Разное

Родной язык: В школе появились русский родной язык и русская родная литература — Российская газета

Содержание

В школе появились русский родной язык и русская родная литература — Российская газета

Примерные школьные программы утверждены по 18 национальным языкам. Большинство уроков, конечно же, идут на русском. Однако в этом учебном году для многих родителей сюрпризом стало то, что в расписании появились два новых обязательных предмета: русский родной язык и русская родная литература. Посыпался град вопросов. И главный: чем уроки русского родного отличаются от «просто» русского языка? Об этом корреспондент «РГ» беседует с председателем Ассоциации учителей русского языка и литературы, кандидатом педагогических наук Романом Дощинским.

Роман Анатольевич, чем все-таки уроки русского родного языка отличаются от «обычного» русского?

Роман Дощинский: В первом случае мы изучаем язык как систему, большое внимание уделяем развитию речи, освоению орфографии и пунктуации. Что касается курса родного языка, то он разбит на три блока. Первый — лингвокультурология. Это попытка соотнести язык и культуру — погрузиться в забытые слова (архаизмы и историзмы), «поиграть» с дополнительными оттенками, которые несут некоторые слова и выражения, отражающие мировоззрение русского человека. В обычном курсе русского языка на это просто не хватает времени. Данный модуль позволит пробудить мысли, эмоции ребенка по поводу того, каким богатством он владеет — русским языком.

Второй блок — это нормы речи. Правильная постановка ударения, верное словоупотребление, грамматическая культура речи — все это западающие звенья традиционного курса русского языка. А третий — риторика. Этим мы тоже на уроках русского языка почти не занимаемся. Как правило, у школьников проверяются навыки письменной речи — диктанты, изложения, сочинения. С учетом того, что в девятом классе ввели итоговое собеседование, возвращение риторики в школу — новость хорошая. И вообще, учитель-словесник только рад тому, что в расписании появились дополнительные часы, которые он точно не потратит впустую.

Почему именно новые предметы, а не, скажем, факультативы? Ведь так много говорят о том, что дети перегружены?

Роман Дощинский: Нужно знать «историю вопроса». Четыре года назад были скорректированы школьные стандарты — ФГОС. В них появилось разделение на три крупных блока. Отдельно — русский с литературой, отдельно — родной язык и родная литература и отдельно — иностранные языки. Все — обязательные для изучения. И если в пятом классе на государственный русский язык отводится, например, пять часов, то теперь никто не может их забрать в пользу других предметов филологического цикла.

В новом учебном году многим родителям впервые предложили написать заявление о том, какой родной язык будет изучать их ребенок

Но что получилось в некоторых национальных республиках? Весь класс шел на урок национального родного языка, а что было делать ребенку, для которого родной — русский язык? Он шел на занятия вместе со всеми. Подобные случаи в 2017-м вызвали большой общественный резонанс. После этого на федеральном уровне пришлось вносить изменения в Закон «Об образовании в РФ».

Какие именно?

Роман Дощинский: Было прописано, что родным языком считаются все языки народов РФ, в том числе русский. И почему в таком случае дети в национальной республике изучают свой родной язык и родную литературу как отдельные предметы, а ребята, допустим, в Ивановской области этого лишены с точки зрения дополнительных часов? У всех детей, независимо от региона, должны быть равные образовательные возможности. Вот так фактически и появились новые предметы — русский родной язык и русская родная литература. По своему содержанию они не могут и не должны дублировать уже существующие школьные предметы.

С нового учебного года родители пишут заявление о том, какой родной язык будет изучать их ребенок. Правда, есть ограничение. В том же Законе «Об образовании в РФ» сказано, что всем детям «гарантируется получение образования на государственном языке РФ, а также выбор языка обучения и воспитания в пределах возможностей, предоставляемых системой образования». Что значит эта фраза на практике? Если родители захотят, чтобы ребенок изучал язык, который больше никто в школе изучать не будет или если нет преподавателей, то в качестве родного ему будет предлагаться русский язык.

А если, скажем, в обычную столичную школу пришел маленький якут или кабардин. Но родители не хотят, чтобы их ребенок изучал русский как родной. Семья может отказаться?

Роман Дощинский: В принципе, может. Здесь недопустимы перекосы. Но проблема еще и в том, что предметы «родной язык» и «родная литература» стали обязательной частью программы. Отметки за них должны быть выставлены в аттестат.

Выход из ситуации?

Роман Дощинский: Я вижу два варианта. Первый — сетевая модель обучения, когда для обучающегося подыскивается внешний (из другой образовательной организации) преподаватель его родного языка, а школа по договоренности засчитывает результаты, которые ребенок получает при прохождении курса. Только при таком раскладе школа может столкнуться с трудностью юридического оформления собственной образовательной программы, в которой должна быть заложена возможность изучения любого языка народов РФ.

Двести пятьдесят национальных языков, на которых говорят народы России

Второй вариант — дистанционное обучение с помощью современных электронных ресурсов. Если бы на платформе Российской электронной школы ребенок мог пройти курс родного языка и получить на ней итоговую отметку, то школа могла бы ее зачесть в аттестат. Но это пока лишь планы, которые, возможно, будут реализованы. Решать этот вопрос нужно как можно быстрее.

Допустим, все дети в школе готовы изучать русский язык как родной. Где взять часы? Переходить на шестидневку?

Роман Дощинский: По-моему, все уже давно договорились о том, что шестой день — это развивающий. Нет, шестидневка не может быть выходом из положения. Тогда что? Многие директора школ сегодня пытаются решить эту сложную проблему. Стоит заметить: ни один «обязательный» документ не оговаривает, с какого класса вводить курс родного русского языка и сколько часов на него отвести. В этом смысле многое дано на откуп самой школы. При этом для выставления отметки в аттестат курс должен быть пройден в объеме чуть более 60 часов.

Но на какие шаги иногда идут в регионах? «Режут» и без того урезанные эстетические программы — ИЗО, музыку, мировую художественную культуру. Некоторые школы стали даже забирать часы у русского государственного языка — и искусственно передавать их в русский родной язык. Этого категорически нельзя делать, о чем в регионы были разосланы специальные письма минпросвещения и Рособрнадзора. Подчас на местах катастрофически не хватает разъяснительной информации.

Единственное безболезненное решение, которое вижу я для регионов с подавляющим большинством русскоязычного населения, — это возможность создания интегрированных курсов. Когда, например, в рамках одного урока изучаются государственный русский и русский родной языки. Мы сейчас переживаем переходный период. И пока, к сожалению, вопросов действительно больше, чем ответов.

Предметы «родной язык» и «родная литература» стали обязательной частью программы. Отметки за них должны быть выставлены в аттестат

А учебники по новым предметам есть?

Роман Дощинский: Есть две линейки учебных пособий, разработанные ведущими издательствами. Но это именно пособия, которые пока не включены в федеральный перечень учебников. Деньги на их закупку школам проблематично выделить. Поэтому сейчас одна из важнейших задач — форсировать процедуру экспертизы этих пособий и включения их в федеральный перечень именно как учебников. Иначе школы побоятся потратить деньги на их закупку. И это одна сторона проблемы.

А вот вторая сторона. В России больше 250 национальных языков. Но далеко не по всем из них разработаны примерные образовательные программы. А по предмету «русская родная литература» и вовсе беда — нет ни примерных программ, ни учебных пособий. Школы пока должны «выплывать» своими силами.

Официально

Примерные образовательные программы для школ утверждены уже по 18 национальным языкам, в том числе русскому родному. Их можно найти на официальном сайте реестра общеобразовательных программ.

Однако, как рассказали «Российской газете» в министерстве просвещения, до конца года в помощь школам появится еще более десятка программ. И на этом работа по их составлению не остановится. Всего же, по оценкам ведомства, сегодня существует запрос на изучение 81 языка народов нашей страны. Среди них есть коренные и малочисленные. Первые 64 учебника по 8 языкам для начальной школы будут созданы уже до конца этого года. Ряд учебников уже находится на стадии утверждения для включения в федеральный перечень. Также в ближайшее время будет утверждена Концепция преподавания родных языков.

«Министерство обеспечивает сопровождение изучения и преподавания государственных языков субъектов Российской Федерации, родных языков народов России. И в этой связи особая роль отведена Фонду сохранения и изучения родных языков народов РФ, — рассказали в ведомстве. — Кроме того, вопросы разработки и внедрения передовых технологий по преподаванию родных языков народов России, в том числе методик для работы с двуязычными детьми, на всех уровнях образования ведет Институт развития родных языков народов Российской Федерации, созданный на базе Центра реализации государственной образовательной политики и информационных технологий».

В фокусе — научные исследования, создание и обновление словарей, проведение культурно-просветительских конкурсов, олимпиад и культурных проектов. Ну и, конечно, разработка учебников и методических пособий для учителей.

Что касается предметов «русский родной язык» и «русская родная литература», то они носят культурологический характер, подчеркнули в министерстве просвещения.

«Важнейшая задача курса «Русский родной язык» — приобщение школьников к фактам русской языковой истории, истории русского народа, формирование представлений о сходстве и различиях русского и других языков в контексте их богатства и своеобразия, национальных традиций и культур народов России, — рассказали в ведомстве. — Кроме того, содержание курса направлено на формирование представлений о языке как живом, развивающемся явлении. Оно опирается на основной курс — «Русский язык и литературное чтение» — сопровождает и поддерживает, но не дублирует его. Имеет преимущественно практико-ориентированный характер».

Что такое «родной язык» | Wir.by

Снято при технической поддержке портала Ethno.by Что такое «родной язык»? Для начала обратимся к толковым словарям. Словарь Ожегова толкует родной язык как «язык своей родины, на котором говорят с детства». Но, во-первых, на родине может быть много языков. Во-вторых, то, что вы хотите называть родным языком, может не совпадать с тем, на чем вы говорите с детства. В-третьих, то, на чем вы говорите с детства, может не являться языком вашей родины, например, если вы мигрант. Что такое родной язык — это вопрос социальной лингвистики, но строгий лингвистический подход часто не совпадает с тем, как мы пользуемся этим термином и что от него хотим в обычной речи.

В учебнике Н. Б. Мечковской «Социальная лингвистика» (1996) нет определения родного языка, но это выражение там встречается, например, в таком высказывании: «На индивидуальном уровне то, какой язык является родным (материнским) для конкретного человека, зависит от…». Здесь, очевидно, «материнский» выступает синонимом «родного». Но в другом месте говорится: «Человек всегда в той или иной мере использует навыки речи на родном (или основном) языке…». Возникает вопрос: это «или» означает, что основной – это синоним родного, или, наоборот, что это противопоставленные термины? В санкт-петербургском учебнике Н. Бахтина и Е. Головко есть глава «Родной язык, первый язык, материнский язык» (правда, объемом всего в два абзаца), где рассказывается, что материнский язык – не обязательно родной, а родной – не обязательно первый. «Материнский язык – это язык матери, который ребенок осваивает незаметно с младенческого возраста и до пяти-шести лет благодаря тому, что постоянно находится рядом с матерью. Родной язык, как правило, совпадает с материнским. Однако в ряде случаев люди могут называть родным язык, которым они владеют плохо или вообще не владеют. Первый язык – это язык, который ребенок выучивает первым. Он, как правило, совпадает с материнским, однако и здесь существуют случаи, когда родным языком человека становится не тот, который он выучил первым».

Единственный учебник, который проясняет этот вопрос, — это учебник московских лингвистов В. Беликова и Л. Крысина «Социолингвистика» (2001). В нем говорится, что родной язык — это язык, усвоенный в детстве, навыки использования которого в основном сохраняются и во взрослом возрасте. Противоречит ли это представлениям о том, какой язык является родным? Для многих родной язык — это язык этнический. В повседневном обиходе, публицистике, а иногда и в научных работах это словосочетание часто употребляется в другом значении: «Наши дети не понимают ни слова на родном языке», «Горожане забывают родной язык». Здесь имеется в виду язык, специфичный для данного этноса, то есть этнический язык. Все мы знаем, что белорусский язык часто в обиходе называют «родная мова» или «матчына мова», хотя это не соответствует определению ни материнского языка, ни родного языка, данных в этих учебниках. С этим нам приходится жить и как лингвистам интерпретировать информацию о том, какой язык является родным, используемым в обиходе, материнским, этническим и так далее.

Реализация лучших механизмов тьюторства

Совершенствование профессиональных компетентностей и обретение новых слушателями за счет освоения эффективных механизмов сопровождения повышения квалификации педагогических работников, осуществляющих преподавание родного языка и родной литературы, с целью развития предметных компетенций, качественного знания и владения родным языком и родной литературой обучающимися

Изучение понятийно-терминологического аппарата тьюторского сопровождения повышения квалификации педагогов, осуществляющих преподавание родного языка и родной литературы

Применение технологии тьюторского сопровождения повышения квалификации педагогов, осуществляющих преподавание родного языка и родной литературы

Формирование дидактического комплекса как компонента технологии тьюторского сопровождения повышения квалификации педагогов, осуществляющих преподавание родного языка и родной литературы

Изучение моделей сетевого взаимодействия инновационных площадок в процессе реализации инновационных проектов по предметной области «Родной язык и родная литература»

Развитие инновационной и исследовательской компетентности учителя-тьютора, работающего с учетом этнокультурных особенностей детей

Раскрытие особенностей формирования этнокультурной компетентности в условиях полиэтнического региона

Применение системно-деятельностного подхода в преподавании предметной области «Родной язык и родная литература»

Использование современных дистанционных образовательных технологий в преподавании предметной области «Родной язык и родная литература»

Применение современных подходов и методов к оценке достижений учащимися личностных, метапредметных и предметных результатов образования в процессе изучения родного языка и родной литературы

Разработка структуры и содержания рабочей программы по родному языку и родной литературе в рамках ФГОС общего образования

Проектирование учебных планов и рабочих программ предметной области «Родной язык и родная литература» в условиях тьюторского сопровождения

Конспект беседы «Наш родной язык» (подготовительная группа)

Беседа «Наш родной язык» (подготовительная группа)

Цели: познакомить детей с Днем родного языка; создать условия для обогащения духовного мира детей; формировать бережное отношение к родному языку, обычаям и культуре, а также к традициям других народов; способствовать развитию речи, мышления и памяти.

Задачи:

  • разъяснить понятие родного языка;
  • сформировать понятие родного языка;
  • развивать любознательность и интерес к процессу познания;
  • воспитывать любовь и уважение к Родине, своей стране и родному языку;

Форма организации: беседа.

Оборудование: глобус, географическая карта мира со странами, карта родного города, карточки с картинками (ПВФ Грамматика в картинках. Многозначные слова. Для игр и занятий с детьми 3-7 лет. ФГОС).

Ход занятия

В: Ребята, сегодня у нас вами будет очень интересное занятие. Смотрите, что я с собой принесла. Кто знает, что это?

Д: Глобус!

В: А что такое глобус? Кто мне сможет объяснить?

Д: Это маленькая модель нашей планеты.

В: Наш глобус окрашен разными цветами. Это не просто так! Каждый цвет имеет свое значение. Голубым окрашивают моря, реки и океаны. Зеленым – леса и равнины. А коричневым и желтым – горы и пустыни. А что мы еще можем увидеть на глобусе?

Д: Города, страны.

В: Верно. Давайте попробуем найти нашу страну на географической карте.

В: И в какой стране же мы с вами живем?

Д: В России.

В: А на каком языке мы говорим в нашей стране?

Д: На русском.

В: В других странах тоже говорят на русском языке?

Д: Нет.

В: Давайте с вами подумаем на каком языке говорят на Украине (украинском), в Германии (немецком), в Англии (английском).

Молодцы!

В: Для чего нам нужен язык?

Д: Что бы разговаривать, общаться, играть.

В: В мире существует около 4 тысяч разных языков. И сегодня, в Международный день родного языка, мы с вами поговорим о нашем родном языке. Родной язык – это одно из первых открытий в нашей жизни. Первый язык, который мы изучаем – родной. Мы говорим с его помощью, думаем, читаем и пишем. Правильно говорить и писать на родном языке – это долг каждого человека перед свой страной. Поэтому всем необходимо знать и беречь свой язык.

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины,– ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

Вот так писал о русском языке великий русский писатель И.С.Тургенев. 

В: Теперь, я загадаю вам загадки, а вы должны мне ответить, что же в них зашифровано.

  1. Всегда во рту, а не проглотишь. (язык)
  2. Я учу. Смотрю в тетрадку.

    У меня серьезный вид.

    «А», «Б», «В», и по порядку

    Повторяю… (алфавит)
  3. Я писал письмо Сережке, О делах, друзьях немножко.

    Не писал я много слов, Ну а вышло пять листов.

    В конце пятого листочка Я закончил. Ставлю.. .(точку)

Дети называют ответы.

В: Молодцы, вы справились!

Русский язык – это официальный язык нашего государства. Существует Федеральный закон, принятый в Гос. Думе, который называется: «О государственном языке Российской Федерации». Этот закон обеспечивает использование русского языка как государственного и направлен на защиту и развитие языковой культуры Российской Федерации. Все государственные документы, такие как постановления, приказы и все официальные документы, в России пишутся на русском языке. Россия – многонациональна страна. И именно русский язык стал в нашей стране языком межнационального общения.

Сейчас мы сыграем с вами в игру.

«Игра слов»

Я называю слово, а вы должны назвать с противоположным значением.

– Холодный – горячий.

– Мокрый – сухой.

– Тихий – громкий.

– Тонкий – толстый…..

В: Какие вы у меня молодцы. Все слова знаете. Видите, насколько богат, разнообразен и красив наш родной язык. Как много в нем слов, с помощью которых мы можем просто говорить, составлять рассказы, писать сказки.

«Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мёртвыми лечь,

Не горько остаться без крова, —

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесём,

И внукам дадим, и от плена спасём

Навеки!»

Так писала Анна Ахматова.

Игры «Многозначные слова».

У меня есть вот такие карточки. На них изображены разные картинки, а вам нужно найти им пару и объяснить свой выбор. Например, «ручка» и к ней можно добавить ручку для письма, часть тела – кисть, дверную ручку.

  1. Кисть: рука, кисть рябины, для рисования.
  2. Кран: водяной, строительный.
  3. Иголка: для шитья, у ежа.
  4. Лист: для рисования, на дереве.
  5. Лук: со стрелами, овощ.

Физкультминутка.

  1. Потянулись, потянулись, потянулись. (Пальцы переплетены как при рукопожатии).
  2. Стали дружно умываться. (Руки поднимаем вверх и потягиваемся).
  3. Полотенцем вытираться.(Имитируя процесс вытирания, ладони потирают друг друга).
  4. Каждый пальчик вытираем, ни один не забываем. (Поочередные скользящие движения руками от основания тыльной стороны кисти к кончикам пальцев).
  5. Дружно делаем зарядку! (Каждый пальчик массируется).

В: Теперь давайте узнаем, какие пословицы и поговорки есть о нашем языке. Вы знаете такие поговорки?

Д: Язык до Киева доведет. Язык мой – враг мой.

В: Хорошо. Вот еще:

– Язык острее битвы.

– Слово не воробей, вылетит – не поймаешь.

– Дурное слово как смола: пристанет — не отлепишь.

– Ешь пирог с грибами, а язык держи за зубами!

– Жало остро, а язык — острей того.

– За словом в карман не полезет.

– У языка зубы да губы два замка.

– Когда голова думает, язык отдыхает.

– Мал язык, да всем телом владеет.

– Мудра голова — короткий язык.

– Не пройми врага копьем, пройми добрым русским языком.

– Никто за язык не тянет.

Повторяем вместе с детьми эти пословицы несколько раз.

В: Дома вы с родителями должны будите выучить одну из этих пословиц на ваш выбор. А на следующем занятии мы с вами их повторим, только без шпаргалок.

Сегодня мы с вами говорили на занятии о родном языке. Международный день родного языка празднуют 21 февраля. Празднование проходит не только в нашей стране, но и во многих других странах мира, таких как Украина, Болгария, Белоруссия.

Рефлексия.

О чем мы сегодня с вами разговаривали?

– О нашем родном языке.

Какой язык в нашей стране самый главный?

– Русский.

А когда празднуют день родного языка?

– Международный день родного языка празднуют 21 февраля.

Нужно с уважением относиться ко всем языкам мира, не только к своему родному языку. Для этого нам необходимо обучаться грамоте, уметь правильно говорить и писать. В этом и выражается уважительное отношение к языку своей страны.

Звучит Гимн Российской Федерации.

Россия — священная наша держава, 

Россия — любимая наша страна. 

Могучая воля, великая слава — 

Твое достоянье на все времена! 

Славься, Отечество наше свободное, 

Братских народов союз вековой, 

Предками данная мудрость народная! 

Славься, страна! Мы гордимся тобой! 

От южных морей до полярного края 

Раскинулись наши леса и поля. 

Одна ты на свете! Одна ты такая — 

Хранимая Богом родная земля! 

Славься, Отечество наше свободное, 

Братских народов союз вековой, 

Предками данная мудрость народная! 

Славься, страна! Мы гордимся тобой! 

Широкий простор для мечты и для жизни 

Грядущие нам открывают года.  

Нам силу дает наша верность Отчизне. 

Так было, так есть и так будет всегда! 

Славься, Отечество наше свободное, 

Братских народов союз вековой, 

Предками данная мудрость народная! 

Славься, страна! Мы гордимся тобой! 

Автор музыки А.В. Александров, автором слов С.В. Михалков.

В: Когда звучит гимн Российской Федерации присутствующие выслушивают его стоя, мужчины — без головных уборов.

«Дети плохо представляют картину русского мира» – Общество – Коммерсантъ

В 2018 году Владимир Путин одобрил внесение изменений в федеральный закон «Об образовании». После этого во всех российских школах появились предметы «русский язык», «родной русский язык» и «родной язык». Эти новые дисциплины внедряют за счет других предметов. Учебники для них выпускает издательство, которое «является бенефициаром всего, что происходит на данный момент в российском образовании», а эксперты считают такое разделение «бюрократической ошибкой». “Ъ” выяснил, как новые предметы повлияли на рынок учебников и как к ним относятся в разных регионах.

«Специалиста никто нанимать не будет»

Обязательный предмет «Родной язык», по словам зампреда комиссии по образованию Общественной палаты (ОП) РФ Людмилы Дудовой, ввели в школах из-за «тенденции ущемления изучения русского языка в ряде регионов». В 2017 году Владимир Путин в Йошкар-Оле (республика Марий Эл) заявил о недопустимости «заставлять человека учить язык, который для него родным не является». Основной поток жалоб поступал из Татарстана, где по данным переписи 2010 года большинство населения составляют этнические татары (53,2%) и русские (39,7%). 29 августа 2017 президент поручил прокуратуре Татарстана провести проверку школ на добровольность преподавания местных языков. Школы Татарстана ее не прошли — на 1412 образовательных организаций пришлось 3856 нарушений. Проверка выявила, что школьников принуждали учить татарский язык, а количество уроков русского уменьшали. Согласно конституции Татарстана русский и татарский — государственные языки республики, поэтому они должны были преподаваться в обязательном порядке в равном объеме.

После проверки прокуратура потребовала сделать татарский необязательным. Местные жители разделились на приверженцев и противников этой идеи. Обе стороны выходили на митинги. 29 ноября 2017 года парламент Татарстана согласился перейти на добровольное изучение местного языка в школах, а 3 августа 2018 года Владимир Путин подписал внесение изменений в Федеральный закон «Об образовании». Согласно поправкам, школы должны дать возможность детям получать образование на родных языках народов РФ, а выбрать родной язык для учащегося должны родители.

Теперь на уроке «Родной язык» дети учат тот, который считают родным. Предмет «Родной русский язык» — одна из составляющих дисциплины «Родной язык». Если ученик считает русский родным, то вдобавок к «обычному» он изучает «родной русский».«Родной язык» для ученика выбирают родители. Однако, по мнению члена профсоюза «Учитель» Анны Инютиной из Удмуртии, зачастую права голоса у них нет: «Для одного ребенка, который хочет изучать условный марийский, специалиста никто нанимать не будет. В таком случае говорят: «Подписываем заявление, что вы хотите изучать «родной русский»».

В «Концепции преподавания языков народов России» Министерства просвещения говорится, что «Родной язык» изучается исходя из возможностей школ. Председатель «Ассоциации учителей русского языка и литературы» Роман Дощинский говорит, что на деле в центральных регионах России это «почти всегда одна возможность»: «Априори имеются условия только для изучения «русского родного языка» и «русской родной литературы», несмотря на национальное разнообразие контингента учащихся в каждом конкретном классе».

Учащаяся гимназии №2 во Владивостоке во время урока по русскому языку

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Господин Дощинский поясняет, что на уроках «обычного» русского изучают «язык государственный»: «Это язык документооборота, профессиональной терминологии и политических агитаций».

«На «родном русском» изучают ментальную составляющую: культуру языка, его историю и речевой этикет. Но по факту, сложно увидеть разницу между русским и родным русским,— говорит Роман Дощинский.

— Ребенку понятна грань двух уроков только в ситуации выбора, когда условный Айрат идет на татарский, а условный Петя остается на «родной русский», потому что Айрат татарин, а Петя русский». Людмила Дудова считает, что «родной русский язык» необходимо преподавать, потому что «многие русскоговорящие дети наполовину не могут понять того, что написано в «Евгении Онегине»». «Они плохо представляют картину русского мира. Почему ребенок, считающий своим родным языком русский, не имеет права расширить свои возможности, если он живет в Москве?» — удивляется она.

«Безумная бюрократическая ошибка»

Учителя из разных регионов признались “Ъ”, что преподают «обычный» русский язык вместо «родного русского», хотя Министерство просвещения рекомендует так не делать. Также преподаватели часто дублируют оценки по этим предметам. Если ученик получает плохую оценку по «русскому языку», она ставится и за «родной русский» и уменьшает средний балл школьника в аттестате. Говоря о причинах такого подхода, педагог из Москвы, пожелавшая не называть своего имени, заявила, что «не видит разницы» между двумя предметами.

Проблемы возникают и с учебниками по «новому» русскому языку. «Мы преподаем «родной русский» и «родную литературу» без учебника»,— жалуется Анна Инютина. 22 ноября 2019 года вышел приказ Министерства просвещения №632. Документ внес учебники по родному русскому от издательства «Просвещение» в федеральный перечень (ФПУ). Как писал “Ъ”, новый федеральный перечень учебников может укрепить позиции крупнейшего производителя на рынке — издательства «Просвещение», совладельцем которого в 2013–2017 годах был Аркадий Ротенберг. После обновления ФПУ в другом издательстве, «Российском учебнике», подсчитали, что доля «Просвещения» в общем количестве учебников перечня выросла с 35% до 53%, а доля самого «Российского учебника», наоборот, снизилась с 46% до 26%. В «Просвещении» с такими оценками не согласились.

Учащиеся школы русского языка в Центре образования № 1450

Фото: Светлана Привалова, Коммерсантъ

Источник “Ъ” в издательской сфере сомневается в том, что предмет «родной русский язык» был введен специально ради увеличения количества учебников «Просвещения» в перечне, считая, что его внедрение — «скорее безумная бюрократическая ошибка».

«То, что все учебники по новому предмету принадлежат «Просвещению», объясняется тем, что это издательство охватило весь рынок и является бенефициаром всего, что происходит на данный момент в российском образовании (сейчас издательство не только выпускает учебники, но и занимается «подготовкой учителей, строительством и оснащением школ», говорил председатель совета директоров группы компаний «Просвещение» Владимир Узун в интервью Review.— “Ъ”)»,— считает собеседник “Ъ”.

В октябре стало известно, что группа «Эксмо-АСТ» продала корпорацию «Российский учебник» компании «Руститанинвест». 99% этой компании принадлежит бывшему заместителю руководителя Росимущества Алексею Кисину, а еще 1%, согласно Kartoteka.ru, владеет его партнер Сергей Безделов. Издание «Медуза» связывало Кисина с Аркадием Ротенбергом. Кисин в интервью «Ведомостям» отказался раскрыть инвесторов, но утверждал, что Аркадия Ротенберга среди них нет. По словам источника “Ъ”, близкого к Министерству просвещения, «если все издательства теперь сосредоточены в одних руках, федеральный перечень учебников вообще теряет значение как инструмент передела рынка».

«Шизофреническая ситуация для учителя и ученика»

Даже если в школе решен вопрос учебников, остаются вопросы к школьному расписанию и учительским ставкам. По словам преподавателя Анны Инютиной, на «родной русский» и «родную литературу» предоставляют час в неделю: «Этот час делится между двумя предметами. Всего получается четыре урока на «родной русский» за четверть. Я должна их за это время чему-то научить, а затем умудриться оценить. В итоге мы сталкиваемся с родителями, которые не понимают, что это за предмет и откуда берутся оценки по нему».

Директора школ внедряют новые предметы за счет других: «У учеников выкинули предметы, чтобы вставить «родной русский» в расписание. У меня в классе у детей убрали обществознание совсем, хотя некоторые его сдают на ЕГЭ»,— рассказал “Ъ” преподаватель московской школы. В Министерстве просвещения “Ъ” сказали, что «образовательные организации свободны в выборе учебно-методического обеспечения» по «реализуемым ими образовательным программам».

Тестовые задания к ЕГЭ по русскому языку, сборники для учащихся общеобразовательных школ

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Учителя и эксперты считают, что внедрение новых предметов было не до конца продумано. «»Родной русский» подразумевает изучение культурологических основ языка. Но в обычном курсе русского языка и так есть учебник под редакцией Шмелева, где главные основания — лингвокультурологические.

Поэтому мы имеем два предмета с одними же целями и задачами. Это шизофреническая ситуация для учителя и ученика»,— считает заведующий кафедрой филологии Петербургского центра аттестации работников образования Сергей Федоров.

В школах также не понимают, где брать кадры и ставки на «родные» языки: «Возникают споры, когда в классе у пяти детей родной язык — региональный, а у остальных — русский. Получается, нужна новая ставка, которую не ясно, где брать»,— рассказала “Ъ” оргсекретарь профсоюза «Учитель» Ольга Мирясова. «Удивительно, что только сейчас стали говорить о недостатке кадров, преподающих «родной язык», ведь два года назад задавались вопросом, куда эти кадры девать,— недоумевает зампред комиссии по образованию ОП РФ Людмила Дудова.— Очень грустно, что органы управления образованием в регионах не смогли организовать курсы повышения квалификации учителей родных языков. Я допускаю, что их может быть недостаточно, но национальный проект образования как раз закладывает подготовку таких специалистов. Думаю, что в ближайшее время проблема будет решена». В конце ноября, выступая на заседании Совета по межнациональным отношениям, министр просвещения Ольга Васильева подтвердила нехватку учителей, которые преподают родной язык.

«Нет такого предмета»

Все эти причины вынуждают учителей отказаться от новой дисциплины — в ряде регионов ее введение игнорируют. В Екатеринбурге, к примеру, в качестве «родного языка» должен преподаваться русский, и в школах не понимают, для чего им второй русский язык. По словам учеников екатеринбургской гимназии №9, «родной русский язык» и «родная литература» преподаются по тем же учебникам, что и обычные предметы. «Никто не понимает, зачем они нужны. В неделю этим дисциплинам уделяется около одного-двух часов»,— отмечают школьники. Во Владивостоке также «ни учителя, ни родители» не знают, зачем ввели предмет «родной русский»», рассказала “Ъ” на условиях анонимности преподаватель одной из школ.

«Нет такого предмета («родной язык».— “Ъ”)»,— заявил “Ъ” директор одной из самарских школ.— Это, наверное, в первую очередь относится к школам где-то на севере области с компактным проживание татар, чувашей, мордвы».

В Курской, Липецкой, Орловской, Белгородской и Ленинградской областях изучается только «обычный» русский.

В Министерстве образования Сахалинской области рассказали “Ъ”, что в их регионе предмет «Родной язык» не преподается. Исключение составляют уроки для представителей коренных малочисленных народов Cевера (КМНС), а нивхский язык представлен факультативно (нивхи — также народ из числа КМНС, нивхский язык распространен в северной части острова Сахалин, сейчас на нем говорят менее двухсот человек). «Кроме того, в ряде школ как иностранные преподаются корейский, японский и китайский языки. Учитывая близость региона к странам Азиатско-Тихоокеанского региона и проживание на Сахалине большой корейской диаспоры, эти языки тоже можно рассматривать как своего рода аналог «родному языку»»,— рассказали в Минобразования.

В Хабаровском крае в качестве родных языков вместе с русским тоже изучаются языки КМНС. Как рассказала “Ъ” представитель министерства образования и науки края Юлия Алексеева, из восьми языков коренных народов в регионе преподаются нанайский, нивхский, ульчский, эвенкийский и эвенский. При этом есть проблема с учебными пособиями по ним. «Языков КМНС много, но не по всем разработаны учебно-методические материалы. Людей из числа КМНС, готовых написать учебные пособия по своему родному языку, не так уж и много»,— рассказала она.

Школьники после урока в общеобразовательной школе №979

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Проблемы с учебниками есть и в Иркутской области. Там в качестве «родного языка», помимо русского, можно выбрать бурятский, эвенкийский, тофаларский, татарский, польский и чувашский. У школ есть часть книг, но, по словам родителей, есть проблема с пособиями по эвенкийскому и тофаларскому — «они старые». В Минобре Саратовской области “Ъ” сообщили о возможности изучения «родного» русского, татарского и башкирского языков. Там отметили, что школы региона обеспечены пособиями по «родным языкам» и «родной литературе». Однако источник “Ъ”, знакомый с ситуацией утверждает, что «учебников по «Родной литературе», по крайней мере, в начальных классах нет».

Председатель Ассоциации учителей русского языка и литературы Роман Дощинский считает, что некоторые школы «правильно поступают», что экстренно не вводят новые предметы, пока нет четкой программы и учебников: «Еще никто жестко не спрашивает с регионов и со школ изучение родных языков. Все понимают, что сейчас переходный период.

Насильно точно никто не будет заставлять выбирать русский язык как родной, но есть риск, что без «родного языка» аттестат ученика будет в скором времени недействительным, поскольку это обязательный предмет.

Министерство просвещения заявило, что на площадке Российской электронной школы может появиться дистанционное освоение любого родного языка. Но пока только готовятся материалы».

«Выбирать между татарским и татарским»

Во время проверки в Татарстане в 2017 году прокуратура выявила снижение количества учебных часов по русскому языку. Проверка показала, что школьников принуждали учить татарский язык, а количество уроков русского уменьшали. Татарский язык приходилось изучать русскоговорящим детям, что не устраивало значительную часть родителей. Многие из них вышли на митинги — «языковой скандал» привел к отставке министра образования республики Энгеля Фаттахова.

Споров стало меньше, когда Владимир Путин подписал поправки к закону «Об образовании» 3 августа 2018 года. В обязательную часть школьной программы вошел предмет «родной язык», в рамках которого татарстанские школьники смогли выбирать между татарским и русским. Татарский больше не преподается в обязательном порядке. По данным министерства образования и науки Татарстана, в прошлом учебном году около 75% школьников республики выбрали татарский язык для изучения в качестве родного. Однако родители русскоговорящих детей продолжают жаловаться в социальных сетях. По их словам, руководство учебных заведений заставляет «выбирать между татарским и татарским», а «родной язык» заменяют риторикой и другими дисциплинами. Часть родителей требует полностью отменить изучение «родного языка» в школах.

Владимир Путин в общеобразовательной школе № 7

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Политолог Александр Кынев отмечает, что нельзя «заставлять людей изучать региональные языки»: «В первую очередь должен изучаться государственный язык, а потом остальные». По его мнению, тенденции к усилению изучения родных языков в России сейчас нет: «Во многих регионах России титульный этнос давно находится в меньшинстве, запроса на изучение родных языков часто нет, поскольку люди не видят в них прагматического смысла. Татарстан — это редкий случай.

Обязательное преподавание татарского языка — это некий элемент статусности местной власти»,— считает политолог.

Профессор департамента истории и теории литературы ВШЭ СПб Евгений Казарцев также говорит, что «никого нельзя насильно заставлять учить языки». «У языков есть разные функции: язык малого народа — это средство коммуникации узкого круга людей, а на уровне государства, культуры и образования это другой язык, в данном случае — русский». При этом в случае с татарским языком, по словам Евгения Казарцева, «носители должны иметь возможность получать образование на своем языке», «но русский — это язык всех народов России, средство межнационального общения, которым должны в достаточной степени владеть все жители современной России»: «Сложно на татарском преподавать математику, физику и химию. В этом смысле русский может оказывать определенное давление на татарский».

По словам заведующей кафедрой общего славяно-русского языкознания Томского государственного университета Зои Резановой, введение в школьную программу предмета «родной язык» не может «полностью решить проблемы, возникающие с национальными языками в ряде регионов, так как эти проблемы — следствие многих геополитических процессов, общих тенденций глобализации». Тем не менее введение новых предметов может быть одной из мер поддержки и развития национальных языков, считает эксперт.

В других республиках вопрос стоит менее остро, но также часто вызывает дискуссии среди родителей и педагогов. Председатель постоянной комиссии по науке, образованию, национальной и молодежной политике Госсовета Удмуртии Татьяна Ишматова сказала “Ъ”, что родители вправе выбирать тот язык, который они считают родным для ребенка, но с оговоркой на возможности школ: «Если я выбрала эрзянский язык, но нет преподавателя, и я одна ученица, нужно понимать, что школа не может выполнить эти обязательства». Она отметила, что в качестве предмета «родной язык» в школах республики изучают удмуртский, татарский или марийский языки. «По этим языкам есть программы, учебники и разработаны методики. Школы сами выбирают количество часов изучения родного языка и литературы,— говорит Татьяна Ишматова. В то же время учитель из Удмуртии, пожелавший остаться анонимным, рассказал “Ъ”, что в регионе «нет острой проблемы с изучением удмуртского, потому что подавляющее большинство хочет изучать русский».

В образовательных организациях Республики Дагестан изучаются 13 родных языков: агульский, аварский, азербайджанский, даргинский, кумыкский, лезгинский, лакский, ногайский, табасаранский, цахурский, рутульский, чеченский и русский. «Жалобы поступают в основном от родителей, которые не хотят, чтобы их дети изучали родные языки»,— рассказал “Ъ” учитель одной из дагестанских школ. В Якутии ведется обучение на якутском как государственном языке, а также на пяти официальных языках: эвенском, эвенкийском, юкагирском, чукотском, долганском. Учебники по якутскому языку и литературе включены в федеральный перечень, сообщили “Ъ” в министерстве образования и науки Республики Саха. «Родной русский» в Якутии преподают лишь в нескольких школах в пилотном режиме в рамках внеурочной деятельности.

На Чукотке школьникам предлагают изучать родной русский, чукотский, эскимосский, эвенский языки. Об этом “Ъ” рассказали в Минобразования Чукотского автономного округа. «Есть учебные пособия. Учебниками эти пособия не считаются, так как не прошли федеральную экспертизу. Проводить указанную экспертизу пока нецелесообразно, так как ФГОСы (федеральные государственные образовательные стандарты.— “Ъ”) постоянно совершенствуются. В сентябре 2019 года во все школы Чукотки поступили учебные пособия и видеоуроки по чукотскому языку, созданные Ассоциацией коренных малочисленных народов Чукотки (АКМНЧ)»,— заявили в ведомстве.

Мнение экспертов относительно того, может ли изучение родных языков с младших классов приводить к росту национализма, разнится.

«От того, что люди знают три языка, национализм не образуется. Их знание лишь расширяет кругозор. Существует большое количество многоязычных государств, и это тому подтверждение»,— говорит Александр Кынев.

«Мировой опыт показывает, что изучение родных языков не приводит к сепаратизму. Многоязычие становится все более распространенной практикой, и знание разных языков является безусловной ценностью в общем образовании человека»,— отмечает научный руководитель Института образования Высшей школы экономики Исак Фрумин.

Доцент кафедры истории Института международных отношений и мировой истории ННГУ имени Лобачевского Антон Шмелев, напротив, считает, что последствия увеличения тенденции изучения региональных языков в регионах «есть и, к сожалению, не оптимистичные». «Во-первых, рост протестного потенциала и настроений, актуализация данной проблематики в медийном пространстве. Во-вторых, распространение практики «саботажа» подобных дисциплин (таких как «родной язык» и «родная литература». — “Ъ”) со стороны учащихся, не желающих изучать языки регионального характера, и их родителей, поддерживающих устремления детей. Как результат — рост числа конфликтов между родителями и администрацией школ, числа запросов и жалоб в надзорные правозащитные структуры, повышение уровня конфликтности. В-третьих, «профанация» самой идеи по причине «незаинтересованности» ни педагогов, ни учащихся в освоении языка регионального характера в полной мере — например, письменности»,— говорит Антон Шмелев.

Доцент кафедры археологии и этнологии Уральского федерального университета Алексей Старостин говорит, что школьное образование должно быть «одним из инструментов поддержки языкового многообразия», но если «посмотреть на ситуацию объективно, то становится очевидно, что сама молодежь достаточно равнодушно относится к национальным языкам».

Ксения Миронова, Павел Бобков

«Народ жив, пока люди знают родной язык» – в ООН призывают остановить исчезновение языков

«С точки зрения ЮНЕСКО, любой родной язык заслуживает того, чтобы на нем говорили, чтобы  его   признавали и как можно больше ценили во всех сферах жизни общества, — считает Генеральный директор ЮНЕСКО Одри Азуле. – Так бывает не всегда. Нередко родной язык не имеет статуса национального или официального, либо на нем не ведется обучение. Такая ситуация может привести к обесцениванию родного языка, а со временем и к его полному исчезновению».

40% населения не имеет возможности обучаться на понятном для них языке

По данным авторов Всемирного доклада по мониторингу образования, около 40 процентов мирового населения не имеет возможности получать образование на понятном для них языке. А обучение на не родном языке может обернуться низкой успеваемостью, особенно если речь идет о детях из бедных семей.

Например, в Иране лишь 80 процентов учащихся четвертого класса, не говорящих дома на фарси, овладели базовыми навыками чтения. Среди тех, для кого фарси является родным, этот показатель составляет более чем 95 процентов. В Турции минимального уровня навыков чтения достигли лишь около половины не говорящих по-турецки детей из бедных семей, тогда как средняя цифра по стране составляет 80 процентов.

Странам же, поддерживающим двуязычные образовательные программы, удалось добиться более высоких результатов. В двуязычных школах Гватемалы было отмечено снижение показателей второгодничества и отсева среди учащихся. В Эфиопии дети, участвовавшие в восьмилетних двуязычных школьных программах, более успешно справлялись с учебной программой в целом.

Фото ООН

Ученики начальной школы в Секторе Газа обучаются на своем родном языке

 

По словам Аарона Бенаво, одного из авторов доклада ЮНЕСКО об образовании, владение родным языком может оказаться палкой о двух концах: «Укрепляя чувство принадлежности к определенному этносу и способствуя социальной сплоченности, он может в то же время создавать предпосылки для маргинализации таких групп. Политика в области образования должна обеспечить всем учащимся, включая представителей языковых меньшинств, возможность обучения по программе школы на родном языке».

С ним согласна и Одри Азуле. «Родной язык играет исключительно важную роль с точки зрения распространения грамотности, поскольку упрощает процесс получения базовых навыков чтения, письма и счета в первые годы обучения. Именно эти навыки являются фундаментом дальнейшего личностного роста». «Кроме того, родной язык является уникальным средством выражения нашего творческого разнообразия и нашей самобытности, источником знаний и инновационного развития», — добавила глава ЮНЕСКО.

Что делает ЮНЕСКО?

В ЮНЕСКО придают важное значение защите языкового и культурного разнообразия, продвижению равенства, развития и социальной интеграции. Например, на Соломоновых островах разрабатывается экологическая энциклопедия на местном языке «марово», что поможет сохранить островной язык и знания, а также оживить социальную жизнь местных коренных общин.

В Латинской Америке ЮНЕСКО совместно с Детским фондом ООН содействует внедрению инклюзивному образованию, используя двуязычные межкультурные подходы. 

 «Сегодня, отмечая Международный день родного языка уже в двадцатый раз, необходимо подчеркнуть, что любой родной язык является важным и что он имеет первостепенное значение для обеспечения мира и поддержания устойчивого развития, — подчеркнула Одри Азуле. — Нам предстоит большая работа».

Интернет должен быть многоязычным

Еще одна проблема – отсутствие огромного количества языков в киберпространстве. В ЮНЕСКО предупреждают, что целые сообщества и отдельные люди, не имеющие возможностями воспользоваться богатыми ресурсами интернета, рискуют оказаться «за бортом» развития. Жители Земли, не владеющие языками, превалирующими в виртуальной среде, должны иметь право на самовыражение, возможность создавать культурный контент на родном языке и распространять его онлайн. Эксперты Организации убеждены, что культурное разнообразие и многоязычие в интернете имеют важнейшее значение для создания плюралистичного, справедливого, открытого и инклюзивного общества, основанного на знаниях.

Международный день родного языка был учрежден Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1999 году. Его цель – способствовать более глубокому пониманию лингвистических и культурных традиций, основанных на взаимоуважении, терпимости и диалоге.

В нынешнем году этот День посвящен защите языков коренных народов. Коренные языки составляют 96 процентов, но говорит на них лишь около 4 процентов населения мира. Многие из них находятся на грани исчезновения, и с ними уйдут в никуда целые пласты культуры, знания и традиции.

Осознавая серьезность угрозы, Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 2019 год Международным годом языков коренных народов. В течение этого года по всему миру будут проходить мероприятия, посвященные языкам коренных народов. Они призваны мобилизовать общественность на защиту языков коренных народов, что в большинстве случаев неразрывно связано с улучшением условий жизни их носителей. Как говорят сами представители коренных общин, «народ жив, пока люди знают родной язык».

В ЮНЕСКО создали Атлас исчезающих языков. Введя название интересующего вас языка, вы можете узнать, сколько на нем говорит человек и какова степень опасности его исчезновения.  

Родной язык, что с детства нам знаком…::Новости::Портал о дружбе народов «ВСЕ МЫ

04.03.2021

Первый язык, на котором учится говорить человек — родной язык. В мире много языков, у каждого народа – свой. На нем говорят, пишут письма, стихи, поют песни. Нас учили говорить на нём родные люди, на нём мы думаем, поэтому родной язык надо знать и беречь.

В нашем регионе с 15 по 20 февраля 2021 года проходили мероприятия, приуроченные к Международному дню родного языка и посвящённые 170-летию Самарской губернии. Они проходили по инициативе Дома дружбы народов Самарской области. В этих мероприятиях приняли участие учащиеся гимназии № 39 имени Героя Советского Союза Василия Филипповича Маргелова (г. Тольятти).

16 февраля среди 1-ых классов прошла квест-игра «Изучаем родной язык». Сборные команды перевоплотились в сыщиков — суперагентов, доказали, что у них есть суперсила, ловкость, сообразительность и дружба! Ребятам в руки попал самый большой клад, каким только может владеть человек. Этот клад — русский язык. Разгадав все задания, первоклассники открыли путь к новым знаниям родного языка.

Во 2-х классах гимназии прошел библиотечный урок. Ребята узнали происхождение фразеологизмов и пословиц, познакомились со словарями и их составителями, попробовали самостоятельно найти значение слов в словарях.

17 февраля среди учащихся 3-их и 4-ых классов прошла квест-игра «Мой родной язык». Учащиеся разгадывали ребусы, изучали пословицы, крылатые фразы, а также узнали историю русского алфавита.

19 февраля в гимназии прошел конкурс чтецов на национальном языке «Есть у каждого язык, что родной навеки…». Ученики 6-11 классов читали стихотворения на родном языке о своей малой родине.

20 февраля учащиеся 5-ых классов участвовали в коллективном проекте «Мы все жители Самарской губернии». Каждый класс выпустил стенгазету «Люби и знай родной язык». Учащиеся изготовили книжки-малышки, книжки-раскладушки с пословицами, стихами о родном языке. Записали в них мудрые изречения великих людей о родном языке, красочно оформили свою творческую работу.

Учащиеся 6-11 классов вместе педагогами участвовали в создании видеоролика «Международный день родного языка». Это просветительская акция, посвященная Международному дню родного языка и 170-летию Самарской губернии. Учащиеся рассказали об истории праздника, о народах, проживающих на территории Самарской области и города Тольятти. Ребята поздравили всех с праздником на родных языках.

Татьяна Тушканова

Возврат к списку

Когда английский не является вашим родным языком

Исследователи, не владеющие английским языком, часто сталкиваются с препятствиями, выходящими за рамки изучения нового языка Фото: RichVintage / Getty

Наука как профессия привлекает людей со всего мира. Но независимо от того, приехали ли исследователи из Пекина, Берлина или Буэнос-Айреса, они должны выражать большую часть своих идей и открытий на английском языке. Наличие доминирующего языка может упростить научный процесс, но также создает дополнительные препятствия и создает потенциал для конфликта.В январе, например, профессор биостатистики в Университете Дьюка в Дареме, Северная Каролина, отчитал студентов из Китая за то, что они говорят на своем родном языке в кампусе.

Nature попросила семь исследователей с личным или профессиональным опытом преодоления языковых барьеров поделиться своими идеями.

ЯНЬЯН ЧЭН: сложный вопрос

Физик Корнельского университета в Итаке, Нью-Йорк.

Инцидент в Университете Дьюка привлек большое внимание к сложной проблеме.Профессор, который жаловался на китайских студентов, говорящих на их родном языке, был справедливо вызван в социальных сетях. Но как человек, родившийся и выросший в Китае, я имею собственное мнение о том, что произошло. Я работал над множеством международных коллабораций и заметил, что европейские исследователи часто разговаривают друг с другом на своих родных языках. Однако относительно редко можно увидеть, как китайские или южнокорейские ученые разговаривают друг с другом на своем родном языке в академической среде вдали от своей страны.Им просто некомфортно.

Я знаю, что некоторые профессора в англоязычных странах недовольны студентами из Китая. Возможности получения образования в Китае крайне ограничены. Неспособность студентов четко говорить по-английски часто воспринимается как неспособность ясно мыслить о науке, и это неправильно.

Мне посчастливилось начать изучать английский в начальной школе, и я преуспел в молодом возрасте. В средней школе люди думали, что я стану переводчиком — обычное дело для женщин в Китае.Но я хотел заниматься наукой. У меня не было проблем со сдачей вступительных экзаменов в университет на английском языке, но многие мои коллеги — блестящие ученые — с трудом справлялись с этим процессом. Они решили не получать докторскую степень за пределами Китая просто из-за языкового барьера.

Китайские исследователи внесли огромный вклад в мировую науку, но в основном они сделали это с использованием английского языка. Китайский язык богат и красив, но ему все еще не хватает словарного запаса, необходимого для описания физических наук.Я даже не знаю, как бы рассказать о своей работе на китайском языке. Потребуется много усилий.

СНЕХА ДХАРВАДКАР: непредвзято.

Биолог из Центра исследований дикой природы в Бангалоре, Индия.

Я обнаружил, что ученые в Индии часто свысока смотрят на людей, не говорящих по-английски. Я работаю в сфере консервации. Когда ученые приезжают сюда из Европы или Северной Америки для проведения полевых исследований, они предпочитают нанимать англоговорящих.Они совершенно правильно предполагают, что если они наймут кого-то, кто плохо владеет языком, им придется потратить дополнительное время на его обучение. У большинства защитников природы в Индии не хватает времени и средств, и они не хотят прилагать дополнительных усилий. В конечном итоге они нанимают людей из привилегированных семей, которым довелось выучить английский язык.

Есть так много людей, которые хотят внести свой вклад в науку, но не могут этого сделать, потому что они недостаточно знают английский. Финансирующие агентства могут помочь, включив статьи, побуждающие приезжающих исследователей нанимать местных жителей, даже если они не владеют английским языком.Эти местные жители понимают проблему лучше, чем ученый, который никогда не был в этом районе, и это знание имеет значение, выражено ли оно на хинди или на английском языке.

Я являюсь участником @herpetALLogy, группы в Твиттере, которая объединяет герпетологов разного происхождения, языков и ориентаций. У нас есть возможность поговорить о себе. Барьеры могут быть трудными для понимания тем, кто с ними не сталкивается.

Наука должна доходить до местных жителей и приносить пользу людям, помимо тех, кто руководит проектами.Когда я нанимаю кандидатов, я пытаюсь понять, через что они проходят, а также что они могут внести. Мы говорим об их проблемах, и я многому учусь. Ученые должны быть открыты для всех людей, проявляющих склонность к науке.

ВЕРА ШЕРИДАН: Требуется партнерство.

Исследователь языка и межкультурных отношений в Дублинском городском университете.

Я начал свою жизнь, говоря на другом языке. Моя семья и я были беженцами, бежавшими из Венгрии во время революции 1956 года.Я сочувствую студентам, которые помимо всего прочего стараются выучить английский. Я помог составить список ресурсов (см. Go.nature.com/2wx54tc), которые предназначены для ознакомления с академическим английским языком исследователей из многих стран мира.

Многие ученые предполагают, что студенты приходят к ним полностью сформированными, но каждый студент должен изучить культуру своей дисциплины. Для тех, кто не говорит по-английски как родной язык, эта задача становится особенно сложной. В одиночку они не справятся.Это требует партнерства с их наставником и их учреждением.

Наставникам необходимо проводить больше времени, помогая студентам понять правила научного письма и ожидания различных журналов. Превратить докторскую диссертацию в журнальную статью — это искусство. Без руководства ученик просто сколотит что-то, что не имеет шансов быть принятым.

Вузам необходимо сделать гораздо больше для поддержки и подготовки иностранных студентов. Недостаточно нанять специалиста по академическому письму.Такие специалисты часто имеют образование в области гуманитарных или социальных наук. Студентам также нужна помощь ученых, которые могут помочь им в написании статей по их конкретным дисциплинам.

Мне известен случай, когда исследователь из Индии представил статью, которая вернулась к нему в основном из-за языковых проблем. Он думал, что решил проблему, но ее снова отклонили не из-за качества исследования, а из-за качества английского языка. Он оценил этот опыт как один из худших в своей жизни.

Сомневаюсь, что нужно было поправить огромное количество. Сделать науку более доступной — по силам самым богатым странам. Языковая поддержка и услуги перевода могут быть встроены в гранты.

Носители английского языка стали привратниками науки. Держа эти ворота закрытыми, мы упускаем много перспектив и много хороших исследований.

Кларисса Риос Рохас говорит, что ученые, не владеющие английским языком, могут извлечь выгоду из наставничества на их родном языке, которое поможет им адаптироваться.Предоставлено Клариссой Риос Рохас

КЛАРИССА РИОС РОХАС: Обратитесь за наставничеством

Директор Ekpa’palek в Валкенбосквартье, Нидерланды.

Я из Перу и являюсь носителем испанского языка. Пребывание из-за границы имеет ряд преимуществ. Лаборатории становятся все более интернациональными, поэтому полезно иметь возможность общаться с людьми разных национальностей. Мне легко общаться с учеными из Италии и Португалии, потому что языки этих стран очень похожи на испанский.Это отличный повод пообщаться.

По моему опыту, люди, которые растут и говорят на другом языке, кроме английского, находятся в невыгодном конкурентном положении, когда дело касается науки. И не только потому, что им будет трудно читать и писать научные статьи. Многие не были знакомы с процессом и культурой науки. Простого изучения нового словаря будет недостаточно, чтобы помочь им добиться успеха. Им нужно настоящее наставничество, и они нуждаются в нем на их родном языке.

В 2015 году я основал Ekpa’palek, программу наставничества, которая помогает студентам из Латинской Америки ориентироваться в академической среде.Около 90% подопечных говорят по-испански, а 10% — на других языках. Изучение английского языка по-прежнему остается приоритетом. Почти все заявки на получение докторской степени написаны на английском языке, и большинство собеседований проводится на английском языке. Я рекомендую студентам использовать некоторые из множества языковых руководств YouTube. Если у них нет доступа к Интернету, что является распространенной проблемой в Перу, я говорю им, чтобы они ходили в церковь. Обычно вы можете найти носителей английского языка, которые обычно рады помочь кому-то попрактиковаться.

ТАЦУЯ АМАНО: Принятие языкового разнообразия

Зоолог из Университета Квинсленда, Брисбен.

Как носитель японского языка, я боролся с языковыми барьерами. Но наука тоже борется. Рассмотрим область сохранения, в которой все еще ведется много исследований на местном языке. В исследовании, проведенном в 2016 г. в журнале PLoS Biology , мы с моими коллегами изучили более 75 000 работ по сохранению биоразнообразия, опубликованных в 2014 г. (Т. Амано, JP González-Varo и WJ Sutherland PLoS Biol. 29 , e2000933; 2016). Мы обнаружили, что 36% из них были опубликованы не на английском языке, что делает эту информацию гораздо менее доступной для остального мира.

Преобладание английского языка привело к значительному искажению научных данных. В исследовании, проведенном в 2013 г. в протоколе Proceedings of the Royal Society B , мы обнаружили, что базы данных по биоразнообразию были более полными в странах с относительно высокой долей носителей английского языка (T. Amano & WJ Sutherland Proc. Biol. Sci. 280 , 20122649; 2013). Другими словами, данные о биоразнообразии сравнительно скудны в странах, где английский редко говорят. В результате наши знания о биоразнообразии значительных частей мира намного менее надежны, чем могли бы быть.

Нам необходимо принять лингвистическое разнообразие и приложить согласованные усилия для накопления научных знаний на языках, отличных от английского. Это было основной частью моих исследований в Университете Квинсленда. Я искал исследования по всему миру, оценивающие меры по охране природы. На данный момент я нашел более 600 рецензируемых статей, написанных не на английском, а на других языках. Я налаживаю сотрудничество с носителями этих языков, чтобы лучше понимать информацию в статьях и видеть, как они дополняют или заполняют пробелы в знаниях английского языка.

Я подозреваю, что многие носители английского языка считают языковые барьеры незначительной проблемой. Они, наверное, думают, что Google Translate решит все. Но технологии еще нет. Вы не можете пропустить научную статью через программу перевода и получить значимый результат.

Нам нужно изменить наше отношение к людям, для которых английский не является родным. Если у вас есть возможность оценить материалы журнала или заявление о приеме на работу, подумайте о том, какую точку зрения может предоставить не носитель языка.А если вы не являетесь носителем языка, вы можете донести до международного сообщества различные мнения и подходы. Вы должны очень гордиться.

MONTSERRAT BOSCH GRAU: Улучшение образования на английском языке

Директор исследований in vitro в Sensorion в Монпелье, Франция.

Финансирование моей докторской степени в Университете Жироны в Испании включало «бюджет мобильности» для поддержки международной совместной работы. Благодаря этой возможности с 2000 по 2002 год я смог провести в общей сложности 12 месяцев в лаборатории Национального центра научных исследований (CNRS) в Монпелье.Там мне пришлось выучить два языка одновременно: английский для работы и французский для повседневной жизни. Неспособность общаться расстраивала. Но я также был очень внимателен и находился в режиме высокой энергии, потому что мне нужно было двигаться к людям: они не приходили ко мне сами по себе, потому что мы не говорили на одном языке.

В средней школе меня учили английскому, но не на высоком уровне, а в Испании у нас нет англоязычных версий телевизионных программ. В моем университете не было абсолютно никакого обучения английскому языку.Во Франции существуют курсы, помогающие иностранным студентам выучить французский, но не английский.

Я старался много читать на английском — не только научные статьи, но и литературу. Я всегда искал людей, с которыми можно было бы неформально поговорить на английском. Поскольку я был во Франции, большинство моих коллег и друзей не были из англоязычных стран, и мы учили английский друг с другом. Когда мы разговаривали с носителями английского языка, мы ничего не понимали, особенно если они были из Великобритании — нам всем было трудно говорить с британским акцентом.И многие англоговорящие не понимали, когда говорили слишком быстро. Некоторые люди, для которых английский не является родным, предпочли бы разговаривать с другими иностранцами на английском — так было проще.

Язык — это инструмент успеха. Овладение тем, как мы говорим, и как мы определяем концепции, является важным навыком. Нам нужен общий язык для общения в науке, и теперь это английский. Это хорошо, потому что английский идеально подходит для науки: он точен и прямолинеен. Хороший уровень английского поможет вам получить работу или проект, который вы хотите, как в академических кругах, так и в промышленности.

Языковой барьер никогда не мешал мне делать то, что я хотел. Но выступать на конференциях, писать доклады и просить стипендии на английском сложнее и требует больше энергии, если вы не носитель языка. Вам нужно бороться с языком.

На конференциях незнание английского в совершенстве — не большая проблема: люди вас поймут. Но есть предел. Некоторые люди плохо говорят по-английски, и это может полностью блокировать общение. Последующего научного обсуждения нет, и мы упускаем возможность поделиться информацией и знаниями..

Нам необходимо улучшить обучение английскому языку до и во время учебы в университете. Если студенты проводят исследования в другой стране, как это сделал я, это должно быть частью программ докторантуры в каждой стране.

Примите тот факт, что иногда вы не можете добиться совершенства в общении на английском, но все равно делайте это. Читайте книги и смотрите телевизор на английском. Пишите все лабораторные отчеты и проводите встречи на английском языке. Попросите свой институт предложить обучение английскому языку. Попросите руководителя лаборатории оплатить пребывание в лаборатории в другой стране во время получения докторской степени или сотрудничать с другими лабораториями и передвигаться.Путешествие улучшит ваш английский, поможет вам понять другие страны и образ жизни, а также откроет ваш разум.

МАЙКЛ ГОРДИН: долгая и несправедливая история

Профессор современной и новейшей истории в Принстонском университете, Нью-Джерси, и автор книги Scientific Babel (Univ. Chicago Press, 2015).

В английском нет ничего, что делает его лучше для науки, чем любой другой язык. На китайском или суахили наука могла бы зайти так же далеко.Но многие экономические и геополитические силы сделали английский доминирующим языком исследований, хорошо это или плохо.

Наличие единого глобального научного языка делает все усилия более эффективными. Сегодня в мире около 6000 языков. Если бы во всех из них велась наука, многие знания были бы потеряны. В 1700-х и 1800-х годах ученым в Европе часто приходилось изучать французский, немецкий и латынь, чтобы не отставать от своих областей. Мы многого достигли, снизив нагрузку до одного языка.Но есть и недостаток справедливости. В странах, где не говорят по-английски, вы закрываете доступ ко всем, кроме хорошо образованных. Мы могли терять действительно умные умы.

На протяжении веков ученые всего мира адаптировались к использованию английского языка, но язык также адаптировался к науке. Английский язык приобрел словарный запас для понятий и процессов. Когда появляется новая область, ее терминология совмещается с существующим словарным запасом. В информатике сейчас почти повсеместно используются английские термины, такие как «Интернет», «программное обеспечение» и «кибернетика».У многих языков нет этой истории, поэтому у них нет инфраструктуры научной лексики. Если бы мир решил, что тайский или хинди должен быть языком науки, нам пришлось бы много работать, чтобы создать целую дополнительную терминологию.

Меня часто спрашивают, придет ли когда-нибудь другой язык на место английского. Я сомневаюсь в этом. Английский — это аномалия. У нас никогда не было единого глобального языка, и я не думаю, что это повторится снова. В будущем — возможно, даже в этом веке — наука может разделиться на три языка: английский, китайский и другой язык, например испанский, португальский или арабский.

Даже если бы все англоговорящие ученые внезапно исчезли, английский все равно оставался бы доминирующим языком в течение долгого времени, потому что так много знаний уже написано на английском языке. Он здесь, чтобы остаться ненадолго.

Родной язык — обзор

1 Основные прогнозы модели SAB

Основные прогнозы модели SAB заключаются в том, что человеческие действия предпочтительно предполагаются в том направлении, в котором его родной язык пишется и читается, и что эта предвзятость является совместной функцией двух процессов, включающих зрительно-моторный и лингвистический компоненты.Мы обсудим каждое из этих предложений отдельно, включая конкретные следствия, которые следуют из каждого.

Утверждение I

Согласно модели SAB, движение и, в более широком смысле, человеческое агентство отображают траекторию, по которой язык пишется и читается.

Это предположение согласуется с предыдущими исследованиями, выявившими асимметрию в широком спектре когнитивных явлений и феноменов внимания, включая торможение возврата (Spalek & Hammad, 2004, 2005), репрезентативного импульса (Halpern & Kelly, 1993; Hubbard & Bharucha, 1988; для обзора см. Hubbard, 2005), деление линии пополам (Jewell & McCourt, 2000), число и временная шкала (Santiago, Lupiáñez, Pérez, & Funes, 2007), тематическое распределение ролей (Chatterjee, Maher, & Heilman, 1995), визуализации (Chatterjee, Southwood, & Basilico, 1999) и направленного исследования произведений искусства (Elkind & Weiss, 1967).Хотя подробное объяснение этих явлений выходит за рамки целей данной главы, их огромное количество иллюстрирует распространенность асимметрии в человеческом внимании и познании. Многие из этих явлений изначально приписывались асимметрии полушария; однако культурные объяснения были выдвинуты, когда инверсии были обнаружены в культурах с левыми письменами, такими как арабский или иврит, или в культурах с вертикальными письменами, такими как мандарин (например, репрезентативный импульс, Morikawa & McBeath, 1992; разделение пополам линии, Chokron & De Agostini, 1995 ; воображаемая числовая линия, Dehaene, Bossini, & Giraux, 1993; временная шкала, Boroditsky, Fuhrman, & McCormick, 2011; Fuhrman & Boroditsky, 2010; визуализация, Maass & Russo, 2003; пространственное исследование, Chokron & De Agostini, 2000; Nachson , 1985; Padakannaya, Devi, Zaveria, Chengappa, & Vaid, 2002; Tversky, Kugelmass, & Winter, 1991).

Интересным примером является основополагающая работа Чаттерджи и др. (1995, 1999) по тематическому распределению ролей. Чаттерджи и его соавторы первоначально наблюдали необычное использование пространственной информации у пациента, страдающего аграмматической афазией, состоянием, которое обычно связано с неспособностью сопоставить логического агента / реципиента с грамматическим субъектом / объектом предложения. Например, пытаясь понять такие предложения, как «Фабио гонится за собакой» или «Фабио гонится за собакой», он столкнулся с большими трудностями в решении, кто за кем гонится.Чтобы решить эту проблему, он прибегал к временной или пространственной стратегии, систематически назначая роль агента цели, упомянутой первой, или той, которая представлена ​​графически слева. Подобное использование пространственной информации впоследствии наблюдалось в неклинических популяциях в США, которые быстрее сопоставляли картинки с предложениями, когда агент был представлен на картинке слева от получателя. Чаттерджи и его сотрудники первоначально приписали эти пространственные отображения асимметриям полушария.Однако последующие исследования с участием населения, говорящего на арабском языке, обнаружили обратный эффект, предполагающий, что использование пространственной информации при распределении тематических ролей в первую очередь определяется направлением сценария (Maass & Russo, 2003).

Расширяя предыдущие исследования, модель SAB фокусируется на отчетливо социальной концепции, а именно, агентство , которое в нашей модели отображается в горизонтальном измерении во многом подобно феномену, упомянутому выше. Несмотря на свою центральную роль в социальной психологии, агентность — это скользкая и плохо определенная концепция, которая, по мнению многих авторов, включает в себя не только динамизм, но и дополнительные качества, такие как конкурентоспособность, доминирование или амбиции (см. Hitlin & Elder, 2007, обсуждение).Мы ограничиваем наше определение агентства здесь его существенными характеристиками, а именно, действует или имеет способность действовать автономно в данной среде . В более широком смысле, агент , , или деятель, демонстрирует агентские качества, такие как активность и динамичность, тогда как люди, лишенные свободы действий, характеризуются бездеятельностью и апатией (Abele, Uchronski, Suitner, & Wojciszke, 2008).

Применяя это определение агентности, любое динамическое действие следует рассматривать как ориентированное в основном вправо в европейских языках и как ориентированное влево в таких языках, как арабский, иврит, фарси или урду.Таким образом, SAB в основном определяется направлением сценария языка, на котором люди социализируются в детстве и с которым они впоследствии сталкиваются в своей повседневной жизни. Но почему направление сценария должно оказывать такое сильное влияние, выходящее за рамки самой деятельности по письму и чтению? Мы считаем, что этому есть две причины. Прежде всего, чтение и, в меньшей степени, почерк 1 — очень распространенные виды деятельности, и статистика чтения в развитых странах показывает, что люди проводят значительную часть своего времени бодрствования в этом занятии (по оценкам, более 1 часа в день в во многих странах, согласно World Culture Score Index, www.marketresearchworld.net). Еще до поступления в школу дети занимаются направленным притворным чтением и письмом (Nuerk et al., 2015). Во-вторых, люди постоянно сталкиваются с пространственными дисплеями, связанными со сценарием, выходящими далеко за рамки письменной речи; следовательно, преобладающим направлением является всепроникающее примированное в любой данной культуре. Например, книги, как правило, располагаются на полках слева направо или справа налево, в зависимости от культуры (см. Maass, Suitner, & Deconchy, 2014). То же самое верно и для пространственной компоновки файлов Excel, графиков Power Point и веб-сайтов 2 , которые, как правило, располагаются противоположным образом в культурах с правым и левым письмом (примеры левых графиков и наборов данных см. На рисунке 1).

Рисунок 1. Пример расположения графиков и наборов данных в левом скрипте.

Даже словесные инструкции сильно зависят от соглашений, связанных с направлением сценария. Например, в обычном упражнении в начальной школе маленьких детей просят раскрасить три стакана таким образом, чтобы «первые два стакана были полны, а последний стакан пуст». Эта задача может быть решена правильно только в том случае, если дети понимают пространственное соглашение о том, что «первая» соответствует стороне, с которой начинается письмо (слева в культурах с правым письмом и справа в культурах с левым письмом).

Как показывают эти примеры, направление сценария влияет на гораздо большую часть нашей жизни, чем думает большинство людей, что также может объяснить, почему у детей иногда обнаруживается пространственная асимметрия задолго до того, как они пойдут в школу (Gombert & Fayol, 1992; Tolchinsky -Landsmann & Levin, 1985; обсуждение см. В Suitner, Maass, Bettinsoli, Carraro, & Kumar, 2015). Фактически, повсеместное распространение пространственной асимметрии, выходящей далеко за рамки письма и чтения, чрезвычайно затрудняет определение точной причины и возраста возникновения систематической ошибки.

Учитывая эту распространенность направленности сценария в обществе, направление и степень SAB должны в значительной степени зависеть от подверженности людей культурным асимметриям. В одном из наших более ранних исследований с использованием тематической ролевой задачи по рисованию (Maass & Russo, 2003) итальянских и арабоязычных студентов университетов попросили нарисовать четыре сцены, такие как «Девушка толкает мальчика», которые затем были закодированы. для правого и левого позиционирования агента и пациента. Итальянские студенты были социализированы только на итальянском языке, и никто из них не знал языков, написанных справа налево.Все арабоязычные студенты выучили арабский как свой первый устный и письменный язык, но все они знали по крайней мере один лево-правый письменный язык, а некоторые из них использовали итальянский ежедневно, учитывая, что они учились в Италии. Арабоязычная выборка состояла из трех отдельных групп: тех, кто учится в итальянском университете и отвечает на анкету, в которой все инструкции давались на итальянском языке (AII на рисунке 2), тех, кто учится в Италии и получает инструкции на арабском языке (AIA), и тех, кто посещать университет в своей стране и получать инструкции на арабском языке (AAA).

Рис. 2. Пространственное расположение агента и пациента среди говорящих на итальянском и арабском языках. Примечание : A-A-A: носители арабского языка в Арабском университете с инструкциями на арабском языке. A-I-A: Носители арабского языка в итальянском университете с инструкциями на арабском языке. A-I-I: Носители арабского языка в итальянском университете с инструкциями на итальянском языке. I-I-I: носители итальянского языка в итальянском университете с инструкциями на итальянском языке.

Как видно на Рисунке 2, говорящие по-итальянски расположили Агента преимущественно слева, тогда как носители арабского языка в своих странах расположили Агента преимущественно справа.Важно отметить, что, включая промежуточные группы, можно наблюдать линейный тренд, соответствующий степени воздействия различных направлений сценария. Более того, пространственное смещение в нашей выборке, говорящей на арабском языке, коррелировало с количеством лет, проведенных в стране с лево-правым письмом, что позволяет предположить, что пространственное смещение в отображении человеческих взаимодействий является прямой функцией воздействия на человека различных сценариев.

Но как именно направление сценария трансформируется в асимметричные визуальные образы? Мы считаем, что направление письма влияет как на внимание, так и на познание.С одной стороны, внимание следует за направлением сценария, начиная сканирование там, где начинается письмо (например, слева на английском и справа на арабском), а затем продвигается в направлении сценария (например, справа на английском языке и налево на Арабский). С другой стороны, повторяющееся воздействие этой траектории со временем приведет к тому, что мы можем назвать обобщенной «схемой действия», согласно которой динамические действия развиваются в соответствии со сценарием в образах людей. Обратите внимание, что схема действия теоретически одинаково применима к объектам (например, движущимся поездам) и к людям (например, к бегуну), хотя здесь мы сосредоточимся в основном на человеческих действиях и их взаимодействиях.

Следствие A

Направление сценария определяет как начальную точку, так и траекторию внимания, что, в свою очередь, преобразуется в асимметричный шаблон памяти .

Первым и довольно очевидным следствием направления сценария является то, что оно направляет наше внимание, создавая привычку асимметричного сканирования. При чтении текста читатели с письмом слева направо начинают с левого верхнего угла, а затем переходят вправо, тогда как говорящие на иврите и арабском языке начинают с правого верхнего угла и продолжают движение влево.Важно отметить, что эта привычка к сканированию распространяется на задачи, не связанные с чтением и письмом, такие как исследование графических материалов. У людей такую ​​асимметрию внимания можно исследовать либо с помощью показателей процесса, таких как отслеживание взгляда, либо с помощью показателей результата, таких как задачи памяти. 3

Насколько нам известно, Жан-Пьер Деконши (1934–2014) был первым, кто исследовал влияние направления письма на память. В то время (1956–1958) Деконши был молодым студентом магистратуры Лионского университета, который преподавал французский язык арабоязычным детям средней школы в Ливане.Он сразу же отметил (для него) необычные пространственные предпочтения своих учеников по всем видам когнитивных и ручных задач, явления, которые он изучал в серии тщательно разработанных экспериментов.

Эта работа, написанная на французском языке, стала известна академическому сообществу только недавно, когда его магистерская диссертация (1958 г.), ставшая теперь историческим документом, была опубликована как часть более широкого тома о пространственной предвзятости (Maass, Suitner, & Deconchy, 2014). В одном из своих исследований он использовал известную игру Кима, в которой 24 предмета повседневного обихода (например, карандаш, ключ, записная книжка) отображались в 12 столбцах и 2 рядах в течение 5 минут.Следующая задача студентов заключалась в том, чтобы назвать столько объектов, сколько они могли вспомнить. Учитывая, что студенты обучались арабскому письму, Деконши ожидал и обнаружил, что лучше запоминать предметы, изначально расположенные справа, возможно, первые, которые будут проверены. Как видно на рисунке 3, он также обнаружил преимущество в памяти для элементов слева, которые, по-видимому, встречались последними (следовательно, представляют собой эффект новизны).

Рис. 3. Память как функция местоположения у ливанских студентов.

Дж. П. Деконши (1958). La lecture du francais et la care a l’orientation droite-gauche chez les enfants de langue arabe . Diplome d’Etudes Superieures de Philosophie, Лионский университет.

Очевидным недостатком этого исследования является отсутствие группы сравнения из культуры, в которой язык пишется и читается слева направо. Поэтому мы концептуально воспроизвели это исследование с интервалом в несколько десятилетий на итальянских учащихся средних школ. Мы использовали другую меру, в которой участникам раздали карточки со всеми объектами вместе с сеткой отключения звука, на которой можно было разместить карточки в их исходном положении (Bettinsoli, Maass, & Suitner, 2015).Итальянские участники запомнили расположение предметов слева более точно, чем справа, таким образом демонстрируя образец, прямо противоположный тому, что Деконши обнаружил в Ливане. Дополнительные свидетельства отслеживания взгляда подтвердили идею о том, что это произошло из-за того, что участники исследовали объекты, начиная слева. Вместе эти исследования показывают, что направление письма действительно направляет внимание и, как следствие, память. В частности, направление письма способствует запоминанию тех предметов, которые пространственно расположены там, где начинается письмо (аналогичные выводы см. В Chan & Bergen, 2005).

Последствия такого асимметричного внимания демонстрируются исследованием Де Дреу, Джакомантонио, Шалви и Слигте (2009) с участием европейских участников. Эти авторы обнаружили, что переговоры с большей вероятностью застряли, когда сложный вопрос помещался в левый, а не в правый столбец таблицы результатов, предположительно потому, что переговорщики внимательно изучали материал слева направо и, следовательно, сталкивались с препятствием раньше.

Следствие B

Люди разрабатывают обобщенную схему действий и действий, которая соответствует направлению, в котором язык пишется и читается.

Согласно модели SAB, асимметричная траектория внимания, навязанная направлением сценария, со временем приведет к обобщенной «схеме действия», так что не только отдельные действия, но и агентура, как абстрактная концепция, следует сценарию. направление. Более интересен вопрос, является ли субъектность, задуманная как фундаментальное социальное измерение, также символически с правым вектором в западных странах. Мы исследовали этот вопрос в двух исследованиях.В первом исследовании (Suitner, Maass, & Ronconi, 2015) италоязычным участникам было предложено выбрать, какая из четырех стрелок (← → ↑ ↓) лучше всего подходит для представления агентства и его аналога, общения. Среди горизонтальных представлений стрелка вправо в подавляющем большинстве была предпочтительнее для представления агентства (83%), тогда как стрелка влево считалась немного более подходящей для представления общности (55%).

В последующем исследовании мы попросили участников представлять не только общность и свободу воли, но также силу и компетентность.Чтобы проверить, связано ли агентство однозначно с направленной вправо траекторией у лево-правых авторов (Suitner, 2009, неопубликованная докторская диссертация), итальянских участников попросили представить пары людей с противоположными характеристиками в данном измерении (например, медленные или быстрые, теплый против холодного, доминирующий против покорного, компетентный против некомпетентного, уравновешенный по порядку упоминания в каждой паре). Участники снова выбрали одну из четырех стрелок для обозначения каждой пары, указывая также, какой из двух символов был расположен сзади, а какой — на острие стрелки.Неудивительно, что человек, находящийся высоко в данном измерении (например, быстрый, доминирующий), обычно рассматривался сзади, а человек, находящийся ниже в данном измерении, на острие стрелки (медленный, покорный). Кроме того, в соответствии с направлением письма предпочтительными размерами были вправо и вниз. Что еще интереснее, четыре концепции однозначно отображаются на разные векторы. Агентство было представлено преимущественно стрелкой вправо (40%), причастием — стрелкой, направленной влево (42%), компетенцией — стрелкой, направленной вверх (39%), и властью — стрелкой, направленной вниз (44%).Этот последний вывод хорошо согласуется с предыдущими выводами, показывающими, что властные отношения обычно отображаются в вертикальном измерении, когда мощные группы или отдельные лица выше бессильных (Schubert, 2005; Schubert, Waldzus, & Seibt, 2008). Во всех четырех случаях предпочтительный вектор превышал вероятность (25%). Это исследование ясно показывает, что четыре фундаментальные характеристики человека четко расположены в пространстве, и что это верно даже на очень абстрактном уровне представления.

Интересно, что на протяжении всей истории психологии эти четыре измерения неоднократно считались фундаментальными социальными измерениями человеческих семантических систем, хотя они появляются в разных моделях под разными ярлыками и в разных комбинациях (обычно как двух- или трехмерные классификации).Начиная с основополагающей работы Осгуда (1969) об оценке, потенции и агентстве как основных измерениях эмоциональных переживаний, многие модели воспроизводят аналогичные системы классификации, включая, среди прочего, теорию контроля аффекта (Heise, 1999) и различные модели содержания стереотипов ( теплота против компетентности, см. Fiske, Cuddy, & Glick, 2007; агенство против общения, см. Abele, 2003; Abele & Wojciszke, 2007; Bakan, 1966; обзор см. в Abele & Wojciszke, 2014). Сила или сила, свобода действий, сердечность или общение и компетентность снова появляются под разными ярлыками, но часто с перекрывающимся значением при анализе на уровне заданий (Schröder, Rogers, Ike, Mell, & Scholl, 2013).Тот факт, что эти измерения также занимают разные векторы, предполагает внутреннюю связь между социальными и пространственными измерениями.

Следствие C

После того, как схема действий и агентств разработана, пространственная информация используется как в представлении, так и в интерпретации.

Модель SAB предсказывает, что пространственная информация будет использоваться в значительной степени автоматически как при представлении, так и при интерпретации (которые, соответственно, могут быть концептуализированы как этапы кодирования и декодирования обработки информации).С одной стороны, ожидается, что люди будут рассматривать человеческие взаимодействия по траектории своего родного языка (кодирование). С другой стороны, ожидается, что они будут использовать пространственную информацию при классификации людей или при интерпретации их поведения (декодировании).

SAB продемонстрировал свою эффективность при кодировании в многочисленных исследованиях как для действий, так и для агентств. Например, в одном из наших исследований мы заметили, что итальянские участники, которых попросили нарисовать агрессию между двумя людьми, расположили агента слева, а получателя справа в 80% всех рисунков, тогда как большинство говорящих на арабском языке показали противоположный паттерн: агент размещается справа в 65% всех розыгрышей (Maass, Suitner, & Nadhmi, 2014).

Но люди также спонтанно используют пространственную информацию при интерпретации сцен или при составлении выводов о действиях других людей? Три серии экспериментов, исследующих, соответственно, подразумеваемое движение, реальное движение и ориентацию профиля, подтверждают, что SAB возникает также при декодировании.

Во-первых, и дети, и взрослые склонны воспринимать людей или объекты в движении быстрее, когда подразумеваемое движение следует за указанием сценария. Например, Маасс, Сюютнер, Боскетти и Тумичелли (2015) показали итальянскоязычным взрослым 8 динамичных спортивных сцен (бег, езда на велосипеде, регби, катание на коньках, верховая езда и т. Д.)) и их соответствующие зеркальные изображения, по одному. Участники оценили изображения, ориентированные вправо, как значительно более быстрые и более приятные, чем те же спортивные сцены, показанные с противоположной траекторией.

Аналогичным образом, в исследовании, проведенном Лучаной Карраро (Suitner, Carraro, & Maass, 2008; Suitner, Maass, Bettinsoli, et al., 2015), итальянские дети (возраст от 5 до 11) просматривали пары зеркальных изображений бегущие дети. Им сказали, что дети, изображенные на двух зеркальных картинках, были близнецами, и им нужно было угадать, кто из двух близнецов бежит быстрее.В целом, дети значительно чаще воспринимали бегущего вправо близнеца как более быстрого.

Однако в обоих этих исследованиях использовались неподвижные изображения , подразумеваемые движения (например, картинки или изображения), а не показывающие истинное движение (например, видео или движения из реальной жизни). Во втором наборе исследований мы исследовали эффекты фактического движения в видеоматериалах (Maass, Pagani, & Berta, 2007), проверяя гипотезу о том, что люди непреднамеренно используют пространственную информацию при оценке футбольных мячей и при оценке воздействия агрессивных действий.В одном из этих исследований (Исследование 2) участники наблюдали агрессивные сцены из фильма с участием двух (невооруженных) мужчин с одинаковым размером тела, один из которых нападал на другого с явным намерением причинить вред (например, бил, пинал, толкал его в земля). Половина сцен изначально была снята влево, другая половина — вправо. Итальянские участники наблюдали одни и те же сцены либо в их первоначальной версии, либо в зеркальной версии, и их попросили оценить степень насилия (включая силу агрессивного поведения, травмирующее воздействие на жертву и общую жестокость сцены).В соответствии с гипотезами, те же самые сцены были признаны более жестокими, если были показаны с направленной вправо траекторией.

Следуя той же логике, итальяноязычные или арабоязычные участники наблюдали футбольные голы, которые были показаны либо с направленной, либо с левой траекторией (Maass et al., 2007). Итальянскоязычные участники последовательно оценивали одни и те же цели как более быстрые, мощные и красивые, когда направление соответствовало их привычному направлению письма, а именно слева направо. Интересно, что арабоязычные участники продемонстрировали обратную предвзятость: футбольные голы, ориентированные влево, считались более быстрыми, сильными и красивыми (Maass et al., 2007; см. рисунок 4).

Рис. 4. Расчетная сила, скорость и красота футбольных ворот в зависимости от направления и языка (итальянский или арабский).

Также интересно отметить, что в спортивных исследованиях (Maass et al., 2007; Maass, Suitner, Boschetti, et al., 2015) эстетические суждения (красота, приятность) следовали той же схеме, что и суждения о скорости или силе. . Другими словами, всякий раз, когда скорость является преимуществом (например, в спортивных соревнованиях), согласованное со сценарием движение воспринимается не только как более быстрое и мощное, но и как эстетически приятное (сходные доказательства см. В Chokron & De Agostini, 2000).Как мы увидим позже, это может иметь интересные последствия для рекламы и политических коммуникаций.

Вышеупомянутые исследования показывают, что люди используют пространственную информацию при оценке динамических действий человека (например, бега), но они умалчивают о том, полагаются ли люди также на пространственную ориентацию при выводе агентных черт актера. Этот вопрос был исследован в третьей линии исследований, в которых участники наблюдали профили женщин и мужчин, ориентированные на левую или правую сторону, а затем их просили приписать способность действовать (например,g., активный или пассивный, сильный или слабый) человеку, изображенному на фотографии (Suitner, Maass, & Ronconi, 2015). Мы обнаружили, что профили, ориентированные вправо, были признаны более активными, чем их зеркальные изображения, и это было верно независимо от того, была ли цель мужчиной или женщиной. Таким образом, согласованная со сценарием ориентация не только заставляет действия казаться более быстрыми и мощными, но также заставляет людей казаться более активными, предполагая, что интерпретация действий и присвоение характеристик затрагиваются аналогичным образом.

Важной общей чертой вышеупомянутых исследований является тот факт, что пространственная информация не имела отношения к поставленной задаче. Принятие во внимание направленной информации при оценке действий или людей никоим образом не могло улучшить производительность и, более того, могло даже отвлечь участников от использования дополнительной диагностической информации. Несмотря на это, люди полагались на пространственную информацию систематически и в соответствии с преобладающим направлением сценария. Такое непреднамеренное использование пространственной информации соответствует давней традиции психологических исследований, показывающих, что люди не могут игнорировать местоположение или направление стимулов, даже если это не способствует точности (например,г., Саймон и пространственный эффект Струпа; Лу и Проктор, 1995).

После обсуждения эффектов, проистекающих из SAB, мы теперь обратимся к процессам, приводящим к этим явлениям. Мы уже видели, что направление сценария является дистальной причиной горизонтальной асимметрии, но теперь мы проанализируем процессы, посредством которых направление сценария преобразуется в асимметричные предпочтения, восприятия и суждения.

Proposition II

SAB — это совместная функция двух интерактивных процессов, включающая зрительно-моторный компонент, связанный с привычками сканирования и письма, и лингвистический компонент, связанный с каноническим порядком, в котором агент и пациент упоминаются в стандартном активном предложения.

Модель SAB предсказывает, что человеческие действия предпочтительно предполагаются в том направлении, в котором язык написан, и что это предубеждение является совместной функцией двух процессов, включая зрительно-моторный и лингвистический компоненты. Моторный компонент visuo основан на том факте, что мы обычно сканируем и пишем тексты с траекторией, зависящей от культуры (например, слева направо на всех европейских языках, но справа налево на иврите, арабском, урду и других языках). ).Лингвистический компонент относится к тому факту, что в большинстве языков актер обычно выступает в роли субъекта в стандартных активных предложениях, предшествуя пациенту, выступающему в роли объекта. Вместе эти два процесса создают обобщенную схему действий, которая тонким образом влияет на широкий спектр социально-когнитивных процессов. Учитывая важность этих процессов для нашей модели, мы рассмотрим каждый из них и их взаимодействие в Разделах 2 и 3.

Родной язык, первый язык, родной язык или доминирующий язык?

Вы когда-нибудь задумывались, в чем разница между родным языком , первым языком (L1) , доминирующим языком и т. Д., и какой термин использовать правильно?

С одной стороны, у всех нас есть родной язык , поскольку у всех нас есть только одна (биологическая) мать. — Но значит ли это, что язык, на котором говорила нам мама, автоматически становится нашим родным языком ? И что это вообще значит? Так есть ли у нас родной язык ? Термин родной язык относится к традиционной / традиционной семейной ситуации, когда мать является лицом, которое передает язык ребенку и является основным поставщиком информации на этом языке для ребенка в первые годы его или ее жизни.Этот сценарий не очень точен, конечно, не в сегодняшнем мире, где отцы и другие лица, обеспечивающие уход, также участвуют в предоставлении информации на родном языке. Проблема возникает и у усыновленных детей.

Моя подруга была усыновлена, когда ей было 2 года, и она выросла в голландской семье: будет ли ее родным языком суахили, потому что ее биологическая мать говорила с ней на суахили, или это будет голландский язык, на котором мать ее усыновила с ней разговаривал?

Обычно родной язык — или отцовский язык , если быть политкорректным! — определяет первый язык, на котором мы были представлены , в хронологическом порядке говорящий , наш L1 , первый язык , который мы понимаем, и говорящий .Это язык, на котором мы растем или на котором наши родители (или опекуны) говорят с нами. — И обычно люди склонны говорить на этом языке подолгу.

Если мы хотим определить первый язык, на котором мы говорим, изучаем и чувствуем себя комфортно, термин первый язык может показаться более подходящим. — Но что произойдет, если мы узнаем о двух или более языках в нашей семье, потому что наши родители говорят на разных языках с нами и между ними?

Это первый язык не обязательно должен быть .В двуязычных семьях их может быть два или три: важным аспектом определения языка как первого языка является то, что ребенок использует его регулярно , предпочтительно каждый день с самого начала . Лингвисты предположили несколько лет назад, что воздействие не менее 20% дневного времени было бы оптимальным для того, чтобы ребенок стал (почти) в равной степени владеть семейными языками, но это уже изменилось, и продолжительность воздействия не самая лучшая. важный фактор двуязычия!

Если в семье более одного первого языка , мы также можем использовать термин семейных языков : ребенок разговаривает на одном семейном / домашнем языке с матерью, а на другом — с отцом или родителями. другой родитель, третий, возможно, с опекуном (т.е. в детском саду, школе и т. д.), может быть, следующий — с большой семьей или местными жителями, четвертый — с друзьями…

Двуязычные одновременно или многоязычные с первого дня владеют более чем одним (или двумя) языками.

Последовательные двуязычные или многоязычные — это те, кто добавляет другие языки после приобретения первого языка (ов).

Использование такого термина, как семейные языки работает, если языковая ситуация в семье стабильна.И это также работает для расширенных семей, которые говорят на этих языках.

В многоязычных семьях языки, на которых мы говорим дома, могут меняться, и языковая ситуация может измениться .

Ситуации меняются, мы переезжаем за границу, погружаемся в другие культуры и языки, и в двуязычной семье это может быть причиной предпочтения одного языка другому — даже если только на определенный период времени.

Я лично предпочитаю и использую термин домашних языков , когда говорю о языках, на которых говорят дома в семье, поскольку могут быть задействованы и другие люди: сиделки, няни, няни и т. Д.могу говорить с моим ребенком на другом языке ежедневно / еженедельно, и этот язык станет одним из самых важных языков для моего ребенка. Кроме того, термин домашних языков не определяет какое-либо предпочтение языков (обратите внимание на его форму множественного числа!), Но определяет пространство и социальный контекст, в котором говорят на этих языках, что четко определяет домашнюю обстановку!

Мои языки

Давайте рассмотрим мою личную языковую ситуацию: мои родители говорили со мной и моей сестрой только по-немецки, поэтому немецкий был нашим домашним языком , , но мы были знакомы с итальянским с первого дня.Мы не изучали его обычным, академическим способом, поэтому итальянский считается нашим вторым — родным языком или одним из наших первого языка s . — Обычно, когда меня спрашивают, какой у меня родной язык , я отвечаю на немецком или итальянском. Оба языка по-прежнему одинаково доминируют и ценны для меня.

Языковой сдвиг

Если я проанализирую разные этапы своей жизни, то я обнаружу, что в некоторых из них преобладающими языками были итальянский, французский или немецкий.На одном этапе (почти 6 лет) я в основном говорил по-итальянски и по-французски (и изучал старофранцузский и старопровансальский, что было как «жить» в это время и период!) В тот период у меня действительно были трудности с общением на немецком, и я больше не могла составить полное предложение на языке родителей.

Только когда эта языковая ситуация изменилась и я сосредоточился больше на немецком и итальянском, мой немецкий снова улучшился и даже стал таким же доминирующим, как итальянский, на короткий (!) Период.

На следующем этапе итальянский был основным языком, на котором я говорил, и именно на нем я разговаривал со своим сыном.

Еще один переход произошел, когда английский, который в хронологическом порядке является для меня четвертым языком, который я не очень часто использовал с 20 до 38 лет, стал более доминирующим. Я повторно активировал и улучшил его, когда мы переехали в Нидерланды, и он увеличился еще больше, когда наши дети начали посещать английскую школу. В то же время я приобрел и улучшил голландский язык.

За последние 15 лет, мои самые доминирующих языков были немецкий, английский и голландский, с итальянским (язык, который до сих пор кажется мне самым близким моему сердцу!), Французским и швейцарско-немецким (и добавление испанского к картине, которая у меня есть отличное пассивное знание, но где я работаю над вербальной беглостью).Они являются наиболее доминирующими с точки зрения того, что я использую их ежедневно, а также чаще всего читаю и пишу на этих языках. Но английский и голландский в хронологическом порядке говорят на моем 4-м и 6-м языках, которые я выучил на разных этапах своей жизни (один в 11 лет, другой в 39 лет). Следовательно, доминирующий язык — это язык, который наиболее важен для нас в какой-то момент жизни. Это не обязательно должен быть наш родной язык, это может быть любой другой язык, который мы выучили или изучали.

Какие родные языки у моих детей?

С хронологической точки зрения, итальянский и швейцарско-немецкий являются «первыми языками» для всех моих детей, но только в первые годы их жизни, потому что в какой-то момент мы решили говорить с ними только по-немецки — пока они читали и пели. с ними на швейцарско-немецком и итальянском — и это снова изменилось, когда они начали посещать голландский детский сад, а затем английскую школу.

Сегодня — лучше сказать «на данный момент» … — они считают английский, немецкий и голландский своими наиболее важными и предпочтительными языками, то есть языками, на которых они наиболее свободно говорят.

Это их самые доминирующие языки. Мои дети в настоящее время не чувствуют себя уверенно в швейцарском немецком или итальянском, но я знаю по собственному опыту, что это может измениться, если языковая ситуация снова изменится или если они просто решат говорить с ними чаще.

Для многоязычных детей языковая ситуация в семье и социальном контексте постоянно меняется, и если это происходит в ранние годы, концепция первого языка тоже меняется, она относится только к первому усвоенному языку, так что строго в хронологическом порядке .

Первый язык или Родной язык играет важную роль в социолингвистике, поскольку он является основой социолингвистической идентичности многих людей. Такие термины, как родной язык или родной язык , относятся к этнической группе, а не к первому языку. Все это сбивает с толку семьи и учителей, так как обычно нужно указать родной язык детей, записывая их в детский сад или школу. Поэтому я всегда рекомендую указывать также языки, на которых наши дети преобладают в настоящее время

Носители языка считаются «авторитетом в своем родном языке из-за их естественного процесса усвоения языка , в отличие от того, что они выучили язык позже».

Если сконцентрироваться на естественном процессе усвоения, мои родных языков будут немецким, итальянским, швейцарско-немецким и голландским, потому что я приобрел их естественным образом , т.е.е. без «изучения» их. Я не «учил» их в школе, я имитировал говорящих и копировал предложения. Я научился читать и писать на них частично в школе — на немецком и итальянском — тогда как для швейцарского немецкого языка, не являющегося письменным, это было невозможно.

Тот факт, что кто-то является носителем языка , потому что он или она освоил этот язык на ранней стадии, может квалифицировать его или ее как свободно говорящего (читателя и писателя), и это может указывать на отсутствие какого-либо иностранного акцента — но у всех есть акценты…

Дело в том, что независимо от того, является ли язык домашним языком, доминирующим языком, родным языком (если вы все еще хотите использовать этот термин …) или L1, первым языком или вторым, третьим или четвертым язык: всем нам нужно развивать свой язык, изучать различные значения слов, строить более длинные предложения, выяснять, какой регистр использовать в различных условиях, изучать семантику слов, прагматику и многое другое … на что уходит много лет !

Более того, все мы можем освоить язык «естественным» способом и на более позднем этапе нашей жизни .И если язык, который мы приобрели или выучили позже в жизни, становится нашим самым доминирующим языком, то есть тем, на котором мы больше всего говорим, пишем и читаем, наш первый язык или родной язык может стать второстепенным языком, а иногда даже быть утерянным. .. (например, истощение языка).

В своей лекции «Английский и валлийский» в 1955 году J.R.R. Толкин отличает родной язык от колыбельного языка . Колыбельный язык — это язык, который мы изучаем в раннем детстве, и родной язык «может быть другим, возможно, определяемым унаследованным языковым вкусом, и может позже в жизни быть обнаружен сильной эмоциональной близостью к определенному диалекту (Толкин признался в таком близость к среднеанглийскому языку, в частности, в Уэст-Мидлендс) »(pdf« Английский и валлийский »Дж.Р. Р. Толкиен)

У каждого из нас есть личный лингвистический потенциал : у каждого из нас есть родной язык . Но это не тот язык, на котором мы говорим, наш язык-колыбель, язык, на котором мы впервые выучили. С лингвистической точки зрения мы все носим готовую одежду, и наш родной язык редко может быть выражен, разве что, возможно, потянув за готовую одежду, чтобы она стала немного легче. Но хотя он может быть похоронен, он никогда не погаснет полностью, и контакт с другими языками может глубоко его взволновать.

Моя главная мысль здесь состоит в том, чтобы подчеркнуть разницу между языком, который впервые выучили, языком обычаев и родным языком человека, его врожденными лингвистическими пристрастиями: не отрицать, что он разделит многие из них с другими членами своего сообщества. Он, несомненно, разделит их пропорционально другим элементам своего макияжа. («Английский и валлийский» Дж. Р. Р. Толкина, стр.18)

Так много можно сказать (и написать) по этой теме! Можно добавить термин язык наследия , который часто неправильно понимается как синоним родного языка / языка… Но я остановлюсь на этом.

Пристрастие к языку более важно, чем его хронологическое место в нашей истории изучения и изучения языка . (Ute)

Лично для меня язык, который я предпочитаю говорить, который ближе всего моему сердцу и на котором я более спонтанен, это не тот язык, на котором мои родители говорили со мной в первый период моей жизни.

А ты?

Вы (по-прежнему) предпочитаете говорить на первом языке, который вы выучили, или другой язык для вас сейчас важнее?

Если вам интересна эта тема и вы хотите узнать о ней больше:
Я провожу семинары на эту тему и консультирую по этому поводу родителей, воспитателей и учителей.

О происхождении термина «родной язык»

«Происхождение термина родной язык восходит к представлению о том, что лингвистические навыки ребенка оттачиваются матерью, и поэтому язык, на котором говорит мать, будет основным языком, который ребенок будет изучать». Однако такое понятие, специфичное для данной культуры, употребляется неправильно. Этот термин использовался католическими монахами для обозначения конкретного языка, который они использовали вместо латыни, когда «говорили с кафедры».То есть «святая мать церкви» ввела этот термин, и колонии унаследовали его от христианства как часть своего колониального наследия благодаря усилиям, предпринятым иностранными миссионерами в переходный период перехода от меркантильного капитализма 18-го века. индустриальному капитализму 19 века в Индии ». (см. википедию)

Почему важно сохранять родной язык?

• Национальным информационным центром двуязычного образования • Информационный бюллетень IDRA • Январь 2000 •

Дети, говорящие на другом языке, кроме английского, поступают в U.S. школы со способностями и талантами, схожими с таковыми у англоговорящих детей-носителей языка. Кроме того, эти дети могут говорить на другом языке, который при правильном воспитании будет приносить им пользу на протяжении всей их жизни. В школе дети, говорящие на других языках, учатся говорить, читать и писать по-английски. Однако, если родители и учителя активно не поощряют сохранение родного языка, ребенок рискует потерять его, а вместе с этим и преимущества двуязычия.Сохранение родного языка имеет значение по следующим причинам.

Личный:

Первый язык ребенка имеет решающее значение для его личности. Сохранение этого языка помогает ребенку ценить свою культуру и наследие, что способствует формированию позитивной самооценки.

Соцсети:

Если родной язык не поддерживается, важные связи с семьей и другими членами сообщества могут быть потеряны. Поощряя использование родного языка, родители могут подготовить ребенка к взаимодействию с сообществом на родном языке как в Соединенных Штатах, так и за рубежом.

Интеллектуал:

Студентам необходимо непрерывное интеллектуальное развитие. Когда ученики, которые еще не владеют английским языком, переходят на использование только английского, их интеллектуальный уровень ниже своего возраста. Такое прерывание интеллектуального развития может привести к неуспеваемости. Однако, когда родители и дети разговаривают друг с другом на том языке, который они знают лучше всего, они оба работают на своем фактическом уровне интеллектуальной зрелости.

Образовательные:

Студенты, которые изучают английский язык и продолжают развивать свой родной язык, имеют более высокие академические достижения в более поздние годы, чем студенты, которые изучают английский за счет своего первого языка.

Экономический:

Лучшие возможности трудоустройства в этой стране и за рубежом доступны для лиц, свободно владеющих английским и другим языком.


Ресурсы

Коллиер, В. «Приобретение второго языка в школе», Направления по языку и образованию (1995) 1 (4).

Cummins, J. Двуязычие и дети, говорящие на языках меньшинств (Торонто, Онтарио: Институт исследований в области образования Онтарио, 1981).

Камминс, Дж.и другие. Школьное обучение и учащиеся из числа языковых меньшинств: теоретические основы (Лос-Анджелес, Калифорния: Государственный университет Калифорнии, педагогическая школа, 1994).

Вонг-Филмор, Л. «Изучение второго языка означает потерю первого», Early Childhood Research Quarterly (1991) 6, 323-346.

Перепечатано с разрешения веб-сайта AskNCBE Национального центра обмена информацией по двуязычному образованию (www.ncbe.gwu.edu/askncbe/faqs). NCBE финансируется U.S. Управление двуязычного образования и языков меньшинств Министерства образования (OBEMLA) находится в ведении Высшей школы образования и человеческого развития, Центра изучения языка и образования Университета Джорджа Вашингтона.


Комментарии и вопросы можно направлять в IDRA по электронной почте [email protected]


[© 2000, IDRA. Эта статья была впервые опубликована в январе 2000 г. в бюллетене IDRA , опубликованном Ассоциацией исследований межкультурного развития.Разрешение на воспроизведение данной статьи предоставляется при условии, что статья полностью перепечатана и должное внимание уделяется IDRA и автору.]

Путешествие по изучению, потере и восстановлению своего родного языка или языка детства — Quartz

Наташа Мумби Нконде говорит мне, что ее «преследует» то, как она звучала в детстве. Нконде, которая родилась в Замбии в 1984 году и переехала в Великобританию, когда ей было шесть лет, вспоминает, что говорила на двух разных языках — бемба и ньянджа.Естественно, она была вынуждена перейти на английский после переезда в Великобританию. Но только когда она вернулась в Замбию в 2008 году (почти 20 лет спустя), она осознала, насколько сильно исчезли ее первые два языка.

«Мой язык не мог понять слова. Я могла действительно ясно понимать, что люди говорят мне, но не могла сформулировать предложение », — говорит Нконде, черная феминистка, работающая региональным организатором в The Edge Fund и соучредитель The GLC Story.

Люди обвиняли ее в том, что она делает это нарочно, как будто это было недостаточно болезненно, чтобы смириться с медленной эрозией ее родного языка и какой изоляцией это могло быть при попытках установить связь с друзьями и близкими в ее родной стране. .Некоторые сказали, что она вернулась в Замбию из Великобритании и теперь чувствует себя «слишком хорошо», чтобы говорить на своем родном языке, в то время как другие полагали, что она просто ленилась. Но Нконде далеко не один.

Утрата родного языка — явление, известное как истощение родного языка. И хотя это может вызвать удивление, а иногда и возмущение, отказ от первого языка становится слишком распространенным явлением, поскольку все больше людей перемещается по миру.

«Истощение звучит очень плохо. Он вызывает мысленный образ того, как что-то истирает другого и истощает его.Мы не думаем, что это происходит на самом деле », — говорит Моника Шмид, ведущий исследователь языковой убыли, в настоящее время работающая в Университете Эссекса. Шмид не верит, что новый язык искоренит родной язык — он все еще существует, просто похоронен и бездействует. Что еще более важно, растущее количество исследований показывает, что во многих случаях язык можно восстановить.

Родной язык

В Великобритании подросткам приходится разбирать и анализировать около дюжины стихотворений во время изучения английской литературы и языка в школе.Хотя отдельные изучаемые стихотворения немного отличаются от класса к классу, многие британцы помнят короткое, но жгучее стихотворение Суджаты Бхатт « Search for My Tongue».

Стихотворение, написанное на английском и гуджарати, воплощает в себе страх потерять свой родной язык. Бхатт — индийская поэтесса, которая выросла в Пуне, но эмигрировала в США, когда ей было 12 лет. В своем стихотворении она описывает войну между этими двумя языками, поскольку они борются за господство. Она пишет о своих страданиях, когда английский, кажется, побеждает, но именно тогда, когда Бхатт спит и уязвима, когда она больше всего тоскует по дому, ее родной язык заявляет о себе сильнее, чем раньше.Каждый раз, когда она боится, что о ней забыли, к ней возвращается гуджарати.

Иногда мне снятся сны на родном языке, арабском. Некоторое время я бегло говорю и разговариваю. Затем я просыпаюсь и снова оказываюсь в настоящем. Солнце встает, и я сбита с толку и пытаюсь складывать предложения воедино.

Я не знал ни слова по-английски, пока не переехал в Великобританию, когда мне было семь лет. Как удачно сказано в стихотворении Бхатта, мой арабский гнил у меня во рту, пока я учился в школе.Но в подростковом возрасте я, похоже, не обращал на это особого внимания. Среди иммигрантов есть реальная возможность научиться говорить на языке страны пребывания и потерять свой прежний акцент. Быстрый темп, в котором я выучил английский, был благословением и эффективно ускорил ассимиляцию моей семьи в британское общество — система социального обеспечения , доступ к здравоохранению, образованию и другим социальным услугам, и мы обнаружили стабильность, которая кажется недосягаемой. многим другим мигрантам.

Хотя, будучи школьницей, я смог запомнить технику, которую Бхатт использует в своем стихотворении для моего экзамена — повторение, метафоры и ее использование свободного стиха — мне потребовалось десятилетие, чтобы по-настоящему понять ее страх.Она боялась не только потерять свой родной язык, но и того, что это отразилось бы на ее самоощущении. Без ее родного языка Бхатт во многих отношениях была бы отрезана от своего сообщества. Она застрянет на одной ноге в двух мирах. Хотя она звучит как люди из ее нового дома, она все равно будет рассматриваться как посторонний, и хотя она выглядит как люди из ее места рождения, слова, вырывающиеся из ее рта, будут для них чужды. Она чувствовала бы себя разобщенной, несвязанной.

Это страх, который может вызывать у Нконде.«Я умею готовить замбийскую еду, я жил в Замбии — я чувствую себя связанным с этим. Это мой дом. Но отсутствие языка — это то, что заставляет меня чувствовать себя наиболее разобщенным », — добавляет Нконде.

Вы не замечаете, что теряете свободное владение родным языком, пока не становится слишком поздно. В один момент вы говорите кому-то «Ярхамук Аллах» после того, как они чихают, а в следующий вы говорите: «Благослови вас». Вы не замечаете, какая часть вашего словарного запаса ускользнула, пока вы внезапно не вынуждены говорить на только на своем родном языке — либо потому, что вы путешествовали, либо потому, что у вас был любимый человек.Но как только вы замечаете, что она ушла, чувство потери давит на вас еще сильнее.

«Я помню много случаев, когда не мог сформулировать предложение. И после нескольких попыток предложение оказывается неверным », — говорит Джасвиндер Блэквелл-Пал, аспирант Биркбекского университета в Лондоне и автор пьес. Слова сидят на кончике вашего языка, кажутся близкими, но такими недосягаемыми. «Не стоит оборачиваться к бабушке и сказать несколько бессвязных слов».

Родители Блэквелл-Пэл приняли осознанное решение воспитать ее двуязычную в Англии, отправив ее в пенджабские няни, одновременно посещая школу на английском языке.Блэквелл-Пал свободно говорила на обоих языках до 15 лет, когда она сказала, что действительно больше не могла говорить на панджаби. Она не знала, почему и как, но где-то между 11 и 14 годами ее способность говорить на панджаби исчезла.

«Это расстраивает, потому что вы все еще чувствуете эту связь с этим. Но вы не чувствуете своей собственности », — добавляет Блэквелл.

Reuters / Christopher Aluka Berry

Язык стабилизируется и фиксируется с 12-летнего возраста.

Наука о потере языка

Знаменитая поэма Бхатта не так уж далека от науки.Шмид описывает процесс, в котором два языка борются за умственные ресурсы. Когда, например, человек, говорящий по-арабски, начинает изучать английский язык, этому человеку нужно приложить немало умственной энергии, чтобы не использовать арабское слово или структуру предложения на арабском языке. Когда им приходится говорить «хлеб» и «молоко» по-английски, они создают мысленный барьер, блокирующий арабскую версию этих слов. Но затем, если они хотят сказать слова по-арабски, они должны преодолеть этот тормозной механизм.

Это приводит к тому, что даже обычные слова трудно запомнить.Барьер еще труднее преодолеть, когда говорящий пытается произносить слова или предложения вслух, по сравнению с простым пониманием того, что кто-то говорит. Вот почему некоторые люди обнаруживают, что легко понимают язык, но не говорят на нем.

«Дело не в том, что вы забываете этот язык, дело в том, что он был похоронен, и вам нужно снова его выкопать, а это требует довольно много энергии», — объясняет Шмид. Этот тормозящий механизм тем сильнее, чем больше кто-то погружается во второй язык.

Исчезновение первого языка сказывается не только на детях. Штеффи Граф, самая известная спортивная звезда Германии, является одним из особенно печально известных примеров. В 2007 году Граф призналась, что с трудом говорит по-немецки. Она неловко заявила об этом, когда получила награду немецких СМИ за гуманитарную деятельность. «Извините, я не могу так много говорить по-немецки», — сказала она толпе, вызвав изумленные заголовки (ссылка на немецком) по всей стране.

Стремление Граф говорить по-немецки особенно примечательно, учитывая ее историю.Граф родилась в Германии в 1969 году и провела там свое детство и значительную часть своей взрослой жизни и теннисной карьеры (быстро став одной из самых влиятельных женщин Германии). В 2000 году она вместе с мужем переехала в США, где поехала растить семью. Однако, когда она вернулась, она бегло говорила по-английски (, ), но изо всех сил пыталась правильно составить немецкие предложения.

Graf — дело не уникальное. В 2014 году американский солдат и военнопленный Боу Бергдал был освобожден после пяти лет пребывания в руках талибов.Когда его вернули, его семья сказала, что Бергдал сначала изо всех сил пытался говорить по-английски.

Вернуться к основам

Однако еще не все потеряно. В зависимости от вашего возраста вы можете снова овладеть своим родным языком.

Если ребенок растет, говоря на одном языке, он усвоил бы грамматические правила этого языка к шести годам, говорит Шмид. Есть период между шестью годами и 11-12 годами, когда знание этого языка закрепляется: «Все это стабилизируется и укрепляется», — говорит Шмид.В течение этого периода в вашей жизни вы достигаете точки, когда овладение языком объединяется, и он закрепляется на месте .

Но именно по этой же причине детям младше 12 лет может быть сложно сохранить характеристики носителя языка, если они переезжают. Они могут сохранить некоторое знание своего первого языка, но, скорее всего, будут говорить на нем с иностранным акцентом, испещренным грамматическими ошибками.

Если вы понимаете язык, но с трудом говорите на нем, это не является признаком «размывания или полного забывания первого языка», — говорит Шмид, добавляя: «Он все еще существует и может быть восстановлен» — это просто требует некоторого внимания. .

Говорящий должен преодолеть тормозящий механизм, который сделал один язык более доминирующим, чем другой, и преодоление этого барьера требует практики и ее большого количества. Для некоторых такая практика означает посещение класса, чтобы выучить грамматику и более сложную лексику, которую они пытаются запомнить. Но для других это означает полностью погрузиться в родную страну или быть в окружении носителей языка. Нконде вернулся в Замбию и прожил там несколько лет. Она сказала, что было бы довольно «странно» сесть в классе и попытаться официально переучиться слышать родные языки.Ей было «комфортнее» узнавать это среди других людей. Ключ, по словам Нконде, состоит в том, чтобы позволить себе «быть уязвимой, чтобы попытаться заговорить на моем языке», указывая на тот факт, что для многих людей страх сказать что-то не так — это то, что заставляет их молчать.

А что, если ты вообще не понимаешь родной язык? К сожалению, получить так называемый «родной язык» гораздо труднее.

Есть некоторые свидетельства того, что язык, который мы изучаем в раннем возрасте, оставляет след в мозгу.Исследование 2014 года показало, что китайские дети, усыновленные в 12 месяцев франкоязычными семьями в Канаде, способны реагировать на так называемые «китайские тона». В исследование были включены девочки в возрасте от 9 до 17 лет, которые были разделены на три группы; девочки, которые говорили только по-французски и никогда не встречались с китайцами, двуязычные девушки, говорящие как на французском, так и на китайском, и приемные китайцы, которые говорили только на французском. Девушкам приходилось слушать «псевдослова», в которых использовались тона китайских языков. Исследование показало, что двуязычные девочки и те, кто в ранние годы сталкивался с китайским, имели одинаковую мозговую активность при прослушивании псевдословов.

Но хотя ученые обнаружили, что раннее знакомство с китайским языком оставило очевидный след в мозгу, это не обязательно означает, что у этих девочек есть огромное преимущество, когда дело доходит до повторного изучения китайского языка. Другое исследование 2014 года с участием усыновленных китайцев в Нидерландах показало, что, хотя эти приемные дети лучше, чем одноязычные голландские дети, воспроизводили китайские тона, они не лучше разбирались в различиях между этими тонами. Шмид отмечает, что преимущество знакомства с другим языком в ранние годы, по-видимому, ограничивается «фонологическими особенностями».”

Тем не менее, те, кто знаком с языком в ранние годы, могут иметь некоторые преимущества. В исследовании 2009 года изучались корейские приемные дети в Швеции, которые потратили много времени на изучение корейского языка и несколько лет жили в Корее, будучи взрослыми. Исследователи обнаружили, что группа приемных корейцев лучше справилась с фонетическими тестами, чем группа взрослых шведов, которые также изучали корейский язык и жили в Корее. Исследование показало, что, хотя две группы не сильно различались по способностям в некоторых языковых тестах, раннее знакомство с корейским языком дало группе приемных детей преимущество в других тестах.

Короче говоря, язык, который мы слышим от рождения, даже если он молод, имеет очень странный способ оставаться с нами.

Wahashtny

Reuters / Insiya Syed

Практика ведет к совершенству.

University — это во многих смыслах безжалостное введение во взрослую жизнь. Молодые люди должны прокладывать себе путь; выбирая свою карьеру, человека, которым они хотят быть, друзей, которыми они хотят окружить себя, одновременно жонглируя арендной платой, счетами и учебой.Но именно тогда, когда вы создаете себе новую жизнь, прошлое может потихоньку просочиться кровью.

Было холодное декабрьское утро, и я сидел на кухне своего партнера и смотрел, как идет снег. Небольшой дом с тремя спальнями находился в тихом тупике. Он спросил, что я хочу съесть на завтрак, и я попросил хлопья, кукурузные хлопья. Он выглядел сбитым с толку. он сказал. «Кукурузные хлопья», — снова сказал я. Он улыбнулся, когда на его лице появилось понимание: «Вы имеете в виду кукурузные хлопья, ». На самом деле, еще не до того момента, когда я осознал, что произносил это неправильно, говоря « кукурузо-мех », — всю свою жизнь.Раньше этого не было. Я должен был смутиться, но в итоге улыбнулся. Мы оба засмеялись.

Для тех, кто быстро выучил английский язык, в основном путем чтения, было бесчисленное количество слов, которые я произнес неправильно. На протяжении многих лет, когда кто-то указывал, что я сказал неправильно — это эконом-не-мист, а не эконом-не-мистер , — я делал мысленную заметку о том, как это произносить, и практиковался дома. Но есть множество слов, которые подкрадываются ко мне во взрослой жизни, которые мне не пришлось бы произносить вне дома и в семье.Я держусь за эти ошибки сейчас, после того как спрятал их вначале под множеством ментальных слоев — семилетняя девочка, которая жила, дышала и употребляла арабский язык, нашла способ прорваться через нее.

Я позвонил маме и попросил ее говорить со мной только по-арабски. Наши разговоры превратились в неловкий танец, когда я внезапно останавливался на полуслове и спрашивал; как по-арабски означает банан? Месяц? Счастье? И мама терпеливо отвечала. Я не только медленно переучивала свой родной язык, но и заново открывала для себя мрачное чувство юмора моей мамы и ее нечестивую фразу.

Исследования показали, что то, как кто-то, , думает о языке, также может иметь влияние. Другими словами, чем более позитивно вы относитесь к языку, тем легче его выучить или восстановить.

Шмид указывает на свое исследование немецко-еврейских беженцев 2002 года, которое обнаружило связь между количеством преследований, которым участник подвергся при нацистском режиме, и тем, сколько немецкого языка они все еще могли говорить. Она с удивлением обнаружила, что другие, более очевидные факторы — возраст беженцев, когда они покинули Германию, количество немецкого, на котором они говорили после переезда, и даже то, был ли их партнер немцем — не имели прямой связи с поддержанием их родной язык.В то время как некоторые участники стремились никогда больше не говорить по-немецки (на языке, по их словам, своих угнетателей), другие держались за единственное, что у них осталось от родителей и близких. Именно это в конечном итоге стало основным фактором их владения немецким языком.

Я рос в мире после 11 сентября и стремился дистанцироваться от своей арабской и мусульманской идентичности. Я проглотил то, что другие говорили о моем родном языке; что он был резким, агрессивным и даже злым, и поймал себя на том, что пересказываю его другим.Но арабский — это не холодный или жестокий язык, это тот язык, который дает мне тепло и утешение. Это язык, на котором я хочу любить других, язык, на котором я хочу пошутить, и тот, который мне кажется наиболее грубым. Когда мой партнер ушел и он возвращается, я думаю « wahashtny» — «Я скучал по тебе» — слово с печально известным жестким звуком «х», который многие англоговорящие с трудом произносят и используют его как знак, чтобы показать. «уродство» языка. Но именно он подчеркивает его глубину. « Вахаштный; это слово исходит из глубины моего горла, гортанный звук, который прорывается во мне, чтобы выразить одновременную боль и облегчение от того, что я снова увидел любимого человека.

Повторное обучение и восстановление навыков владения родным языком — нелегкая задача; на это уйдут годы, и вы, возможно, никогда не будете звучать так, как когда-то в детстве. Но это путешествие стоит того. На нем вы обнаруживаете, что однажды чужой, ваш родной язык, снова окутывает вас.

Следует ли мне перестать говорить с детьми на родном языке?

Следует ли мне перестать говорить с ребенком на родном языке?

За 20 с лишним лет работы двуязычным логопедом этот вопрос я слышал чаще, чем любой другой: «Следует ли мне прекратить

говорить на моем родном языке с моим ребенком?» Я слышал это 20 лет назад, а 20 минут назад услышал снова.Каждый раз, когда я слышу, как родитель говорит мне, что кто-то сказал им, что они не должны говорить со своими детьми на их родном языке, я съеживаюсь. Я просто съеживаюсь.

Поменяемся местами

Давайте на мгновение поставим себя на место этих родителей. Представим, что английский — ваш родной язык. Ваша работа приведет вас в страну, где говорят на языке, на котором вы не говорите. Допустим, немецкий. Вы прослушали несколько уроков немецкого, выучили несколько существительных и глаголов и можете составлять самые простые предложения.Ваш ребенок учится в школе, в которой преподавание ведется на немецком языке.

Вы идете забрать своего ребенка в школу и говорите по-английски с другим родителем, когда учитель отводит вас в сторону и говорит, что вы оказываете своему ребенку медвежью услугу, разговаривая с ним по-английски. Она говорит: «Вы должны всегда говорить с ними по-немецки».

Вы хотите поступать правильно со своим ребенком. Итак, вы обязуетесь говорить только по-немецки.

Испанская версия — Загрузите ниже.

Ваш немецкий, честно говоря, не очень хороший. Ваш словарный запас ограничен. Ваши спряжения глаголов неверны, и вы не знаете многих описательных слов.

Какую языковую модель вы предлагаете своему ребенку?

Не идеальный вариант.

Как вы думаете, в какой ситуации ваш ребенок будет жить лучше? Тот, в котором вы плохо говорите по-немецки или на хорошем английском?

Да, отличный английский.

Поделитесь исследованием, пожалуйста.

Итак, друзья-подписчики блога, я собираюсь выложить исследование, которое показывает, , что для детей (даже с нарушениями речи) не вредно изучать более одного языка .

Пожалуйста, поделитесь этим со своей командой, коллегами, врачами и администраторами, которые работают с двуязычными семьями. Добавьте его в закладки и поднимайте его каждый раз, когда слышите, что кто-то предлагает семье не говорить с детьми на родном языке. Поделитесь им со своими двуязычными семьями, чтобы они почувствовали себя хорошо по поводу подарка, который они делают своим детям!

Давайте передадим исследование в руки людей, чтобы нам не говорили, чтобы семьи перестали говорить на родном языке! Если вы хотите, чтобы я добавил к этому исследование, отправьте мне сообщение.

Почему родителям важно говорить со своими детьми на родном языке?

Английская версия — Загрузите ниже.

Wong-Fillmore (2000) и Portes & Hao (1998) сообщили, что родителям было трудно поддерживать процесс социализации своих детей, и это отрицательно сказалось на близости и близости между родителями и детьми.

Исследование Tseng & Fuligni (2000) пришло к выводу, что «подростки, которые разговаривали со своими родителями на разных языках, чувствовали себя более эмоционально отстраненными от них и с меньшей вероятностью участвовали в обсуждениях с ними, чем молодые люди, которые говорили на одном языке со своими родителями.”

Portes & Hao (1998) обнаружили, что языковой вклад родителей был самым сильным показателем того, научились ли дети говорить на домашнем языке.

ДеХауэр (2007) обнаружил, что в 93% из 1520 изученных семей братья и сестры продемонстрировали очень похожие уровни владения родным языком родителей. Это подтверждает влияние, которое исходный язык играет на языковое развитие детей.

Было установлено, что преимущества двуязычия сохраняются на всю жизнь. Белосток (2009) описал улучшенное исполнительное функционирование и снижение скорости снижения исполнительного контроля при старении у двуязычных по сравнению с моноязычными.

Умение говорить на нескольких языках — это подарок. Родители, сделайте этот подарок своим детям.

Как речевые патологи, мы можем поддерживать нашу разнообразную нагрузку, и очень ценно говорить нашим семьям, чтобы они продолжали говорить на их родном языке. Итак, перейдем к следующему вопросу.

Что делать, если у моего ребенка нарушение речи или задержка речи? Тогда следует ли мне перестать говорить на своем родном языке и сосредоточиться на его языке обучения в школе?

Gutierrez-Clellen, Simon-Cereijido & Wagner (2008) не обнаружили различий между одноязычными и двуязычными 4-, 5- и 6-летними детьми с языковыми нарушениями в их трудностях с маркировкой глаголов (e.грамм. –S, -ed) и предметное употребление на английском языке. В целом, они не обнаружили никаких доказательств каких-либо особых уязвимостей, которые можно было бы отнести к двуязычию ребенка.

Paradis, Crago, Genessee & Rice (2003) получили аналогичные результаты при изучении одноязычных англоговорящих детей с определенными языковыми нарушениями (SLI), одноязычных франкоязычных детей с SLI и франко-английских одновременных двуязычных с SLI. Двуязычные дети в своем исследовании, по-видимому, испытывали трудности с напряженной оценкой в ​​той же степени, что и моноязычные англоговорящие и одноязычные франкоговорящие.Другими словами, изучение двух языков не усугубило их трудности с усвоением времен глаголов.

Feltmate и Kay-Raining Bird (2008) сравнили франко-английских двуязычных детей с синдромом Дауна с одноязычными сверстниками. Они обнаружили, что, в то время как двуязычные дети с синдромом Дауна демонстрировали одинаковую задержку в обоих языках, одноязычные дети и двуязычные дети с синдромом Дауна не демонстрировали значительных различий. Кроме того, одноязычные дети с синдромом Дауна и двуязычные дети с синдромом Дауна демонстрировали аналогичные модели языкового дефицита по сравнению с их типично развивающимися сверстниками.Они обнаружили, что введение второго языка детям с синдромом Дауна, похоже, не имело пагубного воздействия на общее обучение детей языку. Все четверо детей в своем исследовании развили функциональные навыки на своем втором языке.

Кей-Рейнинг Берд и его коллеги (2005) сравнили языковые способности восьми детей с синдромом Дауна из двуязычных семей с группой одноязычных детей контрольной группы с синдромом Дауна. Их результаты показали, что одноязычные и двуязычные дети с синдромом Дауна имеют схожие профили языковых способностей.Они не обнаружили пагубного влияния двуязычия на развитие речи у детей с синдромом Дауна.

В исследовании шестидесяти (20 одноязычных и 40 двуязычных) детей от 2 до 4 лет с аутизмом Охаши и его коллеги (2012) не обнаружили различий между одноязычными и двуязычными детьми с аутизмом по любому из языковых показателей, которые они исследовали. . Они включили в свой анализ возраст первых слов, возраст первых фраз, оценки восприимчивой речи, оценки выразительной речи и оценки функционального общения.

Hambly & Fombonne (2012) сравнили детей, говорящих на одном языке с аутизмом, и детей с аутизмом, говорящих на нескольких языках, с детьми, которые говорят на одном языке с аутизмом, и не обнаружили различий между группами по уровню владения языком. Они пришли к выводу, что двуязычные дети не испытывали никаких дополнительных задержек в языковом развитии по сравнению с одноязычными сверстниками.

В дополнение к этим исследованиям, Лорен Лоури из Центра Ханена написала прекрасную статью на эту тему, в которой обсуждаются результаты исследований, касающихся одновременного и последовательного двуязычия, а также языков большинства и меньшинств.

Итак, друзья мои, давайте распространим информацию, чтобы мы не слышали этот совет, который дают родителям через 20 лет!

(Помогите нам распространить информацию. Вы можете распечатать нашу иллюстрацию на английском языке здесь:
Speak-Native-Language-2.png (614 загрузок)
. Вы можете распечатать нашу визуализацию на испанском здесь:
Speak-Native-Language-Spanish-2.png (429 загрузок)
.

Список литературы

Белосток, Э. (2009). Двуязычие: хорошее, плохое и безразличное. Двуязычие: язык и познание , 12 (1), 3-11.

Де Хауэр, А. (2007). Образцы ввода на родном языке и двуязычное использование детьми. Прикладная психолингвистика , 28 (3), 411-424.

Feltmate, K., & Bird, E. K. R. (2008). Изучение языка у четырех двуязычных детей с синдромом Дауна: подробный анализ словарного запаса и морфосинтаксиса. Revue canadienne d’orthophonie et d’audiologie-Vol , 32 (1), 7.

Филмор, Л. У. (1991). Изучение второго языка означает потерю первого. Исследование детей младшего возраста ежеквартально , 6 (3), 323-346.

Гутьеррес-Клелен, В. Ф., Симон-Церейидо, Г., и Вагнер, К. (2008). Двуязычные дети с языковыми нарушениями: сравнение с моноязычными и изучающими второй язык. Прикладная психолингвистика , 29 (1), 3-19.

Hambly, C., & Fombonne, E. (2012). Влияние двуязычной среды на языковое развитие у детей с расстройствами аутистического спектра. Журнал аутизма и нарушений развития , 42 (7), 1342-1352.

Берд, Э. К. Р., Клив, П., Трюдо, Н., Тордардоттир, Э., Саттон, А., и Торп, А. (2005). Языковые способности двуязычных детей с синдромом Дауна. Американский журнал патологии речи и языка , 14 (3), 187-199.

Охаши, Дж. К., Миренда, П., Маринова-Тодд, С., Хэмбли, К., Фомбонн, Э., Сатмари, П.,… и Волден, Дж. (2012). Сравнение раннего языкового развития у одноязычных и двуязычных маленьких детей с расстройствами аутистического спектра. Исследования расстройств аутистического спектра , 6 (2), 890-897.

Паради Дж., Краго М., Джинеси Ф. и Райс М. (2003). Франко-английские двуязычные дети с SLI: как они соотносятся со своими одноязычными сверстниками ?. Журнал исследований речи, языка и слуха , 46, (1), 113-127.

Портес А. и Хао Л. (1998). E Pluribus Unum: двуязычие и потеря языка во втором поколении. Социология образования, 71, , 269–294.

Ценг В. и Фулиньи А. Дж. (2000). Использование родителями и подростками языка и отношения между семьями иммигрантов с восточноазиатским, филиппинским и латиноамериканским происхождением. Журнал брака и семьи , 62 (2), 465-476.

10 самых распространенных языков в мире

Определить, на каких языках больше всего говорят в мире, — задача более трудная, чем вы можете себе представить. Мы можем с некоторой уверенностью сказать, что появятся мандаринский, английский, испанский и арабский языки (и примерно в каком порядке), но есть и некоторые сюрпризы! Вы бы догадались, что бенгали входит в десятку самых распространенных языков?

Одно небольшое предостережение: присвоение достоверных данных в виде «X миллионов носителей языка» любому из этих языков практически невозможно.То, что составляет язык или диалект, является предметом горячих споров. Еще более тревожным является тот факт, что то, что мы называем просто «китайским», на самом деле представляет собой целое семейство языков, удобно сгруппированных в одну категорию. «Хинди» также используется как общий термин для обозначения множества диалектов и субдиалектов. Мы еще даже не признали ненадежность источников данных, собранных в разное время разными учреждениями. Приведенные ниже числа взяты из программы Ethnologue, которая широко считается наиболее полным источником языковых данных из существующих в настоящее время.

Но опять же, кто не любит хороший список? Итак, мы собрали для вас две версии.

10 лучших языков по количеству носителей языка

Если считать только по количеству носителей языка, это самые распространенные языки в мире.

1. Китайский — 1,3 миллиарда носителей языка

Числа сильно различаются — по данным Ethnologue, число носителей языка составляет 1,3 миллиарда носителей языка, примерно 1,1 миллиарда из которых говорят на мандаринском диалекте, но нет никаких сомнений в том, что это самый распространенный язык в мире.Если вы хотите выучить язык, на котором говорит каждый шестой человек в мире, этот язык для вас. Поскольку китайский — это тональный язык, в котором используются тысячи логограмм, это, безусловно, займет вас.

2. Испанский — 471 миллион носителей языка

Если бы мы только посмотрели на носителей языка, испанский язык опережает английский, на котором говорят около 471 миллиона человек. Если вам нужен язык, который откроет вам целые континенты, испанский — ваш лучший выбор. Как и в случае со всеми языками в этом списке, политика языка и связанная с ним идентичность очень спорны: спросите носителей каталонского или кечуа, является ли испанский их местным языком, и вы получите совершенно другой ответ.Но это, безусловно, основной язык большей части Южной и Центральной Америки, Испании и, кхм , значительной части США.

3. Английский язык — 370 миллионов носителей языка

Если вы читаете эту статью, возможно, вы один из 370 миллионов с лишним миллионов носителей английского языка или один из 978 миллионов человек, которые говорят на нем как на втором языке. Это свидетельствует о замечательном успехе английского языка как lingua franca в бизнесе, путешествиях и международных отношениях.Относительная легкость, с которой можно усвоить английский язык (особенно по сравнению с китайским), и повсеместная мягкая сила американской культуры означает, что английский язык будет продолжать доминировать на мировой арене в обозримом будущем. Для некоторых английский по-прежнему является синонимом возможностей и лучшего качества жизни.

4. Хинди — 342 миллиона носителей языка

В Индии 23 официальных языка, в том числе хинди / урду. Является ли это одним языком — хиндустани — или двумя диалектами, все еще ведутся ожесточенные споры.На хинди, на котором говорят в основном в северной Индии и некоторых частях Пакистана, используется шрифт devnagri , а на урду используется персидская нотация. На момент написания этой статьи снова разгорелись споры о его роли в образовании и обществе в Индии: премьер-министр Нарендра Моди, индуистский националист, добивается того, чтобы хинди вытеснил английский язык в южных штатах Индии в качестве основного языка официального общения. и образование — стратегия, которая встретила сопротивление. Если вы когда-нибудь путешествуете по Индийскому субконтиненту, немного хинди вам очень поможет.Кроме того, именно на этом языке мы получили шампунь , jungle , jodhpurs и bungalow — что не нравится?

5. Арабский — 315 миллионов носителей языка

По последним данным, арабский язык составляет около 315 миллионов носителей языка. Но это еще один случай, когда числа не раскрывают всей истории: арабский, как и китайский, настолько сильно отличается в своих диалектах, что фактически представляет собой несколько языков, сгруппированных в один для удобства.Современный стандартный арабский язык — это преимущественно письменная форма, тесно связанная с классическим арабским языком Корана. Однако разговорные формы арабского языка, скажем, в Омане и Марокко настолько различаются, что несколько профессоров философии из этих стран могли бы обсудить тонкости древних текстов, все еще пытаясь заказать обед.

6. Португальский — 232 миллиона носителей языка

Это еще один язык, распространение которого во многом связано с его колониальным прошлым.Начиная с 15 века заядлые португальские торговцы и завоеватели принесли свой язык в Африку, Азию и Америку. Распространение португальского языка, возможно, изначально было связано с европейской колонизацией, но колонизированные страны создали свои собственные яркие культуры, которые навсегда изменили язык. Сегодня на португальском языке говорят 232 миллиона носителей языка в таких странах, как Бразилия, Гоа, Ангола, Мозамбик, Кабо-Верде, Гвинея-Бисо, Сан-Томе и Принсипи и Макао. Это также язык Мачадо де Ассис, Босса Нова, Миа Коуту, Фернандо Песоа и Агуалуса.

7. Бенгальский — 229 миллионов носителей языка

Признайтесь: вы не ожидали, что бенгали окажется в списке самых распространенных языков. Раздел Бенгалии британцами в 1947 году разделил (в основном индуистскую) Западную Бенгалию, ныне часть Индии, от ее (в основном мусульманской) части Восточной Бенгалии, ныне Бангладеш. Это язык Калькутты, Андаманских островов, сказочных сладостей и 130 с лишним миллионов бангладешцев, многие из которых чрезвычайно уязвимы к изменению климата. К следующему столетию население, по прогнозам, удвоится, а 15 процентов площади суши, как ожидается, исчезнет ниже уровня моря.

8. Русский язык — 154 миллиона носителей языка

Русский язык является восьмым по распространенности в мире, в нем проживает около 154 миллионов носителей языка. Известный своей непостижимой грамматикой и довольно красивой кириллицей, он остается одним из шести языков, на которых говорят в Организации Объединенных Наций, и породил таких литературных произведений, как Достоевский, Набоков, Чехов, Гоголь, Толстой и Пушкин.

9. Японский — 126 миллионов носителей языка

Почти все из 126 миллионов носителей японского языка живут в Японии, что, безусловно, является наиболее географически сконцентрированным из всех языков в этом списке.Японский язык может похвастаться двумя различными системами письма, хирагана и катакана , а также широким использованием китайских символов кандзи . Самые большие группы говорящих на японском языке, живущие за пределами Японии, можно найти в Соединенных Штатах, на Филиппинах и в Бразилии.

10. Ланда (западный пенджаби) — 118 миллионов носителей языка

По разным оценкам, около 118 миллионов носителей языка, последнее место в списке занимает… Лаханда, пакистанский макроязык, который в основном включает западный пенджаби! (Извините, немецкий — несколько лет назад вас бросили с ведущих мировых языков.) Это даже не включает восточный пенджаби, на котором говорят в Индии. Когда они уехали, Пенджаб был разрезан надвое британцами, и миллионы людей были вынуждены покинуть свои дома, предприятия и семьи. Но они постепенно мстят в стиле Болливуда: песни на панджаби сейчас занимают 50% лидирующих позиций в чартах. Это возвращение, если мы когда-либо видели его.

10 лучших языков по общему количеству говорящих

Когда мы подсчитываем 10 самых распространенных языков по общему количеству людей, которые на них говорят (независимо от того, является ли этот язык их родным), восемь из 10 языков из приведенного выше списка все еще появляются, но с некоторыми Основные отличия: английский немного опережает китайский, занимая первое место, японский и пенджабский теряют свои позиции, а французский и индонезийский присоединяются к первой десятке благодаря тому, что больше людей говорят на них как на втором языке, чем как на родном.

1. Английский

1,348 миллиарда говорящих

2. Мандаринский диалект

1,120 миллиарда говорящих

3. Хинди

Всего 600 миллионов говорящих

4. Испанский

543 миллиона говорящих

5. Стандартный арабский

274 миллиона говорящих

6. Бенгальский

268 миллионов говорящих

7. Французский

267 миллионов говорящих

8. Русский

258 миллионов спикеров

9.Португальский

258 миллионов спикеров

10. Урду

Всего спикеров 230 миллионов

Иллюстрации Виктории Фернандес.

Эта статья была первоначально опубликована в 2015 году. Она была дополнена более свежими данными и информацией.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *