Разное

Ассоциация родителей детей с дислексией: Ассоциация родителей детей и взрослых с дислексией

Содержание

Как видят люди с дислексией

Пpимepно каждый 10-й житeль Зeмли стpaдaeт от нeйpoлoгичecкoго заболевания, вызывающего проблемы при чтении. Мы предлагаем вам этот тест-текст, в котором специальный скрипт эмулирует нарушения восприятия, характерные для дислексии. Ваш браузер должен поддерживать JavaScript.

В 2014 году совет директоров IDA исключил из определения дислексии нейрологическое происхождение. Однако в 2015-м вернулся к определению, принятому в 2002 году.

В России используются два подхода к определению дислексии. Один из них — педагогический. Ему соответствует определение, приведённое в учебнике логопедии: «Дислексия — это частичное специфическое нарушение процесса чтения, обусловленное несформированностью (нарушением) высших психических функций и проявляющееся в повторяющихся ошибках стойкого характера».

Другой подход — клинико-психологический. Определение, соответствующее этой научной позиции: «Специфическими нарушениями чтения или дислексией называют состояния, основное проявление которых — стойкая, избирательная неспособность овладеть навыком чтения, несмотря на достаточный для этого уровень интеллектуального (и речевого) развития, отсутствие нарушений слухового и зрительного анализаторов и наличие оптимальных условий обучения. Основным нарушением при этом является стойкая неспособность овладеть слогослиянием и автоматизированным чтением целыми словами, что нередко сопровождается недостаточным пониманием прочитанного. В основе расстройства лежат нарушения специфических церебральных процессов, составляющих функциональный базис навыка чтения».

Принято различать дислексию и трудности овладения чтением, вызванные другими причинами, такими как умственная отсталость, дефекты зрения и слуха. Их называют ещё неспецифическими, или вторичными нарушениями чтения. Дислексию отличает от них стойкость и избирательность нарушений.

Термин «дислексия» обозначает сборную группу детей, имеющих трудности в разных компонентах чтения и письма. В соответствии с традициями англоамериканской клинической психологии диагноз «Дислексия» подразумевает нарушения не только в чтении, но и в письме. В российской логопедии нарушения письма имеют самостоятельные наименования: дисграфия и дизорфография. Несмотря на то что дислексия есть результат нейробиологических особенностей человека, она не считается психическим заболеванием.

Во многих других областях деятельности ребёнок может проявлять недюжинные способности. Он может отличаться в математике, физике, живописи или музыке.

Основные симптомы дислексии: чтение замедленное, по слогам или по буквам, угадывающее, с ошибками в виде замен или перестановок букв; понимание смысла прочитанного нарушается в разной степени.

 

Благодарим за идею geon

За что гении получали двойки

Сначала я ошиблась с ответом на вопрос «Что такое дислексия?». Хотя мне казалось, что я его знаю — что-то вроде непреодолимой врожденной неграмотности при письме, за которую нельзя ругать.

Мария Пиотровская, учредитель первой в России Ассоциации родителей и детей с дислексией.

— Это дисграфия, — говорит мне учредитель первой в России Ассоциации родителей и детей с дислексией Мария Пиотровская. — Дислексия же — это специфическое расстройство чтения и письма.

И открывает передо мною книгу. Нормального размера буквы на белой странице «плывут» и «смазываются». И «закручиваются», образуя какое-то странное сферическое пространство: в середине листа еще что-то можно разобрать, по краям — практически ничего. «Так ребенок с дислексией видит для нас с вами обычный текст, — говорит Мария. — Он будет тормозить, «зависать» над текстом, у него будет болеть голова. И не потому, что ленив или не умеет концентрировать внимание, а потому что он дислекс. Между тем учителя, видящие текст «нормальным», будут делать все, что привыкли делать: торопить, шикать на ребенка. Родители часто следуют их примеру.»

«Когда ребенок говорит: «Мама у меня болит голова» и на градуснике 39, вы же не отвечаете ему: возьми себя в руки и иди в школу, — объясняет Мария. — Вы его ведете к врачам или укладываете в постель. Почему же дислексию мы воспринимаем как повод для волевого преодоления?». Мария Пиотровская, выслушивая замечания в адрес своей дочери от учителей хорошей частной школы в Подмосковье, и наблюдая, как та мучается над страницей учебника, решила понять, ЧТО ей трудно. И первое, что обнаружила: диагностов этой «трудности» в России почти нет — в поликлиниках сократили, а в вузах почти перестали готовить логопедов, а именно они первыми «ловят» дислексию.

Дислексия — это не ущербность, а чувство особого дара.

Мария Пиотровская — не однофамилица, дочь директора Государственного Эрмитажа Михаила Борисовича Пиотровского, и, как мне показалось, похожа на него упорством характера и силой личности. Она «включилась» в ситуацию на полную катушку и нашла лучших в стране ученых, занимающихся дислексией. Ими оказались Татьяна Черниговская, специалист в области нейронауки и психолингвистики, профессор Санкт-Петербургской педиатрической медицинской академии,автор книг «Дислексия и дисграфия у детей» Александр Корнев и доктор психологических наук, один из лучших специалистов нейропсихологического обследования детей Татьяна Ахутина. Теперь они партнеры и научные попечители проекта Марии.

Потом стало кристаллизоваться уникальное родительское сообщество. Заикнувшаяся в интернете об идее родительской ассоциации Мария начала получать письма от родителей детей с дислексией и познакомилась с огромным количеством родителей-героев. Особенно ее поразили отцы из Перми, по шесть-семь лет решающие трудности письма и чтения — по непонятной для них причине — родных детей, и героически вытаскивающие их из двоек-троек и презрительных приговоров школьного и взрослого сообщества.
«Я что-то должна сделать, — не только для себя, но и для них», — сказала себе Мария. И погрузилась в изучение мирового опыта.

Ей открылась невероятная картина — 10 процентов детей на Земле — дислексы. При отсутствии диагностики и помощи им они автоматически записываются в лодыри и бездарности. Между тем дислексия — не заболевание, а особенность человека. Причем не понижающая интеллект и уровень развития личности. Среди людей с дислексией — на минуточку! — Стив Джобс, Джон Леннон, Уинстон Черчилль, Джон Кеннеди, Кира Найтли.

В рекламных проспектах ассоциации представлен целый иконостас гениальных дислексов. Случаи Стива Джобса с Кирой Найтли, конечно, из серии научно установленных истин, но вот имена великих Бетховена, Моцарта и Леонардо да Винчи поначалу показались мне «припиской» в рекламных целях. Пока не проснулась мысль, а так и неразгаданные до конца загадки «Джоконды» — не следствие ли зрения дислекса, чей глаз непроизвольно закручивает любое изображение вихрем? Интересно, не дислексом ли был Ван Гог? И «закрученный как пламя, кипарис» не признак ли дислексии? Трудности Пикассо в освоении чтения и письма сейчас объясняют «скорее всего — дислексия». Получается, что дислексия чуть ли не признак гениальности? Но тому же Джобсу нелегко было стать гением. В школе ему все давалось трудно. Но повезло с учителем, понявшим, что ребенок способный, и стал уделять ему особое внимание.

Чтобы везло всем дислексам, Мария решила перевернуть восприятие дислексии: вместо насаждаемого детям чувства ущербности — чувство особого дара. «Дислексия — это подарок» — теперь их слоган. Когда она повторила его учительнице своей дочери, умной девочки с дислексией, та ответила «мамочки себе вечно что-нибудь придумывают».

Так — «смазанным» и «размытым» — дислекс видит текст.

Но зато Марии повезло встретиться с министром просвещения, и вместе с лучшими специалистами по дислексии подготовить ей 20 страниц предложений. После вмешательства Ольги Васильевой появился приказ Рособрнадзора и было принято около 10 важных решений по этому вопросу.

Созданной Марией родительской ассоциации уже два года. Но если учесть, что Международной — 69, а Европейской — около 30, то станет ясно, что Мария Пиотровская создает по сути «импортозамещающий» проект. Его цель — «дать детям с дислексией возможность получить качественное фундаментальное образование в России, поддержать и развить их творческий потенциал и таланты». Только «замещаются» в данном случае не сыры или томаты, а «гуманное отношение» и «гуманитарное развитие». Если раньше за хорошим образованием для ребенка-дислекса надо было ехать в Европу или Америку, то скоро его можно будет получить и в России. Выявить у ребенка дислексию, и добиться для него адекватных условий обучения — безусловно, социально значимое дело.

Дети с невыявленной дислексией, но обвешанные плохими оценками, заканчивают либо нервными расстройствами, либо девиантным поведением, с сожалением комментирует Мария. И выдвигает свои предложения — в каждой школе нужны логопеды (профессиональные стандарты для которых в России пока не разработаны), родители должны иметь возможность обратиться к нейропсихологу и неврологу. Хорошо бы иметь специальные «речевые» детсады. В клинике МЕДСИ уже создан, а в ЦКБ создается медико-педагогический центр, который Пиотровская готова всем рекомендовать (весь остальной опыт разбросан по разным центрам и не проверен экспертами). И для логопедов, и для родителей детей с дислексией нужны онлайн-курсы с обратной связью, чтобы в любом регионе к ним мог подключиться родитель или местный специалист.

Она мечтает, чтобы в отчетность школьных достижений — количество победителей олимпиад, отличников и хорошистов — был добавлен новый критерий: выявление детей с дислексией и программа особой работы с ними.

Она планирует решить проблему сначала хотя бы на уровне Москвы. Но вообще, если учитывать, что в Англии около 50 специальных школ, где могут учиться дети с дислексией, а в США около 250, то тут поле непаханое. Но Мария уверена, что когда-то и у нас на сайтах школ и университетов будет висеть пометка для школьников и студентов с дислексией «Позвоните тьютору» с номером его телефона.

В ассоциацию постоянно звонят родители, списываются через «Фейсбук» и «Инстаграм».

10 процентов детей на Земле — дислексы. При отсутствии диагностики они автоматически записываются в лодыри

В этом году в России впервые собралась первая серьезная международная научная конференция по проблемам дислексии.

Прошли мастер-классы в школах Москвы, Санкт-Петербурга, Татарстана, Чечни, Ингушетии. Ассоциация дислексии совместно с Институтом русского языка имени А.С. Пушкина затеяли большой социологический опрос на эту тему. Готовятся методические пособия, начата разработка профстандартов для логопедов для минтруда… Сейчас ассоциация занимается не только проблемой дислексии, но и такими трудностями обучения как дисграфия, дискалькулия и т.д., а этим — по данным мировых статистических исследований, отличаются порядка 25 процентов школьников — с сохраненным интеллектом.

Я говорю Марии: «Вы — воин» — она кивает, и с улыбкой рассказывает, что дочка Ксения из-за этого в последнее время предпочитает рассказывать о школьных проблемах сначала отцу: «А то мама тут же пойдет разбираться»… И уже интересуется психологией. И может быть, будет талантливым психологом, ведь дислексия это одаренность…

Этой осенью Мария с дочерью ездили в Эрмитаж смотреть выставку Лейденской коллекции, музей снабдил ее табличками с текстом, понятным для людей с дислексией.

Памятка родителям

Если ваш ребенок испытывает трудности с чтением и письмом, у него плохой почерк или он путает буквы и пишет их зеркально

  • — Сводите его к логопеду.
  • — Побывайте на приеме у невролога и нейропсихолога.
  • — Поскольку у дислексов есть звуки, которые они не слышат, поэтому их лучше не заставлять на уроках читать вслух.
  • — За логопедические ошибки и некрасивое письмо ребенку с дислексией не стоит снижать оценки.
  • — При сдаче экзаменов ребенку с дислексией нужно добавить дополнительное время, а также в особых случаях возможность использовать девайсы.
  • — Ребенку с дислексией правильнее давать звуковые, а не письменные задания — и лучше через наушники.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

АССОЦИАЦИЯ РОДИТЕЛЕЙ С ДИСЛЕКСИЕЙ

11.09.2019

АССОЦИАЦИЯ РОДИТЕЛЕЙ С ДИСЛЕКСИЕЙ


Сегодня важнейшей задачей стратегического развития являются национальные проекты и их воплощение в жизнь, в том числе в контексте развития и продвижения инновационного потенциала регионов, которое напрямую связано с реализацией Национального проекта «Образование».


В этой связи Ассоциация родителей и детей с дислекцией, представители которой входят в различные рабочие группы по совершенствованию системы современного образования при Министерстве просвещения РФ, информирует о проведении 5-12 октября 2019 года в Санкт-Петербурге Международной недели осведомлённости о дислексии и других трудностях обучения. Мероприятие пройдет при поддержке Министерства просвещения РФ, Государственного Эрмитажа, Института русского языка им. А.С. Пушкина, ведущих российских и зарубежных институтов, профессиональных объединений. В торжественном открытии 5 октября примет участие директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, доктор биологических наук, заслуженный деятель науки РФ, попечитель Ассоциации родителей и детей с дислексией Татьяна Черниговская, учредитель Ассоциации Мария Пиотровская, представители Министерства просвещения РФ, профессиональных союзов, общественных организаций.


Мероприятие проводится в целях информирования широкой аудитории об актуальных проблемах в сфере образования, а также о возможности решения этих проблем и реализации одного из самых важных прав ребенка – право на получение полноценных знаний. Участники Недели получат широкий спектр возможностей для демонстрации и оценки своих образовательных и социальных проектов, для развития коммуникаций с экспертным сообществом и представителями государственной власти, а также для усиления маркетингового эффекта через интеграцию в крупное мероприятие международного масштаба.


Учитывая актуальность затрагиваемых вопросов и перспективы сотрудничества в рамках реализации из самых важных национальных проектов – «Образование», приглашаем всех заинтересованных к сотрудничеству.


Дополнительную информацию можно уточнить в Оргкомитете (контактное лицо – Ходырева Елена Викторовна) по телефону: + 7(495) 795-7179, по эе.почте: e.khodyreva@def.ru, gr@def.ru).


Посмотри на мир глазами Эйнштейна


Международная неделя осведомленности о дислексии начнет работу 5 октября в Государственном Эрмитаже


Уникальная интерактивная выставка-инсталляция откроется в Эрмитаже 5 октября в рамках Международной недели осведомленности о дислексии. Посетители смогут ознакомиться с тем, как видят люди с дислексией, узнать интересные факты, пройти тестирование и задать вопрос не только российским, но и зарубежным ученым, которые занимаются этой проблемой. В торжественном открытии 5 октября 2019 г. примет участие директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, доктор биологических наук, заслуженный деятель науки РФ, попечитель Ассоциации родителей и детей с дислексией Татьяна Черниговскаяучредитель Ассоциации Мария Пиотровская, представители Министерства просвещения РФ, профессиональных союзов, общественных организаций.


«Государственный Эрмитаж не случайно выбран площадкой для Недели осведомленности о дислексии в России. Директор Эрмитажа, Михаил Пиотровский, является одним из попечителей Ассоциации родителей и детей и дислексией. Кроме того, Эрмитаж называют символом российской культуры. А что такое культура в ее изначальном, глобальном смысле этого слова? Культура – это система ценностей: материальных, духовных, социальных. И в этой системе права детей и развитие образования должны априори стоять на первом месте», — объясняет основатель Ассоциации родителей и детей с дислексией Мария Пиотровская.


Ассоциация родителей и детей с дислексией совместно с независимым исследовательским агентством MAGRAM Market Research — при поддержке Фонда региональных социальных программ «Наше будущее» и Министерства просвещения РФ — провели исследование уровня восприятия в обществе проблем и рисков речевого развития у детей, в котором приняли участие порядка 35 тысяч респондентов по всей России. Презентация исследования также пройдет в рамках Недели осведомленности о дислексии.


«Количество детей с дислексией в России и мире ежегодно растет, поэтому не обращать внимания на эту проблему нельзя. Нужно также понимать, что любая социальная проблема не может быть решена, пока она достаточно не изучена. Поэтому рассказывать о дислексии важно, чтобы общество понимало, что причины неуспеваемости или иных сложностей в процессе обучения ребенка могут быть связаны с его особенностями. Но это не помешает детям достичь успехов в будущем. Зачастую дислектики – очень одаренные и талантливые, но из-за общих стандартов системы образования они оказываются в числе отстающих. Главное здесь – не упустить момент и как можно раньше заметить особенности ребенка, найти подход и помочь ему адаптироваться и раскрыться», — констатирует директор Фонда региональных социальных программ «Наше будущее» Наталия Зверева.


Участники исследования единогласно считают, что низкая осведомленность россиян о проблемах дислексии создает риски неоказания своевременной помощи детям и приводит к социальной дезадаптации и упущенным возможностям. В то же время, при создании для таких детей адекватных условий обучения — дополнительное временя для выполнения заданий, иную шкалу оценок и занятия со специалистами психолого-педагогического сопровождения – они способны освоить школьную программу наравне со сверстниками. Среди таких людей, как показывает практика, очень много талантливых людей и даже гениев. Создатель теории относительности Альберт Эйнштейн, писатели Ганс Христиан Андерсен и Агата Кристи, один из самых влиятельных политических деятелей XX века Уинстон Черчилль, оскароносный Энтони Хопкинс, автор «Герники» и «Голубя мира» Пабло Пикассо и даже всемирно признанный пионер эры информационных технологий Стив Джобс. Дислексия не помешала этим людям стать успешными и войти в историю.


Попробовать же себя в качестве художника дети смогут прямо в Эрмитаже, на мастер-классе нейролингвиста Светланы Дорофеевой. Будет представлена уникальная авторская методика — нейроживопись. С ее помощью ребята в увлекательной и понятной для них форме научатся осознавать свое текущее эмоциональное состояние и проявлять его в рисунках. В течение всех дней его работы специалистами СПбГУ и Клинико-диагностического центра МЕДСИ будет проводиться бесплатное экспресс-тестирование участников Международной недели осведомленности о дислексии.


Партнерами мероприятия выступают Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», Благотворительный фонд Сбербанка «Вклад в будущее», Mail.ru Group, Институт русского языка им А.С. Пушкина, Группа компаний «Медси», Международный нумизматический клуб.


Международная неделя осведомленности о дислексии пройдет с 5 по 12 октября 2019 года в Государственном Эрмитаже. Торжественное открытие состоится 5 октября в 12.00 в Главном штабе Государственного Эрмитажа по адресу: г.Санкт-Петербург, Дворцовая площадь, д.6-8. Выставка-инсталляция «Дислексия – не проблема!» продлится до 22 октября 2019 г. Официальный сайт – дислексия.рф


Дополнительная информация и аккредитация – в Пресс-центре:


тел. +7 (495) 795-7179, e—mail: [email protected]—f.ru[email protected]—f.ru (Ходырева Елена Викторовна)


Дислексия
представляет собой специфические трудности с чтением и письмом. Эта особенность восприятия информации, которая может сочетаться с нормальным и высоким интеллектом, хорошим образным мышлением и способностью к нестандартным решениям. Среди талантливых ученых, писателей, художников, актеров немало людей с дислексией.


Но для получения полноценного образования и реализации своих талантов детям с дислексией нужна помощь: своевременная диагностика у специалистов, занятия с логопедом и психологом, длительная поддержка на протяжении всего школьного обучения. Как правило, речевое развитие таких детей происходит с запозданием. Им тяжело научиться читать и понимать прочитанное так же быстро как сверстникам, они делают много ошибок в письме. Дети с дислексией бытро утомляются, у них могут быть проблемы с развитием мелкой моторики, с восприятием пространства. Из –за школьных трудностей детям с дислексией бывает сложно налаживать социальные контакты и комфортно общаться.


В России активную помощь детям с дислексией и их родителям оказывает Ассоциация родителей и детей с дислексией. Основатель и учредитель Ассоциаци – Мария МихайловнаПиотровская.


Ассоциация родителей и детей с дислексией – инициативная группа деятелей культуры, науки и бизнеса, объединившаяся с целью поиска системных решений проблем детей и подростков, испытывающих трудности обучения (дислексия, дисграфия, дискалькулия и др), разработки научно-практической базы для работы со школьниками и студентами, испытывающими сложности в обучении, поиска и поддержки талантливых детей с особенностями восприятия (дислексией).


Представители Ассоциации входят в состав следующих рабочих групп:


1) Рабочая группа по вопросам организации образования обучающихся с нарушениями речи, созданная при Совете Министерства просвещения Российской Федерации по вопросам образования обучающихся с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью;


2) Рабочая группа для разработки комплексной системы профилактики и коррекции трудностей в обучении у обучающихся, имеющих соответствующие риски неблагоприятных социальных условий, в рамках федерального проекта «Современная школа» под руководством заместителя министра просвещения Российской Федерации М. Н. Раковой.

учредитель Ассоциации родителей и детей с дислексией Мария Пиотровская — Москвич Mag

Об агрессивной московской среде и о том, что важно не где человек родился, а где он вырос.

Я родилась…

В Москве, но выросла и сформировалась как личность в Санкт-Петербурге. Мне кажется странным вопрос «Где вы родились?» в принципе. Сколько людей были рождены в разных концах света, так как родители были в командировках, например. Вот вопрос «Где вы выросли?» мне кажется более уместным.

Сейчас живу…

На этот вопрос со временем становится все тяжелее и тяжелее отвечать…  Когда я работала в банковской сфере, причем моими работодателями были иностранные банки, постоянно находилась в командировках. Сейчас занимаясь проектом «Ассоциация родителей и детей с дислексией», да и по разным другим причинам очень часто бываю в разных странах. Но домом для меня является Москва.

Люблю гулять…

С детства, да и сейчас люблю гулять в районе Патриарших прудов. Но жить бы там не хотела — слишком многолюдно и шумно весь день, машину толком не припарковать. Я не умею просто гулять, без определенной цели куда-то идти. Поэтому мое редкое гулянье выглядит весьма комично и не доставляет удовольствия гуляющим со мной — уж очень быстрый темп задается мной для прогулки. Ну и все время хочется уже куда-то дойти.

Мой любимый район в Москве…

Все те же Патрики. Переулки в районе Остоженки, Арбата.

Мой нелюбимый район в Москве…

Восточная часть Москвы как-то мне не близка. Ничего не связывает меня с этим направлением.

В ресторанах…

Когда только начался бум ресторанного бизнеса в Москве, было реально интересно посещать все новые и новые рестораны. Любопытно было посмотреть интерьеры, попробовать кухню, сравнивать рестораны между собой. Это было еще и местом встреч с друзьями. Сейчас рестораны для меня служат больше местом для деловых переговоров. Выбор ресторана определяется чаще по принципу его местонахождения, чтобы долго не добираться и не тратить на это уйму времени. Также важный критерий — понятные и ожидаемые качество еды и сервис. Чаще всего это рестораны Новикова, проекты Ginza и Раппопорта.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

В умении справляться с ритмом города, с постоянной конкуренцией. Москва — это достаточно агрессивная среда. Далеко не всем новым москвичам она может оказаться по вкусу. Стрессоустойчивость, скорее всего, и выделяет москвичей среди жителей других городов.

В Москве лучше, чем в мировых столицах…

Друзья, а еще театры. В остальном Москва для меня ничем сильно не отличается от других городов.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Москва стала очень ухоженной. Но такое количество ярмарочных украшений в центре города меня совсем не радует.

Меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

В театрах. Это мое самое любимое занятие в свободное время в Москве.

Ассоциация родителей и детей с дислексией в 2020 году…

Будет работать по трем направлениям.

Во-первых, мы продолжаем научную работу — ту, которую делают ученые, входящие в экспертную группу нашей Ассоциации. Самый главный проект — разработка единой стандартизированной методики диагностики. На сегодняшний день существующая система в центральных психолого-педагогических комиссиях находится на уровне 1950–1960-х годов. Также по этому направлению планируем разработку методических материалов для школ и специалистов. С учетом реалий нового времени — в первую очередь это диджитал-материалы.

По второму направлению, просветительскому, у нас запланировано более активное распространение информации об онлайн-методах диагностики дислексии и помощи родителям по адаптации детей, особенно в тех случаях, когда они остались один на один дома со всеми сложностями школьной программы.

Для распространения информации о дислексии мы этой весной провели детский конкурс рисунка «Ожившие буквы» в рамках сотрудничества с альманахом «Меценат» и празднования 15-летия Дня мецената в России. Работы сейчас отбирает независимая комиссия. Каждый рисунок обязательно сопровождается рассказом о том, какие трудности ребенок испытывает в школе.

В планах было также крупное мероприятие, которое мы планировали провести 1 июня совместно с Министерством просвещения. В одном-двух парках Москвы хотели организовать образовательный фестиваль с участием специалистов Ассоциации и представителей городских психолого-педагогических центров, департамента образования Москвы, а также школ, знакомых с проблемой дислексии, чьи сотрудники прошли курсы повышения квалификации, организованные нашей ассоциацией, то есть тех людей и организаций, которые на своем уровне уже что-то пытаются сделать. Посмотрим, как пандемия повлияет на наши планы.

Третье наше направление — работа на местах. Осенью совместно с РЖД, департаментом образования города Москвы и Министерством просвещения мы планируем запустить проект «Логопоезд». В состав поездов по нескольким направлениям междугороднего сообщения будет включен наш брендированный вагон, в котором специалисты по дислексии поедут в регионы и будут рассказывать о дислексии на местах, проводя диагностику. Первый поезд поедет в южном направлении, в Сочи и другие южные города. Далее по другим направлениям, таким как Волгоград, Курск, Нижний Новгород, Новороссийск, Воронеж, Ростов-на-Дону, Пермь, Тула, Ижевск, Екатеринбург, также будет направлена бригада специалистов.

Подробная информация — на официальном сайте ассоциации.

Фото: из личного архива Марии Пиотровской

Что нужно знать родителям о дислексии и как отличить её от лени

Британская Ассоциация Дислексии (Brinish Dyslexia Association) объявила Неделю знаний о дислексии (Dyslexia Awareness Week – DAW) со 2 по 8 октября 2017 года, а 5 октября 2017 года станет мировым Днем знаний о дислексии (World Dyslexia Awareness Day).
В большинстве российских школ о дислексии знания довольно ограничены, информированности общества недостаточно, а центры помощи малочисленны и разрозненны. Именно совокупность этих факторов привела Марию Пиотровскую к созданию в ноябре 2016 года Ассоциации родителей и детей с дислексией, которая ставит своей задачей не только/сколько информирование о том, что такое дислексия, но и введение изменений в систему образования, при которой детей с дислексией будут диагностировать и приставлять к ним специального педагога, как это происходит на Западе. Однако, прежде чем такие изменения смогут произойти, необходимо добиться осведомленности российского общества о проблеме дислексии.
Вслед за своими британскими коллегами Ассоциация родителей и детей с дислексией впервые в России объявляет Неделю знаний о дислексии.

На вопросы про дислексию отвечает Римма Павловна Раевская, попечитель Ассоциации родителей и детей с дислексией, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, общественный деятель: 

Что такое дислексия? Дислексия – это частичное нарушение процесса чтения, проявляющееся в стойких и повторяющихся ошибках чтения, обусловленных несформированностью высших психических функций, участвующих в процессе чтения.

В западных странах под дислексией понимают  целый спектр проблем в обучении: дислексию, дисграфию, дисорфографию, дискалькулию, диспраксию, СДВ(Г). В отечественной логопедии принято рассматривает все эти трудности  по отдельности.

Как ее определить/диагностировать? Нужно ли для этого идти к доктору, к какому?

Выявить дислексию в дошкольном возрасте сложно. Требования к процессу обучения в детском саду отличаются  от школьных. Чаще всего  трудности возникают в начальных классах школы, когда дети  активно погружаются в процесс обучения: медленно усваивают учебный материал, возникают сложности в процессе чтения, письма. 

Зачастую даже в первом классе родители не задумываются о причинах таких трудностей у детей, считая их ленивыми, капризными, начинают сомневаться в уровне интеллекта своих детей.

Но уже во втором и третьем классе, когда успеваемость ребенка значительно отстает в сравнении со сверстниками, когда ребенок проявляет негативизм или нежелание учиться, когда родители уже устали от «мучений» с домашними заданиями, – семья обращается за помощью к специалистам (неврологу, логопеду, нейропсихологу).

 Как отличить истинную дислексию от симуляции?

Дислексию часто называют «врожденной» безграмотностью. Хорошо зная орфографические правила, ребенок не может их применить в письменной речи.  Прилагая максимум усилий для прочтения текста, он делает это медленно, по слогам или по буквам, пытается угадать окончания слов, переставляет буквы или слоги в слове, испытывает сложности в понимании смысла прочитанного. При этом интеллект у ребенка сохранен, нарушений в функционировании органов слуха и зрения не наблюдается.

Дислексия есть. Что делать? Как могут помочь родители? Чего делать категорически нельзя?

Заметив признаки дислексии, родителям желательно обратиться за помощью к специалистам: неврологу, логопеду, нейропсихологу, психологу.  Ожидание, что дислексию ребенок «перерастет», не приносит результатов. Чем раньше будет проведена тщательная диагностика и коррекционная работа, тем больше будет возможности скорректировать трудности ребенка.   Ведущей деятельностью младшего школьника является учебная деятельность. Плохие оценки, негативные отзывы или замечания учителя оказывают сильное влияние и на психологическое состояние школьника. 

Следствием может стать потеря интереса к учебе, формирование неадекватной самооценки, ухудшение взаимоотношений с одноклассниками.

Лечится ли дислексия/поддается ли коррекции? Какими способами?

О лечении дислексии не принято говорить, так как она не относится к категории заболеваний, а способы коррекции  зависят от  причин дислексии. Профилактический осмотр детей дошкольного возраста и учащихся 1-го класса позволяет предупредить специфические трудности в обучении, а также неврологические отклонения в поведении у детей с дислексией (плаксивость, частая смена настроения, подавленность или, наоборот, возбудимость нервной системы).

Учащиеся с дислексией, при своевременной диагностике и разработанной индивидуальной образовательной траектории, способны успешно освоить школьную программу и реализоваться в профессиональной сфере. При несоблюдении этих условий у учащихся с дислексией может развиться невротизация и последующая социальная девиация.

Почему раньше никто не знал о дислексии? Ее не было?

Впервые термин дислексия употребил Рудольф Берлин в 1887 году. Офтальмолог, работая в одной из больниц Германии,  поставил диагноз мальчику, у которого были проблемы с чтением. При этом никаких психических и умственных нарушений у этого мальчика обнаружено не было.

С тех пор многие врачи пытались разгадать причины возникновения дислексии. В настоящее время в западных странах большое внимание уделяется созданию коррекционных классов, специальных школ, законов, защищающих детей с дислексией. Россия уступает в этом плане соседним странам. Большинство российских родителей детей с дислексией отмечают, что есть сложности в понимании учителями причин школьной неуспеваемости у их детей.

 

Как дочь директора Эрмитажа Мария Пиотровская добивается комфортного обучения в школах детей с дислексией

Бросив карьеру в банковской сфере, Мария Пиотровская посвятила 20 часов в сутках общественной работе, основав Ассоциацию родителей и детей с дислексией. Ей удалось добиться впечатляющих результатов: проблему обсуждают на уровне Минпросвещения, а во флешмобе #дислексиянеболезнь участвуют российские звезды. Не за горами — дополнительные послабления для учеников в школах, запуск образовательной программы для логопедов и онлайн-диагностика детей. 

Мы уже рассказывали о том, как дочь директора Эрмитажа, которую журнал Forbes включал в десятку самых влиятельных женщин-банкиров страны, отказалась от работы в финансовой сфере, чтобы основать Ассоциацию детей и родителей с дислексией. С момента выхода интервью Марии и ее коллеги наладили сотрудничество с Минпросвещения и провели первую в российской истории Неделю дислексии, на которой собрались специалисты и родители со всей страны. «Собака.ru» встретилась с Марией Пиотровской вновь, чтобы узнать: как ей удалось добиться таких результатов всего за три года?

Nobody knows

История Ассоциации началась с семейной истории Марии Пиотровской: дислексию обнаружили у ее дочери Ксении, когда той было 12 лет. Репетитор английского языка, нейтив спикер, обратил внимание, что девочка низко наклоняется над книгами, трет глаза, жалуется на головные боли после чтения. При дислексии человек в силу нейробиологических причин видит текст совершенно иначе, чем его сверстники: буквы не стоят на месте, а прыгают в разные стороны. Интеллект у дислексика сохранный, а вот чтение дается тяжело. Пытаться долго и настырно учить ребенка с дислексией читать, как всех остальных, по слогам — бессмысленная и ресурсозатратная затея. Ксения, например, легко воспринимает англоязычный текст, так как ее преподаватель сразу же выбрал необходимую методику обучения чтению. Но в среднестатистической школе используют другую методику — снижение оценок. Многие учителя не знакомы с понятием дислексии и объясняют все ленью ученика. Далеко не все из них также подозревают о существовании дисграфии и дискалькулии — трудностях при получении навыков письма и счета, которые также объясняются всего лишь особенностями восприятия ребенка.

— Чтобы описать масштабы проблемы, нам потребовалось провести социологическое исследование вместе с Magram MR. Мы опросили 35 тысяч человек, 32 тысячи из которых — учителя, завучи, психологи, логопеды школ. Результаты были ужасающими. Среди основного населения 61% толком ничего не знает о дислексии. Среди профессиональной аудитории — 30%, — рассказывает Мария Пиотровская. — Для меня вторая цифра более удивительна: получается, преподаватели, отвечая на опросник, поленились даже «загуглить». Зато мы имеем реалистичные данные.

Из этих цифр складываются истории отчаяния семей, столкнувшихся с дислексией. Классический пример: ребенок учится в школе, имеет достаточно высокий уровень интеллекта, но из-за особенностей социум его не понимает и не принимает. Он может до ночи делать домашнее задание, при этом бесконечно получать двойки и тройки. Издевательства учителей, насмешки одноклассников, недовольство родителей приводит к тяжелым психологическим последствиям. Переводы из одной школы в другую еще больше усугубляют проблему. Мария Пиотровская за три года работы услышала сотни подобных рассказов от родителей. Однако ассоциация — это вовсе не форум, где мамочки жалуются друг другу на школьных учителей. Ее основатели поставили перед собой достаточно нахальную задачу — изменить ситуацию на государственном уровне. Тут пригодилось банковское прошлое Пиотровской: в частности, опыт работы на руководящих позициях и умение мыслить стратегически. 

Достучаться до Минпросвещения

Чтобы вооружиться знаниями и сделать свои идеи максимально убедительными, Ассоциация собрала вокруг себя звездный пул ведущих ученых, исследующих трудности обучения: Татьяна Ахутину, Марьяну Безруких, Маргариту Русецкую, Татьяна Черниговскую. Заручившись поддержкой экспертов, они отправились в Минпросвещения, прямиком к руководству — министру Ольге Васильевой и ее заместителю Татьяне Синюгиной.

— Нам повезло, что Татьяна Юрьевна оказалась не только хорошим специалистом и отзывчивым человеком, а еще и логопедом-дефектологом по основному образованию. Она понимала, о чем мы говорим. Нам не нужно было с нуля показывать картинки из пособий по дислексии. В министерстве откликнулись моментально, тут же была сформирована рабочая группа. Правда, когда на первое заседание от Минпроса пришел референт, ученые фыркнули со словами: «А что мы вам, Мария, говорили? Эту ситуацию не сдвинуть с мертвой точки». Но я поняла, что теперь мы точно не сдадимся. И достаточно быстро сформировалась уже реальная рабочая группа под личным руководством Татьяны Синюгиной, — рассказывает Мария Пиотровская.

План действий был намечен уже во время первой встречи: детям с трудностями обучения необходимо дать гарантированные послабления при обучении, преподавателям — методические пособия, которые подробно объяснят механизмы работы при наличии у ребенка дислексии, дисграфии или дискалькулии. А директоров нужно убедить в необходимости вернуть в школы логопедов. 

Логопед — это не про букву «Р»

Логопед — несправедливо забытая в России специальность, хотя именно с помощью логопедии можно помочь адаптироваться детям с дислексией, объясняет Мария Пиотровская.

— В голове родителей сидит миф, что логопед — это человек, исправляющий неправильное произношение буковки «р». Однако логопедия включает в себя работу не только с произношением, а с речью в принципе, то есть чтением и письмом. К сожалению, этих специалистов десятки лет назад сократили из поликлиник, затем и из школ. По словам министра Ольги Васильевой, сейчас на одного логопеда приходится 860 детей. В то же время 60% детей приходит в первый класс с речевыми трудностями, которые невозможно решить учителю начальных классов.

Сейчас по инициативе ассоциации и на базе Государственного института русского языка им. Пушкина запускается масштабный образовательный проект: все логопеды России пройдут 72-часовой онлайн-курс повышения квалификации, видеоматериалы для которого записали именитые российские ученые. После успешной сдачи экзамена специалист будет включаться в реестр лицензированных логопедов, имеющих право работать с детьми с дислексией, дисграфией и дискалькулией. А главное — обладать актуальными, а не устаревшими знаниями.

Как понять, что у ребенка дислексия

Несмотря на то, что 61% населения не в курсе, что такое дислексия, это слово становится все популярнее среди родителей. Но заниматься самодиагностикой и ставить ребенку подобный диагноз без специалистов нельзя.

— Как в идеале должна выглядеть диагностика дислексии, дисграфии и дискалькулии? Первым ребенка осматривает невролог. Это необходимо, чтобы исключить задержку психологического развития и другие возможные заболевания, которые могут влиять на способность к обучению. Например, ребенок может плохо читать не из-за дислексии, а из-за плохого зрения. Если невролог понимает, что интеллект сохранный, но действительно есть особенность восприятия, ребенок попадает уже к нейропсихологу. Он как раз должен определить особенности этой особенности, — объясняет Мария Пиотровская. — Чистых дислексиков и дисграфиков не бывает: нейронные связи в мозге неповторимы, как отпечатки пальца. Допустим, один прекрасно читает, но пишет на двойки. Другой и читает, и пишет на двойки, зато имеет прекрасные математические способности. У третьего помимо дислексии есть особенность в виде синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Со всем этим разберется нейропсихолог. А уже логопед по его заключению составит индивидуальную программу коррекции. 

Описанная Марией схема диагностики близка к идеалу, но работает пока только в частных учреждениях — например, на базе клиник МЕДСИ. В обычной практике родителям понадобится прохождение психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК), которая работает по стандартам 1950-х годов. Пиотровская все же рекомендует не избегать ее прохождения — ведь именно таким образом уже сейчас можно получить справку о послаблениях в школе.

— Многие задают вопрос: сначала мы получим такую справку, а потом нас не возьмут ни в один вуз. Это миф, ограничений к поступлению не никаких. Я не рекламирую ПМПК, и, судя по отзывам родителей из соцсетей, с ними возникает много проблем, особенно в удаленных регионах. Некоторые школы, например, отказываются брать ребенка на обучение или исполнять постановления ПМПК о послаблениях на уроках, — признает Мария Пиотровская. — Сейчас в нашем штате появился юрист, который будет защищать права детей в таких ситуациях. Надеемся, что нам удастся разбудить спящих директоров школ, учителей и сотрудников ПМПК. А еще составить базу типичных жалоб и вопросов, чтобы родители в дальнейшем могли быстрее решать проблемы.

Параллельно ассоциация готовится к беспрецедентному проекту по диагностике дислексии, дисграфии и дискалькулии. Как раз он должен дать понимание, сколько детей в стране имеют трудности с чтением, письмом и счетом. В Европе говорят о том, что дислексия есть у каждого десятого ребенок. Однако там диагностика ведется уже 70 лет, а в России подобных цифр попросту нет. На электронной платформе ассоциация планирует выложить вербальные и невербальные батареи тестов, там же будет храниться Big Data — закодированная информация о всех детях, прошедших такую диагностику, которая будет постоянно дополняться и обновляться. Руководит проектом профессор Йельского университета и медицинской школы Байлора, ведущий ученый Лаборатории междисциплинарных исследований раннего детства СПбГУ, доктор психологических наук Елена Григоренко.

Без двоек за «грязь» в тетради

Детям с дислексией необходимы послабления в школе, чтобы учебный процесс не превращался в испытание. Сейчас список таких послаблений формируется в рабочей группе с участием Минпросвещения и оглядкой на зарубежный опыт. Мария Пиотровская объясняет, что дети должны иметь дополнительное время на выполнение заданий, учитель не должен заставлять ребенка с дислексией читать вслух перед всем классом, при тяжелых случаях дислексии — учитель может сам зачитать ребенку задачу, если тому легче воспринять ее на слух. Детям с дисграфией нельзя снижать оценки за характерные логопедические ошибки. Одно дело, когда он во время диктанта пишет «не было» слитно из-за того, что не выучил правило. Другое дело — если он поменял местами буквы, пропустил гласную в окончании или зеркально написал половину слова.

— При этом сейчас учителя снижают оценку даже за «грязь» в тетради. А первый характерный признак дисграфии у маленьких детей, между прочим — это «писать как курица лапой», — говорит Мария Пиотровская. — По моему мнению, ругать ребенка за отсутствие навыков каллиграфического письма также абсурдно, как и обвинять его в том, что он на занятиях во втором классе не рисует как Илья Репин. Я, например, в силу своих физических особенностей не умею петь. Даже если педагог натаскает меня на попадание в ноты, Нани Брегвадзе я от этого не стану.

При этом Мария Пиотровская прекрасно понимает, что в каждом классе российской школы учится по 30, а то и 33 ребенка. И они все, вне зависимости от наличия дислексии, индивидуальны. В начальной школе педагогу легче систематизировать представления о детях, так как он наблюдает их целый учебный день: «Этот в математике молодец, тут старается, тут тоже, правда, вот пишет с ошибками. Но в целом все хорошо». В средней школе, где за предметы ответственны разные учителя, ситуация меняется. И их задача понимать, что проблема с обучением у конкретного ученика существует, использовать рекомендованные послабления и вести ребенка по нужному направлению.

Сколько нужно лет, чтобы дети с дислексией перестали быть «белыми воронами» в школе и система приобрела большую лояльность, Мария пока не знает:

— Страшно давать такие прогнозы, я могу отвечать только за себя и свою команду. Когда я впервые поехала набираться опыта в США, на 67-ю конференцию по проблема дислексии, мне, первому прибывшему туда человеку из России, говорили — забудь про это, вам нужно 20-30 лет. Когда я рассказываю, что мы сделали за 3 года, зарубежные коллеги не верят своим ушам. Пока все идет хорошо, но все требует согласований. Главное, чтобы про нас не забыло Минпросвещения. Мой интуитивный прогноз — думаю, что уже через год половина населения России не будет падать в обморок от слова «дислексия». И это уже будет большим успехом.  

Ассоциация родителей и детей с дислексией. Быть дислексом. – Мария Пиотровская тоже страдает дислексией

Дочь Михаила Пиотровского Мария достигла карьерной вершины в финансовой сфере, возглавив крупный банк, но в прошлом году бросила работу, чтобы основать Ассоциацию родителей и детей с дислексией — Виталий Котов
поговорил с Марией о ее новом деле жизни.

Марию Пиотровскую журнал Forbes включал в десятку самых влиятельных женщин-банкиров страны, но полтора года назад председатель совета директоров банка «Ренессанс Кредит» решила оставить свой пост, а в октябре 2016-го учредила Ассоциацию родителей и детей с дислексией. До поры до времени ничто не предвещало такого развития событий, хотя и финансовая сфера не была ее изначальным выбором — как говорит дочь и внучка двух директоров Эрмитажа, вышедшая из семьи потомственных арабистов: «Окружение не давало возможности думать о чем-то другом, кроме востоковедения. В итоге я поступила на восточный факультет СПбГУ, где изучала арабистику и иврит. Одновременно я пошла на курсы экономического факультета, а затем окончила аспирантуру Финансово-экономического университета. В начале 1990-х буквально на моих глазах появлялись первые коммерческие банки. Казначейские операции, торговля валютой — все, связанное с этим, страшно интриговало».

В 1997 году Пиотровская переехала в Москву вместе с головным офисом «Дрезднер Банка», в котором к тому времени проработала несколько лет, а после кризиса 2008 года занялась сферой слияний и поглощений в группе «Ренессанс». И вот наступил момент, когда совпали два важных обстоятельства: Марии захотелось заняться чем-то общественно значимым и как раз в это время она узнала о том, что у ее дочери дислексия. Незнакомое слово произнес репетитор английского языка, нейтив спикер, который сделал такой вывод по ряду очевидных для него, но совершенно незамеченных никем из российских коллег признаков: Ксения низко наклонялась над книгами, обхватив голову руками, постоянно терла глаза, да и слишком часто жаловалась на усталость и головные боли после чтения. К признакам, очевидным для всех, относились оценки, которые сильно отличались от желаемых, — и это в семье, где принята была установка «нужно выучить на 6, чтобы получить 5». От незнакомого слова «дислексия» хотелось отмахнуться, как поступает сегодня в России большинство родителей — мол, не вешайте на моего ребенка ярлыки, он здоров. Но ни смена школы, ни нанятые репетиторы прогресса не давали, так что Мария начала искать специалиста, который объяснил бы ей, что это такое.

Дислексию часто называют болезнью гениев

Это теперь Пиотровская знает, что и желание сменить школу, которая почему-то не устраивает родителей ребенка, и слова педагогов о «лености» вполне сообразительного ученика, и оценки, не соответствующие его трудозатратам, — первые звонки о том, что стоит пройти обследование на дислексию. Как знает она и о том, что такая особенность восприятия информации, как дислексия, по статистике есть у каждого десятого человека, а по последним данным у детей она доходит до 30%: «Вдумайтесь в эти цифры — как минимум каждый десятый человек рядом с нами по-другому видит текст, по-другому пишет, слышит или считает». Выяснилось, что у каждого из этих явлений есть свое название: дисграфия, дискалькулия, дислалия, а также синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Все вместе их принято обозначать термином «дислексия», под которым также понимаются и конкретные трудности с чтением. При этом все исследования говорят, что такого рода сложности с обучением, особенно в начальных классах, никак не связаны с интеллектуальными способностями, а скорее свидетельствуют об их более высоком уровне: у дислектиков больше развито правое полушарие головного мозга, отвечающее за креатив и способность к аналитике.

«Дислексию вообще часто называют болезнью гениев, — говорит Мария. — Билл Гейтс, Альберт Эйнштейн, Пабло Пикассо, Уинстон Черчилль, Генри Форд — в их числе. И истории этих людей показывают, как много упирается в поддержку родителей и учителей. Так, известно, что способности создателя Apple Стива Джобса заметила одна из его первых учительниц. Мне очень нравится история про Томаса Эдисона, которого отправили из школы домой с запиской, заставившей его мать заплакать.

Вслух она зачитала ему: „Ваш сын — гений. Эта школа слишком мала, и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами“. Много лет спустя после смерти матери ставший знаменитым изобретателем Эдисон нашел это письмо. Там было написано: „Ваш сын — умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома“.

А знаете, что сказки Ханса Кристиана Андерсена никто не хотел печатать — издатели просто отказывались их читать из-за катастрофического количества ошибок. Хорошо, что он оказался настойчивым. Миллиардер Ричард Бренсон, кстати, постоянно в своем инстраграме педалирует эту тему: I made of dyslexia — имея в виду, что он стал успешным человеком после того, как еще в школе выучил главный урок — не сдаваться».

Пиотровская тоже решила не сдаваться, несмотря на то что довольно быстро выяснилось: в России о дислексии толком никто ничего не знает. Есть несколько авторитетных университетских специалистов в Москве и Петербурге, работы которых переводятся на иностранные языки, но это никак не влияет на обучение школьников с дислексией. Вот в этот момент Мария и приняла два ключевых решения: перевести дочь на домашнее образование и основать организацию, которая могла бы заняться этой проблемой в масштабах всей страны.

При изучении вопроса обнаружилось, что в мировом масштабе проблема давно и прекрасно изучена — в Америке, например, Пиотровской довелось попасть на 67-ю ежегодную конференцию по проблеме дислексии с участием более тысячи педагогов, психологов и логопедов со всех Соединенных Штатов. За почти семьдесят лет существования они впервые увидели коллег из Москвы. Та же картина наблюдалась и на общеевропейской конференции, где Россия не была представлена.

По словам Пиотровской: «В российских школах детей с дислексией считают просто нерадивыми учениками — во время диктанта они, например, могут букву „у“ в конце слова заменить на „и“, отзеркалить буквы или поменять их местами в слове. И по формальному признаку это будет считаться ошибкой, снижающей общую оценку. В российской системе образования тот факт, что ты медленно читаешь, куда важнее быстроты ответов на вопросы и общего кругозора».

Специалисты говорят, что дети с дислексией часто оказываются умнее всех в классе, смешнее всех шутят и талантливее других выступают на концертах. Но для них 1/8 — это «восемь первых». Требовать от дисграфика проверить свои ошибки так же бессмысленно, как бесконечно твердить ребенку с гиперактивностью: «Сиди спокойно!» — а леворукого заставлять писать правой рукой. Дети с дислексией видят буквы прыгающими, из-за чего при чтении часто прикрывают один глаз рукой, а родители в ответ лишь проверяют у офтальмологов их зрение. «Они абсолютно нормальны, просто попадая в рамки системы, где все построено по принципу „запомнил — пересказал“, теряются, потому что это сугубо механическое участие в процессе, — продолжает Мария Пиотровская. — Зато как только требуется креатив, а не просто пересказ заученного текста — расцветают. В нашей школе нет справедливости: педагоги вроде бы понимают, что великолепно рисовать может лишь человек с определенными способностями, но при этом писать одинаково красивым почерком, по их же мнению, обязан каждый ученик».

Среди дислексиков и Агата Кристи, и Стив Джобс

Как выяснилось, исправление ситуации на индивидуальном уровне занимает не так много времени: дочь Марии, Ксению, которой сегодня тринадцать лет, обучили другой технике чтения — не привычной слоговой, а позволяющей воспринимать слова целиком, и в результате она теперь и читает быстрее, и воспринимает прочитанное куда легче. Но главное — изменилась самооценка и выросла уверенность в себе.

С изменением ситуации на федеральном уровне все немного сложнее. Стратегически Пиотровская хочет добиться продвижения трех законодательных инициатив: во-первых, введения ранней диагностики перед поступлением в школу, во-вторых, дополнительного обучения педагогов начальной школы с государственной сертификацией и, в-третьих, внесения изменений в требования к ЕГЭ: «Велосипед изобретать не нужно, он давно придуман — существует огромный международный опыт научных исследований, в США и Великобритании уже несколько десятилетий всех поступающих к школы тестируют на предмет наличия особенностей восприятия, для таких детей созданы специальные классы, а в последние годы им даже разрешают на экзаменах не только просматривать текст задания, но и прослушивать его в наушниках».

Сегодня Ассоциация существует на пожертвования частных лиц — как правило, лично столкнувшихся с проблемой, а среди ее партнеров — известные ученые, ГИТИС и с недавних пор — Государственный Эрмитаж. Как говорит Мария Пиотровская: «Михаил Борисович более чем с пониманием относится к проблеме — музей стал нашим попечителем не в рамках „родственных связей“: мы должны были еще доказать, что занимаемся полезным делом и работаем правильно». Программа, с которой стартует сотрудничество двух организаций, — изучение истории искусств в залах Эрмитажа, построенное не на текстах, а на визуальных примерах.

Среди других текущих проектов Ассоциации — подготовка списка типичных ошибок, которые допускают в русском языке дети с дисграфией и дислексией. К октябрю под руководством нейролингвиста профессора Татьяны Черниговской и двух крупнейших в стране специалистов по дислексии, нейропсихологов Татьяны Ахутиной, работающей в МГУ, и Александра Корнева, преподающего в Санкт-Петербургском медицинском университете, будет подготовлена методика для специальных курсов на базе Министерства образования — она позволит школьным учителям за шесть-семь часов получать навыки определения дислексии у детей и ведения с ними дополнительных занятий. Но самой амбициозной задачей является, конечно, изменение технологии сдачи ЕГЭ.

Каждый десятый человек рядом с нами по-другому видит текст, по-другому пишет, слышит или считает

Ну и, конечно, перед Ассоциацией стоит большая просветительская задача. Чем больше родители и учителя будут знать о дислексии, тем легче будет детям с ней справляться: «Одно дело, когда ты говоришь — с моим ребенком что-то не так, у него какая-то дислексия, а совсем другое — когда ты знаешь, что твой ребенок имеет некую особенность восприятия информации, которая есть также у Билла Гейтса и Тома Круза, и он, скорее всего, более креативен, чем другие дети, а возможно, даже и вырастет гением». Ассоциация старается донести до родителей и учителей простую мысль о том, что дислексия и другие особенности восприятия — это генетически заложенная в ребенке склонность, такая же, как цвет глаз или волос. «Учителя поначалу, как у нас водится, реагируют настороженно, а потом, когда понимают, что мы реально можем повысить успеваемость в классе, бросаются помогать», — делится своими наблюдениями Мария. Ассоциация проводит мастер-классы в школах и мероприятия в торговых комплексах «Мега», на которых рассказывает учителям и родителям о том, что такое дислексия, и объясняет, почему не замечать или игнорировать ее опасно: ребенок, погрязший в тройках в начальной школе, привыкший к упрекам в лени, в старших классах можно окончательно сорваться и уйти в депрессию. Кстати, британская Ассоциация приводит интересную статистику о количестве дислексиков среди преступников — не найдя возможности применить свой креативный талант в социуме, люди с дислексией начинают развивать талант криминальный.

В сентябре на сайте dyslexiarf.com появится база диагностических центров и сертифицированных репетиторов — вначале по пяти субъектам Федерации, включая Петербург и Москву. Учитывая амбиции Пиотровской, очевидно, что список этот будет постоянно расти. И если с каждым годом количество детей, которым вернули желание учиться, решив их проблему с дислексией, будет увеличиваться, то Ассоциация будет считать свою работу выполненной. А там, может, и собственные Биллы Гейтсы начнут расти как грибы.

Текст: Виталий Котов

Британская Ассоциация Дислексии (Brinish Dyslexia Association) объявила Неделю знаний о дислексии
(Dyslexia Awareness Week – DAW) со 2 по 8 октября 2017 года, а 5 октября 2017 года станет мировым Днем знаний о дислексии (World Dyslexia Awareness Day).
В большинстве российских школ о дислексии знания довольно ограничены, информированности общества недостаточно, а центры помощи малочисленны и разрозненны. Именно совокупность этих факторов привела Марию Пиотровскую к созданию в ноябре 2016 года Ассоциации родителей и детей с дислексией, которая ставит своей задачей не только/сколько информирование о том, что такое дислексия, но и введение изменений в систему образования, при которой детей с дислексией будут диагностировать и приставлять к ним специального педагога, как это происходит на Западе. Однако, прежде чем такие изменения смогут произойти, необходимо добиться осведомленности российского общества о проблеме дислексии.
Вслед за своими британскими коллегами Ассоциация родителей и детей с дислексией впервые в России объявляет Неделю знаний о дислексии.

На вопросы про дислексию отвечает Римма Павловна Раевская, попечитель Ассоциации родителей и детей с дислексией , врач высшей категории, кандидат медицинских наук, общественный деятель:

Что такое дислексия?
Дислексия – это частичное нарушение процесса чтения, проявляющееся в стойких и повторяющихся ошибках чтения, обусловленных несформированностью высших психических функций, участвующих в процессе чтения.

В западных странах под дислексией понимают целый спектр проблем в обучении: дислексию, дисграфию, дисорфографию, дискалькулию, диспраксию, СДВ(Г). В отечественной логопедии принято рассматривает все эти трудности по отдельности.

Как ее определить/диагностировать? Нужно ли для этого идти к доктору, к какому?

Выявить дислексию в дошкольном возрасте сложно. Требования к процессу обучения в детском саду отличаются от школьных. Чаще всего трудности возникают в начальных классах школы, когда дети активно погружаются в процесс обучения: медленно усваивают учебный материал, возникают сложности в процессе чтения, письма.

Зачастую даже в первом классе родители не задумываются о причинах таких трудностей у детей, считая их ленивыми, капризными, начинают сомневаться в уровне интеллекта своих детей.

Но уже во втором и третьем классе, когда успеваемость ребенка значительно отстает в сравнении со сверстниками, когда ребенок проявляет негативизм или нежелание учиться, когда родители уже устали от «мучений» с домашними заданиями, – семья обращается за помощью к специалистам (неврологу, логопеду, нейропсихологу).

Как отличить истинную дислексию от симуляции?

Дислексию часто называют «врожденной» безграмотностью. Хорошо зная орфографические правила, ребенок не может их применить в письменной речи. Прилагая максимум усилий для прочтения текста, он делает это медленно, по слогам или по буквам, пытается угадать окончания слов, переставляет буквы или слоги в слове, испытывает сложности в понимании смысла прочитанного. При этом интеллект у ребенка сохранен, нарушений в функционировании органов слуха и зрения не наблюдается.

Дислексия есть. Что делать? Как могут помочь родители? Чего делать категорически нельзя?

Заметив признаки дислексии, родителям желательно обратиться за помощью к специалистам: неврологу, логопеду, нейропсихологу, психологу. Ожидание, что дислексию ребенок «перерастет», не приносит результатов. Чем раньше будет проведена тщательная диагностика и коррекционная работа, тем больше будет возможности скорректировать трудности ребенка. Ведущей деятельностью младшего школьника является учебная деятельность. Плохие оценки, негативные отзывы или замечания учителя оказывают сильное влияние и на психологическое состояние школьника.

Следствием может стать потеря интереса к учебе, формирование неадекватной самооценки, ухудшение взаимоотношений с одноклассниками.

Лечится ли дислексия/поддается ли коррекции? Какими способами?

О лечении дислексии не принято говорить, так как она не относится к категории заболеваний, а способы коррекции зависят от причин дислексии.
Профилактический осмотр детей дошкольного возраста и учащихся 1-го класса позволяет предупредить специфические трудности в обучении, а также неврологические отклонения в поведении у детей с дислексией (плаксивость, частая смена настроения, подавленность или, наоборот, возбудимость нервной системы).

Учащиеся с дислексией, при своевременной диагностике и разработанной индивидуальной образовательной траектории, способны успешно освоить школьную программу и реализоваться в профессиональной сфере. При несоблюдении этих условий у учащихся с дислексией может развиться невротизация и последующая социальная девиация.

Почему раньше никто не знал о дислексии? Ее не было?

Впервые термин дислексия употребил Рудольф Берлин в 1887 году. Офтальмолог, работая в одной из больниц Германии, поставил диагноз мальчику, у которого были проблемы с чтением. При этом никаких психических и умственных нарушений у этого мальчика обнаружено не было.

С тех пор многие врачи пытались разгадать причины возникновения дислексии. В настоящее время в западных странах большое внимание уделяется созданию коррекционных классов, специальных школ, законов, защищающих детей с дислексией. Россия уступает в этом плане соседним странам. Большинство российских родителей детей с дислексией отмечают, что есть сложности в понимании учителями причин школьной неуспеваемости у их детей.

Ассоциация родителей и детей с дислексией – новая некоммерческая организация, цель которой – помощь детям и семьям, где воспитываются дети с расстройствами чтения и письма. Учредителем Ассоциации стала Мария Пиотровская, в прошлом глава совета директоров банка «Ренессанс Кредит», а в попечительский совет вошли нейропсихолог Татьяна Васильевна Ахутина – доктор психологических наук, профессор факультета психологии МГУ, ученица легендарного Александра Лурии, а также доктор биологических наук, профессор Татьяна Владимировна Черниговская, ученый в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания.

Ассоциация существует с осени 2016 года.

Цель Ассоциации – дать детям возможность получить качественное фундаментальное образование в России, поддержать и развить их творческий потенциал и талант. За полгода работы Ассоциацией уже разработаны методы диагностики дислексии у детей и методики обучения врачей и педагогов для работы с такими детьми. В планах — открытие центра, где по определенным методикам помогали бы детям с дислексией, а также объединение всех крупных экспертов и создание общего онлайн-ресурса Дислексия.рф. Еще одной стратегической задачей Ассоциации являются законодательные инициативы, которые позволят ввести обязательное диагностирование детей в дошкольном возрасте.

О дислексии

Дислексия – распространенная проблема обучения детей, которая проявляется специфическим расстройством чтения и письма. Учащиеся с дислексией испытывают трудности в усвоении школьной программы, поскольку по-другому воспринимают информацию – зачастую они видят текст в виде наложенных друг на друга букв или меняют буквы местами, не видя разницы. Но дислексия не влияет на умственные способности – более того, дислексики чаще, чем остальные дети, обладают ярким талантом и/или имеют интеллект выше среднего. Среди людей с дислексией много ученых, политиков, бизнесменов, писателей, художников. В числе знаменитых дислексиков – Альберт Эйнштейн, Стив Джобс, Уинстон Черчилль, Энтони Хопкинс и Пабло Пикассо.

На Западе давно научились работать с дислексией, есть специализированные классы и школы, много методик, проводятся международные конференции. Согласно зарубежным исследованиям, дислексия в той или иной степени встречается у одного из 10 учащихся. Если применять эту статистику в нашей стране, то в одной только Москве может насчитываться до 100 000 детей с дислексией.

В большинстве российских школ знания о дислексии довольно ограничены, информированности общества недостаточно, а центры помощи малочисленны и разрозненны. Именно совокупность этих факторов привела Марию Пиотровскую к созданию в ноябре 2016 года Ассоциации родителей и детей с дислексией.

«Задача Ассоциации – помочь родителям, у которых дети так или иначе не успевают в школе, выяснить причины этой неуспеваемости, и если она связана с дислексией, помочь найти специалиста для занятий с ребенком», — говорит Мария Пиотровская, столкнувшаяся с проблемами детей-дислексиков в собственном окружении.

О проектах Ассоциации

С декабря 2016 команда проводит мастер-классы для учителей в нескольких школах Москвы и Подмосковья. Весной 2017 года группа экспертов Ассоциации выезжала в разные регионы России: провела выездную конференцию для всех школ Грозного, а также мастер-классы в школах Ингушетии.

20 и 21 апреля эксперты Ассоциации родителей и детей с дислексией приняли участие в Х Международной научно-практической конференции «Высшая школа: опыт, проблемы, перспективы» в РУДН, подключившись к работе 6-ой секции конференции – «Проблемы подготовки специалистов для работы с одаренными детьми». Среди спикеров конференции, посвятивших свои выступления проблемам обучения детей с дислексией, была Татьяна Васильевна Ахутина.

Сотрудничество с Эрмитажем

19 мая было подписано соглашение между Государственным Эрмитажем и Ассоциацией родителей и детей с дислексией. Соглашение подписали Михаил Борисович Пиотровский, генеральный директор Государственного Эрмитажа, и Марина Александровна Ходакова, директор Ассоциации.

Было принято решение об осуществлении совместной разработки и реализации специальных просветительных программ для детей с дислексией, проводимых в Государственном Эрмитаже.

Флешмоб в соцсетях и праздник в «МЕГА ТЕПЛЫЙ СТАН»

3 июня в честь Дня защиты детей Ассоциация родителей и детей с дислексией организовала праздник в торговом центре МЕГА Теплый Стан, где в рамках выступления артистов была представлена интерактивная информация о дислексии.

Также к этой дате был приурочен флешмоб с участием известных актеров и телеведущих. Тутта Ларсен, Аврора, Анфиса Чехова, Татьяна Геворкян, Евгений Стычкин, Константин Крюков, Сати Казанова, Эвелина Хромченко, Ольга Шелест и Татьяна Лазарева рассказали в соцсетях о том, что дислексия – не болезнь и не диагноз, и что люди могут добиться успеха, несмотря на эту особенность.

В общей сложности более 3 миллионов человек в соцсетях увидели сообщения участников флешмоба.

«Наша задача — изменить отношение людей, чтобы люди знали об этой особенности мозга, и не воспринимали это как проблему», – говорит Мария Пиотровская, – поэтому мы проводим мероприятия не только в школах, но и на общедоступных площадках”.


Не потому что недоучил, а «потому что дислексия». Или дисграфия. Интеллект может быть и куда выше среднего, но школьник упорно выводит «тубло» вместо «дупло» и подолгу не может прочитать условие задачи. Осведомленные родители таких детей приходят в ярость при слове «коррекция», потому что «это не корректируется».


Иллюстрация Pelykh-Konstantin/shutterstock.com

Каждый пятый выпускник получил за ЕГЭ оценку ниже, чем мог бы. «Каждый пятый» — оценка западных специалистов, российской статистики нет. Для Марии Пиотровской, главы Ассоциации родителей и детей с дислексией

, это личная история: дочка (сейчас ей 15 лет) с начальной школы читала с трудом, но класса до пятого не нашлось педагога, который объяснил бы маме: у девочки дислексия. На каком-то сайте приводилась аналогия: попробуйте читать-писать в зеркальном отображении — и вы поймете трудности человека с дислексией.

— Эта особенность при освоении чтения и письма известна во всем мире, известна в нашей науке, но в школах — по крайней мере в моем окружении — об этом не знают, — говорит Пиотровская. — Ребенка называют лентяем, он получает заниженные оценки

Мария вместе с единомышленниками основала ассоциацию, которая работает в трех направлениях. Первое — просвещение: надо упорно объяснять, что «такая особенность встречается у 20% населения»; что интеллект не затронут; что и у зарубежных, и у наших специалистов есть техники, которые нужно внедрять в школы. Что, наконец, должен быть четкий алгоритм: вот как если у ребенка поднялась температура — вызывай «скорую», так и тут, если ребенок делает одни и те же ошибки — иди к нейропсихологу, логопеду, неврологу…

Второе направление — помощь: ассоциация пытается возродить медико-педагогические центры, где работали бы неврологи, нейропсихологи и логопеды, с которыми ребенок мог бы заниматься после школы.

Третье — внести в законодательство об образовании изменения, «которые позволят ребенку на экзаменах и контрольных быть оцененными адекватно возможностям».

Во всем мире существует понятие «послабление» при сдаче экзамена
, — приводит пример Мария Пиотровская. — На самом деле это не послабление, а просто учитывание возможностей.

Если буквы — это шифр, требующий раскодировки, нужно к экзамену давать на нее дополнительное время. В некоторых странах школьники с дислексией вообще не читают текст, а слушают с помощью специальных устройств.

Ребенок будет уверен в себе, он не будет думать, что дурак,
— говорит Пиотровская. — И получит возможность реализоваться.

Профессор СПбГУ и нейролингвист Татьяна Черниговская

присоединяется:

— У нас что, бриллиантов много?

В том смысле, что для общества слишком жирно так разбрасываться людьми, среди которых «очень большой процент чрезвычайно способных».

Если почитать биографии великих, то среди них просто не будет какой-то средней нормы
, которая устроила бы дремучую учительницу или плохого врача, — говорит профессор. — Эти люди — особые, им трудно жить, они дорого платят за свои таланты. Если общество не осознает это, оно рискует так и не найти эти бриллианты.

Черниговская оговаривается — «есть блестящие учителя и прекрасные школы», но признается: когда попадает в педагогические коллективы, чаще испытывает удрученность. «Впечатление, что они из какой-то другой галактики прибыли:
не ориентируются в современном мире, у них и желания нет начать ориентироваться».

У родителей есть запрос на высокоэффективные, доказанные методики
, передовая часть отечественной науки готова двигаться в русле мировой, но дальше возникает вопрос: как это привести в школу, в детсад, в поликлинику? — спрашивала
на пресс-конференции в ТАСС президент фонда содействия решению проблем аутизма в России «Выход» Авдотья Смирнова,
сценарист и режиссер.

Расстройство аутистического спектра, РАС, объединяет и детей с задержкой развития, и замкнутых гениев, и сколько их в нашей стране — неизвестно. Сейчас на сайте фонда «Выход» висит статья «Как вузам подготовиться к студентам с аутизмом?». То, что ребенок с аутизмом благополучно закончил школу и поступил в вуз, — преогромное достижение. Но статья не про нашу реальность, а про американскую.

Как говорит Смирнова, чтобы новые техники обучения пришли в школу, нужно менять учебную программу педагогических вузов, а это в свою очередь потребует уймы межведомственных согласований. К тому же, отмечает она, «в нашей стране выросла, да уже и состарилась часть научного сообщества, которая глубоко убеждена, что мы тут сами знаем, как учить, лечить и т. д.
»:

Они не читают иностранные научные журналы, не изучают новые методики
и довольствуются теми, что существуют еще с начала ХХ века. И это как раз те люди, кто читает лекции студентам — будущим психологам, неврологам, психиатрам, учителям.

Пятый год в СПбГУ работает «мегагрантовая» лаборатория междисциплинарных исследований развития человека. По словам основателя лаборатории, ведущего ученого Елены Григоренко, лаборатория подготовила 25 специалистов, биологов и психологов. Но мегагранты не вечны и дальше уже Университет должен понять, какой будет дальнейшая деятельность лаборатории.

Профессор Черниговская формулирует самое досадное обстоятельство: наука уже очень многое знает и об аутизме, и о дислексии, «но это и остается внутри науки»:

— У меня сейчас молодая сотрудница защитила магистерскую по акустическому и лингвистическому анализу вокализации речи у людей с аутизмом. Мы рассчитываем на то, что появится инструмент, с которым можно будет очень рано по голосу диагностировать расстройство. Но где это останется? В хороших научных журналах. Об этом не будут знать родители и учителя, если мы не приложим специальных усилий.


В Петербурге, считает Авдотья Смирнова, «очень продвинута ситуация с совершеннолетними людьми с аутизмом (в частности, о центре «Антон тут рядом» мы не раз писали), но «что касается дошкольного и школьного образования, у нас ситуация сильно хуже, чем в некоторых других регионах».

«Некоторые другие» — это, к примеру, Воронежская область. Благодаря бывшему губернатору Алексею Гордееву (сейчас он зампред председателя правительства РФ) она стала пилотным регионом, где на госуровне выстраивается система сопровождения человека с аутизмом, от постановки диагноза в детстве до его жизни после школы.

Москва, по оценке Смирновой, — «довольно продвинутый регион», в Новосибирске активное родительское сообщество, и оно на связи с местным университетом, в Белгородской области родительская организация сотрудничает с местным правительством и бизнесом…

Сейчас, по словам Марии Пиотровской, благодаря поддержке Совета Федерации и лично Валентины Матвиенко организована рабочая группа при Минобрнауки. В нее вошли ведущие логопеды, дефектологи, нейропсихологи и родители. Задача — внести изменения в законодательство, «которые позволят, во-первых, ребенку перед школой получить диагностику, во-вторых, чтобы были доступные и в ценовом, и в количественном, и, главное, в качественном смысле специалисты и, в-третьих, чтобы был изменен госстандарт образования»
. Так, чтобы он не нарушал права весьма немалой части населения.

Комментарии

Самое читаемое

Неужели после долгой эпохи реформирования самое лучшее, что можно сделать, это вернуться к тому, что было?

Каждый седьмой выпускник Ленобласти награжден медалью за особые успехи в обучении.

Выпускники 2017 года уже получают результаты сданных экзаменов.

При информационной поддержке газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Дом молодежи Санкт-Петербурга вновь собрал самых веселых и находчивый студентов нашего города.

, ты во всеуслышание объявила о том, что ты сама и есть – человек с дислексией. Я тогда в первую очередь подумала о твоих родителях.

– Не обо мне?

– Прости, но первое, что я подумала: вот два суперизвестных, суперуспешных журналиста, работа которых – писать и говорить. А для их ребенка – устное и письменное выражение своих мыслей – неразрешимая проблема. Что они должны испытывать? Как справляться?

– Если честно, справлялись они не очень: к моей дислексии и дисграфии прилагались дискалькулия и легкая форма синдрома дефицита внимания; c любыми знаковыми системами – буквы, цифры, ноты, – возникали трудности освоения. Так еще и никакой усидчивости! Но, знаешь, я бы хотела сразу оговорить, что бы я сейчас ни сказала или ни рассказала – это не осуждение моих родителей, а рассказ о нашем совместном пути и наших победах. Я вообще не осуждаю ни учителей, ни родителей, они просто не понимали, с чем мы все столкнулись.

– Поясни.

– Мои родители понятия не имели, что со мной делать и как себя вести, что со мной вообще такое.

Ситуацию усугубляла моя «чудесная» учительница начальных классов, которая регулярно говорила – а за ней, как «попки», повторяли другие учителя, – что вот такая, как я, просто не может «быть дочерью своих талантливых и умных родителей». И до 9-го класса я была почти уверена, что меня удочерили.

– То есть как?

– Ну а как? Вот у меня есть, допустим, мама, которая выросла в по-советски довольно авторитарной семье, где у нее практически не было шансов не быть отличницей. И она стала отличницей. И была нацелена исключительным образом на образцовую карьеру, на идеальную биографию, включавшую и детей. У меня – папа, ты сама понимаешь, известный и очень талантливый журналист…

Леонид Парфенов с Еленой Чекаловой

Но ладно папа с мамой. У меня бабушка написала примерно каждый второй русско-английский и англо-русский словарь в СССР и откорректировала его! И вдруг вот у такой
бабушки такая
внучка.

Я не могу себе представить, что бабушка переживала, когда столкнулась с моей дислексией-дисграфией еще и на английском: говорить-то я говорила, причем прекрасно, а писать не могла вообще. Если бы не бабушка, уверена, я бы никогда не выучила ни одного иностранного языка. Но она со мною мучилась и была довольно терпеливой, с мамой она была куда жестче.

– То есть она понимала, что с тобой?

– Не думаю. Она просто меня любила, и у нее было безграничное терпение.

– Что в твоей детской памяти – главное переживание?

– Ощущение стигмы. Это когда ты знаешь и каждую секунду помнишь о том, что все вокруг тебя – могут, а ты – нет: писать или считать, работать в одном темпе с классом, определять время, знать, сколько дней в месяце, или стихи учить, неважно. Ты ничего из этого не можешь так, как могут другие. Но именно по этим параметрам твои самые главные люди продолжают сравнивать тебя с кем-то, чаще всего с тем, кого ты знаешь, что отдельно больно. Потому что это сравнение всегда не в твою пользу.

И вот ты постоянно слышишь фрустрации взрослых по поводу того, что у тебя не получается то-то и то-то, что прекрасно получается у всех – вообще всех – детей. И вот эта любимая фраза многих родителей, и в том числе моих: «Чем мы это заслужили?», – наверное, одно из самых сложных переживаний в моем детстве. Я понимала, что приношу маме боль, но ничего не могла с этим сделать.

– А мама?

– И мама не могла. Хотя именно мама, моя родная мама, прочла мне вслух каждый мой школьный учебник вплоть до пятого класса. Представляешь?

– Нет.

– Она не очень понимала, зачем и почему она это делает, но – и, знаешь, это, наверное, главное, – она, в отличие от многих вокруг, была совершенно уверена, что я не ленюсь, и знала, что я занималась больше всех в классе. Она меня любила во всех проявлениях и самыми разными способами пыталась помочь.

Я сейчас, возможно, приведу не самый корректный пример, если скажу: когда ты физически недееспособен, возможно, тебе труднее все дается, но твой недуг заметен, очевиден и тебе, и окружающим. А когда ты сам не видишь, что с тобой не так, когда другим кажется, что это просто тупость, лень или, я не знаю, ЗПР – это самое страшное: ты не можешь себе объяснить, почему ты не можешь залезть на дерево, когда все могут, почему ты не можешь ровно писать в линованной тетрадке, когда все – вот же, пишут прекрасно!

– Это разве одно и то же: залезть на дерево и писать в прописях, не выходя за пределы линеечки?

– Любимый пример у нас в Ассоциации. Представь себе картину: перед учителем разные типы животных: коты и морские котики, львы и мышки, лисы и обезьяны. И учитель всем этим
разным

говорит: «А сейчас, чтобы провести тестирование, я попрошу всех вас на скорость влезть на дерево». Но как они будут измерять, кто быстрее, если некоторые просто не умеют лазать по деревьям? И почему от детей не ожидают, что они будут одинаково хорошо, как Репин, например, рисовать, но все должны к концу первого класса овладеть каллиграфическим почерком?

– То есть твои проблемы начались в школе?

– Да нет, в детском саду все уже было понятно – меня выгоняли отовсюду. Я не могла… Знаешь, сейчас я понимаю, что до школы я была совсем неконтролируемая. Я кусалась и порой била детей, я не давала малышам в группе спать во время тихого часа, я снимала шерстяную юбку – она кололась – и ходила в одних колготках – полный набор того, что называют девиантным поведением. Я не могла даже на месте сидеть. Я все время привлекала к себе внимание, выкрикивала ответы, перебивала, и никакие занятия в саду не удерживали моего внимания хотя бы на какое-то продолжительное время, – это вызывало бурную реакцию воспитателей: неспособная, неразвитая, ленивая, – все это выливалось на голову родителей, вызывая ответную, в мою сторону, реакцию, превращая нашу жизнь в замкнутый круг всеобщих мучений.

– Что говорили воспитатели?

– Обычный набор: асоциальная, ленивая, необучаемая… Это мягкий вариант. Я до сих пор, когда слышу, как взрослые люди – вроде бы педагоги с высшим образованием – говорят, что ребенок ленится, хочу взять за руку и сказать: «Да запомните уже, наконец, что до 11 лет – до периода тинейджерства – дети не могут, просто не умеют лениться!» Все эти дети, про которых учителя говорят, что они тупые и ленивые, они тоже хотят прийти домой с хорошей оценкой, красивым рисунком, слепленным колобком или ровно написанными буковками – как у всех, но у них не получается. И никто их, как тех, других, не хвалит, их – наказывают.

– И у тебя так было?

– Было по-разному. Но ты представь просто, что мои родители должны были едва ли не ежедневно слушать про своего ребенка, что он тупой, невоспитанный, неспособный и ленивый. И совсем никто не говорил им, что делать и как быть, как мне помочь. Поэтому в ход шли изматывающие занятия до ночи, жесткая дисциплина и суровые наказания.

И я не знаю, чем бы все кончилось, если бы однажды, когда я училась в третьем классе, в нашей жизни не появилась одна-единственная учительница, чудом попавшая в эту жуткую государственную школу, которая сказала маме: «Забирайте Машу отсюда. Я уверена, что у нее дислексия, я о ней читала. Я не знаю, кто ей поможет в нашей стране, но ей точно место не в государственной школе. Надо искать частную, где к ней найдут индивидуальный подход, по крайней мере, по каким-то предметам».

– И тебя забрали?

– Да, меня забрали. В моей государственной школе – это было время реформы образования, перехода на одиннадцатилетний цикл – меня отказались переводить из третьего класса в пятый, потому что «она не потянет», – такие были комментарии. И вот тут появилась эта замечательная учительница, единственная когда-либо что-либо читавшая про дислексию. Глобально проблемы это не решило. У нее ведь не было при себе «инструкции по использованию» ребенка с дислексией, но слово, которое она произнесла – это уже было что-то.

Меня перевели в школу «Золотое сечение», где мне повезло: сейчас я понимаю, что около 60% учеников в нашем классе имели те или иные формы трудностей. И это было очень круто в том смысле, что я оказалась в среде, где и учителя, и дети понимали, что все мы разные и это – здорово. А еще в такой среде над тобой меньше смеются, если ты что-то делаешь не как все или даже хуже всех. Тут я полюбила ходить в школу.

А потом случилось чудо. Казбек-Казиева Мария Марковна, преподаватель из Европейской гимназии, которая занималась со мной русским языком. Благодаря Марии Марковне я сдала ЕГЭ по русскому языку на четверку. И это было настолько невероятно, что мой отец сказал: «Я не верю. Они перепутали результаты, или мама тебе купила этот экзамен».

– Неужели купила?!

– Мама? Да никогда в жизни бы мама не купила мне никакого экзамена. Это ведь именно моя мама хотела пойти написать заявление на родителей моего одноклассника, потому что они умудрились перевести его в сельскую школу и купить там ЕГЭ. И моя мама рвала и метала. Она считала, что это ужасно несправедливо: одни старались, но сдали на 3 и 4, а другим купили и это все знают. В общем, о том, чтобы купить мне ЕГЭ, не могло быть и речи. Я сама написала русский язык на четверку, и это была одна из самых громких побед в моей жизни.

– Что конкретно эта Мария Марковна с тобой проделала, чтобы ты достигла таких успехов?

– Ну, во-первых, она не была уверена ни в том, что я отстающая, ни в том, что я ленюсь – то есть не следовала ни одному из распространенных стереотипов нашего образования. Она придумывала для меня самые разные способы освоения правил русского языка и расширения словарного запаса: понятные таблички, необычные задания, рифмы. А еще у нее была куча терпения. Именно тогда я поняла, что могу намного больше, и это было новое, потрясающее ощущение.

То есть ты понимаешь, какое количество детей, так, как я, могли бы раскрыть себя, проявить, если бы к ним умели найти подход? Потому что это, конечно, пока преувеличение, но ученые, изучающие дислексию, любят говорить, что «дислексия – это дар», они пишут статьи про то, как удивительно устроен мозг людей с дислексией или другими трудностями обучения, какие преимущества это дает для общества. И в мире существуют программы поддержки для людей с трудностями обучения, начиная с нулевых классов, где оказывают не только помощь в освоении чтения, письма, счета, но и развивают их нейропреимущества. Когда учитываются образовательные потребности каждого ребенка, у всех есть шанс на академический успех и возможность раскрыть свой талант.

– Как это работает?

– Самая распространенная в мире помощь, закрепленная законом, это специальные условия для сдачи экзаменов и соответствующие критерии оценки. В Штатах, в Британии, во многих странах Европы и даже Азии детям с дислексией предоставляют 20-30% дополнительного времени на экзамене, который, если им надо, они могут писать в отдельном классе или на компьютере. А у нас в школе до сих пор сдают чтение на скорость! И это для таких учеников ужасный стресс, который все усугубляет.

– Поэтому ты училась за границей?

– Я училась за границей потому, что мои родители понимали, что только там знают, что такое обучение человека с дислексией. Например, в моем Лондонском университете был disability centre – бесплатный центр поддержки студентов с дислексией и другими особенностями развития. Там при поступлении можно было пройти диагностику и получить комплексную поддержку, включая нужные условия для сдачи экзаменов. Это мне очень помогало. В России, боюсь, меня ждал бы очередной раунд унижений. И я бы никогда не написала работу, которую опубликовали в научном журнале.

– Да. Расскажи ты об этом моим учителям в началке, они бы в жизни не поверили. А я закончила университет и получила научный Bachelor of Honours. Это была тотальная победа. Потом я получила очень престижную работу.

– Твое первое место работы после университета – «Михайлов и партнеры». Тебя туда взяли по блату?

– Блат был в том, что резюме через мою подругу попало на стол HR-менеджера этого коммуникационного агентства. Дальше был месяц собеседований, тестовых заданий, потом меня взяли, сначала ассистентом, потом менеджером – как сейчас понимаю, в самый правильный для меня отдел, отдел PR. У меня был мощный опыт и крутые коллеги-учителя, интересные проекты, возможность проявлять свои сильные стороны. После окончания моего испытательного срока была традиционная оценка работы во время беседы с начальством. Жалко, видео этой беседы нет – по-моему, это было рекордное повышение моей самооценки.

– В какой момент ты поняла, что хочешь помогать таким, как ты, детям с дислексией и их родителям?

– Поняла-то я это довольно давно. Но, видимо, нужно было время, чтобы сложился определенный пазл. Зная свой характер и свою биографию, я отдавала себе отчет в том, что, как только я займусь трудностями обучения в России, ничем хорошим это не кончится: скорее всего, дислексию объявят каким-нибудь западным выдуманным синдромом, а, скажем, меня с моим НКО – иностранным агентом.

Максимум, на что я надеялась – создать консалтинговую компанию, которая привозила бы в Россию западных специалистов и помогала бы частным школам выстраивать программы поддержки. Но без комплексных решений, включая законодательные проекты, систему не изменить. Так что хорошо, что я не начала действовать по «своему» плану и не потратила время зря. Потому что потом я встретила Марию Михайловну Пиотровскую и все встало на свои места.

– В каком смысле? Как вы познакомились?

– Ты не поверишь: мы вместе давали интервью журналу «Татлер».


Смешно
.

– Да нет, все было предельно серьезно: журналисты обратились ко мне с идеей посвятить дислексии номер детского приложения «Татлер». Я им ответила, что на их месте не делала бы из дислексии тему номера, потому что тогда журнал никто не купит. Они меня внимательно выслушали, отыскали мне в пару Марию Пиотровскую, проинтервьюировали еще какое-то количество специалистов Ассоциации
родителей и детей с дислексией
– получился хороший материал. А потом Ассоциация пригласила меня на деловой завтрак.

– Деловой завтрак дислектиков? Звучит как начало сценарной заявки какой-то комедии.

– Ну нет, в этом нет никакой комедии. Завтрак как завтрак. Но для меня он оказался поворотным моментом в жизни: мы лично познакомились с Пиотровской, вцепились друг в друга и уже никто не смог нас разлучить. Так мы стали вместе работать.

– Мария Пиотровская тоже страдает дислексией?

– Нет, но у нее есть дочь – тинейджер с дислексией; чтобы помочь своей дочке, Маша бросила успешнейшую карьеру финансиста и углубилась в изучение трудностей обучения.

– Но еще до этого ты стала первым – и пока что единственным в России – дислектиком с каминг-аутом. Как это повлияло на отношение к тебе людей?

– Ты знаешь, почти никак, кроме того, что огромное количество таких же, как я, людей с дислексией или родителей детей с трудностями обучения почти круглосуточно обращаются ко мне с вопросом, как быть и что может помочь. Как вариант, спрашивают, что помогло мне.

– Что ты отвечаешь?

– Рассказываю о своем опыте, который заключается в том, что меня – нас всех – спас индивидуальный подход к обучению, который мне предоставили после третьего класса в частной школе и в музыкальной школе. Рассказываю о том, что вплоть до университета у меня всегда была поддержка максимально толерантной к трудностям обучения среды в Москве, что было непросто. Что я освоила языки, искусства и неплохо сдала госэкзамены.

Короче, мы победили. Вот этим опытом победы я готова делиться. И очень круто, что я уже не одна – в последний год немало успешных людей, родителей сделали этот, как ты выражаешься, каминг-аут.

Но было бы еще круче, если бы количество «каминг-аутов» известных людей о дислексии в их семьях вдруг выросло в разы. Я мечтаю, чтобы о своей дислексии открыто говорили политики, многие из которых подходят ко мне и потихоньку делятся своими секретами, артисты, журналисты, известные общественные деятели. Потому что пока все эти откровения не носят публичный характер.

Я недавно чуть не разрыдалась, когда ко мне подошел один очень известный и влиятельный олигарх и сказал на ушко, что у него и у всей его семьи дислексия.
Спрашиваю: «А можно о вас в интервью рассказать?» – «Что ты, что ты», – замахал руками. И это обидно.

Дислексия – это не стыдный диагноз. Это особенность, с которой даже интереснее, как мне кажется, жить, но пока нам надо сделать так, чтобы люди с такой особенностью были приняты обществом.

Это сильно бы облегчило жизнь нашей Ассоциации. Потому что проблемы и решения у всех людей с трудностями обучения разные, а схожее у нас одно – это засевшая в памяти реакция взрослых на наши трудности и жуткие фразы, которые передаются поколениями и застревают в мозгу.

– О каких фразах речь?

– «Будешь так писать/читать – будешь улицы подметать», «Смотрю в книгу – вижу фигу, читай/пиши внимательно!», «Ты просто ленишься, я знаю, ты можешь», «Ты мало занимаешься дома», «Даже Петя в первом классе может написать это без ошибок», «Я буду ставить тебе двойки за грязь в тетради, и ты быстро научишься». Это – все то, что загоняет проблему глубже и глубже и никак не способствует ее решению. Ребенок не знает, что с ним не так, не понимает, что у него особые образовательные потребности, что у него есть право на другое отношение к нему и к его трудностям. Ребенок не может знать, что его учитель некомпетентен, раз не видит типичных «логопедических ошибок», а его семья – одна из миллионов неосведомленных семей, раз вслед за учителем повторяет: «Надо больше заниматься!»

Ребенок просто действительно начинает чувствовать себя «хуже всех» и что он «ни на что не годен». И мотивация – даже самые ее капельки – пропадает: «Я все равно никогда не смогу это сделать», «Я занимаюсь, учу, а все равно не могу». И после каждого родительского собрания такой ребенок будет обещать, что будет лучше учиться, при этом чувствовать, что только подводит всех вокруг. Кстати, если говорить о моей семье, то знаешь, чем они мне помогли больше всего в том, чтобы не чувствовать себя никчемной?

– Чем?

– Они все время подчеркивали, что у меня есть другие победы.

– Например?

– Как только они видели, что меня что-то увлекает, что мне что-то хотя бы минимально нравится, они вбухивали туда все возможные силы, средства и прочее – вплоть до возможности оказаться на бродвейской сцене, например.

– Ты мечтала о Бродвее?

– Если по-честному, то поначалу это была несвершившаяся мамина мечта: петь и танцевать. Но меня эта история захватила, и я по сей день чувствую потребность играть и петь.

Но вообще в детстве, когда у меня начинали проявляться способности такого рода, мама очень воодушевлялась: так в моей жизни появлялись самые разнообразные, иногда даже невероятные занятия, типа фламенко. В общем, что угодно, лишь бы «Маше было интересно».

– Надолго хватало?

– Когда как. Например, моего
интереса к фламенко хватило на полтора года и пару севильян
– совсем не про мой темперамент танец: там сложная работа рук одновременно с чечеткой. Но эта история стала важным рубежом: за то короткое время, что я им занималась, стало окончательно понятно, что мне тяжело в группах, я не могу сконцентрироваться, не успеваю, у меня свой темп – где-то быстрее, где-то, наоборот, медленнее. Вот тогда мы как раз вступили в эру бесконечных индивидуальных занятий: иностранными языками и фортепиано с вокалом.

– Объясни, как именно это помогало?

– Я была защищена. Вокруг меня была создана среда, в которой у меня был свой план, учитывающий мои индивидуальные «трудности обучения»: способности, потребности, умения и неумения. Это позволяло не зацикливаться на том, что мой результат не похож на чей-то другой. Это подводило меня к пониманию того, что похожесть, приближенность моих результатов к чьим-то другим или к каким-то стандартным – не самая важная штука в жизни.

– Теперь, когда ты всем этим занимаешься профессионально, можешь по-научному объяснить, что на самом деле такое трудности обучения?

– Это нейропсихологические особенности развития, которые есть у каждого пятого человека на Земле. Они проявляются крайне индивидуально и в разной степени. Если мы говорим о дислексии (и ее производных типа дисграфии, дискалькулии и так далее), то большинство людей считают, что дислексия сводится к неумению читать и писать, но это не так. Люди с дислексией сталкиваются и с другими сложностями.

Очень важно понимать, что трудности обучения вообще не связаны с их низким IQ. Наоборот, считается, что у них активно задействовано правое полушарие, им под силу видеть совершенно нестандартные решения или у них высокий EQ (эмоциональный интеллект), развитое образное мышление и другие преимущества, которые надо применять и развивать дальше.

Как правило, у ребенка с дислексией слабые организационные навыки, есть проблемы с выполнением последовательных действий, есть сложности с определением времени на часах, такие дети часто путают дни недели или времена года. Еще бывает так, что ребенок с дислексией быстро устает при чтении, может тереть глаза, держать слишком близко книгу, путать порядок и пропускать буквы, а иногда даже пропускать слова, перепрыгивать предложения или абзацы. Дело просто в том, что у ребенка или взрослого с дислексией чтение оказывает в 4-5 раз больше нагрузки на мозг, чем у нейротипичного – то есть обычного, – человека.

– Хорошо, теперь давай простыми словами.

– Попробую. Смотри, у нас, у людей с дислексией, развито образное мышление, а значит, мы запоминаем, как написано каждое конкретное слово. Когда мы читаем слово, мозг ищет его в «словаре», и если не находит, то мы пытаемся распознать порядок букв и подобрать фонетическое значение. В итоге, когда мы сталкиваемся с незнакомым текстом, то, как правило, вначале просто не можем понять, в каком порядке стоят эти буквы, а тут еще надо звуки правильные подобрать!

– Я сейчас себе представила. Ужас.

– Вот именно. А теперь представь, что перед тобой набор схожих крючков и палочек, которые путаются в голове при считывании, и к ним еще нужно правильные звуки подобрать, а над тобой стоит учительница и орет: «Ты что, Гордеева, совсем тупая (обленилась, ничего не соображаешь, не хочешь, как все, работать, одно простое предложение прочесть не можешь)?» А потом она же – эта учительница – стоит и при тебе говорит твоим родителям, что ты читаешь сколько-то там (мало!) слов в минуту и вообще не тянешь. В этот момент лучше умереть, честно.

Потому что нет рядом никого, кто скажет тебе тихонько на ухо, что все это ерунда, что двадцать процентов, а то и больше, людей вокруг тебя видит и слышит с какими-то отклонениями от того, что принято считать нормой, что вообще-то и гениальность – это отклонение от нормы.

У детей с трудностями обучения есть проблемы со скоростью обработки информации и запоминанием: трудно строить сложные предложения с законченной мыслью. Люди с дислексией лучше запоминают информацию, если она представлена в виде наглядных примеров или историй, а не абстрактных рассуждений. Дети с дислексией, скорее всего, будут лучше помнить, кто и что подарил двоюродной сестре на день рождения два года назад и что на ней в этот день было надето, чем свое расписание уроков. Они совершенно точно знают, как устроен круговорот воды в природе или двигатель внутреннего сгорания, но им сложно писать на одной линейке все буквы одинакового размера или решать примеры «в цепочку».

Ты знаешь, например, что сказки Ганса Христиана Андерсена, у которого также была дислексия, в свое время отказывались печатать из-за огромного количества ошибок и плохого почерка. И вот этот плохой почерк, как и, например, рассеянность или неуклюжесть, в людях с трудностями обучения пытаются перевоспитать или исправить с помощью, например, дисциплины, совершенно не понимая, что это невозможно.

– Но, послушай, сторонники дисциплины скажут тебе – это обычная распущенность. Мне так говорят, например: я пару раз в месяц теряю все свои документы и всегда находится кто-то, кто мне говорит, что надо просто быть внимательнее и взять себя в руки. И я тоже думаю: пора бы взять. Но ничего не выходит. Я – человек с трудностями обучения или просто без навыков самодисциплины?

– Знаешь, Мария Пиотровская только недавно поняла, что у нее самой (то есть не только у дочки) есть трудности обучения, когда я обратила ее внимание на то, что она постоянно, когда что-то пьет – чай или морс – на себя проливает, не может освоить велосипед, регулярно допускает ошибки в СМС и письмах, часто задевает плечом косяк двери, да и вообще ее движения полны всяких неуклюжестей.

– И что это значит?

– Это значит, что у нее пространственно-моторные проблемы. Мы начали копаться в ее детстве, спрашивать ее папу, Михаила Борисовича Пиотровского, и поняли, что да, действительно, у нее в детстве были проблемы с завязыванием шнурков, с заучиванием стихотворений и другие признаки трудностей обучения, которые вовремя скомпенсировались в том, что касается чтения. То есть с чтением проблем у нее нет, но сохранились другие.

– Значит ли это, что мы теперь будем таким образом оправдывать любые странности?

– Мы просто теперь сможем назвать все по имени. Это мы не распущенность оправдываем, это мы помогаем человеку – и окружающему его обществу – принять себя и понять свои особенности, а также найти помощь, если она требуется. На сайте Ассоциации
перечислены
признаки трудностей обучения, в соцсетях и статьях мы часто о них пишем, и в ответ к нам нон-стоп обращаются с просьбой порекомендовать профильного специалиста, репетиторов, школу с толерантным отношением к таким трудностям, и куча всего. Мы всем помогаем, насколько нам это позволяют ресурсы, и каждый раз слышу от родителей: «Спасибо, когда я об этом узнала, жить стало легче, оказывается, мы не одни такие».

– Много ли людей к вам обращается?

– Очень! И не только родители, даже студенты и взрослые просят: «Помогите мне научиться читать. Я до сих пор не могу, и мне стыдно признаться друзьям и собственным детям…» И это не значит, что люди пытаются с нашей помощью оправдать какие-то свои отставания или лень, нет.

Это просто способ научиться жить со своими особенностями и принять себя таким, какой ты есть: дети, которые не вписываются в методические руководства и «мешают учителям» в школе, потом вырастают во взрослых, уверенных, что они мешают всем на свете. Это чувство никуда не уходит…

Ты постоянно чувствуешь, что где-то опять кому-то портишь статистику или имидж компании, что ты виноват. И хочешь, чтобы тебя простили, например, за орфографическую ошибку в релизе или описку в отчете. Это очень тяжело.

– Что за два года существования удалось сделать вашей Ассоциации?

– Два года – очень мало, если ты занимаешься развитием образовательного проекта. Но то, что нам объективно удалось, так это то, что мы уже заложили фундамент для самостоятельного развития системы поддержки неуспевающих детей на федеральном уровне. Ассоциация – это инициативная группа социальных деятелей, представителей науки, культуры и бизнеса, которые разрабатывают современные системные проекты. Мы, как мостики, соединяем экспертов и организации, которые должны взаимодействовать для того, чтобы ситуация менялась по всей стране и на всех уровнях, а не только в тестовых школах или хорошо финансируемых регионах. За два года работы мы собрали вместе лучших наших ученых и разработали программы просвещения родителей, учителей и профильных специалистов.

Наши эксперты прочитали сотни часов лекций в Москве, Питере, Казани, Грозном – везде, где звали. И мы поняли, что нужно развиваться в двух направлениях: максимальное просвещение, в том числе и онлайн, и взаимодействие с государством на федеральном уровне.

– Без государства никак?

– Да. Если мы будем действовать без государства, то, как и наши западные коллеги, убьем несколько десятилетий на то, чтобы лишь меньше половины тех, кому нужна помощь и поддержка, ее получили. Поэтому мы сделали все возможное для того, чтобы, одновременно со всей нашей огромной работой на местах, при Министерстве просвещения была создана рабочая группа, где научные эксперты Ассоциации и ведущие эксперты вместе теперь пишут проекты законодательных актов, адаптируя отечественные методы и применяя эффективные зарубежные практики. Мы собрали, без преувеличения, уникальные экспертные группы, вместе с которыми придумали и уже представили Минпросу решение проблемы академической неуспеваемости детей с трудностями обучения в стране. Мы написали стратегию по развитию и поддержке этих детей в разных направлениях.

Фото: Facebook / Ассоциация родителей и детей с дислексией

– То есть в России будут внесены такие поправки в законы, чтобы, как за рубежом, у детей с трудностями обучения появились, например, специальные условия типа дополнительного времени на написание ЕГЭ?

– Пока до законов не дошло, но мы надеемся, что это не за горами. Мы работаем вместе с Минпросвещения, это важно. Мы благодарны, что нас поддерживают и не отрицают необходимости масштабных изменений. Буквально месяц назад, в феврале, Министерство направило региональным департаментам
мощное письмо
по нашей теме. Оно вполне корректно вводит в тему трудностей обучения и указывает на необходимость повышения эффективности работы психологов и педагогов, оно описывает права детей с трудностями обучения и их родителей. И, что крайне важно, в конце письма перечислены рекомендуемые специальные условия для учеников с дислексией и дисграфией – от снижения темпов и объемов письменных заданий до использования других шкал оценки работ. Это – очень круто.

Еще мы сейчас затеяли большое исследование того, как воспринимаются проблемы и риски речевого развития у детей: опрашиваем родителей, учителей, логопедов, психологов и других специалистов. Видишь ли, детей с трудностями обучения считать – годы уйдут, так как нет единой методологии выявления, а вот измерить среднюю температуру и представить обществу научное заключение о состоянии речевого развития в стране – это очень даже достижимая задача.

Есть еще один большой проект – совместно с Институтом русского языка имени Пушкина мы пишем первый онлайн-курс повышения квалификации в области выявления и помощи детям с дислексией и другими трудностями освоения школьной программы. Уже в августе родители, учителя и профильные специалисты по всей стране смогут учиться в удобном им режиме у лучших специалистов страны. Курс многоуровневый, длится 72 часа, в конце специалист получает не просто бумажку «прослушал курс», а диплом государственного образца.

– Чем из всего этого родители детей с дислексией могут пользоваться уже сейчас?

– Как минимум, нашими гайдлайнами по тому, как определить дислексию, которые есть на сайте дислексия.рф, нашими онлайн- и офлайн-курсами, о которых мы пишем в соцсетях: мы делимся литературой, упражнениями, советами специалистов, транслируем лекции и отвечаем на вопросы.

– У вас можно получить консультацию?

– Да, любой заинтересованный человек, который к нам обращается, может получить консультацию. Это касается и диагностики, и конкретных рекомендаций. Мы направляем людей в центры, с которыми работаем – в Москве, Санкт-Петербурге и Казани, и стараемся, чтобы за диагностикой обращались именно туда, так как шарлатанов, увы, в стране много.

А еще мы сами начали развивать медико-педагогическую базу, помимо онлайн- и офлайн-лекций, на базе московского КДЦ МЕДСИ теперь
есть центр
, где в одном здании объединились педагоги – логопеды, психологи, нейроспециалисты и практикующие врачи – неврологи, лоры, офтальмологи, специалисты функциональной диагностики (ЭЭГ) и прочее. Все эти исследования помогают не только выявлять трудности обучения, но и определять их происхождение. Такая диагностика подразумевает не только постановку диагноза, но и рекомендации, как лучше учить ребенка, – они касаются и школы, и родителей – какая индивидуальная программа поддержки ему подойдет. Это огромный шаг!

Раньше семьи годами не отдыхали, чтобы спустить десять тысяч долларов за пару часов обследования и две недели занятий ребенка с израильскими специалистами, или, наоборот, годами мотались по Москве, разрываясь между логопедом, психологом и нейропсихологом, потому что специалистов катастрофически не хватает, а все лучшие разбросаны по разным концам города. В результате ребенок проводит, как я, например, почти все детство в машине, в дороге.

– Какие у вас, в смысле у Ассоциации, мощности?

– Нас четыре человека, плюс члены ассоциации – лучшие в нашей области ученые страны, разные специалисты из разных университетов и медицинских центров, активные родители.

– Не очень много.

– Нам хватает для разработки проектов и GR, но не для PR и воплощения всего задуманного. Мы очень много успели за два года, но, безусловно, можем больше.

– Какому проценту из людей с трудностями обучения можно помочь?

– Что значит – какому? Всем. Каждому. Потому что если ребенок до школы будет диагностирован, то он, может быть, даже никогда не узнает, что у него есть «проблемы»: ему вовремя назначат необходимые занятия, а родителям и учителям расскажут, как такому ребенку помогать. Это и просто, и сложно, но помочь можно только так. У детей с трудностями было бы намного меньше трудностей, если бы в стране активно начали развивать мультисенсорное обучение.

– Это как?

– Обучение через тот тип восприятия, который близок ребенку. «Скажи мне – и я забуду, покажи мне – и я запомню, дай мне сделать – и я пойму» – по-моему, это Конфуций.

Но самое главное – не фрустрировать в адрес ребенка, не показывать, как вам тяжело с ним, как вы страдаете от его неудач, как это делает большинство родителей неуспевающих учеников.

– Твои родные со временем стали терпимее к твоим особенностям?

– Ты себе не можешь представить, как я начала радоваться, когда мой родной папа перестал, скажем так, резко реагировать на то, что во время семейного обеда всегда, при любых обстоятельствах я что-то переворачиваю, бью или случайно проливаю на стол.

С родителями. Фото: Instagram

– Он как-то объяснил это?

– Нет, просто стал терпимее к моей неуклюжести и рассеянности. При этом я понимаю, что «стал терпимее» – это очень просто сказать, а стать терпимее – трудно, особенно такому организованному человеку, как папа. Это ведь действительно раздражает, когда человек постоянно что-то забывает, теряет или ломает. Папу, который сам предельно аккуратный, конечно, все это бесило. И вдруг – он расслабился. Знаешь, какое это счастье, когда ты понимаешь, что тебя приняли! В первый раз, когда отец промолчал в ответ на мой очередной перевернутый бокал, я замерла. Сижу, жду реакции, а он: «Мусевич, ну, чего ты?» И я такая: «Пап, это самая крутая реакция, которая у тебя была в жизни на мою неуклюжесть: Мусевич, ну чего ты?»

– Папино принятие больше связано с тем, что он устал с тобой бороться и понял, что тебя не переделать, или с тем, что он работал над собой: читал, изучал диагноз?

– Я все время родителям что-то про трудности обучения читаю или рассказываю. Но папа, скорее, относится к людям, которые считают, что это все выдуманное оправдание для тех, кто не может взять себя в руки. Мне кажется, он до конца в диагнозы не верит.

– А мама?

– У нее другая крайность: она все читает, всем интересуется, но все время все переводит на себя. «Ну, конечно, я плохая мать, если я не смогла тебе то, это дать…» – говорит она, если вдруг мы обсуждаем какие-то современные способы адаптации детей с неуспеваемостью. Если же я начинаю, например, рассказывать ей про то, что дислексия и дисграфия часто развивается у детей в бедных и социально неблагополучных семьях, потому что они не имеют доступа к людям с развитым словарным запасом, мало читают, мало видят нового и так далее, она возмущается: «Но у тебя же не было такого!» То есть она до сих пор очень сильно рефлексирует на тему того, что она сделала что-то не так.

– Ты тоже так считаешь?


Нет, я так не считаю. Я считаю, что у меня была лучшая поддержка, учитывая обстоятельства, в которых моя семья столкнулась с моими проблемами.

– Ты маме об этом говоришь?

– Конечно. Я много раз с ней это обсуждала. Но как только мама в очередной раз понимает, что в моем детстве у нее не было достаточных знаний о том, как надо общаться с таким, как я, ребенком, как помогать и так далее, ей становится обидно, она бушует. Поэтому я, если честно, стараюсь сейчас поменьше ее посвящать во все новые методы поддержки и рассказывать про то, что Ассоциация делает, чтобы она лишний раз не разочаровывалась. Ей и так досталось сполна.

Родители ведь всегда сами – пострадавшая сторона. Их школа, то есть сложившаяся система, пугает рассказами о будущем, ругает, что ребенок не такой, как остальные, и, в конце концов, переносит на них всю ответственность. Тех, кто способен спокойно и уверенно противостоять такому – единицы. Помнишь историю про [изобретателя Томаса] Эдисона, которого выперли из школы с запиской, что он идиот и школа отказывается его учить, а мама прочла ему эту записку вслух так, что выходило, что он гений, а в школе просто нет таких талантливых учителей, чтобы ему соответствовать? Сколько таких мам?

Сколько вообще людей, которые понимают, что мы имеем дело с особенностью восприятия информации, генетически заложенной, как цвет глаз или волос. Что такая же особенность есть, например, у Билла Гейтса или Тома Круза. Вероятно, ее обладатель, скорее всего, будет более креативен, чем другие дети, а возможно, даже вырастет гением. А может, и нет. Но главное – эту особенность нельзя изменить воспитанием. А вот испортить жизнь ее обладателю можно легко.

ресурсов для родителей студентов с дислексией

Независимо от того, где вы находитесь на своем пути к изучению дислексии, мы надеемся, что эта страница предоставит вам ресурсы по дислексии, которые вы ищете, чтобы помочь своему ребенку. Филиал IDA Канзас-Миссури активно способствует поиску информации для родителей, которая не только позволит вам узнать больше о дислексии и науке чтения, но также поможет вам эффективно защищать своего ребенка с дислексией в Канзасе или Миссури!


Как я могу помочь своему ребенку с дислексией во время пандемии COVID-19?

  1. Получите идеи о том, как помочь своему ребенку справиться со стрессом и тревогой, у психолога доктора Ф.Розанна Капанна-Ходж.
  2. Ознакомьтесь с тем, как будет выглядеть школа: Устранение риска COVID-19 в дошкольных, начальных и средних школах при обслуживании детей с ограниченными возможностями
  3. Изучите свой IEP и план 504 обучения с правами людей с ограниченными возможностями в виртуальном обучении: устранение риска COVID-19 в школах при защите гражданских прав учащихся
  4. Ознакомьтесь с практикой дистанционного обучения: секретарь ДеВос выпускает новые ресурсы для преподавателей, местных лидеров по гибким возможностям дошкольного образования, конфиденциальности учащихся и обучению учащихся с ограниченными возможностями во время вспышки коронавируса

Как я могу защищать своего ребенка в школе?

  1. Ознакомьтесь с законом о специальном образовании с помощью закона Райта: wrightslaw.com. Родители, педагоги, защитники и поверенные обращаются в Райтслоу за точной и надежной информацией о законе о специальном образовании, законе об образовании и защите интересов детей с ограниченными возможностями.
  2. В Миссури? Ознакомьтесь с этими бесплатными или недорогими ресурсами по защите интересов:
    • Закон о родителях штата Миссури (MPACT) — Центр обучения и информации для родителей штата Миссури, частично финансируемый Министерством образования США и штатом Миссури.
    • Защита интересов семьи и общественное обучение.Видение FACT — это сообщество, в котором ВСЕ дети и взрослые получают поддержку в решении их проблем, ценятся за их разнообразие и полностью включаются по своему усмотрению.

Какие приложения или ресурсы помогут моему ребенку с дислексией развиваться?

  1. Чат в приложении доктора Чизмана: лучшие приложения для обучения чтению
  2. Чат в приложении доктора Чизмана: уроки набора текста и игры для детей и взрослых
  3. Чат в приложении доктора Чизмана: игры в слова и логические головоломки
  4. Доктор.Чат Cheesman’s App: игры для развития математических навыков
  5. Учебные и вспомогательные технологии: важнейшие инструменты для студентов
  6. Обучающая поддержка по программному обеспечению: виртуальное прямое обучение для студентов с дислексией
  7. Haskins Global Resource Library — Эта библиотека ресурсов предназначена для того, чтобы помочь родителям и преподавателям легко ориентироваться в огромном количестве доступной в Интернете информации о содействии развитию грамотности у детей всех возрастов.

Какие образовательные программы помогут моему ребенку с дислексией развиваться?

  1. Nessy Phonics Cards — Скачать бесплатно!
  2. AbcMouse — Бесплатная 30-дневная пробная версия и 49% скидка на годовое членство.
  3. Actively Learn — этот веб-сайт предлагает 30-дневную пробную версию для всех, кто ищет отрывки для чтения для студентов. Этот веб-сайт позволяет выполнять поиск по возрасту, уровню Lexile, классу, жанру и учебной программе. Большинство отрывков содержат встроенные вопросы для понимания прочитанного.

Какие основные навыки необходимы для обучения чтению?

Более 20 лет исследований показали, что существуют определенные виды навыков, которые особенно важны для вашего ребенка, чтобы он был готов научиться читать.Эти навыки включают:

  • Печатные знания — понимание ребенком книг, печатных букв и слов
  • Эмерджентное письмо — первые попытки ребенка создать и осмысленно использовать печать
  • Лингвистическая осведомленность — понимание ребенком того, как работают слова и язык

Есть ли родительские организации, частью которых я могу быть?

Да! Расшифровка дислексии в Канзасе и Миссури — это родительские группы Grass-Root, которые оказывают поддержку родителям детей с дислексией с помощью чат-групп и ресурсов для родителей.


Что еще я могу сделать?

  1. Поговорите с учителями и опекунами вашего ребенка о том, чтобы на регулярной основе включать в их программы проверку на грамотность и мероприятия.
  2. Убедитесь, что вы участвуете в дискуссиях о развитии грамотности вашего ребенка. Спросите учителей и воспитателей вашего ребенка, чем вы можете помочь своему ребенку.
  3. Найдите способы сделать ранние занятия грамотностью частью своей повседневной жизни, например, когда вы ходите по магазинам или прогуливаетесь.
  4. Станьте членом IDA — Нажмите здесь, чтобы зарегистрироваться

Уилсон Андерсон, основатель нашего филиала IDA в Канзасе, штат Миссури, в новостях!
Мы хотели воспользоваться этой возможностью, чтобы поделиться с вами тем, что Уилсон Андерсон, участник TeamQuest и член Совета директоров IDA, недавно был упомянут в онлайн-статье о своей наставнической и консультационной работе для студентов с дислексией. Щелкните здесь, чтобы прочитать статью, в которой упоминается его марафон чтения TeamQuest 26 мая, чтобы собрать средства для IDA и побудить людей посетить веб-сайт IDA для получения дополнительной информации о дислексии.TEAMQUEST — это крупнейшее мероприятие IDA по сбору средств, и Уилсон Андерсон участвует в нем, не пристегивая свои кроссовки. Может быть, это подскажет, как наши участники могут участвовать независимо от того, бегаете вы или нет.

Спасибо за вашу щедрую поддержку Уилсон Андерсон и TeamQuest!


Поделитесь этой страницей с друзьями…

Поддержка дислексиков и веб-ресурсы

Этот список разработан, чтобы помочь дислексикам, родителям и профессионалам найти необходимые ресурсы, от научных статей и рецензируемых книг до онлайн-форумов и групп поддержки.

Национальные организации и веб-сайты

  • Веб-сайт

    ASHA предназначен для профессионалов (то есть речевых патологов, аудиологов) и студентов, которые являются членами ASHA. Он содержит информацию о различных языковых ограничениях и каталог, где вы можете найти профессионала в вашем штате.

  • Основанная в 2003 году создателем Intel Reader Беном Фоссом, Headstrong Nation является некоммерческой организацией, занимающейся служением сообществу людей с дислексией.Они стремятся создать движение, в котором процветают дислектики.

  • IDA — это некоммерческая организация, помогающая людям с дислексией и семьям, которые их поддерживают. Их веб-сайт содержит информацию о дислексии, книжном онлайн-магазине и многом другом.

  • LD Online предоставляет самую свежую информацию о нарушениях обучаемости и СДВГ для подростков, взрослых, родителей и специалистов. Есть множество статей и форумов, а также каталог профессионалов, школ, продуктов и многое другое.

  • Lime Connect признает, что люди с ограниченными возможностями должны иметь возможность достигать своих целей, а не клеймить их ограниченными возможностями. Разработайте профиль, подайте заявку на вакансию, посетите вебинары и многое другое.

  • NCLD — это онлайн-ресурс, цель которого — предоставить каждому человеку с ограниченными возможностями обучения инструменты для достижения успеха в школе, на работе и в жизни. Просматривайте их обширную базу информации по школам, возрасту или с помощью пользовательского поиска.

  • Этот некоммерческий центр занимается предотвращением ошибок чтения. Они обеспечивают основанное на фактах профессиональное развитие педагогов, а также информацию и ресурсы для семей. Явный, систематический подход к обучению основным языковым навыкам чтения, письма и орфографии позволяет всем учащимся развиваться.

  • Этот веб-сайт предлагает обширную информацию по оказанию помощи детям в возрасте от рождения до 21 года с ограниченными возможностями.OSEP также предлагает ресурсы, чтобы помочь штатам, сотрудникам местного округа и семьям лучше помогать учащимся с ограниченными возможностями.

  • PEN — это коалиция родителей, работающих с педагогами, учащимися и обществом с целью расширения возможностей учащихся с различиями в обучении и внимании. Они направлены на повышение осведомленности и понимания сильных сторон и проблем, с которыми сталкиваются учащиеся с разницей в обучении и внимании.

  • Эта некоммерческая организация занимается расширением прав и возможностей родителей детей с нарушениями обучаемости и СДВГ.Они стремятся изменить восприятие неспособности к обучению как стигматизирующего условия.

  • WeConnectNow стремится объединить людей, интересующихся правами и проблемами, затрагивающими людей с ограниченными возможностями, с упором на студентов колледжей. Сайт призван помочь студентам с ограниченными возможностями преуспеть в учебе, получая необходимую информацию и поддержку через различные веб-ресурсы. Сайт также позволяет пользователям читать и делиться историями в качестве источника поддержки.

Местные организации и веб-сайты

  • Decoding Dyslexia — MI направлен на повышение осведомленности о дислексии, расширение возможностей семей для поддержки своих детей и информирование политиков о передовых методах выявления, лечения и поддержки учащихся с дислексией в государственных школах штата Мичиган.

  • Grand Traverse Dyslexia Association обслуживает детей и взрослых с дислексией, предоставляя индивидуальные уроки по чтению и правописанию, обучение репетиторов и учителей, а также общественное просвещение для повышения осведомленности о дислексии и проблемах, с которыми сталкиваются люди с дислексией.

  • Если вы живете в Мичигане и нуждаетесь (или знаете кого-то, кто в этом нуждается), ресурсы по правилам и положениям специального образования, этот раздел michigan.gov — отличное место для поиска.

  • Brainspring обеспечивает качественное, основанное на исследованиях профессиональное развитие преподавателей, учителей специального образования и специалистов по чтению по всей стране и имеет шесть учебных центров в районе метро Детройт. Они разработали Phonics First ® , свою собственную национально аккредитованную методику обучения грамоте Ортона-Гиллингема.

  • SLD Read, базирующаяся в западном Мичигане, обучает социальным, эмоциональным и жизненным навыкам, которые помогают улучшить навыки чтения. Они улучшают учебные программы, чтобы эффективно охватить учащихся с дислексией и другими проблемами чтения посредством индивидуального обучения грамоте, обучения педагогов и родителей.

Образовательные программы и сайты

  • Разработанный центром Stern Center, Building Blocks способствует развитию навыков грамотности у детей в условиях ухода за детьми и дошкольных учреждений.Веб-сайт Building Blocks включает 12 часов профессионального развития и интерактивный семейный форум, который содержит множество видео и мероприятий.

  • Вы ищете конкретный колледж, место проживания или размер школы и не знаете, с чего начать? CollegeBoard имеет замечательный инструмент поиска, который вы можете использовать. Просто введите свои конкретные критерии и найдите колледжи, которые соответствуют вашим потребностям.

  • Приготовьтесь читать! предназначен для поддержки педагогов, родителей и маленьких детей в развитии навыков ранней грамотности в годы, предшествующие детскому саду.

  • Этот бесплатный и простой в использовании веб-сайт разработан для родителей, чтобы помочь своим детям с математикой. На сайте есть математические игры, видео-уроки, карточки, распечатанные математические листы и многое другое. Не забудьте также посетить эти два родственных сайта: HelpingWithWriting.com и HelpingWithVerbs.com.

  • Эти короткие уроки для подростков и взрослых повысят способность декодировать (читать), произносить и / или понимать значения слов, дополняя при этом мировые знания.Выборки сосредоточены на словах, встречающихся в академических учебниках, классической литературе и тестах с высокими ставками. Еженедельно добавляются новые слова.

  • Этот бесплатный веб-сайт заполнен рабочими листами и обучающими советами о том, как включить дополнительную практику чтения в класс. Это отличное дополнение для развития хороших навыков чтения или обучения хорошим навыкам чтения.

  • Этот дополнительный ресурс для учителей чтения, терапевтов и администраторов предоставляет видео и вебинары об обучении чтению на основе фактических данных; расходные материалы, манипуляторы и планы уроков; и спросите эксперта.

  • Rhyme Desk — интерактивный инструмент для письма для поэтов, авторов песен и копирайтеров. Используйте такие функции, как поиск синонимов и антонимов, словарь и тезаурус, чтобы помочь вам.

  • Если вы патолог речи, на этом веб-сайте есть десятки замечательных занятий, игр, рабочих листов и других ресурсов, которые вы можете использовать со своими клиентами.

  • Эта учебная программа, ориентированная на родителей, предназначена для развития мозга ребенка с использованием родительского языка, что позволяет лучше подготовить детей к будущему.

  • Йельский центр дислексии и творчества стремится выявить сильные стороны людей с дислексией и распространить информацию, практические советы и последние исследования, чтобы изменить жизнь людей с дислексией. Их веб-сайт — отличный ресурс.

Центры и школы

  • Это отличный ресурс для открытия новых возможностей обучения с помощью универсального дизайна для обучения.Здесь есть описания новых исследований, над которыми работает Центр, обучающие инструменты и многое другое.

  • Центров детской дислексии помогли тысячам детей с дислексией получить бесплатное обучение, а сотни учителей получили бесплатное обучение. В настоящее время существует более 50 центров в 13 штатах. Посетите их веб-сайт, чтобы узнать больше о том, что они предлагают.

  • Если вы ищете информацию о независимых школах по всей стране, которые специализируются на обучении студентов с дислексией и нарушениями обучаемости, на нашей странице независимых школ есть десятки для вас.

  • «Чтение, письмо и орфография» — это центр дислексии, расположенный в Калифорнии. Они используют подход Ортона Гиллингема, чтобы научить студентов с дислексией читать, писать и писать по буквам.

  • Университетский центр развития языка и грамотности предлагает интенсивные меры по изучению языка и грамотности, оценки и консультации для клиентов всех возрастов и со всех концов страны.

Общая информация

  • Этот веб-сайт предоставляет отличную информацию и ресурсы для помощи родителям и специалистам.Целевые области включали внимание, чтение, письмо и математику.

  • Основанный клиническим психологом из Мичигана, страдающим дислексией, и приглашенным участником программы DyslexiaHelp доктором Майклом Райаном, сайт DyslexiaDx.com предназначен для устранения социальных и эмоциональных последствий дислексии, СДВГ и других нарушений обучаемости.

  • Эта группа в Facebook — отличная система поддержки для всех, кто имеет специальное образование и использует устройства или приложения iOS.В группу входят учителя и другие специалисты, которые делятся своими рекомендациями по приложениям или продуктам для тех, кто в них нуждается.

СохранитьСохранить

Филиал в Онтарио Международной ассоциации дислексии

IDA Ontario является филиалом Международной ассоциации дислексии (IDA), головной офис которой находится в Балтиморе. У IDA 47 филиалов в США и Канаде и 47 глобальных партнеров. Он продвигает эффективные подходы к обучению и соответствующие стратегии клинического обучения для дислексиков.Они поддерживают и поощряют междисциплинарные исследования. Они способствуют изучению причин и раннему выявлению дислексии и привержены ответственному и широкому распространению знаний, основанных на исследованиях.

Наши партнерские организации

Расшифровка дислексии Онтарио — это движение на низовом уровне, возглавляемое родителями, которое озабочено ограниченным пониманием дислексии и недостаточным доступом к образовательной идентификации и вмешательствам для детей с дислексией в наших школах по всему Онтарио.Их цель — повысить осведомленность о дислексии, дать семьям возможность поддерживать своих детей, страдающих дислексией, и поделиться передовым опытом по выявлению, лечению и поддержке учащихся с дислексией.

Dyslexia Canada — это некоммерческая корпорация, занимающаяся изменениями для детей с дислексией в Канаде. Их миссия состоит в том, чтобы принять законодательство в каждой канадской провинции, посвященное распознаванию и лечению дислексии в наших государственных школах.

Прочие организации

Чемпионы Манитобы по дислексии работают, чтобы отстаивать дары и поддерживать потребности жителей Манитобы, страдающих дислексией.Они обеспечивают поддержку и признание сильных сторон и проблем семей, живущих с дислексией, а также предоставляют возможности для профессионального развития педагогам.

«Ракеты для чтения» — это инициатива США в области мультимедийной грамотности, предлагающая информацию и ресурсы о том, как маленькие дети учатся читать, почему так много проблем и как заботливые взрослые могут помочь.

Национальный центр повышения грамотности (NCIL) — это партнерство экспертов по грамотности, университетских исследователей и поставщиков технической помощи при финансовой поддержке Министерства образования США.Их миссия состоит в том, чтобы расширить доступ и использовать научно-обоснованные подходы для проверки, выявления и обучения учащихся с ограниченными возможностями, связанными с грамотностью, включая дислексию.

Ассоциация лиц с ограниченными возможностями обучения Онтарио имеет миссию «обеспечить лидерство в пропаганде, исследованиях, образовании и услугах с ограниченными возможностями обучения и способствовать полному участию детей, молодежи и взрослых с ограниченными возможностями обучения в современном обществе».

Канадская ассоциация лиц с ограниченными возможностями обучения предоставляет информацию о нарушениях обучаемости и оказывает поддержку родителям, учителям и специалистам.

LD Online — это дочерняя организация Reading Rockets, которая предоставляет информацию о нарушениях обучаемости и синдроме гиперактивности.

Understanding.org — это группа из 15 некоммерческих организаций США, которые объединили свои усилия для поддержки родителей каждого пятого ребенка с проблемами обучения и внимания, включая дислексию.

CELA (Центр равного доступа к библиотекам) — канадская некоммерческая организация, которая предоставляет книги и другие материалы в доступных форматах, таких как аудио, электронный текст и шрифт Брайля, для людей с ограниченными способностями воспринимать печатную информацию, включая дислексию.Регистрация бесплатна с карточкой публичной библиотеки из библиотеки-члена.

Learning Ally — это некоммерческая организация в США, которая помогает студентам с ограниченными способностями воспринимать печатную информацию и имеет доступ к более чем 80 000 аудиокниг и другим ресурсам по дислексии, включая вебинары. К сожалению, сборник аудиокниг доступен только для жителей США (в соответствии с законом об авторском праве).

Национальный центр лиц с ограниченными возможностями обучения — это американское агентство, чья миссия состоит в том, чтобы «расширять возможности родителей, преобразовывать школы, оказывать влияние на политику и пропаганду, а также помогать молодым людям».Одна из их инициатив — это веб-сайт « Понятно, », цель которого — помочь родителям с детьми, которые борются с проблемами обучения и внимания. Другой — « LD Navigator », руководство по проблемам с обучаемостью для педиатрического профессионального сообщества и родителей.

Академия практиков и преподавателей Ортон-Гиллингем предназначена для поддержания профессиональных и этических стандартов и сертификации учителей в подходе Ортон-Гиллингем (О.Г.).

Образовательный центр Нойхаус (Хьюстон, Техас) — некоммерческая организация, деятельность которой направлена ​​на содействие успехам в чтении. Они разработали учебные программы на основе Orton-Gillingham и принимают активное участие в профессиональном развитии (внутри компании и в Интернете).

Йельский центр дислексии и творчества — это исследовательский центр и источник информации для родителей, педагогов и профессионалов. Он был основан доктором Салли Шайвиц и доктором Беннеттом Шайвицем, ведущими исследователями и сторонниками работы с дислексией.Уникальная страница на их веб-сайте предоставляет библиографическую информацию о многих успешных людях, страдающих дислексией.

Мичиганский университет «DyslexiaHelps» — источник информации для родителей, преподавателей и специалистов. В нем есть полезная информация о вспомогательных технологиях и ежемесячный блог.

Dyslexia International в партнерстве с ЮНЕСКО ориентирована на защиту интересов, создание сетей учителей, бесплатное обучение классных учителей по всему миру и бесплатные ресурсы для учителей.

США с ограниченными возможностями обучения является дочерней организацией Канадской ассоциации лиц с ограниченными возможностями обучения, предоставляющей информацию и поддержку родителям и специалистам.

Ассоциация педагогических терапевтов устанавливает стандарты профессиональной практики педагогической терапии. Педагогические терапевты предлагают широкий спектр индивидуальных образовательных мероприятий для детей и взрослых с ограниченными возможностями обучения и другими проблемами в обучении.

Dyslexia Foundation — это некоммерческая организация, основанная в 1989 году для выявления детей с дислексией и оказания им помощи — для достижения более высокого уровня обучения с помощью специализированных программ, способствующих лучшему чтению.

сайтов для родителей и учителей — Общество дислексии Коннектикута

Сайты для родителей и учителей, посвященные проблемам с обучением и связанным с ними трудностям в обучении

ВСЕ ВИДЫ РАЗУМОВ: На основе работы доктора Мела Левина. участвует в разработке продуктов, разработке программ и профессиональном обучении, чтобы способствовать пониманию и оптимальному уходу за детьми с различиями в обучении.На этом веб-сайте представлены тематические исследования и соответствующая информация о ресурсах. http://www.allkindsofminds.org/

АССОЦИАЦИЯ ЗАБОЛЕВАНИЙ ВНИМАНИЯ: Информация о расстройствах дефицита внимания для родителей. http://www.add.org

AST / УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ДИЗАЙН ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ: Веб-сайт Центра прикладных специальных технологий. В новом разделе «Универсальный дизайн для обучения» представлены «Стратегии обучения» и «Инструменты обучения», которые предлагают ресурсы, включающие поддерживаемые инструменты обучения и учебное программное обеспечение
с некоторыми универсально разработанными (UD) функциями.Также находится новый национальный Центр по доступу к общеобразовательной программе. http://cast.org

The Awesome Library: Содержит массу информации по всем темам, сгруппированной по темам. http://awesomelibrary.org/special-ed.html

ЦЕНТР РАЗВИТИЯ И ОБУЧЕНИЯ: Ресурсы для улучшения обучения детей, включая полнотекстовые статьи. http://www.cdl.org/

ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА: Ресурс для онлайн-информации о развитии ребенка, воспитании детей, детской психологии, подростках, здоровье, безопасности и ограниченных способностях к обучению
, включая СДВГ и дислексию.http://www.childdevelopmentinfo.com/

ДЕТИ И ВЗРОСЛЫЕ С ДЕФИЦИТАМИ ВНИМАНИЯ (CHADD):
Издает информационный бюллетень и журнал, проводит ежегодные национальные конференции. Местные отделения проводят регулярные встречи, обеспечивая поддержку и информацию. http://www.chadd.org/

ЗАКРЫВАЯ ПРОБЕЛ: (Компьютерные технологии в специальном образовании и реабилитации:
Всемирно признанный источник информации об использовании технологий, связанных с микрокомпьютерами, исключительными людьми и для них.Издает информационный бюллетень, справочник ресурсов и каждую осень проводит ежегодные международные конференции в Миннеаполисе, Миннесота. http://www.closingthegap.com СОВЕТ ДЛЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ДЕТЕЙ: Членская организация, в состав которой входят 17 специализированных отделений, включая Отдел по проблемам обучаемости. Издает информационный бюллетень, журнал и проводит ежегодные конференции. На веб-сайте ЦИК есть раздел «Только для членов», который включает «обмен уроками и обмен». http://www.cec.sped.org/

СОВЕТ ПО ИНВАЛИДАМ ОБУЧЕНИЯ: Профессиональная группа для родителей и специалистов.Предоставляет информационные бюллетени об ограничениях в обучении на веб-сайте, информацию о конференциях и ссылки на другие веб-сайты, посвященные LD. http://www.cldinternational.org

ОТДЕЛЕНИЕ ПО ИНВАЛИДИЯМ ОБУЧЕНИЯ: Крупнейшая международная профессиональная организация для учителей детей с нарушениями обучаемости. Включает исследовательскую информацию, уроки, журнальные статьи о нарушениях обучаемости. http://www.teachingld.org

EAROBICS: Производитель программного обеспечения для развития фонологической осведомленности.Сайт предлагает «Экран риска чтения» для родителей и базу данных с возможностью поиска специалистов в области речевого языка, аудиологов, специалистов по чтению и обучению. Информация об образовании людей с ограниченными возможностями, а также одаренных. «Что говорят исследования?» раздел плюс информационные бюллетени об инвалидности. http://ericec.org/index.html

СЕТЬ СЕМЕЙНОГО ОБРАЗОВАНИЯ: Общий сайт для родителей, которые ищут советы о том, как помочь своим детям учиться.Статьи и дискуссионные группы охватывают такие области, как специальное образование, домашнее обучение и отношения между школой и родителями. «Спросите эксперта» по LD / ADHD (это я!). Бесплатная рассылка для родителей / учителей. Www.familyeducation.com

Hello Friends / Enis Cosby Foundation Основан семьей в память об Энисе Косби. фундамент: «Пусть никому с разным уровнем обучения не будет отказано в радости и полноте учебы на всю жизнь». http://www.hellofriend.org

ИДЕЯ ПРАКТИКА: Распространяет своевременную и точную информацию о Законе об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA) и его положениях.Подпишитесь, чтобы получать их ежемесячную новостную рассылку.
http://www.ideapractices.org

СУНДУК ДЛЯ МГНОВЕННОГО ДОСТУПА СОКРОВИЩА: Руководство для учителей иностранных языков по проблемам обучаемости, включая информацию о вспомогательных технологиях. Преподавание иностранного языка с нарушениями обучаемости

МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ДИСЛЕКСИИ: 42 отделения по всей стране, которые предлагают информационные встречи и группы поддержки. Направления для лиц, ищущих ресурсы; издает журналы и публикации о дислексии и проводит ежегодные национальные и региональные конференции.www.eida.org

ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ ДЛЯ СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ : сайт со списком ресурсов для родителей и специалистов по широкому кругу потребностей в специальном образовании, включая проблемы с обучаемостью. http://www.irsc.org/

РЕСУРСЫ LD: Эксперт по технологиям (и взрослый с дислексией) Мгновенный обзор программного и аппаратного обеспечения для людей с ограниченными возможностями обучения Ричарда Вандермана, а также всего остального, что у него разум. http://www.ldresources.com/

АССОЦИАЦИЯ ИНВАЛИДОВ ОБУЧЕНИЯ АМЕРИКИ Национальная некоммерческая членская организация с отделениями в штатах и ​​на местах, которая проводит ежегодные конференции и предлагает информацию и различные публикации для родителей и специалистов.http://www.ldaamerica.org

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИНВАЛИДОВ ОБУЧЕНИЯ: Общая информация о ld; Исследуйте новости с помощью эффективных стратегий и инструкций; « Жизнь с LD» специальный раздел для подростков и взрослых; ссылка «Найти помощь», чтобы найти местные и национальные программы и услуги. http://www.ncld.org

НЕВЕРБАЛЬНЫЕ ИНВАЛИДНОСТИ ОБУЧЕНИЯ : Информационный ресурс для родителей и учителей о невербальных нарушениях обучаемости.http://www.nldline.com

PRO-ED JOURNALS : Интернет-доступ к широкому спектру журналов по обычному, специальному и коррекционному образованию (например, Journal of Learning Disabilities, Intervention in School and Clinic, The Journal of Специальное образование, лечебное и специальное образование и темы специального образования для детей младшего возраста). http://www.proedinc.com

СОВЕТЫ ПО РЕСУРСНОЙ КОМНАТЕ: Веб-сайт со ссылками и ресурсами для учителей детей с ограниченными возможностями обучения, включая стратегии чтения, математики, понимания и одаренных LD.http://www.resourceroom.net/

SCHWAB ФОНД ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ: Информация и рекомендации для родителей детей с ограниченными возможностями обучения, а также информация для педагогов. http://www.schwablearning.org

SMART KIDS WITH LD: Статьи, ресурсы для родителей, связанные с опубликованным информационным бюллетенем. www.smartkidswithLD.org

WRIGHTSLAW : Веб-сайт Питера и Пэм Райт, предлагающий самую свежую информацию о защите интересов детей с ограниченными возможностями.Подпишитесь на БЕСПЛАТНУЮ рассылку новостей. http://wrightslaw.com

Ресурсы для инвалидов

ADD / ADHD:

Дети и взрослые с синдромом дефицита внимания / гиперактивности (CHADD) http://www.chadd.org/
National Ассоциация синдрома дефицита внимания http://www.add.org/

Apraxia:

Apraxia Kids http://www.apraxia-kids.org/

Дислексия:

Коннектикутское отделение Международной ассоциации дислексии (КОННБИДА) http: // www.connbida.org
Международная ассоциация дислексии http://www.interdys.org/
Академия практиков и преподавателей Ортон-Гиллингем http://www.ortonacademy.org/
Записи для слепых и страдающих дислексией http : //www.rfbd.org/
Подростки помогают подросткам http://www.ldteens.org/

Невербальные нарушения обучаемости:

Линия NLD http://www.nldline.com/
Ассоциация инвалидов с невербальным обучением: http: // www.nlda.org/

Ресурсы Коннектикута

Ассоциация детей с ограниченными возможностями обучения Коннектикута (CACLD) http://www.cacld.org Веб-страница этой региональной группы по защите интересов, созданной в 1963 году, охватывает вопросы защиты, законы и другие источники.

LDA Connecticut: http://www.ldact.org Ассоциация обучающихся в Коннектикуте — это некоммерческая организация родителей, специалистов и лиц с ограниченными возможностями обучения.Мы стремимся способствовать лучшему пониманию проблем с обучаемостью, обеспечивать соответствующие возможности для образования и трудоустройства для детей и взрослых с ограниченными возможностями обучения и улучшать качество жизни этого населения.

Ресурсный центр специального образования (SERC) http://www.serc.rh.edu Расположенный в Мидлтауне, штат Коннектикут, Ресурсный центр специального образования был создан Государственным департаментом образования в качестве централизованного ресурса для профессионалов. , семьи и члены сообщества в отношении раннего вмешательства, специального образования и услуг для учеников, а также перехода к взрослой жизни для людей с особыми потребностями.

Ассоциация прав человека Западного Коннектикута WeCAHR)
http://www.wecahr.org/ WeCHAR защищает права человека и гражданские права людей с ограниченными возможностями посредством информационно-пропагандистских и образовательных программ.

Ресурсы для семей и студентов

Это ресурсы, которые родители / опекуны сочтут полезными для изучения того, что такое дислексия и как лучше всего поддержать своего ребенка (детей), у которого может быть дислексия. Некоторые ресурсы помогают учащимся создать базу знаний и повысить свою самоадвокацию.

Руководство по выявлению детей с нарушениями обучаемости, 2010 г.

Узнать больше

В этом документе представлена ​​подробная информация о пересмотренных критериях отбора для учащихся с особыми трудностями в обучении, которые являются более точными и согласуются с текущими научными данными, а также с соответствующими результатами исследований и ключевыми проблемами в применении рекомендаций.


Руководство для родителей по специальному образованию в Коннектикуте (2007)

Узнать больше

В этом документе содержится информация для родителей, опекунов и других членов семьи о законах, постановлениях и политике, влияющих на программы и услуги специального образования.Эти меры защиты, права и возможности наилучшим образом помогут учащимся с ограниченными возможностями полностью раскрыть свой потенциал, когда родители, семьи и школы работают совместно. Установление высоких ожиданий в отношении студентов и высокие стандарты программ предоставят самые большие возможности для успешной взрослой жизни.


Bestcolleges

http://www.bestcolleges.com/resources/disabled-students/

Ресурсы, чтобы помочь студентам с SLD, SLD / дислексией и другими ограниченными возможностями найти кампусы, оборудованные офисами и услугами, которые обеспечивают доступность, условия проживания и вспомогательные технологии.


Книжная лотерея

https://www.bookshare.org/cms/

Доступная и обширная онлайн-библиотека, спонсируемая Министерством образования США для учащихся с ограниченными способностями воспринимать печатную информацию, включая SLD / дислексию.


Яркие решения для лечения дислексии

http://www.dys-add.com/

Интернет-ресурсы для семей с детьми с SLD / дислексией, включая видео и вебинары, а также информацию о системе Barton Reading and Spelling.


Контрольный список общих признаков дислексии у детей раннего возраста и родителей Пакет

Узнать больше

Контрольный список, который должны составлять врачи, практикующие медсестры, фельдшеры и медсестры при проверках здоровья ребенка и при приемах, на которых родители обеспокоены проблемами академической успеваемости. Родительский пакет включает информацию и ресурсы о дислексии.


Детский центр дислексии, Inc.

http: // childrensdyslexiacenters.org /

Благотворительная организация по Шотландскому обряду, которая предоставляет информацию о SLD / дислексии и бесплатном дополнительном обучении для детей от начальной до средней школы, у которых была выявлена ​​эта инвалидность.


Центр защиты интересов родителей Коннектикута

http://www.cpacinc.org/

Некоммерческая организация в масштабе штата, которая предлагает информацию и поддержку семьям детей с инвалидностью или хроническими заболеваниями.


Совет родительских поверенных и адвокатов, Inc.

http://www.copaa.org/

Независимая некоммерческая сеть адвокатов, адвокатов, родителей и специалистов в области образования, которые поддерживают законные права студентов с ограниченными возможностями и их семей.


Расшифровка дислексии — CT

http://www.decodingdyslexiact.org/

Группа по защите интересов Коннектикута, которая повышает осведомленность о дислексии, давая семьям возможность поддерживать своих детей и информируя политиков о передовых методах выявления, исправления и поддержки учащихся с SLD / дислексией в государственных школах.


Помощь при дислексии

http://dyslexiahelp.umich.edu/tools

Поддержка вспомогательных технологий, разработанных Мичиганским университетом, включая программное обеспечение и приложения, для студентов с ограниченными возможностями обучения и SLD / дислексией.


Дислексическое преимущество

Dyslexia | Dyslexic Advantage

Статьи, подкасты, видео и блоги, в которых подчеркиваются сильные стороны и творческий потенциал студентов с SLD / дислексией (членский взнос требуется для доступа к некоторым ресурсам).


Общество дислексии Коннектикута

http://www.dyslexiasocietyct.org/

Информационные ресурсы по оценке и обучению студентов с SLD / дислексией.


Дислексивиль

https://dyslexiaville.com/

Мультимедийные ресурсы, посвященные сильным сторонам и проблемам обучения учащихся с SLD / дислексией и проблемами с вниманием.


Принятие дислексии

http: // охват дислексии.com /

Онлайн-видео, доступное на английском и испанском языках, которое предлагает информацию о SLD / дислексии и фиксирует трудности, с которыми сталкиваются дети и семьи.


Информационный бюллетень о новом законодательстве штата о дислексии

Узнать больше

Информационный бюллетень о новом законодательстве штата о дислексии


Друзья Куинна: ​​жить с различиями в обучении

http://www.friendsofquinn.com/videos

Интернет-сообщество, которое предоставляет ресурсы, видео и поддержку молодым людям, у которых есть различия в обучении, и их семьям.


Приготовьтесь читать

http://www.friendsofquinn.com/videos

Ресурсы и информация, предназначенные для поддержки педагогов и родителей маленьких детей в развитии навыков ранней грамотности в годы, предшествующие детскому саду.


GoodCall

The Fully Accessible Guide to Paying for College for Students with Disabilities

Руководство для потребителей по оплате обучения в колледже для студентов с ограниченными возможностями, включая информацию о стипендиях.


Справочник IDA по дислексии: что должна знать каждая семья

Узнать больше

Справочник IDA предоставляет необходимую информацию об определении дислексии, характеристиках дислексии, соответствующих инструментах оценки, вмешательствах, основанных на фактических данных, и предложениях по управлению учебным процессом дислексии.


Международная ассоциация дислексии

https://dyslexiaida.org/

Обеспечивает доступ к информации о передовой практике структурированного обучения грамоте и информационным бюллетеням по SLD / дислексии, ответам на часто задаваемые вопросы и историям успеха учащихся.


Обучающийся союзник

https://www.learningally.org/

Некоммерческая организация, которая поддерживает студентов с ограниченными способностями воспринимать печатную информацию, включая SLD / дислексию, путем продвижения использования доступных и эффективных технологий и решений вспомогательных технологий. Learning Ally также поддерживает инициативу 1in5, онлайн-сообщество, где учащиеся с SLD и SLD / дислексией могут делиться своими историями через YouTube и блоги. http://explore1in5.org/


Американская ассоциация лиц с ограниченными возможностями обучения

https: // ldaamerica.org /

Информация о признаках нарушения обучаемости и связанных состояниях, включая действия, которые необходимо предпринять при сотрудничестве со школьной командой.


Учебный дом

http://www.learninghouse-ct.com/

Центр, аккредитованный Академией практиков и преподавателей Ортон-Гиллингема (AOGPE), который предоставляет услуги по оценке и наставничеству для детей и взрослых с SLD / дислексией, а также консультации и подготовку учителей в школах.


Грамотность Как

http: // www.literacyhow.com/

Предоставляет ресурсы по SLD / дислексии и поддержку для родителей, включая независимую оценку чтения, а также возможности профессионального обучения и коучинг для учителей и администраторов


Грамотная нация

http://literatenation.org/

Организация по обучению грамоте, которая собирает и распространяет информацию и инструменты для родителей, учителей и политиков, заинтересованных в решениях по повышению грамотности для детей, включая учащихся с SLD / дислексией.


Национальный центр обучаемости

http://www.ncld.org/

Предоставляет родителям и молодым людям информацию и ресурсы о нарушениях обучения и внимания, включая SLD / дислексию.


Национальное общественное радио (NPR) «Разблокировка серии о дислексии»

http://www.npr.org/series/503544816/unlocking-dyslexia

В серии из пяти частей

NPR, посвященной SLD / дислексии, исследуется, что это такое, как оно влияет на обучение и как родители могут поддержать своих детей.


Читайте, чтобы расти

http://readtogrow.org/

Помогает семьям Коннектикута осознать критическую роль грамотности в раннем детстве и дает им возможность играть активную роль в развитии навыков чтения у своих детей.


Ракеты для чтения

http: //www.readingrockets

Национальный образовательный проект, цель которого — предоставить информацию о том, как маленькие дети учатся читать, почему так много проблем и как заботливые взрослые могут помочь.


Умные дети с нарушениями обучаемости

http://www.smartkidswithld.org/

Некоммерческая организация, занимающаяся расширением прав и возможностей родителей детей с нарушениями обучаемости (LD), включая SLD / дислексию и синдром дефицита внимания (ADHD).


Набор инструментов для лечения дислексии, важный ресурс, предоставляемый Национальным центром обучаемости

Узнать больше

Ресурс для помощи педагогам и семьям в поддержке студентов с дислексией.


Фонд Эмили Холл Тремейн

https://www.tremainefoundation.org/resources4.html

Некоммерческая организация, которая поддерживает детей с SLD и их семьи с помощью ресурсов Don’t Dys Our Kids, включая подробный отчет и план действий.


LD Navigator

http://ldnavigator.ncld.org/

Подробное руководство по SLD для родителей и педиатров.


Сила дислексии

http: // thepowerofdyslexia.com / dyslexia-video /

Информационные ресурсы для семей и студентов, включая видео об известных и состоявшихся людях, которые боролись с SLD / дислексией.


Йельский центр дислексии и творчества

http://dyslexia.yale.edu/

Исчерпывающая информация для родителей и специалистов о нарушениях чтения, включая признаки SLD / дислексии, о том, что могут делать родители, и об историях успеха учащихся.


Понятно

https: // www.понял.org/en

Интернет-ресурс, поддерживаемый некоммерческими организациями, которые сотрудничают, чтобы предоставить родителям исчерпывающие ресурсы, чтобы помочь детям, борющимся с проблемами обучения и внимания; включает истории успеха SLD / дислексии.


Закон о Райтах

http://wrightslaw.com/

Точная и надежная информация для родителей о законе о специальном образовании и защите интересов детей с ограниченными возможностями.

5 лучших ресурсов Колорадо для детей с дислексией

Автор: Кортни Толински, к.Д., ЛП, НМТП

Как психолог, один из моих наиболее часто задаваемых вопросов родителей касается местных ресурсов. Хотя родители часто ценят возможность узнать о сильных сторонах своего ребенка как ученика, они хотят знать, куда лучше всего водить ребенка, чтобы помочь ему улучшить свое чтение. Хотя нам повезло, что у нас есть удивительные местные ресурсы в районе Колорадо, бывает сложно понять, какие из них стоят вашего времени. Вот мои пять лучших местных рекомендаций для детей с дислексией:

  1. Rocky Mountain Branch Международной ассоциации дислексии (www.idarmb.org). Международная ассоциация дислексии — прекрасный ресурс, который поможет вам найти поддержку на местном и национальном уровнях. На местном сайте Rocky Mountain Branch вы можете загрузить список проверенных провайдеров, в том числе репетиторов по чтению, терапию, психообразовательные тесты и специализированные школы для детей с дислексией, а также информацию о предстоящих мероприятиях для родителей и детей.
  2. EXL Learning (www.exllearning.com). Если вам нужна помощь в репетиторстве, чтобы помочь вашему ребенку улучшить свои навыки чтения, ознакомьтесь с eXL Learning.Они предлагают круглогодичную академическую поддержку по чтению, письму и математике, а также коучинг руководящих навыков, чтобы помочь улучшить учебу и организационные навыки. Если репетиторство в течение учебного года кажется неуправляемым, я бы порекомендовал проверить их летние лагеря, в которых используется доказанный метод Ортона-Гиллингема, чтобы помочь обучить читателей, испытывающих трудности.
  3. CO KID (www.Cokid.org): Colorado Kid — местная родительская организация, которая помогает обеспечивать поддержку и защиту родителей ребенка с дислексией.У них есть местные отделения по всему Колорадо, которые стоит изучить.
  4. Havern School (www.havernschool.org): Havern School — это специализированная школа для детей K-8 с нарушением обучаемости в Литтлтоне. Хаверн предлагает низкое соотношение учеников и учителей (4: 1) по всем основным учебным предметам и терапевтическую поддержку речи, моторики и социальных навыков. Все учителя Хаверна хорошо обучены методу Ортона-Гиллингема, который представляет собой мультисенсорное, основанное на фактах вмешательство для детей, которое доказало свою эффективность для детей с дислексией.Для получения дополнительной информации о Havern свяжитесь с приемной комиссией здесь.

Learning Ally (www.learningally.org): Хотя Learning Ally является национальным ресурсом, многие местные школьные округа предлагают бесплатные учетные записи через платную службу, чтобы предложить детям с дислексией доступ к аудиокнигам. Прослушивание книг на магнитофон — отличный способ для детей с дислексией заниматься чтением, так как это помогает улучшить понимание прочитанного. Обратитесь в школу, где учится ваш ребенок, и узнайте, доступен ли им Learning Ally.

Кортни Толински, Ph.D., LP, НМТП

Доктор Кортни Толински — клинический и педагогический психолог и директор Центра оценки обучения. Она получила степень бакалавра психологии в Мичиганском университете в Анн-Арборе, а также степень магистра гуманитарных наук в области школьной и общественной психологии и степень доктора педагогической психологии в Государственном университете Уэйна в Детройте, штат Мичиган. Кортни работает с детьми и семьями в качестве клинического и школьного психолога в течение последних десяти лет.Она работала с детьми, подростками и молодыми людьми в возрасте от 2 до 25 лет в различных учреждениях, включая школы, амбулаторные психиатрические клиники и психиатрические больницы. Она является национально сертифицированным школьным психологом и активным членом Национальной ассоциации школьных психологов, а также Общества школьных психологов Колорадо.

На пути к пониманию дислексии: как родители могут помочь

На недавнем собрании родительской группы в DAS мы обсудили способы помочь вашему ребенку добиться успеха с дислексией.Некоторые из приведенных советов воспроизводятся в статье ниже.

Дети с дислексией — самая большая группа детей с особыми образовательными потребностями в обычных школах. У них есть нарушение в одной или нескольких областях обучения, обычно при обучении чтению, но у них могут быть проблемы с письмом, правописанием, речью и языком, математикой, координацией, скоростью, написанием эссе, памятью, низкой самооценкой. , а у некоторых будет синдром дефицита внимания (СДВГ) и проблемы с социальными навыками, которые выходят далеко за рамки чтения!

Их проблемы могут быть неправильно поняты — и родители, и учителя могут думать, что они ленивы и просто не пытаются! Но дислексия также имеет генетическое происхождение: вероятность дислексии составляет около 50%, если у вас есть родители, страдающие дислексией.Это означает, что некоторые родители сами столкнутся с трудностями, и им будет особенно трудно помочь своим детям.

Мэтью был умным, умным и общительным мальчиком, у которого были удивительные трудности в освоении чтения, письма и правописания. Когда он пошел в школу, он был общительным и заинтересованным, но со временем, когда ему стало трудно идти в ногу со своими сверстниками, он начал беспокоиться и замкнуться, и даже перестал говорить. Сначала его учителя думали, что он может быть ленивым или что он просто обычный мальчик, который не очень заинтересован в учебе.Но вскоре стало ясно, что у Мэтью есть особые различия в обучении, и ему потребуется помощь, чтобы овладеть грамотностью и реализовать свой потенциал. Кажется вероятным, что профиль Мэтью был описан как классический дислексик.

  • У многих хороший язык, но тонкие вербальные и языковые проблемы
  • Сложность выполнения инструкций — попросите их подняться наверх, почистить зубы и надеть обувь, и они запутаются.
  • У некоторых может быть плохой язык, как понимание, так и способность к производству
  • У многих будут проблемы с прослушиванием
  • Этому может помочь логопед
  • У некоторых (но не у всех) будут проблемы с визуальной обработкой, влияющие на чтение
  • У большинства будут проблемы с кратковременной или рабочей памятью и последовательностью
  • У многих будут проблемы с моторикой

Они приводят к проблемам в раннем обучении, в том числе:

  • Обозначение букв и цифр
  • Определение букв (графем) и связывание их со звуками (фонемами)
  • Разбиение слов на звуки для чтения
  • Определение правильных звуков для написания
  • Проблемы со знанием слов и алфавитов
  • Скорость создания языка — отображается в таких задачах, как быстрое присвоение имен

У большинства будут проблемы с написанием и формированием букв, в том числе излишнее вычеркивание или стирание, а также неправильный и неряшливый почерк

У некоторых будут проблемы с вниманием, устойчивой концентрацией, вниманием и настойчивостью при выполнении задач.Это может быть связано с тем, что им трудна работа, или потому, что у них есть особая проблема с вниманием. Они могут производить недостаточный объем работы.

  • Проблемы с чтением, письмом и правописанием
  • Медленное завершение работы
  • Кажется, совершает небрежные ошибки
  • Кажется, однажды что-то узнает, а потом забывает!
  • Кажется, не слушаю
  • Может быть неорганизованным и неопрятным
  • Заменить для спортзала
  • Май мечтайте, или шутите!
  • У большинства детей проблемы более чем в одной сфере

Сложности могут удивить! Это могут быть дети с энциклопедическими знаниями в интересующей сфере! Они часто обладают сильными словесными навыками и могут быть творческими и артистичными.Они могут быть особенно хороши в сопоставлении с образцом и невербальными рассуждениями и способны видеть «большую картину». Они могут дать правильный ответ, но не знать, как они к этому пришли! Это особенно важно для математики и естественных наук.

Вашему ребенку может быть назначен скрининговый тест, который покажет, подвержен ли он риску дислексии. Затем может быть рекомендована формальная оценка со стороны педагогического психолога, при этом также может быть задействован логопед или эрготерапевт.

Это проверяет вербальную и невербальную обработку, память и скорость обработки. Дети с дислексией могут демонстрировать вербальные сильные и слабые стороны памяти и скорости обработки информации. Они также могут пройти аттестацию на основе учебной программы со стороны учителя-специалиста.

Родители должны будут предоставить доказательства ранних языковых и моторных вех, факторов семейного анамнеза или проблем с родами. Также важно предоставить информацию о поведении дома и любом связанном с этим стрессе и тревоге. Родители играют важную роль в том, чтобы помочь ребенку понять, что ярлык дислексии — это не стигма, а различие в обработке и объяснение их сильных и слабых сторон.

Одним из ключевых аспектов защиты детей из группы риска дислексии или отставания является хорошее знание словарного запаса. Это может помочь детям научиться читать, поэтому поговорите со своим ребенком и побудите его развивать свои интересы. Читайте сказки своему ребенку в любом возрасте. Регулярно поддерживайте связь со школой по поводу успеваемости вашего ребенка и информируйте их, например, о том, сколько времени вашему ребенку потребовалось для выполнения домашних заданий. Постарайтесь сделать так, чтобы у вашего ребенка было тихое место, где он может делать домашнее задание, и убедитесь, что оно выполнено и сдано.Наибольшую пользу вашему ребенку принесет конкретное структурированное вмешательство, например, предоставленное DAS.

Для родителей и детей важно осознать, что можно добиться успеха с дислексией — вспомните множество примеров знаменитостей, которые изо всех сил пытались преодолеть дислексию. Постарайтесь убедиться, что ваш ребенок сохраняет самооценку, это так важно для успеха на всех уровнях. Мой сын Мэтью теперь имеет 2,1 балла по политике в хорошем британском университете и представил нашему принцу Чарльзу по экологическим вопросам — неплохо для мальчика, который так сильно заикался, что сбежал с презентаций во время учебы в университете и его нужно было загипнотизировать, чтобы справиться. со стрессом!

Дополнительная информация

Книги и статьи
Гэвин Рид, (2011) Дислексия: полное руководство для родителей и тех, кто им помогает.Уайли Блэквелл
Николсон Р. И. и Фосетт А. Дж. (2008). Дислексия, обучение и мозг. Пресса MIT.
Отборочные тесты
Тесты DEST-2 (2004) и DST-J опубликованы Pearson Education.

Об авторе:
Анджела Фосетт
Консультант по исследованиям
Заслуженный профессор, Университет Суонси, Великобритания
Узнайте больше об Анжеле


Эта статья была впервые опубликована в FACETS

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *