено генотипирование 7611 доношенных детей, и мерами воздействия было наличие одного или нескольких минорных аллелей в одном из 3 SNP (rs2284411, rs2498804, rs1835740).Первичным результатом была необходимость реанимации при рождении, что было связано с rs1835740 (55). Требуются более крупные международные совместные исследования для определения необходимого количества пациентов для изучения генетических связей и разделения пациентов по этиологии.

    Еще одна категория младенцев с генетической причиной неонатальной энцефалопатии — это дети с миопатиями и энцефалопатиями новорожденных. Пациенты, унаследовавшие миопатию (центронуклеарную миопатию), могут иметь неонатальный дистресс, гипотонию и признаки, указывающие на ГИЭ (56).Врожденная миотоническая дистрофия 1 типа характеризуется гипотонией и тяжелой генерализованной слабостью при рождении, часто с дыхательной недостаточностью, умственной отсталостью и ранней смертью. Это вызвано экспансией тринуклеотидного повтора CTG в некодирующей области DMPK .

    В будущем подробное генотипирование, включая более легкий доступ к методам микроматрицы в клинических условиях, предоставит больше информации, чтобы позволить индивидуальный уход и потенциально классифицировать младенцев по генотипу.

    Нейровизуализация

    На МРТ можно увидеть различные модели травм, но это не исключает HIE как причины травмы. Характер повреждения зависит от тяжести, продолжительности и повторяемости гипоксической ишемии и может привести к поражению базальных ганглиев, таламуса, ствола головного мозга и / или белого вещества головного мозга в различных сочетаниях (1). При глубокой гипоксии преобладает повреждение более глубоких серых структур, то есть базальных ганглиев и таламуса. Объясняется это тем, что эти участки миелинизированы и имеют более высокую скорость метаболизма.Состояния, которые уменьшают, а не вызывают полное прекращение кровотока, такие как анемия и гиповолемия, связаны с повреждением коры головного мозга и сохранением более глубоких серых структур (57). В когорте из 245 пациентов с NE 197 (80%) результаты МРТ соответствовали острому перинатальному инсульту. МРТ у 40 младенцев (16%) были нормальными. У 9 младенцев (4%) были выявлены признаки тромбоза / инфаркта, генетических нарушений, антенатального инсульта и митохондрий (дефицит комплекса I) на МРТ в дополнение к гипоксическому ишемическому инсульту.Нейровизуализация у 8 (3%) младенцев с клиническим диагнозом НЭ показала либо врожденную ошибку метаболизма, нервно-мышечное расстройство, либо отсутствие диагноза, и эти результаты не соответствовали гипоксической ишемии (48). Плацентарный виллит высокой степени неизвестной этиологии ( n = 4) был обнаружен в когорте из 36 пациентов, связанных с повреждением белого вещества, вторичным по отношению к воспалению / окислительному стрессу в перинатальном периоде (58).

    Значение для терапии

    Не все младенцы с NE могут не получать одинаковую пользу от гипотермии.Следовательно, выявление точной этиологии в каждом случае NE имеет значение для лечения, поскольку есть некоторые излечимые причины, которые требуют быстрого определения для оптимального лечения. Использование бактериальной ПЦР для выявления инфекции у новорожденных с NE может быть более полезным, чем только посев крови с низким выходом бактерий, а также гипотермия может уменьшить воспалительную реакцию. Гистология плаценты отражает внутриматочную среду и может прояснить основную этиологию. Все новорожденные с риском IEM должны быть обследованы на предмет метаболических нарушений, так как этим пациентам могут быть полезны специфические методы лечения, а не гипотермия.Точно так же скрининг на тромбофилию следует рассматривать у пациентов из группы риска, таких как пациенты с инсультом, семейный анамнез тромбофилии. Подробная оценка этиологии NE важна для выявления излечимых причин и категоризации этой гетерогенной группы новорожденных, чтобы можно было подобрать соответствующее лечение в соответствии с этиологией и улучшением отдаленных результатов. Точно так же будет полезно стратифицировать большие многоцентровые когорты младенцев с NE по этиологии, чтобы полностью понять этиологию, реакцию на лечение гипотермией и отдаленные результаты.

    Взносы авторов

    SA: основной автор; ТС: помогал с поиском релевантных статей и рисунка; ЭМ: автор-руководитель.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    2. Шах П., Рип Хаген С., Бейен Дж., Перлман М. Мультиорганная дисфункция у младенцев с постасфиксиальной гипоксически-ишемической энцефалопатией. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2004) 89: F152 – F155. DOI: 10.1136 / ADC.2002.023093

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Куринчук Дж. Дж., Уайт-Конинг М., Бадави Н. Эпидемиология неонатальной энцефалопатии и гипоксически-ишемической энцефалопатии. Ранний разработчик Hum . (2010) 86: 329–38. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2010.05.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Джейкобс С.Е., Берг М., Хант Р., Тарнов-Морди В.О., Индер Т.Э., Дэвис П.Г.Охлаждение новорожденных с гипоксической ишемической энцефалопатией. База данных Cochr Syst Rev . (2013) 1: CD003311 DOI: 10.1002 / 14651858.CD003311.pub3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Нельсон К.Б., Бингхэм П., Эдвардс Э.М., Хорбар Д.Д., Кенни М.Дж., Индер Т. и др. Антецеденты неонатальной энцефалопатии в реестре энцефалопатии Оксфордской сети Вермонта. Педиатрия . (2012) 130: 878–86. DOI: 10.1542 / peds.2012-0714

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7.Дамманн О., Ферриеро Д., Грессенс П. Неонатальная энцефалопатия или гипоксически-ишемическая энцефалопатия? Соответствующая терминология имеет значение Pediatr Res . (2011) 70: 1-2. DOI: 10.1203 / PDR.0b013e318223f38d

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Бадави Н., Куринчук Дж. Дж., Кио Дж. М., Алессандри Л. М., О’Салливан Ф., Бертон П. Р. и др. Факторы дородового риска энцефалопатии новорожденных: исследование случай-контроль в Западной Австралии. BMJ . (1998) 317: 1549–53. DOI: 10.1136 / bmj.317.7172.1549

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Бадави Н., Куринчук Дж. Дж., Кио Дж. М., Алессандри Л. М., О’Салливан Ф., Бертон П. Р. и др. Факторы риска внутриутробной энцефалопатии новорожденных: исследование случай-контроль в Западной Австралии. BMJ . (1998) 317: 1554–8. DOI: 10.1136 / bmj.317.7172.1554

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Паркер SJ, Kuzniewicz M, Niki H, Wu YW. Факторы дородового и внутриродового риска гипоксически-ишемической энцефалопатии в когорте новорожденных в США. Дж. Педиатр . (2018) 203: 163–9. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2018.08.028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Адамсон С.Дж., Алессандри Л.М., Бадави Н., Бертон П.Р., Пембертон П.Дж., Стэнли Ф. Предикторы неонатальной энцефалопатии у доношенных детей. BMJ . (1995) 311: 598–602 DOI: 10.1136 / bmj.311.7005.598

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Мартинес-Биарге М., Диез-Себастьян Дж., Вустхофф С.Дж., Меркури Е., Коуэн FM.Дородовые и внутриродовые факторы, предшествующие неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии. Педиатрия . (2013) 132: e952 – e959 doi: 10.1542 / peds.2013-0511

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Торбенсон В.Е., Толчер М.К., Несбитт К.М., Колби К.Э., Эль-Нашар С.А., Гостоут Б.С. и др. Внутриродовые факторы, связанные с неонатальной гипоксической ишемической энцефалопатией: исследование случай-контроль. BMC Беременность и роды . (2017) 17: 415 DOI: 10.1186 / s12884-017-1610-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14.Резерфорд М., Маламатениу С., МакГиннесс А., Оллсоп Дж., Биардж М.М., Конселл С. Магнитно-резонансная томография при гипоксически-ишемической энцефалопатии. Ранний разработчик Hum . (2010) 86: 351–60. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2010.05.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Окереафор А., Оллсоп Дж., Конселл С.Дж., Фицпатрик Дж., Аззопарди Д., Резерфорд М.А. и др. Характер черепно-мозговой травмы у новорожденных, подвергшихся перинатальным дозорным событиям. Педиатрия .(2008) 121: 906–14. DOI: 10.1542 / педс.2007-0770

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Мецлер М., Говиндан Р., Аль-Шаргаби Т., Везина Г., Андескавадж Н., Ван Й. и др. Характер черепно-мозговой травмы и снижение вариабельности сердечного ритма у новорожденных с гипоксической ишемической энцефалопатией. Педиатр Рес . (2017) 82: 438–43. DOI: 10.1038 / pr.2017.94

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Симович А.М., Игрутинович З., Обрадович С., Ристич Д., Вулетич Б., Раданович М.Значение сердечного тропонина I второго поколения в раннем скрининге гипоксически-ишемической энцефалопатии после перинатальной асфиксии. SRP Arh Celok Lek . (2012) 140: 600–5.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    18. Шастри А.Т., Самарасекара С., Мунираман Х., Кларк П. Концентрации сердечного тропонина I у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. Акта Педиатр . (2012) 101: 26–9. DOI: 10.1111 / j.1651-2227.2011.02432.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19.Лю X, Chakkarapani E, Stone J, Thoresen M. Влияние компрессий сердца и лечения гипотермии на сердечный тропонин I у новорожденных с перинатальной асфиксией. Реанимация . (2013) 84: 1562–7. DOI: 10.1016 / j.resuscitation.2013.07.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Гош Б., Миттал С., Кумар С., Дадхвал В. Прогнозирование перинатальной асфиксии с ядросодержащими эритроцитами в пуповинной крови новорожденных. Int J Gynaecol Obstet .(2003) 81: 267–71. DOI: 10.1016 / S0020-7292 (03) 00124-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Уолш Б.Х., Бойлан Г.Б., Мюррей Д.М. Ядерные эритроциты и ранняя ЭЭГ: прогнозирование стадии Сарната и двухлетнего исхода. Ранний разработчик Hum . (2011) 87: 335–9. DOI: 10.1016 / j.earlhumdev.2011.01.041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Нельсон К. Б., Гретер Дж. К.. Потенциально удушающие состояния и спастический церебральный паралич у младенцев с нормальной массой тела при рождении. Am J Obstet Gynecol . (1998) 179: 507–13. DOI: 10.1016 / S0002-9378 (98) 70387-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Shalak LF, Laptook AR, Jafri HS, Ramilo O, Perlman JM. Клинический хориоамнионит, повышенные цитокины и травмы головного мозга у доношенных детей. Педиатрия . (2002) 110: 673–80. DOI: 10.1542 / педс.110.4.673

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Танн CJ, Nkurunziza P, Nakakeeto M, Oweka J, Kurinczuk JJ, Were J, et al.Распространенность патогенов кровотока выше в случаях неонатальной энцефалопатии по сравнению с контрольной группой, использующей новую панель ПЦР-анализов в реальном времени. PLOS ONE . (2014) 9: e97259. DOI: 10.1371 / journal.pone.0097259

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Танн С.Дж., Мартинелло К.А., Саду С., Лоун Дж.Э., Сил А.С., Вега-Поблете М. и др. Группа исследователей неонатальной энцефалопатии GBS. неонатальная энцефалопатия со стрептококками группы b во всем мире: систематический обзор, наборы данных исследовательских групп и метаанализ. Клин Инфекция Дис . (2017) 65 (Suppl_2): S173–89. DOI: 10.1093 / cid / cix662

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Chakkarapani E, Davis J, Thoresen M. Терапевтическая гипотермия задерживает ответ C-реактивного белка и подавляет количество лейкоцитов и тромбоцитов у младенцев с неонатальной энцефалопатией. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2014) 99: F458 – F463. DOI: 10.1136 / archdischild-2013-305763

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27.Wintermark P, Boyd T, Gregas MC, Labrecque M, Hansen A. Патология плаценты у новорожденных с асфиксией, отвечающая критериям терапевтической гипотермии. Am J Obstet Gynecol . (2010) 203: 579.e1–9. DOI: 10.1016 / j.ajog.2010.08.024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Макдональд Д.Г., Келехан П., МакМенамин Дж.Б., Горман В.А., Мэдден Д., Тоббия И.Н. и др. Плацентарная тромботическая васкулопатия плода связана с неонатальной энцефалопатией. Хум Патол .(2004) 35: 875–80 DOI: 10.1016 / j.humpath.2004.02.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Hayes BC, Cooley S, Donnelly J, Doherty E, Grehan A, Madigan C, et al. Плацента у младенцев> 36 недель беременности с неонатальной энцефалопатией: исследование случай-контроль. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . (2013) 98: F233–9. DOI: 10.1136 / archdischild-2012-301992

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30.Чанг Т., Рейес Т.Дж., Пласетек Дж., Массаро А.Н., Нельсон КБ. Неонатальная энцефалопатия, дозорные явления и плацента. J Неонатальная перинатальная медицина . (2012) 5: 41–8. DOI: 10.3233 / NPM-2012-54211

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Хартеман Дж. С., Никкельс П. Г., Бендерс М. Дж., Кви А., Грюнендал Ф., де Фрис Л. С.. Патология плаценты у доношенных детей с гипоксически-ишемической неонатальной энцефалопатией и ассоциация с магнитно-резонансной томографией повреждения головного мозга. Дж. Педиатр .(2013) 163: 968–995 DOI: 10.1016 / j.jpeds.2013.06.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Эклинд С., Маллард С., Арвидссон П., Хагберг Х. Липополисахарид вызывает как первичную, так и вторичную фазу сенсибилизации в развивающемся мозге крысы. Педиатр Рес . (2005) 58: 112–6 DOI: 10.1203 / 01.PDR.0000163513.03619.8D

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Нельсон Д.Б., Лаке А.М., Макинтайр Д.Д., Санчес П.Дж., Левено К.Дж., Чалак Л.Ф.Акушерские предшественники лечения новорожденного с помощью охлаждения тела. Am J Obstet Gynecol. (2014) 211: 155.e1–6. DOI: 10.1016 / j.ajog.2014.02.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Йенстер М., Бонифачо С.Л., Рюэль Т., Роджерс Э.Е., Там Э.В., Партридж Дж.С. и др. Инфекция матери или новорожденного: связь с исходами неонатальной энцефалопатии. Педиатр Рес . (2014) 76: 93–9. DOI: 10.1038 / pr.2014.47

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35.Мир И.Н., Джонсон-Велч С.Ф., Нельсон Д.Б., Браун Л.С., Розенфельд С.Р., Чалак Л.Ф. Патология плаценты связана с тяжестью неонатальной энцефалопатии и неблагоприятными исходами развития после гипотермии. Am J Obstet Gynecol . (2015) 213: 849.e1–7. DOI: 10.1016 / j.ajog.2015.09.072

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Шалак Л., Джонсон-Велч С., Перлман Дж. М.. Хориоамнионит и неонатальная энцефалопатия у доношенных детей с ацидемией плода: гистопатологические корреляции. Педиатр Нейрол . (2005) 33: 162–5. DOI: 10.1016 / j.pediatrneurol.2005.04.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Импи Л., Гринвуд К., Маккуиллан К., Рейнольдс М., Шейл О. Лихорадка во время родов и неонатальная энцефалопатия: проспективное когортное исследование. БЖОГ . (2001) 108: 594–7. DOI: 10.1111 / j.1471-0528.2001.00145.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Джонсон CT, Бурд I, Рагхунатан Р., Нортингтон Ф.Дж., Грэм Э.М.Перинатальное воспаление / инфекция и его связь с коррекцией метаболического ацидоза при гипоксически-ишемической энцефалопатии. Дж Перинатол . (2016) 36: 448–52. DOI: 10.1038 / jp.2015.221

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. Кларк П., Мунираман Х., Гарднер Д., Венкатеш В., Керли А., Виктор С. и др. Исследование неонатальной энцефалопатии: часто теряемый плацентарный «черный ящик». Педиатр Дев Патол . (2015) 18: 343–4. DOI: 10.2350 / 15-02-1611-LET.1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Tan ES. Врожденные нарушения обмена веществ, проявляющиеся как неонатальная энцефалопатия: практические советы клиницистам. Энн Акад Мед Сингапур . (2008) 37 (12 Suppl.): 94–3.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    42. Олишар М., Шани Э., Айгюн С., Аззопарди Д., Хант Р.В., Тоет М.С. и др. Амплитудно-интегрированная электроэнцефалография у новорожденных с врожденными нарушениями обмена веществ. Неонатология .(2012) 102: 203–11. DOI: 10.1159 / 000339567

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Hobson EE, Thomas S, Crofton PM, Murray AD, Dean JC, Lloyd D. Изолированная недостаточность сульфитоксидазы имитирует признаки гипоксической ишемической энцефалопатии. Eur J Pediatr . (2005) 164: 655–9. DOI: 10.1007 / s00431-005-1729-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Уиллис Т.А., Дэвидсон Дж., Грей Р.Г., Поултон К., Рамани П., Уайтхаус В.Дефицит цитохромоксидазы, проявляющийся в виде асфиксии при рождении. Дев Мед Детский Нейрол . (2000) 42: 414–7. DOI: 10.1017 / S0012162200000761

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Enns GM. Врожденные нарушения обмена веществ, маскирующиеся под гипоксически-ишемическую энцефалопатию. NeoReviews . (2005) 12: e549 – e558. DOI: 10.1542 / neo.6-12-e549

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Уолш Б.Х., Бродхерст Д.И., Мандал Р., Вишарт Д.С., Бойлан Г.Б., Кенни Л.К. и др.Метаболомный профиль пуповинной крови при гипоксической ишемической энцефалопатии новорожденных. PLOS ONE . (2012) 7: e50520. DOI: 10.1371 / journal.pone.0050520

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Коуэн Ф., Резерфорд М., Грюнендал Ф., Экен П., Меркури Э., Байддер Г.М. и др. Происхождение и сроки поражения головного мозга у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Ланцет . (2003) 361: 736–42 DOI: 10.1016 / S0140-6736 (03) 12658-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50.Рамасвами В., Миллер С.П., Баркович А.Дж., Партридж Дж.С., Ферриеро Д.М. Перинатальный инсульт у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Неврология . (2004) 62: 2088–91. DOI: 10.1212 / 01.WNL.0000129909.77753.C4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Scherer EB, Loureiro SO, Vuaden FC, da Cunha AA, Schmitz F, Kolling J, et al. Легкая гипергомоцистеинемия увеличивает уровни ацетилхолинэстеразы мозга и провоспалительных цитокинов в различных тканях. Мол Нейробиол .(2014) 50: 589–96. DOI: 10.1007 / s12035-014-8660-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Хартеман Дж. К., Грюнендал Ф., Бендерс М. Дж., Хьюсман А., Блом Х. Дж., Де Фрис Л. С.. Роль тромбофильных факторов у доношенных детей с неонатальной энцефалопатией. Педиатр Рес . (2013) 73: 80–6. DOI: 10.1038 / pr.2012.150

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Цалкавур С., Акису М., Олюкман О., Балим З., Бердели А., Чакмак Б. и др.Генетические факторы, влияющие на краткосрочный исход развития нервной системы у доношенных новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. J Int Med Res . (2011) 39: 1744–56. DOI: 10.1177 / 147323001103