Взаимоотношения

Взаимоотношения родители и взрослые дети: Родители и взрослые дети: как выстроить гармоничные отношения

Содержание

Родители и взрослые дети — Психологос

Фильм «Война и мир»

Фильм «Базовый тренинг: открытие новых возможностей. Занятие проводит проф. Н.И. Козлов»

Мини-консультация «Хочу наладить отношения с родителями».
скачать видео

В соответствии с законодательством ребенок, став совершеннолетним, приобрел права самостоятельного гражданина. Это значит, что раньше дети были обязаны слушаться родителей, теперь — не обязаны. Могут послушаться, а могут и нет: их право. С другой стороны, дети (а нередко и родители) как-то не понимают, что по достижении совершеннолетия с родителей снимается обязанность содержать этих своих детей. Стали взрослые — содержите себя сами…

Дети вырастают и становятся взрослыми, но не всегда вырастают и взрослеют отношения между родителями и детьми. Порой родители продолжают относиться к выросшим детям с привычной позиции воспитателя, и не хотят видеть в них уже сложившихся людей. Да и сами дети не всегда воспринимают своих родителей на уровне взрослого человека. Все это нередко порождает напряженность в отношениях между близкими людьми.

Должны ли взрослые дети следовать родительским заветам? Вопрос не простой. Если родители мудрые, если таковы считают их и дети, и окружающие, то дети будут слушаться их всегда. Однако иногда родителям мудрость изменяет. Бывают ситуации, когда родители уже не правы, и тогда их дети, как вполне взрослые и ответственные люди, могут и должны принимать полностью самостоятельные решения.

Как взрослым детям налаживать отношения со своими родителями? Если вы хотите наладить отношения со своими родителями, то учтите ряд важных моментов:

  • Помните, что люди в возрасте вообще менее склонны к каким-либо изменениям, поэтому для налаживания отношений потребуется время. При этом все новшества должны привноситься понемногу, постепенно.
  • Обычно родители считают себя более авторитетными по сравнению со своими детьми. Поэтому, налаживая отношения, всегда относитесь к ним уважительно, меньше утверждайте, больше спрашивайте и думайте над их словами. Делайте им предложения, но не учите жизни.
  • Если родители не склонны выслушивать и серьезно относится к вашим словам, то для донесения своих мыслей стоит воспользоваться таким способом, как написание письма. К написанному в письме родители отнесутся гораздо внимательнее, и ваши слова, скорее всего, будут услышаны.
  • Мало вести душеспасительные беседы о налаживании семейных отношений и ждать изменений со стороны родителей. Важно самому создавать радость и теплоту отношений на уровне простых повседневных забот: целовать и хвалить маму, вовлекать в общие дела папу, быть солнышком и центром семейной активности.
  • Помните: «С родителями не воюют». Если вы совсем не согласны с родителями, поблагодарите их и далее не спорьте: прекращайте пользоваться их помощью и начинайте жить полностью самостоятельно.

А когда-то приходит время, когда дети становятся совсем взрослыми людьми, а наши родители становятся совсем как дети. И тогда нам нужно уже о них заботиться.

Как грамотно сказать взрослому сыну, что я выхожу замуж?

Сын, у меня к тебе просьба. Вопрос для меня важный. Я хочу жить с Алексеем, я хочу, чтобы он стал моим мужем, хочу выйти за него замуж. Пока, кажется, у нас все хорошо, но что будет на самом деле в жизни, сказать не может никто. Мы с ним обсуждали вопросник Семейного договора, кажется по большинству вопросов у нас схожие взгляды, тем не менее я очень тревожусь, что будет. У меня к тебе просьба — поддержи меня. Помоги мне. Если ты сумеешь наладить с Алексеем нормальные отношения, мне будет гораздо спокойнее, потому что не дай бог у вас с Алексеем не сложатся отношения, тогда мне только вешаться. Я не хочу оставаться одна, а без твоей помощи мне будет трудно. Как ты считаешь, мы с тобой вместе — справимся?

Психология, родители и взрослые дети — Реальное время

Родители против детей. Вечный бой вокруг традиционных семейных ценностей

В статье, написанной для «Реального времени», психолог и психоаналитик Анастасия Рубцова демонстрирует, как попытки опекать взрослого человека неизбежно превращаются в акт агрессии и только вредят ему.

Совы иногда не то, чем кажутся.

У меня есть подруга, а у подруги есть работа, одновременно любимая и хорошо оплачиваемая, что, как мы знаем, редкое и счастливое совпадение. Еще у нее есть дочь-подросток и любовник-испанец с ресницами до ушей. Еще она занимается йогой, гоняет на мотобайке и где-то бесконечно путешествует. С любовником, без любовника, с друзьями, с дочерью.

Я, допустим, не большой любитель путешествий и испанцев, но иногда ей завидую даже я. Потому что к каким-то проблемам она относится преступно легко, уборку и покупку еды — вещи для многих невероятно интимные — легко передоверяет помощнице по дому, а сама может уехать на весь день на какую-нибудь дружественную дачу и читать там книгу.

Но у подруги есть родители. Так вот, родители сообщают ей, что:

— Она эгоистка.

— Она эгоистка, потому что не хочет снова выйти замуж.

— Она эгоистка, потому что больше не хочет детей.

— Она ошибается, считая, что работа ее прокормит. Это неправильно. Кормить женщину должен муж.

— Она ошибается, полагая, что не хочет замуж. На самом деле она хочет, должна хотеть. Потому что скоро она станет старой, дряхлой и никому не нужной, тогда уже и хотеть будет бесполезно (с точки зрения логики это абсолютно бредовая конструкция, где первоначальный тезис ложный, а все остальное — даже не следствия из него, а нагромождение абсурда).

Фото gra-al.ru

— Она ошибается, считая, что не хочет больше детей. Должна хотеть. Дети — счастье. Все дело в том, что она, во-первых, не понимает, что скоро останется одна (смотри предыдущий пункт), во-вторых, эгоистка (смотри первый пункт), в-третьих, просто глупа, а свои дипломы пусть засунет себе туда, откуда она не хочет рожать детей.

— Она ошибается, считая, что ей сейчас хорошо. На самом деле ей нехорошо. На самом деле ее жизнь катится в бездну, набирая обороты, а ведь они ее предупреждали!

Дальше все возвращается к первому пункту, хорошенько взбалтывается и повторяется. До бесконечности.

Надо ли говорить, что подруга в такие моменты очень страдает.

И особенно страдает потому, что оказывается в воронке раздирающего ее конфликта. С одной стороны, родителей она любит, они объективно сделали ей немало хорошего. С другой стороны, поведение родителей выглядит как агрессия, пахнет как агрессия, вообще говоря, оно и является агрессией. Когда нас мучают те, кто любит, это сильно связывает нам руки, даже если очень хочется дать им в нос. С третьей стороны, понятно, что идеи родителей, вместе и по отдельности, не выдерживают проверки реальностью, опытом и здравым смыслом.

Как и все шаткое сооружение «традиционных семейных ценностей», которое трещит по швам, и из которого то тут, то там лезут клочья ваты и ослиные уши.

У подруги, честно говоря, и опыта гораздо больше — опыта впечатлений, событий, опыта отношений, в конце концов, сексуального — чем было и будет у родителей.

Зачем, спрашивает подруга в отчаянии, зачем они так?..

Почему они не желают порадоваться, черт возьми, за меня?..

Фото medgenesis.ru

Тут можно попробовать — это почти всегда помогает — отделить то, что родители говорят, от того, что они чувствуют.

Самая большая ловушка — цепляться за формальный смысл слов и претензий. Доказывать, что слово «эгоизм» не имеет ничего общего с тем, как родители его понимают. Что эгоизм и дети никак не связаны. Что работа надежнее мужчины. И так далее. Спорить с бредовыми конструкциями всегда очень сложно, иной шизофреник в клинике всех врачей переспорит. Браться за это следует, только если у вас десяток запасных жизней или вы блестящий адвокат-полемист (с десятком запасных жизней).

Если нет, то смыслы можно отодвинуть в сторонку, а прислушаться к чувствам.

Правда чувств состоит в том, что родители в ярости и страшно напуганы. Потому что из их рук ускользает контроль (в этом месте у многих есть соблазн обвинить родителей и не идти дальше). Родители, между тем, отнюдь не чудовища. Просто мы завязаны в единую систему с близкими людьми, будь то родители, дети или партнеры. В системе все части взаимозависимы, все до какой-то степени друг в друга прорастают и используют другого как подпорку. И это нормально.

Но ребенок, вырастая, отделяется от родительской системы, и это тоже нормально. Это называется сепарация, про нее все знают и слышали, и проходит она с большей или меньшей кровью. Некоторые системы сопротивляются этому особенно яростно, потому что, например, они очень хрупкие и черт знает на чем держатся, любой кирпичик убери — страшно! Некоторые зубами вцепляются в подрастающих детей именно потому, что дети — та главная подпорка, на которой система построена. Без них все теряет смысл, как завод по производству подков без лошадей. И дать детям право идти своей дорогой — это не вопрос великодушия родительского, а вопрос, извините, буквально выживания.

Да просто представьте, вот есть у вас нога. Вы с утра проснулись, а она парализована и ходить отказывается. Как минимум вы страшно испугаетесь. Побежите по врачам. Пойдете на процедуры. Можете даже на операцию решиться. Вы, черт возьми, привязаны к этой ноге! Она ваша нога, ваша неотъемлемая часть! И вы сделаете все, чтобы ее вернуть!

Фото rawanonline.com

Примерно это испытывают родители, чей ребенок, иногда взрослый, иногда даже очень взрослый, наконец отделяется и пытается отползти в кусты. Далеко не все родители реагируют так: некоторые отпускают легко, по необходимости перестраивая отношения «мама — дочь» или «папа — дочь» на «человек — человек». А некоторые, будь их воля, не отпустили бы вообще никогда. И обычно у этих родителей буквально руки тянутся разыграть карту «традиционных семейных ценностей», пусть даже явно во вред ребенку. Почему? Не знаю. Подозреваю, потому, что в «традиционной семье» женщина, накрепко связанная мужем, детьми (особенно маленькими), бытом, огородом, долгами, объективно зависима и уязвима.

Нога на месте, иногда она болит, иногда ноет, но далеко не убежит. Физически и мировоззренчески.

Колоссально трудно сделать над собой усилие, взглянуть на ногу под другим углом и допустить саму мысль, что это НЕ НОГА.

Вот посмотрите сейчас на свою ногу. И оцените масштаб усилий.

Некоторым родителям это вообще никогда не удается. Тогда противостояние затягивается. И в этом противостоянии тоже есть своя выгода для родительской стороны, потому что конфликт — это хоть что-то живое, это еще не разрыв. Лучше уж нагромождение бреда, чем молчание телефона. Лучше наслаждение битвой жизни, чем ходить по руинам в одиночку.

Так что «замуж» — очень часто только ширмочка для тех невидимых миру драм, которые разворачиваются в темной чаще леса.

А совы — про сов вы уже поняли.

Фото novodiagroup.com

Анастасия Рубцова

Они уже давно не дети. Как продолжать дружить со взрослыми детьми?

Некоторые люди думают, что как только дети вырастают, родители им больше ничем не обязаны. Это не совсем так.
Мы хотим рассказать вам, на каких «взрослых» принципах строятся отношения между родителями и их выросшими детьми.

Итак, дорогие родители:

Проявляйте эмпатию

Современный мир устроен так, что эмпатия нередко воспринимается как слабость. Сначала так считают молодые родители, а потом и уже повзрослевшим детям приходят точно такие же идеи. 

Что делать? Забыть о предрассудках! Способность проявлять эмпатию — не только важное умение, но и первая обязанность родителей и детей. Это позволит мамам и папам благотворно выстраивать отношения со своими взрослыми детьми. 

В такой семьи ребёнок не будет закрываться и переживать губительный опыт в одиночку. С любой проблемой (будь то алкоголь, наркотики, психологическая травма, абьюзивные романтические отношения) он придёт в надежде на понимание, отзывчивость, принятие.

Эмпатия — это именно то, что не позволяет людям обесценивать опыт других. И особенно важно не обесценивать чувства собственных детей, сколько бы им ни было лет.

Извиняйтесь

Научитесь искренне извиняться. Извинениями можно назвать особую форму взаимодействия, помогающую сохранить контакт, даже если он висит на волоске.

Каждый человек может сорваться на детях и наговорить им гадостей. Однако пусть они знают: вы всегда готовы принять свою неправоту и извиниться перед ними. Этот положительный опыт в будущем скажется на их романтических отношениях и отношениях с собственными детьми.

Заботьтесь о здоровье

Почему заботиться о собственном здоровье — обязанность родителей? Всё потому, что они — главные защитники своих детей, даже если «малыши» уже давно выросли. Разумеется, жизнь — штука непредсказуемая. Но всегда нужно делать всё, что в наших силах. Например, чаще гулять на свежем воздухе, выполнять простые физические нагрузки, проходить диспансеризацию раз в год, не забывать посещать врачей, стараться питаться правильно и защищать себя от ненужного информационного шума.

Важно заботиться не только о физическом здоровье, но и о моральном. Обязательно укрепляйте силу духа и стрессоустойчивость! Дети растут всю жизнь, а значит, всю жизнь за них придётся волноваться. 

Если вы привыкли хвататься за сердце от любой новости и падать в импровизированные обмороки от любого форс-мажора, то не удивительно, что взрослый ребёнок хочет поберечь ваше психоэмоциональное состояние и молчит обо всём, что с ним происходит. 

Хотите всегда быть в курсе, чем живут ваши выросшие дети, что их интересует и увлекает? Закаляйте нервы и живите по принципу «чему быть — того не миновать».

Делитесь переживаниями

Не только дети могут приходить к мамам и папам, чтобы поплакаться в жилетку. Родителям тоже важно делиться чувствами и переживаниями со взрослыми детьми. Пусть они знают: вы живой человек, подвластный эмоциям, и вы тоже нуждаетесь в утешении, поддержке и совете.

Кроме того, подобная открытость укрепляет внутрисемейную связь и избавляет от проблем с доверием.

Поддерживайте

Желание получить поддержку — это одна из ключевых причин, почему вообще люди строят семью и заводят детей. И действительно каждому из нас было бы приятно всегда иметь рядом надёжное плечо, на которое можно опереться в сложную минуту. 

Но чтобы поддерживали тебя, необходимо и самому уметь поддерживать. Поэтому никогда не скупитесь на похвалу. Простое искреннее «Ты большой молодец!» или «У тебя всё получится!» способно залатать не одну брешь в дыре семейного недопонимания.

Давай

те советы, когда в них нуждаются

Взрослый ребёнок пришёл за советом? Не открещивайтесь. Поговорите и дайте совет, который бы дали самому себе в такой же ситуации. Даже если вы когда-то об этом пожалели, расскажите. Ваше право — посоветовать. Но как поступать, решать всё равно ребёнку.

Главное правило — давайте советы только когда, когда их просят. Именно это будет означать, что вам по-настоящему доверяют.

Уважайте чужой выбор

Гиперопека ещё никогда не приводила к хорошему. Да, возможно, родители лучше знают, как сделать или как поступить в той или иной ситуации. Однако дети тоже должны уметь получать свой опыт, даже если он может оказаться негативным.

Уважайте выбор своего ребёнка — и тогда он всегда придёт за советом, поделится с вами своими идеями, задумками и планами. Подобная модель взаимодействия развивает в детях самостоятельность, ответственность, готовность брать на себя ведущую роль, умение планировать и мыслить аналитически.

Психологи говорят, что дети, для которых мамы и папы были обузой, вырастают во взрослых с отношением к родителям как к бремени. Но дети, к которым мамы и папы относились с уважением, становятся взрослыми, умеющими любить и сопереживать. Задача каждого родителя — выстроить правильную стратегию взаимодействия сначала с малышами, а потом и со взрослыми детьми: именно это принесёт гармонию и счастье всем домочадцам.

Отношения со взрослыми детьми — психолог онлайн

Отношения со взрослыми детьми

Говоря о своих взрослых детях, особенно в среде своих коллег, знакомых, друзей, родители любят хвалиться их успехами, достижениями, победами. Частые или, наоборот, редкие встречи со взрослыми детьми приносят родителям множество положительных эмоций, впечатлений. А для своих внуков бабушка и дедушка – это праздник! И дети это знают.

  • Что, если общение со взрослым ребенком приносит горе и разочарование?
  • Что, если стена непонимания так высока, что преодолеть ее невозможно, а дверь в стене отсутствует?
  • Как наладить отношения с собственными детьми?
  • Как разрешить давние конфликты?

С чем предстоит работать

Проблемы взаимоотношений детей и родителей были и будут актуальны во все времена. Причины возникновения некоторых проблем могут быть на поверхности:

  • различия в восприятии внешнего мира в связи с возрастными особенностями;
  • культурно-историческое развитие страны;
  • закономерные изменения в социуме, идеологии, ценностях.

То есть, мы видим, что даже в доверительных детско-родительских отношениях, основанных на любви и взаимоуважении, присутствуют конфликтогенные факторы, которые могут негативно сказаться на общении и взаимодействии родителей и детей.

А что, если на детско-родительские отношения накладывают свой отпечаток:

  • непрощенные обиды,
  • злость и гнев,
  • чувство вины,
  • ненависть,
  • сомнения,
  • недоверие,
  • стремление к контролю и гиперопеке,
  • давний неразрешенный семейный конфликт

и многое другое.

Два варианта конфликта со взрослыми детьми

1. Взрослый ребенок живет совместно с родителями и не готов жить самостоятельно

Большинство его ровесников уже покинули отчий дом, устроились в жизни, нашли достойную работу, обзавелись семьями. Но, ваш ребенок не спешит делать это, или, наоборот, пытался жить самостоятельно, но что-то в его жизни пошло не так.

Вы, откровенно говоря, устали от присутствия взрослого ребенка в своей повседневной жизни, однако любые намеки на необходимость жить отдельно вызывают бурю негодования, злости, обиды, в ваш адрес сыпется множество обвинений в нелюбви, отсутствии поддержки и понимания. В тоже время, взрослый ребенок ведет вполне закономерную взрослую жизнь:

  • приходит домой в желаемое для него время;
  • приводит в гости друзей, которых вы не одобряете;
  • имеет привычки, которые могут вас раздражать или беспокоить;
  • не желает брать на себя ответственность даже в мелочах, например, в уборке собственной комнаты;
  • не помогает материально;
  • игнорирует родительский авторитет;
  • не считается с вашими чувствами или правилами.
Причины произошедшего

Как это произошло? Почему он продолжает жить с родителями, демонстрируя им свое неуважение и протест? Ответ прост. Ему так удобно! В родительской семье созданы все условия для того, чтобы он смог жить так, как пожелает. Нет ни ответственности, ни правил (ведь он взрослый), ни запретов. Он всегда знает, что дома его ждет вкусная еда и теплая постель. Ему не нужно думать о том, хватит ли денег до зарплаты (если у него есть работа), причем, зачастую собственная зарплата воспринимается, как личные и неприкосновенные доходы, которые он может тратить только на себя, а зарплата родителей или их пенсия – это общий семейный бюджет.

Как изменить отношение взрослого ребенка к самому себе

Если данная ситуация до боли знакома вам, то, чтобы поменять отношение взрослого ребенка к самому себе, призвать его к ответственности за свою собственную жизнь, как ни странно, начать нужно с себя.

  • Измените модель поведения, он уже не ребенок-подросток, который не способен жить отдельно по ряду причин, он – взрослый человек.
  • Расставьте четкие границы дозволенного.
  • Распределите обязанности.
  • Создайте свод правил и законов, которые должны соблюдать все члены семьи беспрекословно.
  • Отделите свой бюджет от бюджета взрослого ребенка (в том числе, следует разделить плату за коммунальные услуги).
  • Обретите союзника для поддержания порядка в лице супруга, соседей, родственников.
  • Избавьтесь от чувства вины в отношении своего ребенка, так как оно мешает ему взрослеть по-настоящему.

2. Ребенок живет отдельно, но с ним нет согласия

Обиды и упреки сопровождают каждую встречу. Он вспоминает какие-то события из прошлой жизни, обвиняя родителей в:

  • некомпетентности в вопросах воспитания;
  • несправедливости;
  • что они давали ему недостаточно любви, внимания, заботы, ласки,

поэтому теперь в его жизни что-то не ладится.

Как наладить отношения со взрослым ребенком
  • Поговорите со своим взрослым ребенком, он хочет этого. В его жизни происходит что-то, что ломает его, не дает ему чувствовать себя счастливым. Но не спешите брать на себя вину, слепо соглашаясь с любым обвинением в ваш адрес.
  • Дайте ему возможность высказаться, но старайтесь направить его в русло обсуждения не событий, а эмоций. Например: «Что ты тогда почувствовал?», «Как тебе было?»
  • Придерживайтесь структуре «Я-высказываний» в диалоге с ребенком. Это значит, что фразы нужно строить следующим образом: Я/Мне – чувство – причина – желаемое поведение. Например: «Мне неприятно, когда на меня кричат, мне бы хотелось вести беседу в более спокойной обстановке, я хочу услышать, что мне говорят». В данной структуре фразы нет: обвинительной позиции («Как ты смеешь на меня кричать?» И здесь важно отметить! Кричит, значит, ему больно, плохо, зашкаливают эмоции), обесценивания («Ты постоянно орешь на меня!»), упрёка, оценки действий, а самое главное, вы обращаете внимание собеседника на свои чувства и эмоции, минимизируете возможность возникновения конфликта. Сравните: «Ты постоянно орешь на меня, ты уже достал со своими разговорами, я не хочу тебя слушать!»
  • Транслируйте своему ребенку безусловное принятие и любовь.
  • Если вы осознаёте, что несправедливо поступили по отношению к ребенку, имейте силы признать это! Возможно, ваше раскаяние и признание ошибок спасёт его от бед и поможет хоть немного приблизиться к согласию с самим собой.

Помощь психолога в построении отношений со взрослыми детьми

На индивидуальных и семейных консультациях психолог поможет:
  • наладить близкую связь;
  • отпустить прошлое;
  • вернуть доверие и понимание;
  • прийти к согласию и долгожданному примирению.
Специалист научит вас:
  • вступать в конструктивный диалог;
  • справляться с негативными переживаниями;
  • адекватно отреагировать чувства и эмоции;
  • обрести уверенность в себе;
  • найти скрытый внутренний ресурс для преодоления конфликта;
  • жить в гармонии с самим собой.

Токсичные отношения с родителями

Мы привыкли, что родители в большинстве своём помогают детям двигаться вперёд и быть сильнее, переживают за них и являются поддержкой и надежным тылом.

Но бывают и семьи, где родители заботятся о детях, но, к сожалению, им от этого только хуже. Такие родители довольно сильно могут отравить детство ребёнка, ломая его и не замечая, какой вред наносят.

Сегодня поговорим о так называемых
токсичных отношениях между родителями и детьми. Токсичное поведение родителей в благополучных на вид семьях — это не крики и побои, это незаметное поведение, как отравленный воздух или яд, потихоньку добавляемый в еду, – день за днем, капля за каплей, прокрадываются в самое сердце ребенка. К сожалению, это случается все чаще и не всегда понятно, как их распознать, как помочь обеим сторонам и что делать после.

Важно понимать, что в каждой семье есть свои правила и нормы. Родители придерживаются какой-то определенной линии воспитания. Конечно, случается, что в процессе воспитания родители могут совершать ошибки и промахи, но иногда поведение может быть и не случайным, а вполне закономерным и целенаправленным. И как отличить ошибку воспитания от действительно намеренного морального вредительства? Вопрос непростой, но попробуем в нем разобраться.

ПРИЗНАКИ ТОКСИЧНОГО ПОВЕДЕНИЯ

По мнению психологов, токсичное поведение может идти в ногу с внешней заботой о ребенке и выражаться в том, что
родитель, проявляя заботу по отношению к чаду, целенаправленно высмеивает его и унижает.

В большинстве случаев токсичный родитель транслирует через свое поведение в отношении ребенка свою нелюбовь, как бы это ни было грустно. Часто родитель
полагает, что такое отношение к ребенку закаляет его характер и делает того более устойчивым психологически. Но, как мы понимаем, это совсем не так.

Важно отметить, что
ребенок, подвергаясь неблагоприятному воздействию родителя, считает, что папа/мама всегда правы, и защищает их несмотря на свои собственные страдания.

ЖЕРТВА ЛИ ТЫ

Как определить, являешься ли ты, дорогой друг, жертвой токсичных отношений в семье? Ниже приведём несколько
характерных признаков, которые могут говорить о том, что отношение родителей к своим детям носит отравляющий, деструктивный характер:

  • Постоянный контроль. Родители стремятся контролировать каждый твой шаг, требуют полной отчетности в том, где ты был и что делал, с кем и как долго. Они могут смотреть переписки, прослушивать телефонные звонки или залезать в личные вещи.
  • Навязывание своего мнения. Родители не считаются с твоими интересами, навязывают тебе своё мнение, говорят о том, какой ты плохой, постоянно говорят о том, как тебе надо выглядеть и чего достичь.
  • Обесценивание. Родители не обращают внимание на твои успехи и достижения, могут насмехаться или как-то словесно унижать.
  • Манипуляция. Да, родители могут манипулировать своими детьми, заставляя их чувствовать вину, стыд, неуверенность в себе. Если такое присутствует в твоей жизни – имей ввиду, это сигнал.
  • Энергетический вампиризм. Родители могут так влиять на тебя, что после общения с ними ты чувствуешь себя совершенно потерянным, опустошенным и выжатым. Это происходит из-за того, что родитель как бы выкачивает, высасывает с помощью своего давления, действий и слов из тебя всю энергию и все моральные силы, оставляя ни с чем.
  • Насилие. Родитель периодически (или постоянно) причиняет физическую боль, может прибегать к насилию, как физическому, так и сексуальному.

Если в твоей жизни так или иначе присутствуют какие-то факторы из этого списка – это сигнал задуматься, а все ли у вас в семье хорошо? Важно запомнить, что
если твой родитель ведет себя подобным образом – он не прав и это нужно менять.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ:

  • Осознать и принять тот факт, что ты не виноват, когда родители переходят к оскорблениям и намеренным унижениям. Доказывать им что-то смысла нет – они не отреагируют. Лучше постараться посмотреть на ситуацию со стороны и понять, на что именно и как они реагируют.
  • Если родители перегружают тебя своими обязанностями, и требуют, чтобы ты становился старше – важно напомнить им, что ты сейчас растёшь, тебе надо хорошо учиться, чтобы была возможность поступить в вуз, и выполняя все по дому, ты просто не сможешь нормально заниматься.
  • Если родители тобой манипулируют, самое верное решение – выйти из под их контроля и не бояться этого. В большинстве случаев это просто шантаж, который ничем не подкреплён. Важно помнить, что ты и твои родители – это не один организм и ты не зависишь от них на все 100% и имеешь своё мнение и свою жизнь.
  • Если родители унижают словами и оскорбляют, самое важное – найти способ заблокировать доступ для всех оскорблений и не впускать их в своё сознание. В подобной ситуации родители ждут от тебя реакции, ответа, и если им не выдать ожидаемого результата, они рано или поздно должны потерять интерес. Важно вовремя заканчивать разговоры с родителями и тогда, когда этого хочешь ты, а не они.
  • Если родитель проявляет по отношению к тебе физическое или сексуальное насилие, здесь нужно не раздумывая обращаться за помощью и стараться держаться как можно дальше. Как ни печально, но самостоятельно вырваться из таких отношений – крайне сложно, особенно если ты ещё зависишь от родителей.
    К кому обратиться?

Для начала можно поговорить с психологом в школе. Если психолог сможет предложить какие-то линии поведения в этой ситуации – хорошо. Если с психологом говорить сложно – иди к любому взрослому, которому ты доверяешь (учителя в школе, директор, родители друзей и т.д.) –
взрослые должны знать, что с тобой происходит. Такую ситуацию нельзя оставлять без внимания. Поэтому, если ты стал жертвой домашнего насилия в той или иной степени, – об этом не стоит молчать.

Сейчас есть специальные группы поддержки детей, страдающих от токсичных родителей. Вы также можете написать нам в ВКонтакте и Facebook и вам оперативно ответит один из наших психологов. Позвонить по телефону Московской службы психологической помощи 8 (495) 051 или по телефону доверия 8 (800) 200-01-22

Помни, что ты не один, что рядом есть взрослые, готовые помочь. Поэтому не молчи, говори и учись строить жизнь независимо от того, что делают твои родители.

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Как влияют связи и разрывы на отношения взрослых детей и родителей

Психологическая литература полна материала о взаимоотношениях детей и родителей в период взросления, вплоть до 18-летнего возраста. Но как строятся отношения между взрослыми детьми и родителями? Чтобы прояснить ситуацию по этому вопросу, МГУ несколько лет назад провел пилотажный опрос, в котором приняли участие 50 русских мужчин и женщин. Их возраст составлял 25-30 лет, проживали все в Москве или области. Каждый участник исследования делился с автором опроса своими настоящими взаимоотношениями с родителями. В результате удалось установить четыре различных категории отношений родителей и повзрослевших детей.

1. Сотрудничество и взаимопонимание.

В таких отношениях постоянно чувствуется двухсторонняя забота и всесторонняя помощь. Родители и дети – равноправные партнеры. В таком варианте у детей не возникает напряженности в отношениях, их наоборот, не хватает времени, которое они могут выделить для общения с родителями.

Следующие три типа, речь о которых пойдет ниже, объединены одним общим показателем – отсутствием равенства в отношениях. В каждой категории нет стремления к партнерству, а каждая сторона стремится руководить друг другом. И только консультация психолога в Воронеже помогает разрешать возникающие вопросы.

2. Родительское насилие, подавляющее стремление руководить

Что главное в таких отношениях? Излишняя опека и излишний контроль. В этом возрасте повзрослевшим детям уже не нужна родительская опека, но родители не могут смириться с этим и навязывают ее силой. В чем причина такого поведения? Это может быть полная уверенность в том, что дети, по-прежнему ничего не могут сделать самостоятельно. Или в таком поведении выражается «кричащая» жертвенность: «Я тебе всю свою жизнь посвятила, а теперь ты обязан…»

При таких взаимоотношениях о понимании и близости между родными людьми речи не идет. Со стороны родителей наблюдается все тот же уничижающий контроль в любых житейских вопросах, и не важно, о чем идет речь, о личной жизни или о хозяйственно-бытовых вопросах, для достижения свой цели родители используют нотации, крик, приказы, взывания к чувству стыда и вины. В таком случае поможет помощь психолога в Воронеже.

В такой ситуации дети не спешат идти к психологу, подобную ситуацию они предпочитают «разруливать» с помощью подруг или друзей, или, что намного страшнее, обращаются за поддержкой к «зеленому змею». Жаловаться на своих велико возрастных детей к психологу могут прийти родители, а не дети. И так часто бывает, что консультация психолога в Воронеже бывает одним из важных моментов.

3. Недоверие или завуалированное руководство

Обычно в таких отношениях сложно выявить открытое насилие. Однако с родительской стороны постоянно наблюдаются попытки вмешательства в различные аспекты жизни: в отношения между мужем и женой, в воспитание внуков, в желание поскорее выдать дочь замуж и т.д. Давление оказывается не напрямую, а завуалировано, замаскировано: случайно сказанные слова, соответствующая мимика или взгляд. Такие отношения могут закончиться полным физическим и эмоциональным разрывом, когда общение между родственниками прекращается на несколько лет.

4. Зависимое положение детей от родителей

В этом случае проявляется попытка детей руководить родителями. Со стороны инфантильных взрослых детей постоянно исходят просьбы, требования, призывы к помощи, поиск защиты у родительского плеча. При этом взрослые дети подсознательно во всем стараются угодить, подчиниться, не обидеть, чтобы получить то, что им нужно: совет, поддержку, понимание. В другом случае со стороны детей звучат постоянные командные нотки в сторону родителей, общение строится на указания и командах.

Все четыре категории не отражают полной картины. Жизнь многообразна, и ее сложно помесить в определенную схему. Однако стоит заметить, что поведение в каждой категории совершено не зависит от того, имеют ли взрослые дети свои семьи или нет, проживают они вместе с родителями или живут отдельно. Во взаимоотношениях поколений эти факторы определяющими не являются.

Типы взаимоотношений, описанные выше, позволяют взглянуть на реальную жизнь под другим углом. И возможно, поводов для волнения совсем бы не возникнет. А что говорят по этому поводу классики семейной психотерапии.

Системная теория семьи была дополнена понятиями отрыва и процесса трансляции в поколениях. Изучению этого вопроса посвящены работы М.Боунэна. Трансляция позволяет понять, что на протяжении трех поколений, функционирование членов семьи происходит по схожей схеме. Реакции на отдельные ситуации, отношение к определенным вопросам передаются из поколения в поколении. И происходит это на уровне взаимоотношений. Отрываясь, взрослый ребенок утрачивает возможность постоянного контакта с семьей. Но может возникнуть ситуация, спровоцированная внешними или внутренними факторами, когда происходит полный отрыв от семьи. Подобный отрыв – это нормальное явление, оно необходимо для начала автономного существования, для создания своей собственной семьи.

Отделение от семьи может происходить по нескольким направлениям: эмоциональное, физическое, психологическое, социальное. На жизнь человека огромное влияние оказывает интенсивный эмоциональный отрыв. Как утверждает М. Боуэн, множество физиологических, социальных, психологических проблем может спровоцировать интенсивный эмоциональный отрыв. Причиной для неблагополучия эмоциональный отрыв быть не может, но практика показывает, что потеря вертикальных семейных связей отрицательно влияет на жизнь следующих поколений.

Можно вспомнить высказывание В.Сатира: «Взрослые обрекают себя на множество проблем, когда между ними и родителями сохранятся детско-родительские отношения. Такие отношения следует менять. Встав взрослыми, дети должны сосуществовать с родителями на равных. В семье каждый должен уважать личность другого, и при необходимости всегда прийти на помощь». Стать самостоятельным и равноправным, можно только тогда, когда есть самоуважение и уважение других.

Многие личностные и социальные проблемы являются следствием низкой самооценки и взятой из семьи манере поведения, которые закладывались в раннем возрасте (до 6 лет). После этого происходит только закрепление самооценки. Если в этот период любые эмоциональные проявления ребенка родители игнорируют, не обращают внимания на достигнутые успехи, у ребенка возникает пренебрежительное отношение к самому себе. Во взрослой жизни это может привести к множеству проблем, особенно страдают от этого самые близкие люди. В. Сатир подчеркивает, что когда во взаимоотношениях возникают скрытые барьеры, зажатые чувства, происходит отдаление от родственников и отвержение части себя. В итоге получается замкнутый круг, так как то, что уже случилось, не изменишь. В таких ситуациях часто требуется помощь психолога в Воронеже.

На консультациях психолога в Воронеже часто приходится прибегать к методу, изобретенному В.Сатиром. Он касается «семейной реконструкции». Для этого группа показывает человеку, как выглядит его семейная история. При этом у человека возникает новый взгляд на своих родителей, без их социальных ролей отца и матери, и это дает силы для более глубокого понимания и всестороннего прощения самых родных людей. Это помогает расшатать сложившиеся стереотипы по отношению к семье, к себе. Восстанавливаются родственные связи, укрепляется «корневая система» между близкими людьми. Приняв свои «истоки» собственное «Я» человека становится богаче, появляется возможность «подпитываться» ресурсами семьи.

Семейная психотерапия нашла отражение и в работах Б. Хеленгера. Им изобретен метод «Построение семьи». Согласно этому методу, все члены семьи, когда-либо исключенные из родственного круга, в силу определенных обстоятельств или особого поведения, восстанавливаются в семейной системе. Даже если человека уже нет среди живых, происходит восстановление памяти о нем, а задача заключается в том, что бы для него найти в сердце достойное место. Есть свое мнение у Б. Хеленгера о взаимоотношениях с родителями. По его утверждению, у ребенка может быть гармония с собой лишь тогда, когда он контактирует с родителями на позитивной волне. Он принимает родителей, и этот процесс не зависит от каких-либо личностных качеств отца и матери. Сложно себе представить, как это будет выглядеть в действительности, когда человек решит, что вот это в родителях я приму, а это противоречит моим понятиям. Родителей стоит принимать без каких-либо условий, такими, какими они есть. И если это принятие состоялось, человеку проще уйти от родителей в «самостоятельное плавание», у него пропадает необходимость искать поводы для недовольства родителями и считать, что они ему чем-то обязаны.

Отношения между родителями и взрослыми детьми имеют драматическую составляющую. И эта ситуация отягощается тем, что при встрече, дети и родители по-прежнему не ощущают реальности времени: одни считают что детям всего 5 лет, другие ведут себя как пятилетние дети, хотя на самом деле им давно за…

Очень часто мы полагаем, что наша естественная реакция на близких и родных людей кажется нам единственно верной. Однако, если более глубоко «проникнуть» в проблему, обнаружится, что мудрости, гибкости, толерантности, которых так не хватает при общении с семьей, нам еще придется поучиться.

Психолог онлайн Лысенко Леонид Сергеевич.

общение взрослых детей и родителей

Чем старше становятся дети, тем более независимы они от родителей и меньше остается у них необходимых для обсуждения с родителями поводов. Поэтому спустя …дцать лет   детско-родительские отношения поддерживаются и приносят удовольствие обоим сторонам, если  строятся по принципу общения взрослых людей.

Взрослые люди общаются, если им:

  1. интересно друг с другом
  2. есть общая деятельность
  3. есть какая-то зависимость друг от друга — не самый лучший мотив для общения.

Если вдруг дети не смогли стать интересными своим родителям, или родители не сумели остаться интересными своим детям — естественного стремления общаться будет недостаточно, а общение только из чувства долга лишит эти отношения доли теплоты и искренности. В то же время детско-родительские отношения на протяжении всей жизни человека остаются одними из самых значимых. А значит сохранение этих отношений, их благополучие, даже при отсутствии объективных или материальных  причин, важны.

И как родители, так и взрослые дети заинтересованы пойти на встречу друг другу  для сохранения комфортного и эффективного общения между поколениями. Взаимовыгодное и приятное общение взрослых детей и родителей  строится на принципах общих для всех зрелых личностей, т.е. с позиции:

  • взаимного принятия, т.е. без критики и стремления что-то изменить друг в друге;
  • взаимопонимания, т.е. понимания чувств и мотивов поведения друг друга;
  • взаимного уважения, т.е.  уважение прав друг друга;
  • ответственности за свои сказанные слова и совершенные поступки.

 Рекомендации для родителей:

  1. Изменение поведения по отношению к повзрослевшему ребенку требует практики и терпения. Чаще анализируйте переживания и поступки как ребенка, так и свои.
  2. Примите как свершившийся факт зрелость личности вашего ребенка и старайтесь строить отношения на равных.
  3. Ослабьте контроль и перестаньте выступать в роли судьи. Откажитесь от критики и  обратите внимание на позитивную сторону общения с взрослыми детьми.
  4. При общении с взрослыми детьми будьте дружелюбны, разговаривайте с ними в уважительном тоне. Не скрывайте своего доверия  к ребенку, уверенности в нем и уважения к нему как к личности.
  5. Помните, что взрослые дети тоже нуждаются в поддержке родителей, и в первую очередь душевной!

Рекомендации для взрослых детей:

  1. Взрослым детям необходимо научиться воспринимать личность родителя без ложного ожидания, осознавая, что родитель в первую очередь просто человек со своими достоинствами и недостатками, который в ответе только за свои слова и поступки.
  2. Научитесь слушать своих родителей, т.е. слышать, что они говорят, интересоваться и расспрашивать, при необходимости превращать их монолог в развернутый диалог.
  3. Вести разговор с родителями “на одном языке”, основанный на взаимопонимании, т.е. представлении о целях, мотивах их поведения, учитывая предшествующие ему установки, появившиеся в результате их жизненного опыта и мировоззрения.
  4. Общение  с родителями необходимо строить на взаимном уважении к личности друг друга, эмпатии (понимании чувств друг друга) и доверии.
  5. Осознавать, что родители чувствуют потребность в общении с взрослыми детьми.

Если назревает конфликт, как родителям, так и детям необходимо понимать важность конструктивного обсуждения проблемы, двустороннего и равноценного вклада в поиски ее решения для настоящего и будущего комфортного общения. Поэтому обоим поколениям придется периодически идти на взаимные уступки, но это того стоит.

5 способов, которыми родители и взрослые дети могут улучшить свои отношения

Отношения между родителями и их взрослыми детьми могут быть невероятно значимыми, если над ними работать намеренно. Но слишком часто старые привычки говорить и общаться мешают родителям и детям налаживать и поддерживать взаимовыгодные отношения. Вот пять способов улучшить вашу.

1. Говорите друг с другом как взрослые. Проведя десятилетия в общении друг с другом, родители и взрослые дети рискуют попасть в не соответствующие возрасту модели общения.Взрослые дети могут говорить и действовать моложе, чем они есть, особенно во время разногласий. Родители, в свою очередь, могут перестать разговаривать со взрослыми детьми, как если бы они разговаривали с ребенком, выдвигая неуместные требования или предлагая нежелательные советы. Если это произойдет, родители и дети могут сделать шаг назад и начать говорить как взрослые.

2. Возьмите на себя ответственность за отношения. И родители, и взрослые дети несут ответственность за формирование, поддержание и управление отношениями.Эти усилия включают в себя установление контакта, компромисс и переговоры, а также поиск взаимно приятных способов общения. Когда ребенок или родитель чувствуют себя вправе просто ждать, пока другой приложит усилия для построения и поддержания отношений, может возникнуть обида.

Источник: Pexels: Ketut Subiyanto

3. Научитесь конструктивному конфликту. Нездоровые конфликтные стили могут затвердеть в детстве, и их трудно исправить. Безмолвное лечение, пассивная агрессия, кричащие драки, игнорирование проблем и чувство вины — это лишь некоторые из деструктивных паттернов, которые негативно влияют на отношения.Часть ответственности за отношения заключается в том, что каждая сторона видит свою роль в этих конфликтных циклах и начинает замечать, как они могут реагировать по-разному. Шаги в этих конфликтных танцах могут измениться, но они не изменится, если вовлеченные стороны не приложат согласованных усилий, чтобы узнать, почему продолжают происходить знакомые споры, и решат научиться новым способам быть вместе.

4. Уважайте границы друг друга. Границы двусторонние, и родители и дети могут испытывать негодование, когда другой нарушает их границы.Родители должны решить, какой у взрослых детей есть доступ к информации и какой уровень поддержки они готовы оказывать. Взрослые дети тоже должны решить, какой уровень конфиденциальности и участия они ищут и принимают от родителей, особенно в сферах карьеры, отношений, образа жизни и финансов. Если родители и дети хотят улучшить непростые отношения, оба могут проверить, насколько хорошо они уважают границы друг друга.

5. Примите обратную связь. Отношения укрепляются, когда обе стороны могут принять обратную связь о своих чувствах. Родители могут посоветовать ребенку позвонить пораньше вечером, выразить разочарование по поводу использования телефона во время личного разговора или указать, что они хотели бы, чтобы во время разговора спросили об их собственной жизни. Взрослый ребенок, в свою очередь, может сказать родителю, какие разговоры кажутся ему комфортными или неудобными, или попросить во время разговора сменить определенный тон на другой.Принятие обратной связи — краеугольный камень здорового управления отношениями, и это означает принятие ответственности за свою роль в причинении вреда или раздражению другого человека.

Изменить сложно

Все эти улучшения требуют, чтобы и родители, и дети посмотрели на свои отношения и спросили себя: «Это работает для меня?» «Что я могу сделать, чтобы эти отношения наладились?» и «Есть ли старые способы быть вместе, из которых мы выросли?» Намного легче поддерживать статус-кво, даже когда это приводит к разочарованию.Изменения всегда труднее, но это также и самый быстрый путь к большему удовлетворению в отношениях.

Изображение в Facebook: Halfpoint / Shutterstock

Взрослые Дети | Руководство по воспитанию взрослых детей

Воспитание взрослых детей: это один из самых трудных — и все же наименее обсуждаемый — жизненный переход, с которым сталкиваются современные бумеры. Истерики у малышей и гормоны подростков не были пикником, но для этих этапов воспитания доступно множество ресурсов — впрочем, не столько для того, как воспитывать взрослых детей.Вот почему мы создали это руководство. Используйте его как ресурсный центр и обращайтесь к нему за инструментами, советами и стратегиями, которые помогут вам лучше ориентироваться в это трудное время в жизни своих взрослых детей.

Когда ваши дети становятся взрослыми детьми

Ли
вы верите, что взрослая жизнь начинается в 18 лет или что это меньше, чем число и
больше о зрелости, реальность такова, что сегодняшняя молодежь живет в очень
Другое слово. Калечащий долг колледжа. Высококонкурентный рынок труда.В
давление для выполнения — и успеха — на ранней стадии. Постоянное сравнение с аналогами через
социальные медиа. Из-за этих изменений появились новые определения взрослой жизни.
возникающий.

В
Фактически, эксперты все чаще используют термин «развивающаяся взрослая жизнь»,
благодаря работе Джеффри Дженсена Арнетта, профессора психологии
и автор книги Emerging Adulthood: The Winding Road from the Late Teens
Через двадцатые годы.
В книге Арнетт исследует демографию
этот жизненный этап и отмечает различие между юностью и взрослой жизнью.

Но
жизнь 20-летнего взрослого ребенка выглядит совершенно иначе, чем у 30-летнего.
или 40-летний взрослый ребенок. Если у вас большая семья, у вас может быть взрослый
дети на всех трех стадиях юного взросления.

В эти десятилетия могут быть совпадения и выбросы — например, более 10 миллионов миллениалов в настоящее время ухаживают за одним из родителей или бабушкой или дедушкой — но это одни из основных вех и маркеров для молодых людей:

  • Жизнь в 20-е годы. Окончание колледжа (или посещение других высших учебных заведений), подача заявления в аспирантуру / обучение для получения ученой степени, поиск работы, свидания, изучение личности, определение карьеры и жизненного успеха.
  • Жизнь в 30-е гг. Карьерный рост, изменение отношений (более длительные свидания, брак, совместное проживание), путешествия, сбережения / покупка дома, создание семьи.
  • Жизнь в 40-е гг. Более сфокусированная карьера (или, возможно, смена карьеры), воспитание детей, начало размышлений о выходе на пенсию, планирование ухода в соответствии с возрастом родителей, бабушек и дедушек, продолжение образования.

Воспитание взрослых детей

Ваши дни смены подгузников и шофера закончились. Независимо от того, чувствуете ли вы облегчение или противоречие по поводу этого изменения, пора принять независимость вашего взрослого ребенка и насладиться новым этапом родительских обязанностей; Есть разные способы воспитания взрослых детей. Вот восемь способов укрепить здоровые отношения со своими взрослыми детьми и как воспитывать взрослых детей в возрасте от 20 лет и старше:

1. Признавайте и уважайте свои различия. Если у вас и вашего ребенка был конфликт задолго до того, как он стал взрослым, он не исчезнет в одночасье, когда ему исполнится 18 лет. Иногда конфликт — это просто результат столкновения личностей, и пребывание под одной крышей может его усилить. Хорошие новости: сейчас самое время принять — и отпраздновать — уникальность вашего ребенка. Возможно, вы не всегда соглашаетесь с их жизненным выбором, но по мере роста их независимости находите радость в общении без конфликтов.

2. Поделитесь своей мудростью и пониманием (без критики). Поскольку ваш ребенок может иметь совсем другой темперамент, чем ваш, он не всегда может хорошо реагировать на ваши предложения — какими бы полезными вы ни были. Если они почувствуют критику, они могут даже полностью отключиться. Если вы делитесь мудростью, делайте это с изяществом и чуткостью. Это одна из многих проблем в воспитании взрослых детей, но это также и сильный способ построить с ними узы понимания и сочувствия. Узнай, как они общаются.

3.Установление границ со взрослыми детьми. Неважно, в каких условиях вы живете — взрослые дети, живущие дома, взрослые дети, живущие за границей, и все остальное — вам все равно нужны границы. Бывают случаи, когда вы первый, кому они звонят в кризисной ситуации, а в других случаях они захотят сначала выяснить это с другом. Точно так же то, что ваши дети уже взрослые, не означает, что вы должны рассказывать им обо всех интимных решениях и обсуждениях, которые вы можете проводить дома с супругом или партнером.Установите основные правила, как не соглашаться. Поначалу может быть неудобно устанавливать границы со взрослыми детьми, но чем больше вы будете это делать и придерживаться, тем легче будет это сделать.

4. Занимайтесь любимым делом вместе. Если вы любили делать покупки вместе со своей дочерью, когда она была подростком, нет причин останавливаться сейчас. Может быть, пришло время открывать для себя новые вещи, которые нравятся вам обоим. Какими бы ни были традиции, хобби или занятия, которые нравятся вам и вашему взрослому ребенку, регулярно наслаждайтесь ими вместе.

5. Освободите место для значимых людей в их жизни. Может быть трудно поделиться своими детьми с их близкими, но эти отношения — важный этап на пути их к независимости. Будьте открыты и любезны при встрече с этим человеком и найдите способы познакомиться с ним, не проявляя излишней настойчивости или критики. Это не обязательно означает отпускать взрослых детей, но дает им возможность расти и учиться в своем собственном темпе.

6.Будьте консультантом, а не генеральным директором. Тесс Бригам, LMFT (лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи) из района Залива, говорит, что на этом этапе отцовства речь идет не о том, чтобы управлять компанией и нести ответственность за свою жизнь, как вы были, когда они были иждивенцами, а, вместо этого, воспитывать взрослых. «Дети» могут означать предоставление экспертных советов и рекомендаций, которые могут реализовать взрослые дети.

7. Будьте звуковой дорожкой для взрослых детей. Создайте атмосферу, в которой вашим детям всегда будет казаться, что они могут с вами поговорить, — говорит Синтия Уайт, писатель-фрилансер из Канады, у которой 29-летняя дочь и 32-летний сын.«Взрослые дети не всегда будут просить совета, а, скорее, просто просят звуковую доску», — говорит Уайт. И, помимо поддержания открытых линий связи, сохраняйте покерное лицо, когда они разговаривают с вами о вещах, от которых у вас мурашки по коже, добавляет она.

8. Сделайте семейные встречи обычным явлением. Если вы на протяжении всей жизни своего ребенка способствовали открытому общению, регулярные семейные встречи будут более естественными, говорит доктор Ричард Горовиц из Growing Great Relationships.В больших семьях бывает сложно удержать всех на одной странице. Регулярные семейные встречи дают родителям и братьям и сестрам безопасное пространство для обсуждения проблем, вызывающих беспокойство, и для совместного решения сложных вопросов.

Взрослые дети, игнорирующие своих родителей

Нет
у каждого родителя и ребенка есть
счастливые отношения и взрослая жизнь могут увеличить этот разрыв. Ищите возможности
чтобы укрепить более здоровые отношения, чем в прошлом, теперь, когда
динамика власти могла измениться.Попробуйте найти общие интересы — если ваша дочь любит
занятия спортом, планируйте вместе пойти на мероприятие. Если ваш сын любит историю искусств, пригласите
чтобы встретить вас в музее в субботу.

Если
раны ваших болезненных отношений глубоки, вы можете поискать
терапевт, который может помочь вам понять корни боли и работать над ее устранением.
выздоровление. Может быть возможность привести сына или дочь на сеанс
с вами, чтобы терапевт мог вести открытый разговор об этом прошлом
болит.

Независимо от ситуации, будьте настойчивы в установлении отношений со своими взрослыми детьми, осознавая, что вы можете быть ближе к одним из них, чем к другим. Если ваш ребенок полностью игнорирует вас, и вы уже пытались спросить, зачем вам, возможно, нужно дать ему время и место. Не принимайте это на свой счет и постоянно выражайте свое желание отношений, когда они будут готовы.

Взрослые дети, не уважающие своих родителей

Пока
вы можете не всегда соглашаться со всем в этой новой фазе родительско-дочернего
отношения, взрослые дети
не должны больше испытывать вас или восстать против вас.Установите ожидание
за уважение: вы
все еще родительская фигура.

Если
ваш взрослый ребенок возвращается домой, вы также можете предоставить ему комнату и питание.
Тесс Бригам, опытный психотерапевт, которому исполнилось 20 лет, жизненный стратег, говорит, что одна из самых
важные вещи, которые родители могут сделать до того, как взрослый ребенок вернется домой, — это
оцените, что вы хотите от этой договоренности, вместо того, чтобы сразу готовить
комнату вашего ребенка и наполнение холодильника едой.

«Родителям бывает так сложно сказать« нет », — говорит Бригам.«Вот почему так важно сформулировать намерение, подумать о том, как это может выглядеть, и установить четкие границы». Например, вы все равно должны пойти на занятия йогой или в тренажерный зал и выполнять свои собственные обязательства — вместо того, чтобы бросать все, чтобы сходить за молоком или получить заявление о приеме на работу для этого ребенка. Это предотвращает обиду со стороны родителей и помогает обеспечить приоритетность заботы о себе. «Вам нужно поддерживать своего ребенка, чтобы не потеряться в процессе», — говорит Бригам.

Взрослые дети, возвращающиеся домой

Доктор.Горовиц говорит, что есть две основные причины, по которым дети возвращаются домой: деньги и стиль воспитания. В современном обществе сложнее быть финансово независимым, где долг колледжа часто намного превышает то, что могут зарабатывать новые выпускники — если им посчастливилось найти работу. Они либо полагаются на своих родителей в получении дохода, либо вынуждены переехать домой.

Даже
если бы вы не считали себя родителем-вертолетником, многие молодые люди
менее устойчивы, если вы часто вмешивались в их защиту. «Они попали
препятствие, и они с меньшей вероятностью справятся », — говорит Горовиц.«Это может быть
потому что они слишком привязались, а это мешает независимости ».

Какими бы ни были причины, по которым ваш взрослый ребенок переезжает домой, ваш успех в организации работы на короткие расстояния зависит от установления четких ожиданий и правил для взрослых детей, живущих дома.

Правила для взрослых детей, проживающих дома

1.
Остерегайтесь старых шаблонов и отменяйте их.
Даже если ваш сын сохранил общежитие
комната на удивление аккуратная, легко вернуться к старым образцам и привычкам, если он
возвращается в комфорт и рутину дома.Будьте готовы к этому
возможность, обсудив, как все было, и поделитесь, какими вы хотели бы видеть этих старых
модели меняются в настоящем.

Для
Например, если он пришел домой со школьной работы и плюхнулся на диван
смотреть телевизор — оставив свою грязную одежду разбросанной по гостиной — установить
ожидание на раннем этапе: когда
он возвращается с работы домой, вы бы хотели, чтобы он оставил свои вещи в своей комнате
прежде, чем он будет зависать в общем семейном месте.

Какие бы конфликты у вас ни были с детьми раньше, скорее всего, всплывут снова, хотя теперь, когда они стали взрослыми, они могут выглядеть иначе.И ваши отношения из-за этого другие, но это не значит, что старые модели, особенно негативные, должны быть частью нового образа жизни. Возможно, вы больше не будете «руководить», но пока они живут в вашем доме, старайтесь улучшить отношения с помощью честного, открытого общения.

2.
Удостоверьтесь, что бремя работы по дому и домашней работы распределяется поровну и
честно насколько возможно.
Им больше не нужна таблица с наклейками, но ваши дети
по-прежнему должны вносить свой вклад в работу по дому.Сядьте вместе и
обсудите время и то, что является реалистичным, исходя из их и вашего расписания.

Если
ваша дочь любит готовить, но работает в ресторане в обеденное время,
возможно, попросите ее приготовить заморозку по выходным или по утрам, чтобы
у вас будет доступ к простым вариантам в течение недели.

Если
у вашего сына теперь есть собственная ванная комната, и он обязан ее убрать, если только
готов заниматься другими домашними делами (стрижка газона, замена перегоревших лампочек,
вынося мусор) в обмен на прикосновение белой перчатки мамы.

Для получения дополнительных рекомендаций по установлению правил для взрослых детей, живущих дома и налаживанию домашних отношений с вашими взрослыми детьми, прочтите Дети-бумеранги: Когда взрослые дети возвращаются домой.

Отпуск взрослых детей при их переходе в реальный мир

Если ваши дети еще подростки, успешный выход во взрослую жизнь начинается уже сейчас. Здесь Эми Уайт, магистр делового администрирования и создательница блога Daily Successful Living Blog, делится тем, что помогло ей и ее мужу, когда их три подростка (которым сейчас 20 лет) перешли во взрослую жизнь:

  • Справка, без раздаточных материалов. «Одно из решений, которое мы с мужем приняли, когда наши дети начали уезжать из дома, — это оказать поддержку, но не оказывать финансовую помощь», — объясняет Уайт. «Родителям трудно видеть, как ваши дети борются, что приводит к их склонности к чрезмерному увлечению. Чтобы помочь нашим детям, мы продолжали оплачивать их медицинскую страховку, мобильные телефоны и оставляли их на нашей автомобильной страховке ». Уайт говорит, что как только их дети начали свою первую настоящую работу, она и ее муж сели с ними и объяснили стоимость их телефонов и страховки, а затем дали им понять, что это расходы, за которые они несут ответственность.
  • Настроить систему окупаемости. Каждый месяц наши взрослые дети должны возвращать нам деньги, — говорит Уайт. «Все наши дети постепенно начали переводить эти учетные записи на свои собственные имена и брать на себя эту ответственность. Теперь у нас есть один ребенок на нашем телефонном плане и один на нашей автомобильной страховке », — говорит она.
  • Отпустить взрослых детей — значит отпраздновать переход к независимости. Уайт и ее муж наслаждались этой сменой.«Было очень весело наблюдать, как они начинают самостоятельно жить в финансовом отношении», — говорит она. «Я думаю, что, постепенно позволяя им переходить, обеспечивая при этом финансовую поддержку, в которой они нуждались в то время, — помогли каждому из них поэкспериментировать с деньгами и найти способ составления бюджета, который работал бы для них».

Когда взрослый ребенок имеет проблемы с психическим здоровьем или особые потребности

Моника Гаррет-Хьюз, медсестра в BrightStar Care из Лаббока, штат Техас, дает советы по установлению границ здорового образа жизни, когда ваш взрослый ребенок живет с психическим заболеванием.«Все начинается еще до первого дня, с понимания их болезни и происхождения», — говорит Гаррет-Хьюз.

Когда
она встречается с семьями, чтобы обеспечить уход, Гаррет-Хьюз пытается понять
триггеры и то, как болезнь проявляется. «Первым приоритетом является
демонстрируя четкие границы и никогда не колеблясь », — говорит она. Но это
важно, чтобы родители узнали, на что способны их сын или дочь, и
подбадривайте их по пути, за Гаррет-Хьюз. «Установление распорядка
и быть предсказуемым тоже очень важно.”

Один
из самых больших проблем в навигации этого типа родитель-взрослый ребенок
отношение? Разлучение вашего ребенка с его / ее психическим заболеванием. «Позади
перепады настроения, боевое поведение и истерики, есть прекрасная душа
которые по-прежнему нуждаются в сострадательной заботе », — говорит Гаррет-Хьюз.

Дж.
Надежда Суис, автор
из Mid-Life Joyride , берет на себя многие обязанности
внук, а ее младшая дочь — его мать — борется с психическим заболеванием.
«Моя дочь, ее муж и их двухлетний сын живут со мной»,
— говорит Суис.«Мне также нужно решить, как решать такие проблемы, как деньги,
домашние дела и другие ситуации с ней напрямую, и научитесь
баланс там, где психическое заболевание останавливается / начинается и начинается активизация ». Включение взрослых детей может
происходит без вашего осознания. Суис прошел курс, предоставленный
Национальный альянс по психическим заболеваниям (НАМИ), чтобы она могла лучше понять ее
болезнь дочери и получить навыки, необходимые ей, чтобы воспитывать ее во взрослом возрасте.

В случае взрослого ребенка с особыми потребностями может потребоваться более длительный период поддержки до перехода к независимости.Некоторым взрослым детям с особыми потребностями всегда может потребоваться поддержка, но она должна быть адаптирована к их потребностям и с учетом их целей в отношении независимости. Прочтите нашу статью Кто позаботится о моем взрослом ребенке с особыми потребностями? для получения информации и советов.

Родители и взрослые дети

Автор
Хизер Гудиер хочет видеть крепкие семьи на каждом этапе жизни,
и это повлияло на ее писательство и воспитание детей (двое из ее шести детей
достигли совершеннолетия, и один уже на пороге).

Говорит
Goodyear: «Я узнал, что слишком многие родители сожалеют, что их
дети достигают совершеннолетия. У них ностальгия по младенцу, малышу и
годы взросления — и сожалею, что те дни не вернутся ». Это сожаление
часто подпитывает создание благоприятных условий или даже конфликт, потому что вместо того, чтобы охватить все
независимые аспекты жизни своих взрослых детей — они начинают бороться
против растущей независимости своих детей. «Это создает бурную
время между родителями и взрослыми детьми, которое, вероятно, вызовет еще большее сожаление
для родителей позже », — говорит Гудиер.

Как вы избегаете возможности для взрослых детей, особенно когда ваш взрослый ребенок требовательный и нуждающийся (и, возможно, так было на протяжении всего детства)? Начните с установления границ со взрослыми детьми и помните о цели независимости. Работайте вместе, чтобы оправдать ожидания. Открыто говорите о проблемах и честно говорите о страданиях и надеждах.

Взрослые дети, пользующиеся преимуществами родителей

Если
вы оплакивали пустое гнездо, вы, вероятно, встретите своего ребенка дома с
открытые объятия.Но это не значит, что вы должны делать все за них или позволять им
Воспользуйтесь вашим теплым приемом.

Кэрри Кравик, лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи в клинике Birmingham Maple Clinic в Трое, штат Мичиган, советует родителям провести инвентаризацию того, что они могут контролировать, а что нет. «Возможно, вы не сможете контролировать, как долго ваш взрослый ребенок остается или спит дома, но вы можете контролировать его ресурсы, такие как деньги, использование автомобиля и т. Д.», — говорит Кравец. «Создайте правила для взрослых детей, живущих дома, и ожидания того, что вы можете контролировать, и избегайте того, чего вы не можете.”

Что делать с взрослыми детьми, которые ждут денег

Элизабет
Ститт, автор книги «Воспитание как второй язык» и основатель
Joyful Parenting Coaching, предлагает этот совет о том, как решать денежные вопросы с
взрослые дети:

«Давай
скажите, что ваш взрослый человек 20-летнего возраста вернулся к вам. Вы сочувствуете
проблемы дороговизны жилья и хотят помочь. Помогать бывает иначе
чем устранение всех препятствий и предотвращение вашего ребенка от взросления
обязанность.Конечно, пусть они снимают у вас по сниженной ставке, но взимают
арендовать. Сколько? Что ж, достаточно, чтобы уменьшить количество борьбы, но не все
Это. Если вы размещаете своего взрослого ребенка по льготной цене, и он тратит
много на его досуге (независимо от того, насколько он полезен), вы позволяете своему взрослому
детей и не позволяя им быть взрослыми.

“Датчик
сколько поддержки оказать, задав вопрос, помогает ли моя поддержка моему ребенку
достичь более высокого уровня ответственности взрослых? Например, возможно, ваш
предоставление жилья позволяет вашему взрослому ребенку оставаться на работе и брать
продолжая уроки обучения одновременно, а может быть, вы спасаете его от пары
часов в день в пути, чтобы он мог потратить лишние часы, чтобы по-настоящему
произвести впечатление на своего босса и подготовиться к повышению по службе.”

Подробнее об этой сложной теме читайте в нашей статье Давать деньги взрослым детям: когда остановиться и как избавиться от привычки .

Основные проблемы, вызывающие беспокойство у родителей взрослых детей

Какие бы заботы о воспитании взрослых детей ни возникали на этом новом этапе, проблема часто сводится к установлению и соблюдению границ:

  • Как помочь им успешно запустить программу, не допуская взрослых детей?
  • Как вы помогаете своей дочери в борьбе с управлением капиталом
    стать финансово независимым?
  • Как вы можете дать своему сыну, который борется с панической тревогой, возможность жить в собственной квартире?
  • Как вы ориентируетесь в возвращении ребенка — с внуками в
    буксир — после разрыва болезненных отношений или брака?
  • Как уравновесить желание быть всем для всех
    вы любите — детей и внуков, супругов и стареющих родителей — выполняя
    чего вы надеялись и даже планировали на стадии пустого гнезда?

Есть
на этом этапе жизни много уровней сложности, и ресурсы вокруг него
немногочисленны и редки, поскольку многие из этих изменений возникают недавно, а жизнь
взрослые дети выглядели совсем иначе в предыдущих поколениях.

Как
в любой сложной жизненной фазе, обсуждая проблемы со сверстниками и теми, кто
в аналогичных ситуациях является положительной отправной точкой, так как поиск
консультанты, медиаторы и другие специалисты, которые могут направлять и
прямой — чтобы облегчить растущие боли в отношениях родитель-взрослый ребенок. Для
много семей, незаживающие раны и шрамы детства (для обоих родителей
и ребенок) может потребоваться конфронтация, чтобы развить здоровую, основательную
отношение.

Мы готовы помочь вам во всем и будем рады вашим отзывам по темам, которые вы хотели бы, чтобы мы затронули.Или расскажите нам, как вы справляетесь со своими взрослыми детьми в сложной ситуации, в комментариях ниже.

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS94367

Переписку следует направлять Кире С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Томпсон. Стрит, Анн-Арбор, Мичиган., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений. Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом.Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей.Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990). Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности.Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и того, связана ли напряженность с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми, имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта. Гипотезы о заинтересованности в развитии и разрыве в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителями и взрослыми детьми на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004).Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей. Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004). ; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Кроме того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями. Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия.Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории для группировки напряженности, обнаруженной в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Hagestad, 1987; Morgan, 1989, Talbott, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье.Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность может варьироваться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990).Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996).Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения. Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей. Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на отношениях между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу. Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991).В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996). Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей.Уменьшение контактов по мере взросления детей также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Последствия напряженности для эмоциональной солидарности и амбивалентности

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений. В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Под аффективной солидарностью понимаются положительные отношения между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002).Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения.Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998). Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность.В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью. Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя изолированными от своих дочерей, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери непреднамеренно советовали, выказывали меньше внимания отношениям.Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о большем внимании к своим отношениям.Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006). Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами. В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста.Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

3.34

32

Повторный брак

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n 46 = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
14359
3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность
0,32 0,32
Американцы европейского происхождения 0,68 0,68 0,68
Семейное положение 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а оставшаяся часть — европейские американцы.61% взрослых детей состояли в браке, а 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники выполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Пожалуйста, укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу взаимоотношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец неплохо от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 (, очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослых детях ). ), и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы классифицировали семьи по возрасту и полу взрослых детей: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохое, ) до 5 ( отличное, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы изучить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов в одной семье (например, взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили об обоих родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальная напряженность и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности в совокупности между родителями и взрослыми детьми. Напряжение в отношениях было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , с. <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников сообщили, по крайней мере, о небольшом напряжении по крайней мере в отношении одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляция между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

8 солидарности

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряженности
Аффективные
9
9

Индивидуальная напряженность 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** .33 ** −.52 **

SE B

80 *

2,34

9070 *

Разница между семьей

12354 9035 0,035 2 логарифмическая вероятность

Отношения Отдельное лицо
B F B SE B F
Поколение / пол родителя 6,00 **
Запланированные контрасты 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (возраст от 34 до 49) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 1,00 0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола (возраста родителя и взрослого ребенка) взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях с матерью ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцом ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более интенсивной напряженности в отношениях, чем семьи с более молодыми взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальное напряжение зависит от поколения и пола ребенка. Как предполагалось, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщали о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения взаимосвязей между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

65 Модель 1

Модель 2

90 334

08

Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 2

B SE B F B SE B F
    5 B
F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
Разница между членами семьи08 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 903 9023
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,15 1235 9 * 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637,30 ** 1692,10 **

Модели и аффективные связи выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение показателей согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладают значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали по крайней мере небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для личных противоречий, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных проблемах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей эмоциональной активности и вложениях в своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот результат также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители видят отношения. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой разногласий в развитии родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Согласно гипотезе, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давнюю напряженность, которую трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей аффективной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может иметь разные последствия для качества отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс Э. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверштейн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В.Л., Робертс РЕЛ. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В.Л., Шредер С.С. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Возрастные и гендерные различия в описаниях взрослых эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая перспектива. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Краутер А.С., Уайтман С.Д. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Возвращаясь к разнице поколений: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и в перспективе. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношениях взрослых детей со стареющими родителями и свекровью. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Социальная психология ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Отношения между взрослыми детьми и их родителями

Роли родителя и ребенка не просто привязаны к определенной фазе жизни.Каждый из нас есть и всегда останется чьим-то ребенком. Точно так же родитель является чьим-то родителем до старости. Бесконфликтной семьи почти не существует. Различные уровни конфликта являются частью родительско-детских отношений в любом возрасте.

В семьях, в которых алкоголь употреблялся в изобилии, существует риск того, что функциональные межпоколенческие отношения не могут быть достигнуты даже в течение десятилетий. Роли остаются неясными, а чувство вины и долга по-прежнему тяготит тех, кто вырос в этих семьях.Взрослые дети алкоголиков могут оказаться в двойном положении: им придется заботиться о своем потомстве, а также о своих родителях, здоровье которых может ухудшаться. Есть ли у взрослых детей алкоголиков шанс или даже право освободиться от забот, причиненных их родителями? В данной статье обсуждается роль бабушек и дедушек, их возрастающая потребность в уходе и, возможно, все еще продолжающееся употребление алкоголя.

Понятие старости изменилось за последние несколько десятилетий.Пожилые стали более активными, по-прежнему осуществляя свои чаяния, исходя из собственных отправных точек. Употребление алкоголя также является частью жизни все большего числа стареющего населения. Масштабы различных типов отношений между родителями и дедушками расширились. Предположение предыдущих поколений о взаимности в поддержке и заботе между поколениями рушится: уже не очевидно, что бабушки и дедушки участвуют в воспитании своих внуков, выступая в качестве надежной поддержки, к которой можно обратиться в случае необходимости, например, по присмотру за детьми. или финансовые проблемы.С другой стороны, бабушки и дедушки не всегда могут рассчитывать на помощь своих детей, когда они станут старше и, возможно, станут слабее. Кроме того, проблемы с алкоголем бабушек и дедушек еще больше затрудняют и без того «ослабленные» отношения между поколениями в сфере ухода.

Многие родители сталкиваются с вопросом, способны ли их собственные родители из-за употребления алкоголя заботиться о детях или даже встречаться с ними. Ситуация может вызвать негодование, потому что в соответствии с культурными традициями, в которых выросло нынешнее взрослое поколение, «бабушка и дедушка» обычно олицетворяют стабильность, тепло и безопасность.

Имеют ли бабушки и дедушки право встречаться со своими внуками, если они ранее находились в состоянии алкогольного опьянения в присутствии ребенка, когда родители находились в другом месте? Право ребенка на безопасную среду для роста всегда является самой важной проблемой. Это также относится к ситуациям, когда родители считают, что было бы важно получить помощь бабушек и дедушек, например, в уходе за детьми из-за таких обстоятельств, как озабоченность работой или семейные проблемы. Ребенок может подвергнуться травмирующим переживаниям также из-за повышенного риска для пожилых людей, связанного с употреблением алкоголя (например,грамм. судороги, нарушения памяти или несчастные случаи).

В то же время дети имеют право на отношения со своими бабушками и дедушками. Стоит разобраться с ситуацией на практике. Один из способов — устроить хотя бы короткие встречи, убедив дедушку и бабушку в трезвости. Также можно согласовать с ребенком определенные меры безопасности: например, способ уйти, если в поведении бабушек и дедушек проявляются определенные признаки. После посещения бабушек и дедушек ребенка можно спросить на «его родном языке» о подробностях произошедших событий.Поиск подходящего способа оставаться на связи и устраивать встречи отвечает интересам всех сторон.

Справляться с зависимыми от психоактивных веществ пожилыми родителями всегда тяжело и тяжело. К сожалению, иногда это приводит к тому, что приходится прекращать все контакты с бабушками и дедушками своих собственных детей. В некоторых случаях негативные последствия разрыва с бабушкой и дедушкой мягче, чем боль, возникающая от общения. Друзья или, в идеале, поддержка со стороны сверстников могут помочь в поиске решений.

Будьте реалистичны в том, что вы умеете делать! Вы не должны жертвовать своей взрослой жизнью. Бесполезно помогать родителям протрезветь без их собственной мотивации. Хорошее практическое правило заключается в следующем: освободите себя от обязанности заставлять родителей трезветь, но поддержите их в том случае, если вы найдете подходящий момент, и они будут искренне мотивированы. Не позволяйте своим родителям выпивать, даже если они используют, например, финансовые проблемы в качестве компромата. Помните, что в первую очередь вы несете ответственность за собственное благополучие.Ваше благополучие — одна из самых важных вещей в жизни вашего ребенка!

Отношения взрослого ребенка и стареющего родителя: минные поля, недопонимание и методы улучшения

В отношения между взрослым ребенком и стареющим родителем часто возникает напряженность, поскольку обе стороны пытаются управлять вторгающимся изменением статуса старшего родителя.

Неудивительно, что оба поколения склонны смотреть на ситуацию с совершенно разных сторон. В то время как взрослые дети могут пытаться подсчитать, насколько на самом деле близки к беде их родители, их родители могут пытаться подсчитать, насколько хорошо они могут удержать своих детей от контроля над ними и «взятия власти».

Истинная суть конфликта, который часто не признается, может заключаться в простой идее: если на самом деле один или оба родителя зарегистрировали снижение функции, что именно следует с этим делать и кто должен решать?

Молодое поколение

Взрослые дети старших родителей могут почувствовать, что от них что-то потребуется, когда отсутствие функциональных способностей их родителей достигнет определенной критической точки. Это, безусловно, может вызывать беспокойство.Взрослые дети, часто находящиеся на пике своей карьеры и все еще воспитывающие детей, измотаны, подвержены стрессу и неспособны справиться с гораздо большим.

Возможно, из-за сильного желания избежать несвоевременной чрезвычайной ситуации взрослые дети могут начать задавать слегка назойливые вопросы об активах, оплате счетов, использовании лекарств, личных привычках и производительности за рулем, которые они никогда раньше не задавали. Они сканируют горизонт в поисках потенциальных проблем, чтобы исправить ситуацию до того, как она взорвется.Когда важна географическая удаленность, необходимость противостоять кризису становится особенно острой.

У взрослых детей обычно хорошие намерения. Они заботятся о своих родителях и хотят свести к минимуму любой вред, который может им причинить из-за плохих функциональных способностей. Они хотят предотвратить катастрофу . Они могут переоценить потенциальную проблему и подтолкнуть своих родителей принять помощь до того, как старшее поколение будет готово, прежде чем они действительно в ней будут нуждаться, чтобы быть уверенными, что звонок посреди ночи никогда не поступит.

Их родители, однако, видят это иначе.

Перспектива пожилых родителей

Стареющие родители не могут регистрировать какие-либо изменения в своем статусе, но в полной мере оценивают изменения в своих детях. После многих лет приятных взаимоотношений со своими взрослыми детьми они внезапно чувствуют, что за ними внимательно следят. Их дети говорят о необходимости вытирать пыль или пылесосить, просматривать почту, проверять срок годности йогурта в холодильнике, спрашивать их о лекарствах и со знанием дела смотрят друг на друга, когда у родителей обнаруживается небольшой провал в памяти.

Старшие родители могут чувствовать, что их дети считают их некомпетентными. Они могут начать нервничать по поводу посещений, опасаясь, что не пройдут негласный «тест», который проводят их дети. Некоторые родители начинают избегать общения с детьми, если ожидают допроса под давлением, травли и нежелательных рекомендаций перейти в учреждение для престарелых.

По большей части старшее поколение хочет, чтобы о нем заботились, но не контролировали. Они ценят заботу, которую проявляют их дети, как показатель любви.Но они не хотят отказываться от задач, которые в состоянии выполнить в полной мере, или отказываться от дома, который они занимают с большим удовлетворением. Они хотят сказать последнее слово при рассмотрении решений, касающихся их ухода.

Навигация по сложной территории

Идеальный подход к разрешению напряженности в отношениях — это честно поговорить о пожилом возрасте родителей и о том, что с этим делать. Возраст сам по себе не является поводом для радикальных изменений.Но другие проблемы вполне могут служить основанием для разговора о работе в команде для решения насущных проблем — например, одиночество / изоляция, сенсорные нарушения, а также трудности с оплатой счетов или страхованием — все это «решаемые» проблемы, которые не обязательно требуют больших затрат. изменение.

Нам, взрослым детям, важно относиться к родителям с уважением. Если они не признаны недееспособными, они вправе принимать собственные решения. Мы можем попросить их помочь определить обстоятельства, которые, по их мнению, оправдывают наличие опекуна или, например, переезд в сообщество пожилых людей.Постарайтесь выяснить у них, как они относятся к этим формам помощи и что они значат для них . Убедите их, что получение помощи не означает, что человек умирает, некомпетентен или потерпел неудачу. Это просто означает, что на этом этапе жизни они лучше справляются с некоторыми повседневными задачами, выполняемыми кем-то другим.

Нам, стареющим родителям, не менее важно осознавать, что наши дети хотят помочь нам избежать очень негативных и болезненных обстоятельств. Им никогда не было 80 или 85 лет, и они мало или совсем не понимают, каково это — медленно терять функциональность.Расскажите им об этом. Помогите им понять. И когда взрослые дети указывают на изменения, которые они заметили в нас, нам следует учитывать правду в их словах. Допустите возможность того, что они правы.

Всем заинтересованным будет полезно начать говорить о проблемах старения до того, как они станут настоящими проблемами. Постарайтесь развить эту откровенность как можно раньше, а также реалистично и честно оценивать ожидания и отношения. Признайте, что степень зависимости и независимости колеблется на разных этапах жизни — от всех нас зависели, и все мы зависели от других.

Последующие главы жизни — это лишь один из моментов на нашем пути, когда мы можем принять больше помощи, чем даем. Это не комментарий о том, насколько успешно мы состарились. Это не комментарий ни к чему. Это просто реальность, и мы, возможно, изо всех сил пытались помочь своим родителям увидеть ее несколько лет назад, когда обувь была на другой ноге.

Для получения дополнительной информации по этой теме:

http://www.sageminder.com/Caregiving/Relationships/RoleReversal.aspx

http: // www.respforseniors.org/pdf/Expectations%20and%20Obligations%20in%20Adult%20Child%20-%20Ageing%20Parent%20Relationships.pdf

https://www.theatlantic.com/health/archive/2016/03/when-youre-the-aging-parent/472290/

http://antiagingrenewal.com/anti-aging-articles/elderly-parents-aging-children/

Отношения родитель-ребенок — качество отношений родитель-ребенок — возраст, социальное положение, различия, дети и родители

Социальные особенности детей и родителей и отношения между поколениями. Было продемонстрировано, что социальные характеристики детей и родителей имеют решающее значение для понимания межпоколенческих отношений. Три социальных характеристики играют особенно важную роль в определении качества родительско-детских отношений в дальнейшей жизни: возраст, пол и раса.

Возраст. Теории развития взрослых и межпоколенческих отношений предполагают, что возраст взрослого ребенка влияет на качество родительско-детских отношений.Эти теории утверждают, что по мере того, как взрослые дети становятся старше, в отношениях между родителями и детьми возникает меньше конфликтов и усиливается близость, поскольку изменения в процессе созревания уменьшают различия между родителями и взрослыми детьми, тем самым сводя к минимуму основания для конфликта между ними. Кроме того, эти теории утверждают, что по мере старения детей и родителей возникает большая терпимость к любым остающимся различиям между поколениями. Эмпирические исследования, проведенные как с взрослыми детьми, так и с пожилыми родителями, подтверждают эти теории, последовательно показывая, что отношения становятся более гармоничными, когда дети становятся старше.

Пол. Обзор литературы показывает, что пол родителей и ребенка влияет на отношения между поколениями. Исследования влияния пола неизменно демонстрируют более сильные любовные связи между матерями и дочерьми, чем любое другое сочетание. Например, матери сообщают о более позитивном влиянии на взрослых дочерей, чем на сыновей, и они с большей вероятностью полагаются на дочерей, чем на сыновей, как на наперсников и утешителей. В свою очередь, взрослые дочери сообщают о большей близости к матери, чем отцы.

Литература, посвященная другим гендерным сочетаниям родитель-ребенок, свидетельствует о большей близости и меньшем конфликте в парах мать-сын и отец-дочь, чем в парах отец-сын. Преобладающие исследования межпоколенческих отношений показали, что взрослые сыновья сообщают о большей близости к матери, чем к отцам, тогда как отцы сообщают о большей близости к дочерям, чем к сыновьям.

Раса и этническая принадлежность. Исследования этнического разнообразия в семьях в последние годы значительно расширились за последние два десятилетия.Большая часть этой работы сосредоточена на различиях между черными и белыми семьями; однако внимание привлекли и испаноязычные, и азиатские семьи.

Литература выявила некоторые стойкие различия в отношениях между поколениями между черными и белыми семьями. В частности, пожилые чернокожие гораздо чаще, чем белые, живут в семьях из двух или трех поколений и участвуют в повседневных делах своих внуков. Кроме того, похоже, что в чернокожих семьях больше близости и меньше межпоколенческих конфликтов, чем в не-черных семьях.К. В. Вилли (1988) утверждал, что пожилые чернокожие менее настаивают на том, чтобы младшие члены семьи придерживались обычаев старших, чем не чернокожие, что может уменьшить основу для конфликта из-за межпоколенческих различий в ценностях; однако несколько исследований, посвященных этому вопросу, не дали последовательной картины.

Отношения между родителями и взрослыми детьми среди латиноамериканцев, по-видимому, отличаются от отношений между чернокожими и белыми. Например, контакты родителей со взрослыми детьми чаще встречаются среди выходцев из Латинской Америки, чем среди белых или черных, а родители из Латинской Америки чаще живут со своими взрослыми детьми, чем черные или белые.Кроме того, несколько исследований предполагают большую внутрисемейную поддержку в испаноязычных белых семьях, чем в неиспаноязычных белых семьях. Однако, поскольку в большинстве этих исследований роль взрослых детей не отделяется от роли других близких членов семьи, трудно с уверенностью определить, являются ли отношения между родителями и детьми более тесными в испаноязычных семьях, чем в неиспаноязычных семьях.

Хотя популяция пожилых азиатов в Соединенных Штатах быстро растет, существует относительно мало литературы по отношениям между родителями и взрослыми детьми среди этих этнических групп.Имеющаяся литература предполагает, что существуют несоответствия в моделях родительско-детских отношений в азиатско-американских семьях. С одной стороны, сыновнее почтение по-прежнему является нормой, и родство между родителями и взрослыми детьми является обычным явлением, однако американские родители китайского происхождения, которые не живут со своими детьми, контактируют с ними реже, чем черные, белые или латиноамериканские родители. Кроме того, в азиатских семьях все чаще встречаются ценностные различия, которые могут привести к конфликту между родителями и детьми.

Жизненные события, родительско-детские отношения и благополучие родителей. Изменения социальных характеристик родителей или детей могут иметь глубокое влияние на отношения между поколениями. Важно различать переходы, которые переживают взрослые дети, и переходы, переживаемые пожилыми родителями, а также различать два типа переходов: нормативные, т. Е. Переходы, которые

социально приемлемы и ожидаются в определенный момент времени, а также ненормативные.

Эффекты нормативных переходов взрослых и детей. Многочисленные исследования выявили устойчивую закономерность увеличения близости и контактов между поколениями, когда дети переживают нормативные изменения. Например, кажется, что родители и взрослые дети сближаются, когда дети создают отдельные семьи, женятся и становятся родителями. Отчасти, когда взрослые дети переживают эти нормативные переходы, в отношениях между поколениями происходят положительные изменения, потому что такие переходы подтверждают, что взрослый ребенок соответствует общественным нормам в отношении зрелого развития.Часто игнорируется тот факт, что нормативные переходы также улучшают отношения между родителями и детьми, потому что эти переходы увеличивают количество социальных структурных позиций, которые взрослые дети разделяют со своими родителями.

Эффекты нестандартных переходов взрослых и детей. Учитывая, что нормативные переходы обычно усиливают привязанность, неудивительно, что ненормативные переходы иногда пагубно влияют на отношения родителей и взрослых детей.Однако то, повлияет ли ненормативный переход на отношения, во многом определяется тем, насколько этот переход бросает вызов ценностям родителей.

Недавние исследования переходного возраста взрослых детей подтверждают этот аргумент. Например, исследования показали, что отношения между сыновьями из среднего класса и их родителями часто становятся напряженными, когда взрослые дети, особенно сыновья, теряют работу. Кроме того, было обнаружено, что отношения взрослых детей со своими родителями страдают, когда дети совершают противоправные действия, независимо от того, приводят ли эти действия к судебному преследованию.

Ненормальные переходы, которые не бросают вызов ценностям родителей, по-видимому, гораздо меньше влияют на отношения между родителями и взрослыми детьми. Например, похоже, что возвращение взрослых детей в родительский дом создает небольшие проблемы в отношениях между родителями и детьми. Преобладающая литература предполагает, что развод ребенка также мало или совсем не влияет на качество родительско-детских отношений. Фактически, некоторые результаты предполагают, что после развода ребенка может даже повыситься степень близости между родителями и взрослым ребенком.Однако исследования не изучали, влияет ли развод взрослого ребенка на отношения между родителями и детьми обстоятельствами развода или ценностями родителей в отношении брака.

Детские стрессовые жизненные события и благополучие родителей. Хотя негативные жизненные события в жизни взрослых детей не обязательно влияют на качество родительско-детских отношений, они влияют на психологическое благополучие родителей. Исследования показали, что проблемы, с которыми сталкиваются взрослые дети, и контакт с детьми в эти периоды могут пагубно сказаться на благополучии пожилых родителей.Например, было обнаружено, что родители, чьи взрослые дети страдали психическими, физическими проблемами, злоупотреблением психоактивными веществами или проблемами, связанными со стрессом, испытывают большую депрессию и эмоциональное расстройство, чем родители, чьи дети не имели этих проблем.

Кроме того, было установлено, что родители психически больных взрослых испытывают как существенный психологический стресс, так и снижение качества брака из-за проблем, связанных со странным и угрожающим поведением их детей. Было обнаружено, что насилие и жестокое обращение со стороны взрослых детей особенно беспокоят пожилых родителей.

Моральный дух также может пострадать, если проблемы взрослых детей требуют, чтобы родители продолжали оказывать им заботу и поддержку. Такая постоянная помощь связана с усилением психологического стресса у пожилых людей. Таким образом, в той мере, в какой проблемы, с которыми сталкиваются дети, приводят к усилению их зависимости, качество отношений имеет тенденцию к снижению, что может привести к ухудшению психологического благополучия.

Эффекты нормативных переходов родителей. Выход на пенсию и вдовство были определены как нормативные переходные периоды, которые могут повлиять на отношения между родителями и взрослыми детьми.Некоторые ученые предположили, что выход на пенсию родителей может стать серьезным кризисом для взрослых детей, потому что это может означать, что родители могут потерять свою производительную роль и в конечном итоге умереть. Кроме того, утверждалось, что дети могут опасаться того, что в результате снижения родительского дохода им придется взять на себя финансовую ответственность за своих родителей, пока они по-прежнему содержат своих собственных детей. Однако недавние исследования, проведенные по этому вопросу, не обнаружили либо влияния выхода на пенсию на отношения между поколениями, либо более тесные контакты и близость между поколениями.

В отличие от выхода на пенсию, вдовство родителя связано с прямым изменением жизни

взрослые дети. Было установлено, что вдовство является одним из самых стрессовых событий в жизни и знаменует собой резкое изменение в жизни выжившего супруга. Было обнаружено, что взрослые дети являются особенно важным источником эмоциональной поддержки и инструментальной помощи для выжившего родителя в это время. Кроме того, кажется, что после вдовства в отношениях между родителями и детьми существует общая закономерность стабильности и непрерывности.

Эффекты ненормативных переходов родителей. Развод — один из самых распространенных ненормативных переходов в жизни родителей взрослых детей. Преобладающая работа по этой теме показала, что пагубное влияние развода родителей на отношения между поколениями сохраняется на протяжении всей жизни. Например, было обнаружено, что как разведенные, так и повторно состоящие в браке родители оказывают меньшую эмоциональную поддержку своим взрослым детям, реже контактируют и сообщают о более низком уровне родительско-детской солидарности, чем родители, которые не развелись.Влияние развода на близость зависит от пола родителей. Развод, как представляется, наносит больший ущерб отношениям отцов, чем матери со своими взрослыми детьми. Фактически, многие матери и дочери продолжают поддерживать очень близкие отношения после развода матери.

6 признаков того, что вы отталкиваете своих взрослых детей

Спросите родителей, что их больше всего беспокоит в отношениях со своими взрослыми детьми, и многие скажут вам: недостаточно времени вместе, недостаточно регулярного общения, отсутствие ощущения себя нужным или желанным, если детям что-то НЕ НУЖНО, не понимая, почему они не стали ближе.

За исключением серьезных проблем ребенка, таких как злоупотребление психоактивными веществами или психическое заболевание, родители часто чувствуют себя отчужденными или частично отчужденными от детей, которых они вырастили, — и они не знают почему.

«Это тихая эпидемия», — говорит Джошуа Коулман, доктор философии, психолог и старший научный сотрудник Совета по современным семьям и автор книги Когда родителям больно: стратегии сострадания, когда вы и ваш взрослый ребенок не ладите , «Результат нескольких социальных сдвигов за последние 50 лет.”

Такие как? Например, стили воспитания. «В 60-е годы в семьях произошел фундаментальный сдвиг, когда дети стали той осью, вокруг которой вращалась семья», — говорит Коулман. «Они были воспитаны как люди, сомневающиеся в авторитете. Их отношения часто вращались вокруг того, что заставляло их чувствовать себя хорошо или плохо, не обязательно на том, как с ними договариваться ».

Еще одним важным сдвигом стал рост числа разводов. «Развод на ранних этапах жизни ребенка (или даже недавно) может быть чрезвычайно пагубным для отношений между родителями и детьми, если один из супругов настраивает ребенка против другого, — говорит Коулман, — даже для взрослых детей.”

Между вами есть разлад?

Несмотря на социальные изменения, вы, дорогие мама и папа, можете делать вещи, которые также отталкивают детей — конечно, не намеренно, но тем не менее отталкивая. Если вы заметили, что ваши взрослые дети действуют одним из следующих способов, возможно, пришло время проверить реальность:

  • Они редко звонят вам, и если вы позвоните им, они ответят через несколько дней.
  • С ними сложно строить планы, даже если они, кажется, находят время для друзей.
  • Они мало рассказывают вам о том, что происходит в их жизни. Обычный ответ: «Все в порядке».
  • Они часто раздражаются, когда вы делаете конструктивные комментарии, даже если обратная связь полностью в их интересах.
  • Вы всегда были рядом с ними, но они не всегда рядом с вами. Кажется, что ваши проблемы смущают или раздражают их, и они сбивают вас с толку.
  • Они называют вас «мама-мученица» или «папа-святой» — и это не комплимент.

Оцените свою роль и свои возможности

Если что-либо из вышеперечисленного кажется вам знакомым, относитесь к ним как к красным флажкам, которые нельзя игнорировать. Ваша цель — улучшить отношения, и, как родитель, вы находитесь за рулем. Вот вопросы, которые стоит задать себе:

1. Вы так часто звоните детям (или пишете по электронной почте, или отправляете текстовые сообщения), что вас сочтут преследователем?

Может быть, вы звоните слишком часто или звоните в плохие времена (например, когда дети собирают своих детей спать).

Что вы можете сделать: Если вы хотите эффективно общаться, спросите своего сына или дочь, как им больше всего нравится, когда с ними связываются — по телефону, электронной почте или текстовым сообщениям и когда лучше всего связываться. Тогда уважайте их пожелания.

2. Действительно ли ваша конструктивная обратная связь скрывает критику?

Ваш сын знает, что у него избыточный вес, и это нездорово. Ваша дочь знает, что на работе ее используют в своих интересах. Все дети хотят одобрения родителей, независимо от их возраста.

Что ты умеешь делать: Щедро хвалить; ценю искренне. Прокомментируйте, какой прекрасный родитель ваша дочь или как вы гордитесь похвалой сына на работе. Держите отрицательную «обратную связь» при себе.

3. Вы отслеживаете, как часто они строят планы с вами по сравнению с другими?

Не ходи туда, — говорит Коулман. «Некоторые взрослые дети предпочитают быть со своими друзьями или собственными супругами и детьми, и это вопрос проводки, а не плохого воспитания с вашей стороны.”

Что вы можете сделать: Планируйте короткие специальные встречи (воскресный бранч с рогаликами или пятничный вечер пиццы), чтобы у них была мотивация прийти.

4. Вы вмешиваетесь?

Может быть, дети не делятся с вами информацией, потому что вы задаете слишком много вопросов или даете нежелательный совет.

Что вы можете сделать: Если ваш сын сказал вам, что он подал заявку на новую должность в новой компании, не начинайте копаться в грязи о льготах, часах работы, обязанностях и т. Д.Предположим, он скажет вам, если получит это, а если вы не получите ответа примерно через месяц, просто спросите, есть ли еще какие-нибудь новости. Не говорите: «Может, тебе стоит позвонить им, чтобы показать, насколько ты заинтересован».

5. Чувствуете ли вы, что вас ценит исключительно ваша родительская роль?

Коулман предполагает, что родители, все существо которых существует для их детей, часто имеют нереалистичные ожидания относительно долга своих взрослых детей перед ними.

«Это особенно сложно для родителей, которые ожидают, что их дети исправят эмоциональные проблемы их (родительского) детства, будучи плечом, на котором можно поплакать, звуковой доской, доверенным лицом», — говорит он.Дети обычно не хотят этой роли.

Что вы можете сделать: Это когда вам нужно лечить себя. И работайте над развитием своей личности вне роли родителей, бабушек и дедушек.

6. Всегда ли вы говорите «да», даже если хотите сказать «нет»?

Никто не любит мучеников, поэтому, если вы всегда говорите «да», когда вам иногда хочется сказать «нет», подумайте об этом: можно сказать «нет» на просьбы, которые вы не хотите или не можете выполнить, без больших неудобств для себя. .Но нужно различать реальную потребность в помощи и ребенка, который звонит только тогда, когда ему что-то нужно.

Что вы можете сделать: Если ваш ребенок выходит на связь только тогда, когда ему нужна помощь, используйте просьбу в качестве обучающего момента, сказав: «Я счастлив сделать это (или мне очень жаль, что я не могу сейчас ). Но я также хотел бы весело провести время с тобой и семьей, потому что иногда мне кажется, что я вижу тебя только тогда, когда тебе что-то нужно ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *