Разное

Неусидчивость у детей: Рекомендации для родителей неусидчивого и невнимательного ребенка — Департамент образования Еврейской автономной области

Содержание

Рекомендации для родителей неусидчивого и невнимательного ребенка — Департамент образования Еврейской автономной области

Ваш ребенок чрезмерно активный, вспыльчивый, импульсивный или невнимательный?

Можно перечислить целый ряд вероятных причин такого поведения ребенка. Оно может быть связано с расстройствами слуха или зрения, заболеванием щитовидной железы, скукой, депрессией, тревогой, страхом, психическими заболеваниями или побочным действием некоторых препаратов, чрезмерными физическими и эмоциональными нагрузками.

Также такое поведение может быть вызвано трудностями в обучении. Или, возможно, задания слишком трудные или легкие для него, что вызывает у него отчаяние или скуку.

Другой возможной причиной невнимательности и неусидчивости ребенка может быть заболевание, под названием — синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Ребенку, страдающему такими расстройствами, трудно сосредоточиться на чем-либо, спокойно сидеть на месте или выполнять чужие указания. По оценкам специалистов, такие расстройства отмечаются у 5% детей. Чрезмерная активность на фоне нарушений внимания приблизительно в пять раз чаще встречается у мальчиков, чем у девочек.

Если вы подозреваете, что у вашего ребенка имеются явления повышенной активности вследствие дефицита внимания, обратитесь к педиатру. Долгосрочный прогноз в отношении гиперактивных детей с расстройствами внимания является благоприятным, если они получают соответствующее лечение. Тогда они хорошо занимаются в школе и многие из них прекрасно устраиваются в жизни, став взрослыми.

Рекомендации для родителей неусидчивого и невнимательного ребенка

Детские психологи выделяют несколько «не», которыми должны руководствоваться любящие и понимающие родители, борясь с детской невнимательностью и неусидчивостью: не ругать, не надсмехаться, не наказывать, не сравнивать с другими детьми, не впадать в крайности, исправляя за ребенка ошибки или требуя от него по десять раз самостоятельной переделки чего-либо без помощи взрослых.

  1. В своих отношениях с ребёнком используйте метод поощрения: хвалите его в каждом случае, когда он этого заслужил.
  2. Соблюдайте правило: «разделяй и властвуй». Дети с повышенной двигательной активностью способны концентрировать внимание лишь и течение очень короткого времени. Им трудно выполнять сложные инструкции. Поэтому очень важно разбивать задачи на несколько небольших частей. Говорите сдержанно, спокойно.
  3. Слова, «тормозящие» детей, не должны носить негативной окраски(«Не отвлекайся!», «Не смотри по сторонам!», «Не трогай машинки!»). Более удачным вариантом могут быть высказывания: «Давай закончим строчку», «Сейчас закрасим шапочку и поиграем», «Посмотри, тебе осталось написать две буквы!».
  4. Избегайте повторения слов «нет», «нельзя».Если Вы что-то — запрещаете ребенку, постарайтесь объяснить, почему это делаете. Составьте несколько запретов и четко следуйте им, всегда применяя в случае нарушений санкции (о которых тоже надо сказать ребенку).
  5. Избегайте завышенных или наоборот заниженных требований к ребёнку. Старайтесь ставить перед ним задачи, соответствующие его способностям.
  6. Не навязывайте ему жёстких правил. Ваши указания должны быть указаниями, а не приказами. Требуйте выполнения правил, касающихся его безопасности и здоровья, в отношении остальных не будьте столь придирчивы.
  7. Поддерживайте дома чёткий распорядок дня. Приём пищи, игры, прогулки, отход ко сну должны совершаться в одно и то же время. Награждайте ребёнка за его соблюдение.
  8. Поручите ему часть домашних дел, которые необходимо выполнять ежедневно (ходить за хлебом, кормить собаку и т.д.) и ни в коем случае не выполняйте их за него.
  9. Создайте необходимые условия для работы. Сократите количество отвлекающих факторов:громких звуков, эмоциональной речи, ярких картинок и игрушек, интересных журналов и книг, движущихся объектов. Во время занятий на столе не должно быть ничего, что отвлекало бы его внимание. Над столом не должно быть никаких плакатов и фотографий. Очень хорошо организовать в комнате спортивный уголок (с перекладиной для подтягивания, гантели для соответствующего возраста, эспандеры, коврик).
  10. Если ребёнку трудно учиться, не требуйте от него высоких оценок по всем предметам. Достаточно иметь хорошие отметки по 2-3 основным.
  11. Поощряйте ребенка за любую деятельность, требующую концентрации внимания.
  12. Требуйте, чтобы любое начатое ребенком дело доводилось до конца. Девиз «и так сойдет» должен стать табу для взрослых и детей в Вашей семье.
  13. Оберегайте ребёнка от переутомления, поскольку оно приводит к снижению самоконтроля. Не позволяйте ему подолгу сидеть у телевизора.
  14. Старайтесь, чтобы ребёнок высыпался. Недостаток сна ведёт к ещё большему ухудшению внимания и самоконтроля. К концу дня ребёнок может стать неуправляемым.
  15. Обучайте отделять важные дела от второстепенных, при этом помните, что наиболее привлекательно для ребенка то, что наглядно, привлекательно, эмоционально. Конечно для ребенка компьютерные игры интереснее уроков, но ему необходимо объяснить, что без знаний есть риск вообще остаться без компьютера, т.к. технический прогресс не стоит на месте и требует от людей все новых и новых знаний и умений.

Неусидчивость у детей: Что делать?

Можно перечислить целый ряд вероятных причин такого поведения ребенка. Оно может быть связано с расстройствами слуха или зрения, заболеванием щитовидной железы, скукой, депрессией, тревогой, страхом, психическими заболеваниями или побочным действием некоторых препаратов, чрезмерными физическими и эмоциональными нагрузками. Также такое поведение может быть вызвано трудностями в обучении. Или, возможно, задания слишком трудные или легкие для него, что вызывает у него отчаяние или скуку.

Другой возможной причиной невнимательности и неусидчивости ребенка может быть заболевание, под названием — синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Ребенку, страдающему такими расстройствами, трудно сосредоточиться на чем-либо, спокойно сидеть на месте или выполнять чужие указания. По оценкам специалистов, такие расстройства отмечаются у 5% детей. Чрезмерная активность на фоне нарушений внимания приблизительно в пять раз чаще встречается у мальчиков, чем у девочек.

Если вы подозреваете, что у вашего ребенка имеются явления повышенной активности вследствие дефицита внимания, обратитесь к педиатру. Долгосрочный прогноз в отношении гиперактивных детей с расстройствами внимания является благоприятным, если они получают соответствующее лечение. Тогда они хорошо занимаются в школе и многие из них прекрасно устраиваются в жизни, став взрослыми.

Мы привыкли связывать усидчивость с терпением, выдержкой в занятиях, требующих длительной сидячей работы, прилежанием, старательностью, трудолюбием, с усердием, настойчивостью и упорностью. Неусидчивость начинает проявляться с детского возраста, она мешает ребенку быть внимательным и концентрированным, это сказывается на учебе, страдает успеваемость, могут возникать различные трудности в общении. Наиболее часто специалисты отмечают проявление неусидчивости у несовершеннолетних детей. Хотя в большинстве случаев такое поведение не связано напрямую с развитием каких-либо заболеваний. Психологи отмечают сразу несколько причин, по которым может возникнуть данный недуг:

Органические нарушения мозговой деятельности

 Часто подобные проблемы не проявляют себя до 3,5 лет. Это связано с тем, что до данного возраста родители проводят мало занятий с ребенком. А при начале образования детский мозг получает серьезные нагрузки, вследствие которых и начинается неусидчивость.

Быстрая смена обстановки: Во многих развивающих организациях применяется игровая форма обучения, ребенок постоянно находится в движении и получает много информации. После прихода домой с таких занятий чадо продолжает активность, поскольку привыкает к подобному способу обучения.

Проблемы психологического характера: Вследствие некоторых причин, которые взрослым могут показаться пустяком, ребенок может получить психологическую травму. При ее наличии может проявляться хаотичная деятельность, возникновение тревоги и разброс интересов.

Стоит отметить то, что причин для возникновения неусидчивости у ребенка множество, и практически все они носят индивидуальный характер. Поэтому для точного установления возникновения недуга, а также для правильного лечения следует внимательно проследить за чадом. Ведь причиной может стать даже неправильный выбор стула, на котором сидит неусидчивый ребенок во время занятий. Специалисты различают две основных группы причин возникновения такого недуга, как неусидчивость:

1. Патофизиологические.

2. Медикаментозные.

Выявление причин - наиболее важная часть начала лечения данной болезни. Узнав то, с чего именно началось заболевание, специалист сможет правильно подобрать программу выздоровления.

Патофизиологические причины: До недавнего времени специалисты не брали во внимание патофизиологические причины возникновения неусидчивости. Это связано с тем, что подобные причины появления недуга встречаются значительно реже. Но за счет развития прогресса появились более точные методы диагностики, которые позволили исследовать немедикаментозную этиологию неусидчивости. Так, к примеру, в 2013 , благодаря магнитно-резонансной томографии (МРТ) высокого разрешения было установлено, что после резкого начала неусидчивости у пациентов было зарегистрировано отсутствие крови в определенной части головного мозга.

Привести к плохому кровообращению могут многие факторы. В том числе, и неправильный выбор мебели. Так, неудобное рабочее кресло может способствовать затеканию мышц и снижению кровообращения. Поэтому, если Вы почувствовали, что начали часто отвлекаться от работы, то следует в первую очередь заменить именно стул.  

Распространенные причины неусидчивости

 Чаще всего неусидчивость как у детей, так и у взрослых не является прямым заболеванием. В большинстве случаев отсутствие сконцентрированного внимания является следствием неправильного выбора рабочей мебели. При появлении дискомфорта человеку сложно сосредоточиться на одном деле, и ему приходится постоянно вставать или менять свое положение.

Главная причина отсутствия усидчивости

Нарушение концентрации как у детей, так и у взрослых может быть следствием множества причин. Так, к примеру, у людей спровоцировать скачки настроения и невнимательность могут такие факторы, как:

  • Прием медикаментов;
  • Повышенное влечение к сладостям;
  • Проблемы углеводного обмена;
  • Нехватка важных элементов в организме, таких как железо и магний;
  • Повышенное содержание свинца в крови.

Помимо этого, поспособствовать отсутствию концентрации внимания могут некоторые пищевые добавки в виде консервантов, ароматизаторов и других веществ. Но не всегда причиной неусидчивости является недуг.  

Неусидчивость: Что делать?

Здоровье ребенка в большей степени зависит от того, что его окружает: обстановка в школе, дома или на занятиях в кружках. При получении знаний дети сидят на стульях, которые часто выполнены по одной схеме и подходят далеко не для всех. В итоге проявляется дискомфорт, устает позвоночник, и ребенку приходится постоянно менять свою позу, что развивает неусидчивость и значительно снижает концентрацию.

Можно ли научить ребенка усидчивости?

При необходимости, родители могут самостоятельно научить своего ребенка усидчивости, сделать это довольно просто. Прежде всего, следует правильно подходить к его обучению и занятиям, стараться проводить их так, чтобы ребенку было как можно интереснее. Для этого можно использовать различные методики, а также правильно подходить к выбору мебели, с которой контактирует чадо во время обучения.

При правильном подходе у ребенка может быстро развиться усидчивость. Он станет более внимательным и сможет подтянуть свои оценки в школе. Помимо этого, Вы сами заметите, что у него появится больше свободного времени, а занятия даже могут принести ему удовольствие. Главное ‒ правильно начать путь к заветной цели.

Рекомендации для родителей неусидчивого и невнимательного ребенка

Детские психологи выделяют несколько «не», которыми должны руководствоваться любящие и понимающие родители, борясь с детской невнимательностью и неусидчивостью: не ругать, не надсмехаться, не наказывать, не сравнивать с другими детьми, не впадать в крайности, исправляя за ребенка ошибки или требуя от него по десять раз самостоятельной переделки чего-либо без помощи взрослых.

  1. В своих отношениях с ребёнком используйте метод поощрения: хвалите его в каждом случае, когда он этого заслужил.
  2. Соблюдайте правило: «разделяй и властвуй». Дети с повышенной двигательной активностью способны концентрировать внимание лишь и течение очень короткого времени. Им трудно выполнять сложные инструкции. Поэтому очень важно разбивать задачи на несколько небольших частей. Говорите сдержанно, спокойно.
  3. Слова, «тормозящие» детей, не должны носить негативной окраски(«Не отвлекайся!», «Не смотри по сторонам!», «Не трогай машинки!»). Более удачным вариантом могут быть высказывания: «Давай закончим строчку», «Сейчас закрасим шапочку и поиграем», «Посмотри, тебе осталось написать две буквы!».
  4. Избегайте повторения слов «нет», «нельзя».Если Вы что-то — запрещаете ребенку, постарайтесь объяснить, почему это делаете. Составьте несколько запретов и четко следуйте им, всегда применяя в случае нарушений санкции (о которых тоже надо сказать ребенку).
  5. Избегайте завышенных или наоборот заниженных требований к ребёнку. Старайтесь ставить перед ним задачи, соответствующие его способностям.
  6. Не навязывайте ему жёстких правил. Ваши указания должны быть указаниями, а не приказами. Требуйте выполнения правил, касающихся его безопасности и здоровья, в отношении остальных не будьте столь придирчивы.
  7. Поддерживайте дома чёткий распорядок дня. Приём пищи, игры, прогулки, отход ко сну должны совершаться в одно и то же время. Награждайте ребёнка за его соблюдение.

  8. Поручите ему часть домашних дел, которые необходимо выполнять ежедневно (ходить за хлебом, кормить собаку и т.д.) и ни в коем случае не выполняйте их за него.
  9. Создайте необходимые условия для работы. Сократите количество отвлекающих факторов:громких звуков, эмоциональной речи, ярких картинок и игрушек, интересных журналов и книг, движущихся объектов. Во время занятий на столе не должно быть ничего, что отвлекало бы его внимание. Над столом не должно быть никаких плакатов и фотографий. Очень хорошо организовать в комнате спортивный уголок (с перекладиной для подтягивания, гантели для соответствующего возраста, эспандеры, коврик).
  10. Если ребёнку трудно учиться, не требуйте от него высоких оценок по всем предметам. Достаточно иметь хорошие отметки по 2-3 основным.
  11. Поощряйте ребенка за любую деятельность, требующую концентрации внимания.
  12. Требуйте, чтобы любое начатое ребенком дело доводилось до конца. Девиз «и так сойдет» должен стать табу для взрослых и детей в Вашей семье.
  13. Оберегайте ребёнка от переутомления, поскольку оно приводит к снижению самоконтроля. Не позволяйте ему подолгу сидеть у телевизора.
  14. Старайтесь, чтобы ребёнок высыпался. Недостаток сна ведёт к ещё большему ухудшению внимания и самоконтроля. К концу дня ребёнок может стать неуправляемым.
  15. Обучайте отделять важные дела от второстепенных, при этом помните, что наиболее привлекательно для ребенка то, что наглядно, привлекательно, эмоционально. Конечно для ребенка компьютерные игры интереснее уроков, но ему необходимо объяснить, что без знаний есть риск вообще остаться без компьютера, т.к. технический прогресс не стоит на месте и требует от людей все новых и новых знаний и умений.

Неусидчивый ребенок | Дефектология Проф

Ваш ребенок чрезмерно активный, вспыльчивый, импульсивный или невнимательный?

Можно перечислить целый ряд вероятных причин такого поведения малыша.

Оно может быть связано с расстройствами слуха (хроническое воспаление среднего уха) или зрения, заболеванием щитовидной железы, скукой, депрессией, тревогой, страхом, интоксикацией свинцом, насильственными действиями на сексуальной почве, психическими заболеваниями или побочным действием некоторых препаратов. Также такое поведение может быть вызвано трудностями в обучении (ребенок может быть еще не готов учиться читать и писать на тот момент, когда его этому учат). Или, возможно, задания слишком трудные или легкие для него, что вызывает у него отчаяние или скуку.

Другой возможной причиной невнимательности и неусидчивости ребенка может быть заболевание, под названием — синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Ребенку, страдающему такими расстройствами, трудно сосредоточиться на чем-либо, спокойно сидеть на месте или выполнять чужие указания. По оценкам специалистов, такие расстройства отмечаются у 5% детей в США.

Чрезмерная активность на фоне нарушений внимания приблизительно в пять раз чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. Эти расстройства могут обнаруживаться еще до того, как ребенок начинает ходить, и могут продолжаться по достижении им взрослого возраста.

Никто не может сказать, почему возникают эти расстройства. Некоторые ученые предполагают, что дело здесь в нарушении функций мозга в его лобной части. Вместе с другими отделами мозга эта область отвечает за контроль движений и внимания.

Диагностировать данное заболевание должен только специалист. Следует отметить, что чем раньше выявили заболевание и начали лечение, тем выше вероятность выздоровления.

Одна из трудностей в диагностировании СДВГ — то, что он часто сопровождается другими проблемами. Например, многие детей с СДВГ также имеют трудности обучения, что означает, что у них есть проблемы в изучении языка или определенных академических навыках, обычно в чтении и математике. СДВГ сам по себе не является трудностью обучения. Но поскольку при СДВГ нарушена концентрация внимания, это может усилить школьные проблемы ученика с трудностями обучения.

Небольшая группа людей с СДВГ страдает редким расстройством, называемым синдром Туретта. У людей с синдромом Туретта есть тики и другие непроизвольные движения, такие как моргание или лицевые конвульсии, которые они не в состоянии контролировать. Другие могут гримасничать, дергать плечами, шмыгать носом или неожиданно выкрикивать слова. К счастью, этим поведением можно управлять с помощью лекарств. Исследователи национального института психического здоровья и других организаций занимаются определением безопасности и эффективности лечения людей, страдающих и синдромом Туретта, и СДВГ вместе.

Более серьезная ситуция: почти половина детей с СДВГ — главным образом мальчики — склонны к оппозиционному вызывающему расстройству. Эти дети могут слишком остро отреагировать или ударить, когда они плохо себя чувствуют. Они могут быть упрямыми, вспыльчивыми, вести себя агрессивно или вызывающе. Иногда это превращается в более серьезные поведенческие расстройства.

Дети с таким сочетанием проблем постоянно рискуют нарваться на неприятности в школе, иногда даже с полицией. Они могут опасно рисковать и нарушать законы — красть, поджигать, разрушать имущество и безрассудно вести машину. Важно, чтобы дети с этими расстройствами получили помощь прежде, чем их поведение приведет к более серьезным проблемам.

Иногда многие дети с СДВГ — главным образом младшие дети и мальчики — переживают другие эмоциональные расстройства. Около четверти детей испытывают тревожные чувства. Они чувствуют огромное беспокойство, напряженность или тревогу, даже когда нечего бояться. Поскольку эти ощущения страшнее, сильнее и чаще обычных страхов, они могут повлиять на мышление ребенка и его поведение.

Другие испытывают депрессию. Депрессия выходит за пределы обычной печали — люди могут ощутить такую подавленность, что они почувствуют себя безнадежными и неспособными справиться с повседневной работой. Депрессия может нарушить сон, аппетит и мыслительную способность.

Поскольку эмоциональные расстройства и нарушение внимания часто идут «рука об руку», необходимо каждого ребенка с СДВГ проверить на предмет сопутствущих ощущений тревоги и депрессии. Тревожность и депрессию можно вылечить, и, помогая детям управлять такими сильными болезненными чувствами, мы помогаем им справляться и преодолевать проблемы, вызванные СДВГ.

Конечно, не все дети с СДВГ страдают дополнительным расстройством. Также нельзя приписывать всем людям с трудностями обучения, синдромом Туретта, оппозиционным вызывающим расстройством, кондуктивным расстройством, тревожностью или депрессией наличие у них СДВГ. Но если СДВГ действительно сопровождается другим расстройством, то сочетание проблем может серьезно усложнить жизнь человека. Поэтому важно обратить внимание на другие расстройства у детей, страдающих СДВГ.

Лечебные воздействия для смягчения и устранения симптомов.

Если вы подозреваете, что у вашего ребенка имеются явления повышенной активности вследствие дефицита внимания, обратитесь к педиатру. Вы можете узнать, например, что будет достаточно подобрать ребенку новую пару очков или назначить другие препараты, чтобы восстановить порядок в семье. Если все-таки будет установлено наличие указанного синдрома, то существуют различные виды лечения, которые помогут вам в данной ситуации.

Долгосрочный прогноз в отношении гиперактивных детей с расстройствами внимания является благоприятным, если они получают соответствующее лечение. Тогда они хорошо занимаются в школе и многие из них прекрасно устраиваются в жизни, став взрослыми.

Обдумайте вопрос о медикаментозном лечении. Врач может посоветовать вам комбинированное лечение несколькими препаратами, включая антидепрессивные и стимулирующие средства, как например, риталин. (Некоторые препараты, которые действуют стимулирующим образом на взрослых, способствуют лучшей концентрации внимания у детей и в результате этого более спокойному поведению.)

Однако все подобные препараты обладают побочным действием. В некоторых случаях оно выражено слабо — в виде снижения аппетита и бессонницы. В редких случаях при побочном действии препаратов отмечаются тики лицевой мускулатуры, сердечные расстройства или нарушения со стороны печени. Попросите врача, чтобы он объяснил вам все возможные осложнения медикаментозного лечения. Будет вполне разумно поинтересоваться мнением еще одного специалиста — педиатра или детского психиатра прежде, чем лечить ребенка этими мощными средствами.

Если будет начато лечение специальными препаратами, вы должны будете заметить улучшение в повелении ребенка через одну-три недели в зависимости от препарата. Если вы обнаружите побочное действие препарата или отсутствие эффекта в пределах указанного времени, настаивайте на смене или прекращении лечения.

Используйте метод поощрения. Мотивация поступков ребенка с чрезмерной активностью и неустойчивым вниманием хорошо регулируется системой поощрения. За правильное поведение или выполнение какой-либо задачи ребенок может получить вознаграждение в виде дополнительного часа просмотра телевизионной программы или порции пиццы.

При использовании этих методов следует иметь в виду, что поставленные задачи должны соответствовать возможностям ребенка, а вознаграждение должно осуществляться незамедлительно. Если ребенок не получает положенного ему вознаграждения в течение трех недель, ему трудно осознать, почему он старался вместо неправильных действий совершить что-то хорошее.

Постарайтесь избегать скандалов. Неусидчивые дети часто отличаются неуравновешенностью. Есть простой способ смягчить эти расстройства. Нужно удалиться куда-нибудь на то время, когда у ребенка возникает вспышка гнева. Если ребенок пойдет следом за вами в другую комнату, закройтесь в ванной или спальне, так, чтобы он не мог добраться до вас.

Когда ребенок увидит, что некому наблюдать за его спектаклем, его раздражение быстро пройдет. Таким образом, можно дать понять ребенку, что он должен сам успокоиться, и вы увидите, что это в действительности происходит.

Будьте осторожны в отношении критических замечаний. Если даже ваш ребенок не слишком хорошо справляется с задачей или ведет себя неидеально, постарайтесь все-таки похвалить его. Так, если на обувание ему понадобится 30 минут, постарайтесь избегать таких выражений, как: «Посмотри, сколько времени ты тратишь на то, чтобы надеть ботинки!»

Вместо этого попробуйте сказать: «Ну вот, теперь ты, наконец, надел ботинки. Я был уверен, что ты справишься с этим. Но давай посмотрим в следующий раз, сможешь ли ты сделать это немного быстрее». Даже если вы уверены на 200%, что это достижение является плодом ваших усилий, не забудьте сказать ребенку, что он справился с задачей.

Занимайтесь с ребенком специальными упражнениями. Многие неусидчивые дети не имеют правильного представления о времени и скорости. Если вы попросите такого ребенка быстро пройти по комнате из одного конца в другой, а потом в обратном направлении медленно, то вряд ли он поймет различие.

Здесь на помощь ему могут придти упражнения по релаксации — глубокое дыхание или йога. (Ваш врач может направить вас к специалисту, который научит этому детей.) Есть специальные игры, которые помогают ребенку научиться внимательно слушать и вовремя решать задачи. С помощью этих игр можно научить его действовать не спеша и концентрировать внимание.

Соблюдайте правило: «разделяй и властвуй». Дети с повышенной двигательной активностью способны концентрировать внимание лишь и течение очень короткого времени. Им трудно выполнять сложные инструкции. Поэтому очень важно разбивать задачи на несколько небольших частей.

Если ребенку предстоит решать 25 задач по математике, давайте ему по пять задач одновременно, распределяя все задание равномерно в течение вечера, пока он полностью не выполнит его.

Кроме этого, если вы просите ребенка что-то сделать, давайте ему простые и краткие инструкции. Если ваши указания выходят за пределы одного предложения, они считаются слишком длинными для детей с этими расстройствами.

что делать и как помочь ребенку развить усидчивость

Вместе с психологом домашней школы Еленой Петрусенко мы собрали несколько типичных причин, по которым детям бывает сложно сосредоточиться на онлайн-уроках.   

Причина 1. У ребёнка нет своего рабочего места

Залог эффективной учёбы дома — хорошо оборудованное место. Если стол завален лишними вещами, а стул шатается, то сконцентрироваться на уроке действительно будет непросто. 

Решение: позаботьтесь о хорошем столе, стуле и освещении рабочего места ребёнка. Лучше всего оборудовать его у окна. Для правши ставьте стол слева от окна, для левши — справа. Монитор компьютера должен находиться на расстоянии 50 см от глаз. Стол и стул подбираются таким образом, чтобы ступни стояли на полу, а предплечья свободно лежали на столе.

<<Блок перелинковки>>

Причина 2. Ребёнок отвлекается на соцсети

Пока учителя и родители не видят, рука так и тянется к смартфону. Современному подростку крайне важно быть онлайн постоянно и отвечать друзьям молниеносно. 

Решение: просто уберите телефон и договоритесь, что пользоваться им можно после занятий. В браузере компьютера можно поставить запрет на выход в социальные сети и просмотр YouTube. Подумайте и о других отвлекающих факторах: включённый телевизор, игрушки на столе, кот в комнате. Все эти факторы тоже нужно устранить на время учёбы.

Причина 3. Ребёнок привык дома отдыхать, а не учиться

Многим ребятам кажется, что дистанционка — это не учёба. Ну разве можно всерьёз слушать учителя, пока лежишь на диване в пижаме?

Решение: ваша задача — создать обстановку, которая будет настраивать ребёнка на учебную деятельность. Проследите, чтобы он переодевался в повседневную одежду, умывался, чистил зубы и занимался за своим рабочим столом.

Источник: freepik.com 

Причина 4. Ребёнок не успевает за учителем

Для некоторых ребят уроки в прямом эфире непривычны, особенно если до этого ребёнок редко проводил время за компьютером. Если школьник не успевает что-то записывать или спрашивать, у него появляется стресс.  

Решение: Если ребёнок неусидчивый и невнимательный, то ему легче осваивать материал, который доступен не только онлайн, но и в записи. В «Фоксфорде» видеозаписи всех вебинаров хранятся в личном кабинете ученика. Если же у вас занятия проходят на другой платформе, установите программу для записи скринкастов с экрана или покажите ребёнку, как записывать видеоконференции. Тогда пропущенный материал всегда можно будет отмотать назад и пересмотреть.

Причина 5. Ребёнок перегружен или подавлен

Усталость и взволнованность не располагают к тому, чтобы заниматься.

Решение: постарайтесь создавать вокруг ребёнка спокойную и дружелюбную атмосферу. Интересуйтесь его самочувствием, не забывайте про распорядок дня, правильное питание и прогулки на свежем воздухе.

Причина 6. Ребёнку не нравится подача материала

Монотонные лекции без картинок, дополнительных материалов и интересных фактов не способствуют тому, чтобы ребёнок спокойно просидел всё время занятий. 

Решение: повлиять на этот фактор родителю сложно, но можно. Вы можете подобрать для ребёнка такую школу, где материал подаётся интересно, неформально. Такую, куда ребёнку самому захочется приходить. Для этого тестируйте разные онлайн-школы, пользуясь бесплатным пробным периодом.

Непослушный, неусидчивый ребенок. В помощь родителям.

Начался учебный год. И пошли родители ко мне косяками с жалобами на невнимательность ребенка.
Готова делиться опытом и советами. Конечно, каждый малыш-индивидуальный и уникальный. Но, общие советы Вам пригодятся.

Проблема невнимательности чаще преследует детей младшей школы. Перемены в жизненном графике,новые требования и полное отсутствие поддержки и послаблений со стороны мам и пап. Да еще новые лица, новые стены — сплошной стресс для маленького человечка! Учеба требует концентрации внимания от ребенка, исключает отказ и избегание ответственности. Еще вчера ребенок мог заплакать и спрятаться за добрую маму. Сегодня к нему предъявляют требования, от него ждут, к нему обращаются. Сколько новых чувств! И все безрадостные! И близких нет рядом, чтобы проистерить и сказаться обиженным.

Если у малыша существует проблема с вниманием, то требовать от него вдруг стать внимательным не стоит. Он не умеет и не знает «Как». Дабы устранить следствие, давайте разберем возможные причины:

Синдром дефицита внимания и гиперактивность ( СДВГ).

«Он такой шебутной!» — жалуется мама. Такие детки заметны сразу своей двигательной активностью, неусидчивостью, отсутствием покоя, высокой скоростью переключения внимания. Первый тревожный звонок, как правило, возникает задолго до школы. Ребенок не может удержать внимание и неподдельный интерес к новому приключению. Быстро «зажигается» любопытством и быстро «охладевает».
Школьные требования лишь усугубляют ситуацию тревоги ребенка и родителей. Если ребенок бесконечно переключается непоследовательно с одного дела на другое, ничего при этом не заканчивая, можно подозревать, что этот спектакль для привлечения Вашего внимания.
Но, если и воспитатель и учителя сокрушаются про неуловимость ребенка, значит родителям стоит запастись долготерпением и знаниями про сей недуг. Без медиков, психологов и специальной комплексной терапии вам не обойтись. Начинать нужно с регулирования нервных импульсов «возбуждение-торможение» и методическими тренингами волевых, бихевиорально-когнитивных функций ребенка.

Симптомы СДВГ (гиперактивности) у ребенка:

суетность, возбудимость, неусидчивость, эмоциональная нестабильность, импульсивность, реактивность, игнорирование социальных правил поведения и взаимодействия, непреодолимые трудности с организацией деятельности, забывчивость, непунктуальность, безответственность, склонность терять вещи, бессонница.

В моей психотерапевтической практике, изучая анамнез болезни ребенка, историю семьи статистика причин возникновения СДВГ такова:

Наследственная предрасположенность: примерно половина родителей детей с СДВГ страдали тем же недугом. Нарушения внутриутробного развития плода. Преждевременные роды. Когда в беременности у мамы был острый токсикоз, рвота, дестабилизация, длительный отказ от еды или повышенное давление, а у малыша диагностировали внутриутробную и постродовую асфиксию, риск развития заболевания утраивается. Стремительные или затяжные роды могут стать причиной синдрома гиперактивности ребенка.

Выполнить замеры параметров внимательности можно уже с пяти лет. Также для диагностирования синдрома проводится магнитно-резонансная томография и электроэнцефалографическое исследование. Аппаратные обследования абсолютно безопасны и безболезненны для ребенка. По совокупности результатов определяется наличие и тяжесть расстройства, выбор комплексной методики психологической, неврологической, иногда, медикаментозной терапии.

В садовский период у малыша ведущий тип психической деятельности это общение. И признаки гиперкенетизма толкуются как открытость, доброжелательность ребенка, беспринципность и невоспитанность наконец. В младшем школьном возрасте ведущей психической деятельностью становится любопытство, обучение.
И эти качества взрослеющей личности начинают требовать усидчивости и фокусировки внимание. В это время «расцветает» симптоматика СДВГ. Они становятся явными и бесспорными. Требования социума, учителей, новые правила взаимодействия обостряют и подчеркивают особенность реакций ребенка. Родители, учителя неожиданно обнаруживают негативные последствия «невоспитанности», неусидчивости, чрезмерной подвижности, неприемлемого поведения маленького хулигана. И, в страхе и в смятении берутся всем миром воспитывать ребенка методом насилия, запретов и лишений.

Все адекватные родители и педагоги помнят свое озорное детство. Маленький ребенок не может усидеть на месте более 35 минут. И эта живость — психологическая норма. Психолог, в первую очередь, интересуется малышом, про которого мама гордо хвастается «Я, где посадила ребенка, там и возьму».
Активность и послушность ребенка регулируются особенностями психики дошкольника. Внимание, интерес и усидчивость можно тренировать. Но, если Ваш ребенок выдается своим поведением из всего класса, задумайтесь. Издержки ли это недовоспитания или ребенку нужна помощь?

Лучший способ успокоить ребенка это переключить его внимание. Если не получается, пробуйте шоковые методы: крик, музыка, неожиданные эмоции, лица. Да, такой ребенок требует бОльшего внимания и терпения. Временной контроль, последовательность собственных действий, деликатные правила взаимодействия контролируете вы. Специальные, игровые занятия с психологом, домашние упражнения на тренировку внимания.

Основной задачей упражнений на тренировку и укрепление внимания это корректурные задачки, требующие выделения знаков, букв, картинок по логическому или заданному принципу. Сосредоточенность тренируют ежедневно! В этом главный принцип. Цикличность, систематичность и регулярность. Весьма эффективны упражнения по дороге домой, на прогулке можно воспроизводить последовательно буквы, цифры, родственников, учителей, одноклассников, проезжающие машины одного цвета, одной марки и т.д. В процессе тренинг внимания возрастает на увеличение объемов памяти. Когда ребенок делает промежуточные успехи, тренируйте память и внимание на переключение. Упражнения выполняются в игровой форме, с настроением, без назиданий и требований.

Желаю вам терпения, любви и поддержки близких. Эффект и результат не заставят ждать. Психологи нашего центра — вашей семье в помощь.

Полезные книги о развитии внимания ребенка рекомендую:
О.Ю. Ермолаева,Т.М. Марютина.

Неусидчивый ребенок: как скорректировать его поведение?


Если получилось так, что ваш ребенок неусидчивый, постоянно отвлекается, то нужно понять, каковы причины всего этого. Возможно, такое поведение ребенка просто связано с его возрастом, например, дошкольнику будет неинтересно сидеть с азбукой и пытаться запомнить буквы в течение более 15-20 минут.


Но если ребенок отличается от других малышей чрезмерной активностью, не может многое довести до конца, то возможно лучше проконсультироваться со специалистами, так как часто такие особенности наблюдаются у детей с СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивностью). У таких малышей бывает много сложностей в школе и в общении со сверстниками. Им необходимо оказывать своевременную помощь со стороны педагогов, психологов и других специалистов.


Как можно помочь малышу? Вы можете создать для него более спокойную обстановку. Не включайте громко музыку, телевизор, не кричите на ребенка, чаще хвалите за помощь вам, за успешное выполнение каких-либо заданий.


Важен режим дня, ребенок должен высыпаться, вовремя ложиться спать, для ребенка нужна стабильность, приучайте его к порядку. Пусть он учится убирать вещи в предназначенные для них места. Поощряйте ребенка к соблюдению этих правил.

Игры на внимание и развитие произвольности поведения окажутся очень полезными для неусидчивых детей. Игры смогут подготовить ребенка к будущим изменениям в жизни.


Используйте различные возможности для дополнительной физической нагрузки ребенка. Если ребенок очень активен, то найдите способы для ее конструктивного применения. Например, найдите спортивную секцию, которая заинтересует ребенка. Важны ежедневные прогулки с малышом, небольшие пробежки по парку, катание на роликах, на велосипеде и многое другое.


Обратите внимание на то, что именно ваша последовательность и спокойное, ровное отношение со временем помогут справиться со многими сложностями в воспитании неусидчивого ребенка.


Автор и ведущая рубрики-

психолог, кандидат психологических наук, доцент,

зав.кафедрой социальной психологии УРАО

Каяшева Ольга Игоревна

Поделиться:

Медико-психологический центр «МАДО» — Неусидчивый ребенок. Психолог

Неусидчивый ребенок – это проблема для родителей, никак невозможно уследить за шустрым малышом, чтобы не упал, не покалечился и не натворил каких-нибудь бед. Большинство детей не может долго сидеть на одном месте — им хочется побегать, попрыгать, порезвиться или просто заняться чем-нибудь другим, но если ваш ребенок и пяти минут не может посидеть спокойно, занимаясь одним делом, быстро всё бросает и хватается за всё подряд – это повод насторожиться и обратиться к детскому психологу. Приходите в наш Центр психологической помощи им. А. Адлера, он находится в Москве в Малом каретном переулке, неподалеку от Пушкинской площади и Садово-Каретной улицы. Здесь вы найдете прекрасных специалистов, которые проведут первичный осмотр вашего ребенка и диагностику его проблем.

Если у неусидчивого ребенка, ещё и трудности с концентрацией внимания, а также он плохо спит, очень непослушный, часто впадает в истерику и может быть агрессивным, то, возможно, у него — синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) (после трудных родов или сложной беременности, вероятность этого значительно увеличивается). У таких детей серьёзные проблемы с поведением, они часами бегают, прыгают, кричат и при этом никак не могут остановиться, совершенно не понимают слово «нельзя», а на запрещение отвечают истерикой или агрессией, быстро отвлекаются, не могут долго заниматься одним делом и часто бросают его, не доведя до конца. Что делать родителям в этом случае? При СДВГ без помощи психолога неусидчивому ребенку не обойтись. После диагностики проблемы, специалист проведет с вашим ребенком индивидуальные занятия по коррекции его поведения и даст конкретные советы родителям, чтобы облегчить их взаимоотношения с детьми.

Могут быть и другие причины неусидчивости у детей, например, заболевание щитовидной железы, депрессия, нарушение слуха или зрения. Определить их самостоятельно весьма затруднительно, здесь снова необходимы советы и помощь детского психолога. Стоит также внимательно присмотреться к поведению вашего неусидчивого ребенка, возможно, задание для него слишком легкое и ему скучно или, наоборот, очень сложное и он просто убегает от проблем.

Центр психологической помощи им. А. Адлера расположен в Малом Каретном переулке. Это – в Москве, между Садовым и Бульварным кольцом, в районе Садово-Каретной улицы и Пушкинской площади, рядом целых четыре станции метро — Цветной бульвар, Трубная, Чистые пруды и Сухаревская.

В нашем Центре очень хорошие специалисты. Мы ждем родителей, имеющих проблемы с неусидчивым ребенком.

Синдром беспокойных ног (СБН) у детей и подростков

Обзор

Что такое синдром беспокойных ног (СБН)?

Синдром беспокойных ног (СБН), также называемый болезнью Уиллиса-Экбома, — это нарушение сна, при котором ребенок или подросток сообщает о неудобном и непреодолимом желании пошевелить ногами. Это позыв обычно возникает перед сном, но может возникать и в другое время, когда ноги неактивны, например, когда вы сидите неподвижно в течение длительного периода времени (например, во время длительной поездки на машине или во время просмотра фильма).

Чтобы уменьшить дискомфорт, ребенок или подросток двигает ногами, вытягивает их, вертится и поворачивается, или встает и ходит, или бегает. Облегчение обычно наступает немедленно.

Сколько детей страдают синдромом беспокойных ног (СБН)?

По оценкам, в США примерно 1,5 миллиона детей и подростков страдают синдромом беспокойных ног (СБН). Около 35% пациентов, сообщающих о наличии СБН, говорят, что оно началось в возрасте до 20 лет.

Симптомы и причины

Что вызывает синдром беспокойных ног (СБН)?

Точная причина синдрома беспокойных ног варьируется от ребенка к ребенку. В некоторых случаях причина неизвестна. У других детей СБН может быть связан с низким уровнем железа или иногда с диабетом, почечными или некоторыми неврологическими заболеваниями. Иногда RLS передается по наследству, и в этих случаях считается, что существует генетическая связь. Многие различные типы лекарств, в том числе те, которые используются для лечения депрессии, аллергии и психических расстройств, могут вызывать RLS как побочный эффект.

Каковы симптомы синдрома беспокойных ног (СБН)?

Симптомы синдрома беспокойных ног включают:

  • Дискомфорт в ногах или «хиби-джиби»: Некомфортные ощущения в ногах, которые взрослые часто описывают как ползание, зуд, тянущее движение, ползание, дергание, пульсацию, жжение или грызть. Описано ощущение «колы, текущей по венам». Дети могут описать эти ощущения как «нужно двигаться, шевелиться или пинаться». Эти ощущения обычно возникают перед сном, но могут возникать и в другие периоды бездействия ног.
  • Желание пошевелить ногами: Чтобы уменьшить дискомфорт в ногах, у детей и подростков возникает неконтролируемое желание пошевелить ногами, особенно во время отдыха, например сидя или лежа.
  • Нарушение сна: Для того, чтобы заснуть, часто требуется дополнительное время из-за желания пошевелить ногами, чтобы уменьшить дискомфорт. Иногда бывает трудно заснуть.
  • Проблемы поведения перед сном: Поскольку детям сложно засыпать, они не всегда могут оставаться в постели, и иногда им нужно встать с постели, чтобы размять ноги, чтобы уменьшить дискомфорт.
  • Дневная сонливость: Проблемы с засыпанием и продолжительным сном могут привести к дневной сонливости.
  • Поведение и проблемы с успеваемостью в школе: Опять же, из-за нарушения сна могут возникнуть проблемы с успеваемостью ребенка или дневным поведением (раздражительность, капризность, трудности с концентрацией внимания, гиперактивность и т. Д.).

Диагностика и тесты

Как диагностируется синдром беспокойных ног (СБН)?

Молодых людей, страдающих СБН или проявляющих симптомы СБН, обычно считают страдающими «болями роста» или считающимися перенапряжениями во время физической активности.Однако RLS — это реальное состояние, которое требует соответствующей оценки, диагностики и лечения.

К сожалению, не существует специального теста на синдром беспокойных ног. Диагноз ставится на основании симптомов. Медицинский анамнез и полный медицинский осмотр проводятся, чтобы исключить любые другие возможные проблемы со здоровьем. Может быть назначен анализ крови для проверки уровня железа. Исследование ночного сна может быть рекомендовано для оценки других нарушений сна, особенно расстройства периодических движений конечностей (двигательное расстройство, при котором ноги толкаются или подергиваются во время сна, но ребенок обычно не осознает симптомы).

По данным Фонда синдрома беспокойных ног, для официального диагноза синдрома беспокойных ног у ребенка старше 12 лет должны быть соблюдены следующие критерии:

  • У человека должно быть почти непреодолимое желание пошевелить ногами. Позыв часто сопровождается описанными выше неприятными ощущениями.
  • Симптомы начинаются или усиливаются в состоянии покоя или бездействия, например, когда вы сидите или лежите .Чем дольше период отдыха, тем больше вероятность появления симптомов и тем более серьезными они могут быть.
  • Симптомы временно уменьшаются при движении ног. Рельеф может быть полным или частичным, но сохраняется только до тех пор, пока ноги продолжают двигаться.
  • Симптомы беспокойных ног усиливаются вечером или ночью, чем днем, или возникают только вечером или ночью.
  • Симптомы не связаны с другим заболеванием или поведением.

Для детей младше 12 лет применяются модифицированные критерии, диагноз которых может быть более неопределенным. Ваш лечащий врач сможет обсудить это с вами дополнительно и может даже предложить исследование сна, чтобы помочь с диагностикой.

Ведение и лечение

Как лечится синдром беспокойных ног (СБН)?

Варианты лечения RLS могут включать любое из следующего:

  • Регулярно выполняйте физические упражнения: Можно попробовать легкие упражнения, такие как ходьба или езда на велосипеде.Избегайте тяжелых / интенсивных упражнений в течение нескольких часов перед сном.
  • Примите соответствующие привычки перед сном: Ребенку или подростку разрешается ложиться и лежать в постели только тогда, когда пора ложиться спать. Не ложитесь спать и не проводите время за чтением, просмотром телевизора или играми.
  • Скажите кофеину «нет»: Кофеин может ухудшить RLS, поэтому избегайте продуктов с кофеином (кофе, чай, кола, шоколад и некоторые лекарства).
  • Используйте местные средства комфорта для ног: Приложите грелку, холодный компресс или потрите ноги, чтобы временно облегчить дискомфорт в ногах.Также рассмотрите возможность массажа, точечного массажа, ходьбы, легкой растяжки или других методов расслабления.
  • Проверка уровня железа: Попросите врача проверить уровень железа у ребенка и, при необходимости, уровень фолиевой кислоты. Низкий уровень этих веществ может способствовать появлению симптомов синдрома беспокойных ног. Ваш врач может порекомендовать добавки железа или фолиевой кислоты.
  • Рассмотрите варианты лекарств: Врач вашего ребенка может обсудить несколько различных типов лекарств в качестве возможных вариантов. Большинство лекарств, используемых для лечения RLS у взрослых, не были одобрены Управлением по контролю за продуктами и лекарствами для лечения RLS в педиатрической популяции, поскольку они не были широко изучены у детей.
  • Исключите ненужные лекарства: Поговорите со своим врачом о других лекарствах (как рецептурных, так и внебиржевых) и растительных продуктах, которые может принимать ваш ребенок. Возможно, они ухудшают СБН. Некоторые из продуктов, которые следует обсудить с врачом, включают лекарства от тошноты, простуды, аллергии и депрессии.
  • Проведите обзор рациона: Убедитесь, что ваш ребенок придерживается здоровой и сбалансированной диеты. Вы можете обсудить это с врачом.

В первую очередь обычно пробуют немедикаментозные методы лечения, перечисленные выше.

Понимаем ли мы детское беспокойство? Построение экологически обоснованного понимания посредством рефлексивного сотрудничества

Abstract

Расстройство дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) — это наиболее широко используемый сегодня детский диагноз психического здоровья, но его достоверность является спорной, например, потому что он может скрывать родственные и эмоциональные отношения. экологические аспекты беспокойства.Мы пригласили родителей и специалистов из одной местной общины в западной Норвегии для участия в совместных групповых обсуждениях о том, как осмыслить и понять детское беспокойство. Мы провели тематический и рефлексивный анализ совместных групповых дискуссий о СДВГ и детском беспокойстве и представили результаты, относящиеся к трем экологическим уровням, вдохновленные моделью экологических систем Бронфенбреннера. На уровне индивида беспокойство обсуждалось как индивидуальная черта, как ожидание быть увиденным и услышанным, а также как результат травмы.На уровне диады, группы или семьи беспокойство обсуждалось как феномен взаимоотношений и как проблемы родителей. На уровне сообщества беспокойство обсуждалось как недостаток сотрудничества и отсутствие структур или ресурсов. Наши результаты показывают, как контекстуализированная и кооперативная рефлексивность может способствовать более достоверному пониманию детского беспокойства и как совместное исследование может стимулировать размышления о солидарности и устойчивости в отношении действий взрослых.

Ключевые слова: Синдром дефицита внимания с гиперактивностью, кооперативное рефлексивное исследование, экологические перспективы

Как мы понимаем детское беспокойство? Насколько уместно и с этической точки зрения оправдано сосредоточение внимания на проблемных аспектах поведения отдельного ребенка в деконтекстуализированной манере? Каковы последствия восприятия беспокойства как экологически сложного явления? На эти вопросы сложно ответить, и они могут привести к новому кругу дискуссий, а не к одному удовлетворительному ответу.Тем не менее, начать поиск ответов следует с изучения и оспаривания текущих основных исследований и практики рефлексивного сотрудничества с родителями и профессионалами. Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) — это широко используемое понятие как на непрофессиональном, так и на профессиональном языке, и его можно наблюдать в детском описании себя, в семейной жизни, школах и психиатрических учреждениях, в политических и юридических документах и как структурирующая концепция исследования. Чтобы пролить свет на экологическую сложность детской неугомонности, мы пригласили родителей и разнообразную группу профессионалов из одной местной общины в западной Норвегии для участия в многопрофильных совместных групповых дискуссиях по теме детской неугомонности.

Повсеместность диагноза СДВГ не доказывает автоматически его экологическую и этическую значимость и не способствует устойчивой практике. Исследования СДВГ показывают, что это надежная концепция, но достоверность диагноза все еще обсуждается. Чтобы контекстуализировать наши проблемы и исследовательские интересы, мы сейчас представим и обсудим широкий, но исчерпывающий набор исследований по СДВГ. За этим широким обзором последует краткое размышление об экологии человеческого развития, прежде чем мы представим результаты рефлексивной совместной групповой дискуссии о том, как описать и понять детское беспокойство в данном контексте времени и места.

СДВГ как нейробиологическое расстройство

СДВГ описывается как расстройство нервного развития со стойким паттерном невнимательности и / или гиперактивности-импульсивности, которая мешает функционированию или развитию (American Psychatric Association, 2013). Невнимательность, гиперактивность и импульсивность проявляются в таком поведении, как отклонение от задачи, отсутствие настойчивости, чрезмерная двигательная активность, когда это неуместно, разговорчивость или поспешные действия, которые происходят в данный момент без предусмотрительности и могут нанести вред человеку.Проявления должны присутствовать более чем в одной обстановке, но считается, что признаки расстройства минимальны, когда ребенок часто получает вознаграждение, занимается особенно интересными занятиями или общается один на один.

СДВГ в настоящее время является наиболее распространенным психиатрическим диагнозом среди детского населения (Rowland, Lesesne, & Abramowitz, 2002; Ullebø, 2010) с совокупной распространенностью во всем мире 5,29% (Polanczyk, De Lima, Horta, Biederman, & Роде, 2007). Неврологическое тестирование выявило различия между детьми с СДВГ и без них в двух областях: исполнительная функция и мотивация.Однако ни один из них не является специфическим для СДВГ (Tripp & Wickens, 2009). СДВГ связан с измененной чувствительностью к подкреплению, но недостаточно исследований, посвященных объяснению основных когнитивных и нейронных механизмов (Luman, Tripp, & Scheres, 2010). Также интересно то, что 90% взрослых с диагнозом СДВГ не имеют в анамнезе СДВГ в детстве, а также не демонстрируют проверенных нейропсихологических дефицитов в детстве или во взрослом возрасте (Moffitt et al., 2015).

Стимулирующее лечение СДВГ

В Норвегии количество получателей лечения удвоилось в период с 2004 по 2008 год с примерно 12 000 до почти 23 000 человек (Lillemoen, Kjosavik, Hunskår, & Ruths, 2012).Лекарства получали больше мальчиков, чем девочек, и норвежским детям прописывали лекарства больше, чем в Финляндии, Дании и Швеции, и меньше, чем в Исландии. В Великобритании выписывание стимуляторов детям, подросткам и взрослым увеличилось до 7000 рецептов в период с 1994 по 2004 год, с примерно 6000 до более 450 000 рецептов (Timimi & Leo, 2009). В 1996 году в США было выписано более 11 миллионов рецептов на риталин, причем более 6% всех мальчиков принимали прописанные им стимуляторы (Timimi & Leo, 2009).

Интервью с детьми, родителями и профессионалами показывают, что детские описания и опыт приема лекарств, как правило, более разнородны и критичны, чем у родителей. Дети также описывают изменения в самоощущении, побочные эффекты и желание прекратить прием лекарств (Charach, Yeung, Volpe, Goodale, & Dos Reis, 2014; Olsvold, 2012). Некоторые дети сообщают, что стимуляторы улучшают их способность к моральной волеизъявлению и повышают их способность соответствовать нормативным ожиданиям (Singh, 2013).

СДВГ как проект матери

Отцы, как правило, более скептически относятся к возможному диагнозу СДВГ и лекарствам, чем матери, но, как правило, в основном отсутствуют в исследованиях и клинических условиях в этой области (Singh, 2003). Процесс предоставления ребенку, часто мальчику, диагноза СДВГ и лекарств часто рассматривается как проект матери (Olsvold, 2012). Медикализация детской неугомонности может быть связана с потребностью понять и освободиться от ответственности и вины (Helle-Valle, 2014; Neufeld & Foy, 2006), но медикализация проблемного поведения детей, похоже, воссоздает угнетающие культурные идеалы материнства, а не пробивает их (Сингх, 2004).Психологически сфокусированные объяснения трудного поведения (часто мальчика), похоже, перекладывают вину с матери на мозг и способствуют тому, что Сингх называет моделью поведения «без вины», поскольку органические причины не подлежат моральной ответственности. Риталин играет центральную роль в освобождении от вины, и как матери, так и отцы описывают, как лечение их сына риталином снижает тревогу матери и способствует более приятной семейной жизни. Сингх предполагает, что научно-медицинская деятельность, связанная с диагнозом СДВГ, частично зависит от низкого самооценки матери.

Лекарства могут способствовать более приятной семейной жизни, но для детей, которые, как считается, демонстрируют трудное или оппозиционное поведение, тип или интенсивность раннего лечения не предсказывают их функциональность через 6–8 лет. При этом дети с поведенческими и социально-демографическими преимуществами имеют лучший долгосрочный прогноз (Molina et al., 2009). Более низкий социально-экономический статус связан с общим повышенным риском получения диагноза психического здоровья (Bøe, Øverland, Lundervold, & Hysing, 2012), а корреляция между социально-экономическим статусом и СДВГ, по-видимому, опосредована родительской привязанностью и семьей. конфликт (Бё, 2013; Рассел, Форд, Розенберг и Келли, 2014).

СДВГ и насилие

На первый взгляд другой, но связанный контекст — это распространенность насилия в семье и жестокого обращения с детьми. Дети, с которыми плохо обращаются, обычно борются с регулирующим аффектом, вниманием и социальными связями, и СДВГ — частый диагноз в этой популяции (Ackerman, Newton, McPherson, Jones, & Dykman, 1998; Van der Kolk, 2005). Также существует тесная связь между жестоким обращением в детстве и СДВ или СДВГ у взрослых (Fuller-Thomson, Mehta, & Valeo, 2014). В странах Северной Европы не менее 3–9% детского населения подвергаются серьезному физическому насилию и не менее 7–12.5% свидетелей насилия в семье (Kloppen, Mæhle, Kvello, Haugland, & Breivik, 2014). Глобальная распространенность жестокого обращения с детьми оценивается в 12,7% для сексуального насилия, 22,6% для физического насилия, 36,3% для эмоционального насилия, 16,3% для физического пренебрежения и 18,4% для эмоционального пренебрежения (Stoltenborgh, Bakermans-Kranenburg, Alink, & Van Айзендорн, 2015). Эти цифры ясно указывают на то, что жестокое обращение с детьми является огромной глобальной проблемой и серьезной угрозой для здоровья и благополучия детей, которые в настоящее время не участвуют в дискуссиях о детском беспокойстве, которые сосредоточены на их поведении.Однако в Норвегии бывший министр по делам детей, равноправия и социальной интеграции недавно выпустила книгу, в которой утверждает, что насилие в отношении детей лучше всего можно назвать национальным табу и что диагноз СДВГ играет важную роль в том, чтобы «не видеть». наиболее уязвимые дети (Thorkildsen, 2015).

Экологический системный подход к детскому беспокойству

Один из способов понять СДВГ — это резюмировать его как проблему индивидуума, которая связана с биологическим, психологическим и социальным уровнем, а также проявляется на нем.Исследование, представленное во введении, подтверждает, что дети, которые соответствуют диагнозу СДВГ, борются на многих уровнях, включая академическую успеваемость, мотивацию и отношения с родителями и сверстниками. Это может указывать на то, что проблемы исходят от самих детей. С другой стороны, СДВГ также может быть связан с неблагоприятным детским опытом, родительской привязанностью и социально-экономическим статусом. Эти результаты подчеркивают важность контекста, например, семейных или социальных условий для привязанности и игры детей (Navarez, Panksepp, Schore, & Gleason, 2013; Panksepp, 1998).

Развитие ребенка является функцией экологических систем, частью которых они являются, и является центральной предпосылкой в ​​модели экологической системы Бронфенбреннера (1977, 1979). Под экологической средой понимается совокупность вложенных структур. Самый внутренний уровень (микроуровень) — это непосредственное окружение развивающегося ребенка, такое как дом или детский сад. На развитие ребенка влияют не только переживания в этих непосредственных условиях, но и отношения между этими условиями (мезоуровень) и события, происходящие в условиях, где ребенок даже не присутствует, например, всеобъемлющие модели идеологии и организации социальных институтов. (макроуровень).Концептуализации Бронфенбреннера позже были переработаны и переформулированы, например, в психологии сообщества, где Далтон, Элиас и Вандерсман (2007) предложили пересмотр модели с человеком в центре, окруженным экологическими слоями микросистем, организаций, населенные пункты и макросистемы.

Чтобы изучить беспокойство не только как функцию непосредственного окружения детей, но и по отношению к всеобъемлющим идеологиям и структурам, мы решили использовать в нашем анализе экологический системный подход.В этой статье мы обращаемся к проблеме: как родители и различные специалисты концептуализируют и понимают беспокойство детей, когда им предлагается подумать о диагнозе СДВГ и за его пределами?

Метод

Мы пригласили участников присоединиться к совместной исследовательской группе с упором на экологическую и междисциплинарную рефлексию (Alvesson & Sköldberg, 2000; Singh, Filipe, Bard, Bergey, & Baker, 2013). Совместное исследование — это форма практического исследования, направленного на усиление экологической значимости знания, и где исследование можно рассматривать как форму «живого исследования» (Heron & Reason, 2001).Процесс исследования влечет за собой систематический и все более совершенный переход от размышления к действию (Hummelvoll, 2006). Совместная исследовательская группа была частью исследовательского проекта по общинной музыкальной терапии в детском саду. Проект общинной музыкальной терапии проводился параллельно с обсуждениями в совместной исследовательской группе и завершился выступлением, на которое были приглашены участники совместной исследовательской группы. Тринадцать пятилетних детей, которые посетили проект общинной музыкальной терапии, посетили детский сад, в котором также размещалась совместная исследовательская группа.Проект музыкальной терапии не будет дополнительно представлен или обсужден в этой статье, поскольку музыкальная терапия в данном исследовании специально не рассматривается.

Участники и процедура

Участники были официально приглашены через информационный лист под названием Музыкальная терапия в детском саду: другой способ справиться с беспокойством? Исследовательский проект был представлен как приглашение обсудить и расширить текущие перспективы и практику, а музыкальная терапия была представлена ​​как альтернативный и ориентированный на ресурсы подход к решению проблемы беспокойства.Мы связались с местными учреждениями, которые участвовали в оценке и принятии решений по поводу беспокойства детей, и включали тех, кто желал участвовать. По этическим и практическим соображениям детский сад разослал информационный лист родителям, и родители были приняты на работу через детский сад. В рамках этой процедуры приема на работу первый автор и главный исследователь (Хелле-Валле) были приглашены для презентации проекта во время встречи с представителями родителей. Трое отцов, которые были избраны представителями родителей в детском саду, сразу проявили интерес к проекту и захотели участвовать, не пытаясь привлечь других родителей.Учитывая общее отсутствие отцов в исследованиях СДВГ и из-за большого количества женщин-профессионалов в группе, мы были счастливы включить трех отцов без дополнительных процедур набора.

В состав кооперативной исследовательской группы вошли трое мужчин и семь женщин: трое отцов, два педагогических руководителя и директор детского сада, музыкальный терапевт и психолог из педагогико-психологической службы, социальный работник из службы защиты детей, клинический социальный работник отделения детской и подростковой психиатрии и врач общей практики.Музыкальный терапевт из педагогико-психологической службы из другой части города и исследователь с психологическим опытом проводили групповые обсуждения (Helle-Valle).

План встреч группы

Совместная исследовательская группа собиралась четыре раза с перерывом в несколько недель между каждой встречей, так что первая встреча состоялась в феврале, а четвертая и последняя встреча группы состоялась через 7 месяцев после первой. Дискуссии были импровизированы вокруг темы детской неугомонности, основанной на повестке дня участников, и приняли форму неформальной и предметной дискуссии.Если некоторые участники не принимали участие в обсуждениях, фасилитаторы попытались бы включить их, соотнося обсуждение с их контекстом. Фасилитаторы также поделились своей точкой зрения и своим опытом, поскольку это было совместное обсуждение, а не интервью в фокус-группе. Первая встреча использовалась для того, чтобы познакомить участников друг с другом и поделиться информацией о своем собственном контексте и инициировать размышления о детском беспокойстве. Члены группы интересовались выводами и критическими точками зрения, связанными с СДВГ, и фасилитаторы представили те же точки зрения, что и во введении.Вторая встреча состояла из размышлений о действиях взрослых, третья встреча использовалась для просмотра записей проекта музыкальной терапии сообщества и их обсуждения, а четвертая встреча использовалась для продолжения дискуссий с двух первых встреч, а также для проведения некоторого времени. оценка исследовательского процесса. Все групповые встречи проводились в детском саду и длились 2 часа, за исключением четвертой встречи, которая была продлена на 1 час.

Этические соображения

Этическое одобрение было получено региональным комитетом по медицинской этике и этике медицинских исследований (протокол: жилет 2013/1281 / REK).Процедуры информированного согласия основывались на письменных информационных листах, подписанных всеми участниками, и устной информации для детского сада, педагогико-психологической службы и благополучия детей. Устное соглашение на первом групповом собрании подчеркнуло важность того, чтобы отдельные дети не обсуждались в группе, и что участники должны были использовать свой собственный опыт или анонимные примеры при обсуждении детей и беспокойства.

Нам удалось набрать трех отцов в кооперативную исследовательскую группу, но все профессиональные участники были женщинами.Несмотря на глубокие изменения, связанные с гендерным равенством и занятостью в скандинавских обществах за последние 50 лет, женщин по-прежнему больше, чем мужчин, работающих с детьми. В нашей совместной исследовательской группе три представителя родителей были мужчинами, и это дало нам интересную отправную точку для обсуждения, поскольку голоса отцов, как правило, недостаточно представлены в исследованиях по СДВГ. Во время дискуссий в совместной исследовательской группе отцы, как правило, задавали больше вопросов, а профессиональные участники, как правило, давали ответы.При этом отцы были очень вовлечены в процесс, выразили озабоченность по поводу того, что СДВГ стал такой влиятельной перспективой, и хотели узнать больше о силах, стоящих за этим развитием. Один из отцов по причинам, неизвестным авторам статьи, посетил только первую встречу. Мы не знаем, почему это произошло, и причины могут быть практическими или личными, не имеющими никакого отношения к обсуждаемой теме. Однако это также можно понять в свете исследований Сингха (2004) и Олсволда (2012) по СДВГ как материнскому проекту, где отсутствие отцов может быть истолковано как избегающее выражение несогласия.

Критические и рефлексивные исследования необходимы, чтобы побуждать и информировать критические размышления в повседневной практике. Однако критическое исследование патологии и проблем питания детей, скорее всего, затронет деликатные вопросы. Мы сделали все, что в наших силах, чтобы организовать совместную исследовательскую группу информативным и по-настоящему кооперативным образом, чтобы провести анализ с мыслями о группе и посредством их прямого сотрудничества, а также представить и обсудить результаты рефлексивным образом без ущерба для целостности. участников или детей, которых они описали.

Сбор данных

Все собрания групп были записаны на звук, расшифрованы дословно и анонимно. При использовании выдержек из транскрипций были приняты меры для удаления всей информации, которая могла прямо или косвенно идентифицировать реальных людей, детей или места.

Анализ

При анализе данных мы использовали два взаимодополняющих и взаимосвязанных подхода: тематический анализ и рефлексивный подход. Тематический анализ записанного текста был проведен первым автором поэтапно (Binder, Holgersen, & Moltu, 2012; Braun & Clarke, 2012), который более подробно описан ниже.До, во время и после тематического анализа как авторы, так и члены совместной исследовательской группы были вовлечены в аналитический процесс, который можно охарактеризовать как исследовательский и рефлексивный (Alvesson & Sköldberg, 2000; Binder et al., 2012). В рамках этого междисциплинарного и открытого рефлексивного подхода мы проанализировали данные, исходя из того, что развитие детей является экологически обусловленным феноменом (Bronfenbrenner, 1979).

Таким образом, наш аналитический процесс проводился в несколько этапов: (1) первый автор, который также фасилитировал групповые обсуждения, записал свои размышления после каждой групповой дискуссии и обсудил их со своим координатором и соавторами этой статьи. .Это создало возможности для рефлексивного диалога о процессах в совместной исследовательской группе, а также послужило для обновления исследователей, которые не участвовали в групповых обсуждениях. (2) После каждой встречи первый автор и фасилитатор составляли резюме групповых обсуждений и отправляли их по электронной почте участникам совместной исследовательской группы. Это было сделано, чтобы помочь участникам вспомнить, что мы обсуждали, или проинформировать тех, кто пропустил встречу, поддержать распространение участниками в их соответствующих областях практики, укрепить идентичность группы и косвенно напомнить участникам о нашей доступности для вклада и комментарии между встречами.(3) После последней встречи в совместной исследовательской группе первый автор проанализировал расшифрованные аудиозаписи по темам, которые были сочтены относящимися к вопросу исследования. Это были то, как понять детское беспокойство, как справиться с беспокойством на практике, вопросы власти, связанные со структурой и ответственностью, размышления об улучшении практики и статус-кво в отношении профилактики, укрепления здоровья, сотрудничества и ресурсов. Оригинальный транскрибированный материал насчитывал около 90 000 слов.Для целей этой статьи авторы решили сосредоточиться на понимания участников детского беспокойства. (4) Темы и коды, относящиеся к всеобъемлющей категории Понимание беспокойства , были повторно проанализированы с точки зрения экологических систем. Экологические уровни обсуждались и корректировались в соответствии с темами и кодами, и в итоге мы получили три уровня, немного отличающиеся от микро, мезо, экзо и макро уровней, описанных Бронфенбреннером (1979).Наши уровни более точно соответствуют уровню Dalton et al. (2007), описанный выше. Мы определили первый экологический уровень анализа как отдельный ребенок, второй — как диаду, группу или семью, а третий — как сообщество. Обсуждения часто включали несколько экологических уровней, поэтому мы решили разместить результаты в соответствии с акцентом, который был подчеркнут. (5) Первый вариант статьи был разослан всем соавторам и членам совместной исследовательской группы для комментариев. (6) Первый автор завершил статью, проинформированную этими комментариями.

Обсуждение

Таким образом, как родители и различные специалисты концептуализируют и понимают беспокойство детей, когда им предлагается подумать о диагнозе СДВГ и за его пределами? Наши результаты показывают, что детское беспокойство можно концептуализировать как многослойное экологическое явление, которое простирается от проблем и ресурсов ребенка до беспокойства как явления отношений, ресурсов и структур в местном сообществе и до всеобъемлющих взглядов на то, как детское беспокойство может быть устранено. понимается в отношении человека и контекста.Участники подумали о том, что потребность детей в том, чтобы их видели и слышали, не только важна, но и является проблемой в отношениях и культуре. «Достаточно ли мы понимаем ребенка?» в итоге стал центральным вопросом во время дискуссий и указывает на прагматический аспект понимания и на возможность того, что СДВГ может быть недостаточно хорошим пониманием в этом отношении.

Основываясь на наших результатах, мы утверждаем, что повышенная рефлексивность может способствовать повышению достоверности исследований и повседневного понимания детского беспокойства.Кроме того, процесс этого совместного исследования побудил участников задуматься о солидарности и устойчивости нынешней практики. Сами участники не использовали эти термины, но беспокоились об отклонении от ответственности, которому, казалось, способствовал СДВГ; сосредоточение внимания на проблемном поведении может помешать взрослым увидеть свой собственный вклад, основные проблемы и контекстуальные факторы. При интерпретации материала мы решили использовать слово солидарность , чтобы подчеркнуть это.Солидарность — одна из центральных ценностей, лежащих в основе Всеобщей декларации прав человека, но, как поясняет Стьерно (2004), солидарность — это многогранная концепция. Солидарность может включать попытки реализации общих интересов, а также попытки осознать лучший мир. В ходе дискуссий присутствовали оба аспекта, и участники подчеркнули озабоченность по поводу того, чтобы быть ответственными людьми в контексте. Во время дискуссий участники часто указывали на ответственность взрослых, что снова заставляло группу задуматься о беспокойстве как о совместной и совместной проблеме.Судя по размышлениям в группе, кажется, что устойчивость взглядов и практики зависит от таких усилий солидарности. Основываясь на наших выводах, мы также выступаем за необходимость интеграции исследований СДВГ с исследованиями жестокого обращения с детьми и указываем на возможное противоречие между СДВГ и точки зрения ребенка и собственными взглядами детей.

Обоснованность, солидарность и устойчивость

Как текущие исследования СДВГ, так и наши результаты показывают, что взрослые воспринимают беспокойное поведение детей как проблематичное, и что беспокойство можно понимать как «нарушение функций» в повседневной обстановке.У участников совместной исследовательской группы было много описаний «проблемного ребенка», но они также чувствовали необходимость выйти за рамки поведенческих проблем отдельного ребенка и признать ресурсы и контекстуальные факторы. Наши результаты показывают, что когда взрослые, вовлеченные в повседневную жизнь детей, размышляют о СДВГ, они ставят под сомнение биомедицинские объяснения и указывают на риски чрезмерного внимания к индивидуальной патологии. Участники скорее понимали беспокойство как ситуативное и контекстуальное явление, к которому необходимо подходить с разных точек зрения, в том числе с точки зрения самих детей.Это означало, что детям разрешалось выражать свои потребности и взгляды и одновременно напоминать родителям об их обязанности «сохранить свое место на водительском сиденье», как это было сформулировано одним из участников.

Важность уравновешивания свободы слова детей и взглядов взрослых на ответственность и общину может быть связана с этическими взглядами на общину и экологическую устойчивость, которые указывают на необходимость в повышенном чувстве твердости в воспитании детей и в обществе в целом ( Форос и Ветлесен, 2012).Эта потребность в твердости обсуждалась косвенно, когда участники задавались вопросом, может ли видение и слышание детей в той степени, в какой это обычное явление в Норвегии сегодня, сделать их эгоцентричными, а также с ними будет трудно справляться в группах, поскольку дети могут не осознавать других и сообщества как индивидуальный и общественный уровень. Противоречие между тем, чтобы быть увиденным и услышанным самим, и осознаванием других и общества, можно понять в свете противоречий между Конвенцией о правах ребенка (Организация Объединенных Наций, 1989 г.), где описываются права детей быть увиденными и услышанными. , и описания того, как дети не должны себя вести (например,г., диагноз СДВГ). Эта напряженность на макроуровне может способствовать как национальным, так и международным дискуссиям о рамках, в которых воспитываются и понимаются дети. Отслеживание напряженности между индивидуумом и группой от макро до микро может способствовать лучшему пониманию и контекстуализации детского беспокойства.

Наши результаты показывают, что беспокойство можно понимать в связи с проблемами отдельных детей или творческим талантом, а также контекстами , которые ухудшают функции детей и создают симптомы беспокойства.Интересно, что участники этой совместной исследовательской группы сопротивлялись биомедицинской перспективе СДВГ и медикализации беспокойства, несмотря на его огромное влияние. Вместо этого родители, учителя, терапевты, а также терапевты постоянно возвращались к процессам взаимоотношений, сотрудничеству и потребности в более глубоком и контекстуализированном понимании. Вместо того, чтобы подчеркивать необходимость эффективности и надежности, двух центральных сильных сторон подхода с СДВГ, наши результаты указывают на необходимость повышения обоснованности, солидарности с проблемами детей по мере их возникновения и сосредоточения внимания на устойчивости изменений, выходя за рамки воспринимаемого. беспокойство, выявление потребности в ресурсах, а также содействие сотрудничеству между системами, в которых они живут.

Интеграция перспектив

Размышление о беспокойном ребенке как о возможной жертве жестокого обращения создало интересную динамику в группе: отчетливое молчание сменялось размышлениями о том, действительно ли мы понимаем . Интересно, что освобождение от сложностей, замешательства, вины и ответственности считается важной функцией диагностики СДВГ (Neufeld & Foy, 2006). Если СДВГ выполняет эту функцию, и взрослые получают преимущество, избегая детской, а также своей собственной боли и замешательства, следует ли считать это полезной концепцией для практики и исследований? Как можно исправить или избежать этого потенциально деструктивного аспекта диагностической практики?

Одной из возможных стратегий может быть систематическая интеграция точки зрения ребенка как в практику, так и в исследования (Sherr, Skar, Clucas, Von Tetzchner, & Hundeide, 2013; Sommer et al., 2010). Перспективы ребенка направляют внимание взрослых на понимание детских восприятий, переживаний и действий в мире и могут предотвратить изгнание «трудных» детей из зоны близости, где проявляется эмпатическая забота (Sommer et al., 2010). В своем исследовании Олсволд (2012) показывает, как динамика взаимоотношений и ориентация на общение могут измениться по мере «появления» диагноза СДВГ, и что это изменение подрывает точку зрения ребенка и затемняет собственные точки зрения ребенка.

Вторая стратегия могла бы заключаться во включении точки зрения жестокого обращения с детьми как в исследования, так и в практику. Взгляд на комплексную травматизацию с точки зрения развития (Braarud & Nordanger, 2011) является одним из примеров такой интеграции и может помочь исследователям, практикующим врачам и родителям понять беспокойство с точки зрения регуляции. Грубо говоря, перспектива регулирования может указывать на то, что беспокойному ребенку скучно и он выражает потребность в стимуляции, или что ребенок чрезмерно раздражен, напуган или чувствует угрозу и нуждается в помощи, чтобы успокоиться и / или почувствовать себя в безопасности.Неудовлетворенная потребность в регулировании с течением времени, такая как пренебрежение или жестокое обращение, может нарушить развитие ребенка и вызвать как внутреннее, так и внешнее беспокойство.

Самая популярность диагноза СДВГ объясняется его способностью освобождать взрослых от ответственности, замешательства и стыда (Neufeld & Foy, 2006). Это могло бы объяснить вывод о том, что родителям и специалистам необходимо напоминать об ответственности в отношениях и экологической сложности. Это также может объяснить, почему исследования СДВГ и жестокого обращения с детьми плохо интегрированы, несмотря на доказательства, свидетельствующие о тесной связи между ними (Fuller-Thomson et al., 2014). В настоящее время травма и СДВГ рассматриваются как вопрос дифференциального диагноза, и некоторым детям предлагается и то, и другое. Однако на практике СДВГ является наиболее широко используемым диагнозом, хотя жестокое обращение с детьми считается более серьезной проблемой общественного здравоохранения как во всем мире (Stoltenborgh et al., 2015), так и в странах Северной Европы (Kloppen et al., 2014).

Жестокое обращение с детьми — важный и плохо интегрированный аспект. Однако не все беспокойство проистекает из опыта сложной травмы.Как отметили участники, многим родителям необходимо использовать меньше критических и негативных стратегий при общении со своими детьми. Многие дети также подслушивают аргументы родителей или чувствуют напряженность в отношениях, не имея средств понять или справиться с этим. Комментарий одного участника о совместной ответственности за напоминание родителям об их положении и ответственности может указывать на то, что среди взрослого населения существует культура избегания, и что СДВГ способствует этому.

Резюме и заключение

Наши результаты показывают, что взрослые из одной местной общины на западе Норвегии, которые вовлечены в повседневную жизнь детей, описывают беспокойное поведение детей как повседневную проблему, но, похоже, сопротивляются индивидуальным и патологическим объяснениям, предоставляемым с точки зрения биомедицины. Участники сопротивлялись медикализации детского беспокойства, делясь повседневными размышлениями, которые подчеркивали необходимость более экологически обоснованного понимания, нового чувства солидарности перед лицом детских проблем и повышения устойчивости практики.Обсуждения жестокого обращения с детьми приводят к глубокому и искреннему желанию, чтобы человек лучше понимали детей. Результаты нашего исследования соответствуют результатам критического исследования СДВГ, в котором широко обсуждаются основные вопросы о достоверности диагноза СДВГ и устойчивости медикаментозного лечения симптомов.

Наши результаты указывают на возможные последствия для нескольких экологических уровней. На микроуровне наши выводы указывают на необходимость большего понимания относительной природы беспокойства, что, в свою очередь, может указывать на потребность в ресурсах, чтобы лучше справляться с детским беспокойством и творчеством в повседневных условиях.На мезоуровне наши выводы указывают на необходимость расширения и улучшения сотрудничества между учреждениями в местном сообществе. На макроуровне наши результаты указывают на необходимость более рефлексивного подхода к детскому беспокойству, который, опять же, может повысить достоверность нашего понимания и способствовать солидарности и устойчивости в действиях, которые мы предпринимаем, когда сталкиваемся с детским беспокойством. Вместо того, чтобы быть нейтральными наблюдателями или помощниками, взрослые совместно создают проблемы детей посредством взаимодействия с детьми и их интерпретации детей.Как соавторы, взрослые разделяют ответственность за решение детских проблем. Осознавая свою роль и ответственность как со-творцов, мы можем облегчить интерпретацию беспокойства детей, которая лучше соответствует их собственным взглядам и способствует устойчивым решениям в их жизненных мирах.

Понимаем ли мы детское беспокойство? Построение экологически обоснованного понимания посредством рефлексивного сотрудничества

Abstract

Расстройство дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) — это наиболее широко используемый сегодня детский диагноз психического здоровья, но его достоверность является спорной, например, потому что он может скрывать родственные и эмоциональные отношения. экологические аспекты беспокойства.Мы пригласили родителей и специалистов из одной местной общины в западной Норвегии для участия в совместных групповых обсуждениях о том, как осмыслить и понять детское беспокойство. Мы провели тематический и рефлексивный анализ совместных групповых дискуссий о СДВГ и детском беспокойстве и представили результаты, относящиеся к трем экологическим уровням, вдохновленные моделью экологических систем Бронфенбреннера. На уровне индивида беспокойство обсуждалось как индивидуальная черта, как ожидание быть увиденным и услышанным, а также как результат травмы.На уровне диады, группы или семьи беспокойство обсуждалось как феномен взаимоотношений и как проблемы родителей. На уровне сообщества беспокойство обсуждалось как недостаток сотрудничества и отсутствие структур или ресурсов. Наши результаты показывают, как контекстуализированная и кооперативная рефлексивность может способствовать более достоверному пониманию детского беспокойства и как совместное исследование может стимулировать размышления о солидарности и устойчивости в отношении действий взрослых.

Ключевые слова: Синдром дефицита внимания с гиперактивностью, кооперативное рефлексивное исследование, экологические перспективы

Как мы понимаем детское беспокойство? Насколько уместно и с этической точки зрения оправдано сосредоточение внимания на проблемных аспектах поведения отдельного ребенка в деконтекстуализированной манере? Каковы последствия восприятия беспокойства как экологически сложного явления? На эти вопросы сложно ответить, и они могут привести к новому кругу дискуссий, а не к одному удовлетворительному ответу.Тем не менее, начать поиск ответов следует с изучения и оспаривания текущих основных исследований и практики рефлексивного сотрудничества с родителями и профессионалами. Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) — это широко используемое понятие как на непрофессиональном, так и на профессиональном языке, и его можно наблюдать в детском описании себя, в семейной жизни, школах и психиатрических учреждениях, в политических и юридических документах и как структурирующая концепция исследования. Чтобы пролить свет на экологическую сложность детской неугомонности, мы пригласили родителей и разнообразную группу профессионалов из одной местной общины в западной Норвегии для участия в многопрофильных совместных групповых дискуссиях по теме детской неугомонности.

Повсеместность диагноза СДВГ не доказывает автоматически его экологическую и этическую значимость и не способствует устойчивой практике. Исследования СДВГ показывают, что это надежная концепция, но достоверность диагноза все еще обсуждается. Чтобы контекстуализировать наши проблемы и исследовательские интересы, мы сейчас представим и обсудим широкий, но исчерпывающий набор исследований по СДВГ. За этим широким обзором последует краткое размышление об экологии человеческого развития, прежде чем мы представим результаты рефлексивной совместной групповой дискуссии о том, как описать и понять детское беспокойство в данном контексте времени и места.

СДВГ как нейробиологическое расстройство

СДВГ описывается как расстройство нервного развития со стойким паттерном невнимательности и / или гиперактивности-импульсивности, которая мешает функционированию или развитию (American Psychatric Association, 2013). Невнимательность, гиперактивность и импульсивность проявляются в таком поведении, как отклонение от задачи, отсутствие настойчивости, чрезмерная двигательная активность, когда это неуместно, разговорчивость или поспешные действия, которые происходят в данный момент без предусмотрительности и могут нанести вред человеку.Проявления должны присутствовать более чем в одной обстановке, но считается, что признаки расстройства минимальны, когда ребенок часто получает вознаграждение, занимается особенно интересными занятиями или общается один на один.

СДВГ в настоящее время является наиболее распространенным психиатрическим диагнозом среди детского населения (Rowland, Lesesne, & Abramowitz, 2002; Ullebø, 2010) с совокупной распространенностью во всем мире 5,29% (Polanczyk, De Lima, Horta, Biederman, & Роде, 2007). Неврологическое тестирование выявило различия между детьми с СДВГ и без них в двух областях: исполнительная функция и мотивация.Однако ни один из них не является специфическим для СДВГ (Tripp & Wickens, 2009). СДВГ связан с измененной чувствительностью к подкреплению, но недостаточно исследований, посвященных объяснению основных когнитивных и нейронных механизмов (Luman, Tripp, & Scheres, 2010). Также интересно то, что 90% взрослых с диагнозом СДВГ не имеют в анамнезе СДВГ в детстве, а также не демонстрируют проверенных нейропсихологических дефицитов в детстве или во взрослом возрасте (Moffitt et al., 2015).

Стимулирующее лечение СДВГ

В Норвегии количество получателей лечения удвоилось в период с 2004 по 2008 год с примерно 12 000 до почти 23 000 человек (Lillemoen, Kjosavik, Hunskår, & Ruths, 2012).Лекарства получали больше мальчиков, чем девочек, и норвежским детям прописывали лекарства больше, чем в Финляндии, Дании и Швеции, и меньше, чем в Исландии. В Великобритании выписывание стимуляторов детям, подросткам и взрослым увеличилось до 7000 рецептов в период с 1994 по 2004 год, с примерно 6000 до более 450 000 рецептов (Timimi & Leo, 2009). В 1996 году в США было выписано более 11 миллионов рецептов на риталин, причем более 6% всех мальчиков принимали прописанные им стимуляторы (Timimi & Leo, 2009).

Интервью с детьми, родителями и профессионалами показывают, что детские описания и опыт приема лекарств, как правило, более разнородны и критичны, чем у родителей. Дети также описывают изменения в самоощущении, побочные эффекты и желание прекратить прием лекарств (Charach, Yeung, Volpe, Goodale, & Dos Reis, 2014; Olsvold, 2012). Некоторые дети сообщают, что стимуляторы улучшают их способность к моральной волеизъявлению и повышают их способность соответствовать нормативным ожиданиям (Singh, 2013).

СДВГ как проект матери

Отцы, как правило, более скептически относятся к возможному диагнозу СДВГ и лекарствам, чем матери, но, как правило, в основном отсутствуют в исследованиях и клинических условиях в этой области (Singh, 2003). Процесс предоставления ребенку, часто мальчику, диагноза СДВГ и лекарств часто рассматривается как проект матери (Olsvold, 2012). Медикализация детской неугомонности может быть связана с потребностью понять и освободиться от ответственности и вины (Helle-Valle, 2014; Neufeld & Foy, 2006), но медикализация проблемного поведения детей, похоже, воссоздает угнетающие культурные идеалы материнства, а не пробивает их (Сингх, 2004).Психологически сфокусированные объяснения трудного поведения (часто мальчика), похоже, перекладывают вину с матери на мозг и способствуют тому, что Сингх называет моделью поведения «без вины», поскольку органические причины не подлежат моральной ответственности. Риталин играет центральную роль в освобождении от вины, и как матери, так и отцы описывают, как лечение их сына риталином снижает тревогу матери и способствует более приятной семейной жизни. Сингх предполагает, что научно-медицинская деятельность, связанная с диагнозом СДВГ, частично зависит от низкого самооценки матери.

Лекарства могут способствовать более приятной семейной жизни, но для детей, которые, как считается, демонстрируют трудное или оппозиционное поведение, тип или интенсивность раннего лечения не предсказывают их функциональность через 6–8 лет. При этом дети с поведенческими и социально-демографическими преимуществами имеют лучший долгосрочный прогноз (Molina et al., 2009). Более низкий социально-экономический статус связан с общим повышенным риском получения диагноза психического здоровья (Bøe, Øverland, Lundervold, & Hysing, 2012), а корреляция между социально-экономическим статусом и СДВГ, по-видимому, опосредована родительской привязанностью и семьей. конфликт (Бё, 2013; Рассел, Форд, Розенберг и Келли, 2014).

СДВГ и насилие

На первый взгляд другой, но связанный контекст — это распространенность насилия в семье и жестокого обращения с детьми. Дети, с которыми плохо обращаются, обычно борются с регулирующим аффектом, вниманием и социальными связями, и СДВГ — частый диагноз в этой популяции (Ackerman, Newton, McPherson, Jones, & Dykman, 1998; Van der Kolk, 2005). Также существует тесная связь между жестоким обращением в детстве и СДВ или СДВГ у взрослых (Fuller-Thomson, Mehta, & Valeo, 2014). В странах Северной Европы не менее 3–9% детского населения подвергаются серьезному физическому насилию и не менее 7–12.5% свидетелей насилия в семье (Kloppen, Mæhle, Kvello, Haugland, & Breivik, 2014). Глобальная распространенность жестокого обращения с детьми оценивается в 12,7% для сексуального насилия, 22,6% для физического насилия, 36,3% для эмоционального насилия, 16,3% для физического пренебрежения и 18,4% для эмоционального пренебрежения (Stoltenborgh, Bakermans-Kranenburg, Alink, & Van Айзендорн, 2015). Эти цифры ясно указывают на то, что жестокое обращение с детьми является огромной глобальной проблемой и серьезной угрозой для здоровья и благополучия детей, которые в настоящее время не участвуют в дискуссиях о детском беспокойстве, которые сосредоточены на их поведении.Однако в Норвегии бывший министр по делам детей, равноправия и социальной интеграции недавно выпустила книгу, в которой утверждает, что насилие в отношении детей лучше всего можно назвать национальным табу и что диагноз СДВГ играет важную роль в том, чтобы «не видеть». наиболее уязвимые дети (Thorkildsen, 2015).

Экологический системный подход к детскому беспокойству

Один из способов понять СДВГ — это резюмировать его как проблему индивидуума, которая связана с биологическим, психологическим и социальным уровнем, а также проявляется на нем.Исследование, представленное во введении, подтверждает, что дети, которые соответствуют диагнозу СДВГ, борются на многих уровнях, включая академическую успеваемость, мотивацию и отношения с родителями и сверстниками. Это может указывать на то, что проблемы исходят от самих детей. С другой стороны, СДВГ также может быть связан с неблагоприятным детским опытом, родительской привязанностью и социально-экономическим статусом. Эти результаты подчеркивают важность контекста, например, семейных или социальных условий для привязанности и игры детей (Navarez, Panksepp, Schore, & Gleason, 2013; Panksepp, 1998).

Развитие ребенка является функцией экологических систем, частью которых они являются, и является центральной предпосылкой в ​​модели экологической системы Бронфенбреннера (1977, 1979). Под экологической средой понимается совокупность вложенных структур. Самый внутренний уровень (микроуровень) — это непосредственное окружение развивающегося ребенка, такое как дом или детский сад. На развитие ребенка влияют не только переживания в этих непосредственных условиях, но и отношения между этими условиями (мезоуровень) и события, происходящие в условиях, где ребенок даже не присутствует, например, всеобъемлющие модели идеологии и организации социальных институтов. (макроуровень).Концептуализации Бронфенбреннера позже были переработаны и переформулированы, например, в психологии сообщества, где Далтон, Элиас и Вандерсман (2007) предложили пересмотр модели с человеком в центре, окруженным экологическими слоями микросистем, организаций, населенные пункты и макросистемы.

Чтобы изучить беспокойство не только как функцию непосредственного окружения детей, но и по отношению к всеобъемлющим идеологиям и структурам, мы решили использовать в нашем анализе экологический системный подход.В этой статье мы обращаемся к проблеме: как родители и различные специалисты концептуализируют и понимают беспокойство детей, когда им предлагается подумать о диагнозе СДВГ и за его пределами?

Метод

Мы пригласили участников присоединиться к совместной исследовательской группе с упором на экологическую и междисциплинарную рефлексию (Alvesson & Sköldberg, 2000; Singh, Filipe, Bard, Bergey, & Baker, 2013). Совместное исследование — это форма практического исследования, направленного на усиление экологической значимости знания, и где исследование можно рассматривать как форму «живого исследования» (Heron & Reason, 2001).Процесс исследования влечет за собой систематический и все более совершенный переход от размышления к действию (Hummelvoll, 2006). Совместная исследовательская группа была частью исследовательского проекта по общинной музыкальной терапии в детском саду. Проект общинной музыкальной терапии проводился параллельно с обсуждениями в совместной исследовательской группе и завершился выступлением, на которое были приглашены участники совместной исследовательской группы. Тринадцать пятилетних детей, которые посетили проект общинной музыкальной терапии, посетили детский сад, в котором также размещалась совместная исследовательская группа.Проект музыкальной терапии не будет дополнительно представлен или обсужден в этой статье, поскольку музыкальная терапия в данном исследовании специально не рассматривается.

Участники и процедура

Участники были официально приглашены через информационный лист под названием Музыкальная терапия в детском саду: другой способ справиться с беспокойством? Исследовательский проект был представлен как приглашение обсудить и расширить текущие перспективы и практику, а музыкальная терапия была представлена ​​как альтернативный и ориентированный на ресурсы подход к решению проблемы беспокойства.Мы связались с местными учреждениями, которые участвовали в оценке и принятии решений по поводу беспокойства детей, и включали тех, кто желал участвовать. По этическим и практическим соображениям детский сад разослал информационный лист родителям, и родители были приняты на работу через детский сад. В рамках этой процедуры приема на работу первый автор и главный исследователь (Хелле-Валле) были приглашены для презентации проекта во время встречи с представителями родителей. Трое отцов, которые были избраны представителями родителей в детском саду, сразу проявили интерес к проекту и захотели участвовать, не пытаясь привлечь других родителей.Учитывая общее отсутствие отцов в исследованиях СДВГ и из-за большого количества женщин-профессионалов в группе, мы были счастливы включить трех отцов без дополнительных процедур набора.

В состав кооперативной исследовательской группы вошли трое мужчин и семь женщин: трое отцов, два педагогических руководителя и директор детского сада, музыкальный терапевт и психолог из педагогико-психологической службы, социальный работник из службы защиты детей, клинический социальный работник отделения детской и подростковой психиатрии и врач общей практики.Музыкальный терапевт из педагогико-психологической службы из другой части города и исследователь с психологическим опытом проводили групповые обсуждения (Helle-Valle).

План встреч группы

Совместная исследовательская группа собиралась четыре раза с перерывом в несколько недель между каждой встречей, так что первая встреча состоялась в феврале, а четвертая и последняя встреча группы состоялась через 7 месяцев после первой. Дискуссии были импровизированы вокруг темы детской неугомонности, основанной на повестке дня участников, и приняли форму неформальной и предметной дискуссии.Если некоторые участники не принимали участие в обсуждениях, фасилитаторы попытались бы включить их, соотнося обсуждение с их контекстом. Фасилитаторы также поделились своей точкой зрения и своим опытом, поскольку это было совместное обсуждение, а не интервью в фокус-группе. Первая встреча использовалась для того, чтобы познакомить участников друг с другом и поделиться информацией о своем собственном контексте и инициировать размышления о детском беспокойстве. Члены группы интересовались выводами и критическими точками зрения, связанными с СДВГ, и фасилитаторы представили те же точки зрения, что и во введении.Вторая встреча состояла из размышлений о действиях взрослых, третья встреча использовалась для просмотра записей проекта музыкальной терапии сообщества и их обсуждения, а четвертая встреча использовалась для продолжения дискуссий с двух первых встреч, а также для проведения некоторого времени. оценка исследовательского процесса. Все групповые встречи проводились в детском саду и длились 2 часа, за исключением четвертой встречи, которая была продлена на 1 час.

Этические соображения

Этическое одобрение было получено региональным комитетом по медицинской этике и этике медицинских исследований (протокол: жилет 2013/1281 / REK).Процедуры информированного согласия основывались на письменных информационных листах, подписанных всеми участниками, и устной информации для детского сада, педагогико-психологической службы и благополучия детей. Устное соглашение на первом групповом собрании подчеркнуло важность того, чтобы отдельные дети не обсуждались в группе, и что участники должны были использовать свой собственный опыт или анонимные примеры при обсуждении детей и беспокойства.

Нам удалось набрать трех отцов в кооперативную исследовательскую группу, но все профессиональные участники были женщинами.Несмотря на глубокие изменения, связанные с гендерным равенством и занятостью в скандинавских обществах за последние 50 лет, женщин по-прежнему больше, чем мужчин, работающих с детьми. В нашей совместной исследовательской группе три представителя родителей были мужчинами, и это дало нам интересную отправную точку для обсуждения, поскольку голоса отцов, как правило, недостаточно представлены в исследованиях по СДВГ. Во время дискуссий в совместной исследовательской группе отцы, как правило, задавали больше вопросов, а профессиональные участники, как правило, давали ответы.При этом отцы были очень вовлечены в процесс, выразили озабоченность по поводу того, что СДВГ стал такой влиятельной перспективой, и хотели узнать больше о силах, стоящих за этим развитием. Один из отцов по причинам, неизвестным авторам статьи, посетил только первую встречу. Мы не знаем, почему это произошло, и причины могут быть практическими или личными, не имеющими никакого отношения к обсуждаемой теме. Однако это также можно понять в свете исследований Сингха (2004) и Олсволда (2012) по СДВГ как материнскому проекту, где отсутствие отцов может быть истолковано как избегающее выражение несогласия.

Критические и рефлексивные исследования необходимы, чтобы побуждать и информировать критические размышления в повседневной практике. Однако критическое исследование патологии и проблем питания детей, скорее всего, затронет деликатные вопросы. Мы сделали все, что в наших силах, чтобы организовать совместную исследовательскую группу информативным и по-настоящему кооперативным образом, чтобы провести анализ с мыслями о группе и посредством их прямого сотрудничества, а также представить и обсудить результаты рефлексивным образом без ущерба для целостности. участников или детей, которых они описали.

Сбор данных

Все собрания групп были записаны на звук, расшифрованы дословно и анонимно. При использовании выдержек из транскрипций были приняты меры для удаления всей информации, которая могла прямо или косвенно идентифицировать реальных людей, детей или места.

Анализ

При анализе данных мы использовали два взаимодополняющих и взаимосвязанных подхода: тематический анализ и рефлексивный подход. Тематический анализ записанного текста был проведен первым автором поэтапно (Binder, Holgersen, & Moltu, 2012; Braun & Clarke, 2012), который более подробно описан ниже.До, во время и после тематического анализа как авторы, так и члены совместной исследовательской группы были вовлечены в аналитический процесс, который можно охарактеризовать как исследовательский и рефлексивный (Alvesson & Sköldberg, 2000; Binder et al., 2012). В рамках этого междисциплинарного и открытого рефлексивного подхода мы проанализировали данные, исходя из того, что развитие детей является экологически обусловленным феноменом (Bronfenbrenner, 1979).

Таким образом, наш аналитический процесс проводился в несколько этапов: (1) первый автор, который также фасилитировал групповые обсуждения, записал свои размышления после каждой групповой дискуссии и обсудил их со своим координатором и соавторами этой статьи. .Это создало возможности для рефлексивного диалога о процессах в совместной исследовательской группе, а также послужило для обновления исследователей, которые не участвовали в групповых обсуждениях. (2) После каждой встречи первый автор и фасилитатор составляли резюме групповых обсуждений и отправляли их по электронной почте участникам совместной исследовательской группы. Это было сделано, чтобы помочь участникам вспомнить, что мы обсуждали, или проинформировать тех, кто пропустил встречу, поддержать распространение участниками в их соответствующих областях практики, укрепить идентичность группы и косвенно напомнить участникам о нашей доступности для вклада и комментарии между встречами.(3) После последней встречи в совместной исследовательской группе первый автор проанализировал расшифрованные аудиозаписи по темам, которые были сочтены относящимися к вопросу исследования. Это были то, как понять детское беспокойство, как справиться с беспокойством на практике, вопросы власти, связанные со структурой и ответственностью, размышления об улучшении практики и статус-кво в отношении профилактики, укрепления здоровья, сотрудничества и ресурсов. Оригинальный транскрибированный материал насчитывал около 90 000 слов.Для целей этой статьи авторы решили сосредоточиться на понимания участников детского беспокойства. (4) Темы и коды, относящиеся к всеобъемлющей категории Понимание беспокойства , были повторно проанализированы с точки зрения экологических систем. Экологические уровни обсуждались и корректировались в соответствии с темами и кодами, и в итоге мы получили три уровня, немного отличающиеся от микро, мезо, экзо и макро уровней, описанных Бронфенбреннером (1979).Наши уровни более точно соответствуют уровню Dalton et al. (2007), описанный выше. Мы определили первый экологический уровень анализа как отдельный ребенок, второй — как диаду, группу или семью, а третий — как сообщество. Обсуждения часто включали несколько экологических уровней, поэтому мы решили разместить результаты в соответствии с акцентом, который был подчеркнут. (5) Первый вариант статьи был разослан всем соавторам и членам совместной исследовательской группы для комментариев. (6) Первый автор завершил статью, проинформированную этими комментариями.

Обсуждение

Таким образом, как родители и различные специалисты концептуализируют и понимают беспокойство детей, когда им предлагается подумать о диагнозе СДВГ и за его пределами? Наши результаты показывают, что детское беспокойство можно концептуализировать как многослойное экологическое явление, которое простирается от проблем и ресурсов ребенка до беспокойства как явления отношений, ресурсов и структур в местном сообществе и до всеобъемлющих взглядов на то, как детское беспокойство может быть устранено. понимается в отношении человека и контекста.Участники подумали о том, что потребность детей в том, чтобы их видели и слышали, не только важна, но и является проблемой в отношениях и культуре. «Достаточно ли мы понимаем ребенка?» в итоге стал центральным вопросом во время дискуссий и указывает на прагматический аспект понимания и на возможность того, что СДВГ может быть недостаточно хорошим пониманием в этом отношении.

Основываясь на наших результатах, мы утверждаем, что повышенная рефлексивность может способствовать повышению достоверности исследований и повседневного понимания детского беспокойства.Кроме того, процесс этого совместного исследования побудил участников задуматься о солидарности и устойчивости нынешней практики. Сами участники не использовали эти термины, но беспокоились об отклонении от ответственности, которому, казалось, способствовал СДВГ; сосредоточение внимания на проблемном поведении может помешать взрослым увидеть свой собственный вклад, основные проблемы и контекстуальные факторы. При интерпретации материала мы решили использовать слово солидарность , чтобы подчеркнуть это.Солидарность — одна из центральных ценностей, лежащих в основе Всеобщей декларации прав человека, но, как поясняет Стьерно (2004), солидарность — это многогранная концепция. Солидарность может включать попытки реализации общих интересов, а также попытки осознать лучший мир. В ходе дискуссий присутствовали оба аспекта, и участники подчеркнули озабоченность по поводу того, чтобы быть ответственными людьми в контексте. Во время дискуссий участники часто указывали на ответственность взрослых, что снова заставляло группу задуматься о беспокойстве как о совместной и совместной проблеме.Судя по размышлениям в группе, кажется, что устойчивость взглядов и практики зависит от таких усилий солидарности. Основываясь на наших выводах, мы также выступаем за необходимость интеграции исследований СДВГ с исследованиями жестокого обращения с детьми и указываем на возможное противоречие между СДВГ и точки зрения ребенка и собственными взглядами детей.

Обоснованность, солидарность и устойчивость

Как текущие исследования СДВГ, так и наши результаты показывают, что взрослые воспринимают беспокойное поведение детей как проблематичное, и что беспокойство можно понимать как «нарушение функций» в повседневной обстановке.У участников совместной исследовательской группы было много описаний «проблемного ребенка», но они также чувствовали необходимость выйти за рамки поведенческих проблем отдельного ребенка и признать ресурсы и контекстуальные факторы. Наши результаты показывают, что когда взрослые, вовлеченные в повседневную жизнь детей, размышляют о СДВГ, они ставят под сомнение биомедицинские объяснения и указывают на риски чрезмерного внимания к индивидуальной патологии. Участники скорее понимали беспокойство как ситуативное и контекстуальное явление, к которому необходимо подходить с разных точек зрения, в том числе с точки зрения самих детей.Это означало, что детям разрешалось выражать свои потребности и взгляды и одновременно напоминать родителям об их обязанности «сохранить свое место на водительском сиденье», как это было сформулировано одним из участников.

Важность уравновешивания свободы слова детей и взглядов взрослых на ответственность и общину может быть связана с этическими взглядами на общину и экологическую устойчивость, которые указывают на необходимость в повышенном чувстве твердости в воспитании детей и в обществе в целом ( Форос и Ветлесен, 2012).Эта потребность в твердости обсуждалась косвенно, когда участники задавались вопросом, может ли видение и слышание детей в той степени, в какой это обычное явление в Норвегии сегодня, сделать их эгоцентричными, а также с ними будет трудно справляться в группах, поскольку дети могут не осознавать других и сообщества как индивидуальный и общественный уровень. Противоречие между тем, чтобы быть увиденным и услышанным самим, и осознаванием других и общества, можно понять в свете противоречий между Конвенцией о правах ребенка (Организация Объединенных Наций, 1989 г.), где описываются права детей быть увиденными и услышанными. , и описания того, как дети не должны себя вести (например,г., диагноз СДВГ). Эта напряженность на макроуровне может способствовать как национальным, так и международным дискуссиям о рамках, в которых воспитываются и понимаются дети. Отслеживание напряженности между индивидуумом и группой от макро до микро может способствовать лучшему пониманию и контекстуализации детского беспокойства.

Наши результаты показывают, что беспокойство можно понимать в связи с проблемами отдельных детей или творческим талантом, а также контекстами , которые ухудшают функции детей и создают симптомы беспокойства.Интересно, что участники этой совместной исследовательской группы сопротивлялись биомедицинской перспективе СДВГ и медикализации беспокойства, несмотря на его огромное влияние. Вместо этого родители, учителя, терапевты, а также терапевты постоянно возвращались к процессам взаимоотношений, сотрудничеству и потребности в более глубоком и контекстуализированном понимании. Вместо того, чтобы подчеркивать необходимость эффективности и надежности, двух центральных сильных сторон подхода с СДВГ, наши результаты указывают на необходимость повышения обоснованности, солидарности с проблемами детей по мере их возникновения и сосредоточения внимания на устойчивости изменений, выходя за рамки воспринимаемого. беспокойство, выявление потребности в ресурсах, а также содействие сотрудничеству между системами, в которых они живут.

Интеграция перспектив

Размышление о беспокойном ребенке как о возможной жертве жестокого обращения создало интересную динамику в группе: отчетливое молчание сменялось размышлениями о том, действительно ли мы понимаем . Интересно, что освобождение от сложностей, замешательства, вины и ответственности считается важной функцией диагностики СДВГ (Neufeld & Foy, 2006). Если СДВГ выполняет эту функцию, и взрослые получают преимущество, избегая детской, а также своей собственной боли и замешательства, следует ли считать это полезной концепцией для практики и исследований? Как можно исправить или избежать этого потенциально деструктивного аспекта диагностической практики?

Одной из возможных стратегий может быть систематическая интеграция точки зрения ребенка как в практику, так и в исследования (Sherr, Skar, Clucas, Von Tetzchner, & Hundeide, 2013; Sommer et al., 2010). Перспективы ребенка направляют внимание взрослых на понимание детских восприятий, переживаний и действий в мире и могут предотвратить изгнание «трудных» детей из зоны близости, где проявляется эмпатическая забота (Sommer et al., 2010). В своем исследовании Олсволд (2012) показывает, как динамика взаимоотношений и ориентация на общение могут измениться по мере «появления» диагноза СДВГ, и что это изменение подрывает точку зрения ребенка и затемняет собственные точки зрения ребенка.

Вторая стратегия могла бы заключаться во включении точки зрения жестокого обращения с детьми как в исследования, так и в практику. Взгляд на комплексную травматизацию с точки зрения развития (Braarud & Nordanger, 2011) является одним из примеров такой интеграции и может помочь исследователям, практикующим врачам и родителям понять беспокойство с точки зрения регуляции. Грубо говоря, перспектива регулирования может указывать на то, что беспокойному ребенку скучно и он выражает потребность в стимуляции, или что ребенок чрезмерно раздражен, напуган или чувствует угрозу и нуждается в помощи, чтобы успокоиться и / или почувствовать себя в безопасности.Неудовлетворенная потребность в регулировании с течением времени, такая как пренебрежение или жестокое обращение, может нарушить развитие ребенка и вызвать как внутреннее, так и внешнее беспокойство.

Самая популярность диагноза СДВГ объясняется его способностью освобождать взрослых от ответственности, замешательства и стыда (Neufeld & Foy, 2006). Это могло бы объяснить вывод о том, что родителям и специалистам необходимо напоминать об ответственности в отношениях и экологической сложности. Это также может объяснить, почему исследования СДВГ и жестокого обращения с детьми плохо интегрированы, несмотря на доказательства, свидетельствующие о тесной связи между ними (Fuller-Thomson et al., 2014). В настоящее время травма и СДВГ рассматриваются как вопрос дифференциального диагноза, и некоторым детям предлагается и то, и другое. Однако на практике СДВГ является наиболее широко используемым диагнозом, хотя жестокое обращение с детьми считается более серьезной проблемой общественного здравоохранения как во всем мире (Stoltenborgh et al., 2015), так и в странах Северной Европы (Kloppen et al., 2014).

Жестокое обращение с детьми — важный и плохо интегрированный аспект. Однако не все беспокойство проистекает из опыта сложной травмы.Как отметили участники, многим родителям необходимо использовать меньше критических и негативных стратегий при общении со своими детьми. Многие дети также подслушивают аргументы родителей или чувствуют напряженность в отношениях, не имея средств понять или справиться с этим. Комментарий одного участника о совместной ответственности за напоминание родителям об их положении и ответственности может указывать на то, что среди взрослого населения существует культура избегания, и что СДВГ способствует этому.

Резюме и заключение

Наши результаты показывают, что взрослые из одной местной общины на западе Норвегии, которые вовлечены в повседневную жизнь детей, описывают беспокойное поведение детей как повседневную проблему, но, похоже, сопротивляются индивидуальным и патологическим объяснениям, предоставляемым с точки зрения биомедицины. Участники сопротивлялись медикализации детского беспокойства, делясь повседневными размышлениями, которые подчеркивали необходимость более экологически обоснованного понимания, нового чувства солидарности перед лицом детских проблем и повышения устойчивости практики.Обсуждения жестокого обращения с детьми приводят к глубокому и искреннему желанию, чтобы человек лучше понимали детей. Результаты нашего исследования соответствуют результатам критического исследования СДВГ, в котором широко обсуждаются основные вопросы о достоверности диагноза СДВГ и устойчивости медикаментозного лечения симптомов.

Наши результаты указывают на возможные последствия для нескольких экологических уровней. На микроуровне наши выводы указывают на необходимость большего понимания относительной природы беспокойства, что, в свою очередь, может указывать на потребность в ресурсах, чтобы лучше справляться с детским беспокойством и творчеством в повседневных условиях.На мезоуровне наши выводы указывают на необходимость расширения и улучшения сотрудничества между учреждениями в местном сообществе. На макроуровне наши результаты указывают на необходимость более рефлексивного подхода к детскому беспокойству, который, опять же, может повысить достоверность нашего понимания и способствовать солидарности и устойчивости в действиях, которые мы предпринимаем, когда сталкиваемся с детским беспокойством. Вместо того, чтобы быть нейтральными наблюдателями или помощниками, взрослые совместно создают проблемы детей посредством взаимодействия с детьми и их интерпретации детей.Как соавторы, взрослые разделяют ответственность за решение детских проблем. Осознавая свою роль и ответственность как со-творцов, мы можем облегчить интерпретацию беспокойства детей, которая лучше соответствует их собственным взглядам и способствует устойчивым решениям в их жизненных мирах.

СДВГ (для родителей) — Nemours Kidshealth

Что такое СДВГ?

ADHD означает синдром дефицита внимания и гиперактивности. Это заболевание.У человека с СДВГ есть различия в развитии мозга и мозговой активности, которые влияют на внимание, способность сидеть на месте и самоконтроль. СДВГ может повлиять на ребенка в школе, дома и в дружеских отношениях.

Каковы признаки СДВГ?

Всем детям иногда сложно обращать внимание, слушать и следовать указаниям, сидеть спокойно или ждать своей очереди. Но для детей с СДВГ борьба тяжелее и случается чаще.

Дети с СДВГ могут проявлять признаки в любой или во всех этих областях:

  • Невнимательный. Невнимательные дети (легко отвлекаются) имеют проблемы с концентрацией внимания, концентрацией и удержанием на задании. Они могут плохо прислушиваться к указаниям, могут упускать важные детали и могут не завершить начатое. Они могут слишком много мечтать или бездельничать. Они могут казаться рассеянными или забывчивыми и терять из виду свои дела.
  • Гиперактивный. Гиперактивные дети суетливы, беспокойны и быстро скучают. Им может быть трудно сидеть на месте или молчать, когда это необходимо.Они могут торопиться и делать ошибки по неосторожности. Они могут лазить, прыгать или драться, когда им этого не следует. Не желая этого, они могут действовать таким образом, чтобы мешать другим.
  • Импульсивный. Импульсивные дети действуют слишком быстро, прежде чем думать. Они часто перебивают, могут толкнуть или схватить, и им трудно ждать. Они могут делать что-то, не спрашивая разрешения, брать то, что им не принадлежит, или действовать рискованно. У них могут быть эмоциональные реакции, которые кажутся слишком сильными для данной ситуации.

Иногда родители и учителя замечают признаки СДВГ, когда ребенок очень маленький. Но для маленьких детей нормально быть отвлеченными, беспокойными, нетерпеливыми или импульсивными — это не всегда означает, что у ребенка СДВГ.

Внимание, активность и самоконтроль постепенно развиваются по мере роста детей. Дети учатся этим навыкам с помощью родителей и учителей. Но некоторые дети не намного лучше обращают внимание, успокаиваются, слушают или ждут. Когда эти вещи продолжаются и начинают вызывать проблемы в школе, дома и с друзьями, это может быть СДВГ.

Что вызывает СДВГ?

Неясно, что вызывает различия в мозге при СДВГ. Есть убедительные доказательства того, что СДВГ в основном передается по наследству. У многих детей с СДВГ есть родитель или родственник. Дети также могут быть более подвержены этому риску, если они родились рано, подвергаются воздействию токсинов окружающей среды или их матери употребляли наркотики во время беременности.

СДВГ не вызван слишком большим количеством экранного времени, плохим воспитанием или употреблением слишком большого количества сахара.

Как диагностируется СДВГ?

Если вы считаете, что у вашего ребенка СДВГ, запишитесь на прием к врачу. Они проведут осмотр, в том числе проверку зрения и слуха, чтобы убедиться, что какие-то другие симптомы не вызывают.

Чтобы диагностировать СДВГ, врачи сначала спрашивают о здоровье, поведении и активности ребенка. Они говорят с родителями и детьми о том, что они заметили. Ваш врач может попросить вас заполнить контрольные списки о поведении вашего ребенка, а также может попросить вас дать учителю вашего ребенка контрольный список.

После получения этой информации врачи диагностируют СДВГ, если очевидно, что:

  • Проблемы с вниманием, гиперактивность или импульсивность ребенка выходят за рамки обычного для его возраста.
  • Поведение продолжается с самого детства.
  • Поведение влияет на ребенка в школе и дома.
  • Проверка работоспособности показывает, что другая проблема со здоровьем или обучением не является причиной проблем.

Многие дети с СДВГ также имеют проблемы с обучением, оппозиционное и вызывающее поведение или проблемы с настроением и тревогой. Врачи обычно лечат их вместе с СДВГ.

При необходимости врач направит вас к детскому психологу или психиатру.

Как лечится СДВГ?

Лечение СДВГ обычно включает:

  • Медицина. Это активирует способность мозга обращать внимание, замедляться и использовать больше самоконтроля.
  • Поведенческая терапия. Терапевты могут помочь детям развить социальные, эмоциональные навыки и навыки планирования, которые отстают от СДВГ.
  • Коучинг для родителей. Через коучинг родители узнают, как лучше всего реагировать на поведенческие проблемы, являющиеся частью СДВГ.
  • Школа поддержки. Учителя могут помочь детям с СДВГ хорошо учиться и получать больше удовольствия от учебы.

Правильное лечение помогает улучшить СДВГ. Родители и учителя могут научить детей младшего возраста лучше управлять своим вниманием, поведением и эмоциями. По мере взросления дети должны научиться улучшать свое внимание и самоконтроль.

Если СДВГ не лечить, детям может быть трудно добиться успеха. Это может привести к заниженной самооценке, депрессии, оппозиционному поведению, неуспеваемости в школе, рискованному поведению или семейным конфликтам.

Чем могут помочь родители?

Если вашему ребенку поставлен диагноз СДВГ:

  • Участвуйте. Узнайте все, что вы можете о СДВГ. Следуйте лечению, которое рекомендует врач вашего ребенка. Посетите все рекомендованные терапевтические визиты.
  • Осторожно давайте лекарства. Если ваш ребенок принимает лекарство от СДВГ, всегда давайте его в рекомендованное время и в рекомендованной дозе. Храните лекарства в надежном месте.
  • Работайте со школой вашего ребенка. Спросите учителей, должен ли ваш ребенок иметь план IEP или 504. Часто встречайтесь с учителями, чтобы узнать, как дела у вашего ребенка. Работайте вместе, чтобы помочь вашему ребенку хорошо учиться
  • Родитель с целеустремленностью и теплотой. Узнайте, какие подходы к воспитанию лучше всего подходят для ребенка с СДВГ, а какие могут усугубить СДВГ. Открыто и поддерживающе говорите с ребенком о СДВГ. Сосредоточьтесь на сильных и положительных качествах вашего ребенка.
  • Свяжитесь с другими для получения поддержки и осведомленности. Присоединяйтесь к группе поддержки, такой как CHADD for ADHD, чтобы получать обновления о лечении и другую информацию.

СДВГ может улучшиться, если дети получат лечение, едят здоровую пищу, высыпаются и занимаются физическими упражнениями, а также если у них есть заботливые родители, которые знают, как реагировать на СДВГ.

Беспокойное расстройство сна у детей

Эмили Кейвенесс, 9 лет, всегда очень активно спала. Когда недостаток спокойного сна стал нарушать ее социальную и школьную жизнь, ее родители обратились за помощью к специалистам по медицине сна в Детской больнице Сиэтла, где они впервые узнали о беспокойном расстройстве сна у детей.

Международная группа экспертов по сну добавляет новое расстройство сна у детей, которое они называют беспокойным расстройством сна или RSD, на радары родителей и педиатров.

Группа под руководством детского специалиста по сну в Сиэтле, доктора Лурдес ДельРоссо, делится своим консенсусом по медицинскому определению ОСБ в новой статье, опубликованной в Sleep Medicine . RSD, как известно, встречается у детей 6-18 лет, может привести к ухудшению внимания, проблемам с настроением и поведением, а также другим проблемам дома и в школе из-за плохого качества сна.

«На протяжении многих лет те из нас, кто занимается медициной сна, распознавали характер сна, который влиял на поведение ребенка, но не соответствовал критериям других известных нарушений сна или состояний, связанных с беспокойным сном, таких как обструктивное апноэ или синдром беспокойных ног», — сказал ДельРоссо. «Эта работа обеспечивает консенсус в отношении определения и диагностических критериев ОСБ, предлагая новый инструмент, который поможет большему количеству детей, страдающих от беспокойного сна».

Когда сон не дает отдыха

Семья Кавенесс.

Мелисса Кейвенесс из Элленсбурга, штат Вашингтон, обратилась за помощью к специалисту по сну, когда Эмили, младшая из трех ее дочерей, пошла в школу и не могла оставаться сосредоточенной. Она была раздражительной и нетерпеливой со своими друзьями. Ее родители заметили мешки под глазами дочери и почувствовали, что это может быть связано с ее сном.

«С самого начала казалось, что Эмили очень активна во сне, — сказал Кейвенесс. «В течение ночи она каталась, пинала и двигала руками и головой.Она много раз чуть не падала с кровати. Мы перепробовали все, чтобы помочь ей — лаванду и ромашку, мелатонин, строгий график сна, что угодно, — но ничего не помогло ».

После того, как Эмили рассказала об этом педиатру во время посещения им здорового ребенка, она направила их в клинику детской медицины сна Сиэтла. Там семья впервые встретила ДельРоссо, чтобы ознакомиться с результатами исследования сна Эмили. ДельРоссо рассказала им о своем текущем исследовании RSD. Основываясь на результатах исследования сна, ДельРоссо решил, что Эмили соответствует развивающимся критериям ОСБ, и спросила, будет ли семья заинтересована в участии в ее исследовании.

«Я надеялся помочь Эмили улучшить качество жизни, потому что она только начинает учиться», — сказал Кейвенесс о своем решении включить Эмили в исследование. «Я хочу, чтобы у нее были друзья и она могла учиться в школе. Важно все, что мы можем сделать, чтобы помочь ей чувствовать себя хорошо «.

Определение беспокойного расстройства сна у детей (RSD)

Детский педиатр Сиэтла, доктор Лурдес ДельРоссо, возглавила международную группу экспертов по сну, которая определила беспокойное расстройство сна, или RSD, как новое состояние сна у детей.

ДельРоссо говорит, что опыт Кавенесса не уникален. В своем продолжающемся исследовании по описанию ОСБ и определению вариантов лечения ДельРоссо обнаружила, что около 7% детей, обращавшихся в ее клинику, соответствовали требованиям по поводу беспокойного расстройства сна.

«Борьба во сне, сон как в вертолете или драка в постели — вот несколько слов, которыми я слышала, как родители описывают сон своего ребенка», — сказала она. «Первым шагом к лечению этого расстройства у детей является осознание того, что это не полноценный сон.”

DelRosso и комитет рассмотрели всю доступную литературу, чтобы установить восемь согласованных критериев для диагностики RSD. К ним относятся основные движения тела во время сна, симптомы, которые сохраняются в течение трех месяцев, и, как следствие, нарушения в дневное время.

Для диагностики RSD необходимо направление на исследование сна, поэтому ДельРоссо надеется, что публикация повысит осведомленность о расстройстве среди поставщиков первичной медико-санитарной помощи и педиатров.

«Если родители или опекуны считают, что у их ребенка нарушение сна, им следует сначала поговорить со своим врачом», — сказала она.«Они могут оценить проблему, исключить другие причины плохого сна и определить, нужно ли исследование сна».

Добавки железа при беспокойном расстройстве сна

После приема препаратов железа для ОСБ родители Эмили быстро заметили кардинальные перемены в жизни своей дочери. «Это было невероятно», — сказала ее мама. «Она спала лучше. Она была не такой капризной. Утром, когда мы заходили разбудить ее, ее не было у изголовья кровати.

Хорошая новость заключается в том, что после выявления ОСБ его обычно легко устранить с помощью добавок железа.

«Есть много доказательств, указывающих на связь между двигательными расстройствами и дефицитом железа в мозге», — сказал ДельРоссо. «У детей с RSD мы рекомендуем проверять их уровень белка, необходимого для хранения железа, называемого ферритином, и, если он низкий, начать принимать добавки с железом».

В Seattle Children’s компания DelRosso ведет исследования по использованию перорального и внутривенного железа для лечения РСБ в рамках Центра клинических и трансляционных исследований. Эмили участвовала в одном из продолжающихся исследований, где она получила однократную инфузию железа внутривенно после того, как тест показал, что ее уровень ферритина был чрезвычайно низким.Затем она принимала ежедневные пероральные добавки железа в течение трех месяцев в качестве поддерживающей терапии.

Ее родители быстро заметили в своей дочери кардинальные перемены.

«Это было невероятно», — сказала ее мама. «Она спала лучше. Она была не такой капризной. Утром, когда мы заходили разбудить ее, ее не было у изголовья кровати.

Со временем Эмили повторно проверит уровни железа и ферритина, и, возможно, потребуется дополнительная добавка, если они упадут слишком низко.

Так как исследование сна может занять до нескольких месяцев, ДельРоссо говорит, что родители могут попробовать добавить в рацион своего ребенка продукты, богатые железом, такие как шпинат и некоторые злаки, пока они ждут своего визита.Они также могут попросить своего педиатра проверить уровни железа и ферритина, поскольку в некоторых случаях может быть целесообразно начать прием препаратов железа до исследования сна.

«Возвращает к уравнению качество сна»

Новый диагноз также подчеркивает важность хорошего качества сна для детей и подростков.

«Как педиатры, мы часто сосредотачиваемся на количестве сна, говоря родителям, что вашему ребенку нужно 10-11 часов сна каждую ночь», — сказал ДельРоссо. «Что действительно захватывающе в продвижении этого нового диагноза, так это то, что он возвращает в уравнение качество сна.Мало того, что ребенок должен хорошо высыпаться, мы также хотим, чтобы он спал хорошего качества ».

Семья Кейвенесс рада, что диагноз помог Эмили, которой сейчас 9 лет, выжить.

«Она наш самый энергичный ребенок», — сказал Кейвенесс. «Путь сюда был долгим, поэтому стоит увидеть, как она любит своих друзей и школу. Знание своего диагноза также давало ей контроль. Эмили теперь понимает, когда она чувствует себя испытанной и, возможно, ей нужно обратиться к врачу.Она не просто просыпается капризной, ненавидящей мир ».

Ресурсы

Связанные

RLS & Kids — Фонд синдрома беспокойных ног

Синдром беспокойных ног (СБН) поражает не только взрослых. СБН — это неврологическое заболевание с генетическим компонентом, которое часто передается в семье.

Считается, что только в Соединенных Штатах от СБН страдают около 1,5 миллиона детей и подростков. Хотя большинство исследований сосредоточено на взрослых, симптомы СБН часто возникают в детстве или подростковом возрасте.

Около 35% пациентов сообщают о начале СБН в возрасте до 20 лет, а каждый десятый сообщает, что синдром появился в течение первого десятилетия жизни.

Несколько полезных ресурсов:

Здравоохранение и ваш ребенок с

RLS

Inside: Руководство для родителей, чей ребенок имеет диагноз RLS

Подробнее

Краткое руководство по жизни с RLS

Внутри: это руководство предлагает обзор симптомов СБН, лечения, методов преодоления и многого другого.

Подробнее

RLS и подростки

Inside: Руководство, которое поможет подросткам с RLS взять под контроль свою жизнь по мере их перехода во взрослую жизнь.

Станьте участником, чтобы просмотреть

RLS и дети

Inside: Руководство для родителей и их маленьких детей с диагнозом RLS.

Станьте участником, чтобы просмотреть

RLS и PLMD у детей и подростков

Внутри: Эксперты обсуждают СБН и расстройство периодических движений конечностей у детей и подростков.

Станьте участником, чтобы просмотреть

Признаки и симптомы СБН у детей

Как и взрослые, дети с СБН стремятся избавиться от дискомфорта, двигая ногами — часто ерзая, растягиваясь, ходя, бегая, раскачиваясь или меняя положение в постели.

Родители или медицинские работники часто ошибочно называют дискомфорт ребенка «болью роста». В классе попытки избавиться от дискомфортных ощущений СБН могут быть истолкованы как невнимательность, гиперактивность или деструктивное поведение.

Однако

RLS — это реальное заболевание, которое требует надлежащей оценки, диагностики и лечения.

Нарушение сна — распространенная проблема с RLS. У детей нарушение сна может предшествовать жалобе на дискомфорт в ногах или затмевать ее. Качество и количество сна ребенка часто ухудшаются, и это недосыпание может привести к капризности, раздражительности, невнимательности, утомляемости или гиперактивности.

В отличие от большинства взрослых с СБН, дети с СБН чаще жалуются на ощущения днем, чем ночью.

Для получения дополнительной информации о том, как вы и ваш ребенок можете справиться с СБН, станьте членом Фонда и загрузите наши публикации, посвященные СБН у подростков и детей. Как участник, вы будете получать последние новости о достижениях и методах лечения, одновременно поддерживая исследования, направленные на лечение.

Их словами

Как дети описывают свои симптомы СБН? Приведенные ниже изображения из конкурса рисунков, спонсируемого Фондом, являются яркими иллюстрациями, демонстрирующими трудности и часто отчаянные чувства, которые симптомы СБН присутствуют в детстве.

Обратите внимание: все изображения защищены авторским правом RLS Foundation. Пожалуйста, свяжитесь с нами для возможного использования этих фотографий.

Nayalee — 5
Возрастная группа: 1-7 лет
Описание рисунка: У меня пчелы ползают по ступням и ногам и очень чешутся. И в школе я не могу оставаться на месте. А я всегда устал и хочу спать, мечтаю. И я плачу, потому что учитель и дети злы ко мне и смеются надо мной.

Джозеф — 9
Возрастная группа: 8–12 лет
Описание рисунка: На моем рисунке изображен я, борющийся с извивающимися ногами.И я знаю, что никогда не смогу победить!

Diamond — 11
Возрастная группа: 8-12 лет
Описание рисунка: По дороге домой из школы, ноги болят и покалывают. Я всю ночь думал о ногах.

Aleesha — 13
Возрастная группа: 13-17 лет
Описание рисунка: Такое ощущение, что мне нужно размять ноги.На моем рисунке меня растягивают веревками, потому что я чувствую, что мне нужно размять ноги, когда я ложусь спать или уже поздно.

Кеннеди — 15
Возрастная группа: 13-17 лет
Описание рисунка: Когда у меня возникает боль с СБН, она бывает глубокой до кости. Мне кажется, что мои кости скручиваются, и я не могу пошевелить ногами. Моя фотография показывает меня за рентгеновским снимком, чтобы увидеть мои кости.

Jacob — 9
Honorable Mention
Описание рисунка: По ногам ползают жуки.Сара — 10 почетных упоминаний Описание рисунка: То, что я нарисовала, говорит о том, что моя верхняя часть моего тела расслаблена и спокойна, но нижняя очень хочет бегать.


Если вы или ваш ребенок страдаете СБН, вы не одиноки. Вопросов?

Пожалуйста, свяжитесь с нами сегодня по [email protected]

Нарушения сна у детей

Есть ли у вашего ребенка проблемы со сном? Все мы знаем, что спокойный сон необходим для исцеления и восстановления организма.Но недавние отчеты о состоянии здоровья показывают, что многие дети в США хронически недосыпают. Например, в ходе опроса Национального фонда сна (NSF) исследователи обнаружили, что более двух из каждых трех детей в возрасте 10 лет и младше испытывали проблемы со сном.

За проблемы со сном у детей приходится платить. В показательном исследовании, проведенном в Медицинском центре Северо-Западного университета, ученые проследили режим сна 510 детей в возрасте от 2 до 5 лет. Исследование показало, что меньше сна ночью означает больше проблем с поведением в течение дня.

Другие исследования связали плохой сон у детей с плохими оценками по таким предметам, как математика, чтение и письмо. Кроме того, некоторые исследования показывают, что у детей с нарушением сна больше депрессивных симптомов и тревожных расстройств.

Как и у взрослых, дети плохо спят по разным причинам. Некоторые из этих причин более серьезны, чем другие. Но если у вас дома есть проблемы со сном (или двое), есть способы помочь всем, включая родителей, выспаться ночью и почувствовать себя бодрым и продуктивным на следующий день.

Существуют ли разные типы нарушений сна у детей?

Проблемы со сном подразделяются на две основные категории. Первый — диссомнии. У детей к диссомнии могут относиться:

Второй класс нарушений сна — это парасомнии. Примеры распространенных парасомний:

Что такое бессонница?

Бессонница — это нарушение цикла сна, которое включает трудности с засыпанием, трудности с засыпанием и, возможно, ранние утренние пробуждения.У детей бессонница может длиться несколько ночей, а может продолжаться несколько недель. У детей с беспокойством по поводу сна может быть бессонница. Другие триггеры бессонницы включают ежедневный или хронический стресс, боль или проблемы с психическим здоровьем.

Если у вашего ребенка бессонница, вы можете сделать следующее:

  • Попытайтесь определить факторы, вызывающие стресс. Например, дополнительная домашняя работа, проблемы с друзьями или переезд в новый район могут вызвать ночное беспокойство.
  • Установите регулярный распорядок отхода ко сну, который позволит вашему ребенку расслабиться до того, как погаснет свет.
  • Если бессонница не исчезнет, ​​поговорите с врачом вашего ребенка о способах решения проблемы.

Что означает, если ребенок громко храпит?

Чуть больше одного ребенка из каждых 10 обычно храпят. Храп может быть вызван разными проблемами. Например, хроническая заложенность носа, увеличенные аденоиды или огромные миндалины, блокирующие дыхательные пути, могут вызвать храп.

При храпе мышцы, поддерживающие отверстие верхних дыхательных путей в задней части горла ребенка, расслабляются во время сна.Лишняя ткань неба и язычка — кусок мяса, свисающий с неба, — вибрирует при каждом вдохе. Эти вибрации на самом деле вызывают звук, который мы называем «храпом». У некоторых детей дыхательные пути имеют тенденцию закрываться в любой точке этой области. Сужение дыхательных путей вызывает турбулентность и шум храпа.

Храп может быть безвредным. Но это также может привести к ухудшению качества сна и изменению цикла сна и бодрствования ребенка. Из-за беспокойного сна и частых пробуждений наблюдается снижение дневной бдительности.Это может привести к резким изменениям настроения и энергии. У некоторых детей, которые храпят, может быть более серьезная проблема, называемая обструктивным апноэ во сне или СОАС.

Что такое обструктивное апноэ во сне?

Обструктивное апноэ во сне — обычная проблема у детей сегодня. По данным Американской академии педиатрии, симптомы апноэ во сне у детей включают:

  • Ночной храп с периодическими паузами
  • Задыхание или удушье
  • Нарушение сна

У детей с храпом и СОАС часто бывают большие миндалины и / или аденоиды.Многие страдают ожирением и / или аллергическими заболеваниями. Апноэ во сне связано со следующими последствиями:

  • Аномальный рост и развитие
  • Ночное недержание мочи
  • Поведенческие проблемы и проблемы с обучением
  • Дневная сонливость
  • Гиперактивность или СДВГ

Лечение детей, которые просто храпят или страдают ОАС, может включать :

Иногда у детей с синдромом обструктивного апноэ во сне используется назальное постоянное положительное давление в дыхательных путях (CPAP).CPAP включает в себя использование аппарата, который подает поток сжатого воздуха через носовую маску к дыхательным путям ребенка, чтобы они оставались открытыми во время сна.

Являются ли лунатизм и ночное недержание мочи распространенными проблемами сна у детей?

Некоторое поведение во сне, такое как лунатизм, скрежетание зубами (бруксизм) и ночное недержание мочи, не является чем-то необычным для детей. Кроме того, лунатизм чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. Лунатизм может быть следствием незрелой центральной нервной системы или чрезмерной усталости.Обычно это происходит через час или два после того, как ребенок засыпает. Иногда лунатизм может сохраняться и во взрослой жизни. Поскольку лунатикам можно причинить вред, родителям необходимо защитить ребенка от травм.

Ночное недержание мочи может сохраняться даже в младшем возрасте как у девочек, так и у мальчиков. Хотя ночное недержание мочи иногда возникает из-за беспокойства или других эмоциональных проблем, у большинства детей все в порядке. Со временем они перерастут ночное недержание мочи — девочки обычно останавливаются раньше мальчиков. С другой стороны, ночное недержание мочи, хотя и редко, может быть результатом инфекции или аллергии.

Что такое ночные ужасы?

При ночных ужасах, также называемых ужасами сна, у ребенка возникает внезапное пробуждение от сна с сильным возбуждением, криком, плачем, учащенным сердцебиением и расширенными зрачками. Как и ходьба во сне, ночные страхи связаны с незрелой центральной нервной системой и часто перерастают. Эти страхи сна обычно начинаются после 18 месяцев и исчезают к 6 годам.

Если у вашего ребенка есть ночные кошмары, важно поговорить с членами семьи и заверить их, что эпизоды не вредны.Убедитесь, что детская комната безопасна, чтобы уберечься от травм во время ночного террора. Это также помогает соблюдать регулярный режим сна и справляться со стрессом, чтобы ребенок не беспокоился перед сном.

Часто ли кошмары снятся в детстве?

Кошмары — это пугающие сны, которые случаются во время сна с быстрым движением глаз (REM). Они обычная часть детства.

В раннем детстве дети начинают активно мечтать, когда часто трудно отличить реальность от воображения.Детям дошкольного и младшего школьного возраста могут сниться кошмары, являющиеся результатом повседневных эмоциональных эпизодов. Например, ссоры с одноклассниками или братьями и сестрами, академический стресс или страх разлуки могут вызвать кошмары.

Большинству детей когда-то снился кошмар. Согласно опросу «Сон в Америке» Национального фонда сна, 3% детей дошкольного и школьного возраста часто видят кошмары. Худшие кошмары, кажется, происходят в возрасте 6 лет. По мере взросления ребенка количество плохих снов, вероятно, уменьшится.

Могут ли дети получить синдром беспокойных ног?

Синдром беспокойных ног (СБН) не является необычным для детей в возрасте 8 лет и старше. Это неврологическое расстройство сна вызывает ощущение ползания мурашек в ногах (а иногда и в руках), которое вызывает непреодолимое желание двигаться.

Исследования показывают, что синдром беспокойных ног может иметь сильную генетическую составляющую. Дети с тремором сна или синдромом беспокойных ног могут испытывать трудности с засыпанием. Это может привести к дневной усталости и раздражительности.Согласно недавним исследованиям, СДВГ и депрессия чаще встречаются у людей с диагнозом СБН. Посоветуйтесь с педиатром вашего ребенка о способах лечения СБН у детей.

Сколько нужно спать детям?

Эксперты по сну рекомендуют детям младшего возраста спать от 10 до 11 часов каждую ночь. Дети дошкольного возраста должны спать от 11 до 13 часов в сутки.

Как я могу помочь ребенку с проблемами со сном?

Если ваш ребенок ходит во сне, мочится в постель или испытывает другие нарушения сна, например ночные кошмары, поговорите со своим врачом.Иногда виной всему эмоциональный стресс. В большинстве случаев эмоционального стресса проблему можно легко решить с помощью нескольких поведенческих вмешательств.

Кроме того, понаблюдайте за своим ребенком, пока он спит, чтобы определить характер его сна и возможный храп или апноэ во сне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *