Разное

Согласие или отказ от прививки: Приложение N 5. Информированное добровольное согласие на вакцинацию

Содержание

Вакцинация и право: отстранение от работы и ковид-паспорта

Добровольная или обязательная?

Любой вид медицинской помощи в России оказывается только с добровольного информированного согласия. Вакцина от COVID-19 – не исключение.

Массовая вакцинация населения от коронавирусной инфекции началась в России с 18 января. За четыре месяца полную процедуру вакцинации прошли лишь 9,1 млн человек – 6,25% населения страны. С самого начала вакцинации российские власти неоднократно подчеркивали: прививка – добровольная. Но это правило действительно не для всех.

Для работников, выполнение функций которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями, требуется обязательное проведения профилактических прививок. Такое правило действует еще с 1998 года, когда был принят ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней». Если отказаться от вакцинации, работодатель может отстранить человека от работы. 

Анонс мероприятий

А в конце 2020 года власти включили вакцинацию от коронавирусной инфекции в календарь профилактических прививок. Согласно приказу Минздрава, приоритет при проведении вакцинации оказывается лицам старше 60 лет, работникам медицинской и образовательной сфер, людям с хроническими заболеваниями и жители городов-миллионников. К приоритету второго уровня отнесли работников организаций транспорта и энергетики, сотрудников правоохранительных органов и таможни, вахтовиков и волонтеров, военнослужащих и работников сферы услуг. Третью очередь приоритета отдали госслужащим, студентам и призывникам.

В Министерстве труда объясняли, что в условиях «осложнённой эпидемиологической обстановки» главные санитарные врачи в регионах могут вынести решение о проведении вакцинации граждан или отдельным группам людей. «Граждане могут отказаться от прививок, но в этом случае они должны быть отстранены от выполняемых работ на период эпиднеблагополучия», – подчеркивали в ведомстве.

Если осложненной эпидемобстановки нет, то отстранить от работы нельзя. Если у работника есть медицинские противопоказания против прививки – тоже. При этом работодателю, который не отстранил непривитого работника, грозит административная ответственность по ст. 6.3 КоАП.

Пока решений об осложненной эпидемиологической обстановки главные областные санитарные врачи не принимали. Поэтому вакцинация остается добровольной для всех, но в случае ухудшения эпидемиологической обстановки у властей есть способы, как сделать ее «добровольно-принудительной».

Больше ясности по вопросу о том, грозят ли какие-то санкции за отказ от предложения работодателя о вакцинации, сможет дать Министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко – он примет участие в обсуждении «Вакцинация от Covid-19: Права, обязанности и юридические последствия» в рамках ПМЮФ. Сессия состоится в пятницу, 21 мая.

«Ковид-паспорт»

Мировым лидером по вакцинации населения от коронавируса стал Израиль. Там уже привито подавляющее большинство взрослого населения, а местные власти регистрируют лишь по несколько десятков новых случаев заражения в сутки. В России, для сравнения, этот показатель уже давно не опускался ниже 8000 случаев за день.

Одним из инструментов, которые помогли добиться такой быстрой вакцинации населения, стали введенные в январе «зеленые пропуска». Это специальный документ, который выдается спустя неделю после получения второй дозы вакцины и действует шесть месяцев. «Зеленый пропуск» – это разрешение на посещение мест, в которые не попасть без пропуска. Спортивные залы, бассейны, рестораны и кафе, кинотеатры и выставки – все это доступно только привитым гражданам.

В то же время в Европе задумались о введении общеевропейских цифровых COVID-сертификатов, которые позволят заграничные путешествия. Пока страны не могут договориться о том, какими будут «ковид-паспорта» и какие привелегии будут предоставлены вакцинированным – обсуждение продолжается. Решение о введении единых прививочных сертификатов в ЕС планируют принять до начала лета.

Анонс мероприятий

В России о введении ковид-паспортов тоже задумывались. Так, еще в январе глава Башкирии Радий Хабиров объявил о появлении в регионе ковид-паспортов. Планировалось, что документ будет содержать информацию о перенесенном коронавирусе и проведенной вакцинации, а получить его можно будет через портал госуслуг. Но затем эту идею раскритиковали на федеральном уровне. «Введение дополнительных паспортов или каких-то иных документов, как мы видим, вызывает раздражение граждан, и граждане в этом случае формулируют вакцинацию как принудительный процесс – это на сегодняшний день недопустимо», – так высказывалась вице-премьер Татьяна Голикова. После этого ни регионы, ни центр к этой идее не возвращались.

Но каждому, кто сделал прививку от коронавируса, выдают документ о проведенной вакцинации. И это не бесполезный сертификат «на память» – некоторые европейские страны (например, Греция и Черногория) уже заявляли, что готовы принимать его в качестве подтверждения проведенной вакцинации. Кроме того, уже сейчас на сайте Госуслуг можно получить электронный сертификат о вакцинации на русском и английском языках, которые содержат информацию о российском паспорте привитого. Но замглавы Минцифры Олег Качанов в конце апреля пообещал, что вскоре такой электронный сертификат можно будет использовать и для зарубежных целей – в него добавят информацию и о загранпаспортах получателя.

Несмотря на ряд очевидных преимуществ таких документов, таких как стимулирование вакцинации и возможность поскорее открыть границы, у ковид-паспортов остается немало нерешенных проблем. Неоднократно высказывались мнения о том, что внедрение таких документов породит неравенство среди населения. «Введение даже добровольного паспорта иммунизации, подтверждающего вакцинацию, может привести к тому, что многие не смогут получить определенные услуги, работу и жилье», – отмечали британские правозащитники из Liberty.

Своим взглядом на эту проблему в рамках ПМЮФ поделятся ведущие эксперты в сфере здравоохранения и права: руководитель Генеральной дирекции Совета Европы по правам человека и верховенству права Христос Якумопулос, заведующий кафедрой общественного здоровья и здравоохранения Dalla Lana School of Public Health Росс Апшур, врач-педиатр, детский хирург и онколог, член Совфеда РФ Владимир Круглый. Модератором дискуссии выступит глава Отдела по биоэтике Директората прав человека и верховенства права, секретарь Комитета по биоэтике Совета Европы Лоранс Львофф.

«Панельная дискуссия даст возможность получить уникальный сравнительный взгляд от высокопоставленных должностных лиц и экспертов, а также определить возможные пути совместных действий государств по охране здоровья населения при должном соблюдении основных прав», – ожидают организаторы юридического форума.

ПМЮФ 9 3/4: вакцинация правом пройдет в режиме онлайн с 18 по 22 мая 2021 года. Участие в виртуальных дискуссиях примут руководители российских и зарубежных органов власти, ведущие юристы, ученые и представители крупного бизнеса. Форум проводится при поддержке Президента Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации. Генеральный партнер ПМЮФ – «Газпромбанк» (Акционерное общество).

Добровольно-обязательная вакцинация – Картина дня – Коммерсантъ

В воскресенье вступил в силу приказ Минздрава, который обновил Национальный календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям. Теперь в нем записана вакцинация от коронавирусной инфекции для ряда категорий граждан, в частности врачей, учителей и соцработников. “Ъ” задался вопросом: обязаны ли они делать прививку от COVID-19? Как оказалось, четкого ответа до сих пор нет.

Вакцинацию по эпидпоказаниям проводят «при угрозе возникновения эпидемии или вспышки (стихийные бедствия, крупные аварии на водопроводной и канализационной сети), а также в период эпидемии». Обычно эпидемия объявляется, когда заболевает более 5% населения, что считается превышением эпидемиологического порога. На 27 декабря официальное число заболевших COVID-19 в России составляет 3 050 248 человек: получается, что, согласно официальной статистике, показатель пока превышает лишь 2%. Тем не менее еще 17 декабря премьер-министр России Михаил Мишустин распорядился включить вакцинацию от коронавирусной инфекции в календарь профилактических прививок.

В приказе Минздрава указан список категорий граждан, которым показаны прививки от коронавирусной инфекции «в порядке приоритета».

К приоритету первого уровня отнесены:

  • работники медицинских и образовательных организаций, организаций соцобслуживания и многофункциональных центров;
  • люди, проживающие в организациях социального обслуживания;
  • граждане с хроническими заболеваниями (бронхолегочной системы, сердечно-сосудистыми заболеваниями, сахарным диабетом и ожирением).

К приоритету второго уровня отнесены:

  • работники организаций транспорта и энергетики;
  • сотрудники правоохранительных органов;
  • сотрудники государственных контрольных органов в пунктах пропуска через границу;
  • сотрудники, работающие вахтовым методом;
  • волонтеры;
  • военнослужащие;
  • работники организаций сферы услуг.

Приоритетом третьего уровня обладают:

  • государственные гражданские и муниципальные служащие;
  • учащиеся в профессиональных образовательных организациях и организациях высшего образования;
  • призывники.

Отдельно в приказе указано, что «по решению исполнительных органов государственной власти субъектов РФ уровни приоритета могут быть изменены».

В Минздраве “Ъ” пока не ответили на запрос, какие последствия может повлечь отказ от вакцинации граждан, подпадающих под эти списки. Однако ранее, комментируя аналогичный приказ, регламентирующий вакцинацию от гриппа, в пресс-службе ведомства напоминали, что «любой вид медицинской помощи в РФ оказывается только с добровольного информированного согласия, а слово «обязательная» (вакцинация.— “Ъ”) относится в первую очередь к организаторам здравоохранения» и «вопросу стратегического планирования».

Директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович в разговоре с “Ъ” отметила, что «любая прививка не может быть обязательной».

«Прививка делается по желанию и идет в соответствии с клиническим разрешением, так как у каждого человека могут быть определенные причины от нее отказываться. По общему основанию «обязаловки» быть не может. А если это будет происходить, то станет нарушением конституционных норм. Никто не может заставить человека быть здоровым»,— сказала госпожа Попович.

Однако она уточнила, что если условие вакцинироваться от коронавирусной инфекции содержится в договоре о приеме на работу и человек согласился с такой формулировкой, то «тогда он обязан выполнять трудовую дисциплину».

Глава центра «Высшая школа организации и управления здравоохранением» Гузель Улумбекова полагает, что вакцинация от коронавирусной инфекции все же будет обязательной «для определенных категорий». Например, для медицинских работников, которые контактируют с пациентами. «Мы должны обязательно привиться, чтобы не заразиться от пациентов и самим не стать источником вируса. Как делается сейчас, например, прививка против вирусного гепатита,— объясняет госпожа Улумбекова.— Если есть противопоказания, никто насильственно заставлять прививаться не будет делать. О том, что человек, который не сделал прививку, может быть уволен с работы, в Национальном календаре ничего не написано. Но я могу сказать, что медицинских работников в США не допускают к работе с пациентами, если у них нет основных прививок, положенных во взрослом возрасте».

Медицинский юрист Полина Габай напомнила, что сейчас в Национальном календаре присутствуют вакцинации против целого ряда опасных болезней, например кори и туберкулеза.

«Эпидемия коронавируса дала основания включить новую прививку в Нацкалендарь. Просто раньше, пока ни одна вакцина не была зарегистрирована на территории РФ, сделать это было невозможно,— поясняет госпожа Габай.— Вакцинация, включенная в национальный календарь, является обязательной. [Поэтому] там указаны группы населения, на которые данная прививка распространяется».

Ведущий юрисконсульт аудиторско-консалтинговой компании КСК ГРУПП Ирина Михеева в разговоре с “Ъ” указала на определенное противоречие в законодательстве. «С одной стороны, процедура вакцинации в нашей стране добровольная. Это является медицинским вмешательством, к которому применяются положения ФЗ-323 «Об основах охраны здоровья граждан». В случае нежелания подвергаться такому вмешательству пациент имеет право на отказ от него. Право на свободу и личную неприкосновенность зафиксировано в Конституции РФ,— говорит юрист.— Также граждане имеют право отказаться от прививки в силу положений ФЗ №157 «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»».

Но, в соответствии с этим же законом, отказ от прививки может повлечь временный отказ в трудоустройстве или отстранение граждан от работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями. Перечень таких работ утвержден постановлением правительства РФ №825, последняя редакция которого была в 2014 году, в «докоронавирусную эпоху». «По закону получается, что человеку, отказавшемуся от вакцинации, при угрозе эпидемии может быть отказано в устройстве в образовательное или медицинское учреждение,— полагает госпожа Михеева.— Также нельзя исключать иных ограничений в правах «непривитых» людей. Например, в правах на работу в коллективе или посещении общественных мест. [Возможен] запрет на проезд в общественном транспорте и нахождение в общественных местах».

Руководитель HR-службы юридической группы «Яковлев и партнеры» Светлана Краснянская уверена: «Если ваша профессия присутствует в правительственном перечне, то работник обязан делать профилактические прививки в соответствии с календарем, утвержденным Минздравом. Отвод от прививки можно взять в случае наличия медицинских противопоказаний».

Управляющий партнер юридической компании «Позиция права» Егор Редин настаивает, что «вакцинация в РФ является добровольной». «Однако работники отдельных специальностей или граждане, находящиеся в определенных территориальных условиях, подлежат обязательной вакцинации»,— признает он. Говоря о приказе Минздрава, господин Редин заявляет, что «календарь регламентирует, какие прививки необходимо сделать работнику определенной профессии и с какой периодичностью». «В медицинском учреждении можно запросить заключение о противопоказаниях, если они для вас актуальны. Если их нет, все необходимые прививки нужно будет поставить»,— говорит он.

«Уклонение сотрудника от обязательной вакцинации без уважительных причин, если это обязательное условие допуска к работе, может стать поводом к признанию такого деяния дисциплинарным проступком,— рассуждает юрист.

Согласно Трудовому кодексу, за такой проступок работодатель вправе применить дисциплинарное взыскание в форме замечания или выговора». Если же сотрудник «и после возложения на него дисциплинарной ответственности все еще уклоняется от вакцинации», то это может быть рассмотрено как новый дисциплинарный проступок. «Тогда при условии наличия неснятого или непогашенного дисциплинарного взыскания работника можно уволить по ст. 81 ТК РФ за неисполнение трудовых обязанностей без уважительных причин, которое выразилось в форме отказа от обязательной иммунопрофилактики»,— говорит господин Редин.

Впрочем, здесь также есть свои сложности. «Если работодатель не организовал своевременное вакцинирование сотрудников, то за время, в течение которого человек был вынужден не работать, ему должна начисляться зарплата в размере не менее 2/3 среднего оклада,— сообщил юрист.— Если вакцинация не производилась по причинам, не зависящим ни от работодателя, ни от работника, нерабочее время также оплачивается в размере не менее 2/3 тарифной ставки, но только при условии, что работник письменно уведомил работодателя о том, что медосмотр не состоялся по независящим от него причинам».

И все же ясности закон не дает.

Егор Редин также указал, что «есть и иное мнение»: «Исходя из толкования законодательства, работодатель не может привлечь работника к дисциплинарной ответственности за несделанную прививку. Так как, отказываясь от прививки, сотрудник не совершает проступок по трудовому законодательству, а осуществляет данное законом право на отказ от вакцинации».

Анна Васильева, Валерия Мишина, Наталья Костарнова

Почему в России не будет принудительной вакцинации. Пояснения экспертов | Российское агентство правовой и судебной информации

Невозможность введения обязательной вакцинации в текущей правовой парадигме объясняют эксперты РАПСИ. О правовом статусе вакцинации рассуждает юрист Светлана Тетерникова.

«В России существуют два вида прививок — профилактические прививки и прививки по эпидемическим показаниям. Мы фактически сейчас имеем дело с вакцинацией второго типа. Постановления Главного государственного санитарного врача по Москве от 15.06.2021 №1 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям», Постановления Главного государственного санитарного врача по Московской области от 16.06.2021 №3 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» (далее – Постановления), Постановления Главного государственного санитарного врача по Краснодарскому краю от 23.06.2021 №8 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» и другие (далее по тексту – Постановления, – прим. ред.) предписывают следующее: организации должны обеспечить проведение профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) отдельным категориям (группам) гражданам, работающим в отдельных сферах деятельности. В Постановлениях нет прямого указания на то, что работодатель может отстранить работника от работы в соответствии со статьей 76 Трудового Кодекса РФ, хотя тема эта активно муссируется в СМИ. В соответствии со статьей 11 Федерального закона от 30 марта 1999 года №52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее – Федеральный закон №52-ФЗ), индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны: выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц; разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия», – поясняет юрист.

Однако, отмечает Тетерникова, вакцинация, согласно пункту 5 статьи 2 Закона №323-ФЗ, статье 1 Закона №157-ФЗ, является одним из видов медицинских вмешательств. Поэтому прививку можно сделать только с согласия лица (пункт 2 статьи 11 Закона № 157-ФЗ). Кроме того, ограничением является наличие медицинских противопоказаний – и об этом в ходе прямой линии напомнил президент: никто не вправе требовать прививку, если есть медотвод.

Вместе с тем, в законе есть нормы, которые позволяют в определенном императивном формате управлять процессом вакцинации. В соответствии со статьей 10 Федерального закона от 17 сентября 1998 года №157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», главный государственный санитарный врач РФ, главные государственные санитарные врачи субъектов РФ принимают решения о проведении профилактических прививок по эпидемическим показаниям: имеют право выносить мотивированные постановления о госпитализации для обследования или об изоляции больных инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц с подозрением на такие заболевания; о проведении обязательного медицинского осмотра, госпитализации или об изоляции граждан, находившихся в контакте с больными инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих; о временном отстранении от работы лиц, которые являются носителями возбудителей инфекционных заболеваний и могут являться источниками распространения инфекционных заболеваний в связи с особенностями выполняемых ими работ или производства; о проведении профилактических прививок гражданам или отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям; о введении/отмене ограничительных мероприятий (карантина) в организациях и на объектах (статья 51 Федерального закона №52-ФЗ).

«На сегодняшний день в вышеуказанных постановлениях нет указаний санитарного врача об отстранении от работы отказавшихся от вакцинации. Таким образом, в противоречие раздутой в СМИ информации о «драконовских мерах» по принудительной вакцинации, санитарными врачами использованы далеко еще не все полномочия по принятию мер в чрезвычайной ситуации, – отмечает Тетерникова. – Резюмируя: сегодня в нашей законодательной базе нет императивных мер по привлечению к ответственности за отказ от «обязательной» прививки, но в сложившейся ситуации категорически нельзя сбрасывать со счетов понятие «добросовестности», одно из главных понятий, предусмотренных нашим гражданским законодательством. Это в том числе и личная социально-этическая ответственность каждого гражданина при принятии решения о вакцинации – использовать или не использовать шанс не заразить окружающих тебя людей. Кроме того, каждый вменяемый гражданин понимает, какие последствия может вызвать причинение вреда здоровью, связанное с отказом от вакцинации в условиях пандемии опасного вируса», – подытоживает эксперт РАПСИ.

Еще один немаловажный аспект пандемических ограничений, который требует разъяснений в правовой парадигме – ответственность за предоставление поддельных «пандемических» документов: речь идет, прежде всего, о сертификатах о вакцинации и QR-кодах.

С сертификатами ситуация более-менее ясная: это официальный медицинский документ – их изготовление, сбыт, равно как и их использование, преследуются по закону. Сложнее с QR-кодами, которые официальными документами не считаются, а значит и наказать за их подделку нельзя – об этом сейчас говорят многие юристы.

«Представляется, что в случае с QR-кодами привлечь человека к ответственности именно за подделку документов, действительно, будет затруднительно. Здесь контекст, скорее, статей 111 и 112 УК РФ, тем более, статьей 112 УК РФ предусмотрена ответственность за причинение вреда здоровью в отношении двух или более лиц», – отмечает Тетерникова.

То, что QR-коды постепенно, но уверенно войдут в нашу жизнь, не вызывает никаких сомнений. Система заработала (хоть и с перебоями) в ресторанах, идут дискуссии о введении таких мер в общественном транспорте. Очевидно, со временем эти решения затронут и систему судопроизводства.

«Введение QR-кода для участников процессов (исключая тех, у кого есть медицинские противопоказания, конечно) – крайне вынужденная, но логичная мера», – считает Тетерникова.

Главный тезис противников ужесточения антипандемических мер, в том числе обязательной вакцинации – нарушение базовых прав и свобод граждан.

«Когда мы говорим о базовых правах – мы говорим о Конституции. Согласно статье 18 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Кроме того, часть 3 статьи 55 Конституции гласит: права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В свете сложившихся обстоятельств и учитывая законный внутренний суверенитет нашего государства (как и любого другого), я не вижу ни одной нормы права, открыто нарушающей базовые принципы, которые мной упомянуты выше и при оценке любого нового нормативного акта они должны быть приняты за основу, – считает эксперт. – В текущей ситуации, пожалуй, вижу лишь одно несоответствие. Статья 41 Конституции РФ, часть 1 гласит: «каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». Сейчас эта норма, с моей точки зрения, не соблюдается при взимании платы за так необходимые сейчас тесты ПЦР. Первая жалоба на это ограничение уже подана в ФАС».

Информированное согласие (отказ)

Информированное добровольное согласие – гарантия для всех

Информированное добровольное согласие – сравнительно новое для нас явление. Раньше врачи  часто не видели необходимости в том, чтобы объяснить пациенту, какая операция ему предстоит, каковы ее возможные исходы. В наше время ни одна операция или серьезная медицинская процедура не проводится без разрешения пациента. Это защищает права обеих сторон: и врачей, и больных.

Кто подписывает добровольное информированное согласие?

Информированное добровольное согласия (ИДС) является неотъемлемым правом пациента. Оно заключается в добровольном принятии больным или его законным представителем предложенного врачом медицинского вмешательства, разновидности обследования и лечения. Для этого врач в доступной форме дает обстоятельную информацию о предстоящем вмешательстве, вероятных осложнениях, вариантах процедур и условий их оказания. Добровольность в данном случае означает отсутствие принуждения в форме угроз, авторитарного навязывания врачебного мнения, подтасовки информации.

Понятие информированного добровольного согласия впервые в РФ было законодательно закреплено в 1993 году. В настоящее время в России информированное добровольное согласие «является необходимым условием оказания медицинской помощи» (в соответствии со ст. 20 федерального закона  № 323  «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» , а порядок его получения установлен Приказом Министерства здравоохранения РФ от 20.12.2012 года).

Право на дачу согласия прямо связано с дееспособностью. В соответствии со ст.28 ГК РФ дети до 6 лет полностью недееспособны, и согласие за них дают законные представители. Несовершеннолетние от 6 до 18 лет ограниченно дееспособны (ст.26, 28 ГК РФ), тем не менее, с 15 лет, согласно ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», подростки имеют право на добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство. Таким образом, с 6 до 15 лет за несовершеннолетнего согласие дают законные представители, с 15 лет до 18 лет — несовершеннолетние самостоятельно, хотя при этом и могут воспользоваться помощью родителей или законных представителей, тем не менее подписывают бланк самостоятельно.

Совершеннолетние граждане дают добровольное информированное согласие самостоятельно. Совершеннолетние граждане, признанные недееспособными в судебном порядке, дают информированное добровольное согласие через опекунов.

Без согласия

 

В некоторых случаях добровольного информированного согласия от пациента не требуется.

Согласно ч.9 ст. 20 Закона № 323-ФЗ медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя допускается:

1) Если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители (в отношении лиц, указанных в ч.2  ст. 20 Закона №323-ФЗ). Экстренность показаний для медицинского вмешательства определяет консилиум врачей. В случае, если собрать консилиум невозможно – непосредственно лечащий (дежурный) врач с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента.

2) В отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих. Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих утвержден Постановлением Правительства РФ от 01.12.2004 № 715 (вирусные лихорадки, лепра, малярия, сап, сибирская язва, чума и др.).

3) В отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами. Особенности получения согласия на медицинское вмешательство в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, установлены ст. 11 и 29 Закона РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

4) В отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления).

5) При проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы. Порядок принятия решения о медицинском вмешательстве в вышеуказанных случаях определен в ч. 10 ст. 20 Закона №323-ФЗ.

Право на отказ

Пациент имеет право полностью отказаться от медицинского вмешательства, а также потребовать его прекращения. Он может также отказаться от конкретного медицинского вмешательства при наличии выбора различных вариантов медицинских манипуляций. При отказе от медицинского вмешательства гражданину, одному из родителей или иному законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия такого отказа.

Медорганизации вправе подать административное исковое заявление, чтобы оспорить отказ законного представителя пациента от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни, например, ребенка.

Если же законный представитель отказался от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни подопечного, то он обязан известить об этом орган опеки и попечительства не позднее дня, следующего за днем этого отказа.

Отказ от медицинского вмешательства оформляется в письменной форме, подписывается гражданином, одним из родителей или иным законным представителем, медицинским работником и содержится в медицинской документации пациента.

  • < Назад
  • Вперёд >

Болеющие считают отказ от прививки одной из главных ошибок в жизни

Столичный регион вновь на пике эпидемии. Ежедневно приходят тревожные сообщения о росте числа заболевших. Вернулась забытая картина переполненных больниц, а также очередей из машин «скорой» у приёмных покоев. Но есть и хорошая новость – растут очереди у прививочных пунктов. Усвоили ли москвичи горький урок прошедшего года?

Сегодня доктора даже с некоторой досадой говорят о том, что, если бы большинство москвичей привились ещё весной, то сейчас индийский штамм не был бы так опасен для нас. Сегодня бьют рекорды и количество заболевших, и желающих вакцинироваться.

Желающие настроены решительно. Но при этом критически. Не к качеству вакцины претензии. Возмущает необходимость ждать в очереди.

— Жарко, у нас условий никаких нет, то есть – ни лавочек толком нет для всех, ни водички попить.

Хотя не очень понятно – кто мешал этим людям потратить всего 15 минут на вакцинацию месяц, два или три назад. Ведь прививки от коронавируса начали делать ещё зимой.

Лавочки подвезли. О питьевой воде в администрации парка просят позаботиться самостоятельно. Во всяком случае, чтобы утолить жажду до входа в пункт вакцинации. Там уже и кондиционер, и вода, и спасение от опасного вируса.

— Чувство облегчения, да. Потому что, во-первых, и переболел раньше, и сдавал как донор плазму. Ну и решил вакцинироваться всё-таки.

Доктора, медсёстры и волонтёры проявляют небывалую выдержку и заботу, при небывалой нагрузке в работе. Количество пришедших на вакцинацию даёт надежду, что заболевших будет меньше.

«Даже один укол «Спутника V» – это серьёзный шаг в вакцинопрофилактике, в организации иммунного ответа. Даже после V1 мы уже видим лёгкое течение болезни у людей, если вдруг они заражаются», – рассказал Павел Гуляев, главный врач Диагностического центра №5 Департамента здравоохранения г. Москвы.

После проникновения к нам индийского штамма в больницах вновь увеличивают количество коек, которые заполняются практически сразу. Новый штамм способен превратить лёгкие в труху всего за несколько дней. Люди, которым посчастливилось выйти из реанимации, ещё долго будут бояться далеко отойти от кислородного аппарата. Помимо тяжёлой болезни их объединяет ещё одно – никто из них не был вакцинирован. Теперь это считают чуть ли не главной своей ошибкой в жизни.

— Просто я не успела и считаю, что именно из-за этого попала в такую тяжёлую ситуацию.

— Я уже дышать не могла, очень тяжело.

Московские власти вынуждены вводить ограничения. Некоторые массовые мероприятия в условиях пандемии не выдерживают никакой критики. В магазинах о масках вспоминают через раз. Коммерсанты призывают друг друга не доводить ситуацию до полного локдауна. Некоторые, чтобы избежать губительного для бизнеса закрытия, принимают решение пускать в рестораны и клубы только привитых гостей по QR-коду. Вакцинация для сотрудников – условие работодателя.

«Если он привит, он работает. Если он не хочет прививаться, пускай приходит каждые три дня, приносит ПЦР тест. Удовлетворит его? За свой счёт, не за мой», – заявил Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров России.

В Подмосковье тоже ужесточается контроль. До середины июля запрещены все массовые мероприятия. Губернатор призывает жителей региона защитить себя, близких. Защитить бизнес, а, значит, экономику и стабильность. Что делать? – Он показал своим примером.

«Я вакцинирован, и уже третий раз. – Третий раз? – Потому что, в чём специфика ещё этого индийского штамма, что антитела должны быть высокими. Я ставил прививку в ноябре, и вот недавно поставил, на днях третью вакцину. – Как перенесли? – Бессимптомно всё», – рассказал губернатор Московской области Андрей Воробьёв.

Бессимптомно – самый частый ответ на вопрос – как перенесли вакцинацию. Пунктов со всем необходимым по несколько в каждом районе. Важно сделать прививку сегодня, если есть возможность – прямо сейчас. Потому что завтра любой может оказаться в числе тревожной цифры инфицированных.

Увольнение за отказ от прививки может стать реальностью

ВАРИАНТ «ПРОТИВ ВСЕХ»

Ряды «корона-диссидентов» в последнее время по понятным причинам поредели, но ряд их тезисов так никто и не опроверг. Перечислим некоторые.

► Пока что никто не представил доказательств эффективности даже самой «раскрученной» отечественной вакцины (той самой, которая применялась много лет назад в другой стране и совсем от другого вируса). Две другие вакцины еще не получили широкого распространения.

► В любом случае отечественные вакцины — продукт для внутреннего пользования. В Европе их не сертифицировали, при пересечении границы справки о вакцинировании превращаются в пустую бумажку. Этот аргумент не может не учитывать работодатель (хотя в большинстве случаев проблемы сотрудников с выездом за границу — это их личные проблемы). Зарубежные же вакцины у нас фактически недоступны (не ехать же за «Пфайзером» в Сколково).

ВАРИАНТ «БЕЗ ОГЛЯДКИ»

Сторонники быстрейшего вакцинирования также выдвигают веские аргументы. Первый и наиболее внятный: хуже-то не будет. Вакцина вроде бы не смертельна. Известные случаи, когда заболевание диагностировалось «после первого укола», вероятнее всего, связаны с уже живущим в организме больного (еще до прививки) вирусом COVID. Случаи серьезного заболевания «после второго укола», кажется, единичны.

Второй аргумент, и тоже важный: все равно, и очень скоро, внутрироссийское законодательство (в том числе и трудовое) будет переписано «под ковид». Прививаться придется, и тянуть с этим нет смысла.

Несколько тревожат, правда, «коррупционные» перспективы этих новых регламентов. «МК» в Питере» совсем недавно уже писал, как в Московском районе разоб­лачили поддельные справки о вакцинации, которые продавались в интернете. Там можно было купить внешне совершенно правдоподобную «Карту профилактических прививок» с подтверждением факта вакцинации против COVID.

На документе можно рассмотреть подпись врача и его личную печать, также там указаны и данные поликлиники, которая якобы предлагает «Карту прививок» — Бассейная улица, 19 (Московский район Петербурга). Врач с такой фамилией существует и действительно работает в поликлинике № 48.

Именно поэтому к расследованию подключился даже заместитель главы администрации Московского района Борис Эпельман.

«По информации, которую мы устно получили от главврача поликлиники после того, как мы увидели фотографию справки, выяснилось, что данный документ не выдавался учреждением, — заверил он. — Этот документ не был выпущен ни поликлиникой, ни данным сотрудником. Просто кто-то где-то использует скан печати или скан подписи».

Однако случай более чем примечательный. Был бы спрос — будет и предложение. Если вакцинирование станет обязательным, скажем, при приеме на работу, тут же появится масса и возможностей, и «лазеек», чтобы получить искомое быстрее и/или дешевле.

ЛЮДИ ГОВОРЯТ

Однако давайте послушаем «живые голоса» работодателей Петербурга — причем именно тех, кто в силу особенностей бизнеса ближе всего подошел к необходимости вакцинации коллектива.

Так, испол­ни­тельный директор Санкт-Петер­бург­ского союза предпринимателей Татьяна Подсухина явно стоит на «позитивной» стороне. Ее мнение цитирует портал «СвоеДелоПлюс».

«Прививаться буду однозначно, — говорит она. — Я родом из Сибири, поэтому буду ждать вакцину «Вектора». Говорила со многими предпринимателями в последние дни на эту тему — все муссируют слухи, надежны и безопасны ли прививки «Спутника»? Неясно, почему вообще возникают такие сомнения — у нас в стране великолепная научная школа!»

В свою очередь, известный эксперт в области гостиничного бизнеса — сооснователь Межотраслевого координационного совета гостеприимства и услуг Виктория Шамликашвили, считает, что вакцинирование должно быть взвешенным решением.

«Мое мнение, как бывшего врача и руководителя туристической компании и гостиницы, прививка — это личное дело каждого вашего сотрудника, — говорит она. — Причем делать ее нужно с учетом мнения лечащего врача каждого сотрудника, его возраста и сопутствующих заболеваний. Надо учитывать, что любая прививка связана с риском осложнений и риском обострения заболеваний. Мы и в прошлые годы проводили добровольную вакцинацию от гриппа: прививались примерно 25% сотрудников».

Однако у того же эксперта есть и более серьезные вопросы к грядущей вакцинации.

«В принципе, здоровые люди в прививках не нуждаются, разве только они боятся и это поможет им преодолеть страх, — продолжает Виктория Шамликашвили (цитата по тому же источнику). — Никакой навязчивой агитации в пользу прививок быть не должно. Переболевшим такая прививка не нужна. Но для того, чтобы это выяснить — переболел ли сотрудник, насколько эффективный иммунитет в результате сформирован, возможно, нужно сделать дорогостоящий и не очень доступный для массового тестирования анализ на Т-клеточный иммунитет. Будут ли его делать? Статус людей с естественным иммунитетом повисает в воздухе».

Другой известный спикер «эпохи пандемии», главный врач и гендиректор «Корис Ассистанс СПб» Лев Авербах, сам от COVID пока не привился. Он также считает вакцинирование частным делом любого сотрудника.

«Вот если в список специальных требований к отдельным профессиям Роспот­ребнадзора внесут прививку от COVID (пока ее там нет), тогда другое дело, — говорит Лев Авербах. — Но такого приказа пока нет. Например, все медики должны быть привиты от бешенства — об этом приказ есть. Когда и чем прививать граждан разных специальностей — все это давно регламентировано. А по коронавирусу подобного приказа нет. Поэтому руководители могут пояснять, но не требовать от своих сотрудников немедленно прививаться. Даже результаты ПЦР-теста требовать незаконно».

Пожалуй, слово «пока» в этой последней цитате — ключевое. Всё, что вчера считалось незаконным, завтра может стать очень даже обязательным.

ЧТО ГЛАСИТ ЗАКОН?

В случае, если с работодателем возникают проблемы из-за вакцинирования (или его отсутствия), ссылаться можно и нужно именно на сегодняшние регламенты.

Эксперт в сфере трудового права юридической фирмы «Тимофеев/Черепнов/Калашников» Ирина Питунова предоставила редакции «МК» в Питере» исчерпывающую справку о регламентах и способах вакцинации в соответствии с нынешним (подчеркиваем: еще не «ковидным») трудовым законодательством.

Так, например, работодатель не имеет полномочий обязать своих работников пройти профилактические прививки, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 11 ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» прививки проводятся «при наличии информированного добровольного согласия» гражданина на медицинское вмешательство.

Возложение на работодателя обязанностей по выполнению требований санитарного законодательства по иммунизации сотрудников путем проведения профилактических прививок (или по оформлению отказа от них) в общем случае является неправомерным.

Однако в некоторых случаях вакцинация является обязательной (например, для лиц, выполняющих работы, связанные с высоким риском заболевания инфекционными болезнями). Перечень работ, выполнение которых требует обязательного проведения профилактических прививок, определен Постановлением Правительства РФ от 15.07.1999 № 825. (Заметим, что подавляющее большинство «обычных» гражданских специальностей в этот список не входит — если не считать, скажем, «работы в организациях, осуществляющих образовательную деятельность»).

Ввиду того, что требования закона об обязательной иммунопрофилактике не обязывают работодателя обеспечить наличие у его сотрудников соответствующих прививок, но требуют от него обеспечения принятия мер, направленных на выполнение вышеизложенных положений санитарного законодательства, то порядок проведения вакцинации рекомендуется закрепить в локальном акте организации или трудовых договорах.

Такое решение работодателя должно быть отражено в приказе (распоряжении), в котором желательно обосновать необходимость вакцинации работников со ссылками на законодательство. С приказом о вакцинации должны быть ознакомлены все работники.

Чтобы предотвратить возможные конфликты из-за отказа от вакцинации, в общем случае работодатель должен:

► от работников, отказавшихся от обязательной вакцинации, получить письменный отказ и зафиксировать факт непрохождения данным работником вакцинации.

► издать приказ об отстранении от работы работника, указав в нем обстоятельства, послужившие основанием для отстранения от работы (см. ч. 2 ст. 76 ТК РФ, п. 2 ст. 5 Закона № 157-ФЗ — непрохождение обязательной вакцинации), а также срок отстранения (например, до момента прохождения вакцинации). В приказе необходимо отразить, что з/п в период отстранения от работы работнику не начисляется.

► заметим, что отказ или уклонение от обязательной вакцинации, прописанной в правилах внутреннего распорядка работодателя, без уважительных причин является дисциплинарным проступком (см. ст. 21 ТК РФ, о соблюдении правил внутреннего распорядка). За такой проступок работодатель вправе привлечь работника к дисциплинарной ответственности (ч. 1 ст. 192 ТК РФ). Таким образом, если работник отказался пройти обязательную вакцинацию без уважительных причин, то работодатель вправе привлечь его к дисциплинарной ответственности в виде выговора. Если впоследствии работник не пройдет вакцинацию повторно, работодатель вправе уволить его по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

► однако сотрудников, чья специализация не входит в Перечень работ № 825 (см. выше), работодатель на сегодняшний момент не имеет права заставить пройти вакцинацию и соответственно не имеет права на применение положений ст. 76 ТК РФ для отстранения сотрудников от работы. В свою очередь, он может мотивировать (заинтересовать) работника в прохождении вакцинации (например, предложить таким сотрудникам дополнительный день отдыха за прохождение рекомендованной вакцинации или оплатить этот день в двойном размере).

Принудительная вакцинация от COVID-19 в России: слухи или реальность? | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

Вакцинация от COVID-19 в рамках третьей фазы исследований вакцины «Спутник V», разработанной НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, стартовала в Москве в сентябре. Это решающий этап испытания любой вакцины, в ходе которого она тестируется на нескольких тысячах добровольцев. Одновременно в соцсетях, а также некоторых печатных СМИ начали появляться сообщения о случаях принуждения россиян к вакцинации препаратом.

Так, 11 октября в газете «Новые известия» вышла статья о том, что делать прививки препаратом «Спутник V» под угрозой увольнения заставляют сотрудников Департамента городского имущества Москвы. Вскоре после этого в соцсетях распространилась информация о том, что тем, кто согласится привиться, обещают оформить договоры страхования, по которым их семьи получат выплаты в случае смерти участника вакцинации.

DW попыталась связаться с людьми, сообщающими, что они сами или их знакомые столкнулись с принудительной вакцинацией от COVID-19, однако на общение с прессой согласились очень немногие.

Принудительная вакцинация врачей от COVID-19

Анна Иванова (имя и фамилия изменены редакцией по просьбе собеседницы) работает терапевтом в одной из московских больниц. «В конце сентября — начале октября мне сказали, что необходимо привиться от COVID-19, потому что я врач», — вспоминает она в беседе с DW. По словам Анны, аналогичное указание — также в устной форме — получили и ее коллеги из других отделений.

Российская вакцина от COVID-19 «Спутник V»

Руководство больницы при этом ссылалось на якобы полученный ими приказ Департамента здравоохранения Москвы. В случае несогласия врачам грозило увольнение. «Попросить предъявить этот приказ никто не решился, — говорит Анна. — Ведь в нынешнее непростое время все боятся потерять работу». «Мы являемся госучреждением и обязаны выполнять приказы департамента, — добавляет она. — Те, кто не выполняют эти приказы, не допускаются к работе».

В больнице, где работает Анна, были составлены списки сотрудников, которые должны пройти вакцинацию, каждому из них был назначен день. Между тем сами врачи, особенно имеющие хронические заболевания, не горели желанием прививаться препаратом, испытания которого еще не завершены. Некоторые добились отсрочки вакцинации, сделав себе прививки от гриппа и от пневмококка.

«Наличие антител — не аргумент для отвода от прививки»

По словам Анны, часть ее коллег уже перенесла заражение коронавирусом. Однако вакцинацию предписали даже им. Отсрочка была возможна только для людей с иммунодефицитом. «Сказали, что никакие выработанные антитела не имеют значения», — вспоминает она. Параллельно врачам дали указание агитировать за прививку и своих пациентов.

К середине октября в больнице, где работает Анна Иванова, вакцинацию прошли чуть менее 10 человек, однако после этого по неизвестной врачам причине процесс приостановили.

По информации собеседницы DW, с принуждением к вакцинации от COVID-19 столкнулись медики еще как минимум одной московской больницы. Еще в одной клинике персоналу предложили прививаться препаратом «Спутник V» на добровольной основе.

Юрист: принуждение к вакцинации препаратом»Спутник V» незаконно

По словам координатора организации «Правозащита Открытки», юриста Алексея Прянишникова, принудительная вакцинация медработников препаратом «Спутник V» в условиях, когда он еще не был введен в массовый оборот, — антигуманна и противоречит действующему российскому законодательству.

Юрист Алексей Прянишников

«Об этом не любят говорить, но регистрация вакцины «Спутник V» является пока предварительной. Решение о том, будет ли она окончательно зарегистрирована в государственном реестре лекарственных средств, должно быть принято по итогам испытаний после 1 января 2021 года», — подчеркивает Прянишников в беседе с DW.

Согласно Федеральному закону «Об обращении лекарственных средств», участие пациентов в клинических исследованиях лекарственного препарата для медицинского применения является добровольным, напоминает юрист. Поэтому принуждение к вакцинации препаратом, регистрация которого еще не была официально завершена, — например, под угрозой лишения выплат из Фонда социального страхования, полагающихся медперсоналу и водителям скорой помощи в случае смерти, причинения вреда здоровью или утраты трудоспособности вследствие заражения COVID-19, — противозаконно, продолжает Прянишников.

Финансовые санкции за отказ от прививки

В середине сентября Прянишников подготовил правовой разбор инициативы Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения (ЦНИИОИЗ) Минздрава РФ накладывать на российских врачей финансовые санкции за отказ от вакцинации от COVID-19. Ранее об этой инициативе, содержащейся в аналитическом докладе ЦНИИОИЗ под названием «Меры государственной поддержки лиц, связанных с лечением COVID-19», сообщило профессиональное онлайн-издание «Медвестник».

Вскоре после публикации правового разбора инициативы, доказывавшего ее несоответствие законам РФ, «Правозащита Открытки» получила письмо от директора ЦНИИОИЗ Ольги Кобяковой, вспоминает Алексей Прянишников. В нем говорилось, что опубликованная в «Медвестнике» информация — «мнение отдельных экспертов и не является официальной позицией Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения». «Вакцинация может и должна быть исключительно добровольной, и медицинские работники здесь не исключение», — написала Кобякова.

В Департаменте здравоохранения Москвы и Минздраве России также опровергают информацию о случаях принуждения граждан к вакцинации от COVID-19, заявляя, что пострегистрационные исследования вакцины проходят «исключительно на добровольной основе».

Принудительная вакцинация от гриппа

Между тем на фоне пандемии COVID-19 в некоторых госучреждениях Москвы, судя по всему, встала проблема и «добровольно-принудительной» вакцинации сотрудников от гриппа. Как рассказал DW на условиях анонимности один из преподавателей Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ), администрация вуза проинформировала сотрудников о том, что в случае не мотивированного медицинскими причинами отказа от прививки с 1 ноября они будут отстранены от работы без выплаты заработной платы.

В то же время среди студентов МГЛУ поползли слухи о возможном выселении из общежития в случае отказа от вакцинации. «Однако эти слухи пока не подтверждены никакой официальной информацией», — подчеркивает собеседник DW, предполагая, что проблемы, скорее, могут возникнуть у тех, кто во время пандемии COVID-19 захочет в общежитие заселиться.

В ответ на запрос DW в МГЛУ сообщили, что обязательная вакцинация проводится по предписанию Роспотребнадзора и в соответствии с законодательством РФ. Информацию о якобы имевших место угрозах отстранения от работы не прошедших вакцинацию или выселения их из общежития в учебном заведении не прокомментировали.

Смотрите также:

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Цирк остался, артисты уехали

    Легендарный Cirque du Soleil подал заявление о защите от банкротства после трех месяцев простоя в связи с пандемией коронавируса. Знаменитый цирк объявил о сокращении 3480 из 5000 своих сотрудников. Cirque du Soleil, базирующийся в канадском Монреале, назвал причиной таких шагов «огромный сбой и принудительное закрытие шоу в результате пандемии COVID-19».

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Под крылом, но без защиты

    О массовых сокращениях предупредил и европейский авиакосмический концерн Airbus. Он намерен сократить около 15 тысяч рабочих мест в связи с падением спроса в результате пандемии коронавируса. Работу может потерять каждый шестой сотрудник секции транспортных самолетов — самой важной и крупной в Airbus. Только в Германии должны быть сокращены 5100 рабочих мест.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Вопрос повис в воздухе

    Крупнейший авиаперевозчик в Германии Lufthansa попал в турбулентную зону из-за коронавируса. Авиаконцерн был исключен из фондового индекса Dax, в котором числился 32 года. Компания получит девять млрд евро в виде прямой финансовой помощи и госгарантий по кредиту, но под угрозой — 26 тысяч рабочих мест. «В случае аварийной ситуации мы спасаем вас, а кто спасет нас?» — спрашивает стюардесса.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Под одним небом

    Британский авиаперевозчик British Airways планирует сократить 12 тысяч сотрудников из 42 тысяч. Его французский конкурент Air France в связи с пандемией сокращает более 7500 сотрудников. Британский авиаперевозчик Easy Jet исходит из долгосрочного падения спроса. Концерн планирует сократить численность сотрудников на 30 процентов: работу могут потерять до 4500 человек.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Тише едешь, дальше будешь

    И хотя автоконцерны пока не озвучивали страшных сценариев, мировой рынок сбыта автомобилей может сократиться на 18 процентов в 2020 году. Немецкий эксперт по автомобильной отрасли Фердинанд Дуденхеффер уже сделал свой неутешительный прогноз: под угрозой — примерно 100 тысяч рабочих мест в Германии. Автомобильная отрасль является здесь работодателем для 800 тысяч человек.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Тяжелое оборудование

    Немецкий концерн MTU Aero Engines AG планирует сократить численность сотрудников на 15 процентов. На производителя авиационных двигателей из Мюнхена работают 10 тысяч человек по всему миру. Под угрозой сокращений оказались до 1500 мест. В 2019 году MTU Aero Engines AG вошел в топ-лигу биржевого индекса DAX.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Мода отменяется?

    Сидение дома, запрет на массовые мероприятия отбили у многих охоту обзаводиться обновками. Спад потребительской активности ощутила торговля. Концерн Galeria Karstadt Kaufhof допускает закрытие сразу около 80 из 170 своих универмагов, ассортимент которых в значительной мере составляет одежда. Более 5000 сотрудников из 28 000 могут потерять работу. На фото — протесты в Ганновере.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Все отдыхают

    Один из крупнейших в мире туристических концернов TUI из-за пандемии коронавирусной инфекции объявил о сокращении 8000 рабочих мест. В руководстве компании, уже получившей финансовую помощь от государства, заявили, что эти меры являются вынужденными, чтобы сохранить представительства концерна в мире. Концерн рассчитывает добиться уменьшения административных издержек на 30 процентов.

    Автор: Марина Борисова


Вакцина против COVID

Информированный выбор / согласие / императив права на отказ — ge2p2



Назначение

В этом заявлении утверждается, что иммунизация вакцинами COVID-19, доступными в рамках механизмов экстренного использования или расширенного доступа / использования из сострадания, вызывает необходимость обеспечить получение людьми информации, необходимой для поддержки свободного осуществления осмысленного осознанного выбора / согласия, с правом отказать в таком вакцинация по любой причине или без нее.

Контекст
:: Согласно подготовленному ВОЗ Проекту ландшафта вакцин-кандидатов на COVID-19 [по состоянию на 21 декабря 2020 г.] 56 вакцин против коронавируса находятся в стадии клинической разработки и 156 вакцин находятся в стадии доклинической разработки. Разработка вакцин ведется в ряде стран и на испытательных площадках с использованием ряда платформ.

:: 31 декабря 2020 года ВОЗ объявила, что вакцина Pfizer / BioNTech [Comirnaty COVID-19 mRNA} была внесена в список первой вакцины, прошедшей экстренную валидацию в соответствии с Процедурой внесения в список ВОЗ для чрезвычайных ситуаций [EUL].ВОЗ продолжает оценку других кандидатов на вакцину COVID-19 и призывает других разработчиков представлять свои кандидаты на вакцины COVID-19 «на рассмотрение и оценку». Эта экстренная проверка со стороны ВОЗ «открывает странам возможность ускорить свои собственные регулирующие процедуры утверждения вакцины на импорт и применение вакцины».

:: Избранные строгие регулирующие органы [SRA], в том числе FDA и EMA, активно изучают доказательства клинических испытаний и выборочно предоставляют разрешения на экстренное использование вакцины Pfizer-BioNTech и других вакцин против COVID-19 в соответствии с их соответствующими механизмами регулирования.

:: Другие регулирующие органы, в том числе Россия, Китай и другие, не представленные в списке строгих регулирующих органов [SRAs], также рассматривают вакцины-кандидаты и предоставили разрешение на экстренное использование или лицензию на отдельные вакцины, в том числе те, которые разрабатываются спонсируемыми государством. субъекты [Спутник V и др.]. Во многих случаях полные данные и доказательства клинических испытаний еще не опубликованы в рецензируемых журналах или иным образом. Некоторые из этих кандидатов проходят фазу III клинических испытаний в различных третьих странах, в настоящее время установлена ​​доступность некоторых вакцин и проводятся кампании иммунизации.

:: Центр COVAX продолжает обеспечивать финансовые ресурсы, и по состоянию на 18 декабря 2020 г. сообщалось о заключенных соглашениях о доступе почти к двум миллиардам доз нескольких многообещающих вакцин-кандидатов, и что эти договоренности «позволят всем участвующим странам получить доступ к дозам». в первой половине 2021 года, при этом ожидается, что первые поставки начнутся в первом квартале 2021 года — в зависимости от разрешений регулирующих органов и готовности стран к поставке ».

:: Большинство стран активно планируют и изучают источники поставок вакцины COVID-19, чтобы удовлетворить свои потребности в дополнительных вакцинах, которые COVAX может предоставить.

:: В ближайшем будущем кажется очевидным, что большинство кампаний иммунизации COVID-19 будут включать вакцины, все еще находящиеся в режиме экстренного использования или механизмов экстренного внесения в списки, что означает, что эти вакцины не будут полностью одобрены / лицензированы каким-либо крупным регулирующим органом или любым SRA. В этом смысле они все еще следственные.

:: Количество вакцин, которые, вероятно, будут доступны в течение следующих нескольких лет — большинство в рамках EUA / L — приведет к сложному и конкурирующему набору вариантов для страновых закупок и развертывания с различной эффективностью / безопасностью / ценой / доступностью / логистикой профили.Во многих странах сочетание таких вариантов, по крайней мере, будет сбивать с толку и, вероятно, еще больше подорвет доверие и доверие к вакцинам в целом.

:: Добавляя к этой путанице и «шуму», мы ожидаем быстрого появления поддельных фармацевтических препаратов, представляемых как эффективные вакцины, а также рост черных рынков вакцин, которые могут быть пересмотрены регулирующими органами. Интерпол и Европол предупредили в этом месяце о вероятном «нападении» преступной деятельности, связанной с вакцинами против Covid-19, от онлайн-мошенничества и киберпреступлений до краж и продажи поддельных или некачественных доз.Поддельные вакцины описывались как серьезная угроза общественному здоровью, «в лучшем случае неэффективные, а в худшем — токсичные».

:: Поскольку пандемия продолжает оказывать чрезвычайное давление на экономику во всем мире, можно ожидать, что страны будут закупать и внедрять различные вакцины, некоторые из которых, вероятно, не будут проверены каким-либо крупным регулирующим органом на предмет EUA / L или лицензирования. В ответ на экономический стресс, вероятно, будут случаи, когда национальные государства инициируют мандаты и «требования иммунизации» для ускорения экономического восстановления.Параллельно с этим различные коммерческие и некоммерческие организации / секторы, вероятно, будут экспериментировать с мандатами, сертификатами иммунизации и другими средствами контроля. Такое экспериментирование вряд ли будет происходить организованным или последовательным образом.

Информированный выбор / Согласие / Согласие / Право на отказ Императив
:: Мы утверждаем, что, в принципе, любые медицинские вмешательства могут осуществляться с ответственностью только в том случае, если пациент сделает осознанный и осознанный выбор / согласие.Это, безусловно, верно в отношении терапевтических вмешательств, когда у пациента есть диагноз / состояние, для которого показано вмешательство. Но это особенно верно, когда вмешательство носит профилактический характер — например, иммунизация против инфекционного заболевания [такого как COVID-19]. Мы утверждаем, что в принципе есть право отказаться от профилактического вмешательства в отношении здоровья.

:: Обязательное условие осознанного выбора / согласия также применяется в случаях, когда используются нелицензированные, неутвержденные соединения, методы лечения и вакцины.Все большее число разработчиков / производителей лекарств делают инновационные лекарства и методы лечения доступными через программы «сострадательного использования» [иногда называемые программами «расширенного доступа» или «предлицензионного доступа»]. Такие программы включают в себя лекарства и методы лечения, которые продемонстрировали достаточную эффективность и безопасность в своих соответствующих программах клинических разработок, чтобы они были доступны для ответственного реагирования на неудовлетворенные иным образом потребности пациентов. В большинстве случаев, когда действуют эти программы расширенного доступа, как регулирующий орган, так и разработчик / производитель требуют формального информированного согласия, а также институциональной этической проверки.

:: Мы утверждаем, что вакцины, доступные в разрешении / списке на использование в экстренных случаях [EUA / L], удовлетворяют обоим вышеуказанным условиям: они носят профилактический характер, и они все еще являются исследовательскими и нелицензированными [с продолжением испытаний во всех случаях]. Короче говоря, необходимо обеспечить, чтобы лица, которым была предложена иммунизация этими вакцинами, осуществляли осознанный выбор / согласие.

:: Кроме того, мы утверждаем, что осознанный выбор / согласие в данном контексте включает право отказа от иммунизации по любой причине или без причины. В том, что станет запутанным ландшафтом конкурирующих и потенциально маргинальных вариантов вакцины, такой отказ может быть самым разумным решением во многих обстоятельствах. Такой отказ должен быть учтен, даже если он вызывает, по необходимости, другие ограничения, такие как введение карантина конкретный местный уровень заражения или аналогичные проблемы.

:: Право на отказ также обосновывает необходимость оспаривать мандаты или требования о вакцинации нелицензированными / неутвержденными вакцинами против COVID.Будь то предложение правительства, коммерческих организаций или секторов экономики [например, международные рейсы], мы утверждаем, что предписания — если они вообще указаны — не могут быть реализованы с использованием исследуемых вакцин EUA / L.

:: Мы признаем, что некоторые правила выдачи разрешений на использование в чрезвычайных ситуациях на уровне страны и процедура EUL ВОЗ не требуют формального информированного согласия [FDA EUA не требует, в то время как, например, французское законодательство требует]. Некоторые будут утверждать, что, сколь бы этически обоснованным и каким бы ни был прецедент, достижение осмысленного осознанного выбора / согласия в эпидемических / пандемических ситуациях непрактично или даже невозможно.Мы противодействуем
что такая бинарная аргументация представляет собой провал воображения.
Это не случай «формального информированного согласия / 45 + страниц / легализация» против ничего. Это программная проблема, которую необходимо преодолеть.

Информированный выбор / согласие на вакцины EUA / L COVID — содержание и обязанности


:: Достижение осмысленного осознанного выбора / согласия зависит от создания и упаковки информации о преимуществах / рисках / вреде и доступных альтернативах лечения.Мы утверждаем, что такая информация должна, как минимум:

  • быть полным и точным, отражающим самые последние научные данные и доказательства,
  • должен быть кратко написан и графически поддержан для поддержки ограниченных навыков грамотности / счета и различных уровней чтения для поддержки понимания,
  • будет широко переведен для различных групп населения, которым необходимо будет вакцинироваться,
  • определяет альтернативные варианты вакцины и их текущую и ближайшую доступность для информирования о выборах и сроках вакцинации любой конкретной вакциной COVID,
  • в остальном поддерживать реципиентов и их опекунов / суррогатов в принятии хорошо информированного решения принять или отклонить любую предложенную вакцину, и,
  • следует широко протестировать, чтобы оценить понимание, удержание и удовлетворенность.

:: Мы признаем, что основная ответственность и подотчетность за разработку и предоставление такой информации и обеспечение осознанного выбора / согласия лежит на национальных правительствах и их министерствах / ведомствах, ответственных за общественное здравоохранение. Мы призываем к их энергичному и решительному взаимодействию. Мы также признаем ключевую роль, которую ключевые национальные медицинские исследовательские институты с глобальным влиянием, такие как CDC в США и другие , должны играть в разработке новаторских решений для этого императива.

:: Мы утверждаем, что национальных этических комитета [имеют разные названия в разных странах] имеют особую обязанность обеспечивать руководство и надзор для обеспечения того, чтобы предоставленная информация соответствовала вышеуказанным условиям и соответствовала местным законам и обычаям. и что осознанный выбор / согласие могут быть свободно осуществлены.

:: Мы призываем СМИ расследовать и честно сообщать о состоянии заболевания COVID-19 в их регионах и о том, как проводятся кампании по иммунизации, уделяя особое внимание этому императиву осознанного выбора / согласия.

:: Мы считаем, что организации гражданского общества [ОГО] всех типов должны сыграть решающую роль в обеспечении защиты и защиты осознанного выбора / согласия и права на отказ.

:: Мы призываем международные / многосторонние агентства во главе с ВОЗ, ЮНИСЕФ, УКГВ, МОМ и другими сформулировать рекомендации, разработать контент и реализовать практические стратегии, которые помогут обеспечить осознанный выбор / согласие в отношении развернутых вакцин EUA / L COVID на глобальном, региональном и национальном уровне.Кроме того, мы обращаемся к многосторонним банкам развития [МБР] , оказывающим финансовую поддержку закупке и развертыванию вакцины против COVID, чтобы обеспечить посредством их кредитных соглашений и надзора такой осознанный выбор / согласие.

:: Мы также утверждаем, что МНПО и совместные партнерства помогают руководить мерами реагирования на пандемию, включая Gavi, CEPI, Глобальный фонд; МФКК, МККК, MSF и другие [многие из которых будут проводить кампании иммунизации COVID на местах] должны ответственно провести параллель в этом отношении.

:: Мы призываем производителей, разрабатывающих эти критически важные вакцины , выполнить свои обязательства по ограничению поставок своих вакцин-кандидатов правительствам и закупочным организациям, которые стремятся обеспечить осознанный выбор / согласие людей, которые будут иммунизированы их продуктами.

Наконец, мы призываем людей и организации во всем мире — независимо от их роли, миссии или сектора — присоединиться к солидарности, чтобы поддержать это заявление и обеспечить реализацию этих императивов в их местном контексте.

Coda

Как бы важно ни было, чтобы все имели доступ к безопасным и эффективным вакцинам в кратчайшие сроки, не менее важно, чтобы такой доступ — когда речь идет об экстренном использовании / внесении в список вакцин EUA / L — осуществлялся с соблюдением мер безопасности, подходящих для использования. любых нелицензированных, неутвержденных лекарств, особенно профилактических вмешательств, включая осознанный выбор / согласие.

По мере того, как конкретные вакцины против COVID-19 получают полное одобрение / лицензирование со стороны основных регулирующих органов / SRA и / или предварительную квалификацию ВОЗ, этические императивы в отношении их применения будут развиваться.Это может включать публикацию требований или предписаний по иммунизации, которые следует выполнять с осторожностью и быть пропорциональными серьезности пандемических условий и в контексте других ответственных мер общественного здравоохранения. В соответствии с развивающейся ситуацией пандемии будут разработаны уточнения к этому заявлению и соответствующие дополнительные заявления.

[Обновлено 4 января 2021 г.]

::::::::::
Контакты:


Дэвид Карри, MS

Исполнительный директор Центра этики и политики в отношении вакцин

Президент и генеральный директор

GE2P2 Global Foundation
дэвид[email protected]

Пейдж Фицсаймонс, Массачусетс

Заместитель директора, Центр добросовестности информированного согласия

Программный менеджер и младший научный сотрудник

Глобальный фонд GE2P2
paige/[email protected]

Авторы:

Дэвид Р. Карри, MS [главный автор]; Талия Арави, доктор философии; Элин Бунник, доктор философии; Артур Л. Каплан, доктор философии; Синди Кокс-Роман, MAG; Пейдж Фицсиммонс, Массачусетс; Ричард Кляйн; Барбара Редман, доктор философии; другие будут добавлены.



Если вы хотите, чтобы вас рассматривали для внесения в список лиц, поддерживающих Заявление Глобального фонда GE2P2 об иммунизации с использованием вакцин COVID-19, находящихся в разрешении на экстренное использование / внесении в список [EUA / L], пожалуйста, добавьте свои данные, используя форму Google по этой ссылке [ также доступно внизу этой страницы].

Талия Арави, доктор философии

Директор-основатель Программы биоэтики и профессионализма Салима Эль-Хосса (SHBPP)

Американский университет Бейрута и медицинский центр, Ливан

Старший научный сотрудник, Глобальный фонд GE2P2

Артур Л.Каплан, PhD

Руководитель отдела медицинской этики Медицинской школы Нью-Йоркского университета, США

Старший научный сотрудник и член правления, GE2P2 Global Foundation

Кристен А. Фемстер, доктор медицины, магистр здравоохранения, MSHP

Директор по исследованиям, Образовательный центр по вакцинам, Детская больница Филадельфии, США

Старший научный сотрудник и член правления, GE2P2 Global Foundation

Роберт И. Филд, PhD MPH JD

Профессор права и профессор менеджмента и политики здравоохранения

Томас Р.Школа права Клайна и Школа общественного здравоохранения Дорнсиф, Университет Дрексел, США

Старший научный сотрудник и член правления, GE2P2 Global Foundation

Пэт Ферлонг

Президент-основатель и генеральный директор родительского проекта Muscular Dystrophy, США

Сотрудник, GE2P2 Global Foundation

Джестина Доу-Андерсон, доктор философии

США

Старший научный сотрудник и член правления, GE2P2 Global Foundation

Эндрю Макфадьен

Исполнительный директор, Фонд Исаака, Канада

Ассоциированный научный сотрудник, GE2P2 Global Foundation

Проф.Дэвид М. Солсбери CB FMedSci FRCP FRCPCH FFPH

Младший научный сотрудник Программы глобального здравоохранения Королевского института международных отношений, Chatham House, Лондон, Соединенное Королевство

Старший научный сотрудник, Глобальный фонд GE2P2

Барбара Редман, доктор философии

Аффилированный факультет, Отдел медицинской этики, Медицинская школа Нью-Йоркского университета, США

Старший научный сотрудник, Глобальный фонд GE2P2

Ричард Кляйн

США

Сотрудник, GE2P2 Global Foundation

Jean-Marie Okwo-Bele, MD MPH

Консультант по общественному здравоохранению, Киншаса, ДР Конго

Бывший директор Департамента иммунизации и вакцин ВОЗ

Старший научный сотрудник, Глобальный фонд GE2P2

Кристин Гиспен-де Вид, доктор медицины (НП), доктор философии

Независимый советник по регулятивным вопросам, Нидерланды

Сотрудник, GE2P2 Global Foundation

Синтия Кокс-Роман, МАГ

Старший научный сотрудник и член правления, GE2P2 Global Foundation

Пейдж Фицсиммонс, Массачусетс

Ассоциированный научный сотрудник, GE2P2 Global Foundation

Нэнси С.Jecker, PhD

Профессор биоэтики Медицинской школы Вашингтонского университета, США

Николь Хассун

Бингемтонский университет, США

Стивен Мартин, магистр

Ассоциированный научный сотрудник, GE2P2 Global Foundation

Великобритания

Issam A. Shaarani, MD

Председатель Рабочей группы WONCA по этическим вопросам

Заместитель декана высшего медицинского образования медицинского факультета Бейрутского арабского университета, Ливан

Карен Эррера-Ферра, доктор медицинских наук

Независимый ученый и международный советник по биоэтике и нейроэтике, Мексика

Дуэйн Дж.Гублер, ScD FIDSA FAAAS FASTMH

Почетный профессор Медицинской школы Duke-NUS, Сингапур

США

Элин М. Бунник, PhD

Доцент, Erasmus MC, Нидерланды

Ассоциированный научный сотрудник, GE2P2 Global Foundation

Джеральд С. Шац, JD

Профессор на пенсии, Центр этики и гуманитарных наук в области наук о жизни, Колледж медицины человека и Юридический колледж, Университет штата Мичиган, США

Донал О’Матуна, доктор философии

Доцент, Государственный университет Огайо, США

Старший научный сотрудник и член правления, GE2P2 Global Foundation

Др.Мария Сусана Чируцци, доктор философии

Комитет по биоэтике, Педиатрическая больница Проф. Д-р Хуан П. Гаррахан, Аргентина

Кайл Фергюсон, доктор философии

Постдокторант, Отдел медицинской этики, Медицинская школа Гроссмана Нью-Йоркского университета, США

Д-р София П. Салас

Центр биоэтики, медицинский факультет, Clínica Alemana — Universidad del Desarrollo, Чили

Майкл О. Опийо, MS, BS

Сотрудник по охране здоровья и безопасности лабораторий, Программа исследований KEMRI-Wellcome Trust, Килифи, Кения

Брайан Х.Чайлдс, доктор философии

Профессор биоэтики, Медицинский факультет Университета Мерсер, США

Мария Серена Чиха

Врач аптек, Ливан

Профессор Аида И. Аль-Акил, MD FRCP FACMG

Старший консультант по педиатрии и медицинской генетике, школьник по этике, Военно-медицинский город принца Султана, Саудовская Аравия

Имеют ли американские подростки право на вакцинацию против воли родителей? Смотря где они живут

Центры по контролю и профилактике заболеваний рекомендуют вакцины против COVID-19 всем в возрасте от 12 лет и старше.И тем не менее, возрастная группа от 12 до 15 лет является наименее вакцинированной возрастной группой в стране: каждый третий получил одну дозу и только каждый четвертый получил полную вакцинацию, что составляет примерно половину процента населения в целом.

В некоторых штатах несовершеннолетние вправе самостоятельно решать, хотят ли они пройти вакцинацию. В Теннесси, например, закон штата позволяет подросткам от 14 лет и старше принимать решения о лечении без согласия родителей. Но ранее этим летом чиновники здравоохранения штата уволили своего директора по вакцинации после того, как она написала меморандум, разъясняющий закон для медицинских работников штата.

Я преподаю закон о вакцинах, поэтому я знаю, что принцип, согласно которому некоторые несовершеннолетние могут быть вакцинированы без согласия родителей, вплетен в историю нашей страны.

Это также соответствует рекомендациям врачей в целом. В 2013 году Общество здоровья и медицины подростков выступило за «политику и стратегии, которые максимизируют возможности для несовершеннолетних получить вакцинацию, когда родители физически отсутствуют».

Однако в США нет федерального закона, закрепляющего это право.Вместо этого есть лоскутное одеяло из самых разных режимов от штата к штату. В некоторых случаях согласие родителей всегда обязательно. В других странах существуют законы, устанавливающие условия, при которых несовершеннолетние могут решать за себя, хотя, как показывает ситуация в Теннесси, даже это право может вызвать споры.

Родительское согласие — норма

Как правило, родители или законные опекуны имеют основные юридические полномочия принимать решения в отношении здоровья своих детей, включая решения о вакцинации.Когда государство юридически разрешает родителям запрашивать освобождение от обязательных детских прививок, эти законы повсеместно требуют, чтобы родители принимали меры для их получения.

Если несовершеннолетние дети не согласны с возражением родителей против вакцинации, они должны обратиться за помощью к законодательным актам или судебной практике, и они могут обнаружить, что ее не хватает.

По состоянию на 2021 год примерно одна треть штатов США приняла законы, устанавливающие «доктрину совершеннолетних несовершеннолетних»: правовую основу, позволяющую несовершеннолетним самостоятельно получать медицинское обслуживание без согласия родителей в рамках определенных ограничений.Некоторые, но не все, конкретно включают вакцинацию.

В других штатах несовершеннолетние могут по-прежнему иметь возможность принимать собственные медицинские решения благодаря постановлениям судов штата, устанавливающим доктрину зрелости несовершеннолетних.

Дело компании Gulf & S.I.R., Миссисипи, 1928 г. Co. против Салливана — одно из самых ранних постановлений. В этом случае родители 17-летнего железнодорожника подали в суд на его работодателя, утверждая, что вакцинация против оспы, проведенная врачом компании, нанесла подростку травму.Родители не соглашались и не возражали против его работы на железной дороге или вакцинации, но позже заявили, что их согласие было необходимо для прививки от оспы.

Верховный суд штата Миссисипи не согласился с этим, установив, что, обладая интеллектуальной зрелостью для работы на железной дороге, подросток также «обладал достаточным интеллектом, чтобы понять и оценить последствия вакцинации».

В 1967 г. в деле Смит против Селби Верховный суд штата Вашингтон аналогичным образом подтвердил право несовершеннолетнего самостоятельно принимать медицинские решения — в данном случае женатого подростка дать согласие на собственную вазэктомию в связи с заболеванием.

С тех пор суды в ряде других штатов также утвердили доктрину «зрелого второстепенного», в том числе в Теннесси, где решение Верховного суда штата 1987 г. по делу Кардуэлл против Бехтола разрешает подросткам в возрасте от 14 до 18 лет давать согласие на лечение при условии, что лечащий врач считает, что несовершеннолетний «достаточно зрелый, чтобы принимать решения о своем здоровье».

Законы о несовершеннолетних для взрослых могут значительно отличаться от штата к штату.

Некоторые примеры:

На Аляске, Арканзасе и Айдахо несовершеннолетние любого возраста могут выбирать себе медицинское обслуживание, если их врач сочтет их способными соответствовать стандартам информированного согласия.

В Алабаме несовершеннолетние могут дать согласие на медицинское обслуживание в возрасте 14 лет, в Орегоне — в 15 лет, в Канзасе и Южной Каролине — в 16. Монтана предоставляет это право несовершеннолетним, окончившим среднюю школу.

В штатах Иллинойс, Мэн, Массачусетс, Монтана, Невада, Нью-Джерси и Пенсильвания есть законодательные акты, разрешающие несовершеннолетним принимать собственные медицинские решения на основании множества факторов, таких как получение юридической эмансипации от своих родителей, наличие в браке — или в разводе или вдове — беременна или родитель, или поступает на военную службу.

В меньшем количестве штатов есть законодательные акты, регулирующие вакцинацию. В Нью-Йорке, например, несовершеннолетние любого возраста могут дать согласие на вакцинацию, связанную с заболеваниями, передающимися половым путем. В Калифорнии и Делавэре такую ​​вакцинацию могут получить лица старше 12 лет. В Миннесоте несовершеннолетние любого возраста могут дать согласие на вакцинацию против гепатита В.

Не просто абстрактный юридический вопрос

Когда ребенок не согласен с возражением родителей против вакцинации, это может серьезно подорвать семейные узы.

В 2019 году, давая показания перед комитетом Сената по здравоохранению, образованию, труду и пенсиям, подросток из Огайо по имени Итан Линденбергер описал, как дезинформация в Интернете о побочных эффектах напугала его мать до такой степени, что она отказалась позволить ему пройти вакцинацию.

«Ее любовь, привязанность и забота как родителя использовались для того, чтобы подтолкнуть к планам, чтобы создать ложное страдание», — сказал он.

Это сделало Линденбергера уязвимым для ряда предотвратимых болезней, пока ему не исполнилось 18 лет, и он мог решать сам.

Линденбергер дал показания во время одной из самых сильных вспышек кори в Соединенных Штатах за десятилетия. По данным CDC, в 2019 году в США было зарегистрировано 1282 случая кори — почти в четыре раза больше, чем в 2018 году, и самый высокий показатель с 1992 года. По данным CDC, «большинство случаев было среди людей, которые не были вакцинированы против кори».

Невакцинированные подростки также могут быть уязвимы в финансовом отношении. Вскоре после публикации моей книги «Закон о вакцинах, вакцинации и иммунизации» в 2018 году я встретил студента Международного университета Флориды с аналогичным опытом.К тому времени, когда ученику исполнилось 18 лет и он решил пройти вакцинацию, он был слишком стар для участия в программе «Вакцины для детей», финансируемой из федерального бюджета. Этот студент сказал мне, что они не могут позволить себе стоимость многочисленных рекомендованных серий вакцин.

Медицинские права несовершеннолетних в подвешенном состоянии

Не все попытки штатов принять законы, расширяющие возможности несовершеннолетних проходить вакцинацию, увенчались успехом. В последнее время эти меры встретили сильное сопротивление со стороны движения против вакцинации, и история показывает, что это будет только увеличиваться перед лицом нерешительности в отношении вакцинации COVID-19.

В 2020 году закон штата Мэриленд, разрешающий несовершеннолетним старше 16 лет давать согласие на вакцинацию, был отозван. Законодатели Нью-Йорка также предложили законопроект в том году, чтобы еще больше расширить возможности несовершеннолетних старше 14 лет давать согласие на вакцинацию. Пока что законопроект, похоже, застопорился.

[ Более 110 000 читателей полагаются на информационный бюллетень The Conversation, чтобы понять мир. Зарегистрируйтесь сегодня.]

В округе Колумбия был подан иск, оспаривающий принятый в 2020 году закон, разрешающий несовершеннолетним любого возраста — при условии, что они способны соответствовать стандартам информированного согласия — пройти любую вакцинацию, рекомендованную Консультативным комитетом CDC по практике иммунизации.

Теперь кажется, что настроения против вакцинации остановили распространение зрелой второстепенной доктрины. Мне не известно ни о каких текущих судебных делах с участием несовершеннолетних, желающих сделать вакцинацию вопреки возражениям родителей, ни о каких-либо случаях поездки несовершеннолетних в другие штаты для вакцинации в соответствии с этой доктриной.

Даже в тех штатах, где установлена ​​«зрелая несовершеннолетняя доктрина», большинство подростков, вероятно, не осведомлены о своих правах. И, как показывает недавняя история Теннесси, усилия по ознакомлению их с этими правами могут оказаться противоречивыми.

Согласие на вакцинацию от коронавируса (COVID-19)

Судебные дела, касающиеся вакцины и деменции

В недавнем судебном деле Защитный суд постановил, что вакцинация от коронавируса отвечает интересам 80-летней женщины с деменцией и диабетом, проживающей в доме престарелых. И это несмотря на то, что ее сын возражал против этого, потому что он скептически относился к вакцине.

У женщины не было возможности принимать самостоятельные решения, но ранее она делала прививку от гриппа и очень доверяла своим врачам, которые выступали за вакцинацию.Она сказала, что хочет «всего лучшего для меня». В доме престарелых также были недавние вспышки коронавируса.

В данном случае решение о наилучших интересах было принято, исходя из доверия женщины к врачам и непосредственного риска для нее COVID-19. Это было основано на ее здоровье и индивидуальной ситуации — по сравнению с низким риском серьезной неблагоприятной реакции на вакцину.

Второе судебное дело с участием человека с деменцией при аналогичных обстоятельствах пришло к такому же выводу.

Напротив, в более недавнем случае было решено, что вакцина , а не отвечает интересам 86-летней женщины с деменцией, проживающей в доме престарелых. Ключевыми факторами в этом решении были ее предыдущий отказ от вакцинации от гриппа и ее решительное желание не получать вакцину от коронавируса сейчас. Важно отметить, что суд стремился установить ее желаний, чувств и убеждений, отличных от желаний членов семьи.

Хотя суд отметил снижение риска инфицирования в домах престарелых, он действительно предположил, что — с чисто медицинской точки зрения — вакцинация будет в наилучших интересах этой женщины.Но наилучшие интересы в соответствии с MCA — это нечто большее: он включает в себя рассмотрение того, чего бы сам человек хотел, если бы был в состоянии принять решение. Этот случай — хороший тому пример.

Где я могу узнать больше о преимуществах и рисках вакцин против коронавируса?

Вакцины против коронавируса были разработаны намного быстрее, чем обычно. В настоящее время результаты испытаний других вакцин появляются каждые несколько недель.

Как и в случае с другими аспектами коронавируса, распространяется много дезинформации о вакцинах от COVID-19.Будьте особенно осторожны с сенсационными историями или заявлениями в социальных сетях.

Дополнительные советы

Вы можете получить независимый общий обзор прогресса с вакцинами COVID-19 на таких веб-сайтах, как Wellcome.

Британское общество иммунологии разместило на YouTube видео о вакцинах от COVID-19.

Для получения информации о том, как вводится вакцина, а также о преимуществах и побочных эффектах, посетите страницы Public Health England или NHS, посвященные вакцинам. Для получения более конкретных рекомендаций относительно вашей личной ситуации обратитесь к специалисту в области здравоохранения , которому вы доверяете, например, к терапевту.

Если вы хотите принять участие в испытании вакцины, посетите страницу исследования вакцины от коронавируса в NHS.

Форма отказа от вакцинации — шаблоны PDF

Соглашение о согласии — это подписанный документ, в котором изложено информированное согласие участника на медицинское исследование, клиническое испытание, процедуру или мероприятие. Независимо от того, работаете ли вы в сфере телемедицины, в медицинской клинике или вам нужно получить отказ от участников, вы можете использовать наши бесплатные шаблоны соглашений о согласии, чтобы мгновенно превратить отправленные формы в подписанные соглашения о согласии в формате PDF! Переходя на безбумажный режим и беспрепятственно получая электронные подписи и информированное согласие в Интернете, вы можете одновременно организовать свои записи, сократить количество выполняемых вручную задач и оптимизировать рабочий процесс.

Для начала выберите шаблон соглашения о согласии из списка ниже, настройте условия в соответствии с потребностями вашей компании и свяжите их с формой, которую могут заполнить ваши пациенты или участники. Затем, когда форма будет заполнена, информация будет мгновенно преобразована в документ PDF, который легко загрузить или распечатать для ваших записей. Вы даже можете использовать автоответчик для автоматической отправки PDF-файлов участникам!

Изучите наши более 100 бесплатных интеграций форм для автоматической отправки PDF-файлов с соглашением о согласии в аккаунты, которые вы уже используете.Создавайте резервные копии документов на платформах облачного хранения, таких как Dropbox или Box, делитесь ими с товарищами по команде в приложениях для управления проектами, таких как Trello или Slack, или добавляйте соглашения к существующим контактам на платформах CRM, таких как Salesforce или HubSpot. Независимо от того, в какой отрасли вы работаете, вы можете использовать наши шаблоны соглашений о согласии, чтобы создать мощную систему автоматизации и ускорить рабочий процесс.

Подробнее…

Зачем использовать онлайн-форму медицинского согласия?

Большинство больниц используют бланки для этой задачи в бумажном или онлайн-формате.А чтобы облегчить жизнь пациентам, некоторые также добавляют в смесь PDF-файлы. Но создание вывода PDF для отправки данных может занять много времени, особенно при его создании с нуля. Итак, мы придумали коллекцию шаблонов PDF, которые вы можете использовать в качестве формы медицинского согласия.

Зачем использовать Jotform для форм медицинского согласия?

Поскольку Jotform соответствует требованиям HIPAA, конфиденциальность и безопасность не будут проблемой. В довершение ко всему, мы предлагаем виджеты для подписи, которые можно включить в форму.Это, в свою очередь, также будет отображаться в файле PDF. Хорошо продуманная форма медицинского согласия будет собирать информацию о родителях или опекунах, пациенте, краткую историю болезни, включая, помимо прочего, лекарства, болезни, аллергии, особые потребности и сведения о медицинском страховании пациента. Он также может запросить список медицинских процедур, на которые вы позволите опекуну дать согласие в ваше отсутствие, если это необходимо (например, переливание крови или операция).

Подробнее…

Заявление об ограничении ответственности

Эти шаблоны представляют собой только предлагаемые формы.Если вы используете форму в качестве контракта, или для сбора личной информации (или информации о личном здоровье), или для какой-либо другой цели с юридическими последствиями, мы рекомендуем вам выполнить домашнюю работу, чтобы убедиться, что вы соблюдаете применимое законодательство, и проконсультироваться поверенный, прежде чем полагаться на какую-либо конкретную форму.

Работодатели реагируют на работников, отказывающихся от вакцинации против COVID-19

[Эта статья была обновлена]

По мере того, как предприятия готовятся к крайним срокам на федеральном уровне и уровне штата для соблюдения требований вакцинации от COVID-19, многие работодатели спрашивают, что они могут сделать, если рабочие отказываются получить укол.Некоторые работодатели увольняют рабочих или отправляют их в неоплачиваемый отпуск. Другие требуют от сотрудников, не прошедших вакцинацию, еженедельно проходить тестирование и принимать другие меры предосторожности.

Комиссия по равным возможностям трудоустройства (EEOC) периодически обновляет свое руководство в ответ на вопросы о вакцинации на рабочем месте. Примечательно, что агентство заявило, что федеральные законы о борьбе с дискриминацией, которые оно применяет, не запрещают работодателям требовать от всех сотрудников, которые физически входят на рабочее место, вакцинироваться от COVID-19.Однако работодатели, которые поощряют или требуют вакцинации, должны рассмотреть вопрос о разумных приспособлениях, когда сотрудники отказываются пройти вакцинацию по медицинским причинам, в том числе по причинам, связанным с беременностью, или на основании искренних религиозных убеждений, если только приспособление не вызовет чрезмерных трудностей для бизнеса.

Кроме того, если на работников распространяется коллективный договор, работодателям, возможно, придется провести переговоры с профсоюзом, прежде чем вводить обязательные вакцины, отметил Джон Ломакс, поверенный Snell & Wilmer в Фениксе.

28 октября, в ответ на поток вопросов о религиозных приспособлениях, EEOC предоставил общественности свой внутренний бланк запроса на размещение. «Хотя внутренние формы EEOC обычно не публикуются, они включены сюда с учетом чрезвычайных обстоятельств, с которыми сталкиваются работодатели и сотрудники из-за пандемии COVID-19», — говорится в сообщении агентства.

Помещение для инвалидов

«Если работник отказывается получить вакцину, работодатель должен оценить риск, который представляет возражение, особенно если работодатель требует, чтобы сотрудники получали вакцину от COVID-19», — сказал Ломакс.

Мандат на вакцинацию должен быть связан с работой и соответствовать потребностям бизнеса. Согласно Закону об американцах с ограниченными возможностями (ADA), работодатель может иметь политику на рабочем месте, которая включает «требование о том, что человек не должен представлять прямую угрозу здоровью или безопасности людей на рабочем месте».

Однако, если требование вакцинации отсеивает работника с ограниченными возможностями, работодатель должен показать, что непривитые работники могут представлять такую ​​угрозу. EEOC определяет «прямую угрозу» как «значительный риск существенного ущерба, который не может быть устранен или уменьшен разумным приспособлением».

Агентство заявило, что работодатели должны оценить четыре фактора, чтобы определить, существует ли прямая угроза:

  • Продолжительность риска.
  • Характер и серьезность потенциального вреда.
  • Вероятность того, что потенциальный вред будет нанесен.
  • Неминуемость потенциального вреда.

Если работник, который не может быть вакцинирован, представляет прямую угрозу для рабочего места, работодатель должен рассмотреть возможность принятия разумных мер, например, разрешение работнику работать удаленно или отпуск.

«Менеджеры и руководители, ответственные за общение с работниками о соблюдении требований работодателя о вакцинации, должны знать, как распознать просьбу о размещении от работника с ограниченными возможностями, и знать, кому передать эту просьбу для всестороннего рассмотрения», — говорится в сообщении EEOC.

Работодатели и служащие должны работать вместе, чтобы определить, можно ли сделать разумное приспособление. Хелен Хечткопф, поверенный Hoguet Newman Regal & Kenney в Нью-Йорке, сказала, что работодатели должны оценивать:

  • Должностные обязанности сотрудника.
  • Есть ли у сотрудника альтернативная работа, которая сделала бы вакцинацию менее важной.
  • Насколько важно для работодателя, чтобы работник был вакцинирован.

Религиозное размещение

Раздел VII Закона о гражданских правах 1964 года требует, чтобы работодатель учитывал искренние религиозные убеждения, обряды или обряды работника, если только это не создаст неоправданных трудностей для бизнеса. Суды заявили, что «неоправданные трудности» возникают из-за приспособления, которое имеет более чем «минимальные» или очень небольшие затраты или бремя для работодателя.

Определение религии является широким и защищает религиозные убеждения и обычаи, которые могут быть незнакомы работодателю. Следовательно, работодатель «обычно должен исходить из того, что просьба сотрудника о религиозном приспособлении основана на искренних религиозных убеждениях», согласно EEOC. «Однако, если работник запрашивает религиозное приспособление, а работодатель осведомлен о фактах, которые дают объективную основу для сомнения в религиозном характере или искренности того или иного верования, обряда или обряда, работодатель будет вправе запросить дополнительную поддержку. Информация.«

» «Если работник не может пройти вакцинацию из-за инвалидности или искреннего религиозного убеждения, и нет возможности разумного приспособления, работодатель может запретить работнику физический доступ на рабочее место», — сказал Джонни С. Тейлор-младший. SHRM-SCP, президент и главный исполнительный директор Общества управления человеческими ресурсами. «Но это не означает, что человек может быть автоматически уволен. Работодатели должны будут определить, применяются ли какие-либо другие права в соответствии с законами о EEO или другими федеральными, государственными и местными органами власти.«

Более строгие правила

Федеральное правительство и некоторые правительства штатов и местные органы власти требуют, чтобы определенные работодатели требовали обязательной вакцинации. Например, федеральные служащие должны будут пройти полную вакцинацию от COVID-19 к 22 ноября, а подрядчики — к 4 января.

Кроме того, работодатели из частного сектора, в которых работает не менее 100 сотрудников, ждут, когда Управление по охране труда (OSHA) выпустит временный стандарт чрезвычайной ситуации (ETS), требующий от сотрудников пройти вакцинацию или пройти регулярное тестирование на COVID-19. [ Обновление: OSHA 4 ноября выпустило временный стандарт чрезвычайной ситуации ]

Хотя государственные и местные правила различаются, многие директивы дают работодателям возможность попросить сотрудников предъявить доказательства вакцинации или проходить еженедельное тестирование на COVID-19, носить маски и держаться подальше от других рабочих и посетителей.

Некоторые организации могут рассматривать альтернативу тестирования как финансовое и административное бремя и предпочитать увольнять сотрудников, которые не соблюдают предписания по вакцинации, за исключением случаев, когда у сотрудников есть медицинские или религиозные возражения, которые можно разумно удовлетворить.До сих пор судьи, как правило, поддерживали работодателей в судебных процессах, оспаривающих требования вакцинации.

[Есть ли у вашей организации стратегия вакцинации? Пройдите тест. ]

Чтобы усложнить ситуацию, некоторые штаты, такие как Техас, стремятся запретить вакцинацию, что может вынудить предприятия выбирать между соблюдением федерального приказа или приказа штата. Несколько крупных авиакомпаний, ведущих бизнес в Техасе, заявили, что будут соблюдать федеральные приказы, которые, по их мнению, будут препятствовать выполнению заказов штата и местных властей.

Когда работодатели подпадают под противоречащие друг другу федеральные законы и законы штата, федеральные правила обычно имеют преимущественную силу перед законом штата, однако новые федеральные правила не применяются повсеместно, поэтому их влияние на каждого работодателя необходимо рассматривать индивидуально, — сказала Жаклин. Дель Вильяр, поверенный Фишера Филлипса в Хьюстоне.

Работодатели, которые будут охвачены предстоящим правилом OSHA ETS, могут удовлетворить сотрудников с соответствующими требованиями, предлагая еженедельное тестирование вместо необходимости вакцинации, добавила она.«Эти методы могут быть изменены по мере выпуска новых федеральных правил и / или решения юридических проблем».

Поощрение вакцинации

«Если работодатель планирует потребовать от своих сотрудников сделать вакцину от COVID-19, он должен разработать письменную политику», — рекомендовал Хечткопф. По ее словам, для сотрудников, которые отказываются от вакцинации, работодатель должен выяснить, почему.

Помимо защищенных законом причин, у сотрудников могут быть общие возражения против вакцинации против COVID-19, которые не требуют разумного приспособления.«Работодатели, рассматривающие вопрос о введении обязательных вакцин, должны очень серьезно рассмотреть этот вопрос», — сказал Бретт Коберн, поверенный Alston & Bird в Атланте. Если значительная часть персонала отказывается подчиняться, работодатель может оказаться в очень трудном положении: либо соблюдение мандата и увольнение всех этих сотрудников, либо отклонение от мандата для определенных сотрудников, что, по словам Кобурна, может увеличить риск. жалоб на дискриминацию.

Работодатели, от которых не требуется обязательная вакцинация, могут пожелать и дальше сосредоточить внимание на шагах, которые они могут предпринять, чтобы побудить сотрудников пройти вакцинацию.Например, Коберн сказал, что работодатели могут захотеть:

  • Разработать кампании по обучению вакцинации.
  • Сделайте получение вакцины максимально простым для сотрудников.
  • Покройте все расходы, которые могут быть связаны с получением вакцины.
  • Стимулировать сотрудников, которые проходят вакцинацию.
  • Предоставьте сотрудникам оплачиваемое время для вакцинации и восстановления после возможных побочных эффектов.

«Четко и часто общайтесь с сотрудниками и помогите им понять, как вакцинация сделает рабочее место более безопасным», — сказал Кевин Траутман, поверенный Fisher Phillips в Хьюстоне.Подавайте пример и убедитесь, что руководство в первую очередь применяет вакцины.

Этические соображения для мандата на вакцину COVID-19


Обязанность вакцинировать или подтолкнуть, если нет сдвига? Вакцины COVID-19 остаются ключевым оружием в борьбе с самой смертоносной современной пандемией, которую видел мир. В этой статье мы суммируем ключевые факты и этические соображения для медицинских организаций при рассмотрении мандата на вакцинацию COVID-19 для медицинских работников США (HCW).

Обязательства по вакцинации медработников

Федеральные и государственные постановления

С момента появления вакцин мандаты использовались для достижения коллективного иммунитета как среди населения в целом, так и среди медработников. 1,2 Действующие федеральные постановления не включают каких-либо программ обязательной вакцинации; скорее, полномочия по вакцинации обычно находятся в компетенции властей штата и местных властей. Государственные требования к вакцинам для медработников сильно различаются.В некоторых штатах есть законы, требующие, чтобы медработники вакцинировались против таких болезней, как корь, эпидемический паротит и краснуха, с положениями об отказе от вакцинации, когда вакцина противопоказана с медицинской точки зрения или противоречит религиозным или философским убеждениям человека. 3 Обязательные требования к вакцинации против гриппа среди медицинских работников существуют только в трех штатах: Алабама, Колорадо и Нью-Гэмпшир. 4 В настоящее время ни один штат не санкционировал вакцинацию медицинских работников от COVID-19.

Организации здравоохранения

Многие профессиональные организации поддерживают тезис о том, что медицинские работники несут профессиональную и этическую ответственность за предотвращение распространения инфекционных патогенов.Общество эпидемиологии здравоохранения Америки рекомендует ежегодную вакцинацию против гриппа в качестве условия работы и профессиональных привилегий для медицинских работников. 5 Политика Американского колледжа врачей предполагает, что вакцинация против гриппа должна быть обязательной для всех медработников, если нет возражений по медицинским или религиозным причинам. 6

В 2004 году Медицинский центр Вирджинии Мейсон в Сиэтле, штат Вашингтон, стал первой системой здравоохранения в Соединенных Штатах, в которой вакцинация от гриппа стала условием работы.В течение трех лет больница сообщила о 98% охвате персонала. Оставшиеся 2% персонала, отказавшегося по медицинским или религиозным причинам, должны были носить хирургические маски во время пребывания в больнице во время сезона гриппа. 7 Этому требованию вакцины против гриппа в настоящее время следуют более 400 организаций здравоохранения. 8

В настоящее время все вакцины против COVID-19 используются в соответствии с разрешением на использование в чрезвычайных ситуациях (EUA), выданным Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA). EUA требует меньше данных о безопасности и эффективности, чем полное одобрение заявки на получение лицензии на биопрепараты (BLA), что может привести к снижению доверия к вакцинам, поскольку их введение можно рассматривать как «текущие медицинские исследования». 9 Согласно EUA, получатели вакцины должны быть проинформированы о «возможности принять или отказаться от введения продукта». 10,11 Неясно, могут ли вакцины COVID-19 быть юридически обязательными при работе в соответствии с EUA до официального утверждения FDA, поскольку суды еще не приняли решения по этому вопросу. Как только вакцины против COVID-19 получат одобрение BLA, медицинские учреждения могут выполнять требования по вакцинации COVID-19 в более широком смысле (как в случае вакцинации против гриппа).

U.S. Комиссия по равным возможностям трудоустройства (EEOC) заявляет, что работодатели должны следовать рекомендациям по вакцинации COVID-19, установленным Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и государственными или местными органами здравоохранения. Сотрудники также могут подпадать под действие определенных охраняемых законом исключений для лиц с ограниченными возможностями в соответствии с Законом об американцах с ограниченными возможностями и за искренне исповедуемые религиозные убеждения в соответствии с разделом VII Закона о гражданских правах. 12

Согласно рекомендациям CDC, вакцины против COVID-19 не подпадают под действие EUA; тем не менее, они допускают местные предписания: «может ли штат, местное правительство или работодатель требовать или обязать вакцинацию COVID-19, — это вопрос закона штата или другого применимого законодательства.” 13

По состоянию на май 2021 года Италия — единственная страна, в которой медработники должны пройти вакцинацию от COVID-19. 14 Большинство медицинских организаций в США еще не ввели обязательную вакцинацию против COVID-19. Исключения включают здравоохранение Университета Индианы, пресвитерианскую систему здравоохранения Нью-Йорка и методистскую больницу Хьюстона. Последней больнице был предъявлен иск из-за этого мандата, но впоследствии иск был отклонен окружным судьей США. 15

Риск передачи инфекций высок среди уязвимых лиц в медицинских учреждениях: пациентов, медицинских работников и третьих лиц, с которыми они могут контактировать.Целью мандата на вакцину будет защита сообщества или «коллективный иммунитет».

Корень этической дилеммы, лежащей в основе мандата на вакцину, заключается в конфликте между этикой общественного здравоохранения и правом на личную свободу и автономию. Утилитарные аргументы в пользу введения вакцины утверждают, что более высокий уровень иммунизации приводит к большему благу для всех (спасение жизней, предотвращение заболеваемости). Согласно этой точке зрения, обязательная всеобщая вакцинация морально оправдана из-за последствий: защита сообщества и сокращение передачи вируса, что приводит к снижению показателей инфекций, госпитализаций и смертей.Критики утилитаризма утверждают, что он ограничен «монизмом ценностей» или что полезность является единственной фундаментальной «сверхценностью», и что другие ценности (например, индивидуальная свобода) не имеют такой же моральной ценности. 16 И наоборот, апелляция к личным интересам и личной свободе через лотереи и предложение оплаты за вакцинацию 17 (побуждение) может подорвать чувство солидарности с общественным здоровьем и готовность идти на риск ради общего блага.

Преимущества мандата

  • Благотворительность, не причинение вреда: Медицинские учреждения несут юридические и этические обязательства по обеспечению безопасной среды для пациентов, медработников и посетителей.Вакцинация снизит передачу вируса и тем самым укрепит здоровье, повысит безопасность пациентов и обеспечит чувство защищенности. Медицинские работники имеют этическое / моральное обязательство оказывать помощь пациентам и не причинять им вреда; вакцинация ограничит распространение инфекции COVID-19.
  • Правосудие: Вакцины предотвращают госпитализацию, могут сократить нехватку медицинских работников и защитить потенциал системы здравоохранения. Это повысит справедливость распределения и позволит организациям здравоохранения выполнять свои обязательства перед больными и уязвимыми.

Недостатки мандата

  • Введение вакцины требует устного информированного согласия. Мандаты исключают право на информированное согласие или отказ от лечения. Полномочия без исключений нарушили бы личную автономию и, вероятно, повлияли бы на неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность.
  • Если основные требования к медицинским работникам, такие как средства индивидуальной защиты, не выполняются, требование о вакцинации может быть контрпродуктивным, отрицательно влияя на моральный дух персонала и подрывая доверие, когда уровень стресса среди медицинских работников уже высок.

Вопросы для рассмотрения

  • Доступность вакцин: Требование вакцины требует неограниченного доступа к вакцинам; Таким образом, соображения относительно мандата будут применяться только к тем областям, где вакцины COVID-19 находятся в свободном доступе и где поставки не ограничены. Следует отметить, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в настоящее время не поддерживает мандаты на вакцинацию COVID-19, вместо этого предпочитая акцент на образовательных кампаниях и всеобщей доступности вакцин. 18
  • « Динамическое обоснование »: Относительная значимость причин для обязательной вакцинации варьируется в зависимости от различных обстоятельств и эпидемиологических условий (например, уровень фоновой вакцинации, уровень инфекционности и частота госпитализаций). 16 Появляются доказательства снижения передачи вируса после вакцинации против COVID-19. Частота новых инфекций и госпитализаций в Соединенных Штатах неуклонно снижается по мере того, как вакцинируются все больше взрослых, подростков и детей. 19
  • Доступность других вариантов: Если использование средств индивидуальной защиты, физическое дистанцирование и физические барьеры предотвращают распространение COVID-19 и эти варианты доступны для медицинских работников, обязательная вакцинация может быть неоправданной с этической точки зрения. Кроме того, навязывание мандата может не быть необходимым для тех, кто физически не взаимодействует с пациентами или может работать из дома. Когда существуют другие альтернативы, принуждение 20 в форме предписания, конкретных угроз или значительных негативных последствий за отказ может быть необоснованным.

«Обязательные» вакцины и исключения

Современные формы «обязательной» вакцинации вынуждают к вакцинации прямой или косвенной угрозой введения ограничений в случае несоблюдения. 21 Неблагоприятные действия или увольнение в результате отказа от вакцины могут рассматриваться как принуждение, 20 , и работодатель может быть подвергнут судебному преследованию.

Согласно руководящим документам EEOC и CDC США, вакцины подлежат исключениям по медицинским и религиозным мотивам. 12,13 Предоставление исключений снизит обеспокоенность медицинских работников и поможет им почувствовать больше полномочий при принятии решения о вакцинации.

Учреждения, которые выбирают строгие требования к вакцинации, должны указывать исключения и предлагать альтернативы увольнению (например, удаленная работа, когда это возможно, оставаться дома без оплаты).

Альтернативы реализации мандата

Альтернативы включают образовательные кампании, поощрение в форме стимулов и «стратегии подталкивания».«Некоторые штаты предложили огромные денежные стимулы, чтобы побудить людей пройти вакцинацию. 17 В руководстве EEOC не указано, какие стимулы к вакцинации могут предлагать работодатели. Таким образом, эти виды побуждения могут быть проблематичными с юридической точки зрения, учитывая возможность «неправомерного побуждения» и различное воздействие, которое они оказывают на лиц, которые могут получить дополнительную выгоду от денежной компенсации. 22

Подталкивание изменяет поведение с помощью «архитектуры выбора», организуя контекст, в котором люди принимают решения. 23 Налоговые льготы или расширенные пакеты льгот и взносы на медицинское страхование для медицинских работников, прошедших вакцинацию, являются стимулирующими стратегиями, которые могут быть рассмотрены системами здравоохранения. 23

Большинство людей согласятся с тем, что медицинские организации обязаны регулярно предлагать вакцины против COVID-19 всем медработникам. Соображения относительно мандата (даже в рамках EUA) будут зависеть от местного контекста, и в идеале процесс принятия решений должен включать обсуждения с государственными и местными органами здравоохранения.Обсуждения и этический анализ, проводимые институциональными политиками (включая экспертов по организационной этике), должны быть прозрачными. Учитывая существующую информацию о вакцинах против COVID-19 и текущие руководящие принципы EEOC / CDC, вопрос, с которым сталкиваются медицинские организации после того, как вакцины получают полное одобрение FDA, заключается не столько в том, может ли вакцинация быть обязательной по закону, а в том, является ли это этически оправданным . .

Список литературы

  1. McClure CC, Cataldi JR, O’Leary ST.Неуверенность в вакцинации: где мы находимся и куда идем. Clin Ther . 2017; 39 (8): 1550-1562.
  2. Haviari S, Bénet T., Saadatian-Elahi M, et al. Вакцинация медицинских работников: обзор. Hum Vaccin Immunother . 2015; 11 (11): 2522-2537.
  3. Линдли М.С., Хорлик Г.А., Шефер А.М., Шоу Ф.Е., Горджи М. Оценка государственных требований к иммунизации медицинских работников и пациентов. Am J Prev Med . 2007; 32 (6): 459-465.
  4. Центры по контролю и профилактике заболеваний.Государственные законы об иммунизации медицинских работников и пациентов. По состоянию на 28.05.2021 г. https://www2a.cdc.gov/vaccines/statevaccsApp/AdministrationbyVaccine.asp?Vaccinetmp=Influenza#221
  5. Talbot TR, Babcock H, Caplan AL, et al. Пересмотренный документ с изложением позиции SHEA: вакцинация медицинского персонала против гриппа. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 2010; 31 (10): 987-995.
  6. Американский колледж врачей. Безопасность пациентов и иммунизация медицинских работников. Дата обращения 28.05.2021 https: // www.acponline.org/acp_policy/policies/healthcare_provider_immunization_2013.pdf
  7. Rakita RM, Hagar BA, Crome P, Lammert JK. Обязательная вакцинация против гриппа медицинских работников: 5-летнее исследование. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 2010; 31 (9): 881-888.
  8. Дубов А., Пьюнг С. Подталкивает или поручает? Этика обязательной вакцинации от гриппа. Вакцина. 2015; 33: 2530-2535
  9. Gostin LO, Лосось DA, Larson HJ. Обязательные вакцины против COVID-19. JAMA. 2021; 325 (6): 532-539.
  10. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Информационные бюллетени о разрешении на экстренное использование вакцины COVID-19 для реципиентов и лиц, осуществляющих уход. По состоянию на 28.05.2021 https://www.cdc.gov/vaccines/covid-19/eua/index.html#:~:text=For%20each%20COVID%2D19%20vaccine,an%20informed%20decision%20about % 20вакцинация.
  11. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Объяснение разрешения на использование вакцин в чрезвычайных ситуациях. По состоянию на 28.05.2021 г. https://www.fda.gov/vaccines-blood-biologics/vaccines/emergency-use-authorization-vaccines-explained
  12. U.S. Комиссия по равным возможностям трудоустройства. Готовность к пандемии на рабочем месте и Закон об американцах с ограниченными возможностями. По состоянию на 28.05.2021 г. https://www.eeoc.gov/laws/guidance/pandemic-preparedness-workplace-and-americans-disabilities-act
  13. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Программа вакцинации на рабочем месте. Последнее обновление: 25 марта 2021 г. По состоянию на 28.05.2021 г. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/vaccines/recommendations/essentialworker/workplace-vaccination-program.html#anchor_1615585395585
  14. Патерлини М.Covid-19: Италия делает вакцинацию обязательной для медицинских работников. BMJ . 2021; 373: N905. DOI: 10.1136 / bmj.n905
  15. «Обновление судебного процесса по политике обязательной вакцинации: медсестры делают выстрел против больницы, но судья дает ответный удар». Обзор национального законодательства, том XI, номер 167. 16 июня 2021 г. Дата обращения: 16.06.2021. https://www.natlawreview.com/article/mandatory-vaccination-policy-lawsuit-update-nurses-take-shot-against-hospital-judge
  16. Navin MC, Attwell K. Требования к вакцинам, плюрализм ценностей и разнообразие политики. Биоэтика. 2019; 33: 1042-1049.
  17. Groppe M. Федеральное правительство разрешает штатам проводить лотереи и денежные поощрения за вакцинацию. США СЕГОДНЯ. , 25 мая 2021 г. Обновлено 26 мая 2021 г. По состоянию на 28.05.2021 г. https://www.usatoday.com/story/news/politics/2021/05/25/covid-vaccine-feds-ok-lotteries- ок. ш-стимулы-вакцинации / 7436394002/
  18. Всемирная организация здравоохранения. COVID-19 и обязательная вакцинация: этические соображения и предостережения. Опубликовано 13 апреля 2021 г.По состоянию на 28.05.2021 г. https://www.who.int/publications/i/item/WHO-2019-nCoV-Policy-brief-Mandatory-vaccination-2021.1
  19. Могхадас С.М., Вилчес Т.Н., Чжан К. и др. Влияние вакцинации на вспышки COVID-19 в США. Clin Infect Dis. 2021. 30 января: ciab079. Опубликован в Интернете перед печатью. DOI: 10,1093 / cid / ciab079.
  20. Министерство здравоохранения, образования и социального обеспечения; Национальная комиссия по защите людей в рамках биомедицинских и поведенческих исследований.Отчет Бельмона. Этические принципы и руководящие принципы защиты людей, являющихся объектами исследования. Джам Колл Дент . 2014 Лето; 81 (3): 4-13.
  21. Gravagna K, Becker A, Valeris-Chacin R, et al. Глобальная оценка национальной политики обязательной вакцинации и последствий несоблюдения. Вакцина. 2020; 38: 7865–7873.
  22. Эмануэль Э.Дж. Чрезмерные призывы: чушь на ходулях? Am J Bioeth. 2005; 5 (5): 9-13. Опубликованное исправление опубликовано в: Am J Bioeth .2006; 6 (1): 54.
  23. Дубов А., Фунг С. Подталкивает или поручает? Этика обязательной вакцинации от гриппа. Вакцина. 2015 ; 33: 2530-2535.

Эта образовательная деятельность частично финансировалась в рамках соглашения о сотрудничестве с Центрами по контролю и профилактике заболеваний (грант № 1 NU50CK000566-01-00). Центры по контролю и профилактике заболеваний — это агентство в составе Министерства здравоохранения и социальных служб (HHS). Его содержание не обязательно отражает политику CDC или HHS и не должно рассматриваться как одобрение со стороны федерального правительства.


Если отказникам от вакцины Covid откажут в больницах и врачебных кабинетах, этично ли это?

Доктор Джейсон Валентайн, врач семейной медицины из Диагностической и медицинской клиники здравоохранения в Мобиле, штат Алабама, в этом месяце сообщил своим пациентам, что с 1 октября он больше не будет лечить тех, кто не был вакцинирован против Covid. -19. Примерно в то же время просочившаяся служебная записка показала, что Целевая группа по разработке рекомендаций по лечению критических состояний в Северном Техасе рассматривала вопрос о том, следует ли принимать во внимание статус вакцинации против Covid при принятии решения о том, кто получит койки в отделениях интенсивной терапии, когда их необходимо больше, чем имеется.

Можно ли считать эти действия этичным? Короче говоря, это зависит от обстоятельств.

Было бы неэтично, если бы врач отказывался от лечения из-за гнева, негодования или разочарования, в том числе из-за решения пациента не проходить вакцинацию.

Определение того, когда для врачей и больниц этично отказываться от оказания их услуг, в том числе рассмотрение того, соблюдает ли пациент меры предосторожности в области общественного здравоохранения, такие как вакцинация, основывается на намерениях тех, кто отвергает людей, и на том, соответствуют ли их решения профессиональным нормы и сложившаяся практика.

Было бы неэтично, если бы врач отказывался от лечения из-за гнева, негодования или разочарования, в том числе из-за решения пациента не проходить вакцинацию. Врачи и медицинские работники в более широком смысле несут моральные обязательства предотвращать болезни и восстанавливать здоровье любого человека, невзирая на определенные возражения, которые они могут иметь в отношении них.

Хотите больше подобных статей? Подпишитесь на THINK в Instagram, чтобы получать новости о самом важном политическом анализе недели

Эти обязательства вытекают из основ медицины, созданных с древних времен, существующих социальных структур, поддерживающих медицинские профессии, и культурных ожиданий, которые требуют, чтобы все имели равный доступ к медицинскому обслуживанию без каких-либо предубеждений. .Таким образом, гнев и разочарование по поводу людей, чьи действия, даже если они потенциально провокационные, сами по себе не мешают врачу обеспечить эффективное лечение в безопасной обстановке, не делают отказ от услуг этичным.

Сопутствующие

Но когда действия, вызывающие гнев и разочарование, действительно мешают врачам выполнять свои обязательства по обеспечению безопасного и эффективного лечения, отказ в услугах может быть этичным. Например, учет прививочного статуса является этичным, когда он предназначен для защиты медицинского персонала и пациентов, а также для отбора пациентов на ограниченные койки в отделениях интенсивной терапии, которые имеют наилучшие шансы на выживание.

Объяснение Валентина того, что он делает, хотя, возможно, и понятно, но не оправдано с этической точки зрения. Согласно новостным сообщениям о публикации в Facebook, он сказал, что решил не лечить невакцинированных пациентов, потому что «Covid — ужасный способ умереть, и я не могу смотреть, как они умирают таким образом». Хотя его рассуждения выражают сочувствие, похоже, они больше связаны с избавлением от эмоциональной боли, чем с защитой пациентов и сотрудников от инфекции. (NBC News не проверила подлинность сообщения.Ни Валентин, ни представители медицинской клиники, в которой он работает, не предоставили комментариев.)

Однако рабочая группа Северного Техаса считает, что эти соображения основаны на более веских этических соображениях. В меморандуме говорится, что ожидание лучших результатов у вакцинированных пациентов является причиной учитывать вакцинационный статус при распределении коек в отделениях интенсивной терапии. Согласно общему принципу медицинской этики, когда на каждого нуждающегося пациента чего-то не хватает, приоритет отдается тем, кто с наибольшей вероятностью выживет и проживет дольше всего.

Кроме того, целевая группа прямо просит больницы, входящие в ее состав, не учитывать гнев и разочарование в своих решениях. Можно спорить о том, насколько важна вакцинация для улучшения результатов для тех, кто нуждается в лечении в отделении интенсивной терапии, поскольку мы все еще изучаем, как работают вакцины и Covid. Но в той мере, в какой больницы считают, что это может быть полезно, расставление приоритетов для вакцинированных людей на коек UCU является этически правдоподобным. (После того, как меморандум был опубликован в The Dallas Morning News, его автор изменил курс и сказал, что прививочный статус не должен быть фактором при распределении коек в отделении интенсивной терапии.)

Связанные

Существует также более широкий вопрос о том, что врачи могут сделать для поощрения вакцинации в первую очередь, и, в частности, как могут возникнуть угрозы отказа от обслуживания. Поощрение вакцинации в качестве условия удержания непривитых пациентов может показаться этичным на первый взгляд, но это легко обнаружить как принудительное. Однако, когда такое побуждение делается для защиты членов семьи непривитых, других пациентов, одноклассников и сотрудников офиса от инфекции Covid, это может соответствовать этическим требованиям, поскольку это делается для предотвращения болезней других.

Тем не менее, врачи не могут с этической точки зрения отказываться от лечения своих непривитых пациентов, чтобы защитить своих пациентов и сотрудников, если они могут создать безопасную среду и внедрить поддерживающие процедуры. Когда это невозможно, практикующие врачи должны надлежащим образом уведомлять своих пациентов о любых изменениях в политике и помогать им переходить к другим методам лечения. Валентин сделал именно это.

Однако, прежде чем врачи дадут это уведомление, они должны убедиться, что они предприняли добросовестные усилия, чтобы убедить упорствующего сделать вакцинацию, и они должны убедиться, что они не могут в разумных пределах принять небольшое количество пациентов, которые не могут или не следует вакцинироваться по уважительным причинам, таким как более ранние тяжелые реакции на вакцины или продолжающееся лечение рака.

Больницы, выделяющие койки в отделениях интенсивной терапии, не имеют достаточно возможностей для смягчения последствий. И если все остальное одинаково между двумя пациентами, которым нужна одна доступная койка в отделении интенсивной терапии, за исключением их статуса вакцинации против Covid, и если известно, что вакцинация определяет лучшие результаты, то статус вакцины может быть разумным фактором при принятии решения о распределении. Но все остальное редко бывает равным. В острых клинических ситуациях, когда нет времени на исследования, может быть трудно определить законную причину отказа пациента от вакцинации против Covid.Это могло быть достаточной причиной, чтобы игнорировать это как фактор при распределении коек в отделениях интенсивной терапии.

Никакие законы не запрещают таким врачам, как Валентин, исключать из своей практики невакцинированных пациентов. Фактически, медицинские работники уже давно увольняют пациентов, и они установили политику и процедуры. В них изложены ожидания относительно того, как увольнять пациентов, чтобы их не бросили и не оставили в опасной ситуации. Например, процедуры и шаблоны сообщений Американской академии семейных врачей для облегчения обоснованного и безопасного увольнения.Обзор 794 практик первичной медико-санитарной помощи, проведенный в 2016 году, показал, что почти половина из них увольняли пациентов за невыполнение планов лечения.

Педиатры, реагируя на ускорение кампаний против вакцинации в течение последнего десятилетия, особенно привыкли увольнять семьи, которые отказываются от вакцинации, часто из-за опасений по поводу предотвратимого распространения инфекций в их учреждениях. Обзор 303 педиатрических клиник 2019 года показал, что около половины из них приняли политику управления, разрешающую увольнение семей, отказывающихся от плановых детских вакцинаций.Опрос также показал, что 18 процентов родителей, которые часто или всегда отказываются от вакцинации, передумали и согласились на вакцинацию. Половина иногда делала.

Соответствующие

коек интенсивной терапии были достаточно малочисленны на протяжении многих лет, поэтому методы сортировки и распределения использовались уже давно. Новым здесь является наука о самих прививках от Covid и о том, вносит ли вакцинационный статус достаточный вклад в результаты, чтобы на его основе распределять койки в отделениях интенсивной терапии.

Мы знаем, что отделения интенсивной терапии или частные практики, которые с этической точки зрения отталкивают людей, должны быть мотивированы правильными намерениями, применяться с исчерпывающими и безопасными протоколами управления, реализовываться добросовестно с прицелом на передовые научные знания и передаваться с состраданием к пациентам и их семьям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.