Разное

Шизотипическое расстройство у детей: Симптомы шизотипического расстройства личности, лечение в ЦМЗ «Альянс»

Содержание

Симптомы шизотипического расстройства личности, лечение в ЦМЗ «Альянс»

У нас доступна консультация по Skype или WhatsApp.

Шизотипическое расстройство личности — это недуг, при котором наблюдается эксцентричное поведение, трудности в общении и странные убеждения в сочетании с искаженным мышлением.

Человек с шизотипическим расстройством испытывает большие трудности при контакте с другими людьми. Сложно поддерживать теплые отношения даже с близкими: он становится холоден, раздражителен, предпочитает проводить время в одиночестве.

Важно

Шизотипическое расстройство личности — болезнь. С человеком бесполезно спорить, пытаться его разубедить. Помочь может только медикаментозная терапия с профессиональной психотерапией.

Основная причина такого поведения — это уверенность в том, что окружающие негативно настроены или даже имеют дурные намерения. Появляется тревожность, замкнутость, отгороженность. Чтобы сгладить такие проявления и вернуться к полноценной социальной жизни, необходима грамотная помощь специалиста.

Диагностика шизотипического расстройства личности

Диагноз шизотипического расстройства личности ставится, если есть 3–4 симптома из списка:

  • эксцентричное поведение, чудаковатость, пренебрежение социальными нормами;
  • мистическое мышление и странные убеждения;
  • эмоциональная холодность и отстраненность;
  • трудности в общении с другими людьми, социальная отгороженность;
  • необоснованная подозрительность, тревожность;
  • навязчивые размышления без внутреннего сопротивления, часто с дисморфофобическим (недовольство своим внешним видом), сексуальным или агрессивным содержанием;
  • аномалии восприятия, иллюзии;
  • стереотипное, путаное и поверхностное мышление, непоследовательная, вычурная речь.

При шизотипическом расстройстве личности симптомы схожи с другими заболеваниями шизофренического спектра: шизофрения, шизоидное расстройство личности. Шизоидное расстройство не имеет таких ярких нарушений поведения и мышления. Главное отличие от шизофрении — отсутствие глубоких личностных дефектов, стойких галлюцинаций и бреда.

К примеру, пациент временами необоснованно предполагает и беспокоится, что за ним следят, но это не превращается в непоколебимую уверенность.

От диагноза пациента — шизотипическое расстройство личности, шизофрения или шизоидная акцентуация — зависит лечение, которое назначит психиатр.

Все тонкости шизотипической личности сможет учесть только специалист с большим опытом, который проведет детальное обследование с применением следующих методов:

  1. Анализ анамнестических данных — заболевание развивается постепенно и имеет свои особенности, поэтому его полную картину можно увидеть лишь при сборе подробного анамнеза и его тщательной интерпретации, при выявлении как можно большего числа симптомов и жалоб.
  2. Лабораторные и инструментальные тесты — Нейротест, Нейрофизиологическая тест-система — позволяют оценить тяжесть патологических процессов, наилучшим образом провести дифференциальную диагностику с другими заболеваниями и назначить корректное лечение.
  3. Патопсихологическое исследование для оценки когнитивных способностей и дифференциальной диагностики, которое проводит клинический психолог.

Симптомы шизотипического расстройства личности у детей

Рассматриваемое психическое состояние развивается постепенно, в течение многих лет. Поэтому появление признаков шизотипического расстройства личности у ребенка, к сожалению, не редкость.

У детей наблюдается склонность к уединенной деятельности, отсутствие интереса к общению и свойственным возрасту увлечениям, боязнь вступать в контакт с другими детьми и взрослыми. Ребенок становится тревожным, необщительным, замкнутым. Не разделяет интересы сверстников, не заводит друзей.

Важно

Симптомы душевного заболевания у ребенка должен контролировать опытный специалист. С одной стороны, нужно подавлять болезнь и помогать развиваться психике и интеллекту, с другой — назначать хорошо переносимые препараты в минимальных дозировках.

В целом, при шизотипическом расстройстве личности симптомы у детей такие же, как у взрослых. Но выражены они меньше, так как заболевание еще не успело полностью развиться. Боязнь общения, чудаковатое поведение, странная речь и мимика приводит к проблемам в школьном коллективе, где ребенок или подросток может стать объектом насмешек. Важно вовремя обратиться за помощью к специалисту для контроля состояния и возвращения к нормальной социальной жизни и успешной учебе.

Лечение шизотипического расстройства личности

Терапия состоит из двух основных звеньев и наиболее эффективна при их комбинации:

  1. Медикаментозная терапия.
  2. Психотерапия.

Медикаментозное лечение — назначают невысокие дозы нейролептиков, современные транквилизаторы и антидепрессанты. Эти препараты позволяют облегчить симптомы, способствуют нормализации мышления и стабилизируют настроение.

Индивидуальная и групповая психотерапия помогают проработать проблемы, научиться выстраивать доверительные отношения с другими людьми, уменьшают эмоциональную отгороженность.

Психотерапевт помогает человеку сдерживать проявления болезни, чтобы гарантировать длительную и стойкую ремиссию.

При шизотипическом расстройстве личности прогноз во многом зависит от своевременности лечения и обстановки, в которой находится пациент. Если состояние игнорировать, то тревожность и социальные проблемы усугубляются, учиться или работать становится всё сложнее. Это приводит к алкогольной или наркотической зависимости, депрессии, суицидальным попыткам, инвалидности. Есть вероятность трансформации в шизофрению, присоединения депрессии.

Однако при адекватном алгоритме диагностики и терапии согласно стандартам прогноз становится благоприятным: проявления сглаживаются и успешно контролируются. В итоге человек может вернуться к полноценной жизни, учебе и работе.

Что такое шизотипическое расстройство личности?

Шизотипическое расстройство личности – это расстройство, которое характеризуется отклонениями в межличностных отношениях, наличием эмоционального внутреннего мира, а также экстравагантным поведением. Люди, страдающие этим расстройством, обычно склонны к социальной изоляции и неадекватным эмоциональным реакциям. Ранее в некоторых классификациях психических расстройств шизотипическое расстройство называлось “простой шизофренией”, однако проявления этого заболевания отличаются от симптомов шизофрении. Позже шизотипическое расстройство личности стало определяться как полностью отдельное и обособленное заболевание.

Симптомы шизотипического расстройства личности

Человек, страдающий шизотипическим расстройством личности, обычно ведет себя странно, однако он не страдает психозом, его поведение не носит неадекватный характер. Например, такие люди могут вести себя эпатажно, и это не потому что им важно показать себя таким образом другим, а просто потому что они хотят так себя вести, чувствуют в этом внутреннюю потребность. Люди, страдающие шизотипическим расстройством личности, могут необычно или неопрятно одеваться и носить одежду не по размеру. Чаще всего они одиноки и не ищут общества других людей, им достаточно комфортно в своем богатом внутреннем мире. Такие люди работают, учатся и некоторые из них создают семью. Но поскольку они все-таки страдают расстройством личности, их социализация может быть серьезно нарушена.


Люди, страдающие этим заболеванием, адекватно воспринимают реальность, и это сильно отличает их от людей, больных шизофренией.

Людям, больным шизотипическим расстройством, неинтересно коммуницировать с внешним миром, и они могут поддерживать какие-то контакты лишь официально и поверхностно. Если у больного шизотипическим расстройством есть приятельские связи, то они очень редкие, и такой человек в них не нуждается на постоянной основе. Если ему приходится общаться с другими людьми, он делает это без особого желания, так как считает себя другим и не чувствует себя частью группы. Однако иногда такие люди говорят, что отсутствие отношений делает их несчастными. Они также чувствуют обеспокоенность в социальных ситуациях, особенно в незнакомых.


Люди, страдающие этим заболеванием, адекватно воспринимают реальность, и это сильно отличает их от людей, больных шизофренией. Такие люди часто работают в сферах, связанных с абстрактным творчеством, например, в области компьютерной графики, живописи и так далее. Также таких людей часто можно встретить среди математиков, физиков, астрономов, палеонтологов и археологов.

Читайте также

Мифы о шизофрении  


У людей с шизотипическим расстройством личности странный образ мышления, восприятия и общения. Например, такие люди могут обладать магическим мышлением и считать, что они каким-то образом контролируют людей вокруг, совершая определенные действия. Иногда они склонны к паранойе, подозрительны, недоверчивы и ошибочно полагают, что другие люди преследуют их или намерены нанести им вред. Иногда люди с шизотипическим расстройством личности считают, что обладают паранормальными способностями, благодаря которым они знают о событиях до того, как те произойдут, или читают чужие мысли. При всем при этом, они не психотичны и адекватны.


Причины возникновения шизотипического расстройства личности

Любое расстройство личности начинает проявляться с детства. Уже в 12-13 лет у ребенка могут возникнуть симптомы, а при обострении явных симптомов в этом возрасте уже можно поставить соответствующий диагноз. Обычно определить у ребенка наличие симптомов шизотипического расстройства можно, исходя из его социальной активности. Такие дети зачастую нелюдимы и обладают социальной отчужденностью. Им интересно проводить время только с самими собой, в своих хобби. Если родители видят, что такой ребенок не социализируется, им необходимо обратиться к психологу.


Человек, страдающий шизотипическим расстройством, не считает, что он чем-то болен, и не испытывает проблем из-за своих симптомов.

Шизотипическое расстройство развивается в основном из-за генетических факторов, как и другие расстройства личности, например, пограничное расстройство личности. Как правило, если у ребенка развивается шизотипическое расстройство личности, то расстройство личности или акцентуацию личности можно встретить и у кого-то из членов его семьи. Воспитание может лишь усугубить симптомы или повлиять на ребенка таким образом, что он вырастет человеком с шизотипической структурой личности. Однако именно расстройство развивается у человека без связи с воспитанием. Переход от структуры личности к расстройству личности проявляется не в воспитании, а в ухудшении качества социализации. Чем меньше социализация, тем больше у человека проявляется патология.


Диагностика и лечение шизотипического расстройства личности

Выявляется шизотипическое расстройство личности только при помощи клинического интервью. К сожалению, далеко не все специалисты обладают достаточной квалификацией, чтобы распознавать это расстройство и отделить его симптомы от симптомов других расстройств личности. Как правило, симптомы таких расстройств вызывают дискомфорт не у самих больных, а у людей, которые их окружают. Человек, страдающий шизотипическим расстройством, не считает, что он чем-то болен, и не испытывает проблем из-за своих симптомов. Больные другими расстройствами личности могут переживать из-за реакции окружающих и обращаться за помощью самостоятельно.


Читайте также

Мифы о диагностике психических заболеваний  

При шизотипическом расстройстве человек никому не мешает, поэтому его вряд ли кто-то приведет на лечение. Очень редко такие люди чувствуют дискомфорт в том, что они одни и с ними никто не общается. Человек с шизотипическим расстройством может увидеть, что люди вокруг него создают семьи, а у него никак не получается найти себе партнера. В этом случае он может прийти на психотерапию с очень конкретным запросом выстроить с кем-нибудь романтические отношения. Однако такой человек никогда не обратится за помощью с запросом избавить его от расстройства личности. Люди с этим заболеванием обладают эмпатией, поэтому они также могут прийти на лечение ради родственника, который сильно за них переживает.


Лечение шизотипического расстройства личности может длиться много лет. Наиболее эффективный способ лечения – это психотерапия, однако, трудно сказать, какая конкретно. В одних случаях применяется когнитивно-поведенческая терапия, а в других – психодинамическая. При условии, что пациент хочет добиться результатов и остаться на психотерапии, лечение шизотипического расстройства личности может продлиться до 5 лет. К сожалению, далеко не все пациенты дожидаются результата и завершают лечение. В процессе психотерапии специалист помогает пациенту скорректировать структуру его личности, изменить мировоззрение, а также научиться подстраиваться под окружающую действительность.

клинический случай – тема научной статьи по клинической медицине читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 159.9.072.422: 616.89

ОСОБЕННОСТИ КЛИНИКИ ШИЗОТИПИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА У ДЕТЕЙ: КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ

Степанова Н.А., Смачная Л.В., Днепровская И.В.

Бюджетное учреждение здравоохранения Омской области «Клиническая психиатрическая больница им. Н.Н. Солодникова»

Аннотация. Эндогенные заболевания шизофренического спектра начинаются, как правило, в молодом возрасте, но могут иногда развиться в детстве. Психические расстройства у детей почти никогда не представляют собой завершенного, монолитного психического синдрома. Они рудиментарны, изменчивы, иногда ограничиваются одним-двумя очевидными симптомами. Приведено клиническое наблюдение шизотипического расстройства у ребенка 13 лет, показана его специфика и подходы к лечению. Ключевые слова. Шизотипическое расстройство, детский возраст.

Эндогенные заболевания шизофренического спектра начинаются, как правило, в молодом возрасте, но могут иногда развиться в детстве. В отличие от взрослых, психические расстройства у детей почти никогда не представляют собой завершенного, монолитного психического синдрома. Они рудиментарны, изменчивы, то исчезают, то появляются вновь, иногда ограничиваются одним-двумя очевидными симптомами. Главной причиной трудностей выявления и правильной диагностики психических нарушений в детско-подростковой возрасте является их «маскированность», то есть скрытость, завуалированность соматическими, поведенческими или временными интеллектуальными расстройствами.

В представляемом нами случае у пациентки Д., 2000 г.р., на первый план выступали выраженные нарушения поведения — вспыльчивость, агрессивность, конфликтность с учителями, одноклассниками, сестрой. Не могла адаптироваться в организованном коллективе, не умела планировать свою деятельность. Кроме этого, отмечались трудности в обучении, плохо усваивала программу. Психопатологическая наследственность отягощена по алкоголизму (все мужчины по линии матери — злоупотребляли алкоголем) и депрессии (родной отец пациентки страдал депрессией, предпринимал суицидальную попытку).

Анамнез. В раннем анамнезе есть указания на то, что росла «спокойным» ребенком, развивалась своевременно. С 1г. 10мес. начала посещать ДДУ, адаптация проходила благоприятно. Еще в ДДУ замечали, что девочка плохо запоминала буквы, с трудом формировались навыки счета и письма. При этом отмечалось увлечение техникой — «могла собрать электрическую цепь с лампочкой», легко справлялась с компьютером. В 6 лет овладела электрической швейной машинкой, научилась стоить выкройки, переносить на ткань, вязать, вышивать; с помощью ножа могла выстругать игрушки, овладела ножовкой, топором, молотком, выжигателем, занималась лепкой из глины, любила организовывать игры, но все должны были играть по ее правилам. Кроме этого, с 6 летнего возраста отказалась носить юбки и платья, попросила мать сделать ей короткую стрижку (до этого у девочки были длинные волосы).

Обучение начала с 7 лет в общеобразовательной школе, пошла неподготовленной, без желания. Адаптация протекала с трудом, сидела всегда на последней парте, одна, отвлекалась, не подчинялась требованию учителя, играла во время урока, могла отпроситься с урока и гулять по школе. Программу 1 класса не усвоила. Обучение во 2 классе начала в другой школе. В новом классе адаптировалась постепенно, но, со слов матери, был очень хороший контакт с учителем. Дополнительно занималась по русскому языку, математике, посещала

занятия у логопеда. В то время стала интересоваться боевыми искусствами. Кроме этого, мать отмечает увлечение девочки военной формой. Стала самостоятельно шить камуфляжные костюмы с нашивками. Требовала от матери покупать одежду только защитного цвета. Перестала посещать в магазинах отделы для девочек, покупали только мальчиковую одежду. Стала проявлять интерес к истории, греческой мифологии, изучала энциклопедии. В этот период мать показала дочерям свои дневники, в которых в детстве изобрела свой язык и письменность, после чего наша пациентка взяла за основу дневник матери и стала создавать свой язык, писать свои книги. К психиатру впервые обратились во 2 классе с жалобами на трудности в усвоении программы в школе и поведенческие нарушения, амбулаторно назначались ноотропы, витамины, сосудистые препараты, сонапакс. Было рекомендовано прохождение ПМПК, но на комиссию не представлялась. К моменту госпитализации была переведена в 6 класс. В школе срывала уроки, не подчинялась учителям, дралась с детьми, задиралась к старшеклассникам, на уроках играла или рисовала. Со слов матери, девочка отличалась от других детей талантом, увлеченностью, неординарностью мышления. Самостоятельно изучала в интернете национальные костюмы и пыталась сшить подобные. Научилась плести лапти, изготавливать валенки, шить шубы. Кроме всего прочего научилась водить машину, ездила на картинге с высокой скоростью. При посещении родственников в деревне все время проводила время в сараях, где были гвозди, инструменты, помогала по хозяйству мужчинам.

Психический статус. Ориентировка всех видов была сохранена, настрой доброжелательный. Фактом госпитализации не тяготилась. Держалась свободно, но чувство дистанции выдерживала. Речь была несколько ускорена, нарушено звукопроизношение. Внимание неустойчивое, снижена концентрация. Фон настроения ровный. Общая осведомленность достаточная. Справлялась с заданиями на обобщение, исключение лишнего. С заданиями же по школьной программе выполняла избирательно. Отмечались трудности при выполнении заданий по математике, письмо с грубыми графомоторными нарушениями, ошибками. Смысл прочитанного понимала в неполном объеме. Мышление с элементами соскальзывания. Интеллект без олигофренического дефекта. С большим желанием рассказывала о своих увлечениях. Сообщала в беседе о том, что изобрела свой язык, написала книгу, создала свою математику. В книге описывалась выдуманная страна, ее религия, повелители — наземные, подземные, небесные. Главный — «Менисер» — святой отец. Рассказала о том, что «может разговаривать с инопланетянами, которые были в образе людей, они считают ее хранителем своих секретов». Считала себя особенной: «Я — необычная».

Динамика состояния в отделении. За время стационарного обследования и лечения в отделении адаптировалась с трудом, легко вступала в контакт с детьми и персоналом, но чувство дистанции не выдерживала, провоцировала конфликты и драки с мальчиками, нарушала режим отделения. При этом во время отпуска домой на выходные, мать отмечала положительные изменения в поведении, меньшую вспыльчивость, агрессивность. Была обследована: НЕВРОЛОГ — Признаков нервных болезней нет. ЛОГОПЕД — ОНР 3 уровня. Дисорфография. Нарушение чтения. Элементы дисграфии. Нарушение познавательной деятельности и эмоционально-волевой сферы. ПСИХОЛОГ — при патопсихологическом обследовании у обследуемой выявлено: умеренные нарушения эмоционально — волевой сферы приводящие к социальной дезадаптации. Мышление амотивационное, имеет место «соскальзывание», актуализация слабых латентных признаков, при достаточном уровне обобщения и отвлечения. Объем слухоречевого запоминания и отсроченного воспроизведения в норме. Внимание неустойчивое, истощаемо. Личностные особенности обследуемой обусловлены наличием в структуре его характера высоких значений гипертимности. ЭЭГ — отмечаются умеренные изменения биоэлектрической активности дизритмического типа в виде полиритмичной полиморфной активности. При ГПВ — усиление фоновой активности. Межполушар-ных различий и очаговости нет. Эпиактивность не проявилась. Была представлена на консультацию доцента кафедры психиатрии ОГМА к.м.н. Стаценко А.Н..

Диагноз. Шизотипическое расстройство личности. Синдром бредоподобных фантазий с эмоционально-волевыми нарушениями.

В лечении стала получать рисполепт по 0,001 два раза в день. Дополнительно пролечена кортексином, кавинтоном, пантокальцином, витаминами группы В. За время нахождения в отделении была представлена на МСЭ, присвоен статус ребенка-инвалида по психическому заболеванию. Была представлена на ВК, выдана справка на домашнее обучение.

Катамнез. Выписана из отделения под наблюдение участкового психиатра. После выписки на фоне приема рисполепта жаловалась на слабость, утомляемость, нарушение сна (подолгу не могла уснуть). В лечении добавлен феназепам к ночи, но заметного улучшения в состоянии не отмечали. Стала часто и подолгу болеть ОРВИ. Плохое общее самочувствие и снижение иммунитета мать связала с приемом рисполепта, в связи с чем, прием препарата самостоятельно прекратили через 10 месяцев с момента назначения. Субъективно состояние девочки улучшилось — нормализовался сон, сохранялись жалобы на повышенную утомляемость, сниженную концентрацию внимания.

В настоящее время по характеристике из школы — улучшилась успеваемость, в первую очередь в связи с переводом на индивидуальное обучение. При этом на занятиях часто жалуется на головные боли, боли в животе, плохое самочувствие, утомляемость. Часто не выполняет в срок или выполняет плохо поручения, т.к. тратит время зря, «перепрыгивает» с одного вида деятельности на другой. Отвергает любую критику, отказываеться признавать очевидные промахи. Наряду с повышенной общительностью, склонностью проявлять заботу о незнакомых людях, систематически конфликтует в классе, «вспыхивает» по незначительному поводу. Вяла, апатична во всех сферах школьной жизни, но живо и эмоционально реагирует на жизненные явления, кинофильмы, рассказы. Отмечается недостаточно развитая память, что требует многократных индивидуальных объяснений, багаж знаний по школьной программе недостаточен, при этом многое «берет» из документальных научных фильмов, интернета, энциклопедий.

Амбулаторно в лечении регулярно получает ноотропы, но сохраняются постоянные жалобы на утомляемость, головные боли, сонливость на уроках. Остается конфликтной, избирательной в общении.

Особенностью данного клинического случая является то, что постановка диагноза в течение довольно продолжительного времени была затруднена выступающими на первый план малоспецифичными интеллектуально-мнестическими и, присоединившимися позже, поведенческими нарушениями. Наличие у пациентки бредоподобных фантазий оставалось вне поля зрения, т.к. пациентка ими активно не делилась, а матерью они расценивались как появление детских игр, творчества. Увлеченность боевыми искусствами, «мальчишескими» видами спорта, видами деятельности, отказ от девичьей одежды рассматривались как причуда, неординарность личности. Традиционно назначаемое лечение антипсихотическим препаратом не вызвало сколько-нибудь значимой динамики в состоянии пациентки, а самостоятельная отмена лечения не привела к значительному его ухудшению. Учитывая особенности клинических проявлений, данные анамнеза, результаты проведенных обследований, а также отсутствие прогре-диентности позволили установить диагноз шизотипического расстройства личности, решить социальные вопросы.

FEATURES OF CLINIC SCHIZOTYPAL DISORDER IN CHILDREN: CLINICAL CASE Stepanova NA, Smachnaya LV, Dnieperovskaya IV

Abstract. Endogenous schizophrenia spectrum disorders usually begin at a young age, but can sometimes develop in childhood. Mental disorders in children almost never are completed, monolithic mental syndrome. They are rudimentary, volatile, sometimes limited to one or two obvious symptoms. Powered by clinical observation schizotypal disorder in a child 13 years, shows its specificity and approaches to treatment. Keywords. Schizotypal disorder, childhood.

Лечение шизотипического расстройства личности

По статистике лечение шизотипического расстройства требуется весьма ограниченному кругу лиц. Детальное изучение этого заболевания еще ведется, однако считается, что лечение шизотипических расстройств бывает необходимо лишь людям, наделенным определенным генотипом, поскольку современная медицинская наука единодушно признает генетическую природу данного недуга.

ЛЕЧЕНИЕ ШИЗОТИПИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА ДОСТУПНО В ФИЛИАЛАХ:

Лечение шизотипического расстройства в Приморском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Приморский район, ул. Репищева, 13

Лечение шизотипического расстройства в Петроградском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Петроградский район, ул. Ленина, 5

Лечение шизотипического расстройства в Красногвардейском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Красногвардейский район, Новочеркасский пр., д.33 корп.3

Лечение шизотипического расстройства во Всеволожске

Адрес: г. Всеволожск, Октябрьский пр-т, 96 А

Шизотипическое расстройство: определение и основные симптомы

Шизотипическое расстройство личности относится к группе аффективных расстройств — недугов, связанных с нарушениями внешних проявлений чувств и эмоций человека.

Симптоматика схожа с проявлениями шизофрении. Однако внешние проявления обычно носят периодический характер и выражаются не столь ярко. Это может быть:

  • паранойя или излишняя подозрительность;
  • расстройства, связанные с эмоциями. Безразличие, отрешенность, холодность;
  • нарушение социальной адаптации. Больному трудно устанавливать контакт с окружающими;
  • поведенческие расстройства. Неадекватная реакция, эксцентричное поведение;
  • навязчивые идеи;
  • алогичные убеждения;
  • иллюзии и галлюцинации;
  • деперсонализация;
  • дезориентация.

Диагностика шизотипического расстройства

Диагностика шизотипического расстройства личности осуществляется исключительно психиатром. Для этого доктор применяет следующие методы:

  • сбор и анализ данных. Данное заболевание развивается постепенно, исподволь, и лишь сбор полного анамнеза позволит понять всю картину происходящего, установить достоверный диагноз. Важную роль играют близкие пациента, которые могут предоставить необходимые данные;
  • инструментальные и лабораторные тесты. Целый ряд инструментов (нейрофизиологическая тест-система, нейротест, ЭЭГ и другие) помогают достоверно оценить степень болезненных изменений личности, отсечь другие диагнозы;
  • патопсихологические исследования. Позволяют объективно определить уровень когнитивных способностей пациента.

Лечение шизотипического расстройства личности

Для скорейшего выздоровления применяются следующие варианты лечения:

  • медикаментозное. Врач может выписать различные препараты, которые существенно снижают частоту проявления симптомов;
  • психотерапия. Это может быть когнитивно-поведенческая терапия, арт-терапия, тренинг социальных навыков, а также малораспространенные пока аппаратные технологии – «Фитнес для мозга», БОС-терапия.

При точно подобранных методиках и выполнении пациентом всех рекомендаций, существенные улучшения не заставят себя ждать: повысится качество жизни, улучшится социальная адаптация.

Наши преимущества

Сеть медицинских центров «Династия» – это оснащенные, современные клиники. От большинства медицинских учреждений в городе нас отличают:

  • собственный штат врачей. Более 40 высококлассных специалистов, которые специализируются на лечении душевных недугов;
  • право на использование любых медикаменты. Мы одно из немногих в городе частных медицинских учреждений, которое может выписывать рецепты на сильнодействующие и по-настоящему эффективные препараты;
  • собственный стационар, в котором созданы условия чтобы оперативно и результативно лечить шизотипическое расстройство личности;
  • абсолютная конфиденциальность. Возможность анонимного приема и гарантия сохранения врачебной тайны.

Приём ведут врачи:

Выберите филиал“Династия” на Новочеркасском пр-те, Красногвардейский район“Династия” на Ленина, Петроградский район“Династия” на Репищева, Приморский район“Династия” во ВсеволожскеВыездная служба


Стоимость лечения шизотипического расстройства:

Наименование услуг Цена в рублях
Санкт-ПетербургВсеволожск
Консультация психолога

от 2500

от 2500

Консультация психиатра

от 3500

от 3000

Консультация психотерапевта

от 3500

от 4000

Консультация сексолога

4500

4500

Консультация нарколога

от 3000

от 3500

Сеанс семейной психотерапии

от 3500

от 3500

Сеанс групповой психотерапии

1800

Заключение психиатра для справки

1000

1000

Психодиагностическое обследование (2 часа)

6000-7000

6000-7000

Тест Векслера

5000

Психотерапевтический консилиум

11000

11000

Психиатрическое освидетельствование перед сделкой

7000

7000

ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ СТАЦИОНАР
Стандарт (4-х местная)

5500

Стандарт+ (2-х местная)

7000

Полулюкс (2-х местная)

7800

Люкс (2-х местная)

8500

Премиум (1-местная)

10000

ЗАПИСЬ НА ЛЕЧЕНИЕ ШИЗОТИПИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА

Ваша заявка отправлена

Менеджер свяжется с вами для уточнения деталей

Мы ценим ваше обращение в наш медицинский центр «Династия»

Шизотипическое расстройство у детей: признаки, причины, лечение. Рассказывает психиатр | Клиника доктора Шурова

Многие серьезные расстройства психики начинают проявляться еще в детском и подростковом возрасте, но остаются незамеченными для родителей – симптомы списываются на возрастные особенности. Одно из них – шизотипическое расстройство личности. Главный детский психиатр и психотерапевт нашей клиники, кандидат медицинских наук Ирина Лабутьева рассказывает об особенностях и симптомах этого заболевания, его диагностике и методах лечения.

Что такое шизотипическое расстройство?

Это расстройство личности, психическое заболевание. Оно характеризуется аномалиями поведения и мышления, склонностью к изоляции и эксцентричному поведению, самоповреждению, навязчивым и даже параноидным идеям.

Признаки у детей и подростков

Шизотипическое расстройство диагностируется у детей уже с 7 лет.

Ключевые признаки

Ранний страх темноты и повышенное фантазирование. В детском возрасте шизотипическое расстройство часто проявляется ярко выраженным страхом темноты, ночным энурезом (даже в возрасте 7-10 лет), красочными фантазиями на тему подстерегающих в темноте монстров и сущностей.

Подробнее о детском энурезе мы писали здесь.

Источник: Яндекс-картинки

Источник: Яндекс-картинки

Склонность к самоизоляции и замкнутость. У ребенка явные проблемы с социальной адаптацией: он практически не общается со сверстниками, испытывает трудности при контактах со взрослыми. Обычно у таких детей или вовсе нет друзей, или есть всего 1-2 близких друга без дополнительных «приятелей». Ребенок также может вести себя апатично, с явной безучастностью к окружающим, эмоциональной холодностью.

Проблемы с концентрацией внимания. Этот симптом особенно хорошо виден по учебе – успеваемость низкая, ребенок рассеян, постоянно отвлекается от занятий, на уроках может просто сидеть и смотреть в окно.

Эксцентричное поведение и внешний вид. Ребенок или подросток ведет себя и выглядит «чудаковато», склонен к театральным, неадекватным поступкам. Его речь и поведение могут быть «вычурными», с использованием нетипичных для детского лексикона слов, странным построением слов и предложений, тягой к непонятным для окружающих метафорам.

Источник: Яндекс-картинки

Источник: Яндекс-картинки

Нездоровый акцент на увлечениях, сверхценность хобби. Ребенок тратит слишком много времени и внимания на свои хобби – например, полностью погружается в коллекционирование определенных предметов, просмотр любимых мультиков, компьютерные игры, изучение интересующих тем (например, космос, динозавры). При этом, в отличие от нормы, ребенок явно «зацикливается» на своих увлечениях в ущерб учебе, общению, здоровому сну, может вести себя раздражительно, грубо и неадекватно даже при недолгом отлучении от любимых занятий.

Из практики доктора:

У многих детей с шизотипическим расстройством мы отмечаем нездоровое чрезмерное увлечение просмотром анимэ, сетевыми играми и социальными сетями. Так дети пытаются компенсировать нарушения социальной адаптации, недостаток живого общения.

Резонерство и магическое мышление. Резонерство – одно из типичных нарушений мышления, при котором ребенок склонен к чрезмерному бесцельному философствованию, рассуждениям о смысле жизни и предназначении. Часто это совмещается с магическим мышлением – нездоровым интересом к суевериям, магии, мистическим сущностям. Со временем это переходит и во взрослую жизнь.

Подробнее о магическом мышлении мы писали здесь.

Болезненные навязчивости. Ребенок страдает от навязчивых мыслей, идей и моделей поведения. Например, много думает о микробах на окружающих предметах − постоянно моет руки (вплоть до повреждения кожи), просит не трогать руками его вещи и одежду, сам занимается стиркой. Такие симптомы схожи с проявлением обсессивно-компульсивного расстройства.

Подробнее о синдроме навязчивых мыслей и состояний мы писали здесь.

Или ребенок тяготеет к навязчивому счету – постоянно пересчитывает предметы, номерные знаки машин и т.д. У него могут проявляться и параноидные идеи – подозрительность, мысли о том, что его все обсуждают, хотят навредить или даже убить.

История из практики врача:

Одним из пациентов был мальчик, который выпрыгнул с 9 этажа и выжил. Он решил совершить самоубийство, потому что навязчиво хотел изучить загробный мир. В анамнезе также были гиперактивность, нарушение внимания, эмоциональная неустойчивость.

Склонность к самоповреждению, суицидальные намерения. Ребенок (чаще подросток) наносит себе порезы и царапины на тело, задумывается о самоубийстве. При этом, в отличие от пограничных расстройств, он не пытается таким образом уйти от душевной боли, повреждает себя из навязчивого интереса к процессу и к теме смерти.

Подробнее о самоповреждении у подростков мы писали здесь.

Источник: Яндекс-картинки

Источник: Яндекс-картинки

Соскальзывание на латентные признаки. Это одно из нарушений мышления – мысли и речь ребенка не структурированы, он без какой-либо логики переходит с одной мысли на другую, может находить странные связи между крайне отдаленными предметами.

Пример из практики врача:

Во время диагностики мы просим ребенка сравнить несравнимые вещи и найти между ними взаимосвязь. И дети с шизотипическим расстройством всегда удивляют. Например, в паре «карандаш и ботинок» они находят связь – оба предмета оставляют след. В паре «петух и стакан» − оба предмета могут издавать звук.

Деперсонализация и дереализация. Ребенку утрачивает ощущение собственного «я», видит и воспринимает себя как бы «со стороны», а окружающая действительность кажется ему нереальной. Это часто сопровождается эффектами дежавю (уже увиденного) или чувством «никогда не виденного» у знакомых предметов и явлений.

Преходящие психотические эпизоды. У ребенка могут проявляться галлюцинации, «голоса в голове» − но крайне редко и непродолжительное время, максимум 2 часа.

Источник: Яндекс-картинки

Источник: Яндекс-картинки

Шизотипическое расстройство − это шизофрения?

Шизотипическое расстройство часто путают с шизофренией и синдромом Аспергера (нарушением психического развития) из-за схожести симптомов.

Но это не одно и то же. Основное отличие шизотипического расстройства от шизофрении – в недостаточности и слабости симптомов. Например, при первом психотические эпизоды проявляются крайне редко и недолго, а при втором они преследуют ребенка большую часть времени. При шизотипическом расстройстве также нет выраженного бреда.

Но, тем не менее, шизотипическое расстройство без лечения может со временем перерасти в полноценную шизофрению.

В СССР шизотипическое расстройство называли «вялотекущей шизофренией» − очень легкой формой этого заболевания с медленным течением и развитием, неполнотой симптомов.

Причины шизотипического расстройства

Их сразу несколько.

Основные причины:

Перинатальные патологии. Внутриутробная гипоксия и инфекции, родовые травмы, кесарево сечение, слишком быстрые роды. Эти факторы могут мешать формированию органического фона мозга, вызывать неврологические нарушения, которые в будущем могут запустить развитие расстройства.

Наследственность. Риск шизотипического расстройства увеличивается, если у одного из родителей была шизофрения или само расстройство.

История из практики доктора:

К нам на обследование поступил мальчик 10 лет. У него резко упала успеваемость, не ладились отношения с одноклассниками. Он постоянно рисовал изображения на тему смерти, увлекался анимэ. В ходе обследования нашли нарушения мышления по шизотипическому типу. Также выяснилось, что его мама больна шизофренией. Но после лечения мальчик полностью адаптировался, сейчас хорошо учится и общается со сверстниками.

Дополнительные факторы развития расстройства:

Деструктивное воспитание. Родители не проявляют к ребенку тепла и заботы, используют физические наказания, ведут себя холодно и безучастно. У ребенка возрастает психоэмоциональное напряжение, что подталкивает дебют и развитие расстройства.

Подробнее о деструктивных методах воспитания мы писали здесь.

Источник: Яндекс-картинки

Источник: Яндекс-картинки

Социальные проблемы. Заболевание также может дебютировать на фоне школьной травли, неразделенной любви, болезненного разрыва отношений, смерти близких людей и других тяжелых стресс-факторов.

Как проходит диагностика?

Проводить обследование и ставить диагноз может только детский психиатр – поэтому при наличии симптомов нужно идти именно к нему, а не к школьному психологу.

Родители и ребенок проходят 3 этапа диагностики:

Сбор анамнеза. Врач узнаёт, как протекали роды, раннее речевое и психическое развитие, социальная адаптация в детском саду и школе, построение отношений со сверстниками и учителями, старшими родственниками, какая у ребенка успеваемость и адаптация к учебным нагрузкам.

Беседа с пациентом. Врач общается напрямую с ребенком или подростком, выявляет его жалобы, фон настроения, состояние сна, аппетита.

Патопсихологическое обследование. Его проводит психолог по назначению психиатра. Это специальное тестирование с опросниками на выявление специфических нарушений мышления и поведения.

Методы лечения

К сожалению, шизотипическое расстройство не излечивается полностью. Но своевременная терапия не позволяет ему перетечь в шизофрению и помогает достичь стойкой компенсации состояния – ремиссии – с восстановлением здоровых мыслительно-поведенческих и социальных функций.

Ключевые методы лечения:

Медикаментозная терапия

Так как симптомы схожи с шизофренией, расстройство лечится схожими группами препаратов:

Нейролептики – воздействуют на уровень дофамина и устраняют психотические нарушения (галлюцинации, навязчивые состояния и бредовые мысли).

Подробнее о том, как работают нейролептики, мы писали здесь.

Корректоры настроения – устраняют апатию, депрессивные эпизоды, резкие перепады и нарушения эмоционального фона.

Подробнее о том, как работают антидепрессанты, мы писали здесь.

Ноотропы – помогают восстановить здоровую концентрацию внимания, мышление, память, речевые функции, улучшают сопротивляемость мозга стресс-факторам.

Подробнее о том, как работают ноотропы, мы писали здесь.

Психотерапия

Наиболее эффективна при данном расстройстве когнитивно-поведенческая терапия, так как у больного страдает эмоционально-волевая сфера, распознавание и осознание собственных чувств. Под руководством психотерапевта ребенок ведет дневник самонаблюдения, записывает в него свои мысли и эмоционально-поведенческие реакции, учится понимать и контролировать их.

Источник: Яндекс-картинки

Источник: Яндекс-картинки

Подробнее о когнитивно-поведенческой терапии мы писали здесь.

Психотерапия также помогает ему бороться с навязчивыми и деструктивными моделями мышления/поведения – например, со склонностью к самоповреждению.

Другие статьи по теме:

Как распознать детскую шизофрению? Рассказывает психиатр

Когда ребенку нужен детский психиатр? Топ-3 ошибки родителей с «трудными» детьми. Рассказывает врач

Если статья была вам полезна, ставьте лайк и подписывайтесь.

Также очень ждем от вас комментарии и обратную связь, ведь вся наша работа построена на обратной связи, и мы пишем статьи по вашим запросам. Задавайте вопросы и высказывайте мнение, это важно для нас!

Смотрите другие экспертные ролики от нас на ютубе.

И будьте здоровы!

Ваши Василий и Екатерина Шуровы

симптомы, причины, лечение, профилактика, осложнения

Природа заболевания может быть отличной. Связи с этим выделяют несколько причин развития расстройства личности шизоидного типа.  

  • аутоиммунные отклонения, травмирование, инфицирование и другое поражение отдельных элементов центральной нервной системы как во внутриутробном, так и в послеродовом периоде
  • неправильное воспитание, полное отсутствие воспитательного процесса, изменение характера из-за длительного наблюдения негативного примера поведения,
  • наследственность и иные генетические предпосылки.

Расстройства личности могут быть вызваны и чрезмерным развитием детского характера. Например, детская боязнь в подростковом периоде может вылиться в фобии, мании и поведение избегания.

Наиболее характерные черты поведения у ребёнка с шизотипическим расстройством личности:

  • отказывается участвовать в коллективных занятиях,
  • необходимость этого вызывает у него эмоциональные стрессы,
  • предпочитает проводить время в одиночестве,
  • не оказывает сопереживания к другим людям,
  • всегда холоден с посторонними и даже близкими людьми. 

Диагностика шизотипического личности у ребёнка

Для постановки детского диагноза у маленького пациента необходимо:

  • длительное наблюдение за поведением ребёнка (не менее полугода),
  • проведение тестов Векслера и Шульте,
  • психологические беседы с наблюдаемым,
  • магнитно-резонансная томогрфаия спинного и головного мозга,
  • электроэнцефаллограмма.

Шизотипическое расстройство личности подразумевает уже сложности с социализацией и адаптацией ребёнка в любом коллективе, даже семейном.

Кроме этого, причины возникновения патологии, окружающая обстановка и отсутствие лечения могут вызвать иные печальные последствия вплоть до самоубийства.

Что можете сделать вы

Родители должны следить за детским поведеним. Выявление одного или нескольких признаков должно стать причиной обращения к психологу и далее к психиатру.

Для восстановления детской психики могут помочь специальное медикаментозное лечение и психотерапия. Родители со своей стороны могут:

  • консультироваться у специалиста по поводу правильного контакта с ребёнком,
  • решить свои личные и семейные психические проблемы,
  • при необходимости изменить своё поведение и манеру общения с людьми.

При органической или наследственной психопатии необходимо регулярно проходить курсы фармакотерапии и психотерапии во избежание обострения расстройства.

Вне зависимости от типа шизотипического расстройства важно:

  • в полной мере выполнять все назначения врача,
  • не останавливаться на половине трудного пути лечения,
  • не патакать детским и своим страхам и капризам.

Что делает врач

В первую очередь специалист должен поставить диагноз. В случае травматического расстройства постановка диагноза ставится сразу после специальных исследований. При других видах отклонения необходимо длительное наблюдение за ребёнком.

Только после точного диагностирования возможно проведение лечения. Оно может включать в себя:

  • лекарсвтенное или психотерапевтическое устранение причины болезни,
  • консультации с психотерапевтом и психологом для востановления детского поведения,
  • психотерапия различных видов (общение с дельфинами, лошадьми и другими животными, арттерапия и многое другое).

Профилактические меры по предотвращению шизотипического расстройства личности столь же обширны, как и причины его возникновения.

В случае генного типа расстройства необходимо:

  • до беременности посетить генетика и выявить риск возможной патологии у планируемого ребёнка,
  • решить вопрос о беременности,
  • заранее начать подготовку к появлению малыша с психическим расстройством.

Для предотвращения травматического или инфекционного расстройства личности важно:

  • минимизировать риски детского травмирования,
  • регулярно посещать врачей,
  • своевременно выявлять и лечить инфекционные заболевания,
  • проводить вакцинацию.

Для психопатии, связанной со становлением детского характера родители должны:

  • создать благоприятную эмоциональную обстановку в доме,
  • подавать пример общения с близкими и посторонними людьми,
  • до рождения малыша пообщаться с семейным психологом,
  • в случае конфликтов и иных проблем в общении с малышом не стесняться обращаться к специалисту.

Вооружайтесь знаниями и читайте полезную информативную статью о заболевании шизотипическое расстройство личности у детей. Ведь быть родителями – значит, изучать всё то, что поможет сохранять градус здоровья в семье на отметке «36,6».

Узнайте, что может вызвать недуг , как его своевременно распознать. Найдите информацию о том, каковы признаки, по которым можно определить недомогание. И какие анализы помогут выявить болезнь и поставить верный диагноз.

В статье вы прочтёте всё о методах лечения такого заболевания, как шизотипическое расстройство личности у детей. Уточните, какой должна быть эффективная первая помощь. Чем лечить: выбрать лекарственные препараты или народные методы?

Также вы узнаете, чем может быть опасно несвоевременное лечение недуга шизотипическое расстройство личности у детей, и почему так важно избежать последствий. Всё о том, как предупредить шизотипическое расстройство личности у детей и не допустить осложнений.

А заботливые родители найдут на страницах сервиса полную информацию о симптомах заболевания шизотипическое расстройство личности у детей. Чем отличаются признаки болезни у детей в 1,2 и 3 года от проявлений недуга у деток в 4, 5, 6 и 7 лет? Как лучше лечить заболевание шизотипическое расстройство личности у детей?

Берегите здоровье близких и будьте в тонусе!

«Решил оторвать ей руки». Жизнь психолога с шизотипическим расстройством

https://ria.ru/20191022/1560037489.html

«Решил оторвать ей руки». Жизнь психолога с шизотипическим расстройством

«Решил оторвать ей руки». Жизнь психолога с шизотипическим расстройством — РИА Новости, 22.10.2019

«Решил оторвать ей руки». Жизнь психолога с шизотипическим расстройством

Однажды IT-специалист Виталий Лобанов с Дальнего Востока понял: ему невероятно трудно встать с кровати. Почти полгода он выходил из дома, только чтобы купить… РИА Новости, 22.10.2019

2019-10-22T08:00

2019-10-22T08:00

2019-10-22T15:49

общество

психиатрия

психологическая помощь

уссурийск

владивосток

москва

здоровье

дальний восток

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155995/58/1559955899_0:370:960:910_1920x0_80_0_0_07c63a57abc685a432426b6354ed5959.jpg

МОСКВА, 22 окт — РИА Новости, Мария Семенова. Однажды IT-специалист Виталий Лобанов с Дальнего Востока понял: ему невероятно трудно встать с кровати. Почти полгода он выходил из дома, только чтобы купить продукты в ближайшем магазине. Через некоторое время Виталий заметил: он разучился читать. Но испугался не надвигающегося сумасшествия, а того, что больше никогда не сможет работать. После чего было несколько госпитализаций в психбольницу — там Лобанов познакомился с клиническим психологом Кристиной, которая недавно стала его женой. Виталий сменил профессию и сейчас занимается частной медицинской практикой. О своей необычной судьбе он подробно рассказал РИА Новости. ДетствоТеперь я понимаю, что странности были с детства: нравилось часами сидеть и ковырять стенку. Я довольно рано научился писать и оставлял родителям записки с просьбой наказать меня — хотел, чтобы побили. Был неуравновешенным, нападал на других детей, причем из-за пустяков, которые не могли служить объективным поводом для драки. В четыре года, когда ко мне подошел мальчик и спросил, как дела, я сильно ударил его по лицу камнем. Родители реагировали на агрессию агрессией. Только один раз отвели к специалисту — после случая с младшей сестрой. Мне тогда было 13, мы играли, а потом я решил оторвать ей руки — к счастью, не получилось. В 14 лет случилась моя самая серьезная суицидальная попытка, еще две я предпринимал до этого: они были по-детски наивные, родители ничего не узнали. А затем внешняя агрессия сменилась на внутреннюю — я стал стучаться головой о стену. У меня нет ни одного воспоминания о том, чтобы отец с матерью применяли ко мне насилие в большей мере, чем было принято в тот период в отношении детей. Несколько раз было очень страшно: отец кидал меня из одной стороны в другую. Но это никогда не приводило к травмам — по крайней мере, я такого не помню. Периодически он брал ремень, впрочем, так было у всех.А вот вербальное насилие было. Отец агрессивно обвинял меня в гомосексуальности, хотя я никогда не идентифицировал себя как гея, не испытывал влечения к мужчинам. Однако ему была близка блатная романтика и криминальная культура, он не видел разницы между недостатком мужественности и гомосексуальностью. Для него все это сплелось в один клубок. Не каждый ребенок может выполнить упражнения на турнике, и в целом это нормально. Я был физически слабым, а родитель считал это проявлением нетрадиционной сексуальной ориентации. БолезньПосле школы я окончил Дальневосточный государственный технический университет, еще на четвертом курсе трудоустроился. В 2015-м мне было 30, я работал в зарубежной IT-компании, но она ушла с российского рынка, и меня уволили. Оставшись без работы, я сильно дезадаптировался: редко выходил из дома, а если и выбирался, то не дальше магазина. И даже по квартире старался не перемещаться — было слишком тяжело. Хотя еще за полгода до этого вел весьма активный образ жизни. Однажды мне позвонил отец. У меня были перед ним финансовые обязательства: я взял кредит на автомобиль, который купили для него, но оформили на меня. Я подумал, он хочет узнать, как у меня с работой и когда я начну выплачивать долг. Он по голосу понял, что со мной что-то не так и приехал со знакомым врачом-неврологом.Тот выписал препараты с седативным эффектом: примерно месяц я почти круглосуточно спал. Способность читать и писать постепенно вернулась. А невролог отправил меня к психиатру.КристинаАмбулаторное лечение не помогало, и я добровольно госпитализировался в психиатрическую больницу. Там познакомился с Кристиной — клиническим психологом. Поначалу у меня не возникло никаких романтических чувств, только глубокое уважение: нашелся хоть один человек, реально разбирающийся в том, что делает. Раньше, когда я пытался говорить с врачами о Юнге, Фрейде и прочих отцах-основателях, слышал лишь невнятное мычание. Сейчас я понимаю, что ни Фрейд, ни Юнг не вписываются в современные каноны доказательной медицины, однако ни один из врачей не сказал мне об этом.Мы с Кристиной пересекались на территории больницы, общались. Была договоренность, что у нас не будет романа: зачем портить доверительные отношения такой тривиальностью? Однажды я предложил ей сходить в поход на сопку, в 200 километрах от Владивостока. Уговорил моего психиатра меня отпустить — иначе я бы просто сбежал из больницы. В то время у меня была схема лечения, которая сегодня, с учетом моих знаний, кажется мне совершенно недопустимой. В пути, когда мы спускались с сопки, меня накрыло побочными эффектами. Были странные ощущения: казалось, что тело меняло форму, я пытался встать на ноги, а они уплывали, меня трясло и тошнило. Теперь я понимаю: это состояние подходит под клиническую картину серотонинового синдрома. В общем, у меня большие вопросы к моему бывшему психиатру.Кристина сумела сориентироваться и привести меня в чувство, чтобы мы дошли до электрички. Я стал уважать ее еще больше. А романтические отношения начались позже. После моей выписки мы продолжили общаться — как-то закрутилось. Момента, когда что-то «щелкнуло», не было, все происходило плавно. ЛечениеКогда в феврале 2016-го я выписался из больницы, у меня оставалась небольшая сумма денег и были четкие планы на суицид, как только средства закончатся. Я не хотел возвращаться в родительскую квартиру. Мы с Кристиной решили, что я попытаюсь госпитализироваться второй раз. Больница нужна была как крыша над головой — место, где безопасно. До этого я три недели занимался самолечением, выбор был очень простой: либо я любыми методами возвращаю работоспособность, либо суицид. Мне в тот момент было не до мыслей о том, насколько это скользкая дорожка. Я читал много литературы и нашел антидепрессант, который мне помогал. Перед госпитализацией рассказал врачу, что принимаю определенные таблетки, хотел бы дальше их использовать и готов покупать за свой счет. Он выслушал, покивал, и на следующий день я получил усиленную дозу антипсихотиков (препараты из совсем другой группы) — видимо, чтобы не выделывался. До сих пор думаю: если бы я закончил курс того антидепрессанта, этим можно было бы ограничить лечение. После больницы Кристина сняла для нас квартиру в Уссурийске, там я продолжил свои (точнее, наши — она очень активно участвовала) эксперименты с препаратами. Сейчас у меня есть эффективная схема терапии.РасколПосле второй выписки из больницы я некоторое время думал, что у меня диссоциативное расстройство идентичности — то, что в народе называют множественной личностью. Теперь же понимаю, что это была диссоциация (не то же самое, что расстройство идентичности). Психика, защищаясь от чего-то травматического, грубо говоря, распадается на части. В той или иной степени это знакомо всем. Диссоциация здорового человека выглядит так: я знаю, что я Вася, но сейчас ощущаю события жизни так, будто это происходит с кем-то другим. А при диссоциативном расстройстве Вася думает, что он Ирина, и совершенно не помнит, кем был когда-то.Я, конечно, диссоциативен больше, чем обычные люди. Однажды я «раскололся»: чувствовал, что во мне живут несколько личностей одновременно. Не могу описать в терминах, понятных здоровым, как это — ощущать себя толпой людей. Любой человек знает, что такое внутренний диалог, — а у меня их было одновременно четыре.РаботаПосле всего того, что со мной произошло, я понял, что не готов больше работать в IT. Хотел стать психиатром, однако оказалось, что «зайти» в эту профессию очень сложно. И тогда я решил учиться на психолога. В августе 2016-го формально у меня еще не было образования, но уже появился первый клиент. Он знал, что у меня нет диплома, и пришел за интерпретацией психологических тестов, каких-то рисунков — для него это было развлечением. Мой нынешний уровень знаний говорит, что это не валидно и ненадежно: сами методики содержат фундаментальные ошибки. А тогда я об этом не догадывался и честно пытался интерпретировать эти тесты.Позже я прошел профессиональную переподготовку в Новосибирском институте клинической психологии, получил сертификат об участии в Master Psychopharmacology Program, которым искренне горжусь.На сегодняшний день работа психолога — мой основной источник дохода. У жены Кристины тоже частная практика, только я занимаюсь консультациями, а она специализируется на диагностике.Я не воспринимаю диагноз ни как недостаток, ни как преимущество, просто один из фактов моей анкеты: рост — 183, вес — 90, диагноз — шизотипическое расстройство. Мой опыт помогает лучше понимать переживания клиентов. Когда читаю специализированную литературу и вижу описание неких состояний, для меня это не просто слова из книги. Например, я знаю, что такое бред преследования, изнутри.На первых порах моими клиентами были в основном глубоко дезадаптированные люди. Парадоксальным образом по мере того, как я развивался, повышалась социальная адаптация, ко мне стали приходить с проблемами, более понятными обычному человеку. Если изначально один из запросов был «Я умею останавливать время», то сейчас это проблемы на работе и в семье. Конечно, я не могу лечить психиатрические болезни, но кто сказал, что таким людям не нужна психологическая помощь?

https://ria.ru/20180519/1520854014.html

https://ria.ru/20190805/1557108398.html

https://ria.ru/20190304/1551486258.html

уссурийск

владивосток

москва

дальний восток

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155995/58/1559955899_0:280:960:1000_1920x0_80_0_0_291bac17d05271cddedbdd5b108cbcb0.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, психиатрия, психологическая помощь, уссурийск, владивосток, москва, здоровье, дальний восток, психология, психика, шизофрения

МОСКВА, 22 окт — РИА Новости, Мария Семенова. Однажды IT-специалист Виталий Лобанов с Дальнего Востока понял: ему невероятно трудно встать с кровати. Почти полгода он выходил из дома, только чтобы купить продукты в ближайшем магазине. Через некоторое время Виталий заметил: он разучился читать. Но испугался не надвигающегося сумасшествия, а того, что больше никогда не сможет работать. После чего было несколько госпитализаций в психбольницу — там Лобанов познакомился с клиническим психологом Кристиной, которая недавно стала его женой. Виталий сменил профессию и сейчас занимается частной медицинской практикой. О своей необычной судьбе он подробно рассказал РИА Новости.

Детство

Теперь я понимаю, что странности были с детства: нравилось часами сидеть и ковырять стенку. Я довольно рано научился писать и оставлял родителям записки с просьбой наказать меня — хотел, чтобы побили. Был неуравновешенным, нападал на других детей, причем из-за пустяков, которые не могли служить объективным поводом для драки. В четыре года, когда ко мне подошел мальчик и спросил, как дела, я сильно ударил его по лицу камнем. Родители реагировали на агрессию агрессией. Только один раз отвели к специалисту — после случая с младшей сестрой. Мне тогда было 13, мы играли, а потом я решил оторвать ей руки — к счастью, не получилось.

В 14 лет случилась моя самая серьезная суицидальная попытка, еще две я предпринимал до этого: они были по-детски наивные, родители ничего не узнали. А затем внешняя агрессия сменилась на внутреннюю — я стал стучаться головой о стену.

У меня нет ни одного воспоминания о том, чтобы отец с матерью применяли ко мне насилие в большей мере, чем было принято в тот период в отношении детей. Несколько раз было очень страшно: отец кидал меня из одной стороны в другую. Но это никогда не приводило к травмам — по крайней мере, я такого не помню. Периодически он брал ремень, впрочем, так было у всех.

А вот вербальное насилие было. Отец агрессивно обвинял меня в гомосексуальности, хотя я никогда не идентифицировал себя как гея, не испытывал влечения к мужчинам. Однако ему была близка блатная романтика и криминальная культура, он не видел разницы между недостатком мужественности и гомосексуальностью. Для него все это сплелось в один клубок. Не каждый ребенок может выполнить упражнения на турнике, и в целом это нормально. Я был физически слабым, а родитель считал это проявлением нетрадиционной сексуальной ориентации.

Болезнь

После школы я окончил Дальневосточный государственный технический университет, еще на четвертом курсе трудоустроился. В 2015-м мне было 30, я работал в зарубежной IT-компании, но она ушла с российского рынка, и меня уволили. Оставшись без работы, я сильно дезадаптировался: редко выходил из дома, а если и выбирался, то не дальше магазина. И даже по квартире старался не перемещаться — было слишком тяжело. Хотя еще за полгода до этого вел весьма активный образ жизни.

Я разучился читать — это было страшно. Но, тем не менее, не возникало ощущения сумасшествия — боялся только, что никогда не найду работу, ведь знания устаревают, а новые получить проблематично. У меня к тому моменту уже развилось субъективное ощущение отупения, к чему добавилась еще и неспособность прочесть надпись. Как при этом работать?

Однажды мне позвонил отец. У меня были перед ним финансовые обязательства: я взял кредит на автомобиль, который купили для него, но оформили на меня. Я подумал, он хочет узнать, как у меня с работой и когда я начну выплачивать долг. Он по голосу понял, что со мной что-то не так и приехал со знакомым врачом-неврологом.

19 мая 2018, 08:00

«Страшно выйти из квартиры». Как живут люди с паническими атаками

Тот выписал препараты с седативным эффектом: примерно месяц я почти круглосуточно спал. Способность читать и писать постепенно вернулась. А невролог отправил меня к психиатру.

Кристина

Амбулаторное лечение не помогало, и я добровольно госпитализировался в психиатрическую больницу. Там познакомился с Кристиной — клиническим психологом. Поначалу у меня не возникло никаких романтических чувств, только глубокое уважение: нашелся хоть один человек, реально разбирающийся в том, что делает. Раньше, когда я пытался говорить с врачами о Юнге, Фрейде и прочих отцах-основателях, слышал лишь невнятное мычание. Сейчас я понимаю, что ни Фрейд, ни Юнг не вписываются в современные каноны доказательной медицины, однако ни один из врачей не сказал мне об этом.

Мы с Кристиной пересекались на территории больницы, общались. Была договоренность, что у нас не будет романа: зачем портить доверительные отношения такой тривиальностью? Однажды я предложил ей сходить в поход на сопку, в 200 километрах от Владивостока. Уговорил моего психиатра меня отпустить — иначе я бы просто сбежал из больницы. В то время у меня была схема лечения, которая сегодня, с учетом моих знаний, кажется мне совершенно недопустимой. В пути, когда мы спускались с сопки, меня накрыло побочными эффектами. Были странные ощущения: казалось, что тело меняло форму, я пытался встать на ноги, а они уплывали, меня трясло и тошнило.

Теперь я понимаю: это состояние подходит под клиническую картину серотонинового синдрома. В общем, у меня большие вопросы к моему бывшему психиатру.

Кристина сумела сориентироваться и привести меня в чувство, чтобы мы дошли до электрички. Я стал уважать ее еще больше. А романтические отношения начались позже. После моей выписки мы продолжили общаться — как-то закрутилось. Момента, когда что-то «щелкнуло», не было, все происходило плавно.

Лечение

Когда в феврале 2016-го я выписался из больницы, у меня оставалась небольшая сумма денег и были четкие планы на суицид, как только средства закончатся. Я не хотел возвращаться в родительскую квартиру. Мы с Кристиной решили, что я попытаюсь госпитализироваться второй раз. Больница нужна была как крыша над головой — место, где безопасно. До этого я три недели занимался самолечением, выбор был очень простой: либо я любыми методами возвращаю работоспособность, либо суицид. Мне в тот момент было не до мыслей о том, насколько это скользкая дорожка. Я читал много литературы и нашел антидепрессант, который мне помогал. Перед госпитализацией рассказал врачу, что принимаю определенные таблетки, хотел бы дальше их использовать и готов покупать за свой счет. Он выслушал, покивал, и на следующий день я получил усиленную дозу антипсихотиков (препараты из совсем другой группы) — видимо, чтобы не выделывался. До сих пор думаю: если бы я закончил курс того антидепрессанта, этим можно было бы ограничить лечение.

5 августа 2019, 08:00Специальный репортаж»Становится страшно!» Как тысячи россиян уходят лечиться в интернет

После больницы Кристина сняла для нас квартиру в Уссурийске, там я продолжил свои (точнее, наши — она очень активно участвовала) эксперименты с препаратами. Сейчас у меня есть эффективная схема терапии.

Я никого не призываю к самолечению, это достаточно опасно, может стоить не только здоровья, но и жизни. Лучшая стратегия при психическом заболевании — обратиться к квалифицированному врачу-психиатру или психотерапевту. Мне повезло, но все могло закончиться гораздо печальнее, подобные случаи известны в пациентском сообществе.

Раскол

После второй выписки из больницы я некоторое время думал, что у меня диссоциативное расстройство идентичности — то, что в народе называют множественной личностью.

Теперь же понимаю, что это была диссоциация (не то же самое, что расстройство идентичности). Психика, защищаясь от чего-то травматического, грубо говоря, распадается на части. В той или иной степени это знакомо всем. Диссоциация здорового человека выглядит так: я знаю, что я Вася, но сейчас ощущаю события жизни так, будто это происходит с кем-то другим. А при диссоциативном расстройстве Вася думает, что он Ирина, и совершенно не помнит, кем был когда-то.

4 марта 2019, 08:00

«Здесь психиатр — Бог». Как суды признают людей невменяемыми

Я, конечно, диссоциативен больше, чем обычные люди. Однажды я «раскололся»: чувствовал, что во мне живут несколько личностей одновременно. Не могу описать в терминах, понятных здоровым, как это — ощущать себя толпой людей. Любой человек знает, что такое внутренний диалог, — а у меня их было одновременно четыре.

Работа

После всего того, что со мной произошло, я понял, что не готов больше работать в IT. Хотел стать психиатром, однако оказалось, что «зайти» в эту профессию очень сложно. И тогда я решил учиться на психолога. В августе 2016-го формально у меня еще не было образования, но уже появился первый клиент. Он знал, что у меня нет диплома, и пришел за интерпретацией психологических тестов, каких-то рисунков — для него это было развлечением. Мой нынешний уровень знаний говорит, что это не валидно и ненадежно: сами методики содержат фундаментальные ошибки. А тогда я об этом не догадывался и честно пытался интерпретировать эти тесты.

Позже я прошел профессиональную переподготовку в Новосибирском институте клинической психологии, получил сертификат об участии в Master Psychopharmacology Program, которым искренне горжусь.

На сегодняшний день работа психолога — мой основной источник дохода. У жены Кристины тоже частная практика, только я занимаюсь консультациями, а она специализируется на диагностике.

Я не воспринимаю диагноз ни как недостаток, ни как преимущество, просто один из фактов моей анкеты: рост — 183, вес — 90, диагноз — шизотипическое расстройство. Мой опыт помогает лучше понимать переживания клиентов. Когда читаю специализированную литературу и вижу описание неких состояний, для меня это не просто слова из книги. Например, я знаю, что такое бред преследования, изнутри.

На первых порах моими клиентами были в основном глубоко дезадаптированные люди. Парадоксальным образом по мере того, как я развивался, повышалась социальная адаптация, ко мне стали приходить с проблемами, более понятными обычному человеку. Если изначально один из запросов был «Я умею останавливать время», то сейчас это проблемы на работе и в семье. Конечно, я не могу лечить психиатрические болезни, но кто сказал, что таким людям не нужна психологическая помощь?

Шизотипическое расстройство личности — Симптомы и причины

Обзор

Людей с шизотипическим расстройством личности часто описывают как странных или эксцентричных и обычно у них мало близких отношений, если они вообще есть. Обычно они не понимают, как формируются отношения или как их поведение влияет на других. Они также могут неверно истолковывать мотивацию и поведение других и испытывать значительное недоверие к другим.

Эти проблемы могут приводить к серьезной тревоге и склонности избегать социальных ситуаций, поскольку человек с шизотипическим расстройством личности имеет тенденцию придерживаться особых убеждений и может испытывать трудности с адекватной реакцией на социальные сигналы.

Шизотипическое расстройство личности обычно диагностируется в раннем взрослом возрасте и может сохраняться на протяжении всей жизни, хотя лечение, например медикаменты и терапия, может улучшить симптомы.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Симптомы

Шизотипическое расстройство личности обычно включает пять или более из следующих признаков и симптомов:

  • Одиночество и отсутствие близких друзей вне семьи
  • Плохие эмоции или ограниченные или несоответствующие эмоциональные реакции
  • Устойчивая и чрезмерная социальная тревожность
  • Неправильная интерпретация событий, например ощущение, что что-то действительно безвредное или безобидное имеет прямое личное значение
  • Необычное, эксцентричное или необычное мышление, убеждения или манеры
  • Подозрительные или параноидальные мысли и постоянные сомнения в верности окружающих
  • Вера в особые силы, такие как ментальная телепатия или суеверия
  • Необычные ощущения, например ощущение присутствия отсутствующего человека или иллюзии
  • Особым образом одеваться, например выглядеть неопрятно или носить необычно подобранную одежду
  • Своеобразный стиль речи, например нечеткая или необычная речь или странная бессвязная речь во время разговора

Признаки и симптомы шизотипического расстройства личности, такие как повышенный интерес к уединенной деятельности или высокий уровень социальной тревожности, могут наблюдаться в подростковом возрасте.Ребенок может плохо учиться в школе или выглядеть социально не в ногу со сверстниками, что может привести к насмешкам или издевательствам.

Шизотипическое расстройство личности в сравнении с шизофренией

Шизотипическое расстройство личности можно легко спутать с шизофренией, тяжелым психическим заболеванием, при котором люди теряют контакт с реальностью (психоз). Хотя люди с шизотипическим расстройством личности могут испытывать краткие психотические эпизоды с бредом или галлюцинациями, эти эпизоды не такие частые, продолжительные или интенсивные, как при шизофрении.

Еще одно ключевое отличие состоит в том, что люди с шизотипическим расстройством личности обычно могут осознавать разницу между их искаженными идеями и реальностью. Больные шизофренией обычно не могут избавиться от своих заблуждений.

Несмотря на различия, люди с шизотипическим расстройством личности могут получить пользу от лечения, аналогичного лечению шизофрении. Шизотипическое расстройство личности иногда считается одним из спектров шизофрении, при этом шизотипическое расстройство личности считается менее тяжелым.

Когда обращаться к врачу

Люди с шизотипическим расстройством личности обычно обращаются за помощью только по настоянию друзей или членов семьи. Или люди с шизотипическим расстройством личности могут обратиться за помощью для решения другой проблемы, например депрессии. Если вы подозреваете, что у друга или члена семьи может быть это расстройство, вы можете мягко посоветовать этому человеку обратиться за медицинской помощью, начиная с лечащего врача или специалиста по психическому здоровью.

Если вам нужна срочная помощь

Если вы обеспокоены тем, что можете причинить вред себе или кому-либо еще, немедленно обратитесь в отделение неотложной помощи или позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи. Или позвоните на горячую линию для самоубийц. В США позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255) или воспользуйтесь веб-чатом по адресу suicidepreventionlifeline.org/chat.

Причины

Личность — это сочетание мыслей, эмоций и поведения, которое делает вас уникальным.Это то, как вы смотрите, понимаете и относитесь к внешнему миру, а также то, как вы видите себя. Личность формируется в детстве в результате взаимодействия унаследованных тенденций и факторов окружающей среды.

При нормальном развитии дети со временем учатся надлежащим образом взаимодействовать с другими, интерпретировать социальные сигналы и адекватно и гибко реагировать на социальные ситуации. Что именно идет не так с человеком с шизотипическим расстройством личности, доподлинно неизвестно, но вполне вероятно, что изменения в способе работы мозга, генетике, влиянии окружающей среды и усвоенном поведении могут сыграть свою роль.

Факторы риска

Ваш риск шизотипического расстройства личности может быть выше, если у вас есть родственник, страдающий шизофренией или другим психотическим расстройством.

Осложнения

Люди с шизотипическим расстройством личности подвергаются повышенному риску:

  • Депрессия
  • Беспокойство
  • Другие расстройства личности
  • Шизофрения
  • Временные психотические эпизоды, обычно в ответ на стресс
  • Проблемы с алкоголем или наркотиками
  • Попытки самоубийства
  • Работа, школа, отношения и социальные проблемы

Октябрь08, 2019

(PDF) Шизотипическое расстройство в детстве

Страница 14 из 15

Б. Дж. Тонге и др.

41. Николсон Р., Ленаней М., Брукнер Ф. и др. Дети и подростки —

лиц, страдающих психотическим расстройством, не оговоренных иным образом: контрольное исследование от 2 до

, 8 лет. Компр Психиатрия. 2001. 42 (4): 319–325.

42. StayerC, SpornA, GogtayN, etal. Многомерно im-

в паре: хорошие новости. J Child Adolesc Psychopharmacol.

2005; 15 (3): 510–519.

43. Холлис К. Диагностика и дифференциальный диагноз. В:

RemschmidtH, ed. Шизофрения у детей и подростков.

Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2001: 82–118.

44. SieverLJ, DavisKL. Патофизиология шизофрении

расстройства: перспективы по спектру. Am J Psychiatry.

2004; 161 (3): 398–413.

45. Гундерсон Дж. Г., Сивер Л. Дж., Сполдинг Е. Поиск шизотипа

.Снова переход границы. Arch Gen Psychiatry.

1983; 40 (1): 15–22.

46. TorgersenS, EdvardsenJ, ØienPA, etal. Шизотипический человек —

расстройство личности внутри и вне шизофренического спектра.

Schizophr Res. 2002. 54 (1-2): 33–38.

47. Калкинс М.Э., Кертис К.Э., Грове В.М., Яконо В.Г.

Множественные измерения шизотипии первой степени био-

логических родственников больных шизофренией. Шизофр Бык.

2004; 30 (2): 317–325.

48. Cohen AS, Emmerson LC, Mann MC, Forbes CB,

BlanchardJJ. Шизотипические, шизоидные и параноидальные признаки —

тиков у биологических родителей социальных ангедоников. Психиатрия

Res. 2010. 178 (1): 79–83.

49. Tarbox SI, Pogue-GeileMF. Многофакторный взгляд на шизотипию

и семейную ассоциацию с шизофренией: новый взгляд на

. Clin Psychol Rev.2011; 31 (7): 1169–1182.

50. WebbCT, LevinsonDF.Шизотипическое и параноидное расстройство личности

у родственников пациентов с шизофренией и аффективными расстройствами

: обзор. Schizophr Res. 1993. 11 (1): 81–92.

51. Lenzenweger MF. Шизотипия, шизотипическая психопатология

и шизофрения. Мировая психиатрия. 2018; 17 (1): 25–26.

52. Райне А., Вонго К.К.-И, Люо Дж. Шизотипическая личность

Опросник для детей (SPQ-C): факторная структура, жестокое обращение с детьми

и семейный анамнез шизотипии.Шизофр Бык. 2020.

53. Хуммелен Б., Педерсен Г., Картеруд С. Некоторые предложения

для конструкции шизотипического расстройства личности DSM-5.

Compr Psychiatry. 2012. 53 (4): 341–349.

54. Абу-Акели А., Теста Р. Р., Джонс Л. П. и др. Набор внимания —

сменных и социальных способностей у детей с шизотипическими и

коморбидных расстройств аутистического спектра. Aust N Z J Psychiatry.

2018; 52 (1): 68–77.

55. Raine A, Reynolds C, Lencz T, Scerbo A, Triphon N,

Kim D.Когнитивно-перцептивные, межличностные и дезорганизованные черты шизотипической личности. Шизофр Бык.

1994; 20 (1): 191–201.

56. Asarnow JR. Шизотипическое расстройство с детским началом:

, последующее исследование и сравнение с детским шизофренией —

. J Child Adolesc Psychopharmacol.

2005; 15 (3): 395–402.

57. KawasakiY, SuzukiM, NoharaS, etal. Структурные различия головного мозга

у пациентов с шизофренией и шизотипическим расстройством порядка

, продемонстрированные с помощью воксельной морфометрии.Eur Arch

Psychiatry Clin Neurosci. 2004. 254 (6): 406–414.

58. Мацую М., Юкио Х., Като К. и др. Шизотипическое расстройство

и шизофрения: анализ профиля нейропсихологического функционирования

у японских пациентов. J Int Neuropsychol Soc.

2007; 13 (4): 672–682.

59. Сивер Л.Дж., Кенигсберг-Х.В., Харвей П. и др. Когнитивные и

функции мозга при шизотипическом расстройстве личности. Schizophr

Res.2002. 54 (1-2): 157–167.

60. WolffS. «Шизоидная» личность в детстве и взрослой жизни. III:

Детский рисунок. Br J Psychiatry. 1991. 159: 629–635.

61. WolffS, Townshend R, McGuire RJ, Weeks DJ. «Шизоидная»

личность в детстве и взрослой жизни. II: Приспособление к взрослому

и преемственность с шизотипическим расстройством личности. Br J

Психиатрия. 1991; 159: 620–629, 634–625.

62. RawlingsD, MacFarlaneC.Многомерный опросник по шизотипическим признакам

для подростков. Перс Индивидуальные Разн.

1994; 17 (4): 489–496.

63. Цихларова Е., Кларидж Г. Разработка версии опросника

шизотипических черт (STA) для скрининга детей —

dren. Schizophr Res. 2005. 80 (2-3): 253–261.

64. Crush E, Arseneault L, Jaffee SR, Danese A, Fisher HL.

Факторы защиты психотических симптомов среди поли-

пострадавших детей.Шизофр Бык. 2018; 44 (3): 691–700.

65. Лоренсо К.Р., Цумакисо С., Дино К., Харрису Ф., Карро В.Дж.,

Гринё М.Дж. Популяционные профили психотических переживаний, о которых сообщают дети, и их дифференциальная связь с другими

психопатологиями. Br J Clin Psychol. 2020; 59 (1): 22–38.

66. Horwood J, Salvi G, Thomas K, et al. IQ и

доклинических психотических симптома у 12-летних: повторно

результатов из когорты новорожденных ALSPAC.Br J Psychiatry.

2008; 193 (3): 185–191.

67. Shaffer D, Fisher P, Lucas CP, Dulcan MK, Schwab-

Stone ME. График диагностического интервью NIMH для

детей, версия IV (NIMH DISC-IV): описание, отличия

от предыдущих версий и надежность некоторых общих диагнозов

. J Am Acad Child Adolesc. 2000. 39 (1): 28–38.

68. PolanczykG, MofttTE, ArseneaultL, etal. Этиологические и

клинических признаков детских психотических симптомов: результаты

из когорты новорожденных.Arch Gen Psychiatry. 2010. 67 (4): 328–338.

69. CroftJ, HeronJ, TeufelC, etal. Связь типа травмы, возраста воздействия

и частоты в детстве и подростковом возрасте —

с психотическими переживаниями в раннем взрослом возрасте. JAMA

Психиатрия. 2019; 76 (1): 79–86.

70. Wolff S, ChickJ. Шизоидная личность в детстве: контролируемое последующее исследование. Psychol Med. 1980. 10 (1): 85–100.

71. Олин С. С., Райне А., Кэннон Т. Д., Парнас Дж., Шульсингер Ф.,

Медник С.А.Поведенческие предшественники шизотипического расстройства личности

в детстве. Шизофр Бык. 1997. 23 (1): 93–103.

72. Залеский А., Пантелис С., Кроплей В. и др. Отсроченное развитие связи мозга у подростков с шизофренией

френии и их здоровых братьев и сестер. JAMA Psychiatry.

2015; 72 (9): 900–908.

73. Martínez-Suárez PC, Giráldez SL, Caro MI, Piñeiro MP,

López-RodrigoA. Когнитивные особенности шизотипического человека —

человека.Психология в Испании. 1999. 3 (1): 160–167.

74. Diforio D, Walker EF, Kestler LP. Исполнительные функции у

подростков с шизотипическим расстройством личности. Schizophr

Res. 2000. 42 (2): 125–134.

75. TrotmanH, ​​McMillanA, WalkerE. Когнитивные функции и

симптомов у подростков с шизотипическим расстройством личности

порядка. Шизофр Бык. 2006. 32 (3): 489–497.

76. Esterberg ML, Trotman HD, Braseld JL, Compton MT,

WalkerEF.Детство и нынешние аутичные особенности у подростков

детей с шизотипическим расстройством личности. Schizophr Res.

2008; 104 (1-3): 265–273.

77. ShattuckPT. Вклад диагностической замены

в растущую административную распространенность аутизма в специальном образовании

США. Педиатрия. 2006. 117 (4): 1028–1037.

78. Graham LJ. Небольшое обучение — опасная вещь: факторы

, влияющие на рост выявления специальных образовательных потребностей

с точки зрения образования

Загружено с https: // Academic.oup.com/schizbullopen/article/1/1/sgaa048/5

0 от гостя, 09 декабря 2020 г.

Шизотипическое расстройство личности | Аномальная психология

Критерии DSM-IV-TR

  • Распространенная модель социальных и межличностных дефицитов, характеризующаяся острым дискомфортом и сниженной способностью к близким отношениям, а также когнитивными или перцептивными искажениями и эксцентриситетом поведения, начиная с раннего взросления и присутствуя в различных контекстах, как указано пятью (или более) из следующих:
  1. идеи ссылки (исключая иллюзии ссылки)
  2. странные убеждения или магическое мышление, влияющее на поведение и несовместимое с субкультурными нормами (например,ж., суеверие, вера в ясновидение, телепатию или «шестое чувство»; у детей и подростков, причудливые фантазии или озабоченности)
  3. необычные переживания восприятия, включая телесные иллюзии
  4. необычное мышление и речь (например, расплывчатые, косвенные, метафорические, чрезмерно сложные или стереотипные)
  5. подозрительная или параноидальная идеализация
  6. несоответствующий или ограниченный аффект
  7. Странное, эксцентричное или своеобразное поведение или внешний вид
  8. Отсутствие близких друзей или доверенных лиц, кроме родственников первой степени родства
  9. чрезмерная социальная тревожность, которая не уменьшается от знакомства и имеет тенденцию быть связана с параноидальными страхами, а не с негативными суждениями о себе
  • Не возникает исключительно во время шизофрении, расстройства настроения с психотическими особенностями, другого психотического расстройства или распространенного расстройства развития.
  • ПРИМЕЧАНИЕ: Если критерии соблюдены до начала шизофрении, добавьте «преморбидный», например «шизотипическое расстройство личности (преморбидное)».

Сопутствующие функции

Речь людей с этим расстройством нарушена таким образом, что ее можно отличить по нечетким и необычным употреблениям. Язык ухудшается из-за разного контекста и синтаксиса или расположения слов и того, как они используются, другими словами грамматики. Шизотипическое поведение часто связывают с людьми, страдающими шизофренией.Они, как правило, кажутся бесчувственными, демонстрируя плоский или сдержанный аффект в межличностных ситуациях.

Шизотипический БП сложно точно диагностировать, потому что он очень коморбиден с несколькими расстройствами личности, такими как: нарциссический, пограничный, избегающий, параноидный и шизоидный. Люди с этим расстройством могут испытывать короткие психотические эпизоды в ответ на стресс. Они часто обращаются за лечением от тревожности, депрессии или других дисфорических симптомов, а не от фактического расстройства.

Шизотипический человек имеет необычный образ мышления, который в конечном итоге мешает его способности ясно общаться с другими. Кроме того, его или ее связь с реальностью нарушается, но не разрывается полностью, как при шизофрении. Из-за этого многие из этих людей не могут реализовать свой потенциал и не могут вести по-настоящему продуктивную жизнь.

Симптомы, указывающие на кратковременное психотическое расстройство, шизофреноформное расстройство, бредовое расстройство или шизофрению, могут развиться в клинических условиях.Более чем у половины может быть большой депрессивный эпизод.

Презентация для детей и взрослых

Шизотипическое расстройство личности может впервые проявиться в детстве и подростковом возрасте из-за стремления к уединению, плохих взаимоотношений со сверстниками, социальной тревожности, неуспеваемости в учебе, гиперчувствительности, странных мыслей и речи и причудливых фантазий.

Во взрослом возрасте презентация похожа, но, вероятно, менее серьезна, например, меньше уединенной деятельности из-за начала скуки, а отношения со сверстниками необходимы для продвижения в жизни, например, в карьере, с друзьями и семьей.

Гендерные и культурные различия в презентации

Обычно шизотипическим расстройством личности подвержено больше мужчин, чем женщин. Представления в различных культурных аспектах действительно отдают предпочтение мужчинам как более подверженным шизотипу, чем женщинам, вероятно, из-за склонности женщин общаться или разговаривать с другими, что позволяет им облегчить отношения.

Женщины более общительны и эмоциональны, чем мужчины в целом, и они имеют тенденцию передавать больше информации другим людям и более открыто рассказывать о своих чувствах и эмоциях.Мужчины, как правило, более закрыты и делятся личной информацией только с теми, кому они больше всего доверяют.

Некоторые искажения необходимо оценивать в рамках индивидуального культурного контекста, поскольку некоторые культурные характеристики могут быть ошибочно приняты за шизотипические.

Эпидемиология

  • Распространенность шизотипического расстройства личности составляет примерно 3% от общей численности населения и, как полагают, несколько чаще встречается у мужчин.
  • Примерно менее 1% в амбулаторной клинической выборке.
  • Течение довольно стабильное, и лишь у небольшой части развивается шизофрения или другое психотическое расстройство.
  • Шизотипическое расстройство личности обычно сохраняется на протяжении всей жизни человека.
  • Шизотипическое расстройство личности, по-видимому, чаще встречается у людей, ближайший родственник которых болеет шизофренией.

Этиология

Есть вероятность, что генетические факторы способствуют возникновению шизотипического расстройства личности.Семейные паттерны здесь не важны, но с большей вероятностью могут возникнуть заболевания, если они преобладают в семейной генетике.

Факторы окружающей среды с меньшей вероятностью способствуют этому расстройству, чем межличностные факторы, поскольку взаимодействие с людьми является социальной деятельностью и может включать подозрение к другим, странные убеждения и странное мышление, необычное восприятие или искажение реальности.

Странности у детей с ЗППП усиливаются, когда их избегают и отвергают другие, что увеличивает их социальную тревогу и подозрительность.

Альтернативная патогенная гипотеза предполагает, что ребенок подвергался жестокому обращению, ограничивался в развитии автономии и взаимодействии со сверстниками, в то время как опекуны моделировали нелогичные формулировки реальности, в результате чего взрослый с STPD заявлял о необычной способности знать или контролировать события в сочетании с параноидальным отстранением от других.

Другие гипотезы предполагают, что потребности младенца были удовлетворены, но без достаточной эмоциональной близости или тепла. Которые препятствовали последующему развитию детей из-за карательной критики, фрагментарного общения и унижений со стороны сверстников.

Диагноз шизотипического расстройства личности ставится на основе клинического интервью для оценки симптоматического поведения. Другие инструменты оценки, полезные для подтверждения диагноза шизотипического расстройства личности, включают:

  • Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI-2)
  • Клинический многоосевой инвентарь Миллона (MCMI-II)
  • Психодиагностический тест Роршаха
  • Тематический тест апперцепции (ТАТ)

Эмпирически поддерживаемые методы лечения

Людей с шизотипическим расстройством личности, как правило, трудно лечить, поскольку им некомфортно формировать новые отношения и взаимодействовать с другими (т. Е.психологи). Они хотят держаться особняком и не заводить новых близких друзей или даже регулярно общаться с членами семьи. Они предпочли бы оставаться дома весь день и побыть одни.

Для людей, у которых функции немного выше по сравнению с другими шизотипическими людьми, существуют различные варианты лечения. При условии, что эти люди видят, что у них есть проблема, и обращаются за лечением. Один из вариантов — психодинамически ориентированная терапия. Это помогает человеку строить доверительные отношения.Лечебные процедуры включают:

Психодинамически ориентированная терапия

  • Психодинамический подход обычно направлен на построение терапевтически доверительных отношений, которые пытаются противостоять недоверию, которое большинство людей с этим расстройством внутренне придерживается. Есть надежда, что некоторая степень привязанности в терапевтических отношениях может быть распространена на другие отношения. Предлагаемые интерпретации поведения пациента обычно бесполезны. Более высокофункциональные шизотипы, обладающие некоторой способностью к сочувствию и эмоциональной теплоте, как правило, имеют лучшие результаты при психодинамических подходах к лечению.

Когнитивно-поведенческая терапия:

  • Когнитивные подходы, скорее всего, будут сосредоточены на попытках идентифицировать и изменить содержание мыслей шизотипа. Искажения, возникающие как в восприятии, так и в мыслительном процессе, будут устранены. Важной основой для этой работы могло бы стать установление доверительных терапевтических отношений. Это ослабит социальную тревогу, которая возникает в большинстве межличностных отношений, и позволит исследовать мыслительные процессы.Конструктивные способы достижения этого могут включать в себя обучение коммуникативным навыкам, использование обратной связи с видеопленкой, чтобы помочь пострадавшему объективно воспринимать свое поведение и внешний вид, а также практические советы по личной гигиене, трудоустройству, среди прочего.

Межличностная терапия:

  • Лечение с использованием межличностного подхода позволит человеку с шизотипическим расстройством личности оставаться в относительной дистанции, пока он или она «разогревается» по отношению к терапевту.Постепенно терапевт будет надеяться вовлечь пациента, который станет «безопасным» из-за отсутствия принуждения. Цель состоит в том, чтобы развить доверие, чтобы помочь пациенту понять доминирующее искаженное и магическое мышление. Можно ввести новый разговор с самим собой, чтобы помочь сориентировать человека к опыту, основанному на реальности. Терапевт может отразить эту объективность пациенту.

Групповая терапия:

    ,

  • может предоставить пациенту опыт общения, который позволит ему получить обратную связь от других в безопасной контролируемой среде.Обычно это рекомендуется только для шизотипов, которые не проявляют серьезного эксцентричного или параноидального поведения. Большинству членов группы было бы неудобно с этими поведенческими проявлениями, и они, вероятно, окажутся деструктивными для динамики группы.

Семейная и супружеская терапия:

  • Маловероятно, что человек с шизоидным расстройством личности обратится к семейной или супружеской терапии. Многие шизоидные типы не женятся и в конечном итоге живут с членами семьи первой степени родства и зависят от них.Если они все же женятся, у них часто возникают проблемы, связанные с нечувствительностью к чувствам или поведению партнера. Супружеская терапия (терапия для пар) может быть направлена ​​на то, чтобы помочь парам стать более вовлеченными в жизнь друг друга или улучшить модели общения.

Лекарства

Согласно Энциклопедии доктора медицины, существует обширное исследование использования лекарств для лечения шизотипического расстройства личности из-за его тесной симптоматической связи с шизофренией.Среди наиболее полезных лекарств — нейролептики, которые, как было доказано, контролируют такие симптомы, как иллюзии и фобическое беспокойство, среди прочего. Амоксапин (торговое название азендин) — это трициклический антидепрессант с антипсихотическими свойствами, который был эффективен в улучшении шизофренических и депрессивных симптомов у пациентов с шизотипом. Другие антидепрессанты, такие как флуоксетин (прозак), также успешно применялись для уменьшения симптомов тревоги, параноидального мышления и депрессии.

Прогноз

Прогноз для человека с шизотипическим расстройством личности плохой из-за укоренившейся природы уже существующих механизмов выживания.Шизотипы, которые сильно зависят от членов семьи или других людей, могут регрессировать в состояние апатии и дальнейшей изоляции. В то время как некоторые измеримые успехи могут быть достигнуты с людьми с умеренным поражением, большинство из них не в состоянии изменить свои укоренившиеся способы восприятия или интерпретации реальности. В сочетании с плохой структурой социальной поддержки большинство из них не пойдет ни на какое лечение.

Профилактика

Поскольку шизотипическое расстройство личности возникает в семье происхождения пациента, единственной известной профилактической мерой является благоприятная, эмоционально стимулирующая и выразительная среда ухода.

В народной культуре

  • Kramer от Seinfeld
    • Отличается странным поведением и мышлением
  • Луна Лавгуд и Сибилл Трелони из Гарри Поттера
    • Они оба очень эксцентричны со странной внешностью и неудобны в социальной среде

DSM-V Изменения

  • Переформулировать как шизотипический тип
  • Лица, которые соответствуют этому типу расстройства личности, имеют социальный дефицит, характеризующийся дискомфортом и сниженной способностью к межличностным отношениям; эксцентричность внешнего вида и поведения, а также когнитивные и перцепционные искажения.
  • У них мало близких друзей или родственников.
  • Они тревожны в социальных ситуациях (даже когда у них есть время, чтобы ознакомиться с ситуацией), чувствуют себя изгоями или посторонними, им трудно чувствовать связь с другими и подозрительно относятся к мотивам других, в том числе их супруга, коллег , и друзья.
  • Люди этого типа эксцентричны, странны или необычны по внешнему виду или манерам (например, ухоженность, гигиена, осанка и / или зрительный контакт являются странными или необычными).
  • Их речь может быть расплывчатой, обстоятельной, метафорической, чрезмерно сложной, бедной, чрезмерно конкретной или стереотипной. Люди с этим типом испытывают ограниченный или ограниченный диапазон эмоций и сдерживаются в их выражении.
  • Они могут казаться отстраненными и безразличными к реакции других, несмотря на внутреннее беспокойство по поводу того, что их «изолировали».
  • Странные верования влияют на их поведение, например, вера в суеверия, ясновидение или телепатию.
  • Их восприятие реальности может еще больше ухудшиться, часто в условиях стресса, когда процессы рассуждений и восприятия становятся странными и идиосинкразическими (например, они могут делать кажущиеся произвольными выводы или видеть скрытые сообщения или особые значения в обычных событиях) или квазипсихотическими, с такие симптомы, как псевдогаллюцинации, сенсорные иллюзии, переоцененные идеи, легкие параноидальные представления или преходящие психотические эпизоды.
  • Лица с этим типом расстройства личности, однако, способны «проверять реальность» психотических симптомов и могут интеллектуально признать, что они являются продуктом их собственного разума.

(APA, 2010)

Причины, симптомы, диагностика, лечение, осложнения, перспективы

Что такое шизотипическое расстройство личности?

Шизотипическое расстройство личности — одно из группы состояний, неофициально называемых «эксцентрическими» расстройствами личности. Люди, страдающие этими расстройствами, часто кажутся окружающим странными или необычными. Они также могут демонстрировать необычные модели мышления и поведения.

Что такое расстройства личности?

Люди с расстройствами личности имеют давние модели мышления и действий, которые отличаются от того, что общество считает обычным или нормальным.Их жесткие черты характера могут вызывать проблемы и мешать работе во многих сферах жизни, включая социальную и рабочую. Люди со значительными расстройствами личности, как правило, также плохо справляются с ситуацией и не умеют строить здоровые отношения.

В отличие от людей с тревожными расстройствами, которые знают, что у них есть проблема, но не могут ее контролировать, люди с расстройствами личности обычно не осознают, что у них есть проблема, и не верят, что им есть что контролировать.

Симптомы шизотипического расстройства личности

Люди с шизотипическим расстройством личности имеют странное поведение, речевые модели, мысли и восприятие.Другие люди часто описывают их как странных или эксцентричных. Люди, страдающие этим расстройством, также могут:

  • одеваться, говорить или вести себя странным или необычным образом
  • быть подозрительными и параноидальными
  • испытывать дискомфорт или тревогу в социальных ситуациях из-за недоверия к другим
  • иметь мало друзей
  • Быть очень неудобным в интимной близости
  • Склонны неверно истолковывать реальность или иметь искаженное восприятие (например, принимая звуки за голоса)
  • Имеют странные убеждения или магическое мышление (например, чрезмерно суеверны или считают себя экстрасенсом)
  • Быть озабоченным фантазиями и мечтаниями
  • Быть скованным и неловким в отношениях с другими
  • Выглядеть эмоционально отстраненным, отчужденным или холодным
  • Имеют ограниченные эмоциональные реакции или кажутся «плоскими»

Шизотипическое расстройство личности vs.Шизофрения

Люди с шизотипическим расстройством личности могут иметь странные убеждения или суеверия. У них проблемы с установлением близких отношений, и они склонны искажать реальность. Таким образом, шизотипическое расстройство личности может казаться легкой формой шизофрении, серьезным заболеванием мозга, которое искажает то, как человек думает, действует, выражает эмоции, воспринимает реальность и относится к другим.

Люди, страдающие шизофренией, оторваны от реальности. У них могут быть бредовые идеи, и они могут видеть или слышать то, чего нет (галлюцинации).Но люди с шизотипическим расстройством личности этого не делают.

В редких случаях у людей с шизотипическим расстройством личности может развиться шизофрения.

Причины шизотипического расстройства личности

Ваши гены могут играть роль в шизотипическом расстройстве личности. Это чаще встречается у родственников людей, больных шизофренией, и обычно начинается в раннем взрослом возрасте. Темперамент человека, реакции на жизненные события, отношения и стратегии выживания, вероятно, как-то связаны с тем, как его личность развивается в детстве и юности.

Диагноз шизотипического расстройства личности

Если у вас есть симптомы, ваш врач спросит о вашей истории болезни и может провести медицинский осмотр. Не существует лабораторных тестов для диагностики расстройств личности, но ваш врач может использовать другие тесты, чтобы исключить соматическое заболевание как причину симптомов.

Они могут порекомендовать вам обратиться к психиатру или психологу, специалистам в области здравоохранения, которые обучены диагностировать и лечить психические заболевания. Психиатры и психологи используют специальные инструменты интервью и оценки для диагностики расстройств личности.

Лечение шизотипического расстройства личности

Люди с шизотипическим расстройством личности редко получают лечение от самого расстройства. Когда они действительно обращаются к врачу, это часто связано с заболеванием, например депрессией или тревогой. Ваше лечение может включать:

Психотерапия

Психотерапия — форма консультирования — является наиболее распространенным методом лечения. Симптомы шизотипического расстройства личности могут затруднить начало отношений с терапевтом.Но со временем вы и ваш врач можете ставить общие цели и работать над их достижением.

Цель терапии — помочь вам изменить стиль ваших отношений, ожидания, шаблоны совладания и привычки мышления и поведения. Люди с этим расстройством часто могут научиться понимать, когда они искажают реальность.

Психотерапия может включать:

  • Когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) , которая показывает, как другие люди могут видеть ваше поведение, и помогает вам справиться с тревогой и улучшить свои социальные навыки.
  • Поддерживающая терапия. Это научит вас, как справляться с негативными эмоциями или мыслями, как доверять людям и как строить отношения.
  • Поддерживающе-экспрессивная терапия. Это поможет вам избавиться от негативных предубеждений в отношении отношений. Вы откроете свои мысли, чувства и заботы.
  • Семейная терапия. Лечение работает лучше всего, когда члены семьи принимают участие и поддерживают.

Лекарства

Люди с шизотипическим расстройством личности, у которых также есть другое расстройство, такое как тревога или депрессия, могут принимать лекарства.Но обычно это не главное лечение расстройств личности.

Ваш врач может прописать:

  • Антипсихотики, такие как арипипразол (Abilify, Aristada), оланзапин (Zyprexa), кветиапин (Seroquel) или рисперидон (Risperdal).
  • Стимуляторы, такие как Risperdal. гуанфацин (Intuniv, Tenex)
  • Бензодиазепины, такие как клоназепам (Klonopin)
  • Габапентин (Gralise, Neurontin), который лечит судороги

В некоторых случаях, особенно в период кризиса или тяжелого стресса, могут наблюдаться тяжелые симптомы и нужно ненадолго остаться в больнице.

Управление образом жизни

В повседневной жизни, которая может помочь справиться с симптомами шизотипического расстройства личности, входят:

  • Здоровые отношения с друзьями и семьей
  • Регулярный график с большим количеством сна и физическими упражнениями
  • Принимать лекарства по мере необходимости. направлен
  • Возможности для достижения целей или достижений в школе, на работе или в развлекательных мероприятиях

Осложнения шизотипического расстройства личности

Люди с этим расстройством могут быть более склонны к тревожности или депрессии.У них также, как правило, плохие социальные навыки и плохие отношения. Без лечения люди с этим расстройством могут испытывать еще больший дискомфорт в социальных ситуациях, что может привести к дальнейшей изоляции.

Шизотипическое расстройство личности Перспективы

Ваш прогноз зависит от серьезности симптомов. Люди, которые мотивированы меняться, лечиться и придерживаться этого курса, добиваются лучших результатов.

Лечение шизотипического расстройства личности, симптомы и причины

Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим заболеваниям
Беспорядки, пятое издание
. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация, 2013 г.

Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание, пересмотр лечения . Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация, 2000.

Энглин, Д.М., К.М. Коркоран, А. Браун и др. «Раннее употребление каннабиса и шизотипические
симптомы расстройства личности от подросткового до среднего зрелого возраста.» Schizophrenia Research 137.1-3 May 2012: 45-49.

Arehart-Treichel, J.» Шизотипическое расстройство личности, связанное с изменениями мозга «.
Psychiatric News Apr. 2013.

Beck, A.T., D.D. Дэвис и А. Фриман. Когнитивная терапия расстройств личности, третье издание . Нью-Йорк: Guilford Press, 2015.

Cashman, J.R., and S. Ghirmai. «Ингибирование обратного захвата серотонина и норадреналина и ингибирование фосфодиэстеразы с помощью многоцелевых ингибиторов как потенциальных агентов депрессии.» Bioorganic and Medicinal Chemistry 17.19 (2009): 6890-6897.

Ekleberry, S.C.» Двойной диагноз и шизотипическое расстройство личности (StPD) «.
Страницы двойной диагностики: «From Our Desk», март 2000 г.

Ettinger, U., I. Meyhofer, and M.
Стеффенс. «Генетика, познание и нейробиология шизотипической личности: a
обзор совпадения с шизофренией ». Frontiers in Psychiatry 5 (2014): 18.

Fribourg, O., M. Martinussen, S.Кайзер и др. «Коморбидность расстройств личности.
при тревожных расстройствах: мета-анализ 30-летних исследований ». Journal of Affect
Disorders
Sept. 2012.

Geng, F., T. Xu, Y. Wang, et al. «Траектории развития поведенческих проявлений, подобных шизотипическому расстройству личности: двухгодичное проспективное исследование студентов колледжа». BioMed Central Psychiatry 13 (2013): 323.

Лахти, Дж., К. Райкконен, У. Совио, Дж. Миеттунен,
А.Л. Хартикайнен и др. «Ранние истоки шизотипических черт в зрелом возрасте».
Британский журнал психиатрии
195 (2009): 132-137.

Ли, Х. «Лечение тревожных и коморбидных расстройств в Туркеле.
Эффективность психодинамической терапии и когнитивно-поведенческой терапии в
Лечение расстройств личности: метаанализ.» Американский журнал
Психиатрия
160 (2003): 1223-1232.

McGlashan, T.H., C.M. Грило, А.Е. Скодол и др. «Совместная продольная
исследование расстройств личности: базовая ось I / II и II / II диагностика
совместная встречаемость ». Acta Psychiatrica Scandinavica 102 (2000): 256-264.

Mula, M., A. Cavanna, L. Collinmedaglia, et al.« Клинические корреляты шизотипии.
у пациентов с эпилепсией ». Журнал нейропсихиатрии и клинической медицины.
Neurosciences
20 (2008): 441-446.

Рейн, А., Т. Ленц, С. Бирле, Л. ЛаКасс и П. Коллетти. «Уменьшение объема префронтального серого вещества и снижение вегетативной активности у
антисоциальное расстройство личности ». Archives of General Psychiatry 57.2 Feb. 2000: 119-27.

Rosell, DR, SE Futterman, A. McMaster, and LJ Siever.« Шизотипическое расстройство личности: текущий обзор ». Current Psychiatry Отчеты 16.7 июля 2014 г .: 452.

Steel, C., S. Marzillier, P. Fearon и A.Руддл. «Жестокое обращение с детьми и
шизотипическая личность ». Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология 44.11 ноября 2009 г .: 917-923.

Швейцария. Всемирная организация здравоохранения. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ), 10-е издание , 2015 г.

Такер, Г., Х. Адами и Дж. Голд. «Функциональное ухудшение
у людей с личностными симптомами шизофренического спектра ». Journal of
Расстройства личности
15 (2001): 229-234.

Типпи Р. «Шизотипический стиль личности и расстройство». Понимание стиля личности и расстройства для пастырского консультирования. Maret Systems International 2006.

Тайрер П. и А. Бейтман. «Медикаментозное лечение
расстройства личности ». Advances in Psychiatric Treatment 10 (2004): 389-398.

van
дер Стелт, О., Д. Бубакри и М. Фельцер. «Миграционный статус, семейный риск психического
расстройство и шизотипические черты личности ». Европейский журнал психологии 10.2 (2014).

Шизофрения и расстройства личности шизофренического спектра у родственников первой степени у детей с шизофренией: Семейное исследование UCLA | Расстройства дефицита внимания / гиперактивности | JAMA Psychiatry

Фон
Это исследование проверило гипотезу о том, что детская шизофрения (COS) является вариантом шизофрении с началом у взрослых (AOS), путем определения того, имеют ли родственники первой степени родства пробандов COS повышенный риск шизофрении, шизотипических и параноидных расстройств личности.

Методы
Родственников пробандов COS (n = 148) сравнивали с родственниками пробандов с синдромом дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) (n = 368) и контрольной группой (n = 206). Соответствующие возрасту структурированные диагностические интервью были использованы для определения диагнозов DSM-III-R пробандам и их родственникам. Семейный психиатрический анамнез был получен от нескольких информантов. Диагнозы родственников были закрыты для информации о диагнозах пробандов. В этой статье сообщается о заключительных консенсусных диагнозах, которые объединяют семейный анамнез, информацию прямого интервью и медицинские записи.

Результаты
У родителей пробандов с COS был повышенный риск развития шизофрении (4,95% ± 2,16%) и шизотипического расстройства личности (4,20% ± 2,06%) в течение жизни по сравнению с родителями с СДВГ (0,45% ± 0,45%, 0,91% ± 0,63%). ) и общественный контроль (0%) пробандов. Родители пробандов COS с диагнозом шизофрения имели ранний возраст первого начала шизофрении. Риск избегающего расстройства личности (9,41% ± 3,17%) был повышен у родителей пробандов COS по сравнению с родителями из контрольной группы (1.67% ± 1,17%).

Выводы
Психические расстройства, которые объединяются и не объединяются у родителей пробандов COS, очень похожи на расстройства, которые объединяются и не объединяются у родителей взрослых с шизофренией в современных семейных исследованиях. Эти данные убедительно подтверждают гипотезу об этиологической преемственности между COS и AOS.

ПОСЛЕДНИЙ ИНТЕРЕС к детской шизофрении (COS) вызван убеждением, что COS может быть более однородной и тяжелой формой шизофрении, чем шизофрения во взрослом возрасте (AOS).% 1 , 2 Многие нейрокогнитивные, лингвистические и психофизиологические нарушения и изменения в структуре мозга, наблюдаемые при AOS, присутствуют в COS, что позволяет предположить, что COS и AOS могут иметь общий нейробиологический субстрат.% 1 -4 Настоящее исследование представляет собой важную дополнительную проверку гипотезы о том, что COS является вариантом AOS.

Шизофрения сильно накапливается в семьях. Исследования близнецов и усыновлений предполагают, что генетические факторы играют важную роль в этиологии АОС.% 5 Это исследование проверило гипотезу о том, что родственники первой степени родства пробандов COS, как и родственники пробандов AOS, имеют повышенный риск шизофрении и расстройств личности, связанных с шизофренией. Если так, это будет еще одним доказательством этиологической преемственности с АОС.

Два ранних исследования% 6 , 7 обнаружили агрегацию шизофрении у родственников пробандов COS, сравнимую с таковой у родственников пробандов AOS. Кроме того, у близнецов COS частота конкордантности для шизофрении была значительно выше у монозиготных, чем у дизиготных близнецов, что предполагает генетическую передачу COS.% 7 Хотя эти результаты интригуют, ни одно исследование не соответствует современным методологическим стандартам. Мы использовали современные методы семейного исследования, чтобы определить, есть ли повышенная агрегация шизофрении у родственников первой степени родства пробандов COS по сравнению с родственниками первой степени родства из контрольной группы.

За исключением 1% 8 10 предыдущих исследований, в которых сравнивалась распространенность шизотипического расстройства личности (ШРЛ) у родственников пробандов АОС с подобранной контрольной группой, были обнаружены существенные доказательства семейной связи между шизофренией и ШРЛ.% 5 , 9 -12 Семейные отношения шизофрении с параноидными, шизоидными и избегающими расстройствами личности ограничены или смешаны в исследованиях пробандов с АОС.% 10 -13 Настоящее исследование проверило гипотезу о том, что наблюдается повышенная агрегация ШРЛ, а также параноидальных, шизоидных и избегающих расстройств личности у родственников пробандов COS. Мы изучили специфику этих семейных отношений, определив, был ли повышенный риск шизофрении, ШРЛ, параноидальных, шизоидных и избегающих расстройств личности у родственников пробандов с синдромом дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), еще одним расстройством с выраженными когнитивными особенностями.Мы попытались установить внешние границы расстройств личности шизофренического спектра, изучив одно расстройство личности, пограничное расстройство личности, которое, как показало предыдущее исследование, не имеет тенденции к объединению в семьях пробандов AOS.

Исключение контрольных пробандов с любым психическим расстройством («сверхнормальный контроль») может дать ложные доказательства коагрегации. СДВГ) были исключены, но пробандам из сообщества разрешалось иметь любое другое психическое расстройство.

Выявление и диагностика пробандов

Семейное исследование UCLA включает параллельные исследования родственников трех детей (главный исследователь: R.F.A.) и трех взрослых групп пробандов (главный исследователь: K.H.N.). Этот отчет касается родственников трех групп детей-пробандов: COS, ADHD и общественный контроль.Мы установили пробандов COS, определив 12 учреждений округа Лос-Анджелес, в которых лечилось значительное количество этих детей. Мы проверили 9 медицинских учреждений, периодически рассматривая случаи с клиницистами, чтобы определить потенциальных пробандов COS. Пробанды детской шизофрении также были выявлены в Калифорнийском университете, психоневрологической больнице Лос-Анджелеса и в рамках школьных программ для детей с серьезными эмоциональными расстройствами в округе Лос-Анджелес. Пробанды синдрома дефицита внимания / гиперактивности были выявлены в амбулаторных педиатрических клиниках и группах поддержки для семей детей с СДВГ (особенно детей и взрослых с синдромом дефицита внимания / гиперактивности), расположенных в округе Лос-Анджелес.

Списки потенциальных контролирующих сообществ, проживающих в тех же почтовых индексах, что и пробанды COS, были получены от научно-исследовательской фирмы (Survey Sampling Inc, Фэрфилд, Коннектикут). С родителями потенциальных пробандов общественного контроля связались по телефону, чтобы объяснить цель исследования и провести скрининг пробандов на шизофрению и СДВГ или помещение в специальные классы для исключительно одаренных детей или детей с ограниченными способностями к обучению.

Все участники этого исследования предоставили информированное согласие или согласие (если они несовершеннолетние).

Опытный детский клинический психолог использовал Таблицу аффективных расстройств и шизофрении для детей школьного возраста: эпидемиологическая версия (K-SADS-E)% 16 , чтобы опросить наиболее информированного родителя об истории психиатрических симптомов у пробанда, а затем взять интервью у него. пробанд. K-SADS-E использовался для диагностики шизофрении, СДВГ и других расстройств оси I у пробандов с COS, ADHD и общественным контролем. Были получены медицинские и школьные записи. Врач, проводивший интервью с родителем и пробандом, проанализировал диагностические интервью и дополнительную информацию с опытным детским психиатром, чтобы прийти к консенсусному диагнозу.% 17 Наше более раннее формальное исследование диагностической надежности 35 детей с шизофренией% 17 показало удовлетворительное согласие (κ = 0,88). Наша цель состояла в том, чтобы привлечь 120 семей с СДВГ и 60 семей COS и общественный контроль. Поскольку несколько диагнозов пробандов изменились, когда стала доступна дополнительная диагностическая информация, и некоторые семьи отказались участвовать в семейных интервью после того, как родители дали согласие на диагностические интервью с пробандом, в это исследование были включены 118 пробандов с СДВГ, 51 COS и 61 семья пробандов из сообщества. .Пробандами шизофрении были дети с консенсусным диагнозом DSM-III-R % 18 шизофрения с первым началом психоза до 13 лет. Пробандами СДВГ были дети с консенсусным диагнозом DSM-III-R ADHD (по крайней мере 8 симптомов ADHD, оцененных как определенно или вероятно присутствующие). Из них у 106 было по крайней мере 8 симптомов СДВГ, оцененных как определенно присутствующие, в то время как у 12 детей было по крайней мере 6 симптомов СДВГ, оцененных как определенно присутствующие.

Детей исключали из этих групп пробандов, если они имели полный IQ менее 70, имели в анамнезе заболевания центральной нервной системы (например, височную эпилепсию) или принимали лекарства, которые могли вызвать психотические эпизоды.Дети были исключены из контрольной группы сообщества из-за личного диагноза шизофрении или СДВГ, но не из-за какого-либо другого психиатрического диагноза. Более 31% пробандов общественного контроля получили не менее 1 диагнозов DSM-III-R . Наиболее частыми диагнозами были тревожное расстройство разлуки (n = 5), расстройство адаптации (n = 4), оппозиционно-вызывающее расстройство (n = 3), расстройство повышенной тревожности (n = 3) и простая фобия (n = 3).

Диагностика родственников первой степени

Диагнозы 566 родственников первой степени родства были основаны на прямом интервью, семейном анамнезе и дополнительной информации.Диагнозы еще 156 родственников первой степени родства, которые не были опрошены напрямую, были основаны на семейно-исторических интервью и, при наличии, медицинских записях.

Родственники первой степени родства в возрасте 16 лет и старше были опрошены для оценки диагнозов оси I DSM-III-R с использованием расписания диагностических интервью,% 19 , к которому была добавлена ​​временная шкала аффективных и психотических симптомов. Когда субъекты сообщали о каких-либо переживаниях, предполагающих наличие психотических симптомов, вводился раздел о психозах в экзамене «Настоящее состояние»% 20 .Несмотря на то, что расписание диагностического интервью имеет хорошую надежность и валидность, изменения были разработаны для уменьшения опасений по поводу его чувствительности к шизофрении. Структурированный график диагностического интервью гарантировал, что ни одна из областей психопатологии не была упущена из виду, в то время как дополнительные полуструктурированные тесты текущего состояния и временная шкала синдромов облегчили дифференциальную диагностику шизофрении, шизоаффективного расстройства и расстройств настроения.

Братья и сестры в возрасте от 7 до 15 лет были опрошены напрямую с помощью K-SADS-E, а также проинтервьюирован наиболее информированный родитель.Для детей в возрасте от 5 до 6 лет диагностическая информация была собрана исключительно посредством родительского интервью с K-SADS-E.

Структурированное клиническое интервью для DSM-III-R : расстройства личности% 23 использовалось для оценки 2 «узких» расстройств шизофренического спектра (параноидального и SPD), а также шизоидных, избегающих и пограничных расстройств личности. Мы модифицировали структурированное клиническое интервью для DSM-III-R : расстройства личности, чтобы его можно было использовать с подростками.

Девять семейных интервьюеров были клиницистами с докторской или степенью магистра, а один семейный интервьюер имел степень бакалавра и 4 года опыта проведения клинических интервью. Все интервьюеры прошли обучение по уровням критериев, указанным в Графике диагностического интервью, лицом, обучавшим сотрудников Лос-Анджелесского персонала проекта «Эпидемиологическая зона охвата» и по экзамену «Настоящее состояние» отделом диагностики и психопатологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, клинические исследования. Центр шизофрении.Один из нас (Р.Ф.А.) провел обучение K-SADS-E. Наши процедуры обучения для структурированного клинического интервью для DSM-III-R : расстройства личности и его адекватная надежность в текущем исследовании были описаны в другом месте. имитировать «интервью с другими сотрудниками» и, наконец, провести по крайней мере 5 видеозаписей интервью с пациентами-добровольцами, которые были совместно оценены обучающим персоналом.

Информация о семейном анамнезе всех родственников первой и второй степени родства (включая родственников, опрошенных напрямую), как правило, была получена от 2 взрослых информантов, родителей пробанда, когда это возможно. После систематического создания генеалогии семейный анамнез основного психического заболевания был получен с использованием формата интервью Национального института психического здоровья. Расстройства личности оценивались с использованием структурированного клинического интервью для DSM-III-R : расстройства личности, адаптированного к формату от третьего лица.

Диагностические процедуры для родственников первой степени родства

Чтобы семейные интервьюеры не видели диагноза пробанда, диагностические оценки пробандов и родственников первой степени родства проводились совершенно разными диагностическими бригадами, расположенными в разных зданиях. По возможности, родственники первой степени родства напрямую опрашивались сотрудниками, которые не опрашивали других родственников в той же семье.Информация о психиатрическом анамнезе других членов семьи не учитывалась при постановке психиатрического диагноза родственнику.

Использовался двухэтапный диагностический процесс. На первом этапе интервьюеры поставили независимый диагноз каждому родственнику первой степени родства на основе 1 источника информации (либо прямого интервью, либо информации семейного анамнеза). Затем встречались по два интервьюера от каждого родственника для постановки согласованного диагноза, объединяющего семейный анамнез, информацию прямого интервью и медицинские записи, если таковые имеются.Чтобы еще больше минимизировать любую потенциальную предвзятость, случаи с психотическими симптомами или потенциальными расстройствами личности шизофренического спектра были рассмотрены на еженедельных совещаниях по проекту старшими клиницистами (DF, KLS, KHN и RFA), слепыми на всех этапах диагностического процесса для постановки диагноза. пробанды и все остальные члены семьи. Для каждого диагноза интервьюеры установили уровень достоверности (определенный, вероятный и возможный). В этом отчете рассматриваются только определенные диагнозы.

Второй этап диагностического процесса проводился непосредственно перед анализом данных.Чтобы гарантировать единообразное применение критериев DSM-III-R с течением времени, были рассмотрены все случаи с возможными психотическими симптомами и / или с диагнозом ШРЛ или параноидального расстройства личности (или у которых не было 1 симптома до получения этих диагнозов). Старшие врачи пришли к окончательному консенсусу в диагнозах после представления всех симптомов и информации о течении болезни. Конечный результат этого заключительного диагностического обзора заключался в том, чтобы снизить количество диагнозов параноика и ШРЛ с определенного до вероятного для ряда случаев, в которых отсутствуют четкие примеры определенных симптомов.

Чтобы сравнить результаты этого исследования с предыдущими исследованиями, при анализе первичных данных использовалась небольшая модификация иерархии, использованная Кендлером и др.% 26 Эта иерархия была (1) шизофренией; (2) шизоаффективное расстройство; (3) СПД; и (4) неаффективные психозы (шизофрениформное расстройство и атипичный психоз). Мы поместили параноидальное расстройство личности на пятое место в нашей иерархии. Когда родственнику ставили несколько диагнозов, для анализа использовался диагноз наивысшего уровня в иерархии.

Метод Каплана-Мейера для анализа таблиц дожития, реализованный в процедуре LIFETEST в SAS% 27 , использовался для расчета пожизненного риска заболеваний. Возраст начала расстройства личности был установлен на уровне 18 лет, за исключением родственников моложе 18 лет на момент оценки. В этих случаях возраст начала заболевания считался возрастом оценки. Мы проверили различия в кривых таблицы дожития между различными группами, используя статистику лог-ранга χ 2 .Мы использовали двусторонние тесты для всех сравнений между группами на предмет риска заболевания. Уровень α был P <0,05 для всех анализов. Для проверки различий между группами по непрерывным демографическим переменным использовались дисперсионные анализы, за которыми следовали защищенные Бонферрони апостериорные тесты t , а для дихотомических демографических переменных использовался анализ χ 2 .

Характеристики предметов

Не было значимых групповых различий в среднем возрасте родителей при оценке (Таблица 1).Три группы братьев и сестер различались по возрасту (F 2,272 = 17,29, P <0,0001). Братья и сестры пробандов-шизофреников были значительно старше братьев и сестер с СДВГ ( t 272 = 4,74, P = 0,00001) и пробандов общественного контроля ( t 272 = 5,80, P = .00001), которые не отличались друг от друга. Три группы родителей различались по уровню образования (F 2,221 = 6,86, P <.001). Родители пробандов COS закончили школу значительно меньше лет, чем родители контролируемых сообществом ( t 221 = 3,56, P = 0,0007) и пробанды ADHD ( t 221 = 2,97, P =. 005), которые не отличались друг от друга. Во всех трех группах было опрошено больше матерей, чем отцов (χ 2 = 15,35, P <0,0001). Тем не менее, эти 3 группы существенно не различались по процентной доле матерей, опрошенных непосредственно родителями.

Наблюдались значительные различия в этническом происхождении (χ 2 = 7,33, P = 0,02) между группами пробандов. В группе COS было относительно меньше белых и относительно больше детей латиноамериканского и афроамериканского происхождения, чем в двух других группах.

Риск шизофрении и расстройства узкого спектра шизофрении

Риски шизофрении и расстройств личности шизофренического спектра представлены отдельно для родителей и братьев и сестер, поскольку подавляющее большинство братьев и сестер еще не достигли типичного возраста риска для шизофрении (Таблица 1).В первой серии анализов использовалась описанная выше диагностическая иерархия, чтобы гарантировать, что ни один из родственников не получил более одного диагноза.

Не было случаев шизофрении или DSM-III-R диагнозов оси I, тесно связанных с шизофренией (шизофрениформное, шизоаффективное расстройство [депрессивный тип] или атипичный психоз) среди родителей пробандов, контролирующих сообщества. Риск шизофрении у родителей пробандов COS (таблица 2) был значительно выше, чем у родителей контрольной группы (χ 2 = 6.15, P = 0,01) и пробандов с СДВГ (χ 2 = 7,69, P = 0,006). Родители СДВГ и пробанды из контрольной группы не различались по риску шизофрении или связанных с шизофренией расстройств оси I.

Отмечено 5 случаев шизофрении и 1 случай шизоаффективного расстройства (депрессивного типа) у родителей пробандов COS. У этих родителей довольно ранний возраст первого начала шизофрении (средний [SD], 20,8 [4,5] года).

Риск ШРЛ был значительно выше у родителей пробандов COS по сравнению с родителями из контрольной группы (χ 2 = 5.21, P = 0,02) и пробанды с СДВГ (χ 2 = 3,91, P = 0,05). Не было значительных различий в риске параноидального расстройства личности между 3 группами родителей. Родители СДВГ и пробанды из контрольной группы существенно не различались по риску ШРЛ или параноидального расстройства личности.

При сочетании диагнозов шизофрении, шизоаффективных, шизотипических и параноидных расстройств личности риск узких расстройств шизофренического спектра был значительно выше у родителей пробандов COS по сравнению с родителями из контрольной группы (χ 2 = 14.96, P = 0,0001) и пробандов с СДВГ (χ 2 = 6,76, P = 0,009). Повышенный риск расстройств узкого спектра шизофрении у родителей пробандов с СДВГ по сравнению с родителями пробандов из сообщества (χ 2 = 4,52, P = 0,03) был почти полностью вызван параноидальным расстройством личности.

Не было выявлено случаев шизофрении среди братьев и сестер COS, ADHD или пробандов из сообщества.Один из братьев и сестер пробанда COS получил диагноз шизоаффективного расстройства (в основном депрессивного типа). Различия между 3 группами братьев и сестер по риску шизотипического или параноидального расстройства личности не были значительными.

Риск других расстройств личности

Эти анализы касаются риска других расстройств личности, когда они возникают вне наличия расстройств узкого спектра шизофрении.В соответствии с предыдущей практикой мы не организовали иерархически избегающие, шизоидные и пограничные расстройства личности. Риск избегающего расстройства личности был значительно увеличен (χ 2 = 6,40, P = 0,01) у родителей пробандов COS по сравнению с родителями из контрольной группы (таблица 2). В соответствии с предыдущими исследованиями, не было повышенного риска пограничного расстройства личности у родителей пробандов COS по сравнению с родителями из контрольной группы. Риск шизоидного расстройства личности был довольно низким во всех трех группах, и различия между группами не были значительными.Родители пробандов COS и ADHD не различались по риску избегающего, шизоидного или пограничного расстройства личности.

Родители, которым поставлен диагноз «расстройство личности», обычно получали как минимум 1 другой диагноз (10 из 11 случаев пограничного, 5 из 6 случаев шизотипического и 5 из 7 случаев параноидального расстройства личности). Однако избегающее расстройство личности проявляется в 64% случаев (7 из 11 случаев) за пределами наличия расстройств узкого спектра шизофрении.

Различия между 3 группами братьев и сестер по риску избегающих, шизоидных и пограничных расстройств личности не были значительными.Однако значительному проценту братьев и сестер пробандов COS был поставлен диагноз избегающего расстройства личности.

Анализ по этнической принадлежности, плотности семьи и диагностическим методам

Не было значительных различий между белыми и небелыми родителями COS в отношении риска развития шизофрении или расстройств шизофренического спектра.Повышенный риск шизофрении и расстройств шизофренического спектра у родителей пробандов COS не вызван увеличением процента небелых, поскольку риск расстройств шизофренического спектра, как правило, немного ниже у небелых, чем у белых родителей пробандов COS.

Несколько плотно загруженных семей могли непропорционально внести большой вклад в повышенный риск расстройств шизофренического спектра у родителей пробандов COS. Таким образом, мы провели анализ, в котором семья была единицей анализа, сравнивая процент семей, содержащих 1 или более родственников с диагнозом шизофрении (таблица 3).Более чем в 33% семей пробандов COS был по крайней мере 1 родственник первой степени родства с диагнозом шизофрения, шизотипическое или параноидальное расстройство личности. В соответствии с исследованиями семей с AOS% 26 процент семей с хотя бы одним родственником, страдающим расстройством узкого спектра шизофрении, был значительно выше для семей пробандов COS, чем для семей с СДВГ (χ 2 = 9,87, P <0,001) и пробанды из общественного контроля (χ 2 = 17.8, P <0,001).

Поскольку диагнозы, основанные на информантах и ​​истории болезни, менее чувствительны и могут быть более предвзятыми, чем диагнозы, основанные на прямых интервью,% 28 -31 мы сравнили патологические риски для диагнозов, основанных на прямом интервью, с диагнозами из интервью с семейным анамнезом. Внутри каждой группы пробандов не было значительных различий в риске развития шизофрении, шизоаффективных, шизофрениформных и шизотипических расстройств, а также пограничных и избегающих расстройств личности для тех родственников, с которыми проводился прямой опрос, по сравнению с теми, кто этого не делал.Напротив, родственники пробандов из сообщества и пробандов с СДВГ, которые не были опрошены напрямую, имели значительно больший риск (χ 2 = 3,75, P <0,05 и χ 2 = 17,1, P <0,0001 соответственно) для параноидных и шизоидных расстройств личности (χ 2 = 3,89, P <0,05 и χ 2 = 6,25, P <0,01), чем у родственников контрольных групп и пробандов с СДВГ, которые были непосредственно интервью. Это может отражать предвзятость отбора (более подозрительные родственники не соглашаются на интервью).

Удивительная чувствительность диагнозов семейного анамнеза может быть связана с тем фактом, что диагнозы родственников, не опрошенных напрямую, почти всегда основывались на информации от 2 информаторов и иногда включали информацию из медицинских записей. При использовании информации из нескольких источников и конкретных диагностических критериев метод семейного анамнеза позволяет выявить шизофрению и связанные с шизофренией расстройства личности у родственников больных шизофренией.% 29 , 30,32

Результаты настоящего исследования согласуются с недавними семейными исследованиями AOS,% 5 , 9 , 12 , которые указывают на явную семейную агрегацию расстройств шизофренического спектра. У родителей COS был повышенный риск шизофрении по сравнению с родителями пробандов из контрольной группы. Эти результаты повторяют результаты двух предыдущих семейных исследований пробандов COS с помощью более крупной выборки и более строгих методов.% 6 , 7 Интересное, но неожиданное открытие заключалось в том, что средний возраст (SD) первого начала шизофрении у родителей пробандов COS составлял 20,8 (4,5) года. Это значительно моложе среднего возраста начала заболевания: от 24 до 28 лет для мужчин и от 28 до 31 года для женщин.% 33 , 34 Методологические различия, конечно, могут объяснить эти различия в оценках возраста начала заболевания.

Ни один из братьев и сестер пробандов COS не заболел шизофренией. Это неудивительно, поскольку средний возраст братьев и сестер пробандов COS составляет всего 15,1 (6,0) лет. Только 17,4% этих братьев и сестер были старше 20 лет.

В соответствии с данными 11 из 12 самых последних, методологически точных семейных исследований AOS, у родителей пробандов COS был значительно больший риск SPD по сравнению с родителями пробандов из сообщества.% 9 , 10 Эти результаты подтверждают семейные отношения между шизофренией и СРЛ в случаях, когда шизофренический пробанд имеет начало в детстве.

Также был повышенный риск избегающего расстройства личности у родителей пробандов COS по сравнению с родителями пробандов из общинного контроля. Это подтверждает гипотезу о том, что спектр шизофрении может включать избегающее расстройство личности, и подчеркивает важность недавних предположений об оценке избегающего расстройства личности в будущих семейных генетических исследованиях шизофрении.

Родители COS и пробанды из общественного контроля не различались достоверно по риску пограничных и шизоидных расстройств личности.Опять же, эти результаты согласуются с результатами большинства современных семейных генетических исследований. среди родственников пробандов АОС.

Психические расстройства, которые объединяются и не объединяются у родителей пробандов COS, очень похожи на расстройства, которые объединяются и не объединяются у родителей пробандов AOS в современных семейных исследованиях.Эти данные убедительно подтверждают гипотезу об этиологической преемственности между COS и AOS.

Начало расстройства в детстве часто связано с повышенной семейной агрегацией по сравнению с началом заболевания у взрослых. Семейные исследования AOS путем сравнения риска для родственников пробандов шизофрении с риском для родственников из контрольной группы (относительный риск [ОР]).На относительный риск в меньшей степени влияют различия в методах интервью, диагностической практике и критериях в разных исследованиях, чем на исходную распространенность. Однако ограничение отношений RR состоит в том, что они часто имеют очень большие доверительные интервалы% 37 , поэтому приведенные ниже сравнения носят только качественный характер и могут не быть статистически значимыми. И классические исследования% 38 , и «второе поколение»% 5 , 39 семейные исследования обнаружили значительные различия в ОР для шизофрении между братьями и сестрами и родителями пробандов с АОС.Поэтому мы изучили данные родителей и братьев и сестер отдельно. RR для шизофрении у родителей пробандов COS составляет 17. Это значительно больше, чем в 6 и 3 раза, соответственно, RR для шизофрении, наблюдаемых у родителей в «классическом»% 38 и во втором поколении% 5 , 9 , 12 Семейные исследования AOS.

Предыдущие исследования% 40 , 41 дали противоречивые результаты о взаимосвязи между возрастом начала шизофрении у пробанда и степенью семейной предрасположенности к шизофрении.Однако ни одно из предыдущих семейных исследований не рассматривало пробандов с началом шизофрении до 15 лет. В совокупности настоящие и предыдущие исследования предполагают, что увеличение семейной предрасположенности к шизофрении может быть связано с очень ранним (т.е. в предподростковом возрасте) началом шизофрении.

Только 2 предыдущих исследования% 26 , 35 , которые сравнивали риск расстройств личности шизофренического спектра отдельно для родителей и братьев и сестер пробандов AOS, обнаружили ОР для ШРЛ и / или параноидального расстройства личности, равные 6.6% 26 и 3,0% 35 у родителей по сравнению с 3,8% 26 и 2,5% 35 у братьев и сестер. ОР для ШРЛ и / или параноидального расстройства личности составлял 10,5 у родителей пробандов COS и 3,8 у братьев и сестер пробандов COS. ОР для ШРЛ и параноидного расстройства личности несколько повышен у родителей и сопоставим у братьев и сестер пробандов COS по сравнению с родителями пробандов AOS. В исследовании семьи Роскоммон% 13 , 26 ОР шизофрении, ШРЛ или параноидальных расстройств личности у родителей пробандов с АОС составил 5.8% по сравнению с 15,1% у родителей пробандов COS в этом исследовании.

Наши слепые диагностические процедуры выявили довольно низкие показатели расстройств узкого спектра шизофрении у родственников пробандов из общины. Однако более высокий RR расстройства шизофренического спектра у родителей и братьев и сестер пробандов COS, вероятно, не связан с тем, что наша контрольная группа сообщества является «сверхнормальной контрольной группой». Как отмечалось выше, 31% пробандов из контрольной группы получили психиатрический диагноз.Более того, частота униполярного и биполярного расстройства у родителей контрольной группы сообщества находится в пределах диапазона, указанного в предыдущих выборках сообщества.

Совокупность расстройств шизофренического спектра у родственников пробандов COS демонстрирует значительную степень диагностической специфичности по сравнению с родственниками пробандов с СДВГ. Шизофрения встречается у родителей пробандов с СДВГ в базовой популяции и значительно реже, чем у родителей пробандов с COS.Эти результаты согласуются с предыдущими семейными исследованиями пробандов с СДВГ.

Ограничения этого исследования включают тот факт, что размер выборки в группе COS, хотя и намного больше, чем в предыдущих исследованиях семейства COS, все же был относительно небольшим. Кроме того, мы не можем определить, в какой степени текущая выборка репрезентативна для детей с расстройством шизофренического спектра.Очевидно, что текущие результаты необходимо воспроизвести в другом семейном исследовании детей с шизофренией.

Увеличение RR расстройств узкого спектра шизофрении у родителей пробандов COS по сравнению с показателями, наблюдавшимися в предыдущих исследованиях пробандов AOS, основано на исследованиях, в которых не использовались полностью сопоставимые методы интервью и диагностические процедуры. Хотя результат этого сравнения весьма интригующий, для того, чтобы сделать твердые выводы о дифференциальной агрегации, необходимо прямое сравнение частоты расстройств у родственников пробандов с COS и AOS, диагностированных одинаковыми методами.

Принята к публикации 22 января 2001 г.

При поддержке исследовательских грантов Mh55112 (Dr Asarnow), MH 49716 (Dr Nuechterlein), Mh56981 (Dr Asarnow), Mh40911 (Dr Nuechterlein) и Mh24584 (Dr Nuechterlein) Национального института психического здоровья, Bethesda, MD, и Фонд Деллы Мартин, Лос-Анджелес, Калифорния (доктор Асарнов).

Мы благодарим семьи, которые участвовали в этом исследовании, и агентства (Дети и взрослые с синдромом дефицита внимания / гиперактивности, Департамент психического здоровья округа Лос-Анджелес, педиатрическая группа Desconso, Пасадена, Калифорния, и Леонарда «Скип» Бейкера, доктора медицины) которые направили семьи к этому исследованию.Мы также благодарим Кэрол Джаннини, магистр здравоохранения, Тампсена Торпа, доктора философии, Хайди Куппингер, доктора философии, Энн Футтернан, доктора философии, Кеннета Суботника, доктора философии, Шэрон Талуик, доктора философии, Дайану Пейн, доктора философии, Лори Пост, доктора философии, Патрисию Миллер, бакалавр наук, и Ричарда Торквато, Массачусетс, за помощь в сборе данных, и Дебби Вайсман за помощь в подготовке статьи.

Автор, ответственный за переписку: Роберт Ф. Асарнов, доктор философии, профессор психиатрии и биоповеденческих наук Делла Мартин, Департамент психиатрии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, 48-240C NPI, 760 Westwood Plaza, Los Angeles, CA

-1759.

2.

Рапопорт
Jed «Взрослые» психические расстройства в детстве . Вашингтон, округ Колумбия, «Американская психиатрическая пресса», 1999;

3, Асарнов
Р.Каратекин
C Шизофрения в детском возрасте. Коффи
CEBrumback
RAeds Американский учебник психиатрической прессы по детской нейропсихиатрии. Лондон, Англия American Psychiatric Press 1998; 617-648Google Scholar4.Jacobsen
LKRapoport
JL Reseach update: Детская шизофрения: значение клинических и нейробиологических исследований. J Детская психическая психиатрия. 1998; 39101-1113Google ScholarCrossref 5.Kendler
KSDiehl
SR Генетика шизофрении: современная генетическая эпидемиологическая перспектива. Schizophr Bull. 1993; 19261–284Google ScholarCrossref 6.Kolvin
IOunstead
Чамфри
MMcNay
A Исследования детских психозов, II: феноменология детских психозов. Br J Психиатрия. 1971; 118389-395Google Scholar7.Kallmann
FJRoth
M Генетические аспекты шизофрении в предподростковом возрасте. Am J Psychiatry. 1956; 112599-606 Google Scholar8 Кориелл
WZimmerman
M Расстройство личности в семьях испытуемых с депрессией, шизофренией и никогда не болеющих. Am J Psychiatry. 1989; 146496-502Google Scholar9.Kendler
К.С. Генетика шизофрении. Каплан
HISadock
BJeds Всеобъемлющий учебник психиатрии. Балтимор, Мэри Уильямс и Уилкинс, 1997; 321-357, Google Scholar, 10. Барон.
MGruen
РАснис
LLord
S Семейная передача шизотипических и пограничных расстройств личности. Am J Psychiatry. 1985; 142927- 934Google Scholar11.Levinson
DFMowry
BJ Определение спектра шизофрении: проблемы для исследований генетической связи. Schizophr Bull. 1991; 17491-514Google ScholarCrossref 12.Tsuang
MTGilbertson
MWFaraone
С.В. Генетика шизофрении: современные знания и направления на будущее. Schizophr Res. 1991; 4157-171Google ScholarCrossref 13.Kendler
KSMcGuire
MGruenberg
AMO’Hare
ASpellman
MWalsh
D Исследование семьи Роскоммон, III: расстройства личности у родственников, связанные с шизофренией. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50781-788Google ScholarCrossref 14.Kendler
KS Супер-нормальная контрольная группа в психиатрической генетике: возможные артефакты для коагрегации. Психиатр Генет. 1990; 145-53Google Scholar 15.Tsuang
MTFleming
Я.Кендлер
К.С.Грюнберг
А.С. Выбор элементов управления для семейных исследований: предубеждения и последствия. Arch Gen Psychiatry. 1988; 451006-1008Google ScholarCrossref 16.

Orvaschel
EPuig-Antich
J Программа лечения аффективного расстройства и шизофрении для детей школьного возраста: эпидемиологическая версия (K-SADS-E) .Филадельфийский медицинский колледж Пенсильвании, 1987 год;

17, Рассел
ATBott
ISammons
C Феноменология шизофрении, возникающей в детстве. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 1989; 28399-407Google ScholarCrossref 18.

Американская психиатрическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пересмотренное третье издание . Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация, 1987 год;

19 Робинс
LNHelzer
Дж.Круган
Дж. Рэтклифф
График диагностического интервью Национального института психического здоровья штата Канзас: его история, характеристики и достоверность. Arch Gen Psychiatry. 1981; 38381-389Google ScholarCrossref 20.

Крыло
JKCooper
JESartorius
N Измерение и классификация психиатрических симптомов: Руководство по программам PSE и CATEGO . Лондон, Англия, издательство Кембриджского университета, 1974;

21. Регье
DAMyers
JKKramer
MRobins
LNBlazer
DGHough
RLEaton
WWLocke
BZ Программа NIMH по эпидемиологическому бассейну: исторический контекст, основные цели и характеристики населения. Arch Gen Psychiatry. 1984; 41934- 941Google ScholarCrossref 22. Робинс
LNHelzer
JEWeissman
MMOrvaschel
Х.Грюнберг
EBurke
JDRegier
DA Пожизненная распространенность конкретных психических расстройств в трех местах. Arch Gen Psychiatry. 1984; 41949-958Google ScholarCrossref 23.

Spitzer
Р.Л.Уильямс
JBW Структурированное клиническое интервью для DSM-III-R: расстройства личности . Отдел биометрических исследований Нью-Йорка, Психиатрический институт штата Нью-Йорк, 1986;

24.Фогельсон
DLNuechterlein
KHAsarnow
РФСуботник
К.Л.Талович
SA Надежность структурированного клинического интервью для DSM-III-R , Axis II: шизофренический спектр и расстройства аффективного спектра. Psychiatry Res. 1991; 3955-63Google ScholarCrossref 25.

Gershon
ES Интервью с контрольным списком симптомов в относительном психиатрическом анамнезе (RPH) . Бетесда, штат Мэриленд, Национальный институт психического здоровья, 2985;

26.Кендлер
KSMcGuire
MGruenberg
MDO’Hare
ASpellman
MWalsh
D Исследование семьи Роскоммон, I: методы, диагностика пробандов и риск шизофрении у родственников. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50527-540Google ScholarCrossref 27.SAS Institute, Программное обеспечение: изменения и улучшения. Технический отчет SAS. Кэри, NC SAS Institute 1992; Google Scholar28.Roy
MAWalsh
Д.Кендлер
К.С. Точности и неточности семейно-исторического метода: многомерный подход. Acta Psychiatr Scand. 1996; 93224-234Google ScholarCrossref 29.Thompson
WDOrvaschel
HPrusoff
BAKidd
К.К. Оценка метода семейно-исторической диагностики психических расстройств. Arch Gen Psychiatry. 1982; 3953-58Google ScholarCrossref 30.Orvaschel
Хомпсон
WDBelanger
APrusoff
BAKidd
К.К. Сравнение метода семейного анамнеза с прямым интервью: факторы, влияющие на диагностику депрессии. J Affect Disord. 1982; 449-59Google ScholarCrossref 31. Gershon
ESGuroff
JJ Информация от родственников: диагностика аффективных расстройств. Arch Gen Psychiatry. 1984; 41173-180Google ScholarCrossref 32.Andreasen
NCRice
Джендикотт
JReich
TCoryell
W Семейно-исторический подход к диагностике: насколько он полезен? Arch Gen Psychiatry. 1986; 43421-429Google ScholarCrossref 33. Ram
РБромет
EJEaton
WPato
CSchwartz
JE Естественное течение шизофрении: обзор исследований при первой госпитализации. Schizophr Bull. 1992; 18185-207Google ScholarCrossref 34.Maurer
Хафнер
H Методологические аспекты оценки дебюта шизофрении. Schizophr Res. 1995; 15265-276Google ScholarCrossref 35.Baron
MGruen
RRainier
JDKane
Яснис
LLord
Семейное исследование шизофрении и нормальных контрольных пробандов: значение для концепции спектра шизофрении. Am J Psychiatry. 1985; 142447-455Google Scholar 36.Дети
BScrivner
CR Возраст начала и причины заболевания. Perspect Biol Med. 1986; 29437-460Google Scholar 37.Kendler
К.С. Ограничения соотношения показателей конкордантности у монозиготных и дизиготных близнецов. Arch Gen Psychiatry. 1989; 46477-478Google ScholarCrossref 38.

Gottesman
IIShields
J Шизофрения: эпигенетическая головоломка . Нью-Йорк, NY Cambridge University Press, 1982;

39. Майер
WLichtermann
DMinges
JHallmayer
JHeun
РБенкерт
О.Левинсон
Д.Ф. Непрерывность и прерывность аффективных расстройств и шизофрении: результаты контролируемого семейного исследования. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50871-883Google ScholarCrossref 40.Kendler
К.С.Карковский-Шуман
LWalsh
D Возраст начала шизофрении и риск заболевания у родственников. Br J Психиатрия. 1996; 169213-218Google ScholarCrossref 41.Sham
PCJones
PRussell
AGiluarry
KBebbington
PLewis
SToone
AMurray
R Возраст начала, пол и семейная психическая заболеваемость при шизофрении: исследование Camberwell Collaborative Psychosis. Br J Психиатрия. 1994; 165466-473Google ScholarCrossref 42.Faraone
SVBiederman
J Генетика синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. Клиника детской подростковой психологии North Am. 1994; 3285-300Google Scholar 43.Hechtman
L Семьи детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности: обзор. Can J Psychiatry. 1996; 41350-360 Google Scholar

Вопросы и ответы эксперта: Расстройства личности

Меня беспокоит, что у моего друга может быть расстройство личности.Я не думаю, что она подумает о том, чтобы пройти обследование или получить помощь. Что я могу сделать?

Людям с расстройствами личности часто трудно брать на себя ответственность за свои чувства и поведение. Иногда они даже обвиняют других в своих проблемах. Однако каждый из них страдает и осознает, что их жизнь не ладится. Рассказывая подруге о ее болезненных переживаниях или разочарованиях и разочарованиях в ее жизни, и предлагая выслушать, может быть способом помочь ей подумать о лечении.Если у вас был успешный терапевтический опыт, поделитесь им со своим другом, даже если это не обязательно связано с «личностными проблемами» (отталкивающий термин для многих). Большинство людей с расстройствами личности обращаются к лечению с другой проблемой, такой как депрессия, тревога, злоупотребление психоактивными веществами, потеря работы, романтический разрыв и т.д. совершить длительное лечение вначале.

У моей подруги диагностировали пограничное расстройство личности.Я хочу поддержать его и помочь ему, но было чрезвычайно трудно справиться с его гневом, агрессивностью и паранойей. Как я могу помочь ему, не чувствуя себя оскорбленным и не обиженным?

Люди с пограничным расстройством личности имеют серьезные проблемы во взаимоотношениях. С одной стороны, они могут быть очень нуждающимися и цепкими в отношениях. С другой стороны, они отталкивают людей, потому что они не уверены в себе и не доверяют другим. Они предпочли бы быть тем, кто уйдет, чем тем, кого бросили.Чтобы терпеть гнев и агрессию пограничного человека, члены семьи должны понимать, что этот человек реагирует из-за чувства слабости и страдания. Это не означает, что члены семьи должны мириться с гневом и оскорблениями, направленными на них — необходимо установить ограничения. Члены семьи должны иметь возможность уйти, если это необходимо, из ситуации для их же блага и без чувства вины. Чтобы помочь человеку с пограничным расстройством личности, люди должны уважать себя достаточно, чтобы защитить себя.Если вы позволите себе подвергнуться насилию, вы отреагируете гневом, оттолкнете своего брата и подтвердите его подозрения, что вы его не любите (достаточно).

Терапевт порекомендовал моему сыну с пограничным расстройством личности диалектическую поведенческую терапию. Что это будет включать? Это лучше, чем другие виды терапии?

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) — это один из видов психотерапии, который эффективен при лечении людей с пограничным расстройством личности. Другие эффективные психотерапевтические методы включают психотерапию, ориентированную на перенос (TFP), терапию, основанную на ментализации (MBT), когнитивно-поведенческую терапию (CBT) и различные формы поддерживающей психотерапии.DBT был разработан для лечения поведения, связанного с суицидом (например, самолечение и передозировка наркотиков), которые часто встречаются у людей с пограничным расстройством личности. Кажется, он особенно подходит для этих задач. DBT обычно включает еженедельный индивидуальный сеанс психотерапии и еженедельный групповой сеанс. Они направлены на повышение осведомленности человека о ситуациях и чувствах, которые приводят к саморазрушительным действиям. DBT помогает людям научиться контролировать эмоции, чувствовать себя более компетентными и способными справляться с отношениями, а также понимать способы борьбы с болезненными чувствами, которые не являются разрушительными.Обычно терапия длится не меньше года. Терапевты должны быть хорошо обучены.

Может ли человек перерасти расстройство личности? Нужно ли лечение?

Некоторые теории расстройства личности рассматривают его как задержку в развитии, из которой человек может вырасти. Исследования показывают, что значительное количество детей и подростков сообщают о признаках и симптомах, соответствующих расстройству личности. У многих эти симптомы со временем уменьшаются. Дети с большим количеством симптомов подвергаются большему риску получить диагноз расстройства личности в раннем взрослом возрасте.Итак, с одной стороны, можно утверждать, что время решит многие проблемы личности. С другой стороны, если молодой человек подвержен риску серьезного психического расстройства, которое может иметь разрушительные последствия, следует рекомендовать раннее вмешательство и профилактику. В настоящее время этот подход набирает обороты. Клиники и терапевты все чаще признают и разрабатывают методы лечения симптомов расстройства личности у детей и подростков.

В чем разница между пограничным расстройством личности и биполярным расстройством?

И пограничное расстройство личности, и биполярное расстройство включают импульсивность и нестабильные эмоциональные переживания и настроение.Однако люди с пограничным расстройством личности также имеют проблемы с самооценкой и отношениями. В частности, люди с пограничным расстройством личности имеют нарушения идентичности, такие как нестабильное самоощущение и хроническое чувство пустоты. У них также есть отношения, в которых они чередуют крайности: видят кого-то хорошим / достойным и видят в нем плохого / никчемного. Они испытывают сильный страх, что их бросят другие, от которых они чувствуют себя зависимыми. Как правило, признаки пограничного расстройства личности проявляются в течение как минимум нескольких лет (хотя со временем они появляются и исчезают), в то время как признаки и симптомы биполярного расстройства проявляются эпизодически.

Часто ли люди страдают более чем одним расстройством личности?

Технически, согласно DSM-5 1 , человек может получить более одного диагноза расстройства личности. Люди, которым поставлен диагноз расстройства личности, чаще всего подходят для более чем одного диагноза. Человек с тяжелым расстройством личности может соответствовать критериям четырех, пяти или даже более расстройств! На практике врачи обычно признают, что соответствие большему количеству критериев расстройства личности означает более тяжелое расстройство.

Похоже ли шизотипическое расстройство личности на шизофрению?

Шизотипическое расстройство личности включает в себя набор социальных и межличностных проблем и крайний дискомфорт при близких личных отношениях. Люди с шизотипическим расстройством личности также испытывают искаженное мышление и восприятие и имеют странное поведение. Шизофрения включает психотические симптомы, такие как бред, галлюцинации и неорганизованная речь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.