Разное

Витамин д при беременности дозировка: This page cannot be found

Содержание

значение, нормы потребления, последствия недостатка витамина Д

История

В 15 веке в Англии в крупных городах началась эпидемия рахита (дети с искривленным позвоночником, руками и ногами). Это было обусловлено нехваткой солнечного света из-за близкой застройки высоких домов, задымленностью воздуха.

В 1928г. немецкий ученый Виндаус получил Нобелевскую премию по химии за изучение свойств и строения витамина D.

Чем обусловлен дефицит витамина D

Дефицит витамина D у многих жителей России обусловлен:

  • расположением в северном умеренном поясе (выше 42 градуса северной широты)

  • ограниченном пребывании на солнце (работа в офисе, передвижение на машинах)

  • употребление в пищу мяса животных, которые не находились на солнце (фермы)

  • использование солнцезащитных кремов

  • хронические болезни (ожирение, патология кишечника, прием большого количества лекарств)

Вы можете определить уровень витамина D в вашем организме, сдав соответствующий анализ:

25-ОН витамин Д (25-гидроксикальциферол) (количество)

Для любознательных

Витамин D объединяет группу витаминов (D1, D2, D3, D4, D5), из которых только две формы (D2 и D3) имеют важное биологической значение.

1.



7DHC (холестерол)

Предшественник витамина D, образует его запас в коже.

2.



D3 (холекальциферол)

В коже из холестерола под действием бета-УФ лучей образуется 80% витамина D3. Его 20% поступают в организм с пищей животного происхождения (рыбий жир, печень, яичный желток).

3.



D2 (эргокальциферол)

Поступает в организм только с растительными продуктами (хлеб и др.)

4.



25(OH)D3 (кальцидол)

Затем в печени из обеих форм в результате гидроксилирования (присоединении OH-группы) образуется


25-ОН-гидрокси-ХОЛЕКАЛЬЦИФЕРОЛ (кальцидол). Эта форма является депо- и транспортной, именно ее определяют в крови для установления уровня витамина D.

5.



1,25(OH)D3 (кальцитриол)

Далее в почках при участии паратгормона (гормон паращитовидных желез) происходит второе гидроксилирование и образование активной формы —


1,25-ОН-дигидрокси-ХОЛЕКАЛЬЦИФЕРОЛ (кальцитриол). Именно кальцитриол обеспечивает основные биологические эффекты витамина D в организме.

Основной биологической ролью кальцитриола (1,25-ОН-витамин D) является поддержание постоянного уровня кальция в крови (витамин D усиливает всасывание кальция в кишечнике и если его в крови недостаточно — обеспечивает поступление кальция из костей в кровь).

Со временем рецепторы к кальцитриолу помимо кишечника и костей были обнаружены в почках, половых органах, поджелудочной железе, мышцах, в клетках иммунной и нервных систем. Таким образом стало понятно, что в организме человека витамин D выполняет большое количество различных функций:

  • регулирует проявление 3% генома человека (несколько тысяч генов)

  • увеличивает чувствительность инсулинового рецептора (профилактика инсулинорезистентности, ожирения, сахарного диабета)

  • укрепляет костную систему

  • снижает уровень паратгормона в крови

  • способствует синтезу половых гормонов (тестостерона, эстрогенов, прогестерона)

  • улучшает репродуктивную функцию

  • влияет на врожденный и приобретенный иммунитет

  • профилактирует развитие опухолей, депрессии, болезни Паркинсона

Недостаток витамина D

Недостаток витамина Д в организме может привести к развитию:

  • болезней сердечно-сосудистой системы

  • иммунодефициту, аллергии, псориаз, бронхиальная астма, ревматоидный артрит

  • пародонтоза

  • опухолям толстого кишечника, молочных желез, яичников, простаты

  • хронической усталости, депрессии, бессоницы

  • снижению мышечной силы, приводящей к риску падений

  • снижению подвижности и количества морфологически нормальных сперматозоидов (мужской фактор бесплодия)

  • фактор риска преждевременных родов, фетопатий (менее 20 нг/мл)

Достижение уровня витамтина D 50 нг/мл (125 нмоль/л) снижает риск развития:


%

Рахита

100

Остемаляции (размягчение костной ткани)

100

Рака, в целом

75

Рака молочной железы

50

Рака яичников

25

Рака толстой кишки

65

Рака почки

65

Рака матки

35

Сахарного диабета 2 типа

50

Переломов

50

Падений у женщин

70

Рассеянного склероза

50

Инфаркта миокарда

50

Сосудистых болезней

80

Преэклампсии

50

Кесарево сечения

75

Бесплодие

70

Важное значение витамин D имеет во время беременности.  

Его дефицит связан с риском развития гестационного сахарного диабета, преждевременных родов, преэклампсии, различных пороков внутриутробного развития.

В мире не зарегистрировано ни одного случая тератогенного (приводящего к развитию опухолей) действия витамина D.

Нормы витамина Д

Учитывая различные единицы измерения рекомендуемым уровнем является:

60 — 100 нг/мл

150 — 250 нмоль/л

Для перевода из нг/мл в нмоль/л нужно нг/мл * 2,5 = нмоль/л

Пример: 30 нг/мл * 2,5 = 75 нмоль/л

Российская ассоциация эндокринологов считает оптимальной концентрацией витамина D в крови взрослого человека 30-100 нг/мл, недостаточностью 20-30 нг/мл, дефицитом — менее 20 нг/мл.

По данным, представленным на 10-м Европейском Конгрессе по Менопаузе и Андропаузе (Мадрид, 2015г) уровень витамина D у пациентов с ожирением в России:

менее 20 нг/мл — 35%

20-30 нг/мл — 30%

более 30 нг/мл — 35%

Дневные нормы потребления витамина D по рекомендации Американского общества эндокринологов (2011г).

Возрастная группа

Рекомендованная дневная доза, МЕ

Максимально допустимый уровень потребления, МЕ

Младенец, 0 — 6 мес

400

1000

Младенец, 7 — 12 мес

400

1500

Дети 1 — 3 лет

600

2500

Дети 4 — 8 лет

600

3000

Дети 9 — 17 лет

600

4000

Взрослые 18 — 70 лет

600

4000

Взрослые более 70 лет

800

4000

Беременность и лактация

800

4000

Профилактической дозой витамина D (когда можно его не определять в крови и спокойно принимать) считается 4 000 МЕ в сутки.

Без медицинского контроля не рекомендуют прием витамина D в дозе 10 000 МЕ более 6 месяцев. (Российская ассоциация эндокринологов)

Передозировать витамин D практически невозможно. К примеру, в Голландии пожилая пара (90 и 95 лет) случайно приняла однократную дозу холекальциферола 2 000 000 МЕ каждый.

Врачи наблюдали за ними 2 месяца и не выявили каких-либо симптомов передозировки или токсичности. Максимальная концентрация в крови его формы 25-ОН-витамина D на 8-ой день составила 210 и 170 нг/мл соответсвенно, что немногим превышает его целевые значения.

Расчет дозы витамина D3

Суточную дозу витамина D рассчитывают по таблице, исходя из его первоначального значения. 

Также следует знать, что:

25 мкг (витамина D) = 1000 МЕ (витамина D)

Ожидаемый уровень


(нг/мл)

20

30

40

50

60




Рекомендуемая суточная доза витамина D3, МЕ

ИР


(нг/мл)

10

2000

4000

6000

10000

10000

15

1000

3000

6000

9000

10000

20


2000

5000

8000

10000

25


1000

4000

7000

10000

30



3000

6000

10000

35



1000

5000

9000

40




3000

8000

45




2000

6000

50





4000

ИР — имеющийся уровень

Например, для повышения уровня витамина Д3 c 15 до 60 нг/мл надо ежедневно принимать 10 000 МЕ витD.

В европейских странах нередко для коррекции дефицита используют дозу эргокальциферола 50 000 МЕ однократно в неделю в течении 8 недель.

У пациентов с ожирением, с синдромом сниженного всасывания в кишечнике, принимающих препараты, нарушающие всасывание витамина Д, целесообразен прием высоких доз холекальциферола (6 000 — 10 000 МЕ/сутки) (Российская ассоциация эндокринологов).

Витамин D при беременности — Nutriclub

Во время беременности и кормления грудью женщине нужно больше витамина D, чем обычно. Получить достаточное количество этого витамина из пищи, как правило, не удается

 
Чем полезен витамин D?

Витамин D играет важную роль в формировании костной ткани, так как регулирует  баланс кальция и фосфатов в организме:

  • от этого витамина зависит, насколько крепкими будут кости ребенка;
  • от синтеза витамина Д в организме и поступления его с пищей во время беременности зависит здоровье зубов как мамы, так и малыша;

В свою очередь, недостаток этого витамина повышает риск появления различных заболеваний:

  • Cимптомами недостаточности витамина Д у младенцев являются задержка закрытия родничка и прорезывания зубов из-за нарушения и замедления процесса минерализации костей.
  • Острый дефицит витамина D у детей становится причиной рахита – тяжелого заболевания, при котором происходит размягчение костей и, соответственно, нарушается их нормальное развитие;
  • у мамы недостаток этого вещества может привести к повышенной утомляемости, слабости, раздражительности, бессоннице, а также к разрушению зубов и  повышенному риску переломов.

 

Когда принимать Витамин D?  

Витамин D необходимо потреблять в течение всего периода беременности. Если будущая мама будет потреблять его в достаточном количестве, то младенец накопит его и будет расходовать в течение первых 6 месяцев жизни.

 

В каком количестве принимать витамин D?

Содержание витамина D в организме малыша напрямую зависит от того, сколько вы употребляли его во время беременности. Для беременных женщин рекомендуемая норма составляет 600 МЕ  (15 мкг) в сутки, а для кормящих грудью – 1200 МЕ (30 мкг) в сутки.

 

Где найти витамин D?

Витамин Д вырабатывается в коже под воздействием ультрафиолетовых лучей. К сожалению, погода не всегда играет в нашу пользу, а выбор продуктов, в которых есть этот витамин, достаточно ограничен, и его содержание в них невысоко:

Аквадетрим инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Aquadetrim капли д/приема внутрь 15 000 МЕ/мл: фл. 10 мл или 15 мл с пробкой-капельницей (5060)

Витамин D3 является активным антирахитическим фактором. Самой важной функцией витамина D3 является регулирование метаболизма кальция и фосфатов, что способствует правильной минерализации и росту скелета.

Витамин D3 является естественной формой витамина D, которая образуется у человека в коже под действием солнечных лучей. По сравнению с витамином D2 характеризуется на 25% более высокой активностью.

Витамин D связывается со специфическим рецептором витамина D (VDR), который регулирует экспрессию многих генов, включая гены ионного канала TRPV6 (обеспечивает абсорбцию кальция в кишечнике), CALB1 (кальбиндин; обеспечивает транспорт кальция в кровеносное русло), BGLAP (остеокальцин; обеспечивает минерализацию костной ткани и гомеостаз кальция), SPP1 (остеопонтин; регулирует миграцию остеокластов), REN (ренин; обеспечивает регуляцию АД, являясь ключевым элементом РААС), IGFBP (связывающий белок инсулиноподобного фактора роста; усиливает действие инсулиноподобного фактора роста), FGF23 и FGFR23 (фактор роста фибробластов 23; регулируют уровни кальция, фосфат-аниона, процессы клеточного деления фибробластов), TGFB1 (трансформирующий фактор роста бета-1; регулирует процессы клеточного деления и дифференцировки остеоцитов, хондроцитов, фибробластов и кератиноцитов), LRP2 (ЛПНП-рецептор-связанный белок 2; является посредником эндоцитоза липопротеинов низкой плотности), INSR (рецептор инсулина; обеспечивает эффекты инсулина на любые типы клеток).

Колекальциферол играет существенную роль в абсорбции кальция и фосфатов в кишечнике, в транспорте минеральных солей и в процессе кальцификации костей, регулирует также выведение кальция и фосфатов почками.

Концентрация ионов кальция в крови обусловливает поддержание тонуса мышц скелетной мускулатуры, функцию миокарда, способствует проведению нервного возбуждения, регулирует процесс свертывания крови.

Недостаток витамина D в пище, нарушение его всасывания, дефицит кальция, а также недостаточное пребывание на солнце в период быстрого роста ребенка приводит к рахиту, у взрослых — к остеомаляции, у беременных могут возникнуть симптомы тетании, нарушение процессов обызвествления костей новорожденных.

Повышенная потребность в витамине D возникает у женщин в период менопаузы, поскольку у них часто развивается остеопороз в связи с гормональными нарушениями.

Витамин D обладает рядом так называемых внескелетных эффектов.

Витамин D участвует в функционировании иммунной системы путем модуляции уровней цитокинов и регулирует деление лимфоцитов Т-хелперов и дифференцировку В-лимфоцитов. В ряде исследований отмечено снижение заболеваемости инфекциями дыхательных путей на фоне приема витамина D.

Показано, что витамин D является важным звеном гомеостаза иммунной системы: предотвращает аутоиммунные заболевания (в т.ч. сахарный диабет 1 типа, рассеянный склероз, ревматоидный артрит, воспалительные болезни кишечника).

Витамин D обладает антипролиферативным и продифференцирующим эффектами, которые обусловливают онкопротекторное действие витамина D. Отмечено, что частота некоторых опухолей (рак молочной железы, рак толстого кишечника) повышается на фоне низкого уровня витамина D в крови.

Витамин D участвует в регуляции углеводного и жирового метаболизма путем влияния на синтез IRS1 (субстрат рецептора инсулина 1; участвует во внутриклеточных путях проведения сигнала рецептора инсулина), IGF (инсулиноподобный фактор роста; регулирует баланс жировой и мышечной ткани), PPAR-δ (активированный рецептор пролифераторов пероксисом, тип δ; способствует переработке избыточного холестерина).

По данным эпидемиологических исследований дефицит витамина D ассоциирован с риском метаболических нарушений (метаболический синдром и сахарный диабет 2 типа).

Рецепторы и метаболизирующие ферменты витамина D экспрессируются в артериальных сосудах, сердце и практически во всех клетках и тканях, имеющих отношение к патогенезу сердечно-сосудистых заболеваний. На животных моделях показаны антиатеросклеротическое действие, супрессия ренина и предупреждение повреждения миокарда и другое. Низкие уровни витамина D у человека связаны с неблагоприятными факторами риска сердечно-сосудистой патологии, такими как сахарный диабет, дислипидемия, артериальная гипертензия, и ассоциированы с риском сердечно-сосудистых катастроф, в т.ч. инсультов.

В исследованиях на экспериментальных моделях болезни Альцгеймера показано, что витамин D3 снижал накопление амилоида в мозге и улучшал когнитивную функцию. В неинтервенционных исследованиях у человека показано, что частота развития деменции и болезни Альцгеймера увеличивается на фоне низкого уровня витамина D и низкого диетарного потребления витамина D. Отмечалось ухудшение когнитивной функции и заболеваемости болезнью Альцгеймера при низких уровнях витамина D.

Применение кальция при беременности

Это лишь небольшой список того, зачем нужен этот макроэлемент в организме. Кальций для беременных необходим для нормального развития плода и отдельных систем его организма: опорно-двигательной, эндокринной, кровеносной.
В последнее время доказана зависимость между недостаточностью кальция в организме и вероятностью развития различных осложнений беременности . Особенно это касается преэклампсии и эклампсии —грозных состояний, которые могут проявляться в гестационный период у женщины. Ежедневный прием кальция позволяет предупредить симптомокомплекс, вызванный гестозом, в который входят:

  1.  Повышение артериального давления.
  2. Выделение белка с мочой.
  3. Генерализованные клонико-тонические судороги.
  4. Отечность мягких тканей.

Обычно у здоровой женщины на ранних сроках беременности артериальное давление снижается, затем постепенно повышается к концу гестационного периода. Нарушают этот баланс заболевания мамы или плода, многоплодная беременность, неправильный рацион питания. Кальций во время беременности, поступающий извне, препятствует развитию артериальной гипертензии у женщины, поэтому ВОЗ рекомендует его в качестве профилактического средства2.

Профилактика и лечение недостаточности кальция

Самый простой способ профилактики гипокальциемии — употребление продуктов, обогащенных кальцием, в т.ч. искусственно. К ним относится кисломолочная продукция и сыры, жирная рыба, орехи, злаковые культуры и зелень. Но порой коррекции рациона для организма недостаточно, поэтому актуальным становится вопрос о том, какой кальций можно пить при беременности.
Когда пить кальций при беременности, доктор решает в индивидуальном порядке. Прием препаратов разрешен с момента начала планирования беременности и до родов. Как правило врачи придерживаются схемы назначения с 20-ой недели беременности, а в случае наличия факторов риска, прием следует начать с момента установления беременности.

Ответ на вопрос, можно ли беременным кальций, не может быть универсальным для всех. Решение о необходимости применения препаратов кальция во время беременности принимает врач после обследования женщины и оценки индивидуальных потребностей и рисков.

Женщинам, чей рацион питания обогащен этим элементом в достаточной степени, препараты кальция как правило не назначают. В случае, если имеется риск гипокальциемии (хронические заболевания, нарушения пищеварения и всасывания, многоплодная беременность), профилактический прием кальция будет целесообразен.

Рассуждения о том, какой кальций лучше — таблетированный, порошкообразный, в составе комплексных витаминов — также являются предметом дискуссии. Можно опираться на индивидуальные предпочтения, но следует учитывать несколько факторов при принятии решения о том, какой кальций пить при беременности:

Если препарат имеет порошковую форму, есть риск ошибиться с расчетом его дозировки. Поэтому, если нет возможности каждый раз точно отмерять нужное количество, следует выбирать дозированные производителем формы.

При приеме комплексных препаратов с кальцием содержание этого элемента может быть ниже рекомендованной суточной нормы. Чтобы компенсировать этот недостаток, требуется принимать несколько таблеток, и в этом случае есть вероятность превышения допустимых дозировок других микроэлементов.

Кальцемин — комбинированный препарат, содержащий кальций, витамин D и ряд других элементов (бор, медь, цинк, марганец), необходимых беременной женщине во время вынашивания плода. Он выпускается в таблетках и принимается дважды в день. Кальцемин используется как для профилактики, так и для восполнения имеющегося дефицита кальция.

Как принимать кальций при беременности, зависит от конкретного препарата: некоторые производители рекомендуют разжевывать или проглатывать таблетки целиком, другие выпускают растворимые в воде формы, а порошкообразные смеси часто можно добавлять в готовые блюда или напитки. Перед применением следует ознакомиться с инструкцией к препарату.

Как правило, препараты кальция рекомендуется принимать с пищей, т.к. усиленная продукция желудочного сока благоприятно сказывается на его всасывании. Главное в схеме терапии — регулярность. Чтобы выработать привычку и не пропускать прием, рекомендуется принимать препараты кальция в одно и то же время суток.

L.RU.MKT.CC.03.2020.3102

Коронавирус: почему витамин D важен на карантине и с чем его едят

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Во время карантина прием витамина D особенно важен, говорят эксперты

Управление здравоохранения Англии рекомендовало ежедневно принимать витамин D весной и летом, пока продолжается карантин.

Обычно мы получаем его в достаточном количестве, проводя время на улице, поскольку он производится, когда открытые участки нашей кожи оказываются под воздействием солнечных лучей.

Его еще называют «витамином солнца» и, наряду с некоторыми другими, он помогает нашему организму бороться с инфекциями, что особенно важно во время нынешней пандемии.

Кому же полезно принимать витамин D?

Рекомендации

Еще до начала эпидемии коронавируса британцам было рекомендовано принимать 10 мкг витамина D ежедневно в зимние месяцы (с октября по март) или круглогодично, если они не проводят на улице достаточно времени.

Однако в нынешней ситуации, когда всем предписано сидеть по домам, нехватка этого важного витамина может начать ощущаться более остро.

Английские специалисты рекомендуют принимать витамин D в таблетках или капсулах круглогодично:

  • если вы почти не бываете на улице, например, если вы вынуждены беречься по состоянию здоровья (после операции на сердце, перенесения тяжелых заболеваний и т.п.)
  • если вы проживаете в доме для престарелых
  • если вы обычно носите закрытую одежду, когда выходите на улицу

Люди с темным цветом кожи также могут недополучать «солнечного витамина», даже если они регулярно проводят какое-то время на улице.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Эксперты говорят, что витамин D имеет противовоспалительное воздействие на организм

Власти Шотландии и Уэльса выпустили такие же рекомендации.

«К сожалению, поскольку коронавирус продолжает влиять на нашу жизнь, многие из нас проводят на воздухе очень немного времени, — говорит Сара Станнер из Британского фонда диетологов. — Сейчас очень важно соблюдать все рекомендации правительства и оставаться дома, но в то же время многие из нас недополучают солнечные лучи, а это означает, что мы должны следить за тем, чтобы в организме не возникла нехватка витамина D».

Зачем нам нужен витамин D?

Витамин D укрепляет зубы, кости и мышцы.

Его нехватка в раннем детстве может вызвать рахит — недоразвитие костей и деформацию скелета, а у взрослых — остеомаляцию, размягчение костей из-за недостаточной их минерализации, так называемый «рахит взрослых».

Согласно некоторым исследованиям, этот витамин помогает нам бороться с обычными простудами и гриппом, хотя нет достоверных данных о том, что витамин D повышает иммунитет.

Некоторые исследования связывают низкий уровень витамина D и сезонную депрессию. Есть даже данные, говорящие о том, что нехватка этого витамина может влиять на деятельность нервной системы и психическое здоровье.

Можно его принимать в больших дозах?

Этого делать не стоит. Хотя витамин D в виде пищевых добавок весьма безвреден, но если принимать его ежедневно и помногу, то в долгосрочной перспективе это может нанести вред.

Безопасные дозы таковы:

  • дети в возрасте от 1 года до 10 лет — не более 50 мкг в день
  • младенцы до 12 месяцев — не более 25 мкг в день
  • взрослые — не более 100 мкг в день, а в составе биодобавок — 10 мкг в день

В некоторых случаях, если у пациента диагностирован дефицит витамина D, врач может прописать более высокие дозы.

При некоторых заболеваниях, например, болезнях почек, принимать витамин D не рекомендуется.

Может ли он защитить от коронавируса?

Нет, не может. Нет никаких свидетельств тому, что этот витамин как-то защищает от инфицирования коронавирусом.

Тем не менее специалисты считают, что во время пандемии он не бесполезен.

Витаминные добавки с содержанием витамина D улучшат самочувствие тех, у кого его недостаточно в организме.

Некоторые эксперты видят взаимосвязь между нехваткой витамина D в организме и более тяжелым течением болезни, в случае заражения коронавирусом. В то же время у таких пациентов часто бывают и другие причины для осложнений, поэтому тут пока трудно сделать однозначный вывод.

Испанские и французские медики сейчас проводят клинические испытания на предмет того, помогает ли витамин D пациентам с коронавирусной инфекцией.

Как указывает британский профессор медицины Джон Родс, витамин D имеет противовоспалительные свойства.

Помимо этого, как свидетельствуют некоторые исследования, он может несколько подавлять иммунную реакцию организма на вирусы.

Это может быть важно для тех тяжелобольных пациентов с коронавирусом, у кого вирусная пневмония легких вызывает цитокиновый шторм — острую реакцию иммунной системы. Однако, как указывает профессор Родс, пока эта взаимосвязь изучена мало.

D2 или D3 и сколько его надо?

Витамин D в виде таблеток или капсул, самостоятельно или в составе мультивитаминов, продается в аптеках, супермаркетах и магазинах здоровой пищи. Для младенцев витамин D бывает в виде капель.

Эксперты напоминают, что не надо покупать сразу в запас, чтобы не создавать дефицита.

В большинстве случаев на упаковке этот витамин указывается как D2 или D3.

Разница в том, что D2 (эргокальциферол) синтезируется из растений, а D3 (холекальциферол) — путем ультрафиолетового облучения, то есть так же, как это происходит в нашем организме.

Исследования показали, что форма D3 более эффективна, так что рекомендации чаще всего склоняются в его пользу.

Достаточно ли его в пище?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В пище витамина D мало, но некоторые производители добавляют его в свои продукты, например, в хлопья для завтрака

Несмотря на свое название, витамин D на самом деле — гормон, который отвечает за усвоение организмом кальция.

Его нет почти нигде, кроме как в жирных сортах рыбы и яйцах, однако под воздействием ультрафиолетовых лучей наша кожа производит собственный гормон из обычного холестерина.

Некоторые производители добавляют синтезированный витамин в йогурты, хлопья для завтрака и маргарин.

Как понять, что его не хватает?

«Потребность в солнечном свете в летние месяцы очень индивидуальна и зависит как от цвета кожи и количества жира в теле, так и того, насколько быстро организм строит костный скелет. Это очень сложный процесс», — говорит историк медицины Роберта Бивни из Уорикского университета.

Именно поэтому определять, достаточно ли у вас в организме витамина D, необходимо не по симптомам, а с помощью анализа крови.

Не пойти ли позагорать?

Получить слишком большую дозу витамина D, загорая на солнце, невозможно, а вот получить ожог — вполне вероятно, поэтому важно не переусердствовать и защищать свою кожу от ожогов с помощью солнцезащитных кремов или одежды.

Что делать детям и беременным?

Рекомендации медиков таковы:

  • дети от рождения до 1 года должны получать ежедневно 8,5-10 мкг витамина D
  • младенцам на искусственном вскармливании не надо давать никаких добавок, поскольку детская смесь уже содержит витамин D — но только до тех пор, пока они не станут получать менее 500 мл детской смеси в день
  • дети от 1 года до 4-х лет должны получать 10 мкг в день
  • беременные и кормящие женщины также должны получать 10 мкг в день

Витамин D при беременности. Механизм действия и опасность больших доз витамина Д при беременности

Витамин Д и  опасность больших доз витамина Д при беременности. Рассказывает  Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель Центра иммунологии и репродукции.

Назначать или не назначать? И в каких дозах назначать витамин Д во время беременности? Вопрос далеко не праздный. То, что мы сейчас имеем внутри нашего отечественного акушерства: все эти рекомендации по каким-то совершенно сумасшедшим дозам витамина Д меня лично, как врача акушера-гинеколога, этот очень волнует.

Потому что витамин Д по своей структуре относится к стероидным гормонам. То есть, это так называемый секостероид.

То есть там есть обычное, характерное для всех стероидных гормонов, так называемое циклопентанпергидрофенантреновое ядро, которое просто разорвано. «Секос»- это вот секира, рассекать. То есть секостероиды — это гормоны, которые обладают стероидным действием и относятся к группе стероидных гормонов, но с разорванным стероидным кольцом. И он работает точно так же, как остальные стероидные гормоны: у него есть свой отдельный внутриядерный рецептор. Этот рецептор действует достаточно сложным образом, так же, как и для всех остальных гормонов.

Может быть прямое действие: когда димер из витамина Д соединяется со своим рецептором, и они соединяются своими элементами отклика внутри клеточного ядра. Непрямое действие: зависит от так называемого контекста внутри клетки, когда этот комплекс подсоединяется с помощью других молекул, которые вешаются на димер этого витамина Д, и соединяются с чужими транскрипционными факторами, которые не связаны с элементами отклика витамина Д, и запускает так называемые опосредованные ядерные эффекты.

И также могут быть так называемые негеномные эффекты, когда рецепция и передача сигнала витамина Д идет через так называемые вторичные мессенджеры, когда сам комплекс  рецептор + витамин Д внутри клетки реагируют на другие сигнальные  системы внутри клетки и могут запускать совершенно любые гены, в зависимости от того, какой контекст самой клетки: природа этой клетки, природа тканей, концентрация рецепторов и физиологическое состояние.

И, конечно, когда витамин Д назначается в очень больших дозировках, мы здесь сталкиваемся с большой проблемой: не будет ли это миной замедленного действия? Не может ли витамин Д в таких больших концентрациях быть так называемым эндокринным дизраптором? То есть таким фактором, который начинает вмешиваться и давать интерференцию в другие системы рецепторов стероидных гормонов: в систему эстрогенов, в систему андрогенов, в систему эстрадиола. Потому что такие вот неожиданные варианты у нас внутри акушерства и гинекологии были.

На наших врачей, именно только в России, спущены некие методические рекомендации, которые основаны на абсолютно научно ненадежных источниках. Эти источники говорят о том, что вот было какое-то определенное количество женщин, которые принимали случайным образом более высокие дозы витамина Д во время беременности, и эти женщины не дали никаких проблем с рождением ребенка — то есть нет прямого тератогенного эффекта. И дальше мы говорим о том, что дозировки нужно увеличивать, потому что это снижает риск гестационного диабета и так называемой преэклампсии, то есть такого состояния, которое раньше называли гестозом и нефропатией, поздним токсикозом.

Какие вопросы возникают, когда это всё идет вот таким образом? Нужно анализировать качество тех публикаций, на которые идет эта ссылка. Это должно быть какое-то обсуждение внутри экспертной среды. Я не говорю уже по поводу каких-то обществ, они сейчас пока существуют в таком достаточно, я бы сказал, не том состоянии, в каком они должны существовать, и как это существует во всех странах, допустим, в Германии или США. У нас этого нет. Это просто методические рекомендации, которые спущены Минздравом. Никакого обсуждения внутри профессиональной среды здесь не было. И никакого учета отдаленных последствий нет.

Что касается витамина Д, то изначально он назначался во время беременности просто для профилактики так называемого внутриутробного рахита. Дефицит витамина Д приводит к рахиту, но он участвует в целом ряде других процессов, я уже рассказал множественность механизмов действия этого препарата, то есть, по сути своей, это препарат, который эндогенно образуется в коже под действием ультрафиолета. Он также поступает с пищей, и если недостаточная инсоляция, тогда мы компенсируем недостаток витамина Д приемом витаминов или приемом продуктов, которые богаты витамином Д.

Но влияет витамин Д практически на всё: и на риск гестационного диабета, и на риск преэклампсии, и на много других рисков. Поэтому, когда я начал сталкиваться с теми вопросами, что просто начали назначать по 2500 МЕ, по 3000 МЕ, потом увеличивать 4500 МЕ… Кто проверял, что происходит с детьми тех женщин, которые принимают по 4500 МЕ витамина Д, при том, что рекомендуемая доза традиционно составляет во всех западных странах 600-800 МЕ в сутки? И то, во вторую половину беременности. Никаких таких исследований не было!

Я отслеживаете все публикации, которые идут, и что могу сказать? Голландцы в мае 2017 года опубликовали большое исследование, где они изучали: есть ли связь между концентрациями витамина Д в крови матери и риском внутриутробного рахита? Оказалось (по их данным), никакой связи нет. И голландцы (они всегда впереди планеты всей), я уже говорил, что они отменили ультразвуковой скрининг в первом триместре беременности, они отменили вообще витамин Д, потому что нет никаких данных.

Осенью 2017 года была большая публикация — анализ тех публикаций, на основании которых делался вывод, что прием витамина Д в мега дозах снижает риск преэклампсии, снижает риск сахарного диабета, снижает риск целого ряда каких-то других вещей. И вывод был очень осторожным: возможно, снижает, но качество этих публикаций не позволяет сказать, что там были получены достоверные данные. То есть это всё является гипотезой, которую нужно проверять.

И совсем недавно в британском медицинском журнале (если я не ошибаюсь) вышла большая статья, которая была посвящена анализу связи между снижением концентрации витамина Д в крови матери (дефицитом) и риском гестационного диабета. И вот эта публикация очень интересна: она показала, что, действительно, такая связь есть.  То есть они пришли к выводу, что все-таки, если есть достаточно выраженный дефицит по витамину Д, то риск гестационного диабета начинает повышаться.

И какие выводы можно сделать из тех промежуточных вещей, которые мы имеем по витамину Д и беременности?

Во-первых, для того чтобы уменьшить риски приема мега доз препаратов витамина Д во время беременности, я бы рекомендовал сдавать анализ на витамин Д либо до беременности, если женщина планирует беременность, либо делать эти анализы хотя бы раз в год, для того чтобы проверять статус на витамин Д. Потому что он важен для вашего здоровья. И если этого не было сделано, посмотреть при первом обращении.

Нижняя граница нормы – дискуссионная, потому что, если мы делаем границей нормы 20 нмоль/л, тогда получается, что 90% населения с дефицитом витамина Д,  и тогда нужна дополнительная поддержка.

Вот эта октябрьская публикация 2017 года сказала, что 20 нмоль/л, слишком жесткая норма по витамину Д, давайте будем смотреть реально на вещи и делать так, чтобы нормой было 30 нмоль/л. С моей точки зрения, это очень хорошая нижняя граница нормы, которая позволяет, если пациентка находится в этой зоне, спокойно назначать профилактические обычные дозы. Или даже, вообще, если она не будет принимать витами Д, то никакого серьезного значения это иметь не будет, особенно в летний период.

Если смотреть международные рекомендации, то одной из самых распространенных является британская норма, потому что британцы этому уделяет очень большое внимание, и у них вот этот комитет, который рекомендует нормы по витаминам, оценивает 25 нмоль/л как нижнюю границу нормы для концентрации витамина Д, и всё, что выше  считается отсутствием дефицита витамина Д.

Исходя из этого и анализа тех публикаций, которые идут, я бы сказал так: своим пациенткам я бы рекомендовал, если всё хорошо, если это нормальная беременность, если не было никакого отягощенного анамнеза, придерживаться стандартных международных рекомендаций, пока эти международные рекомендации не будут изменены. В США, в Германии, в Великобритании, во Франции, во всей Европе рекомендацией являются прием витамина Д в дозе от 600 до 800 международных единиц в сутки.

Если же есть какая-то проблема которая связана с риском гестационного диабета, либо было отягощенное течение беременности, то тогда вполне можно увеличивать эти дозировки до 1200-1500 МЕ в сутки,  это является достаточно безопасной, но достаточно мощной дозой.

Если речь идет об том, что мы должны балансировать на грани каких-то рисков для беременной женщины, которые связаны с осложнениями беременности, и одновременно не уходить в ту зону неизведанного, когда мы можем получить какие-то неожиданные эффекты — я бы рекомендовал использовать дозировку 1200 МЕ, максимум 1500 МЕ в сутки, и не уходить за эту дозу, потому что иначе мы уходим в те мега дозы, которые не являются физиологичными. tl ПРАКТИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА

‘5 (106) сентябрь 2017 г.

D.P., Saliba D., Schneider D.L., Vieth R. Recommendations abstracted from the American Geriatrics Society Consensus Statement on vitamin D for Prevention of Falls and Their Consequences. J Am Geriatr Soc. 2014 Jan; 62(1):147-52

19. Jolliffe D.A., Hanifa Y., Witt K.D., Venton T.R., Rowe M., Timms P.M., Hypponen E., Walton R.T., Griffiths C.J., Martineau A.R. Environmental and genetic determinants of vitamin D status among older adults in London, UK. J Steroid Biochem Mol Biol. 2016 Nov; 164:30-35

20. Van den Berg H. Bioavailability of vitamin D. Eur J Clin Nutr. 1997;51:Suppl 1:S76-9

21. Wagner D., Sidhom G Whiting S.J., Rousseau D., Vieth R. The bioavailability of vitamin D from fortified cheeses and supplements is equivalent in adults. J Nutr. 2008; 138:1365-71.

22. Forrest S.A., Yada R.Y., Rousseau D. Interactions of vitamin D3 with bovine beta-lactoglobulin A and beta-casein. J. Agric Food Chem.2005;53:8003-9.

23. Johnson J.L., Mistry V.V., Vukovich M.D., Hogie-Lorenzen T., Hollis B.W., Specker B.L. Bioavailability of vitamin D from fortified process cheese and effects on vitamin D status in the elderly. J Dairy Sci. 2005; 88:2295-301.

24. Jakobsen J. Bioavailability and bioactivity of vitamin D3 active compounds — Which potency should be used for 25-hydroxyvitamin D3? Int Congr Ser. 2007;1297:133-42.

25. Grossman R.E., Tangpricha V. Evaluation of vehicle substances on vitamin D bioavailability: A systematic review. Mol Nutr Food Res. 2010;54:1055-61

26. Brannon P.M. Key questions in vitamin D research. Scand J Clin Lab Invest Suppl.2012;243:154-62

27. Larcombe L., Mookherjee N., Slater J., Slivinski C., Singer M., Whaley C., Denechezhe L., Matyas S., Turner-Brannen E., Nickerson P. Vitamin D in a northern Canadian first nation population: dietary intake, serum concentrations and functional gene polymorphisms. PLoS One. 2012;7(11):e49872.

28. Shady M.M., Youssef M.M., Shehata M.A., El-Din E.M., ElMalt H.A. Association of Serum 25-Hydroxyvitamin D with Life Style and Dietary Factors in Egyptian Prepubescent Children. Open Access Maced J Med Sci. 2015 Mar 15; 3(1):80-4.

29. Kimball S.M., Mirhosseini N., Holick M.F. Evaluation of vitamin D3 intakes up to 15,000 international units/day and serum 25-hydroxyvitamin D concentrations up to 300 nmol/L on calcium metabolism in a community setting. Dermatoendocrinol. 2017 Apr 13; 9(1):e1300213.

30. Schmid А., Walther В. Natural Vitamin D Content in Animal Products 2013 American Society for Nutrition. Adv. Nutr. 4: 453-462, 2013;

31. Hossein-nezhad A., Holick M.F. Optimize dietary intake of vitamin D: an epigenetic perspective.Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2012 Nov; 15(6):567-79.

32. Химический состав пищевых продуктов. Справочник / под ред. И.М. Скурихина. — М.: ВО «АГРОПРОМИЗДАТ», 1987. — Кн. 2. — 360 с.

33. Malesa-Ciecwierz M., Usydus Z. Nutrition. Vitamin D: can fish food-based solutions be used for reduction of vitamin D deficiency in Poland] 2015 Jan; 31(1):187-92.

34. Lu Z., Chen T.C., Zhang A., Persons K.S., Kohn N., Berkowitz R., Martinello S. , Holick M.F. An evaluation of the vitamin D3 content in fish: Is the vitamin D content adequate to satisfy the dietary requirement for vitamin D? J Steroid Biochem Mol Biol. 2007; 103:642-4.

35. Tangpricha V., Koutkia P., Rieke S.M., Chen T.C., Perez A.A., Holick M.F. Fortification of orange juice with vitamin D: a novel approach for enhancing vitamin D nutritional health. Am J Clin Nutr. 2003;77:1478- 83.

36. Calvo M.S., Whiting S.J., BartLaleye L.C., Wasesa A.A.H., Rao M.V. A study on vitamin D and vitamin A in milk and edible oils available in the United Arab Emirates. Int J Food Sci Nutr. 2009;60:1-9.on CN.

37. Calvo M.S., Whiting S.J., Barton C.N. Vitamin D fortification in the United States and Canada: current status and data needs. Am J Clin Nutr. 2004; 80:1710S-6S.

38. McDermott C.M., Beitz D.C., Littledike E.T., Horst R.L. Effects of dietary vitamin D3 on concentrations of vitamin D and its metabolites in blood plasma and milk of dairy cows. J Dairy Sci. 1985; 68:1959-67.

39. Hayes A., Duffy S., O’Grady M., Jakobsen J., Galvin K., Teahan-Dillon J., Kerry J., Kelly A., O’Doherty J., Higgins S., Seamans K.M., Cashman K.D. Vitamin D-enhanced eggs are protective of wintertime serum 25-hydroxyvitamin D in a randomized controlled trial of adults Am J Clin Nutr. 2016 Sep;104(3):629-37.

40. Verkaik-Kloosterman J., Seves S.M., Ocke M.C. Vitamin D concentrations in fortified foods and dietary supplements intended for infants: Implications for vitamin D intake Food. Chemistry 221 (2017) 629-635.

41. Deschasaux M., Souberbielle J.C., Partula V., Lecuyer L., Gonzalez R., Srour B., Guinot C., Malvy D. , Latino-Martel P., Druesne-Pecollo N., Galan P., Hercberg S., Kesse-Guyot E., Fassier P., Ezzedine K., Touvier M. What Do People Know and Believe about Vitamin D? Nutrients 2016, 8, 718.

УДК 577.161.22

Л.И. МАЛЬЦЕВА1, Э.Н. ВАСИЛЬЕВА2, 3, Т.Г. ДЕНИСОВА2, 3, Л.И. ГЕРАСИМОВА2

1 Казанская государственная медицинская академия — филиал РМАНПО МЗ РФ, г Казань

2 Институт усовершенствования врачей МЗ ЧР, г. Чебоксары

3 Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, г. Чебоксары

Обеспеченность витамином D и коррекция его дефицита при беременности

Контактная информация:

Мальцева Лариса Ивановна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии №1 КГМА — филиала РМАНПО МЗ РФ, 420012,

г. Казань, ул. Бутлерова, д. 36, тел. (843) 236-46-41, e-mail: [email protected]

В статье представлены результаты исследований влияния дефицита витамина D на течение беременности и перинатальные исходы, обобщенных в систематических обзорах и метаанализах баз данных PubMed и Scopus. Описаны собственные данные определения и применения оптимальных доз витамина D для профилактики преэклампсии у женщин группы высокого риска в различные сроки беременности.

Ключевые слова: дефицит витамина D, перинатальные исходы, осложнения беременности, преэклампсия.

L.I. MALTSEVA1, E.N. VASILYEVA223, T.G. DENISOVA2 3, L.I. GERASIMOVA2

1 Kazan State Medical Academy — Branch Campus of the RMACPE MOH Russia, Kazan

2Postgraduate Medical Institute, Cheboksary

3Chuvash State University named after N. I. Ulyanov, Cheboksary

Provision with vitamin D

and correction of its deficit during pregnancy

For correspondence:

Maltseva L.I. — D. Med. Sc., Professor, Head of the Department of Obstetrics and Gynecology No. 1 of Kazan State Medical Academy — Branch Campus of the RMACPE MOH Russia, 36 Butlerov Str., Kazan, Russian Federation, 420012, tel. (843) 236-46-41, e-mail: [email protected]

The article presents the results of research of the vitamin D influence on pregnancy and perinatal outcomes, which had been reviewed and summarized in meta-analyses of PubMed and Scopus databases. The authors’ own data are described, which are related to determining and implementing the optimal doses of vitamin D for preeclampsia prevention in women of the high risk group at different stages of pregnancy. Key words: vitamin D deficit, perinatal outcomes, pregnancy complications, preeclampsia.

Дефицит витамина D признается как проблема общественного здравоохранения во многих странах мира, особое внимание при этом уделяется беременным женщинам. Снижение обеспеченности витамином D может быть результатом недостаточного поступления с пищей, ингибиро-вания его синтеза в коже и дополнительных факторов, которые влияют на всасывание или метаболизм витамина D [1, 2]. За последнее десятилетие проведены исследования, связывающие дефицит витамина D во время беременности с широким спектром неблагоприятных перинатальных, фе-тальных и неонатальных исходов, которые включают пре-эклампсию, гестационный диабет, бактериальный вагиноз, синдром задержки роста плода, низкую массу тела при рождении, нарушение эмбрионального скелетного формирования и снижение костной массы [3, 4]. Активно обсуждаются вопросы обеспеченности витамином D женщин разных этнических групп, дозы экзогенно вводимого витамина у беременных, оптимальные сроки начала терапии, длительность применения и влияния на течение беременности, родов, состояние плода и новорожденного [5, 6, 7].

Низкий уровень содержания в крови витамина D — широко распространенная проблема среди беременных, особенно вегетарианок, женщин, мало находящихся на солнце, а также среди женщин с темным типом кожи. Установлена значительная связь между низким содержанием витамина D в организме беременных женщин и повышенным риском осложнений во время беременности [8, 9]. Витамин D играет иммуномодулирующую роль, которая способствует полноценной имплантации путем ослабления децидуальной функции Т-клеток [10]. Известно, что витамин D регулирует ключевые целевые гены, связанные с правильной имплантацией плаценты, а также имеет существенное значение для поддержания беременности через его влияние на метаболизм кальция в миометрии.

Трансплацентарная передача кальция к плоду также способствует реализации функций всех ключевых медиаторов метаболизма витамина D в плаценте [11]. Гормоны, участвующие в развитии плода, влияют на активные белки, такие как инсулиноподобный фактор роста, плацентарный лактоген, паратиреоидный гормон, эстрадиол и пролактин. Кальцитонин является важным компонентом кальциевого гомеостаза во время беременности, он способствует транскрипции гена CYP27B1 и, следовательно, может быть ключевым фактором, определяющим плацентарный метаболизм витамина D. Таким образом, паратгор-мон, связанный с белком, и кальцитонин, а также другие факторы регулируют уровень витамина D. Его содержание в 2 раза выше в сыворотке крови женщин в третьем триместре беременности, чем у небеременных или женщин в послеродовом периоде [12, 13].

Материнский (децидуальный) и плацентарный (трофо-бластический) компоненты плаценты имеют рецепторы к витамину D. Предполагают, что рецепторы к витамину D (VDR) могут играть роль в управлении метаболизмом витамина во время беременности. Изучена роль витамина D в процессе имплантации и развития плаценты. Витамин D регулирует основные гены-мишени, связанные с имплантацией, такие как НОХА10 и НОХА11, экспрессия которых контролируется витамином D, прогестероном и эстрадио-лом. В первом триместре беременности наблюдается выраженное увеличение гена CYP27B1 и VDR в трофобласте и децидуальной ткани. Развитие и формирование плаценты играют важную роль в благополучном течении беременности, и материнский дефицит витамина D может обусловить неблагоприятные исходы.

Плацента формируется на 4-й неделе беременности. С этого времени до срока родов 25 (ОН) D передается через плаценту, и концентрация 25 (ОН) D пуповинной крови плода коррелирует с концентрацией витамина в крови матери, но уровень 1,25 дигидроксивитамина D у плода, как правило, ниже, чем в сыворотке крови матери [14, 15, 16].

Метаболизм витамина D усиливается во время беременности и в период лактации. Значительно повышаются (от 46 до 103 %) сывороточные уровни витамина D-связывающего белка. Новое исследование американских ученых подтвердило, что низкий уровень витамина D в организме беременной женщины способствует повышению частоты осложнений здоровья как у матери, так и у новорожденного. Дети, рожденные на фоне дефицита ви-

тамина D, имеют более низкую массу тела при рождении. Дефицит витамина D во время беременности не только нарушает состояние скелетной системы матери и формирование скелета плода, но и имеет определенное влияние на восприимчивость ребенка к болезням сразу после рождения, а также в более позднем возрасте. Тем не менее отмечается, что прием витамина D в виде витаминных комплексов или в пищевых добавках может снизить риск развития возможных осложнений: самопроизвольного прерывания беременности, преждевременных родов, преэклампсии, синдрома задержки развития плода (СЗРП) [17, 18, 19].

Исследования, касающиеся количества витамина D, показали обратную корреляцию между уровнем витамина D и метаболическими факторами риска, резистентностью к инсулину, индексом массы тела (ИМТ), количеством тригли-церидов, общего тестостерона, дегидроэпиандростерона (ДЭА) и положительной корреляции с чувствительностью к инсулину [20]. <7,8нг/мл) отмечен у 18 % беременных женщин в Великобритании, 25 % — в ОАЭ, 80 % — в Иране, 42 % — в Северной Индии, 61 % — в Новой Зеландии [27, 28, 29, 30].

В 2016 году опубликованы результаты рандомизированного двойного слепого и плацебо-контролируемого исследования, в котором наблюдались 90 беременных женщин, имевших, по крайней мере, один фактор риска развития гестационного диабета. В основной группе (46 пациенток) женщины получали 5 000 единиц витамина D ежедневно до 26 недель беременности, в группе контроля (44 пациентки) получали плацебо. В результате у женщин, принимавших плацебо, развитие гестационного диабета было статистически выше, чем в основной группе (35,9 % против 10,9 Р <0,005), что указывает на эффективность назначения витамина D в профилактике гестационного диабета в первом и втором триместрах беременности [31].

В проспективном двойном слепом рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании 60 женщинам на сроке от 20 до 32 недель беременности с риском развития преэклампсии назначали 50000 МЕ витамина D3 каждые 2 недели и 1000 мг в сутки карбоната кальция (п = 30), 30 пациенток принимали плацебо. Были взяты образцы крови перед исследованием и через 12 недель, проведена оценка состояния новорожденных. В результате у пациенток, принимавших комбинированный холекальциферол и кальциевые добавки, по сравнению с плацебо, отмечено снижение глюкозы в плазме натощак, концентрации инсулина в сыворотке, снижение резистентности к инсулину. Кроме

20 ПРАКТИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА

‘5 (106) сентябрь 2017 г.

того, у беременных, которые получали холекальциферол и препараты кальция, было обнаружено увеличение ли-попротеинов и концентрации общего глутатиона высокой плотности в сыворотке крови. По заключению авторов, назначение витамина D с препаратами кальция на протяжении 12 недель благотворно влияет на гликемический статус, концентрацию холестерина, профилактику гестационного диабета [32].

Роль витамина D в патогенезе преэклампсии (ПЭ) была высказана в начале 1990-х годов. В последующем было установлено, что дефицит витамина D в первой половине беременности является независимым фактором риска для развития преэклампсии. При преэклампсии происходят изменения во всех органах и системах организма, которые ведут к полиорганной/полисистемной недостаточности и сопровождаются клиническими, биохимическими и гематологическими проявлениями. Причины развития преэклампсии во время беременности остаются неясными, несмотря на то что неполноценная инвазия трофобласта общепри-знана как ключевой фактор патогенеза преэклампсии. Возможную роль в этом процессе играет дефицит витамина D. Исследования, проведенные в последнее время в различных странах, заставляют обратить внимание на возможности применения витамина D для профилактики ПЭ. Существует мнение, что активная форма витамина D-1,25 (OH)2D регулирует транскрипцию и функцию генов, связанных с инвазией трофобласта, нормальной имплантацией и ангиогенезом [33]. Кроме того, витамин D является мощным эндокринным супрессором биосинтеза ренина и способен предотвращать гипертонию через подавление ренин-ангиотензиновой системы. Результаты исследований показали, что женщины с преэклампсией и входящие в группу риска развития ПЭ имеют обеспеченность витамином D на уровне дефицита и низкое содержание ионизированного Са в крови. При назначении препарата витамина D обеспеченность увеличивается и наблюдается более благоприятное течение беременности. Уровень витамина D во время беременности менее 20 нг/мл связан почти с четырехкратным увеличением тяжелой ПЭ, а содержание витамина D менее 15 нг/мл пятикратно повышает риск ее развития и рождения маловесных детей [34, 35].

В литературе дискуссируются сроки назначения витамина D при беременности. По мнению Human Mirzakhani с соавт. (2016), чем больше концентрация витамина D в сыворотке крови, тем ниже риск развития преэклампсии (50 нг/мл лучше, чем 40 нг/мл, 40 нг/мл лучше, чем 30 нг/мл, 30 нг/мл лучше, чем 20 нг/мл). Ежедневный прием 4400 МЕ витамина D поддерживает его уровень в сыворотке крови беременных больше 40 нг/мл, что позволяет в 3,6 раза снизить развитие преэклампсии. Для благополучного течения беременности при ожирении, по мнению авторов, необходимо поддерживать уровень витамина D в сыворотке крови на уровне 50 нг/мл [35, 36].

Положительную связь между дополнительным приемом витамина D и снижением риска преэклампсии у беременных показали семь исследований, обобщенных в Университете Шеффилда с декабря 2011 по март 2012 года. Одно из них было нерандомизированное клиническое исследование, три — когортных и три — случай-контроль [37].

Витамин D легко проходит в грудное молоко, но уровень витамина D быстро падает после беременности и в период лактации. Исключительно грудное вскармливание в течение 6 месяцев приводит в среднем к материнской потере кальция в 4 раза больше, чем во время беременности. Однако постоянная дотация даже небольших доз витамина D до и после родов может благоприятно сказаться на обеспеченности витамином матерей и младенцев при исключительно грудном вскармливании [38].

Hossain N. еt al. (2014) наблюдали значительно более высокие баллы по Апгар на 1-й и 5-й минуте среди детей, рожденных беременными, получавшими витамин D, по сравнению с младенцами контрольной группы матерей, не получавших его (р = 0,03 и р = 0,05 соответственно). В случаях, когда с первого триместра уровень витамина D был не ниже 30 нг/мл, на 40 % увеличивались шансы рождения детей с оценкой по шкале Апгар на 1-й минуте не ниже 7 баллов [38].

Витамин D играет непосредственную роль в производстве антимикробных пептидов, таких как кателицидин, че-

рез активацию повышения регуляции витамина D рецепторов в присутствии витамина D в качестве субстрата и может играть важную роль в предотвращении инфекции во время беременности и неонатальном периоде. Роль инфекции не вызывает сомнения в развитии ранних преждевременных родов [40] и имеет большое значение при самопроизвольных выкидышах [41].

В 2017 году был проведен метаанализ рандомизированных контролируемых и наблюдательных исследований (проанализированы 24 статьи), чтобы ответить на два вопроса:

1) есть ли связь между низким уровнем материнского 25-гидроксивитамина D (25-OHD) и повышенным риском преждевременных родов,

2) может ли прием витамина D во время беременности снизить риск преждевременных родов?

Недостаточность 25-OHD у матери (ОШ 1,25; 95% ДИ: 1.13-1.38) была связана с повышенным риском преждевременных родов, прием витамина D во время беременности может снизить риск преждевременных родов (ОШ 0,57 , 95% ДИ: 0.36-0.91) [42].

Благоприятные результаты были получены при коррекции дефицита витамина D у женщин с выкидышами в анамнезе. В проспективном когортном исследовании у 1683 беременных женщин была исследована взаимосвязь между концентрацией 25-гидроксивитамина D в материнской сыворотке и риском последующего выкидыша, который произошел у 58 пациенток. Выявлен риск выкидыша в первом триместре беременности при дефиците витамина D, но при высоких концентрациях витамина D (больше 20 нг/мл) выкидышей не наблюдалось (ОШ: 0,98; 95 % ДИ: 0,96, 0,99). Эти данные подтверждают целесообразность приема витамина D в период прегравидарной подготовки для профилактики выкидышей [43].

Дефицит витамина D связывают с бактериальным ва-гинозом во время беременности. Бактериальный вагиноз (БВ) является распространенной рецидивирующей вагинальной инфекцией у женщин репродуктивного возраста, наиболее частой в первом триместре беременности. Проведено исследование, которое установило связь БВ с дефицитом витамина D. По мнению авторов, назначение витамина D эффективно в профилактике симптомов и побочных эффектов бактериального вагиноза [43].

Многие исследователи считают, что дальнейшее изучение обеспеченности витамином D необходимо для того, чтобы понять, помогут ли специальные программы по контролю и поддержанию должного уровня витамина D беременным женщинам избежать всех возможных рисков возникновения осложнений в перинатальном периоде. Исследование несет рекомендательный характер, и ученые советуют всем беременным женщинам поддерживать необходимый уровень содержания витамина D [44, 45, 46]. По их мнению, витаминные комплексы, содержащие должное количество витамина D или прием монопрепаратов витамина D, правильное питание и нахождение на солнце — все эти меры должны применяться одновременно. Для более подробных рекомендаций необходимы детальные и масштабные исследования, чтобы окончательно выяснить связь между нехваткой витамина D в организме во время беременности и осложнениями [47, 48, 49].

Результаты, полученные в нашем исследовании, позволяют использовать витамин D с начала II триместра беременности. Женщины из группы высокого риска ПЭ имеют тяжелый дефицит витамина D, и применение 2000 МЕ препарата витамина и 1,5 г кальция с 14-16 недель беременности позволило предотвратить тяжелые формы ПЭ и развиться нетяжелым лишь в конце III триместра, что повлекло за собой снижение и других осложнений беременности. Беременные, получавшие витамин D и кальций, в 3,3 раза имели меньшую частоту плацентарной недостаточности, в 3,8 раз — преждевременную отслойку нормально расположенной плаценты (ПОНРП), в 2,2 раз — количества оперативных родов, в 1,9 раз — асфиксии плода в родах, в 2,3 раз — гипотонического кровотечения в раннем послеродовом периоде. Вместе с тем, несмотря на успехи, очевидно, что 2000 МЕ витамина D — недостаточная доза, так как ни в одном случае не удалось достичь рекомендуемой обеспеченности в 30 нг/мл. В случаях развития преэклампсии значения витамина опускались до 18 нг/

мл, несмотря на дотацию [50]. Избежать этого можно было бы большими дозами с ранних сроков беременности или с этапа прегравидарной подготовки, и в дальнейшем применение 4000 МЕ подтвердило это предположение. Практически всем женщинам при взятии на учет по беременности рекомендуется принимать препараты кальция непременно с витамином Ь. Необходимо отметить важность приема витамина Ь, участвующего в регулировании размножения клеток, обменных процессов и в синтезе ряда гормонов при планировании и во время беременности. Дозы витамина Ь для беременных зависят от многих факторов, которые определит врач после соответствующей оценки обеспеченности и некоторых фенотипических и генотипических особенностей женщины.

Таким образом, витамин Ь имеет очень широкие перспективы для оптимизации состояния здоровья женщин и детей. Профилактика дефицита витамина Ь у беременных и достижение адекватного уровня кальция в детстве позволят не только предотвратить рахит, но и уменьшить риск остеопороза, а также других длительно текущих латентных болезненных процессов, которые были связаны с дефицитом витамина Ь во время беременности. Это может быть одной из наиболее важных профилактических программ здравоохранения. Из-за отсутствия консенсуса в литературе необходимы дальнейшие исследования для уточнения дозы витамина Ь, которой будет достаточно для улучшения материнского и перинатального здоровья.

Обобщая имеющиеся данные, можно предположить, что женщины, имеющие риск преэклампсии, гестационного сахарного диабета, преждевременных родов, привычного невынашивания, плацентарной недостаточности и ВУИ, должны принимать на этапе прегравидарной подготовки и с ранних сроков беременности не менее 4000 МЕ витамина Э. Для здоровых женщин с уровнем витамина Э 2530 нг/мл возможно использование 2000 МЕ, более 30 нг/мл — рекомендуемые в настоящее время — 1000 МЕ.

ЛИТЕРАТУРА

1. Holick MF. Vitamin D deficiency. New Engl J Med. 2007; 357:266-281. -URL: https://doi.org/10.1056/NEJMra070553 PMID: 17634462

2. Moher D., Uberati A., Tetzlaff J., Altman DG. PRISMA Group. Preferred reporting items for systematic reviews and meta-analyses: the PRISMA statement. J Clin Epidemiol. 2009; 62(10): 1006-1012. — URL: https://doi.org/10.1016/]. jclinepi.2009.06.005 PMID: 19631508

3. Dror DK, Allen LH. Vitamin D inadequacy in pregnancy: biology, outcomes, and interventions. NutrRev. 2010; 68: 465-477. — URL: https://doi.org/10.1111/ i.1753-4887.2010.00306.x PMID: 20646224

4. Aghajafari F, Nagulesapillai T, Ronksley PE, Tough SC, O’Beirne M, Rabi DM. Association between maternal serum 25-hydroxyvitamin D level and pregnancy and neonatal outcomes: systematic review and meta-analysis of observational studies. BMJ. 2013; 346:

5. Wei SQ, Qi HP, Luo ZC, Fraser WD. Maternal vitamin D status and adverse pregnancy outcomes: a systematic review and meta-analysis. J Matern Fetal Neonatal Med. 2013; 26(9): 889-899. — URL: https://doi. org/10.3109/147670 58.2013.765849 PMID: 23311886

6. Dror DK. Vitamin D status during pregnancy: maternal, fetal, and postnatal outcomes. Curr Opinion Obstet Gynecol. 2011; 23(6): 422-426.

7. WHO. Guideline: Vitamin D supplementation in pregnant women. Geneva: World Health Organization, 2012.

8. Bandeira F, Griz L, Dreyer P, Eufrazino C, Bandeira C, Freese E. Vitamin D deficiency: A global perspective. Arq Bras Endocrinol Metabol. 2006; 50(4): 640-646. PMID: 17117289.

9. Holick MF. Vitamin D deficiency. New England Journal of Medicine. 2007; 357:266-281. [PubMed: 17634462]

10. Walker VP, Modlin RL. The vitamin D connection to pediatric infections and immune function. Pediatr Res. 2009; 65:106 113R. — URL: https://doi. org/10.1203/PDR.0b013e31819dba91″91 PMID: 19190532

11. Liu NQ, Hewison M. Vitamin D, the placenta and pregnancy. Arch Biochem Biophys. 2012; 523: 37-47. — URL: https://doi.org/10.1016/j. abb.2011.11.018PMID: 22155151

12. Yu CK, Sykes L, Sethi M, Teoh TG, Robinson S. Vitamin D deficiency and supplementation during pregnancy. Clin Endocrinol. 2009; 70(5): 685-690.

13. Alpert P.T. The effects of vitamin D deficiency and insufficiency on the endocrine and paracrine systems / P.T. Alpert, U. Shaikh // Biological Research for Nursing. — 2007. — Vol. 9, № 2. — P. 117-129. DOI: 10.1177/1099800407308057.

14. Prentice A. Vitamin D deficiency: a global perspective. Nutr Rev. 2008; 66: S153-164. — URL: https://doi.org/ 10.1111/i.1753-4887.2008.00100.x PMID: 18844843

15. Liu N.Q., Kaplan A.T., Lagishetty V., et al. Vitamin D and the regulation of placental inflammation. Journal of Immunology, 2011, vol. 186, no. 10, pp. 5968-5974. DOI: 10.4049/jimmunol.1003332;

16. Harvey NC, Holroyd C, Ntani G, Javaid K, Cooper P, Moon R, et al. Vitamin D supplementation in pregnancy: a systematic review. Health Technol Assess. 2014; 18(45): 1-190. — URL: https://doi.org/10.3310/hta18450 PMID: 25025896

17. Thorne-Lyman A, Fawzi WW. Vitamin D during pregnancy and maternal, neonatal and infant health outcomes: a systematic review and meta-analysis. Paediatr Perinat Epidemiol. 2012; 26 (Suppl 1): 75-90.

18. Hossein-Nezhad A, Holick MF. Optimize dietary intake of Vitamin D: an epigenetic perspective. CurrOpinClinNutrMetab Care. 2012; 15: 567-79.

19. Poel YH, Hummel P, Lips P, Stam F, van der Ploeg T, Simsek S. Vitamin D and gestational diabetes: a systematic review and meta-analysis. Eur J Intern

Med 2012; 23: 465-469. — URL: https://doi.org/10.1016/j. ejim.2012.01.007 PMID: 22726378

20. Sivri S.K. Vitamin D metabolism // Calcium and vitamin D metabolism / ITA. — 2010. — Р. 256.

21. Hossein-Nezhad A., Holick MF. Vitamin D for health: a global perspective. Mayo Clin Proc. 2013;88:720-55.

22. Nassar N., Halligan GH., Roberts CL., Morris JM., Ashton AW. Systematic review of first-trimester vitamin D normative levels and outcomes of pregnancy. Am J Obstet Gynecol. 2011; 205(3): 208.e1-7.

23. Baker AM., Haeri S., Camargo CA. Jr., Stuebe AM., Boggess KA. A nested case-control study of first-trimester maternal vitamin D status and risk for spontaneous preterm birth. /Am J Perinatol. 2011; 28(9): 667-672. -URL: https://doi.org/10.1055/s-0031-1276731 PMID: 21500145

24. Zhou J., Su L., Liu M., Liu Y., Cao X., Wang Z. et al. Associations between 25-hydroxyvitamin D levels and pregnancy outcomes: a prospective observational study in southern China. Eur J ClinNutr. 68(8): 925930. — URL: https://doi. org/10.1038/ejcn.2014.99 PMID: 24865483.

25. Bodnar L.M., Platt R.W., Simhan H.N. Early-pregnancy vitamin D deficiency and risk of preterm birth subtypes. Obstet Gynecol. 2015; 125(2): 439-447. -URL: https://doi.orq/10.1097/AQG.0000000000000621 PMID: 25569002

26. Ota K., Dambaeva S., Han A.R., Beaman K., Gilman-Sachs A., Kwak-Kim J. Vitamin D deficiency may be a risk factor for recurrent pregnancy losses by increasing cellular immunity and autoimmunity. Hum Reprod. 2014; 29: 208219. — URL: https://doi.org/10.1093/humrep/det424 PMID: 24277747

27. Thorp J.M., Camargo C.A., McGee P.L., Harper M., Klebanoff M.A., Sorokin Y, et al. Vitamin D status and recurrent preterm birth: a nested case-control study in high-risk women. BJOG.2012; 119(13): 16171623. -URL: https://doi.orq/10.1111/i.1471-0528.2012.03495.x PMID: 23078336

28. Hambidge K.M., Krebs N.F., Westcott J.E., Garces A., Goudar S.S., Kodkany BS., et al. Preconception maternal nutrition: a multi-site randomized controlled trial. BMC Pregnancy Childbirth. 2014;14:111. [ Links ]

29. Moller UK., Streym S., Heickendorff L., Mosekilde L., Rejnmark L. Effects of 25OHD concentrations on chances of pregnancy and pregnancy outcomes: a cohort study in healthy Danish women. Eur J ClinNutr. 2012; 66(7): 862-868. -URL: https://doi.orq/10.1038/eicn.2012.18 PMID: 22378226

30. Shahgheibi S., Farhadifar F., Pouya B. The effect of vitamin D supplementation on gestational diabetes in high-risk women: Results from a randomized placebo-controlled trial /J Res Med Sci. 2016; 21: 2; Published online 2016 Jan 28. doi: 10.4103/1735-1995.175148 PMCID: PMC5122001

31. Linnea Bärebring et all., Vitamin D Status during Pregnancy in a MultiEthnic Population-Representative Swedish Cohort /Nutrients 2016, 8, 655; doi:10.3390/nu8100655

32. Wetta LA, Biggio JR, Cliver S, Abramovici A, Barnes S, Tita AT. Is midtrimester vitamin D status associated with spontaneous preterm birth and preeclampsia? Am J Perinatol. 2014; 31(6): 541-546. — URL: https:// doi. org/10.1055/s-0033-1356483 PMID: 24022379

33. Bodnar L.M., Catov J.M., Simhan H.N. Maternal vitamin D deficiency increases the risk of preeclampsia. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism, 2007, vol. 92, no. 9, pp. 3517-3522. DOI: 10.1210/jc.2007-0718.

34. Мальцева Л.И. Витамин D и преэклампсия / Л.И. Мальцева, Э.Н. Васильева, Т.Г.Денисова // Российский вестник акушера-гинеколога. — 2016. -Т. 16. — № 1. — С. 79-83.

35. Mirzakhani H. et all. Early pregnancy vitamin D status and risk of preeclampsia J Clin Invest. 2016 Dec 1;126(12):4702-4715. doi: 10.1172/ JCI89031. Epub 2016 Nov.

36. Arain N., Mirza WA., Aslam M. Vitamin D and the prevention of preeclampsia: A systematic review / Pak. J. Pharm. Sci., Vol.28, No.3, May 2015, pp.1015-1021

37. Doria K. Thiele, Jody Ralph, Maher El-Masri, Cindy M. Anderson. Vitamin D3 Supplementation During Pregnancy and Lactation Improves Vitamin D Status of the Mother-Infant Dyad // Journal of Obstetrics, Gynecology and Neonatal Nursing, Volume 46, Issue 1, January-February 2017, pages 135-147; Http:// dx.doi.org/10.1016/j.jogn.2016.02.016

38. Hossain N., Kanani FH., Ramzan S., Kausar R., Ayaz S., Khanani R., et al. Obstetric and neonatal outcomes of maternal vitamin D supplementation: results of an open-label, randomized controlled trial of antenatal vitamin D supplementation in Pakistani women. J Clin Endocrinal Metab. 2014; 99(7): 24482455. https://doi.org/10.1210/jc.2013-3491 PMID: 24646102

39. Misawa Y., Baba A., Ito S., Tanaka M., Shiohara M. Vitamin D(3) induces expression of human cathelicidin antimicrobial peptide 18 in newborns. Int J Hematol. 2009; 90: 561-570. https://doi.org/10.1007/ s12185-009-0452-9 PMID: 19943126

40. Chesney RW. Vitamin D and The Magic Mountain: the anti-infectious role of the vitamin. J Pediatr. 2010; 156: 698-703. -URL: https://doi.org/10.1016/i. jpeds.2010.02.002 PMID: 20385316

41. Zhou S.S., Tao Y.H., Huang K., Zhu B.B., Tao F.B. Vitamin D and risk of preterm delivery: up-to-date meta-analysis of randomized controlled trials and observational studies // J. Obstet Gynaecol Res. 2017 Feb;43(2):247-256. doi: 10.1111/jog.13239.

42. Andersen L.B. et al. Insufficiency of vitamin D is associated with an increased risk in the first trimester of pregnancy miscarriage in the Odense Child Cohort. /Am J ClinNutr. 2015 July 15. PII: ajcn103655. [Epub before printing]

43. Mahshid Taheri1 Azam Baheiraei, Abbas Ragimi Foroushani et al. Treatment of vitamin D deficiency is an effective method in the elimination of asymptomatic bacterial vaginosis: A placebo-controlled randomized clinical trial . Indian J Med Res 141, June 2015, pp. 799-806 DPI: 10,4103 / 0971-5916.160707

44. De-Regil L.M., Palacios C., Ansary A., Kulier R., Pena-Rosas J.P. Vitamin D supplementation for women during pregnancy. Cochrane Database Syst Rev. 2012; 2: CD008873. f1169. https://doi.org/10.1136/bmi.f1169 PMID: 23533188

45. R-Rodriguez A., Garcia-Esteban R., Basterretxea M., Lertxundi A., Rodriguez-Bernal C., Iniguez C., et al. Associations of maternal circulating 25-hydroxyvitamin D3 concentration with pregnancy and birth outcomes. BJOG. 2015; 122(12): 1695-1704. https://doi.org/10.1111/1471-0528.13074PMID: 25208685

46. Choi R., Kim S., Yoo H., Cho Y.Y., Kim S.W., Chung J.H., et al. High prevalence of vitamin D deficiency in pregnant Korean women: the first trimester and the winter season as risk factors for vitamin D deficiency. Nutrients 2015; 7: 3427-3448. https://doi.org/10.3390/nu7053427 PMID: 25970148

47. Hollis B.W., Johnson D., Hulsey T.C., Ebeling M., Wagner C.L. Vitamin D supplementation during pregnancy: double-blind, randomized clinical trial of safety and effectiveness. J Bone Miner Res. 2011; 26 (10): 2341-2357. https://doi.orq/10.1002/ibmr.463 PMID: 21706518

48. Lucas R.M., Ponsonby A.-L., Pasco J.A., Morley R. Future health implications of prenatal and early-life vitamin D status. Nutrition Reviews, 2008, vol.66, no. 12, pp. 710-720. DOI: 10.1111/j.1753-4887.2008.00126.x.

49. Schneuer F.J., Roberts C.L, Guilbert C., Simpson J.M., Algert C.S., Khambalia A.Z., et al. Effects of maternal serum 25-hydroxyvitamin D concentrations in the first trimester on subsequent pregnancy outcomes in an Australian population. Am J Clin Nutr. 2014; 99(2): 287-295. https://doi.org/10.3945/ajcn.113. 065672 PMID: 24257720.

50. Мальцев С.В. Роль витамина D в системе мать-плацента-плод / С.В. Мальцев, Г.Ш. Мансурова, А.М. Закирова и др. // Практическая медицина, 2016. — № 01 (16).

Получаете достаточно витамина D во время беременности? Возможно нет.

Витамин D— Волшебный витамин, который вырабатывается нашим телом, когда мы греемся на солнышке. В идеальном мире каждая беременная женщина впитывала бы витамин D, расслабляясь за девять месяцев в тропическом и теплом месте.

Но если вы не можете перенести беременность на пляже и, как большинство из нас, можете выжать только в течение короткого периода детского месяца, тогда вы можете подумать о дополнительном приеме витамина D, потому что ваш пренатальный витамин почти наверняка не содержит достаточного количества этого важного витамина.

Почему? Что ж, скорее всего, вы не лежите на пляже большую часть дней. И, вероятно, вы не занимаетесь всеми теми видами деятельности на открытом воздухе, которые мы занимались охотниками и собирателями, которые мы выполняли в нашем эволюционном прошлом. И когда мы все-таки выходим на улицу, разумные опасения по поводу рака кожи и повреждений кожи заставляют нас прикрываться и пользоваться солнцезащитным кремом.

Но у всех этих изменений образа жизни и безопасного загара есть обратная сторона. Они привели к эпидемическому уровню дефицита витамина D, особенно среди беременных женщин.

Витамин d имеет решающее значение для внутриутробного развития, но многие беременные женщины НЕ ДОСТАТОЧНЫ.

Исследования показывают, что примерно у половины беременных женщин недостаточно или явно не хватает этого витамина. Это верно не только для северных стран, таких как США, Канада и Европа, но даже для залитых солнцем регионов, таких как Ближний Восток, Индия и Бразилия.


Сколько витамина D нужно беременным?

Почти все пренатальные витамины содержат витамин D, обычно от 400 до 800 МЕ (международных единиц).

К сожалению, для нас, в основном беременных женщин, пользующихся солнцезащитным кремом в помещении, это лишь малая часть того, что нам нужно.

Согласно последним исследованиям, беременным женщинам необходимо , по крайней мере, 2000 МЕ / день для обеспечения достаточного количества витаминов — более двойного количества, обычно содержащегося в витаминах для беременных.

Я знаю, что вам интересно. Эта сумма безопасна? да.

практический результат… вам нужно больше витамина D для беременности.

Несмотря на то, что вы можете передозировать витамин D — он жирорастворим, поэтому мы не выделяем чрезмерных количеств, — передозировка требует больших доз, обычно в виде очень высоких доз добавок.

Недавние исследования показывают, что беременные женщины могут безопасно потреблять до 4000 МЕ / день без каких-либо побочных эффектов [1]. И, к счастью, нельзя передозировать витамин D из-за пребывания на солнце. Как только у вас будет достаточно, организм ограничивает синтез на основе солнца.


Что такое витамин D?

Витамин D иногда называют витамином солнечного света, потому что наша кожа вырабатывает витамин D при воздействии сильного солнечного света (например, индекс УФ-излучения 3 или выше). Некоторые продукты, такие как жирная рыба и жир печени трески, также содержат витамин D, но большинство из нас не может удовлетворить нашу потребность только с помощью диеты.

Раньше мы беспокоились о том, чтобы получить достаточно витамина D для роста и поддержания крепких костей, потому что он помогает нам усваивать кальций из пищи, которую мы едим.

Но теперь мы знаем, что витамин D — мощный регулятор иммунной системы. Большинство иммунных клеток несут рецепторы витамина D, а это означает, что витамин D изменяет активность этих клеток.


Какая польза для здоровья во время беременности?

Эпидемиологические исследования давно показали связь между витамином D и основными преимуществами для здоровья, такими как более низкий риск преждевременных родов и преэклампсии, но было неясно, вызывает ли витамин D этих преимуществ.[2] [3]

Но за последние пять лет многочисленные рандомизированные клинические испытания подтверждают идею о том, что на самом деле витамин D приносит некоторые важные преимущества для здоровья.

Есть много преимуществ витамина D при беременности.

Известные преимущества витамина D при беременности включают:

Более низкий риск преэклампсии.

Преэклампсия, поражающая от 4 до 8% всех беременностей, является одним из наиболее распространенных и серьезных расстройств беременности.Легкая преэклампсия вызывает высокое кровяное давление и белок в моче. Неконтролируемое состояние опасно для жизни. Он может быстро прогрессировать до судорог, инсультов, печеночной недостаточности, комы и смерти. Ежегодно во всем мире сотни тысяч женщин умирают от осложнений, связанных с преэклампсией.

Несколько рандомизированных клинических исследований показали, что дополнительный прием витамина D снижает риск преэклампсии, особенно в сочетании с дополнительным кальцием. [4] Одно небольшое рандомизированное исследование показало, что для женщин, перенесших преэклампсию во время предыдущей беременности, добавление высоких доз витамина D снижает риск вдвое.[5]

Исследователи считают, что плохой кровоток через плаценту, потенциально вызванный нарушенной имплантацией эмбриона, помогает вызвать преэклампсию. Витамин D, по-видимому, повышает способность ранних клеток плаценты проникать в слизистую оболочку матки, что может быть причиной того, что он снижает риск этого серьезного состояния. [6]

И меньший риск астмы в раннем детстве.

Два рандомизированных исследования показали, что дети, чьи матери принимали витамин D во время беременности, с меньшей вероятностью имели аллергию на пылевых клещей или другие распространенные аллергены воздуха и имели более низкий риск астмы к 3 годам.

Потенциальные преимущества включают:

Сниженный риск рождения маленького для гестационного возраста ребенка.

Метаанализ 13 проспективных исследований показал, что дефицит витамина D был связан с 60% большей вероятностью рождения ребенка с SGA [7].

Снижение риска гестационного диабета .

Дефицит

связан с более высокой вероятностью гестационного диабета [8,9].

P потенциально более низкий риск преждевременных родов.

Приблизительно в 10% всех беременностей в США преждевременные роды или роды до 37 недель являются основной причиной младенческой смертности и заболеваемости.

Согласно метаанализу 2016 года, по сравнению с женщинами с дефицитом витамина D, у женщин с адекватным уровнем витамина вероятность преждевременных родов на 60% ниже. Второй метаанализ показал, что добавление витамина D снижает риск преждевременных родов на 40% [10].

Недавний метаанализ РКИ, однако, неоднозначен: одно не обнаружило эффекта, а другое показало более высокий риск только у женщин с дефицитом витамина D [11] [10,11].

Более высокая рождаемость среди женщин, проходящих лечение от бесплодия.

Мета-анализ наблюдений показал, что среди женщин, подвергающихся лечению бесплодия, женщины с более высоким уровнем витамина D имели больше шансов на рождение живого ребенка [12].

Снижение риска выкидыша в первом триместре.

Тяжелый дефицит витамина D на ранних сроках беременности, определяемый как уровень в крови ниже <20 нг / мл, связан с вдвое большей вероятностью выкидыша в первом триместре [13].


Учитывая, что добавки витамина D в дозе до 4000 МЕ / день кажутся безопасными, беременные женщины могут обсудить получение дополнительных витаминов D со своими врачами. Им нужно знать только об одной потенциальной проблеме: верхний предел в 4000 МЕ / день относится к витамину D из всех источников пищи и добавок.Витамины для беременных содержат некоторое количество витамина D, а также жирная рыба и обогащенный маргарин. Поэтому женщинам необходимо следить за всеми своими потенциальными источниками.


Узнайте больше о том, когда, почему и как добавлять больше витамина D в свой рацион, из этого поста от Baby Building Blocks.

ПОДРОБНЕЕ


СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

  1. Холлис Б.В., Джонсон Д., Халси ТК, Эбелинг М., Вагнер ЦЛ. Добавки витамина D во время беременности: двойное слепое рандомизированное клиническое испытание безопасности и эффективности.J Bone Miner Res. 2011; 26: 2341.
  2. Bodnar LM E al. Статус витамина D у матери и риск легкой и тяжелой преэклампсии. — PubMed — NCBI [Интернет]. [цитировано 12 июня 2018 г.]. В наличии:
  3. van der Pligt P E al. Ассоциации материнского дефицита витамина D с беременностью и неонатальными осложнениями в развивающихся странах: систематический обзор.
  4. Khaing W. E al. Добавки кальция и витамина D для профилактики преэклампсии: систематический обзор и сетевой метаанализ.
  5. Behjat Sasan S E al. Влияние добавок витамина D на предотвращение рецидивов преэклампсии у беременных с преэклампсией в анамнезе.
  6. Kim RH E al. Витамин D способствует инвазии трофобластов за счет индукции эпителиально-мезенхимального перехода.
  7. Santamaria C E al. Пренатальный статус витамина D и рост, ожирение и метаболическое здоровье потомства: систематический обзор и метаанализ.
  8. Amraei M E al. Влияние дефицита витамина D на риск заболеваемости гестационным сахарным диабетом: систематический обзор и метаанализ.
  9. Zhang Y E al. Витамин D и гестационный сахарный диабет: систематический обзор, основанный на данных, свободных от эффекта Хоторна.
  10. Zhou SS E al. Витамин D и риск преждевременных родов: современный метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний и обсервационных исследований.
  11. 11. Roth DE E al. Добавки витамина D во время беременности: состояние доказательств систематического обзора рандомизированных исследований.
  12. Zhao J E al. Связан ли витамин D с клиническим исходом после ЭКО / ИКСИ: систематический обзор и метаанализ.
  13. Zhang H E al. Метаанализ влияния уровня витамина D у матери на риск самопроизвольного выкидыша.

Витамин D во время беременности: ключевые моменты, которые необходимо знать — Блог

Медицинский осмотр Розанны Сазерби, PharmD 21 сентября 2020 г. квалифицированные специалисты с опытом работы в области медицины и биологии.


Получение достаточного количества правильных питательных веществ жизненно важно для хорошего здоровья во время беременности — как для вас, так и для вашего ребенка.Одним из ключевых питательных веществ, о которых следует помнить, является витамин D, также известный как «витамин солнечного света». Читайте дальше, чтобы найти ответы на вопросы, которые могут у вас возникнуть о витамине D во время беременности, в том числе на то, как вы можете получить витамин D, рекомендуемые уровни потребления витамина D, симптомы дефицита и многое другое.

Где взять витамин D?

Прежде чем мы углубимся в преимущества и риски витамина D во время беременности, давайте обсудим, как вы в первую очередь получаете витамин D.

Воздействие солнечного света

Витамин D образуется, когда солнечные лучи попадают на вашу кожу.Когда дело доходит до выработки витамина D и воздействия солнечного света, играет роль несколько факторов. Например, возраст — одна из них: с возрастом наша кожа не может производить столько витамина D. Пигментация кожи — другая, поскольку людям с более темной кожей требуется большее количество солнечного света для выработки витамина D (это связано с свойствам меланина, который поглощает энергию солнечных лучей, поэтому ее меньше, чтобы вызвать выработку витамина D). Другие факторы включают сезонность и то, регулярно ли вы пользуетесь солнцезащитным кремом, когда проводите время на улице.

Правильное питание

Витамин D не содержится в большом количестве продуктов. Но вы можете найти этот витамин в жирной рыбе, такой как скумбрия, лосось и тунец. Его также можно найти в яичных желтках, сыре, говяжьей печени и продуктах, обогащенных витамином D, таких как многие виды злаков, молочные продукты и апельсиновый сок.

Поскольку получение достаточного количества витамина D во время беременности может быть затруднено только с помощью еды и солнечного света, многие люди обращаются к добавкам.

Прием добавок витамина D

Витамин D содержится в добавках в двух различных формах: витамин D2 (эргокальциферол) и витамин D3 (холекальциферол).Обе эти формы могут повысить уровень витамина D.

Преимущества витамина D при беременности

Получение достаточного количества витамина D важно для всех, но особенно для будущих мам. Получение достаточного количества витамина D способствует здоровому развитию ребенка и полезно для общего состояния здоровья на протяжении всей беременности.

Во время беременности витамин D поддерживает вашу иммунную систему и здоровье ваших костей, мышц и зубов. Он также необходим для усвоения кальция и фосфора.Для развивающегося ребенка витамин D поддерживает здоровое развитие костей. Достаточное количество витамина D также может помочь предотвратить преждевременные роды.

Низкий уровень витамина D и преэклампсия

Дефицит витамина D во время беременности связан с преэклампсией, которая возникает только во время беременности. Симптомы могут проявиться после 20 недели беременности и могут включать белок в моче, высокое кровяное давление и задержку воды. В случаях тяжелой преэклампсии могут наблюдаться головные боли, помутнение зрения, неспособность переносить яркий свет, усталость, тошнота и / или рвота, боль в правом верхнем углу живота, одышка и склонность к синякам.Преэклампсия встречается примерно в 5-8% беременностей, хотя имейте в виду, что эти симптомы могут быть вызваны и другими проблемами со здоровьем.

Преэклампсия также может поражать артерии, по которым кровь идет к плаценте. Когда плацента не несет достаточного количества крови, ваш ребенок может не получать достаточно питательных веществ, кислорода или крови, что может привести к низкому весу при рождении или преждевременным родам.

Симптомы дефицита витамина D

Дефицит витамина D может вызывать ряд различных признаков и симптомов, в том числе:

  • Усталость или чувство усталости
  • Боль в суставах
  • Депрессия
  • Мышечные боли
  • Слабость
  • Истончение волос

Конечно, это могут быть и обычные симптомы, связанные с беременностью, поэтому всегда полезно проконсультироваться с врачом, если вы испытываете какие-либо из этих симптомов.

Что вызывает низкий уровень витамина D?

Дефицит витамина D довольно распространен в Соединенных Штатах и ​​во всем мире. На это есть несколько причин. Во-первых, не так много продуктов, которые содержат витамин D естественным образом, не всегда легко получить из рациона. Во-вторых, многие люди проводят много времени в помещении, где нет солнечного света, который вызывает выработку витамина D в коже. В общем, низкий уровень витамина D обычно вызван недостаточным потреблением с пищей и недостаточным воздействием солнечного света.

Сколько витамина D принимать при беременности

Хотите знать, сколько витамина D вам нужно? По данным Национального института здоровья, рекомендуемая диета (RDA) витамина D во время беременности составляет 600 МЕ / день с допустимым верхним уровнем потребления 4000 МЕ / день. (Количество витамина D в пищевых продуктах и ​​добавках обычно выражается в международных единицах (МЕ), поэтому «МЕ / день» означает «международные единицы в день». Допустимый верхний уровень потребления относится к максимальному количеству питательного вещества. которые можно принимать без риска неблагоприятного воздействия на здоровье.)

Как можно измерить потребление витамина D в международных единицах (МЕ)?

Если вы принимаете добавку витамина D, количество витамина D, вероятно, будет указано на этикетке пищевой добавки в международных единицах или микрограммах (2,5 мкг = 100 МЕ). Микрограммы могут быть сокращены до «мкг».

Количество витамина D не всегда указывается на этикетках продуктов питания. Однако на этикетках часто указывается процентная суточная норма (DV), которая отражает количество витамина D в порции этого продукта в процентах от 800 МЕ.

Наконец, вы также можете получить представление о содержании витамина D в различных продуктах питания, посетив ресурс Национального института здравоохранения по витамину D (см. Таблицу 3).

Риски потребления слишком большого количества витамина D во время беременности

Принимая витамин D во время беременности, имейте в виду, что чрезмерное потребление витамина D может привести к токсичности. Гиперкальциемия означает накопление кальция в крови и может произойти с плодом при приеме слишком большого количества витамина D.Как упоминалось выше, самая высокая суточная доза при беременности составляет 4000 МЕ / день. В третьем триместре врач может порекомендовать более высокую дозу на короткий период времени, хотя это делается под наблюдением при мониторинге уровня кальция.

Признаки отравления витамином D

Помимо накопления кальция, признаки слишком большого количества витамина D могут включать:

  • Тошнота
  • Рвота
  • Слабость
  • Головная боль
  • Частое мочеиспускание
  • Болезненные мышцы
  • Поражение почек и камни в почках
  • Высокое кровяное давление

Также называемый гипервитаминозом D, риск отравления витамином D является редким.Как правило, это происходит в результате избыточного приема витамина D (в отличие от чрезмерного пребывания на солнце или чрезмерного потребления из-за диеты).

Витамин D после рождения

После рождения ребенка ему, скорее всего, понадобится добавка витамина D (грудное молоко само по себе обычно не обеспечивает ребенка достаточным количеством витамина D). Витамин D важен для младенцев, так как его недостаток может привести к повышенному риску рахита, то есть размягчения или ослабления костей. Младенцам не рекомендуется находиться на солнце, поэтому добавки помогают предотвратить дефицит.Лучше всего поговорить со своим лечащим врачом, чтобы узнать, сколько витамина D нужно вашему ребенку с помощью пищевых добавок.

Проверка уровня витамина D

Вы можете легко проверить уровень витамина D — не выходя из дома — с помощью набора для тестирования витамина D от Everlywell. Чтобы пройти тест на витамин D Everlywell в домашних условиях, вы просто собираете небольшой образец крови (простым уколом пальца) и отправляете его в лабораторию, используя предоплаченную транспортную этикетку, входящую в комплект. Вы увидите свои результаты на нашей безопасной онлайн-платформе и сможете легко поделиться ими со своим врачом, чтобы узнать, есть ли у них какие-либо рекомендации для вас.


Связанное содержание

Когда следует принимать добавки витамина D?


Ссылки

1. Витамин D. Национальные институты здоровья. URL. Доступ 21 сентября 2020 г.

2. Заголовок. Публикация. URL. Доступ 21 сентября 2020 г.

3. Витамин D и беременность. Американская ассоциация беременности. URL. Доступ 21 сентября 2020 г.

4. Преэклампсия. Американская ассоциация беременности. URL. Доступ 21 сентября 2020 г.

5. Преэклампсия. Клиника Майо. URL. Доступ 21 сентября 2020 г.

6. Sizar O, Khare S, Goyal A, et al. Дефицит витамина D. [Обновлено 21 июля 2020 г.]. В: StatPearls [Интернет]. Остров сокровищ (Флорида): StatPearls Publishing; 2020 Янв. Доступно по ссылке: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK532266/

7. Ларке Э., Моралес Э., Лейс Р., Бланко-Карнеро Дж., Э .: Влияние статуса витамина D на здоровье матери и плода во время беременности. Энн Нутр Метаб 2018; 72: 179-192. DOI: 10.1159/000487370

8. Питание и здоровое питание. Клиника Майо. URL. Доступ 21 сентября 2020 г.

9. Нужны ли моему ребенку витаминные добавки? Клиника Майо. URL. Доступ 21 сентября 2020 г.

10. Добавки витамина D во время беременности. URL-адрес Всемирной организации здравоохранения. Доступ 21 сентября 2020 г.

11. Национальный фонд остеопороза по кальцию и витамину D. URL. По состоянию на 21 сентября 2020 г.

Добавки витамина D во время беременности: обновленный мета-анализ исходов для беременных

Основные моменты

Добавление беременным женщинам витамина D значительно увеличивает 25 (OH) D в срок, но результаты неоднозначны .

На данный момент неизвестно, каково клиническое значение этого открытия, но есть некоторые признаки того, что добавление витамина D с кальцием или без него может снизить риск преэклампсии.

Для подтверждения этих результатов и определения влияния добавок витамина D на риск других исходов у матери, таких как гестационный диабет, нарушение толерантности к глюкозе, кесарево сечение, гестационная гипертензия, другие неблагоприятные состояния, необходимы дополнительные исследования. и материнская смерть.

Реферат

Предпосылки

Дефицит витамина D широко распространен во время беременности. Было высказано предположение, что добавление витамина D во время беременности может снизить риск неблагоприятных исходов беременности.

Цели

Обновить предыдущий метаанализ воздействия перорального приема витамина D (отдельно или в сочетании с другими витаминами и минералами) во время беременности на уровни 25 (OH) D у матери и риск развития преэклампсии во время беременности. диабет, преждевременные роды, нарушение толерантности к глюкозе, кесарево сечение, гестационная гипертензия и другие неблагоприятные состояния.

Методы

Мы провели поиск рандомизированных и квази-рандомизированных испытаний через Регистр испытаний Кокрановской группы по беременности и родам, Платформу Регистра международных клинических испытаний, Сетевую цифровую библиотеку диссертаций и диссертаций, а также через прямую связь с соответствующими организациями. Оценка критериев включения, извлечение данных из включенных исследований и оценка риска систематической ошибки во включенных исследованиях были выполнены независимо двумя авторами обзора.

Результаты

Мы включили 15 испытаний, исключили 27 испытаний, и 23 испытания все еще продолжаются / не опубликованы. Данные семи испытаний с 868 женщинами показывают, что беременные женщины, принимавшие витамин D, имели значительно более высокие уровни 25 (OH) D по сравнению с контрольной группой (средняя разница: 54,7 нмоль / л; 95% ДИ 36,6, 72,9). В двух испытаниях был обнаружен более низкий риск преэклампсии (8,9% против 15,5%; средний коэффициент риска 0,52; 95% ДИ 0,25, 1,05), а в двух других испытаниях не было обнаружено различий в риске гестационного диабета при приеме добавок витамина D.Кроме того, три испытания показали, что добавление витамина D и кальция снижает риск преэклампсии (5% против 9%; средний коэффициент риска 0,51; 95% ДИ 0,32, 0,80).

Заключение

Добавление беременным женщинам витамина D привело к значительно более высоким уровням 25 (OH) D в срок по сравнению с плацебо / контролем, но результаты были противоречивыми. Добавки витамина D с кальцием или без него могут быть связаны с более низким риском преэклампсии, но для подтверждения этого необходимы дополнительные исследования.

Ключевые слова

Витамин D

Добавки

Беременные женщины

Гестационный диабет

Преэклампсия

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Просмотреть аннотации

© 2016 Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Высокие дозы витамина D при беременности могут повысить костную ткань детей

Новые исследования показывают, что добавление матери в высоких дозах витамина D во время беременности может улучшить здоровье костей у потомства по сравнению со стандартной рекомендованной дозой.Но некоторые специалисты предостерегают от введения таких высоких доз.

Результаты предварительно определенного вторичного анализа двойного слепого рандомизированного Копенгагенского проспективного исследования астмы у детей были опубликованы в Интернете 24 февраля в журнале JAMA Pediatrics.

По сравнению со стандартной дозой 400 МЕ / день, добавление матери 2800 МЕ / день с 24 недели беременности до недели 1 после родов привело к общему улучшению минерализации костей у потомства в возрасте до 6 лет.

Самый сильный эффект был замечен среди матерей с исходной недостаточностью витамина D и среди детей, рожденных в зимние месяцы, отмечают Никлас Брустад, доктор медицины из Копенгагенского университета, Дания, и его коллеги.

«Есть данные, указывающие на необходимость в более высоких дозах витамина D во время беременности», — сообщил Medscape Medical News соавтор Ханс Бисгаард, доктор медицины из Копенгагенского университета. «Исследования показывают мультиорганные эффекты, что доказывает, что это не случайная находка; [включая эффекты] снизили риск ранних астматических симптомов, вдвое уменьшили дефекты эмали зубов и улучшили минерализацию костей.«

В сопроводительной редакционной статье Элиза Холмлунд-Суила, доктор медицины, доктор философии, Детской больницы, Педиатрического исследовательского центра, Университета Хельсинки, и ее коллеги пишут: «Исследование Brustad et al дополняет наши знания о влиянии добавок витамина D матери о параметрах костной ткани у детей … Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить оптимальные сроки и продолжительность вмешательства ».

Редакторы призывают с осторожностью относиться к безопасности высоких доз.»[P] Предыдущие наблюдения потенциально неблагоприятного воздействия высокого содержания витамина D у матери на состояние здоровья потомства вызывают обеспокоенность. Таким образом, прежде чем рекомендовать 7-кратное добавление витамина D беременным женщинам для улучшения здоровья костей у потомства, необходимы дополнительные исследования. Кроме того, возможно Долгосрочные побочные эффекты приема высоких доз витамина D должны быть тщательно исследованы ».

На просьбу прокомментировать это Бисгаард сказал: «Принцип предосторожности важен, и« необходимы дальнейшие исследования ».Тем не менее, десятилетия ожидания таких исследований обходятся недешево. Между тем, поколения могут [упустить] преимущества. В какой-то момент лица, принимающие решения, должны подсчитать доказательства и сделать осознанный выбор ».

Повышение дозы оказывает значительное влияние

Настоящий анализ был частью более крупного проспективного рандомизированного исследования по изучению влияния высоких доз витамина D на стойкое свистящее дыхание у потомства в течение первых 3 лет жизни.В исследование были включены 623 беременные женщины и их 584 ребенка. Матери были случайным образом распределены для приема 2800 МЕ или 400 МЕ ежедневно с 24 недели беременности до 1 недели после родов.

Продольная антропометрическая оценка проводилась с использованием двухэнергетической радиографической абсорбциометрии в возрасте 3 и 6 лет.

Не было значительных различий между двумя группами лечения по гестационному возрасту; размер для гестационного возраста; преобладание малого для гестационного возраста; вес при рождении; или длина рождения.К 6 годам не было различий в индексе массы тела, росте, весе, окружности головы или окружности грудной клетки.

В возрасте 3 лет 244 ребенка прошли технически одобренное сканирование DXA. Те, кто принимал высокие дозы витамина D, имели значительно более высокое содержание минералов в костях всего тела, не включая голову (в среднем 293,8 г против 288,8 г; P = 0,05) и общее содержание минералов в костях тела (526,2 г против 513,5). г; P = 0,04).

Наибольшая разница была среди детей, рожденных от матерей с недостаточным (<30 нг / мл) и достаточным (≥30 нг / мл) уровнями 25 (OH) D на исходном уровне (537.5 г против 513,6 г; P = 0,03).

В возрасте 6 лет среди 383 детей, прошедших DXA-сканирование, в группе высоких доз витамина D было значительно более высокое содержание минеральных веществ в костях всего тела (не включая голову) (скорректированная средняя разница [aMD], 7,8 г; P = 0,03), минеральная плотность кости головы (aMD, 0,033 г / см 2 ; P = 0,01), содержание минералов в кости головы (aMD, 6,1 г; P = 0,03), всего минеральная плотность кости (aMD, 0.009 г / см 2 ; P = 0,04) и общее содержание минералов в костях (aMD, 13,9 г; P = 0,01).

Опять же, эффект был наибольшим среди детей, рожденных от матерей с недостаточным исходным уровнем 25 (OH) D (общее минеральное содержание костной ткани, 834,0 г против 817,3 г; P = 0,02) и общей минеральной плотностью костной ткани (aMD, 0,0125 г. / см 2 ; P = 0,04).

Рождение зимой (декабрь – февраль) оказало наибольшее влияние на содержание минералов в костях головы.При стратификации по базовому уровню 25 (OH) D наблюдалось значительное влияние приема высоких доз добавок на содержание минералов в костях головы и общее содержание минералов в костях при рождении в период с 8 ноября по 7 мая, но не в период с 8 мая по ноябрь. 7.

Всего было 59 переломов среди 584 детей, 23 из которых родились от матерей в группе высокой дозы и 36 родились от матерей в группе стандартной дозы, что не является статистически значимой разницей. Частота переломов не различалась в зависимости от исходного уровня 25 (OH) D у матери.

Holmlund-Suila и его коллеги отмечают несколько предостережений в отношении исследования, в том числе небольшое количество детей, которым было доступно высококачественное сканирование, и отсутствие учета потребления витамина D детьми с пищей, особенно после того, как исследование не было слепым через 3 года.

«Пренатальное и раннее вмешательство — это заманчивый инструмент для изучения программирования и возможных эпигенетических эффектов», — пишут они. «Здесь вмешательство было приурочено к концу второго триместра и далее.Можно предположить, что вмешательство на более ранней стадии развития плода может привести к другим результатам. Таким образом, оптимальное время для вмешательства витамина D необходимо изучить в будущих исследованиях ».

Ни авторы исследования, ни составители редакционных статей не раскрыли каких-либо соответствующих финансовых отношений.

JAMA Pediatr. Опубликовано онлайн 24 февраля 2020 г. Аннотация, редакция

Чтобы узнать больше о диабете и эндокринологии, подпишитесь на нас в Twitter и Facebook.

Установлено, что высокие дозы витамина D во время беременности помогают здоровью зубов ребенка

Согласно новому исследованию, увеличение потребления витамина D во время беременности может значительно улучшить здоровье зубов ребенка спустя долгое время после рождения.

Датские исследователи начали свою работу в 2009 году, когда более 300 женщин получили высокие дозы витамина D по достижении 24-й недели беременности. Более 300 других женщин получали таблетки плацебо. Всем женщинам было сказано продолжать принимать нормальное количество витамина D, которое они уже принимали.

Когда детям этих женщин исполнилось шесть лет, они прошли комплексное стоматологическое обследование, чтобы определить, как лечение повлияло на здоровье их зубов.

Исследователи обнаружили, что дети, чьи матери принимали дополнительные дозы витамина D, на 50 процентов реже других имели такие проблемы, как обесцвечивание и разрушение эмали.

«Риск дефектов эмали… был ниже у потомков матерей, которые получали высокие дозы витамина D во время беременности по сравнению со стандартной дозой», — говорится в итоговом исследовании, опубликованном в понедельник в JAMA Pediatrics.

Дефекты эмали также могут вызывать более легкую поломку зубов и вызывать у детей зубную боль.

Основываясь на этих выводах, исследователи рекомендуют беременным женщинам использовать добавки витамина D для улучшения здоровья зубов своего ребенка.

Органы здравоохранения Дании рекомендуют беременным женщинам принимать 400 международных единиц (МЕ) витамина D в день. Все женщины в исследовании использовали это количество в качестве исходного уровня, в то время как женщины, получавшие добавки, получали дополнительно 2400 МЕ в день.

Министерство здравоохранения Канады рекомендует беременным женщинам, как и всем людям в возрасте от девяти до 70 лет, принимать не менее 600 МЕ витамина D в день и не более 4000 МЕ в день.

Исследователи также изучали, влияет ли уровень витамина D во время беременности на переживание ребенка с кариесом — разрушение, отсутствие или заполнение поверхностей зубов — но не смогли найти здесь никакой связи.

Те же женщины также участвовали в исследовании 2017 года, которое показало, что потребление ими высоких доз витамина D также снижает риск развития у их детей астмы и повторяющихся хрипов.

Корреспонденция — BPJ Issue 38

Уважаемый редактор,

В «Добавке витамина D: в дискуссиях» (BPJ
36, июнь 2011 г.) вы упоминаете рекомендации Колледжа акушеров Австралии и Новой Зеландии, рекомендующие витамин D
добавка для беременных женщин, которым грозит дефицит. Этот совет снова упоминается в «Рутинной работе».
лабораторные исследования во время беременности »(Best Tests, июль 2011 г.).

Я недавно видела пациентку, которой во время беременности прописали витамин D, но листок-вкладыш, который ей дали
рецепт, в котором не рекомендуется принимать холекальциферол во время беременности, и лист данных (от 26.08.10) включают:
следующий совет:

«Использование во время беременности: проблемы с приемом нормального
ежедневные потребности. Гиперкальциемия у матери во время беременности у людей может быть связана с повышенной чувствительностью
к воздействию витамина D, подавлению функции паращитовидных желез или синдрому своеобразной (эльфийской) внешности, умственной отсталости
и врожденный стеноз аорты у младенцев.

Передозировка витамина D была связана с аномалиями развития плода у животных. Исследования на животных
показали, что кальцитриол обладает тератогенным действием при введении в дозах, в 4 и 15 раз превышающих дозу, рекомендованную для использования человеком. Излишний
Дозы дигидротахистерина также обладают тератогенным действием на животных. Исследования на животных также показали, что кальцифедиол обладает тератогенным действием.
при введении в дозах, от 6 до 12 раз превышающих дозу для человека.

FDA Беременность категории C »

Я был бы признателен за то, чтобы узнать, как мы должны посоветовать пациентам относительно безопасности добавок витамина D во время беременности.
учитывая противоречивый характер рекомендаций, данных в Руководстве и информационных листках о лекарствах.Также
Категория C FDA эквивалентна австралийской категории C?

Д-р Фил Уайт, врач общей практики
Данидин

Колледж акушеров и гинекологов Австралии и Новой Зеландии (RANZCOG) рекомендует женщинам с известными
с дефицитом витамина D или лица, подверженные риску дефицита (например, темнокожие, женщины с вуалью), должны получать витамин
Добавка D во время беременности. 1,2 Рекомендуемое лечение — холекальциферол. Кальцитриол не является
обычно используется во время беременности и будет рассматриваться только в случае гипокальциемии или хронической почечной недостаточности. 2 Кальций
добавка рекомендуется женщинам с недостаточным питанием.

Холекальциферол считается безопасным для использования во время беременности при терапевтических дозах. 3 Соединенные Штаты
Категория C беременности Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) отличается от Австралийского комитета по оценке лекарственных средств.
Категория беременности C.Категория C FDA: «Исследования репродукции животных показали отрицательное влияние на
плода, и нет адекватных и хорошо контролируемых исследований на людях, но потенциальные преимущества могут потребовать использования
препарат беременным женщинам, несмотря на потенциальные риски ».

Похоже, нет единого мнения относительно точной дозы и режима приема холекальциферола, рекомендованного для беременных.
женщины. Нормальный режим для взрослого с дефицитом витамина D — это ударная доза 2 x 1.25 мг холекальциферола
затем 1 х 1,25 мг холекальциферола в месяц. В идеале женщины, подверженные риску дефицита витамина D, должны лечиться.
предварительно концептуально с этой дозой.

Рекомендации Национального совета по здравоохранению и медицинским исследованиям в отношении эталонных значений питательных веществ для Австралии и Новой Зеландии
рекомендуют не превышать суточную дозу холекальциферола 80 мкг (3200 МЕ) во время беременности. В
руководящие принципы рекомендуют добавку 10 мкг (400 I.U) холекальциферол в сутки для беременных женщин с повышенным риском витамина
Дефицит D. 4 Рекомендации Королевского колледжа акушеров и гинекологов (Соединенное Королевство) и
Национальный институт здравоохранения и клинического совершенства (Великобритания) согласен с этой рекомендацией. 5,6

Однако недавнее исследование показало, что более высокие ежедневные дозы холекальциферола (100 мкг / 4000 МЕ) безопасны.
во время беременности (т.е. отсутствие признаков гиперкальциемии и гиперкальциурии), что привело к более высокому статусу витамина D у
женщины и новорожденные, чем рекомендуемые в настоящее время 10 мкг в день. 7

Некоторые врачи рекомендуют обычную дозу холекальциферола для взрослых (ударная доза 2 x 1,25 мг холекальциферола).
с последующим приемом 1 х 1,25 мг холекальциферола в месяц) используется для беременных с дефицитом витамина D. Однако там
Нет данных о безопасности этой дозы при беременности.

Хотя рекомендации могут измениться в будущем, в настоящее время было бы разумно рекомендовать беременным женщинам.
подверженные риску дефицита витамина D получают свои потребности в витамине D с помощью ежедневных пренатальных поливитаминных добавок
который содержит примерно 10 мкг (400 I.U) холекальциферол. Беременные женщины часто уже принимают поливитамины.
чтобы удовлетворить потребности в фолиевой кислоте и йоде, поэтому эта рекомендация позволяет избежать добавления дополнительных
лекарственное средство.

В настоящее время нет субсидируемых пренатальных поливитаминов, поэтому это может быть препятствием для некоторых женщин.
Беременным, особенно тем, кто подвержен риску дефицита витамина D, рекомендуется употреблять в пищу продукты, богатые витамином D, и принимать
адекватный солнечный свет.

Элевит с йодом содержит 12,5 мкг (500 МЕ) холекальциферола на
планшет. Несколько других витаминов для беременных содержат холекальциферол, но в более низких, чем рекомендуемые, дозах.

БЛАГОДАРНОСТЬ: Спасибо доктору Хелен Паттерсон , консультанту по акушерству и гинекологии, старшему
Преподаватель Медицинской школы Данидина и Д-р Лиза Хоутон , преподаватель кафедры питания человека,
Университету Отаго за рекомендации экспертов при формулировании ответа на этот вопрос.

Список литературы

  1. Королевский колледж акушеров и гинекологов Австралии и Новой Зеландии (RANZCOG). Консультации до беременности
    и рутинное дородовое обследование при отсутствии осложнений беременности. Заявление колледжа. РАНЦКОГ, 2009.
  2. Маннс С., Захарин М., Родда С. и др. Профилактика и лечение дефицита витамина D у младенцев и детей в Австралии
    и Новая Зеландия: заявление о консенсусе.MJA 2006; 185 (5): 268-72.
  3. Национальная медицинская библиотека США. MedlinePlus. Лекарства и добавки: витамин D. Доступно по адресу: www.nlm.nih.gov/medlineplus/druginfo/natural/929.html (дата обращения:
    Август 2011 г.).
  4. Правительство Австралии. Департамент здравоохранения и старения. Национальный совет по здравоохранению и медицинским исследованиям. Министерство
    здравоохранения Новой Зеландии. Референсные значения питательных веществ для Австралии и Новой Зеландии, включая рекомендуемые диеты.2006
  5. Королевский колледж акушеров и гинекологов (RCOG) .RCOG выпускает новое руководство по добавлению витаминов в
    беременность. Пресс-релиз RCOG. RCOG, 2009. Доступно по адресу: www.rcog.org.uk (Доступно
    Август 2011 г.).
  6. Национальный институт здравоохранения и клинического совершенства (NICE). Дородовое наблюдение: повседневный уход за здоровой беременной
    женщина. NICE, 2008. Доступно по адресу: www.nice.org.uk (дата обращения:
    Август 2011 г.).
  7. Холлис Б., Джонсон Д., Халси Т. и др. Добавки витамина D во время беременности: двойное слепое рандомизированное клиническое исследование
    испытание безопасности и эффективности. J Bone Min Res 2011; [Epub перед печатью].

Оценка эффективности двух доз витамина D на биомаркеры гликемического, липидемического и окислительного стресса во время беременности: рандомизированное клиническое исследование | BMC по беременности и родам

  • 1.

    Соренсон Р.Л., Брелье ТЦ.Адаптация островков Лангерганса к беременности: рост бета-клеток, усиление секреции инсулина и роль лактогенных гормонов. Horm Metab Res. 1997; 29 (6): 301–7 PubMed PMID: 9230352. Epub 1997/06/01. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 2.

    Пусукуру Р., Шеной А.С., Кумар Кьяда П., Годке Б., Мехта В., Бхута К. и др. Оценка липидного профиля во втором и третьем триместре беременности. J Clin Diagn Res.2016; 10 (3): QC12 – QC6.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 3.

    Манкута Д., Элами-Сузин М., Эльхаяни А., Винкер С. Профиль липидов при последовательных беременностях. Lipids Health Dis. 2010; 9: 58 PubMed PMID: 20525387. Pubmed Central PMCID: PMC2

    3. Epub 2010/06/08. англ.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 4.

    Palacios C, Kostiuk LK, Peña-Rosas JP.Добавки витамина D для женщин во время беременности. Кокрановская база данных Syst Rev.2019; 7 (7): CD008873. https://doi.org/10.1002/14651858.CD008873.pub4.

  • 5.

    Довник А., Муйезинович Ф. Связь уровня витамина D с распространенными осложнениями беременности. Питательные вещества. 2018; 10 (7): 867.

    PubMed Central
    Статья
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 6.

    Аль-Аджлан А., Аль-Мушараф С., Фуда М.А., Кришнасвами С., Вани К., Альджохани Н.Дж. и др.Более низкий уровень витамина D у беременных женщин в Саудовской Аравии связан с более высоким риском развития ГСД. BMC Беременность и роды. 2018; 18 (1): 86 PubMed PMID: 29631547. Pubmed Central PMCID: PMC5891955. Epub 2018/04/11. англ.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 7.

    Насех А., Ашрафзаде С., Расси С. Распространенность дефицита витамина D у беременных женщин в Тегеране и изучение его связи с уровнем глюкозы и инсулина в сыворотке.J Matern Fetal Neonatal Med. 2018; 31 (17): 2312–8 PubMed PMID: 28662591. Epub 2017/07/01. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 8.

    O’Brien E, O’Sullivan E, Kilbane M, Geraghty A, McKenna M, McAuliffe F. Сезон и статус витамина D независимо связаны с гомеостазом глюкозы во время беременности. BJOG Int J Obstet Gynaecol. 2017; 124: 95 PubMed PMID: WOS: 000398196800247.

    Артикул

    Google Scholar

  • 9.

    Soytac Inancli I, Yayci E, Atacag T, Uncu M. Связан ли материнский витамин D с гестационным сахарным диабетом у беременных женщин на Кипре? Clin Exp Obstet Gynecol. 2016; 43 (6): 840–3 PubMed PMID: 29944234. Epub 2016/01/01. англ.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 10.

    Джамилиан М., Карамали М., Тагизаде М., Шарифи Н., Джафари З., Мемарзаде М.Р. и др. Прием витамина D и масла примулы вечерней улучшает гликемию и липидный профиль у женщин с гестационным диабетом.Липиды. 2016; 51 (3): 349–56.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 11.

    Аль-Аджлан А., Кришнасвами С., Алокайл М.С., Альджохани Н.Дж., Аль-Серехи А., Шешах Е. и др. Дефицит витамина D и дислипидемия на ранних сроках беременности. BMC Беременность и роды. 2015; 15: 314. https://doi.org/10.1186/s12884-015-0751-5.

  • 12.

    Ван Л., Сонг И., Мэнсон Дж. Э., Пилз С., Марц В., Михаэльссон К. и др. Циркулирующий 25-гидрокси-витамин D и риск сердечно-сосудистых заболеваний: метаанализ проспективных исследований.Результаты Circ Cardiovasc Qual. 2012; 5 (6): 819–29 PubMed PMID: 23149428. Pubmed Central PMCID: PMC3510675. Epub 2012/11/15. англ.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 13.

    Swart KM, Lips P, Brouwer IA, Jorde R, Heymans MW, Grimnes G, et al. Влияние добавок витамина D на маркеры сердечно-сосудистых заболеваний и диабета 2 типа: метаанализ данных отдельных участников рандомизированных контролируемых исследований.Am J Clin Nutr. 2018; 107 (6): 1043–53 PubMed PMID: 29868916. Epub 2018/06/06. англ.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 14.

    Демер Л.Л., Хсу Дж. Дж., Тинтут Ю. Стероидный гормон Витамин D: последствия для сердечно-сосудистых заболеваний. Circ Res. 2018; 122 (11): 1576–85 PubMed PMID: 29798901. Epub 2018/05/26. англ.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 15.

    Sears C. Связь между 25-гидрокси-витамином D, паратиреоидным гормоном и гликемией во время беременности и в послеродовом периоде. Может J Диабет. 2016; 40 (3): 196–7.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 16.

    Хеммингуэй А., О’Каллаган К.М., Хеннесси А., Халл GLJ, Кэшман К.Д., Кили Мэн. Взаимодействие между статусом витамина D, потреблением кальция и концентрацией паратироидного гормона у здоровых белокожих беременных женщин в северной широте.Питательные вещества. 2018; 10 (7): 916. https://doi.org/10.3390/nu10070916.

  • 17.

    Mannaerts D, Faes E, Cos P, Briede JJ, Gyselaers W., Cornette J, et al. Окислительный стресс при здоровой беременности и преэклампсии связан с хроническим воспалением, уровнем железа и функцией сосудов. PLoS One. 2018; 13 (9): e0202919.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 18.

    Кьярелло Д.И., Абад С., Рохас Д., Толедо Ф., Васкес С.М., Мате А. и др.Окислительный стресс: нормальная беременность в сравнении с преэклампсией. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) — Молекулярная основа болезни. 2018.

    Google Scholar

  • 19.

    Jauniaux E, Burton GJ. Роль оксидативного стресса в плацентарных заболеваниях беременности. J Gynecol Obstet Biol Reprod (Париж). 2016; 45 (8): 775–85 PubMed PMID: 27212609. Epub 2016/10/23. Роль оксиданта стресса в плацентарных патологиях. fre.

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 20.

    Кьярелло Д.И., Абад С., Рохас Д., Толедо Ф., Васкес С.М., Мате А. и др. Окислительный стресс: нормальная беременность в сравнении с преэклампсией. Биохим Биофиз Акта Мол основа Дис. 2018; 24 PubMed PMID: 305. Epub 2018/12/28. англ.

  • 21.

    Уберти Ф, Морсануто В., Молинари С. Витамин D при окислительном стрессе и заболеваниях. Критическая оценка витамина D — Базовый обзор; 2017.

    Google Scholar

  • 22.

    Wimalawansa SJ. Дефицит витамина D: влияние на окислительный стресс, эпигенетику, регуляцию генов и старение.Биология. 2019; 8 (2): 30.

    CAS
    PubMed Central
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 23.

    Сепидаркиш М., Фарси Ф, Акбари-Фахрабади М., Намази Н., Алмаси-Хашиани А., Малеки А. и др. Влияние добавок витамина D на параметры окислительного стресса: систематический обзор и метаанализ клинических испытаний. Pharmacol Res. 2018.

  • 24.

    Никуе Б., Анари Р., Неестани Т.Р. Витамин D, окислительный стресс и диабет: перекресток для новых терапевтических подходов.В: Диабет, окислительный стресс и диетические антиоксиданты. Лондон: Academic Press; 2020. с. 385–395.

  • 25.

    Паласиос С., Гонсалес Л. Является ли дефицит витамина D серьезной глобальной проблемой общественного здравоохранения? J Стероид Biochem Mol Biol. 2014; 144 Pt A: 138–45 PubMed PMID: 24239505. Pubmed Central PMCID: PMC4018438. Epub 2013/11/19. англ.

    PubMed
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 26.

    Сараф Р., Мортон С.М., Камарго Калифорния младший, Грант С.К.Глобальное резюме статуса витамина D у матерей и новорожденных — систематический обзор. Matern Child Nutr. 2016; 12 (4): 647–68 PubMed PMID: 26373311. Epub 2015/09/17. англ.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 27.

    Пирдехан А., Вакили М., Дехган Р., Заре Ф. Высокая распространенность дефицита витамина D и неблагоприятных исходов беременности в Йезде, центральной провинции Ирана. J Reprod Infertil. 2016; 17 (1): 34–8.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 28.

    Аббасиан М., Чаман Р., Амири М., Аджами М.Э., Джафари-Кошки Т., Рохани Х. и др. Дефицит витамина D у беременных и их новорожденных. Global J Health Sci. 2016; 8 (9): 54008 PubMed PMID: 27157170. Pubmed Central PMCID: PMC5064090 публикация этой статьи. Epub 2016/05/10. англ.

    Артикул

    Google Scholar

  • 29.

    Motamed S, Nikooyeh B, Kashanian M, Hollis BW, Neyestani TR. Эффективность двух различных доз перорального приема витамина D на биомаркеры воспаления и исходы у матери и новорожденного.Matern Child Nutr. 2019; 15 (4): e12867 PubMed PMID: 31250540. Epub 30.06.2019. англ.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 30.

    Motamed S, Nikooyeh B, Kashanian M, Neyestani T. Оценка эффективности приема 1000 и 2000 МЕ / сут витамина D во время беременности на статус витамина D у матери и новорожденного, биомаркеры метаболического, воспалительного и окислительного стресса, исходы для матери и новорожденного: протокол исследования.J Nutr Food Sci Res. 2018; 5 (3): 3–10.

  • 31.

    Yesiltepe Mutlu G, Ozsu E, Kalaca S., Yuksel A, Pehlevan Y, Cizmecioglu F, et al. Оценка доз добавок витамина D во время беременности среди населения с высоким риском дефицита. Horm Res Paediatr. 2014; 81 (6): 402–8 PubMed PMID: 24714660. Epub 2014/04/10. англ.

    PubMed
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 32.

    Brustad M, Alsaker E, Engelsen O, Aksnes L, Lund E.Статус витамина D у женщин среднего возраста при 65-71 градусе северной широты в зависимости от рациона питания и воздействия ультрафиолетового излучения. Public Health Nutr. 2004; 7 (2): 327–35 PubMed PMID: 15003141. Epub 2004/03/09. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 33.

    Вашегани-Фарахани А., Тахмасби М., Ашери Х., Ашраф Х., Неджат С., Корди Р. Персидский, последний 7-дневный длинный международный опросник по физической активности: исследование перевода и проверки.Азиатский J Sports Med. 2011; 2 (2): 106–16 PubMed PMID: 22375226. Pubmed Central PMCID: PMC3289200. Epub 2012/03/01. англ.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 34.

    Мэтьюз Д.Р., Хоскер Дж.П., Руденски А.С., Нейлор Б.А., Тричер Д.Ф., Тернер Р.С. Оценка модели гомеостаза: инсулинорезистентность и функция бета-клеток по концентрации глюкозы в плазме натощак и концентрации инсулина у человека. Диабетология. 1985; 28 (7): 412–9 PubMed PMID: 3899825.Epub 1985/07/01. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 35.

    Neyestani TR, Fereydouni Z, Hejazi S., Salehi-Nasab F, Nateghifard F, Maddah M, et al. Статус витамина С у иранских детей с острым лимфобластным лейкозом: данные в пользу повышенного использования. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2007; 45 (1): 141–4 PubMed PMID: 17592383. Epub 2007/06/27. англ.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 36.

    Коминиарек М.А., Раджан П. Рекомендации по питанию при беременности и кормлении грудью. Med Clin North Am. 2016; 100 (6): 1199–215 PubMed PMID: 27745590. Pubmed Central PMCID: PMC5104202. Epub 2016/10/18. англ.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 37.

    Cooper C, Harvey NC, Bishop NJ, Kennedy S, Papageorghiou AT, Schoenmakers I, et al. Добавки витамина D для беременных и здоровье костей у новорожденных (MAVIDOS): многоцентровое двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.Ланцет Диабет Эндокринол. 2016; 4 (5): 393–402 PubMed PMID: WOS: 000375107800020.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 38.

    Zerofsky M, Jacoby B, Pedersen TL, Stephensen CB. Влияние рандомизированного контролируемого исследования ежедневного приема витамина D3 во время беременности на регулирующий иммунитет и воспаление. FASEB J. 2016; PubMed PMID: WOS: 000406444700515.

  • 39.

    Холлис Б.В., Джонсон Д., Халси ТК, Эбелинг М., Вагнер КЛ.Добавки витамина D во время беременности: двойное слепое рандомизированное клиническое испытание безопасности и эффективности. J Bone Miner Res. 2011. 26 (10): 2341–57.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 40.

    Rodda CP, Benson JE, Vincent AJ, Whitehead CL, Polykov A, Vollenhoven B. Добавление витамина D матери во время беременности предотвращает дефицит витамина D у новорожденных: открытое рандомизированное контролируемое исследование.Clin Endocrinol. 2015; 83 (3): 363–8.

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 41.

    Zhang Q, Cheng Y, He M, Li T, Ma Z, Cheng H. Влияние различных доз витамина D на беременных с гестационным сахарным диабетом: рандомизированное контролируемое исследование. Exp Ther Med. 2016; 12 (3): 1889–95.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 42.

    Кейси С., Макгинти А., Холмс В.А., Хилл А.Дж., Паттерсон С.К., Янг И.С. и др. Материнский витамин D и маркеры гликемии во время беременности в Белфастском центре исследования гипергликемии и неблагоприятных исходов беременности. Diabet Med. 2018; 35 (7): 972–9 PubMed PMID: 29608221. Pubmed Central PMCID: PMC6013372. Epub 2018/04/03. англ.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 43.

    Бал М, Ерсой Г.С., Демиртас О, Курт С, Тасюрт А.Дефицит витамина D во время беременности не связан с развитием сахарного диабета у беременных с низким риском гестационного диабета. Turk J Obstet Gynecol. 2016; 13 (1): 23–6 PubMed PMID: WOS: 000376597400007.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 44.

    Asemi Z, Foroozanfard F, Hashemi T, Bahmani F, Jamilian M, Esmaillzadeh A. Добавка кальция и витамина D влияет на метаболизм глюкозы и концентрацию липидов у женщин с избыточным весом и ожирением с дефицитом витамина D и синдромом поликистозных яичников.Clin Nutr. 2015; 34 (4): 586–92 PubMed PMID: 25300649. Epub 2014/10/11. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 45.

    Сергеев И.Н., Ротен ВБ. 1,25-Дигидроксивитамин D3 вызывает колебания внутриклеточного кальция в линии бета-клеток поджелудочной железы. Эндокринология. 1995; 136 (7): 2852–61 PubMed PMID: 7789310. Epub 1995/07/01. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 46.

    Граймс С.Б., Уайлд Р. Влияние беременности на липидный обмен и уровни липопротеинов. В: De Groot LJ, Chrousos G, Dungan K, Feingold KR, Grossman A, Hershman JM, et al., Редакторы. Эндотекст. Южный Дартмут: MDText.com, Inc .; 2000.

    Google Scholar

  • 47.

    Годке Б., Пусукуру Р., Мехта В. Ассоциация липидного профиля при беременности с преэклампсией, гестационным сахарным диабетом и преждевременными родами. Cureus. 2017; 9 (7): e1420 PubMed PMID: 28875093.Pubmed Central PMCID: PMC5580975. Epub 2017/09/07. англ.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 48.

    Alvarez JJ, Montelongo A, Iglesias A, Lasuncion MA, Herrera E. Продольное исследование липопротеинового профиля, подкласса липопротеинов высокой плотности и постгепариновых липаз во время беременности у женщин. J Lipid Res. 1996; 37 (2): 299–308 PubMed PMID:

    28. Epub 1996/02/01. англ.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 49.

    Фейнголд К.Р., Уайли Т., Мозер А.Х., Лир С.Р., Вайли М.Х. De novo холестерогенез при беременности. J Lab Clin Med. 1983; 101 (2): 256–63 PubMed PMID: 6822762. Epub 1983/02/01. англ.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 50.

    Белу Л., Каслейк М., Гаффни Д., Сантос-Силва А., Перейра-Лейте Л., Кинтанилья А. и др. Изменения размера ЛПНП и концентрации ЛПВП при нормальной и преэкламптической беременности. Атеросклероз. 2002. 162 (2): 425–32 11996963.Epub 2002/05/09. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 51.

    Desoye G, Schweditsch MO, Pfeiffer KP, Zechner R, Kostner GM. Корреляция гормонов с уровнями липидов и липопротеинов во время нормальной беременности и в послеродовом периоде. J Clin Endocrinol Metab. 1987; 64 (4): 704–12 PubMed PMID: 3546352. Epub 1987/04/01. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 52.

    Larsson A, Palm M, Hansson LO, Axelsson O. Контрольные значения для клинических биохимических тестов во время нормальной беременности. BJOG. 2008; 115 (7): 874–81 PubMed PMID: 18485166. Epub 2008/05/20. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 53.

    Lepsch J, Eshriqui I., Farias DR, Vaz JS, Cunha Figueiredo AC, Adegboye AR, et al. Связь между статусом витамина D на ранних сроках беременности и изменениями липидного профиля сыворотки на протяжении всей беременности.Обмен веществ. 2017; 70: 85–97 PubMed PMID: 28403948. Epub 2017/04/14. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 54.

    Jin D, Yao MN, Yin WJ, Zhu P. Связь уровней витамина D с метаболизмом липидов во время беременности. Чжунхуа Ю Фан И Сюэ За Чжи. 2019; 53 (6): 628–32 PubMed PMID: 31177763. Epub 2019/06/11. чи.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 55.

    Asemi Z, Hashemi T, Karamali M, Samimi M, Esmaillzadeh A. Влияние добавок витамина D на метаболизм глюкозы, концентрацию липидов, воспаление и окислительный стресс при гестационном диабете: двойное слепое рандомизированное контролируемое клиническое исследование. Am J Clin Nutr. 2013; 98 (6): 1425–32 PubMed PMID: 24132976. Epub 2013/10/18. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 56.

    Yazdchi R, Gargari BP, Asghari-Jafarabadi M, Sahhaf F.Влияние добавок витамина D на метаболические индексы и уровни hs-CRP у гестационных пациентов с сахарным диабетом: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое клиническое исследование. Nutr Res Pract. 2016; 10 (3): 328–35.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 57.

    Карамали М., Бейхаги Э., Мохаммади А.А., Асеми З. Влияние высоких доз витамина D на метаболический статус и исходы беременности у беременных женщин с риском преэклампсии.Horm Metab Res. 2015; 47 (12): 867–72.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 58.

    Ван И, Си С., Лю Дж, Ван З, Цзя Х, Фэн К. и др. Связь липидов сыворотки со статусом витамина D. PLoS One. 2016; 11 (10): e0165157 PubMed PMID: 27768777. Центральный PMCID Pubmed: PMC5074586. Epub 2016/10/22. англ.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 59.

    Hollis BW, Wagner CL. Потребности в витамине D и добавки во время беременности. Curr Opin Endocrinol Diabetes Obes. 2011; 18 (6): 371–5.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 60.

    Оконофуа Ф., Менон Р.К., Холдер С., Томас М., Робинсон Д., О’Брайен С. и др. Взаимосвязь кальция, витамина D и паратироидного гормона у беременных кавказских и азиатских женщин и их новорожденных. Энн Клин Биохим. 1987. 24 (1): 22–8.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 61.

    Бойер Л., Кэтлинг-Пол С, Даймонд Т, Гомер С., Дэвис Дж., Крейг М.Э. Уровни витамина D, ПТГ и кальция у беременных женщин и их новорожденных. Clin Endocrinol. 2009. 70 (3): 372–7.

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 62.

    Dror DK, King JC, Fung EB, van Loan MD, Gertz ER, Allen LH. Доказательства связи между статусом витамина D у плода и матери, гормоном пуповинной паращитовидной железы и специфической для костей щелочной фосфатазой и содержанием минеральных веществ в костях всего тела новорожденного.Питательные вещества. 2012; 4 (2): 68–77.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 63.

    Хирота Ю., Анаи Т., Миякава И. Уровни белка, связанного с паратиреоидным гормоном, в материнской и пуповинной крови. Am J Obstet Gynecol. 1997; 177 (3): 702–6 PubMed PMID: 9322645. Epub 1997/10/10. англ.

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 64.

    Bond H, Dilworth MR, Baker B, Cowley E, Requena Jimenez A, Boyd RD, et al.Повышенный материнско-фетальный приток кальция у мышей с нулевым белком, связанным с паратиреоидным гормоном. J Physiol. 2008; 586 (7): 2015–25 PubMed PMID: 18258656. Pubmed Central PMCID: PMC2375733. Epub 2008/02/09. англ.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 65.
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Copyright © 2020 All Rights Reserved.