Разное

Послушные дети: «Самые опасные дети — это послушные дети». Правила воспитания Ксении Чудиновой

Содержание

«Самые опасные дети — это послушные дети». Правила воспитания Ксении Чудиновой

У главного редактора проекта «Сноб» Ксении Чудиновой две дочери — Настя (20 лет) и Агния (11 лет). Накануне 8 марта мы поговорили с Ксенией о том, как в современном мире нужно и не нужно воспитывать девочек, почему важно говорить с ними о теле, сексе и менструации, как относятся к детям в Израиле и почему её старшая дочь пошла в израильскую армию.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Меня воспитывали феминисты. Так что я просто не спорю с принципами, которые были подарены мне родителями. Я настоящий продукт воспитания хорошей советской семьи, в которой декларировались право человека на жизнь, на самовыражение, на уважение в обществе — все эти гуманистические принципы. И в целом, я не вижу отличий в воспитании своих детей от того, что было в моем детстве. Ведь что такое феминизм? Это, с одной стороны, разговор про социальное — про равные права в обществе. Второе и не менее важное — разговор про личное, про внимание и уважение к своему телу. У нас были сложные отношения с папой, но в семье всегда декларировались уважение к себе и окружающим, ценность независимого суждения, бережное отношение к человеческому телу и недопустимость вмешательства в сексуальную жизнь взрослых людей. Если простыми словами, то это звучало так: нельзя никого трогать без его разрешения; нельзя вмешиваться в то, что находится между двумя взрослыми людьми, никто не имеет права это обсуждать, никто не имеет права это осуждать. И неважно, кто эти взрослые люди: двое мужчин, две женщины, трое мужчин, три женщины, все вместе.

2. С девочками нужно говорить о менструации — нормальным языком. И это, на мой взгляд, главное изменение, которое произошло в обществе «в деле воспитания девочек». Раньше эта тема была абсолютно табуирована. Например, я только теперь понимаю, что не стыдно сказать, что у меня сейчас менструация или ПМС. Но моя мама не считает, что это уместно, тем более, если рядом есть мужчина. Конечно, когда мама учила гигиене — как утилизировать прокладки, как застирать любимое платье или штаны, — она проговаривала какие-то важные базовые вещи, но одновременно в меня вложили мысль, что этот разговор частный, только для нас двоих и в него нельзя впускать кого бы то ни было. Более того, чаще всего звучала следующая идея: если ты хочешь добиться уважения и признания в этом большом мужском мире, выпячивать свои женские особенности, призывать окружающих внимательно относиться к своей физиологии, — ни в коем случае нельзя. Для этого есть специальные дни: 8 Марта, например. Ну или если я сильно заболею, тогда можно поделиться.

3. Менструальный феминизм круто раздвинул границы, в том числе, понимания своего тела. Я ни разу в жизни не видела, чтобы моя мама при мне буднично меняла прокладки. Я же при своих детях это делаю легко. И хорошо помню шок младшей, и старшей, когда они первый раз обратили на это внимание. В обоих случаях получился очень смешной и хороший первый разговор: да, это бывает у каждой женщины, это будет у вас, и это хорошо для нас. Эта бытовая простота дает, как мне кажется, самое важное — понимание, что разговор будет не единичный, что можно еще что-то уточнить у мамы. У девочек возникает миллион вопросов: нормально ли, что у меня ПМС? Почему у меня болит грудь? Сколько должно из меня вытекать? Как это должно выглядеть и пахнуть? Ответы на все эти вопросы, наверняка, есть в интернете, но я абсолютно убеждена, о них должны говорить мамы с дочерьми. И кстати, что особенно важно, — мама должна помочь дочери с поиском своего гинеколога, но помнить, что здесь действует то же правило, что и с психотерапевтом: гинеколог, как и психолог не может быть у вас общий.

3. Между мамой и дочерью более интимная связь, чем между мамой и сыном или папой и дочерью. Во многом это связано с телом и с качеством разговора про тело. Именно мама первой должна объяснить, что женское тело меняется каждый месяц, и условные колебания в пару килограммов — абсолютно нормально. И полагаться на интернет, который поможет ребенку с ответами, ужасно глупо: во-первых, там надо очень серьезно искать, а во-вторых, массовая культура отчего-то формирует искаженное, чрезмерно идеализирующее представление о женщине и ее физиологии. Самое важное, что моя мама подарила мне, — это понимание, что моё тело не живет в мире само по себе: я связана невидимыми нитями с предыдущими поколениями, с маминой и с папиной стороны. Я похожа на свою родню, наследую ее приколы и особенности.

Я задавала миллион вопросов и получала на них ответы. Нормально ли у меня выглядит грудь, вагина, почему они похожи или не похожи на мамины?

Какие у меня есть фишки, которые передаются из поколения в поколение? Какие родинки и пятнышки? Кто чем болел? За чем надо последить, когда вырастешь? Эти ответы очень помогли мне в исследовании и принятии себя. Просто потому, что невидимые нити ДНК — это одно, и совсем другое — мое собственное тело, с которым надо как-то управляться: кормить, заботиться, одевать, лечить, справляться со вспышками гнева или потоком слез. Мне важно, чтобы такие интимные разговоры, как у меня были с мамой, происходили между мной и моими детьми. Потому что ребёнку — и особенно, подростку — тяжело. Он пахнет, у него пот, прыщи и так далее. И к этому надо относиться с пониманием и сочувствием, постоянно повторяя: «Да, у меня было то же самое (Или ой, ничего себе! У меня такого не было, но я знаю, что бывает!), не волнуйся, всё будет классно». Это не про замыливание и бесконечное захваливание ребенка, а про помощь в принятии своего тела.

4. «У нас так не принято». Этой фразой я обычно объясняю девочкам некоторые правила нашей семьи. Наверно, в других семьях можно выйти из-за стола и не убрать за собой. Возможно, в каких-то семьях нормально, когда мама приходит домой, а её никто не встречает и не предлагает ей чай. Вероятно, в каких-то семьях можно швырять книжки или давать собаке жрать мебель. Но у нас так не принято. Это не правила на все времена и для всех семей, но для нас они работают. Это даёт ребенку понимание, что у всех разное представление о норме. Что у нас принято? Уважать и любить друг друга. При этом я никогда не смогу сказать своим детям, что у нас не принято орать, потому что они видят, какая у нас суперкрикливая семья, где все орут, перебивают друг друга и болтают без остановки. Так же нелепо говорить им, что у нас не принято ругаться матом, — они просто рассмеются мне в лицо. Ну да, так говорить не очень хорошо, но у нас бывает: поэтому мы не будем говорить, что у нас это принято, но у нас так бывает.

5. Самые опасные дети — это послушные дети. Если ребёнок послушный, это прямо зарубка для родителей: что-то идет не так. Современные дети живут в век индивидуализма, а значит, они будут требовать специального, ни на что не похожего уважения к их личности. И я очень рада, что этот век наступил. Он очень отличается от того времени, когда росли мы. Мы формировались в 90-е и начале нулевых, в обществе, которое только-только осознало, что можно беззастенчиво (или застенчиво) потреблять. Я помню, как мне хотелось быть красивой. Я же носила мужскую куртку и мужские ботинки, потому что ничего другого не было или купить это было невозможно. Мне не нравилась одежда, не нравился быт и не нравилось мое тело, как у подростков во все времена. Мой бунт и бунт моего поколения проявлялся в формировании субкультур, специальных приколов с внешностью или через музыку.

Мои дети, как бы мы ни относились к сегодняшней политике, живут в постоянно улучшающейся экономической ситуации

У нас не было подгузников, когда родилась старшая дочь. Сейчас у обеих девочек смартфоны, свои комнаты, свои шкафы с одеждой. Изменился мир, изменилась структура потребления. Наши дети могут себе позволить то, чего у нас не было. У них нет той гиперкомпенсации за счет внешности, одежды, какая была у нас. И поэтому ценности сместились. Сегодня они хотят уважения. И как они хотят этого уважения добиться? Как всегда, явным или неявным бунтом. И это большая личностная работа каждого подростка. Я с огромной любовью и уважением смотрю на тот персональный ад, в который каждый из них погружается в возрасте 9-11 лет. Ведь им нужно занять место в обществе, в коллективе, потом выделиться из этого коллектива, найти своих друзей, понять свои особенности. Этот процесс нельзя подавлять требованиями о послушании.

6. Если ребенок сделал что-то хорошее, почему нельзя его похвалить? Если он приготовил классный ужин, я не могу ему сказать, что это вкусно? Если твой ребёнок сам дошёл из школы до дома, надо ему сказать, что он молодец. Если он помыл полы, надо ему сказать, что он офигенно крутой молодец. Потому что он, во-первых, сделал это для всех, а не для себя самого, а во-вторых, потому что он хотел, чтобы его поступок заметили. И почему это мы, взрослые, будем это игнорировать? Это очень странно и даже глупо. Если вдруг мои родители меня не хвалили за что-то, я приходила в комнату, вставала в центр и заводила свою шарманку: «Дорогие друзья, обратите внимание! Я помыла полы и окна / постирала белье/ офигенно убралась. Это сделала я! Говорите мне, что я молодец». И все такие: «Ого! Вот это да! Конечно, молодец-молодец». То есть я, будучи маленькой, прямо требовала, чтобы мне говорили комплименты и хвалили. И ничего в этом плохого нет, как и в слове «молодец»: доброе слово и кошке приятно. И да, всем людям нужно одобрение, тем более от старших товарищей.

7. В Израиле по-другому относятся к детям, потому что там все люди — немножко дети. Там нет ощущения, что взрослые к ребенку относятся снисходительно. Например, моя младшая дочь — большой любитель ходить босиком и свистеть. Если в других странах прохожие этому умиляются, то в Израиле никто не будет умиляться — люди просто снимут ботинки и пойдут рядом с ней, также посвистывая. Это очень интересный эффект — как будто ты живешь в «перехватываемом» пространстве. И это совсем не про то, чтобы говорить ребенку, какой он молодец, а про «блин, как круто, я тоже так хочу». То есть взрослые мгновенно готовы разделить опыт ребенка. Я не знаю, почему так происходит. То ли погода, то ли сами люди, то ли этот плавильный котёл разных национальностей, то ли огромное количество туристов из всех стран мира. Какие там вырастают дети? Наглые, конечно же. Ребенок чувствует себя суперполноценным членом общества. Он качает права. Он убежден, что он здесь такой же, как и все. Он учится отстаивать свои границы (и заодно проверяет наши): «Если вы будете со мной плохо обращаться, я от вас уйду, а ещё в полицию заявлю!». С одной стороны, мне нравится, когда у людей такая высокая степень наглости. Важно, чтобы у ребенка формировалась хорошая самооценка, чтобы он учился понимать и формулировать требования к обществу, в том числе, уважения к себе, к своим интересам, особенностям, приколам и так далее. С другой стороны, за такой свободой стоит разнузданность и недисциплинированность, которую я не люблю.

8. Образ взрослого не должен размываться, потому что он очень нужен ребенку. Образ взрослого, который всё время стоит как будто позади, рядом с тобой, но не наравне. Этот взрослый дает нежные пинки, хвалит, помогает и постоянно повторяет: «Я рядом, я тебя не брошу. Я с удовольствием смотрю за тем, как ты растешь и движешься. Ты все делаешь сам, и ты огромный молодец». Этот взрослый умеет отпускать, не соревнуется с ребенком за место в мире и готов к смене роли (сегодня взрослый, а завтра — приятель с правом голоса, но без права принятия решения за другого). В Израиле такое общество, в котором люди всех возрастов как будто стоят на старте вместе — и потом все вместе побегут. Но по-честному побегут не все. И, может быть, нам вообще в разные стороны? Я прекрасно понимаю, что в каких-то вещах безнадёжно отстану от моих детей. Я не могу думать, что буду с ними всю жизнь наравне. Это странная глупость и недальновидность. Важно еще и то, что образ взрослого формирует у ребёнка уважительное отношение в принципе к людям — не ко взрослым. Мне кажется важным, чтобы дети понимали, что есть определенное расстояние, пространство между мной и другим человеком, которое я не имею права нарушить. И вот у моей младшей дочери, которая выросла в Израиле, я вижу некоторые сбои в этом вопросе.

9. Страшный обман и заблуждение родителей — думать, что только личным примером можно всего добиться. Не всего! Особенно, если ты забываешь поговорить с ребенком: объяснить ему, чем ты недоволен, за что ты его наказываешь, почему наказание именно такое. Обсудить с ним, в том числе, вопросы воспитания: что бы мы хотим добиться, почему мы от него это требуем, зачем нам всё это. Он не может находиться в безвоздушном пространстве, в котором просто живут и действуют взрослые, и зеркальные нейроны ребенка как-нибудь поведение родителей «считывают». Я видела массу примеров, когда дети считывали совсем не то, что им хотели показать взрослые. Когда я работала в школе, обращала внимание на такой казус: вот люди приличные, симпатичные, открытые, толерантные, классные, а потом приходит их ребенок — и там какой-то ад. А потом разговариваешь с ребенком и понимаешь, что у них в семье родители декларируют одно, а делают другое. И ребенку очень тяжело, потому что он живёт в каком-то перекошенном пространстве, в котором он не получает объяснений, почему пространство в этом месте вот так перекосилось. Все-таки сколько бы мы ни приносили из школы, от друзей или партнеров, все базовые вещи формируются в доме и семье.

10. Армия должна быть не тюрьмой, а образованием. Моя старшая дочь этой весной идет служить в израильскую армию. И я понимаю, что там она получит серьёзное, сильное образование, связанное с самыми разными вещами: физической подготовкой, с пониманием, что такое государство и где его границы, как работать в коллективе. Я очень рада, что израильская армия в этом смысле здоровая, симпатичная и вполне себе живая структура. И мне невыносимо жаль, что в России армией пугают. Люди, принимающие решение, уверены, что нет ничего важнее муштры, а ценность жизни солдата равна нулю. Родители в России боятся за жизнь ребенка. Читая новости про российскую армию, я понимаю, что если бы у меня был сын, я бы приписала ему все страшные заболевания, лишь бы он не пошел служить. И вопрос даже не в том, что я бы боялась, что он потеряет жизнь. Я бы боялась, что он ее потеряет зря — не потому, что участвовал в боевых действиях, спасая и защищая страну, а потому, что его просто насиловали, унижали и убивали. Это не значит, что в Израиле или где бы то ни было еще, за детей не боятся. Но вопрос не в страхе потери, а в том, как к с вами будут обращаться, если что-то пойдет не так. Помогут ли ребенку или бросят его одного, будут его унижать, а заодно и его семью? Будут ли к нему относиться как к герою и к его семье соответственно так же, или будут подкидывать гробы к порогу дома и стыдливо убегать, потому что сказать матери, что случилось с ее ребенком, никто не может? Я считаю, что Настя получит в Израиле офигенное образование. Конечно, мы все переживаем. Хотела ли она туда идти? Сначала хотела, потом нет, затем совсем не хотела, сейчас снова захотела. Но мне все-таки кажется, что это не важно — здесь вопрос не желания, а осознания. Желание возникает, когда есть выбор. А когда человек стоит перед неизбежностью или долженствованием, запускаются совсем другие механизмы. Конечно, армия — это не торт, но и вся взрослая жизнь — не торт. Я очень уважаю Настю за ее готовность, принятие, я очень сочувствую её переживаниям. Кажется, понимаю, что с ней происходит.

11. Практически любая школа — это репрессивная машина, какая бы хорошая она ни была. Я сама когда-то работала учителем и очень жалела детей в школе. И несмотря на то, что человечество уже придумало более удобную и симпатичную систему образования — я имею в виду школы с проектным обучением, — повсеместно они не встречаются. Проектное образование — это круто. Оно инклюзивное, индивидуальное, там дети учатся помогать друг другу. Они знают, что за проект отвечают вместе, учатся распределять обязанности, а самое главное — учатся ответственности. Я очень люблю людей, которые умеют и брать ответственность, и отказываться от неё; умеют говорить «да» и «нет»; понимать своё время; адекватно оценивать свои возможности и себя по отношению к другим, свой труд в общем деле и свой индивидуальный труд. И все эти качества воспитываются, никто с ними не рождается.

12. Я считаю, что «недодала» детям. Я могла бы и Насте, и Агнеше дать гораздо больше. Они живут совсем не похоже на то, как воспитывали и образовывали меня. Родители очень много вкладывались в моё образование: от дополнительных кружков до поступления в МГУ. Я же не нагружаю своих детей так, как это делала мои мама и папа. Сейчас папы уже нет, есть только мама, которая, как мантру, повторяет одну и ту же фразу: «Детей надо видеть, и если если ребёнку дано много, — помоги ему это развить». Я согласна с мамой: нельзя оставлять ум без работы, не загружать его. Я точно знаю, если мою младшую дочь «просто оставить в покое», наша квартира превратится в «дом лизунов». Лизуны будут свисать с потолка, со стен. Вы когда-нибудь видели, как с потолка свисает сосульками «случайно подброшенный вверх» огромный, двухкилограммовый золотой слайм? А если ей с утра дать сделать математику, ее будет не так колбасить от желания смешать тетраборат натрия с персилом. Потому что и то, и другое занятие — по большому счету про умственную нагрузку.

13. Хорошее образование — это труд родителя. Родитель должен себе в какой-то момент сказать: «Окей, я этим занимаюсь, я не забиваю, я погружён, я все тонко и чутко отслеживаю». Но не все родители на это способны. А ещё родители работают, еще у них своя личная жизнь, ещё у них может быть депрессия и личные, психические, интеллектуальные и прочие особенности. Мне повезло с родителями. А моим детям, в маминой системе координат, «не повезло». Но я с этим спорю — у всех детей свои мамы и папы, которые формируют детям целые вселенные. И нам всем, откровенно говоря, крупно повезло, что у нас есть родители.

Как послушные дети становятся невротиками, лузерами, наркоманами

Как довести ребенка до нервного срыва

Чем обо­ра­чи­ва­ется тоталь­ная дет­ская заня­тость в школь­ные годы — все эти кружки, сек­ции, допол­ни­тель­ные заня­тия, репе­ти­торы? Пси­хо­лог Марина Мелия при­во­дит при­меры из жизни своих бога­тых кли­ен­тов, но обыч­ные дети тоже рискуют пси­хо­ло­ги­че­ским бла­го­по­лу­чием. Итак, какие послед­ствия могут быть у чрез­мер­ной загру­жен­но­сти детей?

Жизнь без радости

Один­на­дца­ти­лет­ний маль­чик из бога­той семьи после уро­ков при­шел на день рож­де­ния к одно­класс­нику. Пообе­дав, дети собра­лись в парк аттрак­ци­о­нов, но он ска­зал, что не смо­жет поехать: ему надо в музы­каль­ную школу, а вече­ром на заня­тия по айкидо. Маль­чик даже не рас­стро­ился: не полу­чи­лось пойти с дру­зьями и не надо!

На вопрос о том, как он выдер­жи­вает такую насы­щен­ную про­грамму, ребе­нок, улы­ба­ясь, отве­тил: “Не про­блема, при­вык, все это вполне можно проглотить”.

Маль­чик нашел очень точ­ное слово — “про­гло­тить”. Чтобы что-нибудь для себя выде­лить, заце­питься, заин­те­ре­со­ваться, необ­хо­димо время и опре­де­лен­ная внут­рен­няя работа. А когда собы­тия сле­дуют одно за дру­гим, как в калей­до­скопе, только и успе­ва­ешь, что “по-быст­рому про­гло­тить” — воз­мож­но­сти про­же­вать, пере­ва­рить и усво­ить про­сто нет.

Ребе­нок так загру­жен, что не в состо­я­нии про­чув­ство­вать, понять, чего он на самом деле хочет, что ему по-насто­я­щему нра­вится, а что нет, что под­ни­мает настро­е­ние, а что пор­тит и почему. Он дви­жется в потоке дней, при­ни­мая и при­ят­ное, и непри­ят­ное с оди­на­ко­вым без­раз­ли­чием и рав­но­ду­шием. Это сво­его рода защит­ный пан­цирь, от кото­рого отска­ки­вает все, что могло бы задеть его за живое.

Без­раз­ли­чие про­яв­ля­ется в осо­бом рас­по­ло­же­нии духа — оно “ника­кое”. Как гово­рила Марья-искус­ница, геро­иня извест­ной кино­сказки, “что воля, что неволя — все равно”. Живой чело­век излу­чает эмо­ции: радость и огор­че­ние, при­ня­тие и отвер­же­ние. Без­раз­лич­ный про­из­во­дит впе­чат­ле­ние ско­рее туск­лое, трудно уло­ви­мое, у него нет чет­ких кон­ту­ров и акцентов.

На пер­вый взгляд, в таком невоз­му­ти­мом спо­кой­ствии нет ничего страш­ного — ведь это не агрес­сия, это не взры­во­опасно. Даже хорошо — послуш­ный ребе­нок! Но все не так про­сто. Из блек­лого эмо­ци­о­наль­ного состо­я­ния его может выве­сти только что-то из ряда вон выхо­дя­щее, какое-то экс­тре­маль­ное пере­жи­ва­ние, силь­ный раздражитель.

Привычка к подчинению

Ко мне на кон­суль­та­цию при­везли один­на­дца­ти­лет­нюю девочку. Она пре­красно учится, зани­ма­ется музы­кой, рисо­ва­нием, тен­ни­сом. Но роди­те­лям этого кажется мало, и мама попро­сила меня пого­во­рить с доч­кой, чтобы понять, “чем еще ее можно нагрузить”.

На мой взгляд, девочка и так уже была пере­гру­жена. Я пооб­ща­лась с ней наедине. Мой вопрос о том, что ей нра­вится, что инте­ресно, поста­вил девочку в тупик. Какие соб­ствен­ные инте­ресы? Она при­выкла жить по гра­фику, состав­лен­ному роди­те­лями: есть, спать, пере­ме­щаться с одних заня­тий на дру­гие и делать все, что велят.

Мы меч­таем вырас­тить детей силь­ными, само­до­ста­точ­ными людьми с ярко выра­жен­ными лидер­скими каче­ствами, а сами управ­ляем ими, как мла­ден­цами, регла­мен­ти­руем их жизнь “до послед­ней запятой”.

Ребе­нок при­вы­кает к внеш­нему управ­ле­нию. Реа­ги­ро­ва­ние заме­щает посту­пок — дети спо­собны дей­ство­вать только в ответ, но не само­сто­я­тельно. Ребенку не нужно ана­ли­зи­ро­вать, осмыс­ли­вать про­ис­хо­дя­щее, делать выбор, за него все про­ду­мают, его дело — при­лежно выполнять.

Полу­ча­ется, и когда мы вовсе не зани­ма­емся ребен­ком, и когда излишне регла­мен­ти­руем его жизнь, мы при­хо­дим к схо­жим резуль­та­там: ребе­нок не спо­со­бен к самоорганизации.

Ребе­нок ощу­щает себя силь­ным и само­до­ста­точ­ным, когда чего-нибудь доби­ва­ется сво­ими силами, а если его посто­янно инструк­ти­руют и тре­ни­руют, он чув­ствует себя малень­ким и зави­си­мым, нуж­да­ю­щимся в помощи и настав­ле­ниях. Если же роди­тели вдруг пере­стают его кон­тро­ли­ро­вать и направ­лять, он может бро­сить заня­тия, забыть о своих дости­же­ниях и сидеть дома, ничего не делая. Такие дети легче дру­гих ста­но­вятся объ­ек­тами мани­пу­ля­ции — их сла­бое “Я” ищет того, кто смо­жет ими управлять.

Неспособность к творчеству

Дети по своей при­роде кре­а­тивны, они все время что-то при­ду­мы­вают, вооб­ра­жают. Сего­дня это каче­ство вос­тре­бо­вано как нико­гда: мир меня­ется, необ­хо­ди­мые еще вчера зна­ния и навыки зав­тра, воз­можно, будут не нужны, зато гиб­кость, уме­ние быстро пере­стра­и­ваться, готов­ность к вос­при­я­тию всего нового и необыч­ного все­гда в цене.

Самый бла­го­дат­ный воз­раст для раз­ви­тия фан­та­зии, вооб­ра­же­ния, твор­че­ских задат­ков — дошколь­ный, от трех до пяти лет. Дать бы детям сво­бод­ное время, чтобы про­сто поиг­рали — увле­ченно, без­за­ботно. Но нет: каж­дое заня­тие должно при­но­сить прак­ти­че­скую пользу, чему-нибудь слу­жить и что-нибудь развивать.

Сын во всех тет­рад­ках рисует фан­та­сти­че­ские замки — везем его к про­фес­си­о­наль­ному педа­гогу; дочка под музыку кру­тится перед зер­ка­лом, изоб­ра­жая прин­цессу на балу, — запи­сы­ваем ее в мод­ную тан­це­валь­ную сту­дию. Мы будто пыта­емся изба­виться от спон­тан­но­сти, загнать стрем­ле­ние ребенка к само­вы­ра­же­нию в задан­ные рамки — “все должно идти в дело”.

Даже сов­мест­ная про­гулка теперь не про­сто про­гулка — мы непре­рывно чему-нибудь учим ребенка и тут же про­ве­ряем “усво­ен­ный мате­риал”. Из-за посто­ян­ного “как назы­ва­ется этот цве­ток?”, “повтори, какие бывают живот­ные” ребе­нок не чув­ствует себя сво­бод­ным, не может про­сто помол­чать, побе­гать, потро­гать, послу­шать, посмот­реть и пого­во­рить о том, о чем ему хочется.

У ребенка нет не только вре­мени, но и места, где можно реа­ли­зо­вать свои фан­та­зии. В про­ду­ман­ном до мело­чей про­стран­стве дома и сада, вычи­щен­ном и выли­зан­ном, не най­дешь ни одного потай­ного уголка, “ост­ровка сво­боды”. А вот игрушки — самые доро­гие, совре­мен­ные, раз­ви­ва­ю­щие. Негоже ребенку играть с кастрю­лей и шваброй — на них же не напи­сано “раз­ви­ва­ю­щие”!

Любо­пыт­ство, вооб­ра­же­ние, твор­че­ство подобны мыш­цам: если ими не поль­зо­ваться, они сла­беют и в конце кон­цов атро­фи­ру­ются. Своим веч­ным “надо” и “дол­жен” мы гасим в детях любые твор­че­ские порывы, а потом удив­ля­емся, почему они рас­тут пас­сив­ными, инерт­ными, безынициативными.

Неврозы и тревожность у детей

Разве плохо, что мы задаем ребенку высо­кую жиз­нен­ную планку? У чело­века должна быть зна­чи­мая цель, тогда будет и сти­мул к раз­ви­тию — с этим не поспо­ришь. Но если дети стре­мятся добиться успеха только потому, что хотят заслу­жить роди­тель­скую любовь, это может обер­нуться серьез­ными эмо­ци­о­наль­ными про­бле­мами. Ребе­нок пони­мает, что глав­ное — пока­зать резуль­тат, а если не смо­жешь оправ­дать роди­тель­ских ожи­да­ний, будешь нелю­бим, отвергнут.

Завы­шен­ные тре­бо­ва­ния спо­соб­ствуют и уси­ле­нию тре­вож­но­сти — дети вос­при­ни­мают как про­вал все, кроме без­ого­во­роч­ной победы. Раз­ви­ва­ется так назы­ва­е­мый школь­ный нев­роз: уче­ники начи­нают бояться вызова к доске, тестов, сорев­но­ва­ний, пуб­лич­ных выступ­ле­ний. Нака­нуне кон­троль­ной одного тош­нит, дру­гой не может заснуть, а тре­тий откро­венно симу­ли­рует болезнь, чтобы не участ­во­вать в оче­ред­ном “состя­за­нии”. Если участ­во­вать все-таки при­хо­дится, и он не выиг­ры­вает, все может закон­читься нерв­ным сры­вом или даже попыт­кой суицида.

Одна­жды ко мне на прием при­шла мама пяти­лет­него маль­чика. Она при­несла с собой тет­ради, в кото­рые ее сын кал­ли­гра­фи­че­ским почер­ком выпи­сы­вал цитаты из про­из­ве­де­ний рус­ских клас­си­ков. Мама рас­ска­зала, как много зани­ма­ется с сыном и каких успе­хов она доби­лась: “Мой маль­чик заметно отли­ча­ется от ровес­ни­ков, он самый умный в группе. Уже давно бегло читает. Мы регу­лярно про­ве­ряем ско­рость чте­ния — на про­шлой неделе набрал 98 слов в минуту. Он учит англий­ский. Мы сле­дим, чтобы каж­дый день он запо­ми­нал какое-нибудь новое слово. А еще наш вун­дер­кинд часами играет в шах­маты на ком­пью­тере”. Тут она замя­лась и сму­щенно доба­вила: “Но он писа­ется по ночам. Что мне с этим делать?”.

Стоит ребенку немного отстать в учебе, ему тут же нани­мают репе­ти­тора, отсе­кая любые попытки спра­виться без посто­рон­ней помощи. Это только уси­ли­вает его тре­вогу и бес­по­кой­ство. Воз­ни­кает ощу­ще­ние хро­ни­че­ской неуспеш­но­сти, сни­жа­ется само­оценка, он впа­дает в уны­ние, появ­ля­ется страх не соот­вет­ство­вать, не достичь — так про­яв­ля­ется “син­дром неудачника”.

Аме­ри­кан­ский пси­хо­лог Карен Хорни выде­ляла три осо­бен­но­сти нев­ро­ти­че­ского соперничества.

  • Во-пер­вых, нев­ро­тик посто­янно срав­ни­вает себя с дру­гими, даже в ситу­а­циях, кото­рые этого не тре­буют. Он вос­при­ни­мает жизнь, как жокей на скач­ках, для кото­рого имеет зна­че­ние только одно — опе­ре­дил он дру­гих или нет.
  • Во-вто­рых, он стре­мится все­гда быть уни­каль­ным и исклю­чи­тель­ным. В то время как нор­маль­ный чело­век может доволь­ство­ваться отно­си­тель­ным успе­хом, цель нев­ро­тика — все­гда пол­ное превосходство.
  • В‑третьих, нев­ро­тика отли­чает скры­тая враж­деб­ность, чрез­мер­ное често­лю­бие, уста­новка, что “никто, кроме меня, не дол­жен быть кра­си­вым, спо­соб­ным, удач­ли­вым”. Изве­стие о том, что кто-то опе­ре­дил его, может при­ве­сти нев­ро­тика в состо­я­ние сле­пой ярости.

Нев­ро­ти­че­ское сопер­ни­че­ство не моти­ви­рует, а пара­ли­зует. Обычно такие люди не могут не то что добиться успеха, но даже все­рьез начать какое-нибудь дело. Пер­фек­ци­о­нист-нев­ро­тик похож на “вели­кого охот­ника” из фильма “Обык­но­вен­ное чудо”, кото­рый пере­стал охо­титься из боязни, что про­мах­нется и поте­ряет ста­тус “вели­кого”. А сохра­нить его можно, только если ничего не делать и кри­ти­ко­вать других.

Психологический надлом

И вот ребе­нок под­рос, роди­тели готовы “пожи­нать плоды своих тру­дов”: еще немного — и он про­сла­вится, что-нибудь изоб­ре­тет, выиг­рает меж­ду­на­род­ный кон­курс, попа­дет в сбор­ную страны. Но после мно­гих лет ста­ра­ний, само­от­ре­че­ния все неожи­данно начи­нает рушиться: талант­ли­вые, тру­до­лю­би­вые, послуш­ные дети больше ничего не хотят и не могут, катятся по наклон­ной вниз, пре­вра­ща­ются в откро­вен­ных лузе­ров — они даже не “как все”, а хуже всех. У одного нерв­ный срыв, у дру­гого глу­бо­кая депрес­сия, тре­тий начи­нает воро­вать в мага­зи­нах, чет­вер­тый под­са­жи­ва­ется на наркотики.

Харак­тер­ный при­мер — исто­рия одной из геро­инь фильма “Рож­ден­ные в СССР”. Этот про­ект режис­сер Сер­гей Мирош­ни­ченко начал в 1989 году. Он встре­чался с одними и теми же детьми каж­дые семь лет — когда им было 7, 14, 21 и 28.

С девоч­кой Катей из Виль­нюса роди­тели начали зани­маться очень рано и интен­сивно. В школу она ходила только на выбо­роч­ные заня­тия, осталь­ному ее учила дома мама. В семь лет она бегло читала, играла на фор­те­пи­ано и легко фор­му­ли­ро­вала мечты о буду­щем на англий­ском языке. В четыр­на­дцать Катя про­дол­жает нас вос­хи­щать — автор фильма открыто харак­те­ри­зует ее как “вун­дер­кинда”. Она уже закан­чи­вает школу экс­тер­ном, сво­бодно гово­рит по-англий­ски, учит японский.

Но уже в пер­вой серии (“Семи­лет­ние”) можно уви­деть при­знаки небла­го­по­лу­чия — и нев­ро­ло­ги­че­ские (локаль­ные тики лице­вой муску­ла­туры), и пси­хо­ло­ги­че­ские. Напри­мер, на вопрос: “Есть ли у тебя дру­зья?” — Катя безо вся­кой иро­нии отве­чает: “У меня дру­зей насто­я­щих нет пока. У меня одно­пла­нет­ники и одно­пла­нет­ницы”. В 14 лет она так гово­рит о своих заня­тиях: “Как на ишака нагру­зили этой зуб­режки, и вези, сколько у тебя спина выдержит…”

В тре­тьей части цикла, когда Кате 21 год, мы ожи­даем уви­деть ее моло­дым пер­спек­тив­ным уче­ным или про­фес­си­о­наль­ным пере­вод­чи­ком. Но нас ждет разо­ча­ро­ва­ние. После окон­ча­ния школы Катя посту­пила на факуль­тет пси­хо­ло­гии, а то, что про­изо­шло дальше, она объ­яс­няет так: “Мне там стало тяжело, и я ушла оттуда. Я себя чув­ствую вино­ва­той. Я не знаю, из-за чего. Так, на вся­кий слу­чай. Я пси­хи­че­ски была нездо­рова тогда. И это долго чув­ство­ва­лось, я долго от этого отхо­дила: навер­ное, года три. И до сих пор у меня бывают моменты, когда я себя чув­ствую совер­шенно выжа­той и физи­че­ски, и внутренне”.

Катя была яркой и неор­ди­нар­ной девоч­кой, но она не выдер­жала — в какой-то момент про­изо­шел над­лом, даже пона­до­би­лась помощь спе­ци­а­ли­стов. Позд­нее она все-таки смогла спра­виться с этой жут­кой ситу­а­цией и посту­пить в вуз во вто­рой раз.

Веду­щий спро­сил, не слиш­ком ли высо­кая планка ей была задана. Катя отве­тила: “Сей­час я стала от этого избав­ляться. Может, я про­сто расту и учусь при­ни­мать себя такой, какая я есть. И не пры­гать так высоко, что я зара­нее знаю, что я не допрыгну. А раньше, да, это было”.

Эта исто­рия имела вполне бла­го­по­луч­ное про­дол­же­ние: в оче­ред­ной серии фильма мы видим, как 28-лет­няя Катя завер­шает обу­че­ние в Виль­нюс­ском уни­вер­си­тете по спе­ци­аль­но­сти “англий­ская фило­ло­гия”, рабо­тает опе­ра­то­ром на теле­фоне — при­ни­мает звонки из Вели­ко­бри­та­нии, пишет книгу вме­сте с аме­ри­кан­ской подру­гой. К сожа­ле­нию, не всем детям уда­ется “пере­ра­сти”, пре­одо­леть тяже­лые ситу­а­ции, в кото­рые их заго­няют роди­тель­ские амбиции.

Из книги “Наши бед­ные бога­тые дети”

Марина Мелия

Почему послушный ребёнок — это плохо

Послушанию традиционно придаётся большое значение в воспитании. Одна из самых распространённых жалоб родителей: «Ребёнок меня не слушается». И почти никогда к специалистам не обращаются родители послушных детей. А ведь и у них есть повод для беспокойства. Беспрекословное выполнение всех указаний взрослых вовсе не является нормой (как бы родителям того ни хотелось). Абсолютное послушание может быть признаком серьёзных проблем в воспитании и приводит к негативным последствиям в будущем.

Отсутствие инициативы

Слишком послушный ребёнок привыкает, что им руководят. С возрастом это выливается в неспособность быть лидером или — ещё хуже — в полное отсутствие инициативы. Модель поведения, когда за ребёнка всё решают взрослые, быстро закрепляется, и в дальнейшем вашему чаду будет сложно принимать самостоятельные решения.

Что делать

Оставляйте ребёнку свободу выбора. Пусть он решает сам какие-то вопросы: что он будет есть, во что хочет играть, что смотреть или читать. Поддерживайте предложения малыша, пусть он чувствует, что инициатива не наказуема.

Подверженность чужому влиянию

Примерно в три года в жизни ребёнка начинается период, когда он осознаёт свои желания и учится их отстаивать. В этот период малыш готов на все предложения отвечать словом «нет». И если это «нет» встречает жёсткий и бескомпромиссный отпор, то в дальнейшем ребёнку будет сложно отстаивать свою независимость не только от родителей, но и от любого окружения.

Слишком послушным детям сложно сказать «нет», они не способны настоять на своём.

Что делать

Будьте чуткими к желаниям маленького человека, поощряйте их проявления. С уважением относитесь к выбору ребёнка. Разрешите немного непослушания, конечно, в рамках безопасного поведения. Не каждое «нет» нужно встречать в штыки.

Низкая самооценка

Покорность очень часто совмещается с низкой самооценкой, отсутствием веры в себя. Ребёнок может считать, что он «плохой», и примерным поведением стараться заслужить любовь родителей.

Что делать

Если родительская любовь зависит от поведения ребёнка, это крайне ненормальная ситуация и огромная ошибка воспитания. Здесь не обойдёшься простыми советами, лучше обратиться к специалисту.

Болезненность

Слишком послушные дети бывают подвержены различным хроническим и инфекционным заболеваниям. Отсутствие внешних проявлений недовольства не означает, что ребёнок не испытывает негативных эмоций. Необходимость держать всё в себе наносит вред даже взрослому, что уж говорить о формирующемся организме ребёнка.

Что делать

Разрешите ребёнку проявлять недовольство: он вовсе не обязан быть в восторге от всех ваших поручений (указаний). И ещё — займитесь спортом. Польза физической активности очевидна, регулярные занятия спортом положительно сказываются и на эмоционально-волевой сфере детей. Естественно, без фанатизма.

Гиперкомпенсация

Нередка ситуация, когда лишённые самостоятельности и права выбора дети, вырастая, стараются компенсировать ограничения своей свободы. Примерные мальчики и девочки отбиваются от рук и превращаются в трудных подростков. Риск увеличивается из-за неспособности таких детей противостоять дурному влиянию.

Что делать

У ребёнка должно быть «пространство свободы» — те сферы, где он сам принимает решения. И с возрастом это пространство должно постепенно расширяться.

Итог

Для ребёнка ненормально безропотно подчиняться воле взрослого вопреки собственным желаниям. Послушание не цель воспитания, а только средство. Цель — это счастливый и здоровый ребёнок (в будущем — взрослый). Самостоятельность, способность настоять на своём, вера в свои силы — всё это невозможно без толики протеста, без конфликтов, без отрицания. То есть без непослушания.

Читайте также

Послушные дети — такое бывает | Тренинг-Центр Синтон

Послушные детки — мамины помощники, убранные книжки, игрушки в порядке… — разве это не мечта любого родителя? А вы сами хотите, чтобы ваш ребёнок был таким? Вы готовы положить конец капризам и ссорам? Тогда, эта статья написана специально для вас, по книге опытного психолога, ведущего российского писателя в области практической психологии, основателя учебного центра «Синтон» — Николая Ивановича Козлова.

То ли вы требуете мира, то ли — понимания, то ли уважения своих законных прав, — если вы хотите иметь не возмущенные крики, а нужный вам результат, то вам надо выполнять некоторые правила, которые выполнять надо всегда.

Если, конечно, вы хотите влиять — грамотно. То есть — эффективно.

Как это, например? Итак, вот конкретная ситуация:

Деревня, вы идете поливать с кухни на огород — поливать огурцы, ваш ребенок сидит на крыльце, скучает и ищет, чем бы развлечься. Вы видели, что в комнате разбросаны его книги, плюс хорошо бы, чтобы он помог вам на огороде.

Итак, как же поднять ребенка с крыльца, дабы он ручками своими игрушки за собой убрать соизволил и принял участие в поливке зеленых огородных огурцов? Полистайте популярные брошюры по воспитанию детей, почитайте практические советы, и тогда с ответом вы не затруднитесь: «Чтобы ребенок что-то сделал, ребенка надо заинтересовать!» Все правильно. Идея эта великолепная, некоторые затруднения вызывает только следующий вопрос: «Как? Чем заинтересовать?» Ну, например, предложить Игру.

— Слушай, там на грядке такие огурцы зеленые! Пойдем с тобой устроим соревнование: кто быстрее наполнит свою корзинку! У меня корзина моя, большая, а у тебя — твоя любимая, маленькая!

Вариант хороший, добрый, но проходит чаще с детьми: маленькими, наивными, привязанными к родителям, которым совсем нечем заняться. Короче, умные дети со своими интересами на это реагируют слабо. Конечно, если ребенок ничем сильно не занят, бывает достаточно показать, что то, что вы ему предлагаете, — интересное дело.

— Слушай, там на грядке такие огурцы зеленые! Пойдем пособираем и похрумкаем!

Если ваш энтузиазм заразил ребенка, я вас поздравляю, но если ребенок, не повернув головы кочан, цедит вам в ответ: «Не хочется», то вы немного в глупом положении. Потому что вы теперь перед ребенком — безоружны. Потому что вы сделали ребенку предложение, а после предложения давить уже — нельзя. Объясню.

Три самые разумные формы обращения к человеку — это Просьба, Предложение и Требование.
Просьба употребляется, когда нечто нужно вам, а человек вам не должен.

Дали — спасибо, в просьбе отказали — извинились.

Дают обычно хорошим и честным людям из доброго к ним расположения и в предположении, что они вам никогда ничего плохого делать не будут (например, не будут на вас давить и проедать вам лысину). Поэтому, если вам отказали, а вы продолжаете просить, клянчить и давить — значит, вы врун, и у вас уже не Просьба, а Настаивание.

Требование может звучать, когда вам от человека понадобилось то, что он вам должен. Обязан.

Верни, пожалуйста, деньги согласно расписке.

Конечно, это не всегда приятно, но обоснованное требование воспринимается нормально. Тем более если его упаковать в форму просьбы:

У меня к тебе просьба: мне деньги понадобятся к выходным…

Вроде бы просьба, хотя все всё понимают: ну, не совсем это просьба, это деликатная формулировка требования. А кто этого не понял, тому при надобности пояснят, и обижаться не на кого. Тут не было вранья, тут была — тактичность. Деликатность. И именно поэтому —

Начинать с просьбы, продолжать требованием — нормально.

А вот если вы начали с Предложения… Тут надо быть аккуратнее.

Предложение — это то, что вы с улыбкой и заботой преподносите человеку как то, что ему будет нужно или приятно, что он может сделать, если это ему покажется интересным.

Пряник хочешь? Хочешь — скушай, не хочешь — дело твое.

На предложения откликаются тогда, когда есть вера, что вас не дурят и не заманивают в ловушку. Если же после вашего отказа от пряника вам пытаются насильно засунуть его в рот: «Жри, гад!», то вы понимаете, что вас обманули, что улыбка вам была враньем! И тогда, такого человека вы начинаете воспринимать как врага. Именно поэтому —

После предложения давить — нельзя.

И если вы знаете, что необходимого вам вы добиваться будете все равно, то можете начинать — с мягкой просьбы, можете начинать — с открытого требования, но не надо начинать — с предложения.

Чтобы это усвоилось, рекомендую проверить и посмотреть на результаты.

Если же решили, что самое разумное — все-таки попробовать заинтересовать (а это действительно один из разумных вариантов).

Для родителей, которые хотят уметь заинтересовать ребёнка, укрепить ощущение принятия и любви, для родителей, которые хотят чтобы дети слышали их и слушались — в тренинговом центре «Синтон» проходит специальный тренинг «Родители и дети: доверие и любовь».

Лично я, основываясь на личном и профессиональном опыте, рекомендую следующий алгоритм:

Обратите внимание на себя и убедитесь в наличии контакта.
Обратите внимание на то, что у вас к ребенку просьба, и убедитесь, что вас услышали.
Изложите проблему, сформулируйте требование (лучше в форме просьбы) и убедитесь, что вашу просьбу поняли.
Выслушайте ответ и договоритесь до чего-то, что устроило бы обе стороны.
Если нужно, решите вопрос с мотивацией.
Договоритесь о контроле — как вы узнаете о выполнении.
Подтолкните к выполнению и эмоционально подкормите теплом или личным отношением.
Постоянный фон при этом: спокойствие, теплота и требовательность (варьировать по ситуации).

Автор: Козлов Н.И.
Размещено на сайте http://www.syntone.ru. При публикации статьи ссылка на сайт обязательна.

Послушные дети | Заметки детского психолога

Кто из родителей хочет, чтобы ребенок их не слушался? Поднимите руку! Что-то ни одной. Вряд ли кто пожелает, чтобы его чадо было неуправляемым. Мы все хотим послушных детей. Стараемся, воспитываем, организуем. Но чем это грозит ребенку в будущем?

Маленький ребенок не может обойтись без взрослого. Это факт. Мы все это понимаем.
Но вот он подрастает, а мы продолжаем за него все решать, помогать, подстилать «соломку». Из любви и лучших побуждений, конечно. Так что не так?

Давайте на минутку представим, каким бы вы хотели видеть своего ребенка, когда он станет взрослым. Давайте я попробую угадать. Самостоятельным, успешным, уверенным в себе. Желательно, чтобы еще реализовался в семье и в профессии.

Какие качества должны быть у такого человека? Инициативность, решительность, умение отстаивать свое мнение, способность двигаться вперед и развиваться самостоятельно.
Не видите противоречия?

Вот мы и подошли к проблеме. Я пока что не слышала об изобретении волшебной таблетки. Ну так, чтобы дитё было до определенного возраста послушным и удобным, а потом даешь ему волшебную пилюлю и он раз — и вот такой взрослый и успешный. Вы тоже не слышали от такой?

Так что мы имеем в реальности?

Я много работаю с подростками. И вот мои наблюдения: современные дети в большинстве своем не умеют действовать без указки взрослого. Самостоятельных навыков — принятие решения, выбор, мотивация себя, постановка цели — их просто нет. И речь не о маленьких детях, а именно о подростках, старшеклассниках. В их системе мира — взрослый (родители, школа, преподаватели) дает указание, ребенок выполняет (или саботирует). Кто хорошо выполняет — тот молодец. Кто плохо — того перевоспитывают, ругают и направляют на путь истинный. Что-то мы делаем не так, товарищи взрослые.

Инфантилизм уже назвали болезнью 21 века.

И что делать, спросите вы? Ребенок же должен учиться (желательно хорошо!), ходить на кружки и занятия, есть полезную еду и т.д (продолжите список сами), а если его не заставлять, то….
Но речь не о том, чтобы перестать воспитывать своих детей.
Речь о том, чтобы прививать им навыки самостоятельности и ответственности. Поощрять все те качества, которые вы хотели бы сформировать в них (и видеть в будущем). А на формирование любых навыков нужно время. А пока что:

Дать им право принимать решения (там, где это возможно, с учетом возраста)

Дать им возможность учиться на своих ошибках и сталкиваться с последствиями своих поступков (где возможно и не опасно)

Дать им право выбора и формирования собственных приоритетов

Дать им право иметь свое мнение, даже если вы с ним не согласны

Помогать им искать решения их проблем и затруднений, а не решать их за них

Помогать им составлять планы и поддерживать там, где нужно

Оставить их в покое и не мешать в тех делах, где они справляются сами

Учитывать их интересы, а не ставить в качестве целей свои амбиции

Помогать им развивать навыки, необходимые для их возраста и уровня развития

Желаю Вам родительской мудрости, а детям — успешного развития!
О навыках еще поговорим подробнее.

С уважением, Ирина Иванова
Детский психолог, автор проекта «Психологического здоровье ребенка»

А вы знали, что послушные дети — опаснее непослушных? Объясняем, почему так происходит

Заветная родительская мечта о послушном ребенке оборачивается проблемами глобального масштаба.

До сих пор это слово входит во все дежурные формулы пожеланий, поздравлений, добрых напутствий и во все перечни детских добродетелей:

«пусть растет здоровеньким и послушным», «кушай хорошо, слушайся бабушку», «подарки только послушным деткам», «а ты хорошо себя вел? слушался маму?»

Дети же, которые не слушаются, даже в языке заклейменены, на словарном уровне: «неслух ты!» И хоть ты кол на голове теши этим взрослым — хочется им, чтобы дети были послушными.

Обычный взрослый эгоизм. Плевать на все, лишь бы с ребенком было удобно. Лишь бы он отвечал нашим требованиям. Лишь бы был таким, каким мы его себе намечтали. И все равно, какой он, чего хочет, о чем думает, о чем мечтает сам.

А с другой стороны: дай только волю детским мечтам! Костер посреди комнаты, все окрестные коты в детской кроватке, ночлег на крыше дома, кругосветное путешествие на воздушном шаре… Разреши-ка ребенку решать самому! Проблем не оберешься!

Так-то оно так, но в поисках баланса нужно твердо знать: послушные дети — куда опаснее непослушных.

Поначалу это может даже умилять: безупречно послушный ребенок. «А теперь возьми лопатку и копай» — копает. «Ну что ты так долго копаешь? Теперь возьми формочки!» — берет. «У тебя рукавчик запачкался, отряхни!» — отряхивает. «Все, я устала, пойдем домой» — идет. «Маша, завтракать!», «прибери-ка в комнате!» — и она безропотно идет завтракать, отбрасывает все забавы и прибирается в комнате…

Если смотреть на это больше пятнадцати минут — оторопь берет. Есть ли у этого ребенка собственная воля? Свой взгляд на вещи? Свои увлечения и приоритеты?

Практикующие психологи утверждают: послушные дети вырастают в тревожных, безынициативных, подверженных чужому влиянию взрослых с заниженной самооценкой. Ничего себе психологический портрет? Всем послушным детям так или иначе — дорога к психологу. Этого ли мы им желали?

Это происходит постепенно. «Ударился? А мама говорила тебе — не бегай! Вот не слушался — и упал!» — день, два, три, и вот уже у ребенка четко сформировано мнение: не будешь слушаться — будет больно. Казалось бы, так и есть: слушайся маму — избежишь неприятностей.

Но ведь цель воспитания не в том, чтобы бесконечно оберегать ребенка от опасностей, а чтобы научить его самому их избегать! А как это сделать, превращая себя в глазах малыша в непререкаемый авторитет?

И дело не только в разбитых коленках. Общий психологический портрет бывшего послушного ребенка пугает: это пугливый, тревожный человек, который старается «прибиться» к какому-то авторитету, прислониться к сильному, позаимствовать у него мысли, поступки, готовые решения проблем, пусть и наперекор собственным желаниям и хотениям. Только бы кто-то взял на себя ответственность за движения в этом непростом и пугающем мире.

Новое и неизвестное его пугает, непривычное — повергает в ступор. Он патологически не может ничего решать. Мало того. Бывший послушный ребенок не умеет принимать любовь. Он не верит, что его можно любить просто так, ни за что. Он знает с самого детства, что он должен быть послушным — и тогда его будут любить, а если вдруг шаг вправо, шаг влево — любовь закончится.

Поэтому такие люди в любовь не верят, им все время кажется, что их обманут, бросят, оставят, предадут. Отсюда возникают ревность, неуверенность в себе, комплексы, непринятие своего тела. Трудно быть счастливым, если ты был послушным. Практически невозможно.

У многих послушных детей со временем развивается агрессивность — нет, она не выплескивается на взрослых, она выплескивается на других детей, на ровесников, на членов уже самостоятельно созданной семьи. И да — она особенно сильно действует на детей бывшего послушного ребенка. Ведь им тоже приходится быть послушными. 


Что же делать родителям? Как сохранить разумное влияние на ребенка — и не сделать его послушным? Психологи советуют:

Во-первых, родителям послушных детей нужно справиться со своей собственной тревожностью. Большинство наших страхов и сомнений ничем не обоснованы — зачем же нагружать ими еще и ребенка?

Природа задумала человеческих детенышей довольно-таки крепкими и жизнеспособными, поэтому ни поддерживать ребенка под голову, когда он учится ходить, ни бежать к нему по поводу каждого падения, ни мчаться на помощь при каждом писке — не нужно.

Дальше-больше: пусть он хотя бы раз поест песка, оближет сосульку, ляжет спать с грязными ногами, съест незрелое яблоко, выпьет молока из холодильника, объестся чипсами, выпьет с друзьями вина… Пусть учиться жить — а как иначе?

Но при этом: пусть среда, в которой ребенок растет и развивается, будет максимально безопасной: спички спрятаны, чайник с кипятком убран подальше, и так далее — вплоть до инструкции, как вести себя, если случайно выпьешь лишнего и где покупают презерватив.

Во-вторых, умейте заметить и поощрить инициативу. «Ух ты, как здорово придумано!», «А знаешь, ты прав!», «Да, я ошибалась, ты придумал лучше!» — в этих формулах нет ничего унизительного для родителей, зато столько всего мотивирующе-полезного для детей!

В-третьих, научитесь оценивать поступки, а не личность. «Мне жаль твоей новой кофточки» — вместо «Ты такая неряха!», «Мне не понравилась твоя грубость!» — вместо «Какой же ты грубиян!»

А вот хвалить можно человека целиком — доброго слова много не бывает.

В-четвертых, поменяйте шкалу собственной оценки внутри себя. Общество будет давить на вас со всей дури: «Если у тебя непослушный ребенок — значит, ты плохая мать!» А неправда.

Если у тебя непослушный ребенок — значит, у него есть силы сопротивляться давлению со стороны, игнорировать мнение чужих людей и бесстрашно выбирать в жизни свой собственный путь.

Мы же такого хотим вырастить, правда?  

VELVET: Анна Северинец

Ребенок с золотой медалью не умеет быть счастливым | Юлия Гиппенрейтер

Юлия Гиппенрейтер  – поговорим о том, как воспитать их счастливыми.


Быть родителем очень сложно. Важно научиться находить баланс во взаимоотношениях со своими наследниками, чтобы не препятствовать их любознательности и развивать самостоятельность. Это поможет вырастить счастливых людей. Об этом твердят многие современные психологи.

Мы стремимся научить детей делать уроки, собирать за собой игрушки, аккуратно кушать, сохранять внутреннее самообладание и быть послушным. Нередко родители не могут подобрать нужный «ключик» и испытывают серьезные трудности при воспитании сыновей и дочерей. Ни на один вопрос невозможно дать однозначный ответ. В этом и заключается главная проблема.

Ребенок и взрослый вступают в сложную систему взаимоотношений. Каждый из них имеет собственные мысли, убеждения, привычки, эмоциональные установки. Основу нашего поведения закладывают базовые принципы. Их и закладывают родители в первые годы после рождения малыша. В семье изначально должно быть понимание, какую личность здесь хотят вырастить. В идеальном случае, мы представляем своих детей счастливыми, успешными и довольными. Что мы вкладываем в понятие успешности? Следует различать эмоциональное и финансовое благополучие. Самодостаточным, а значит и счастливым может быть и человек, не достигший высот в профессиональной деятельности и не ушедший далеко вперед по социальной лестнице. Приходится много думать, чтобы понять правильные механизмы при воспитании своих детей.

Довольно продолжительное время вопросам изучения биографий счастливых людей посвятил Маслоу. Ему удалось выявить несколько общих черт, которые присутствовали у каждого подопечного. Помимо оптимистичности, счастливым людям свойственны: доброжелательность, узкий круг настоящих друзей, наличие искренних и взаимных чувств в отношениях с любимым человеком. Все они отличаются хорошей, адекватной самооценкой. Они не могут похвастаться тем, что работа когда-либо давалась очень легко. Радикально меняется отношение к труду. Это не наказание, а своеобразная игра. Все опрошенные испытывают невероятное желание жить.

Изначально кривая развития их личности берет крутой подъем, но позже начинает постепенно замедляться

Каждый появившийся на свет малыш имеет аналогичные установки. Малыши обладают мощной творческой и жизненной силой. Изначально кривая развития их личности берет крутой подъем, но позже начинает постепенно замедляться. Иногда график останавливается, а может и вовсе упасть вниз. Наша задача заключается в том, чтобы поддерживать естественный рост кривой. Показатели должны идти вверх и во взрослой жизни. Мы поддерживаем живые силы детей, чтобы дать толчок к развитию их личности. Свобода позволяет детям искренне проявлять любознательность. У каждого крохи возникает совершенно естественное желание забраться на любую высоту, что-то испачкать, бросить и даже разбить. Это – его методы познания окружающей среды. Испачканные вещи, расцарапанные коленки – лишь малая плата за последующее развитие. Она необходима, иначе стремления двигаться вперед угасают.

Научите сына или дочь не задавать глупых вопросов, и их любознательность быстро сойдет на нет.

До школы дети должны быть увлечены игрой, а не погружаться с головой в полноценные занятия по всевозможным методикам раннего развития.

Не всегда взрослым стоит вмешиваться в развитие детской любознательности. Это может привести к обратному эффекту и отбить желание развиваться дальше. Психологи уверяют, что ни в коем случае нельзя погашать сопротивление ребенка. Мы должны поддерживать его в любых начинаниях и помогать в поисках собственного пути. Любое давление на маленького человека может обернуться непредсказуемыми последствиями. Родители прибегают к методам наказания, когда их видение ситуации и желания не совпадают с тем, что хочет отпрыск. Эксперты рекомендуют проявлять предельную осторожность в вопросах раннего развития. До школы дети должны быть увлечены игрой, а не погружаться с головой в полноценные занятия по всевозможным методикам раннего развития.

Те счастливцы, с которыми контактировал Маслоу, всю свою жизнь проводили в игре. Среди них встречались и люди, которые добились значительных высот в своем деле. Например, лауреаты Нобелевской премии. Многие из них воспитывались в семьях простых рабочих или торговцев. Взрослые подкармливали детскую любознательность, вовлекая в различные игры. Такое детство проходит очень интересно. Малыши начинают оглядываться по сторонам и с увлечением наблюдать, как и почему происходят те или иные явления.

Родители не должны препятствовать свободной игре ребенка. Достаточно вспомнить слова Марии Монтессори, которая создала собственную педагогическую методику. Она утверждала, что вмешиваться в занятия ребенка, когда он чем-то увлечен, подобно страшной ошибке. Перехватывая у своего наследника какое-либо действие, критикуя, подсказывая, поправляя, мы на корню губим желание продолжать делать что-либо самостоятельно. Пусть ребенок постарается решить проблему без посторонней помощи. Важно проявлять глубочайшее уважение к труду, стремлениям и пробам своего чада.

Важно дать время на раздумье и самостоятельные попытки, чтобы дошколенок заработал собственный опыт. Иначе его стремление к саморазвитию будет сведено на нет.

Послушные дети утрачивают свою инициативность, становятся послушными, но скучными.

Мы привыкли подсказывать еще с младенческого возраста, как забраться на стул, как правильно идти, как совершать те или иные действия. Позже мы переходим к наступлению и начинаем контролировать. Послушные дети утрачивают свою инициативность, становятся послушными, но скучными. Из них уже невозможно слепить счастливых, самодостаточных личностей. В вопросах воспитания крайне важно не переусердствовать. Родительская забота должна иметь определенные границы, иначе она начинает наносить вред малышам. Вмешиваться незамедлительно следует лишь в те ситуации, где жизни ребенка угрожают какие-либо внешние факторы. По мере взросления, личность нуждается в большей свободе.

Хотите вырастить послушного ребенка?

«Нравственность — это делать то, что правильно, независимо от того, что вам говорят. Послушание — это делать то, что вам говорят, независимо от того, что правильно». — Х. Л. Менкен

Источник: iStock / Используется с разрешения

Большинство родителей стесняются, когда их ребенок не слушается их. Когда мы говорим прыгать, они должны прыгать, верно? Если нет, разве это не доказательство того, что мы паршивые родители?

Собственно, нет. Было бы, конечно, удобнее, если бы наши дети реагировали на нашу приподнятую бровь, прыгая на нее.Но может быть даже опасно воспитывать ребенка, который автоматически подчиняется, принимает его возражения и беспрекословно выполняет то, что ему говорят. Вот почему.

Послушные дети вырастают послушными взрослыми. У них меньше шансов постоять за себя и с большей вероятностью ими воспользуются. Они также могут просто беспрекословно выполнять приказы, не неся ответственности за свои действия.

Беспрекословное послушание вредно даже для детей. Вот несколько ситуаций, с которыми дети, которых я знаю, сталкивались в прошлом году:

  • 3-летний ребенок подвергся насилию со стороны старшего ребенка.
  • 5-летний ребенок подвергся насилию со стороны старшего ребенка.
  • Тренер кричал на шестилетнего ребенка лично и близко.
  • 8-летний ребенок подвергся издевательствам.
  • 11-летняя девочка была привлечена к участию в их поведении.
  • Ребенку 12 лет предложили наркотики.
  • 14-летний подросток был изнасилован на свидании мальчиком на вечеринке.

Ответственны ли эти дети за то, что с ними случилось? Конечно, нет, и их родители тоже.Не важно что.

И если бы они могли сказать «Нет!» громче, разворачивались бы эти события так, как они?

Может быть. Возможно, нет. Мы не можем знать. Но мы знаем, что хулиганы и хулиганы выбирают цели, которые, по их мнению, не постоят за себя. Мы знаем, что эксперты говорят, что детей нужно учить противостоять похитителям. Исследования показывают, что подростки более устойчивы к давлению сверстников, если они привыкли выражать свое мнение родителям.

По правде говоря, ни один родитель не может знать, с чем придется столкнуться своему ребенку, поэтому мы можем дать им только все внутренние ресурсы, которые можем.Один ресурс — это способность постоять за себя; чтобы повысить голос и отказаться идти вместе с человеком, который пытается этим воспользоваться.

Это не значит, что вы не устанавливаете ограничений. И иногда дети действительно должны делать то, что говорят взрослые. Но детям также необходимо понять, что они имеют право иногда говорить «нет». Как они этому научились? Опыт.

  • Каждый раз, когда ваш ребенок приходит к вам, когда он расстроен, а вы слушаете и серьезно относитесь к его заботам.
  • Каждый раз, когда вы устанавливаете предел сочувствия, вы подтверждаете ее точку зрения, даже когда она не может добиться своего.
  • Каждый раз, когда вы ищете беспроигрышное решение, а не навязываете свою волю.
  • Каждый раз, когда вы напоминаете себе, что вы не можете контролировать никого, кроме себя
  • Каждый раз, когда вы напоминаете себе, что ваш ребенок, ваш малыш, ваш дошкольник — это самостоятельная личность, имеющая право на свои предпочтения.
  • Каждый раз, когда вы говорите: «Вы отвечаете за это решение» или «Что вы об этом думаете?»
  • Каждый раз, когда вы достаточно успокаиваетесь, чтобы сказать: «Я слышал, вы думаете, что я несправедлив… Я действительно хочу услышать, что вы думаете … давайте попробуем переделать с уважением, чтобы я мог понять вашу точку зрения «.
  • Каждый раз, когда вы напоминаете себе, что сила создает отпор.
  • Каждый раз, когда ваш ребенок возражает, а вы серьезно относитесь к его возражениям.

Итак, если вы всегда думали, что дети должны быть послушными, я предлагаю вам пересмотреть свое мнение. Уважительный и отзывчивый? Да, конечно! Дети растут такими же, когда мы прислушиваемся к их мыслям, относимся к ним с уважением и приглашаем к сотрудничеству, работая вместе над поиском решений.

Послушный? Возможно, нет.

Не воспитывайте послушного ребенка — вместо этого воспитайте независимого мыслителя! — Flintobox

Когда дело доходит до воспитания детей, мы все хотим, чтобы наши дети «слушались».

Посмотрим правде в глаза.

Это упрощает нашу работу…

И просто удобнее, чтобы наши дети слушали нас и «делали, как мы говорим».

СВЯЗАННЫЙ: Простое руководство по развитию навыков активного слушания у вашего ребенка>

Но, в конечном итоге, хорошо ли это для вашего ребенка?

Должны ли дети «слепо» подчиняться всему, что им говорят?

В то же время, как вы справляетесь с непослушанием?

Мы провели небольшое исследование и узнали, что все сводится к одному — балансу.

Слишком много или слишком мало послушания — вот где действительно возникает проблема!

Но не волнуйтесь.

Мы расскажем, что вы можете сделать, чтобы установить это дома, и расскажем несколько простых приемов, как бороться с непослушанием у детей.

Когда дети вынуждены слепо подчиняться в любой ситуации, они не поймут, что они делают, они не будут думать самостоятельно и вырастут во взрослых, которые не могут постоять за себя.

Послушный ребенок будет следовать инструкциям, не понимая их последствий, и не несет за них никакой ответственности.

Это не то, что мы хотим, верно?

В то же время непослушание не должно быть вознаграждено. Бывают ситуации, когда дети должны подчиняться, чтобы им не говорили дважды, особенно во время чрезвычайных ситуаций.

Мы имеем в виду, что у детей должно быть достаточно возможностей, чтобы понимать, когда они должны подчиняться, а когда можно сомневаться в авторитете!

В этой статье мы расскажем вам, как именно заставить их это понять.

С нами эксперт в области детской психологии, Видья Рагу , который расскажет нам, почему дети ведут себя так, как они, и как мы можем облегчить себе жизнь, заставив их слушать нас.

Вот что она говорит…

Было несколько случаев, когда я общался с родителями, которых больше всего беспокоит, что их ребенок не подчиняется им.

Послушный ребенок — это ребенок, который реагирует на каждое предложение или команду, которую мы им даем, так же, как мы хотим, чтобы он отвечал, верно?

А вот это…

Дети — не роботы.

Они такие же люди, как мы с вами.

Они пытаются понять и осмыслить наш мир всеми возможными способами.

И одно из основных видов поведения, которое играет роль в создании этого понимания, — это неповиновение.

Непослушание — это абсолютно нормально!

Да, вы можете вздохнуть с облегчением!

Так что не беспокойтесь, если только это не доходит до крайности, которая делает это просто бунтарством.

Непослушание — это часть процесса развития детей, в котором они учатся методом проб и ошибок.

Это означает, что они экспериментируют, чтобы увидеть, что считается «приемлемым», а что — «неприемлемым» для взрослых.

«Будет ли мама обидеться, если я буду каракули на стене?»

«Могу ли я перейти дорогу, не глядя на родителей?»

«Будет ли папа в порядке, если я не буду есть овощи?»

Если это экстремально и постоянно подвергает их опасности, важно понять ребенка и найти индивидуальный способ помочь ему, учитывая его окружающую среду и семейную динамику.

Важно, чтобы ваш ребенок чувствовал себя желанным, чтобы всегда обсуждать с вами, что он может или не может делать.

Дети учатся через подражание:

Дети — наблюдательные ученики.

Они наблюдают, как взрослые вокруг них реагируют друг на друга в различных ситуациях, и пытаются имитировать это.

Примером этого может быть то, что ваш ребенок наблюдает за вашим взаимодействием с вашим супругом во время ссоры и демонстрирует аналогичный стиль аргументации, когда вы просите его выполнить задание.

То же самое касается того, как происходит взаимодействие с домочадцами или с любым взрослым, рядом с которым находится ребенок.

Кроме того, не менее важно то, как мы взаимодействуем с ребенком .

Ребенок учится агрессии, когда родители справляются с ситуациями, ударив ребенка или крича на него.

После того, как они воспроизводят наблюдаемое поведение, они склонны судить о том, можно ли это делать, по тому, что поведение поощряется или наказывается.

Поэтому важно помнить об этом, устанавливая образец общения.

Озорной ребенок — не непослушный ребенок:

Если ваш ребенок играет в песок или пачкается, или даже разыгрывает маленькие (чрезвычайно безобидные) шутки над людьми, то у него просто чувство озорства, и он не тот бунтарь, которым вы его выставляете!

СВЯЗАННЫЙ: 12 полезных привычек, которым каждый родитель должен обучать своего ребенка>

Итак, что вы можете сделать, чтобы воспитать у ребенка независимое мышление и хорошее поведение?

Понять:

Первое и самое главное, что вам нужно сделать, это понять, почему ваш ребенок проявляет непослушание, как и он.

Поддержка и понимание вашего ребенка заставит его чувствовать себя менее мятежным и сделает его более послушным вашим запросам.

Здесь в игру вступают представления. То, как ваш ребенок видит мир, сильно отличается от того, как вы его видите.

Итак, чтобы найти общую золотую середину, нам нужно построить дверь доступа, чтобы преодолеть разрыв между этими двумя совершенно разными восприятиями.

Это можно сделать только через коммуникацию.

Общайся, а не командуй!

Я думаю, это одна из самых важных вещей, о которых нужно помнить, пытаясь вызвать послушание.

Если вы спокойно сообщаете ребенку о своих потребностях, особенно если это было сделано заранее , у вас гораздо больше шансов добиться успешных изменений в его поведении.

Подтвердите идею о том, что вежливость в детях важна, поскольку нужно быть вежливым, чтобы к вам вежливо относились окружающие.

Подобное общение также играет важную роль в коррекции поведения.

Допустим, ваш ребенок не слушался вас и проявлял любое негативное поведение.

Вместо того, чтобы кричать на них немедленно, как только вы успокоитесь и наедине, вы можете поговорить с ними об этом и спросить их, почему они сделали то, что, как они знали, могло вас разочаровать.

Говорите также об альтернативах и ранее заключенных соглашениях.

Выберите моменты:

Определите, когда ваш ребенок лучше всех умеет слушать. Обычно это происходит сразу после игры или после хорошего отдыха, когда они чем-то мало занимаются.

Также неплохо поговорить об этом во время еды. Выберите эти моменты, чтобы затронуть тему конкретного случая непослушания или недисциплинированности.

Предложите альтернативы тому, что они могли бы сделать, вместо того, чтобы игнорировать ваши просьбы.

Заставьте их почувствовать ответственность:

Если бы я мог придумать одну главную черту личности, которая отличает детей от взрослых, это ответственность за себя и свои действия.

Как мы можем вызвать такое отношение у детей с раннего возраста?

Просто!

Просто обращайтесь с ними одинаково и по-взрослому, чтобы они чувствовали ответственность за свои действия.

Сделайте так, будто все, что они делают, подчиняясь вам, — это командная работа, которую вы разделяете с ними.

Попросите их по номеру помочь вам убраться в своей комнате или заправить постель.

Вместо того, чтобы кричать на своих детей за то, что они не выполняют свои обязанности вовремя, сядьте их и объясните им, почему это проблема.

Поговорите с ними о равной доле работы в домашнем хозяйстве и о важности практики тайм-менеджмента.

Опять же, не забудьте выбрать подходящий момент, чтобы поговорить с ребенком о чем-то подобном.

При необходимости будьте твердыми и краткими:

В ситуации, когда вашему ребенку угрожает опасность или есть что-то, что не требует аргументов, вместо того, чтобы бездельничать, просто скажите « нет ».

Когда вы кричите на них о разных вещах, чтобы они перестали что-то делать или согласились с вашей точкой зрения, дети, как правило, теряются в словах и злятся.

В таких ситуациях всегда лучше быть прямым и твердым.

Если ваш ребенок старше, всегда полезно поговорить с ним. Логично объясните, почему что-то им не подходит.

Соблюдайте строгую политику отказа от торговли:

Если вы решили строго запретить ребенку что-либо делать и говорите «нет» настолько твердо, насколько можете, убедитесь, что вы не оставляете места для переговоров или лазеек.

Когда вы позволяете своему ребенку торговаться с вами в таких ситуациях, он, как правило, понимает, что «нет» на самом деле не означает «нет».

Это просто означает, что они все еще могут убедить вас.

Часто используйте подкрепления:

Чтобы убедиться, что ребенок знает, что определенный тип положительного поведения, которым он занимается, ценится и должен быть повторен, вы должны не забывать поощрять такое поведение.
Подробная словесная оценка того, что вам понравилось в том, что они сделали, может иметь большое значение.
PRO TIP: Вы также можете подарить своему ребенку забавный набор образовательных мероприятий! Таким образом, ваш ребенок будет учиться, получая при этом массу удовольствия.Для получения дополнительной информации о деятельности Flintobox перейдите по этой ссылке>

Заключение:

В общем, к настоящему моменту вы должны понять, что непослушание — это не серьезная проблема, уникальная для вашего ребенка, это то, через что проходит каждый ребенок в тот или иной момент в процессе взросления.

Мы тоже там были (хотя сейчас это почти невозможно представить).

Итак, будьте снисходительны к своему ребенку и просто постарайтесь понять его как можно лучше, потому что иногда он просто пытается быть понятым или услышанным.Выслушайте их!

Послушные дети меня пугают. Как и большинство людей, я ценю, когда… | Ниша Моди

Как и большинство людей, я ценю, когда ребенок не плачет в самолете и когда ребенок говорит «пожалуйста» и «спасибо». Вежливое поведение и плавный полет — не к чему придраться. Но есть грань между хорошими манерами и слепым послушанием.

Я не родитель, но я был ребенком. В детстве я несколько раз подчинялся воле родителей, не понимая почему. Почему я не вижу своего друга? Почему у нас нет кабельного телевидения? Почему я не могу ошибиться? Почему я должен перестать играть на пианино? Хотя кое-что из этого кажется напрасным, я был ребенком, а дети предназначены для игр. Когда вы продолжаете слышать «нет», «стоп» или «это неправильно», вы перестаете спрашивать разрешения. Вы соблюдаете правила или находите способ обойти их.

Я сделал и то, и другое.

Я соврал о том, сколько телик я смотрел, пока родители были на работе, но я ограничивал время с друзьями.Я ускользнула к своему школьному парню, но не решилась заняться с ним сексом. Я так долго колебался между послушанием и неповиновением, что у меня не было места, чтобы стоять на месте.

Когда я услышал «нет», я увидел измученного родителя, поэтому я не хотел давить. Вместо этого, будучи образцовой ученицей, я пыталась ласкать, уходя в свою спальню, свое убежище, чтобы делать уроки и наслаждаться своим личным пространством.

Мое послушание стало синонимом угождения людям и подчинения. Я никогда не умел слушать себя, поэтому слушал и уступал место другим.Я боюсь послушных детей, потому что был одним из них. И мне всегда интересно, чем бы я отличался, если бы мое любопытство уважали, а не игнорировали или контролировали.

Как взрослый, я понимаю раздражение постоянного «почему, почему, почему?» от ребенка. Но его корень — в желании понять, положительный навык, который ребенку необходимо развивать когнитивно и эмоционально. Как патолог, занимающийся речевым языком, я видел отрицательный социально-эмоциональный эффект от того, что дети не могут рассуждать и саморефлексировать из-за своего расстройства или расстройства.

Когда я работал в начальной школе в районе с низким доходом, я увидел способного шестилетнего мальчика с легким расстройством заикания. Мы назовем его Джош. Джош был любимцем учителя — она ​​рассказывала мне, что он лучший ученик в классе. Он был таким добрым и вежливым, что было большим облегчением по сравнению с другими детьми с серьезными поведенческими проблемами, которых я видел.

В то же время, когда я разговаривал с ним, я заметил, что он часто останавливался на полуслове, чтобы сказать: «Неважно, ты прав», даже когда я спрашивал, что он думает.Если я спрашивал его, хочет ли он поиграть в другую игру или что он чувствует, он всегда отвечал: «Хорошо, как хочешь». Это сильно отличалось от других детей, которые приходили к речи и умоляли меня сыграть в Candyland или спрашивали, можем ли мы сыграть в Mad Libs «еще раз!»

Фото Михала Парзуховски на Unsplash

У Джоша было несколько братьев и сестер, и его старшая сестра заботилась о нем больше всего. Он всегда говорил о том, что его сестра велела ему делать, как он всегда слушал и как хорошо она о нем заботилась.Я был так рад, что у него была такая положительная система поддержки, особенно когда так много студентов, которых я видел, не поддерживали. Я никогда не встречал его сестру, но все, что я знал, это то, что я видел милого мальчика, которого я действительно не мог узнать. Его вербальное и невербальное поведение показало мне, что Джош был очень послушным ребенком, но это также напугало меня. Степень, в которой он подчинялся и соглашался со мной, напомнила мне обо мне — о ребенке, который любил учиться, но был слишком напуган, чтобы выражать свои мысли.

Мои наблюдения также отражены в исследованиях.Одно исследование показало, что покорное поведение часто коррелирует с депрессией и другими расстройствами настроения, что отрицательно влияет на самоуверенность человека. Другое исследование показало, что покорное поведение в средней школе отрицательно коррелировало с самооценкой.

Любопытство могло убить кошку, но рисковать, подвергать сомнению авторитет и заявлять о себе — это средства к изменениям и инновациям.

Джошу сейчас, наверное, одиннадцать. Я надеюсь, что он все еще находится в благоприятной среде, но больше всего я надеюсь, что он стал более любознательным и игривым.Я видел только часть его жизни, но этого мне было достаточно.

Послушание может показаться легким выходом, но оно имеет последствия. То, что люди на самом деле думают и чего хотят, происходит так или иначе, так что не лучше ли решить это раньше, чем позже?

Почему вам нужно сказать им пять раз?

8 причин, по которым дети не «слушают», и 8 решений, которые работают для родителей.

«В одной довольно типичной встрече отец пять раз просил своего восьмилетнего сына принять ванну или душ.После того, как пятая мольба осталась без внимания, отец поднял мальчика и отнес в ванную. Через несколько минут ребенок, все еще немытый, прошел в другую комнату, чтобы поиграть в видеоигру ».

-Элизабет Колберт

Эта ситуация может быть экстремальной, но большинство
у родителей, которых я знаю, есть какая-то версия этой жалобы. Хороший вопрос: почему дети просто не делают то, что мы говорим, когда говорим это в первый раз ?! И есть
хороший ответ. Фактически, несколько. Вот восемь причин с точки зрения ребенка — плюс решения, которые работают для родителей!

1.Они не разделяют наших приоритетов.

Ни один ребенок не понимает, почему ванна так необходима. И у каждого ребенка есть что-то еще, чем он занимается, что кажется ему более важным. Это может
Для вас это не кажется важным, но детская игра — это его работа — так учатся молодые люди. Это хорошо — вам нужен целеустремленный ребенок,
вместо того, чтобы ожидать, что вы его развлечете.

Решение:

Во-первых, свяжитесь со своим ребенком, заметив, над чем он работает, и осознавая его приоритеты:

«Вау, посмотрите на эту сложную структуру, которую вы строите! Вы можете показать мне, как она работает?»

Затем предупредите его, что вы собираетесь заменить его планы своими собственными:

«Лиам, пора купаться.Вы хотите принять ванну сейчас или через пять минут? Хорошо, пять минут без суеты? Хорошо, это сделка — давай встряхнем! «

2. Мы научили их не обращать внимания, пока мы не кричим и не угрожаем.

Ваш ребенок не пустышка. Она знает, что может доить дополнительное время перед ванной, если просто игнорирует вас. Это не делает ее плохой, просто человек. Итак, если ваш ребенок
похожа на восьмилетнюю девочку, которая проигнорировала пять запросов, это означает, что вы научили ее, что вы несерьезны, пока не закричите.

Решение:

Вместо того, чтобы давать указания через комнату, подойдите к ребенку поближе и прикоснитесь к нему. Общайтесь, комментируя то, что она делает. Затем произнесите:

«Простите, Изабель …. Мне нужно вам кое-что сказать»,

и подожди, пока она не посмотрит тебе в глаза. Если она смотрит на экран, предупредите ее, что вы собираетесь приостановить игру или телевизор. Не давай своей директивы
пока вы не встретитесь взглядом, чтобы она знала, что вы серьезно.Если она остекленела от просмотра экрана, попросите ее повторить вам то, что вы
сказал. Сделайте только одно предупреждение, а затем придерживайтесь согласованного срока. Выполнить. Если вы этого не сделаете, вы научите ее не принимать ваши
просит серьезно.

3. Им нужна наша помощь, чтобы осуществить переход.

Когда вы поглощены экраном своего компьютера, разве вам не трудно оторваться, чтобы заняться нытьем ребенка? Дети испытывают наши повторяющиеся
нытье так же, как мы переживаем их нытье.Это означает, что они пытаются отключить его.

Решение:

Сделайте одно предупреждение. Когда вы вернетесь через пять минут, подключитесь снова, комментируя его игру: «Вау, посмотрите, как идут эти поезда!» Напомнить ему о
ваша сделка:

«Хорошо, Ной, прошло пять минут. Помнишь нашу сделку? Пять минут и без суеты. Теперь пора мыться».

Затем создайте мост из его пьесы к тому, о чем вы спрашиваете:

«Вы хотите, чтобы два двигателя соскочили с трассы и устремились в ванную комнату? Вот, я возьму этот, а вы тот; Давайте увеличим масштаб!»

4.Их лобная кора все еще развивается

Их лобная кора все еще развивает способность переключать передачи с того, что они хотят, на то, что вы хотите. Каждый раз, когда вы устанавливаете лимит, требующий
ваш ребенок отказаться от того, что он хочет, чтобы делать то, что вы хотите, он должен сделать выбор. Когда она решает, что ее отношения с вами
что более важно, чем то, что она хочет в данный момент, она выполняет вашу просьбу. Каждый раз, когда она это делает, она укрепляет нервные пути.
в ее мозгу, которые помогают ей перенаправить себя к более высокой цели.Так дети развивают самодисциплину.

Но это работает, только если ваш ребенок несколько охотно переключает передачи. Если вы заставите ее брыкаться и кричать, она будет сопротивляться, а не выбирать.
Она не строит эти нейронные пути самодисциплины. (Вот почему в самодисциплине есть «я». Оно выбирается изнутри.)

Решение:

Установите границы с сочувствием, чтобы она ХОЧЕТ сотрудничать, и получила много практики, тренируя свой мозг, чтобы выбрать высшую цель.

5. Они не чувствуют, что их слышат, и они чувствуют, что их толкают.

Мы не можем ЗАСТАВИТЬ детей повиноваться, если только мы не хотим причинить вред их телам и сломить им дух. Они должны ХОТИТЬ сотрудничать. К счастью, наши дети
обычно дают нам возможность сомневаться и следовать нашим правилам, пока они чувствуют, что их слышат и как будто у них есть хотя бы немного контроля или
выбор.

Решение:

Признайте его точку зрения.Если возможно, предоставьте ему выбор.

«Я вас слышу. Вы говорите это громко и ясно — НЕТ ВАННЫ! Вы действительно не хотите принимать ванну. Держу пари, когда вы станете старше, вы НИКОГДА не примете ванну, верно? .. .. И сегодня вечером тебе действительно нужно очиститься в воде. У тебя есть выбор. Ты можешь выбрать ванну, душ или губку для ванны. Что звучит больше всего? »

Иногда, если вы услышите точку зрения вашего ребенка, это может даже убедить вас пойти на компромисс или изменить свою позицию.Отлично. Просто объясни свои рассуждения,
чтобы ваш ребенок знал, что это его беспроигрышное решение изменило ваше мнение, а не его упрямство.

6. Они чувствуют себя оторванными от нас.

Когда дети не следуют нашему примеру, это часто происходит из-за того, что они чувствуют себя оторванными от нас. Почему, черт возьми, ваш ребенок может чувствовать себя отключенным? Потому что он был
далеко от тебя весь день. Или вы вышли из себя на него сегодня утром. Или он злится на вас, потому что ребенок всегда лежит у вас на коленях.Или ты полагаешься
о тайм-аутах и ​​последствиях для дисциплины, а не о подключении. А может просто потому, что он маленький человек в большом мире, и это становится страшно,
и все эти пугающие чувства заталкиваются внутрь, где они блокируют способность ребенка любовно общаться.

Решение:

Постоянно восстанавливайте связь, сопереживая опыту своего ребенка, как когда вы даете указания, так и так часто, как можете, в течение всего дня.
Будьте готовы к любым переживаниям, которые всплывут на поверхность, как только ваш ребенок почувствует эту теплую связь, потому что это заставит его чувствовать себя в большей безопасности.
Сохраняйте сострадание во время наступившего краха. После того, как у него будет возможность «показать» вам, какое расстройство его тяготило, ваш ребенок
почувствуйте себя снова связанными и более склонными к сотрудничеству.

7. Они разочаровались в нас.

Дети естественно обращаются к своим родителям за заботой и руководством. Если они уверены, что мы на их стороне, они хотят доставить нам удовольствие.Итак, если ваш
ребенок дерзок, или вы продолжаете бороться за власть — это красный флаг, который необходимо укреплять в ваших отношениях.

Решение:

Полчаса особого времени, индивидуальные встречи, ежедневно. Это кажется настолько простым, что большинство
родители недооценивают влияние. Но я никогда не видел, чтобы особое время не помогало укрепить отношения между родителями и детьми, которые всегда помогают детям.
хочу сотрудничать больше. (Специальное время также помогает вашему ребенку справиться с проблемами, с которыми он сталкивается в данный момент, поэтому это заставляет детей
счастливее и эмоционально здоровее.)

Смех также привязывает вас к ребенку, и грубость — обычно самый простой способ вызвать смех. Каждому ребенку нужен смех и хихиканье животом
утром и вечером, чтобы оставаться на связи. Когда отношения кажутся напряженными, смех — самый простой способ восстановить связь.

8. Они люди.

Сила создает отталкивание. Все люди сопротивляются контролю, и дети не исключение. Когда дети чувствуют, что их «толкают», волевые дети восстают и
более послушные дети потеряют инициативу и способность постоять за себя.

Решение:

Выбери свои сражения. Убедитесь, что ваш ребенок знает, что вы на его стороне, и что у него есть выбор. Тренируйте своего ребенка, а не пытайтесь его контролировать. Прослушивание
к вашему ребенку воспитывает человека, который может думать самостоятельно, отстаивать то, что правильно, и вряд ли будет использован в своих интересах.

Обсуждения о том, испорчены ли дети, всегда обвиняют родителей в том, что они воспитывают непослушных детей, как будто послушание — это Святой Грааль, которому родители.
должен стремиться.Но разве вы не хотите воспитать ребенка, который самодисциплинирован и ХОЧЕТ сотрудничать? Это сильно отличается от послушания, когда
дисциплина приходит извне ребенка. Как сказал Х.Л. Менкен,

«Нравственность — это делать то, что правильно, независимо от того, что вам говорят. Послушание — это делать то, что вам говорят, независимо от того, что правильно».

Цитата, открывающая этот пост, взята из статьи, в которой не упоминается ни одна из этих причин, почему дети не делают то, что им говорят.Вместо этого
автор говорит, что дети игнорируют родителей, потому что «Родители хотят одобрения своих детей» и «беспокоятся, что мы нанесем вред … детям, расстроив их». Это обвинение появляется в каждой дискуссии о том, что сегодня дети избалованы. Но я просто не куплюсь на это. Человек, который выбрал своего восьмилетнего ребенка
встал и отправил его в ванную, не боялся установить предел, потому что хотел одобрения сына. Мне кажется, что его сын не следил за его
директивы, потому что отец не выполнил свой предел.Он научил своего ребенка игнорировать его. И он, скорее всего, закончил вечер
с криком или пощечинами, которые уменьшают уважение и связь ребенка, и, следовательно, уменьшают сотрудничество в будущем.

Не кажется ли вам, что установка пределов эмпатии — это большая работа? Это в самом начале. Было бы, конечно, легче, если бы дети сразу подчинялись
каждая наша директива без лишних вопросов. Но хорошая новость заключается в том, что последовательное следование этим практикам не только повышает самодисциплину.
ребенок, он воспитывает ребенка, который знает, что вы доведете его до конца, поэтому его не нужно пять раз просить что-то сделать.Что делает его много
легче затащить его в ванну.

Как вырастить послушных детей — по всем неправильным причинам

Есть момент. . . ладно, серия моментов. . . которые проверяют предел терпения каждого родителя.

Сколько бы я ни использовал стул с тайм-аутом на своих детях, когда они были маленькими, были моменты, когда, честно говоря, мне следовало сидеть на стуле с тайм-аутом, когда я наказывал их.В некоторые моменты я был хуже, чем они.

Когда вы пытаетесь получить хоть какое-то подобие контроля в доме, каждый родитель стремится добиться от наших детей послушания.

И знаете что? Вы можете очень хорошо это сделать.

Я сделал.

В молодости наши дети редко выступали публично. Они сказали «пожалуйста» и «спасибо». Они вели себя вполне прилично.

Некоторые из вас понимают чувства, которые могут вызвать у родителей.

Послушание — это то, что мы можем захотеть от наших детей.

Посмотрим правде в глаза. Хорошо воспитанные дети могут. . .

повысит нашу самооценку.
заставляет нас хорошо выглядеть перед нашими друзьями.
произвести впечатление на бабушек и дедушек.
уменьшить стресс.
заставляют нас чувствовать, что мы победили.

Но сможем ли мы победить?

Поцарапайте это. Вот вопрос получше: они выигрывают?

Или мы просто растим наркоманов производительности? Дети, которые себя хорошо ведут. . .

впечатлять,
успокаивать,
успокаивать.. .
, потому что они не думают, что у них есть другие варианты.

Признаюсь, были моменты, когда меня наказывали по этим причинам.

Но потом я понял, насколько поверхностной и эгоистичной была эта мотивация.

Подумайте об этом. Что, если вы все измените? Что, если бы вместо того, чтобы желать послушания от ваших детей, мы хотели бы послушания для ваших детей?

Сдвиг в мотивации отвлекает внимание от потребностей родителя и снова переключает внимание на интересы ребенка .

Ведь наши дети растут.

Если вы дисциплинируете, мотивируя это желанием послушания для своего ребенка, вы являетесь родителем, помня о цели.

Вы понимаете, что однажды (скоро) вас там не будет. Ваш контроль перестанет существовать, и им придется принимать все решения самостоятельно.

Сделайте переход от «от» к «для», и вы увидите некоторые изменения:

Послушание больше не будет тем, чего вы хотите от них, чтобы избавиться от проблемы, которую они вам создают, это будет то, чего вы хотите для них из-за проблемы, которую они создают себе и другим.

Послушание больше не будет тем, что вы хотите от них, чтобы решить проблему, это будет то, что вы хотите, чтобы они помогли им решить проблему самостоятельно.

Послушание больше не будет тем, чего вы хотите от них, чтобы хорошо выглядеть перед другими, вы захотите, чтобы они умело и смиренно управляли отношениями.

Список можно продолжать. Но вы видите сдвиг?

Так что, если вы решили четко объяснить свою мотивацию, когда дисциплинируете своего ребенка?

Это может иметь небольшое значение сегодня, но я обещаю вам, что это будет иметь огромное значение завтра.Не только в тебе. Но особенно в них.

Фактически, это сдвиг, который может положительно повлиять на них на всю оставшуюся жизнь.

С каких это пор послушание стало воплощением хорошего воспитания? | Родители и воспитание детей

Недавно мое внимание привлекли две истории. В одном было сообщение о том, что дети, находящиеся на грудном вскармливании, более сложно вести себя, а в другом — о новой книге под названием «Французские дети не бросают пищу»: о том, как французские дети, по-видимому, действительно хорошо себя ведут в ресторанах и в целом.

(Хм. Могу я остановиться здесь, чтобы рассказать вам историю? Моя тетя была француженкой. У нее были близнецы. Она носила с собой небольшой хлыст — на самом деле, несколько маленьких кожаных ремешков длиной около 6 дюймов, соединяющихся в одну деревянной ручкой. Она ударила моих кузенов по ногам, если бы они хоть немного вышли из строя. Больше всего я помню, как она говорила «arrête». Но абсолютно верно сказать, что я ни разу их не видел бросать еду.)

Большинство книг для родителей посвящено тому, как научить детей делать что-то хорошо.Ну, читайте послушно. Когда и как вы — взрослый — хотите, чтобы они что-то делали: хорошо поели, помочились в горшок, хорошо спали (вот и все), хорошо себя вели. Казалось бы, цель — воспитать сговорчивых детей. Потому что, согласно этим книгам, послушные дети = успешные родители, непослушные = неудачники. Но разве послушный ребенок действительно повод для беспокойства или праздника? Чем больше я думал об этом, тем больше меня интересовал этот вопрос. Сказать кому-то, что его ребенок послушен, обычно считается комплиментом.Но послушный взрослый? Не совсем так привлекательно, правда? У нас есть для этого другие слова, и коврик — одно из них.

Альфи Кон, автор книги «Безусловное воспитание. «Переход от вознаграждений и наказаний к любви и разуму» говорит: «Когда я спрашиваю родителей в начале моих лекций, каковы их долгосрочные цели для детей, я слышу такие слова, как этический, сострадательный, независимый, счастливый и т. Д. Нет. — кто-нибудь когда-либо говорит бездумно послушный «.

Послушный ребенок становится особой проблемой, признает Кон, когда он достигает подросткового возраста.»Если они подчиняются приказам других людей, в их число могут входить и люди, которых мы можем не одобрять. Иными словами: дети, которые подвергаются давлению со стороны сверстников в худшем случае, — это дети, родители которых учили их делать то, что они сказал.»

Элисон Рой, ведущий психотерапевт для детей и подростков в Службе психического здоровья детей и подростков Восточного Суссекса (CAMHS), говорит: «Ребенок будет раздвигать границы, если у него более надежная привязанность. — здоровым образом — чтобы их голос ценили, что все, что им нужно было сделать, это возразить и предпринять действия — они будут раздвигать границы.И это действительно здоровое поведение. Согласие? Они узнали, что нет смысла спорить, потому что их голос не ценится ».

Так много из того, что мы считаем непослушанием у детей, на самом деле просто естественное, любопытное, исследующее, обучающееся поведение. Или реагирование — единственным способом, который они знают. как — к ситуации, которую они не могут контролировать.

«Вы можете на некоторое время запугать ребенка или подкупить его, чтобы заставить его повиноваться, — объясняет Кон, — но вы упускаете общую картину и не устраняете основную причину [ почему они могут не захотеть делать что-то], что может быть связано с окружающей средой — например, мчаться уставшим ребенком через незнакомое место — или они могут быть психологическими, например, боязнь чего-то другого.Очень послушный или жалующийся ребенок — это зависит от обстоятельств, некоторые из них более послушны по темпераменту — но другие создали ложное «я», потому что чувствуют, что их родители будут любить их только в том случае, если они будут послушны. Потребность в автономии не исчезает, потому что детей заставляют делать то, что им говорят ».

По словам Роя, очень маленький ребенок на самом деле не предназначен для постоянного послушания. Это потому, что его потребности часто полностью расходятся со взрослым. Видите ту прекрасную стену, которую вы только что нарисовали краской по 100 фунтов за горшок? Это всего лишь один прекрасный большой чистый холст для двухлетнего ребенка с контрабандным мелком, который не любит. Не понимаю, почему вы так хвалите их за то, что они рисуют на листе бумаги, но кричите на них за то, что они рисуют на стене.Вы думаете, что сегодня холодный день, и хотите натянуть шерстяную повязку на голову вашего ребенка, но на самом деле ребенок не мерзнет и не хочет этого. Представьте себе, что вы идете в дом друга, и вы случайно проливаете напиток и на вас кричат, вместо того, чтобы сказать «о, не волнуйтесь» и вытирать его. И все же …

Кажется, существует настоящая мода на приручение детей, и причина, кажется, в страхе: не то, чтобы большинство людей беспокоилось об одном инциденте с каракулями на стенах, а то, что они, кажется, боятся того, к чему это поведение приведет превратиться в, если его не держать под контролем, как будто все дети просто ждут, чтобы вырасти социопатами.Один из замечаний, которые я получаю много, в конце моих колонок в разделе «Семья» журнала Guardian (когда я выступал за понимание и за то, что можно было бы назвать «мягко-мягким» подходом к ребенку) — это что-то вроде «они превратятся в монстра, если вы не опустите ногу / не покажете им, кто в доме хозяин».

«Это не основано на эмпирических данных», — утверждает Кон. «Это очень мрачный взгляд на человеческую природу.

В верхней части моего списка того, что делает хороших родителей, — это смелость сказать:« Мне еще есть чему поучиться, и мне нужно переосмыслить то, что я делаю ».Меня беспокоят родители, которые отвергают вызов, который я и другие предлагаю, отмахиваясь от него как от нереалистичного, недостаточно практичного или идеалистического ». Кон советует подход« работать с », а не« делать что-то ». Короче говоря, узнавая своего ребенка, слушая его. «Меньше говори, спрашивай больше».

Что вы думаете? Ваш ребенок когда-нибудь стыдил вас классическим отказом подчиняться? Опубликуйте свои родительские проблемы здесь

5 ловушек для родителей, которых следует избегать

Этот пост может содержать партнерские ссылки.Прочтите мою политику разглашения здесь.

5 минут для мамы Писатель Келли взвешивает дилемму дисциплины. Воспитание — тяжелая работа!

Был свежий осенний день, и я сидела в парке и смотрела, как мои дети весело играют. Было тихо, тихо, мирно. До…

«Сэм», — крикнула мама за одним столом для пикника. «Время идти. Давай, надень свою обувь.

Конечно, маленький Сэм не подчинился. Надеть обувь — далеко не так весело, как плыть по бурному морю на шатком пластиковом пиратском корабле.

«Сэм», — позвала она снова, децибел ее голоса начал болезненно пробивать мои барабанные перепонки. «Мама сказала, иди сюда , верно. сейчас ». Я с удовольствием наблюдала, как Сэм продолжает играть, бросив легкий взгляд на маму. Он слышал ее, но искушение проигнорировать было очень сильным.

«Вот и все», — завизжала мама. «Я считаю до трех. Если вы не приедете к трем, это будут серьезные проблемы, молодой человек.

В этот момент большая часть парка замедлилась, чтобы увидеть, что именно произойдет с маленьким Сэмом, если он решит проигнорировать очевидное предупреждение своей матери .«Ооооооо», — посчитала она голосом, переходя от низкого к высокому. «Twooooooo». Я посмотрел на Сэма, на которого зловещий счет явно не повлиял. «Два и хааааааалф. Два и три quuaaarterrrrrsssssssss ».

На детской площадке стало тихо. Что будет с Сэмом?

Мать остановилась и вздохнула, затем пожала плечами, взяла ботинки маленького Сэма и подошла к нему. Он счастливо спрыгнул с пиратского корабля и побежал к машине босиком.

Нет никаких сомнений в том, что воспитывать детей сложно. На самом деле никто не предупреждает вас о том, как это на самом деле тяжело, когда они у вас есть. Они в достаточной мере готовят вас к бессонным ночам и испытаниям новорожденных, но никто не говорит вам, что после того, как они вырастут из фазы новорожденности и вы переживете сумасшедшие детские годы, наступает настоящих родительских. , это воспитание.

Исходя из моего ограниченного опыта работы в качестве родителя с тремя детьми-белками, я заметил пять ловушек, в которые мы можем легко попасть как родители, и независимо от того, очень ли наши дети или подростки, эти ловушки всегда ждут, чтобы заманить нас в ловушку. наш путь к воспитанию продуктивных взрослых с сохранением прически.

5 ловушек для родителей:

1.) Talker — Родитель, который является Talker, пытается объяснить своим детям все мелочи. Я твердо верю в то, что мы должны объяснять нашим детям «почему». Я не верю в применение произвольных правил. Если на меня накладывается ограничение, я хочу знать причину этого и думаю, что наши дети заслуживают такой же вежливости.

Однако…

Иногда мы слишком много объясняем. Мы тратим слишком много времени, говоря нашим детям, почему они не должны что-то делать, что они сделали не так, что им нужно делать по-другому, и так далее.А пока наши дети учатся отключать нас. Слишком много разговоров не столько подчеркивает нашу точку зрения, сколько привлекает внимание наших детей.

2.) Угрожающий — Как и мать в парке, родитель, который постоянно угрожает и никогда не выполняет своих обязательств, примерно так же эффективен, как ремень безопасности без защелки. Как правило, я считаю, что техника 1, 2, 3 ужасно неэффективна. Дети видят это насквозь. Когда вы начинаете считать, дети в возрасте до одного года знают, что все, что им нужно сделать, это дождаться, пока вы дойдете до ужасных двух и трех четвертей , прежде чем им даже нужно будет думать о реакции.И если вы не доведете до конца свою угрозу наказанию, счет до трех в лучшем случае будет смехотворным.

Дети жаждут безопасности правил. Они процветают, когда у них есть четкие границы, и чтобы установить их, вам нужно установить четкие последствия. Угрожать последствиями и не доводить до конца только запутает маленьких детей.

3.) The Yeller — Опять же, наши дети — невероятно умные маленькие существа. Они довольно быстро понимают, как раздвинуть границы и как далеко они могут зайти, прежде чем что-нибудь случится в Стране Мам.Если вы кричите, ваши дети, вероятно, научатся отключать вас, так же как они отключаются от родителей Говорящего. Я понимаю это, так как легко могу стать жертвой вопля. По большей части это происходит из-за моего нежелания немедленно решать проблему.

Другими словами — Я ленив . Я жду, пока все выйдет из-под контроля, прежде чем взорваться, что всегда приводит к извинениям перед детьми. Когда они стали старше, я стал лучше понимать, как быстро и быстро справляться с поведенческими проблемами, прежде чем они перерастут в полное раздражение и разочарование.Он создан для более мирного домашнего хозяйства.

4.) The Huffer — Этот родитель также может быть идентифицирован как Sigher или The Eyeroller. Этот родитель выражает свое разочарование, внешне и явно показывая свое раздражение и разочарование. Проблема с такой техникой в ​​том, что она полностью пассивно-агрессивная. Дети знают, что мама расстроена, в большинстве случаев они знают, почему, и они могут или не могут быть склонны что-то с этим делать. Если они очень молоды или обладают чувствительным типом духа, они могут попытаться остановить любое поведение, вызвавшее очевидное разочарование, но по мере взросления они, вероятно, потеряют чувствительность к вашему разочарованию и просто пройдут мимо без страха. обращения.

5.) Авторитарный — Авторитарный родитель, скорее всего, установит множество правил и суровое наказание, если правила соблюдаются. Этот родитель обычно добивается определенного поведения и послушания, но опасность такого стиля воспитания заключается в том, что ваши дети научатся подчиняться только для того, чтобы держать вас подальше от них, а не потому, что у них есть желание поступать правильно. Произвольные правила без объяснения причин и строгие наказания, которые не обязательно соответствуют преступлению, могут стать причиной ожесточенных детей.

Как родители, мы все хотим делать то, что правильно и лучше всего для наших детей, включая обучение их тому, как быть контролируемыми и уважительными гражданами. Ключевым моментом является сбалансированный подход к обучению, любви и моделированию этих качеств. Понижение уровня и объяснение того, почему мы хотим, чтобы они слушались и какой результат мы ожидаем увидеть, дает им чувство ответственности за собственное поведение. Предсказуемые последствия дают им здоровые и безопасные границы, необходимые для понимания того, как устроена жизнь.Позитивное подкрепление и похвала помогают нашим детям гордиться собой и своими достижениями.

Это никогда не бывает легко, но если мы готовы постоянно работать над собой и , как воспитывать детей, мы действительно можем положительно повлиять на то, кем становятся наши дети во взрослом возрасте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2020 All Rights Reserved.