Разное

Маме за меня стыдно: Маме за меня стыдно — 51 ответ на форуме Woman.ru

Содержание

6 типов токсичных родителей и как правильно себя с ними вести

Эту статью можно не только прочитать, но и послушать. Если вам так удобнее — включайте подкаст.

Сюзан Форвард

Доктор философии, психотерапевт, автор книг «Токсичные родители», «Мужчины, которые ненавидят женщин, и женщины, которые их любят», «Эмоциональный шантаж».

Токсичные родители травмируют своих детей, обращаются с ними жестоко, унижают, причиняют вред. Причём не только физический, но и эмоциональный. Они продолжают это делать, даже когда ребёнок становится взрослым.

1. Непогрешимые родители

Такие родители воспринимают детское неподчинение, малейшие проявления индивидуальности как нападение на них самих, поэтому и защищаются. Они оскорбляют и унижают ребёнка, разрушают его самооценку, прикрываясь благой целью «закалить характер».

Как проявляется воздействие

Обычно дети непогрешимых родителей считают их совершенством. У них включается психологическая защита.

  • Отрицание. Ребёнок придумывает другую реальность, в которой родители его любят. Отрицание даёт временное облегчение, которое дорого обходится: рано или поздно оно выливается в эмоциональный кризис.
    Пример: «На самом деле мама не оскорбляет меня, а делает лучше: открывает глаза на неприятную правду».
  • Отчаянная надежда. Дети всеми силами цепляются за миф о совершенных родителях и винят себя во всех несчастьях.
    Пример: «Я недостоин хорошего отношения, мама и папа хотят мне добра, а я это не ценю».
  • Рационализация. Это поиск веских причин, которые объясняют происходящее, чтобы сделать его менее болезненным для ребёнка.
    Пример: «Мой отец бил меня не чтобы причинить вред, а чтобы преподать мне урок».

Что делать

Осознать, что вашей вины в том, что родители постоянно переходят на оскорбления и унижения, нет. Поэтому стараться что-то доказать токсичным родителям смысла нет.

Хороший способ разобраться в ситуации — посмотреть на случившееся глазами стороннего наблюдателя. Это позволит осознать, что родители не такие уж и непогрешимые, и переосмыслить их поступки.

2. Неадекватные родители

Определить токсичность и неадекватность родителей, которые не бьют и не третируют ребёнка, сложнее. Ведь в этом случае вред наносится не действием, а бездействием. Зачастую такие родители сами ведут себя как бессильные и безответственные дети. Они заставляют ребёнка быстрее взрослеть и удовлетворять их потребности.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок становится родителем себе, младшим братьям и сёстрам, собственным матери или отцу. Он теряет детство.
    Пример: «Как ты можешь проситься гулять, когда твоя мать не успевает всё постирать и приготовить ужин?».
  • Жертвы токсичных родителей испытывают чувство вины и отчаяния, когда не могут сделать что-то для блага семьи.
    Пример: «Я не могу уложить спать младшую сестрёнку, она всё время плачет. Я плохой сын».
  • У ребёнка могут пропасть эмоции из-за отсутствия эмоциональной поддержки от родителей. Став взрослым, он испытывает проблемы с самоидентификацией: кто он, чего хочет от жизни и любовных отношений.
    Пример: «Я поступил в вуз, но мне кажется, что это не та специальность, которая мне нравится. Я вообще не знаю, кем хочу быть».

Что делать

Домашние дела не должны занимать у ребёнка больше времени, чем учёба, игры, прогулки, общение с друзьями. Доказать токсичным родителям это сложно, но можно. Оперируйте фактами: «Я буду плохо учиться, если уборка и приготовление еды будут только на мне», «Врач посоветовал мне больше проводить время на свежем воздухе и заниматься спортом».

3. Контролирующие родители

Чрезмерный контроль может выглядеть как осторожность, осмотрительность, забота. Но токсичные родители в этом случае заботятся только о себе. Они боятся стать ненужными, а потому делают так, чтобы ребёнок максимально от них зависел, чувствовал себя беспомощным.

Любимые фразы токсичных контролирующих родителей:

  • «Я делаю это исключительно для тебя и твоей пользы».
  • «Я поступил так, потому что я тебя очень люблю».
  • «Сделай это, или я с тобой больше не буду разговаривать».
  • «Если ты не выполнишь это, у меня случится инфаркт».
  • «Не сделаешь — перестанешь быть членом нашей семьи».

Всё это означает одно: «Я делаю это, потому что страх потерять тебя настолько велик, что я готов сделать тебя несчастным».

Родители-манипуляторы, предпочитающие скрытый контроль, добиваются своего не прямыми просьбами и приказами, а исподтишка, формируя чувство вины. Они оказывают «бескорыстную» помощь, которая формирует чувство долга у ребёнка.

Как проявляется воздействие

  • Контролируемые токсичными родителями дети становятся излишне тревожными. У них исчезает желание быть активными, исследовать мир, преодолевать трудности.
    Пример: «Я очень боюсь путешествовать на автомобиле, потому что мама всегда утверждала, что это очень опасно».
  • Если ребёнок попытается спорить с родителями, ослушаться их, это грозит ему чувством вины, собственного предательства.
    Пример: «Я без разрешения остался с ночёвкой у друга, наутро мама слегла с больным сердцем. Никогда не прощу себе, если что-то с ней случится».
  • Некоторые родители обожают сравнивать детей между собой, создавать атмосферу озлобленности и ревности в семье.
    Пример: «Твоя сестра намного умнее тебя, в кого же ты уродилась?».
  • Ребёнок постоянно чувствует, что недостаточно хорош, он стремится доказать свою значимость.
    Пример: «Я всегда стремился стать таким, как мой старший брат, и даже пошёл, как и он, учиться на медика, хотя хотел стать программистом».

Что делать

Выйти из-под контроля, не опасаясь последствий. Как правило, это обычный шантаж. Когда вы поймёте, что не являетесь частью ваших родителей, то перестанете от них зависеть.

4. Пьющие родители

Родители-алкоголики обычно отрицают, что проблема существует в принципе. Мама, страдающая от пьянства супруга, выгораживает его, оправдывает частое употребление спиртного необходимостью снять стресс или проблемами с начальником.

Ребёнку обычно внушают, что сор из избы выносить не стоит. Из-за этого он постоянно напряжён, живёт в страхе нечаянно предать семью, раскрыть секрет.

Как проявляется воздействие

  • Дети алкоголиков часто становятся одиночками. Они не умеют выстраивать дружеские или любовные отношения, страдают от ревности и подозрительности.
    Пример: «Я всегда боюсь, что любимый человек принесёт мне боль, поэтому не завожу серьёзных отношений».
  • В такой семье ребёнок может вырасти гиперответственным и неуверенным в себе.
    Пример: «Я постоянно помогала маме укладывать напившегося отца. Мне было страшно, что он умрёт, я переживала, что ничего не могу с этим поделать».
  • Ещё одно токсичное воздействие таких родителей — превращение ребёнка в «невидимку».
    Пример: «Мама пыталась отучить отца от пьянства, кодировала его, постоянно искала новые лекарства. Мы были предоставлены сами себе, никто не спрашивал, поели ли мы, как учимся, чем увлекаемся».
  • Дети страдают от чувства вины.
    Пример: «В детстве мне постоянно говорили: „Если бы ты вёл себя хорошо, папа бы не пил“».

По статистике, каждый четвертый ребёнок из семьи алкоголиков сам становится алкоголиком.

Что делать

Не брать на себя ответственность за то, что родители пьют. Если получится убедить их, что проблема существует, есть шанс, что они задумаются о кодировании. Общайтесь с благополучными семьями, не давайте убедить себя, что все взрослые одинаковые.

5. Унижающие родители

Такие родители постоянно оскорбляют и критикуют ребёнка, зачастую беспочвенно, или подшучивают над ним. Это может быть сарказм, насмешки, обидные прозвища, унижение, которое выдают за заботу: «Я хочу помочь тебе исправиться», «Нужно подготовить тебя к жестокой жизни». Родители могут сделать ребёнка «соучастником» процесса: «Он же понимает, что это всего лишь шутка».

Иногда унижение связано с чувством конкуренции. Родители чувствуют, что ребёнок доставляет им неприятные эмоции, и подключают давление: «Ты не можешь добиться большего успеха, чем я».

Как проявляется воздействие

  • Такое отношение убивает самооценку и оставляет глубокие эмоциональные шрамы.
    Пример: «Я долгое время не мог поверить, что способен на что-то большее, чем вынести мусор, как говорил мой отец. И ненавидел себя за это».
  • Дети родителей-конкурентов платят за своё душевное спокойствие саботажем своих успехов. Они предпочитают занижать свои реальные способности.
    Пример: «Я хотела участвовать в конкурсе уличных танцев, хорошо подготовилась к нему, но так и не решилась попробовать. Мама всегда говорила, что у меня не получится танцевать, как она».
  • Движущей силой жёстких словесных атак могут стать нереалистичные надежды, которые взрослые возложили на ребёнка. И именно он страдает, когда иллюзии рушатся.
    Пример: «Папа был уверен, что я стану великим хоккеистом. Когда же меня в очередной раз исключили из секции (я не любил и не умел кататься на коньках), он долго обзывал меня никчёмным и ни на что не способным».
  • Из-за неудач детей у токсичных родителей обычно наступает апокалипсис.
    Пример: «Я постоянно слышал: „Лучше бы ты не родился“. И это из-за того, что я не занял первое место на олимпиаде по математике».

У выросших в таких семьях детей часто бывают суицидальные наклонности.

Что делать

Найдите способ блокировать оскорбления и унижения, чтобы они не ранили вас. Не давайте перехватить инициативу в разговоре. Если отвечать односложно, не поддаваться на манипуляции, оскорбления и унижения, токсичные родители не достигнут своей цели. Помните: вы не обязаны им ничего доказывать.

Заканчивайте общение тогда, когда этого хотите вы. И желательно до того, как вы начали ощущать неприятные эмоции.

6. Насильники

Родителей, считающих насилие нормой, с большой долей вероятности воспитывали точно так же. Для них это единственная возможность выплеснуть гнев, справиться с проблемами и негативными эмоциями.

Физическое насилие

Сторонники телесных наказаний обычно вымещают на детях свои страхи и комплексы или искренне считают, что порка пойдёт на пользу воспитанию, сделает ребёнка мужественным и сильным. В реальности всё наоборот: физические наказания наносят сильнейший ментальный, эмоциональный и телесный вред.

Сексуальное насилие

Сюзан Форвард характеризует инцест как «эмоциональное разрушительное предательство базового доверия между ребёнком и родителем, акт полной извращённости». Маленькие жертвы находятся в полной власти агрессора, им некуда идти и некого просить о помощи.

90% детей, переживших сексуальное насилие, никому об этом не говорят.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок испытывает чувство беспомощности и отчаяния, ведь просьба о помощи может быть чревата новыми вспышками гнева и наказанием.
    Пример: «Я практически до совершеннолетия никому не рассказывала о том, что меня бьёт мать. Потому что знала: никто не поверит. Синяки на моих ногах и руках она объясняла тем, что я люблю бегать и прыгать».
  • Дети начинают себя ненавидеть, их эмоции — постоянный гнев и фантазии на тему мести.
    Пример: «Долго не мог себе признаться, но в детстве я хотел задушить отца, пока он спит. Он бил мою маму, младшую сестру. Рад, что его посадили».
  • Сексуальное насилие не всегда подразумевает контакты с телом ребёнка, но оно не менее разрушительно. Дети чувствуют себя виноватыми в произошедшем. Им стыдно, они боятся рассказывать кому-то о том, что произошло.
    Пример: «Я была самой тихой ученицей в классе, боялась, что в школу вызовут моего отца, тайна раскроется. Он запугал меня: постоянно говорил, что если это случится, все подумают, что я сошла с ума, меня отправят в психушку».
  • Дети держат боль в себе, чтобы не развалить семью.
    Пример: «Я видела, что мама очень любит отчима. Однажды я попыталась намекнуть ей, что он относится ко мне „по-взрослому“. Но она так расплакалась, что я больше не решилась заговаривать об этом».
  • Человек, переживший в детстве насилие, часто ведёт двойную жизнь. Он чувствует себя отвратительным, но притворяется успешным, самодостаточным человеком. Он не может выстроить нормальные отношения, считает себя недостойным любви. Это рана, которая затягивается очень долго.
    Пример: «Я всегда считала себя „грязной“ из-за того, что сделал со мной в детстве отец. Пойти на первое свидание я решилась после 30 лет, когда прошла несколько курсов психотерапии».

Что делать

Единственный способ спастись от насильника — дистанцироваться, бежать. Не замыкаться в себе, а искать помощи у родных и близких, которым можно доверять, обратиться за помощью к психологам и в полицию.

Как вести себя с токсичными родителями

1. Примите этот факт. И поймите, что изменить родителей вы вряд ли сможете. А вот себя и своё отношение к жизни — да.

2. Помните, что их токсичность не ваша вина. Вы не в ответе за то, как они себя ведут.

3. Общение с ними вряд ли станет иным, поэтому сократите его до минимума. Начинайте разговор, заранее понимая, что он может закончиться для вас неприятно.

4. Если вы вынуждены жить вместе с ними, найдите возможность выпускать пар. Ходите на тренировки в спортзал. Ведите дневник, описывайте в нём не только плохие события, но и положительные моменты, чтобы поддержать себя. Читайте больше литературы о токсичных людях.

5. Не ищите оправдания поступкам родителей. Ваше благополучие должно быть в приоритете.

Читайте также 🧐

«Мне стыдно сказать людям, что у меня есть дочь»

Бантики-косички, платье принцессы, костюм супергероя, знаменитый спортсмен, красный диплом, успешная должность… Мечты о том, каким будет ребенок, – это то, от чего сложно отказаться любой маме. Порой настолько, что она забывает: у ребенка должна быть своя жизнь.

Но мы же хотим ему счастья! Откуда он может знать, что для него хорошо, а что плохо? Кто лучше самых близких людей может помочь сделать правильный выбор? Под благими намерениями родители, сами не отдавая себе отчет, реализуют свои планы и мечты с помощью ребенка. Нам только кажется, что дети ничего не смыслят в жизни, просто мы умеем подавлять их инициативу и выбор.

Когда представление родителей и детей о счастье не совпадают, начинаются конфликты, считает педагог Марина Солотова. Она рассказала, с какими проблемами сталкиваются современные подростки.

“Бросай эту дурь, мне стыдно сказать людям, что у меня есть дочь”

«Зачем вам ребенок?» – спрашиваю я мам, которые приходят ко мне на консультацию.

Вопрос вызывает сначала недоумение. Потом раздражение – «Ну, это же понятно!»

Нет, непонятно мне. Ну вот так получилось – непонятно, и все. Если вам понятно – сформулируйте, пожалуйста, четко ответ на вопрос: зачем вы рожали ребенка?

Интересно наблюдать, как мамы пытаются сформулировать ответ на очень простой, по их мнению, вопрос. Чаще всего мамы начинают говорить: «Ну, я вышла замуж…» Ответ неверный, я не спрашиваю, что предшествовало, я спрашиваю – ЗАЧЕМ. Или, к примеру: «Мне было уже 28 лет…» И что?

В результате получается что-то вроде «чтобы реализоваться как женщина и мать» или «для продолжения рода». Иногда слышала такие ответы-признания: «Ни зачем, просто так принято». Или: «Ну забеременела нечаянно, пришлось рожать». Или: «Чтобы удержать рядом мужчину». Или: «Рожала для себя, потому что боялась остаться одна». То есть то, что кажется очевидным, перестает быть таковым, когда это надо произнести вслух. И тут нужно признаться себе, что решение было не вполне осознанным или никак не связанным с интересами нового человека, который появился на свет…

А между тем, вопрос ведь совсем не праздный. Потому что, ответив на него честно, мы автоматически получим ответы на многие вопросы, которые возникают у нас по отношению к своим детям. Поймем несостоятельность большинства наших претензий к подрастающим детям.

«Мне стыдно сказать людям, что у меня есть дочь» 

«Я хотела реализоваться как мать» – ответила мне мама моей ученицы Инны. За полчаса до этого Инна плакала навзрыд и показывала мне переписку с мамой по смс.

«Я заболела из-за тебя, – писала мама Инне, – мне стыдно сказать людям, что у меня есть дочь. Я думала, что буду тобой гордиться, а получилось наоборот». Инна рассказала, что мама уже месяц не разговаривает с ней.

Причина маминого гнева – успеваемость дочери. Девятый класс девочка закончила без троек и вполне как дочь маму устраивала. А в десятом резко сдала. И перестала заслуживать мамину любовь. Потому что: «Как же так?! Она же должна учиться! У нас в семье все с высшим образованием!»

Это был очень долгий и трудный разговор с мамой, которая почему-то решила, что реализоваться как мать она может только с дочерью-отличницей. Я рассказывала о том, как плачет Инна и как ей сейчас не хватает маминой поддержки и маминого тепла.

Как она сама пытается разобраться в причинах резкого падения успеваемости и не может. Как не понимает, почему все, что она вчера выучила, сегодня вылетело из головы. Как она пугается, увидев список сочинений, рефератов и тестов, которые ей надо сдать, чтобы исправить эти оценки и тем самым заслужить право разговаривать с мамой…

 Их счастье может быть совсем другим 

Каждая из нас, готовясь стать мамой, рисует себе сценарий. Вот я заплетаю дочери красивые косички. Вот наряжаю ее в принцессино платье. Вот сижу в зале и плачу от радости, а моя дочь на сцене танцует па-де-де из балета «Щелкунчик». Вот она знакомит меня с женихом – аспирантом МГУ.

Никому не рисуются в сознании картинки с рваными джинсами, зелеными волосами и друзьями на байках или из неблагополучных семей. Потому что мы же придумываем ребенку Счастье. И мало кому из нас приходит в голову, что оно, дочкино Счастье, может быть совсем другим и вовсе не похожим на то, которое мы СЕБЕ придумали.

Я часто вижу детей, которые благодаря родительским сценариям и режиссуре упускают свое Счастье, свое Дело, свой Путь, свою Любовь… Прирожденный репортер поступает в нефтегазовый университет. Девочка, мечтающая играть в хоккей, со слезами приходит к нам на занятия журналистикой.

«С этим мальчиком не дружи, он мне не нравится. Нет, бальные танцы – это не для мужчины. Пора бросать эту дурь – скалолазание, надо учить языки. В педагогический – только через мой труп. Вот принеси мне свидетельство об окончании музыкальной школы, а потом делай что хочешь. Я так мечтала стать архитектором, но у меня не было возможности, а у тебя – пожалуйста…» – узнаёте? Зачастую сценарий пишется на основе собственных нереализованных мечтаний. То есть родители убеждены, что в жизни ребенка должны сбываться ИХ мечты, реализовываться ИХ планы.

Непримиримый бой за собственный выбор 

Что происходит, если наш сценарий Счастья не совпадает с тем, который написал себе ребенок? Вариантов несколько. Иногда ребенок изо всех сил старается соответствовать родительским ожиданиям. Ломая собственные представления о том, что для него хорошо. Соглашаясь на условия, которые ему совсем не подходят. Становясь инженером вместо того, чтобы варить борщи. Плохим инженером вместо хорошего повара. Занимаясь ненавистной музыкой. Решая ненавистные задачи по физике. Вырастая несчастливым человеком родителям на радость.

Чаще дети протестуют, вступая в непримиримый бой за собственный выбор. Протестуют как могут. Одни в открытую – со скандалами, истериками, конфликтами, бойкотами и хлопанием дверью. Другие – обманывая, изворачиваясь, вопреки всему делая то, что нравится. Третьи – как Инна, когда руки просто опускаются и ресурс заканчивается в самом начале пути. И тогда несчастными становятся обе стороны, и последствия непредсказуемы.

Идеальный вариант – если родители смиряются с тем, что сценарий не получился. Что они сочиняли про войну, а ребенок больше любит про любовь.

И тогда мама и папа говорят: «Хорошо. Это твой выбор и твой путь. Мы поможем, если наша помощь тебе понадобится. Мы будем рядом в горе и в радости. Если ты поймешь, что ошибся, мы вместе решим, как начать все сначала. Потому что мы тебя любим». И это единственный расклад, при котором счастливыми становятся все.

 «У вас осталось несколько недель» 

Я пыталась объяснить Инниной маме, что жизнь ее ребенка не закончилась в первом полугодии 10-го класса. Что ее, мамин, бойкот никак не поможет дочери исправить оценки. Что ее оценки вообще никак не должны влиять на отношения матери с дочерью. Что надо искать настоящую причину резкого падения успеваемости, а не требовать от ребенка исправления того, чего она исправить не может. Что, в конце концов, хорошая маникюрша может зарабатывать больше, чем директор завода, и при этом спит спокойно.

Я слышала в ответ: «Она должна! У нас в семье все с высшим образованием! Она не должна лениться! Я не хочу иметь в семье пэтэушницу!». А в конце разговора я сказала:

– У вас осталось совсем немного времени. Возможно – несколько недель.

– Для чего? – спросила мама. – Чтобы исправить оценки?

– Нет. Для того, чтобы сохранить отношения с дочерью. Которые намного важнее оценок.

Зачем мы рожаем ребенка? Правильный ответ: чтобы подарить миру новую Жизнь. Она, эта Жизнь, очень быстро становится отдельной, самостоятельной, самодостаточной. У нее должна быть свобода выбора. Собственный сценарий. И тогда есть шанс, что рядом с этой Жизнью счастливы будут все, кто имеет к ней отношение.

Автор: Марина Солотова

По материалам: www.pravmir.ru

Была ли эта информация полезной?

ДаНет

Девушка, за которой следили родители — The Village Беларусь

В твиттере появился тред: девушка описывает, как в подростковом возрасте столкнулась с гиперопекой со стороны родителей, как ее третировали и как она приспособилась врать, чтобы избежать хотя бы части этой опеки. The Village Беларусь публикует ее опыт и дает комментарий психолога о том, нормально ли это, если родители не дают выйти из дома без присмотра.

Мой случай далеко не самый жесткий по сравнению с теми, что вообще бывает, но я чувствовала себя неизмеримо прокаженной по сравнению с моими ровесниками.

До 15 лет мне практически не разрешали гулять где-либо, кроме собственного двора. Каждый раз, когда друзья/одноклассники звали меня погулять В ЦЕНТРЕ города, мне приходилось пытаться как-то объясниться, почему я никогда с ними не гуляю. Я постоянно чувствовала за себя стыд.

Каждый раз, когда я отстаивала свои права, меня ждала очередная лекция о вездесущих маньяках и педофилах, которые на каждому шагу мерещились моему недоумку-отчиму и поддававшейся его параноидальному влиянию матушке.

Когда мне было 14 лет, я хотела впервые в жизни сходить в кино — без родителей, с подругой. Кинотеатр находился буквально в двух шагах от дома, но мне снова устроили скандал: либо я беру с собой еще и маму, либо не иду в кино вообще. Не стоит описывать то, насколько мне было стыдно за этот пунктик перед моей подругой в тот вечер.

Вплоть до конца 8 класса мне приходилось звонить маме каждый каждый раз, когда я прихожу и ухожу из школы — при том, что мой дом находится в 100 метрах от нее. Одноклассницы в открытую мне говорили, что это очень странно, поэтому я год стыдливо это скрывала, пока не взбунтовалась.

Мне постоянно ставили на телефон приложения для слежки и каждый раз, когда я ходила куда-то, не предупредив родителей звонком (например, в магазин в 20 метрах от школы, чтобы купить булку перед факультативом), дома меня ждали крики и наказание.

Наказанием было лишение телефона. Однажды таким образом в 13 лет я три месяца ходила с кнопочной «Нокией» и не могла пользоваться соцсетями. Этими же приложениями мне постоянно урезали времянахождение в телефоне. Мне дозволялось 1,5 часа в день, после чего единственной доступной для меня функцией были звонки — так отчим пытался не допустить у меня зависимости.

Мне не разрешали проводить время с друзьями, заставляли отчитываться за каждый пройденный метр, отбирали телефон. Знаете, каков результат? Ничего хорошего.

Я постоянно чувствовала себя странной, мне было стыдно перед сверстниками за себя и свою семью.

К 15-16 годам я совершенно не знала свой город и не имела понятия как добраться до остановки, находящейся от меня в 10 минутах ходьбы.

Мне было стыдно появляться на людях с семьей. Более того, мне до сих пор стыдно ходить где-то с мамой, и я с этим борюсь. Я знаю, что в этом ничего такого нет, но мне до сих пор мерещится, что люди вокруг считают меня из-за этого странной асоциальной «маменькиной дочкой».

Я научилась врать. Я систематически врала родителям; оставляла телефон с GPS в школе, когда хотела куда-нибудь сходить. Я врала им куда я иду, с кем я иду, зачем я иду. У меня до сих пор нет доверительных отношений с мамой. Она ничего не знает о моей настоящей жизни, хоть и пытается. Я врала буквально обо всем, что я делала, в итоге ложь превратилась в привычку, от которой я, к счастью, уже избавилась.

Думаете, меня уберегли от зависимости? Нет, зато теперь, когда мне дали свободу, я сижу в соцсетях просто огромнейшее нездоровое количество времени.

У меня до сих пор есть перманентная тревожность, страх того, что Большой Брат накажет меня за то, что я не сказала ему, что собираюсь заскочить в книжный магазин по дороге домой.

У меня появилась огромная нетерпимость к контролю надо мной. Я запросто могу выйти из себя, если кто-то начнет мне что-то указывать, говорить, что делать. Я выхожу из себя, даже когда просто сижу с подругой в кафе, а мама звонит узнать, где я и что я кушаю — по-другому реагировать не получается, хотя я и понимаю, что это просто интерес.

Я с детства стремилась к нормальному общению с детьми, но такой обрыв к доступу к социализации сделал из меня ленивого домоседа, который от безысходности, отчаянного желания общаться и стыда за свои «странности» забил на учебу и начал удаляться во всякие задротские штучки.

Итог: никакого доверия, нездоровая реакция на проявление интереса со стороны родителей, постоянное чувство стыда, ложь и неприспособленность к жизни. С некоторыми пунктами я уже справилась, с некоторыми — нет, но вывод один: детям нужно доверять и давать свободу.


— Однозначно оценку, анализ, видение этой ситуации можно дать, только если встретиться отдельно с девушкой, отдельно с родителями, а потом еще вместе и с девушкой, и родителями — и посмотреть, что они будут говорить друг про друга. Иначе они будут так или иначе манипулировать через психолога или через интернет друг другом. 

Мы можем осуждать этих родителей, но ведь найдется много сотен и тысяч других родителей, которые прекрасно поймут родителей этой девочки. Подросткам хочется самостоятельности, хочется тусить с друзьями, ходить по клубам — и отдельные такие случаи могут приводить к страху родителей. А если родители сами по себе еще невротизированы — то, естественно, они в этом контроле перегибают палку.

Подростки очень любят жаловаться, выкладывать в интернет проблемы, и в силу невротичности они очень часто усугубляют ситуацию, чтобы прямо или косвенно оказать влияние на своих ближних. Подростки даже требуют у родителей, чтобы те их отвели на консультацию к психиатру или психологу, и в кабинете врача как талантливые актеры и актрисы разыгрывают прекрасные партии, и если врач неопытный, сочувствующий, он может повестись на эту игру. 

В таких случаях дети демонстрируют протестные формы поведения: демонстративно курят, делают татуировки, сбегают из дома и вообще делают то, что расстраивает родителей. Вплоть до суицидальных попыток. Я не говорю о завершенных суицидах, а именно о демонстративных попытках. Недавно у меня был случай: девушка села на перила балкона 10-го этажа и угрожала спрыгнуть, если родители подойдут ближе чем на метр. И девушка мне потом об этом рассказывала с улыбкой.

Такие ситуации надо обсуждать. Ребенок пытается защищать свои границы, либо, наоборот, наращивать, требовать большего. В эпоху консьюмеризма подростки требуют новых гаджетов, поездок в такие-то страны и так далее. И эти конфликты надо разрешать обсуждением. Когда ребенок сталкивается с непонятным для него агрессивным поведением родителей, он реагирует на несправедливость, он не может понять, что движет родителями. А родители-то думают, что они стараются на пользу ребенка, не понимая, что делают хуже. Говорят: вот дорастешь до нашего возраста, вот появятся свои дети… Именно поэтому нужно нейтральное участие: опытный врач, педагог или даже член семьи, опытный, старше по возрасту — бабушка, дедушка или, как это традиционно складывалось на наших землях, — крестный/крестная.

Если внутри семьи ребенку не на кого опереться, а дойти до психолога не получается, потому что родители даже в кино не отпускают без кого-либо из взрослых, — тогда надо обратиться к школьному психологу. Второй вариант — если родители действительно серьезно нарушают границы — ребенок может обратиться даже к участковому инспектору или позвонить в милицию — и будет направлен инспектор. Такие случаи были и в моей практике. Вот папа не позволял своей дочери — кстати, уже совершеннолетней — пойти вечером к парню, — и он порвал ей майку. Она позвонила в милицию, приехала инспекция, оформила акт. А поскольку в семье был еще и несовершеннолетний ребенок, то для родителей это вылилось в неприятную цепочку: стоять на учете, отчитываться… Вот таким образом эта девушка отвоевала свои права и, кстати, потом пошла учиться на психолога.



Обложка: Camille Brodard


11 признаков токсичных отношений с матерью – HEROINE

Твои отношения с матерью — одни из первых отношений в жизни, поэтому они значительно влияют на то, как ты живешь и какие отношения с окружающими строишь в дальнейшем. Хорошая новость в том, что ты можешь преодолеть очень многое, приложив к этому чуточку усилий. Для начала стоит определить, что у тебя действительно есть сложности в настоящем времени и они вызваны именно влиянием токсичной матери.

1. Все твои цели построены так, чтобы впечатлить ее

Твое детство с токсичной мамой вполне может стать отправной точкой для появления желания получить ее одобрение, делая то, чего ты на самом деле бы не хотела. Ты совершаешь поступки с подсознательной мыслью о том, что они понравятся маме, а затем ждешь ее реакции. Это могут быть и вступительные в университет; и знакомства с кем-то, кого она уважает; и работа, которую она бы для тебя хотела. Ты постоянно проверяешь, что она знает о новых достижениях, и разочаровываешься, если твои усилия не приводят к ожидаемой реакции. Помни, что твои достижения имеют ценность, даже если мать этого не видит.

2. Ты ловишь себя на том, что ведешь себя как она

Если твое детство прошло в токсичном доме, ты наверняка клялась, что никогда не будешь вести себя так, как твои родители. Но то, как мы ведем себя во взрослом возрасте, в значительной степени зависит от наших установок в детстве. Так что неудивительно, если ты копируешь эти нездоровые признаки.

Когда осознаешь, что многие твои слова и поступки напоминают токсичное поведение твоей матери, это может перерасти в панику. Однако если ты отнесешься к своим привычкам внимательно, проанализируешь их и переосмыслишь реакции, ты сможешь развить свою здоровую личность.

3. Слышишь токсичный голос матери у себя в голове

Порой слова мамы буквально звучат эхом в твоей голове, даже если вы не общались годами или наладили свои отношения, когда ты уже была взрослой. Ты совершаешь ошибку, и до тебя доносится: «Ты ничего не можешь сделать нормально!». Или ты даже сама говоришь себе об этом. С этой негативной записью, проигрывающейся снова и снова, довольно сложно работать, но все еще возможно. Просто помни, что ты имеешь право на ошибку, и это не делает тебя плохим человеком.

4. Ты думаешь о ней постоянно

Если мама была главным источником стресса в твоем детстве, тебе бы хотелось двигаться дальше и не думать о ней лишний раз. Проще сказать, чем сделать: ты регулярно вспоминаешь неприятные комментарии, которые она отпускает по поводу твоей учебы, или перебираешь громкие скандалы. Токсичная мать все еще занимает больше твоего сознания, чем ты хотела бы ей позволить. И это влияет на твои эмоции сильнее, чем думаешь.

5. Ты беспокоишься о ее настроении

Твое настроение порой колеблется в зависимости от ее ответа на вопрос «Как дела?», и ты подбираешь собственную реакцию под слова мамы. Твои границы нарушены, и ты пытаешься сдвинуть свое пространство подальше от ее плохих замечаний, а значит даешь все меньше места для себя самой.

6. Токсичная мать – твой главный мотиватор

Ты выросла под крики мамы, что ты никогда ничего не достигнешь? Или что ты большое разочарование для нее? Эти суровые слова могут быть мотиватором на протяжении всего твоего обучения и последующих лет. Ты управляема ее словами, даже если они действительно помогли тебе бороться и добиться многого.

7. Ты встречаешься с человеком, похожим на нее

Ты повторяешь ту модель отношений, которая была у тебя с матерью, с многими другими людьми на протяжении всей жизни. Это кажется немного странным, однако это происходит потому, что такой тип отношений уже кажется тебе знакомым. Кроме того, порой люди заводят токсичные отношения с надеждой на то, что они, наконец, смогут добиться любви человека, занимающего центральное место в их жизни.

8. У тебя проблемы с границами

Твоя токсичная мама вполне могла повлиять на твою способность находить здоровые отношения и поддерживать их: твои границы не моделируются, так что ты изо всех сил пытаешься понять, где заканчиваешься ты и где начинается другой человек. Отовсюду кажется угроза, если у партнера другое мнение или предпочтения. Ты чересчур привязываешься либо наоборот эмоционально закрыта.

9. Ты перфекционист

Если ты очень жестко относишься к своей работе, это определенно имеет отношение к тому, как ты была воспитана, и тем плохим словам, которые застряли в твоей голове. Люди, выросшие в токсичной среде, чувствуют, что никогда не оправдывают ожиданий других и стараются быть лучшими. Но все равно не получают любви и внимания от окружающих. Они также могут быть гиперчувствительны к критике, бороться с расстройствами пищевого поведения и даже склонны к алкоголизму и наркомании. Трудно смириться с этим, осознавая, насколько сильно на это повлияла твоя мать. Но это серьезный шаг к улучшению своей жизни.

10. Из-за токсичной матери ты чувствуешь себя во всем виноватой

Неважно, что произошло в твоей жизни — ты переживаешь, что это все твоя вина. Некоторые токсичные матери обвиняют детей в том, что они разрушили их жизни. Постоянное чувство вины укореняется, и тебе может казаться, что ты абсолютно все делаешь не так и вот-вот совершишь большую ошибку.

11. Ты пытаешься всем угодить

Если ты в детстве постоянно пыталась угодить чужим желаниям, во взрослом возрасте это приобретает опасные формы. Например, ты покупаешь матери подарки, которые не можешь себе позволить. В других отношениях ты можешь отдавать все не только деньгами, но и другими ресурсами — временем и эмоциями, — считая, что только так достигнешь благосклонности.

Добавить в избранное

Статьи по теме:

Стыдно за маму перед мужем и свекровью – не следит за собой: grazdano4ka — LiveJournal

– …Мне тут говорят – у матери твоей депрессия, наверно, а я прекрасно знаю, что никакой депрессии там нет и в помине! – рассказывает двадцатишестилетняя Ольга. – С депрессией люди лежат лицом к стене и ничего делать не могут, а она бодрячком, смеется, острит! Ночевала я тут у них недавно, среди ночи, слышу, мать встала и потопала к холодильнику. Выхожу следом, спрашиваю, мам, ты что тут делаешь? Ой, я попить! А сама уже пирожное из холодильника тянет…

Ольгиной маме пятьдесят два года, в прошлом году она потеряла работу, с тех пор сидит дома. Хотя говорит, что вроде бы чего-то ищет, Ольга не очень в это верит. Мама живет вдвоем с Ольгиным папой, который ее и содержит, так что голодная смерть женщине не грозит.

Поэтому Анна Федоровна работу ищет не спеша и вдумчиво. Выбор, к сожалению, невелик. На сидячие вакансии ее никто не зовет, а на простые работы, типа уборки, мойки, сбора заказов, доставки – она и сама не идет. Не потому, что ленится, а потому, что боится не справиться физически.

– Не зря боится, у нее вес больше ста кэгэ уже, наверно, при небольшом росте! – объясняет дочь. – Наклоняться, ходить, стоять целый день она не сможет… Ну, если честно, она и раньше не была моделью, чего уж там! Давным-давно уже с лишним весом, в недорогой одежде, без маникюра. Но раньше она хоть в парикмахерскую ходила регулярно! Стриглась, седину закрашивала, одежду как-то меняла: больше, чем два-три дня, в одном и том же не ходила… 

Сейчас мама не видит во всем этом смысла – а зачем, мол, кто меня дома видит-то?

– …Смотрю, идет к себе домой через двор с пакетом из ближайшего магазина! – рассказывает Ольга. – В пальто, в сапогах, все как надо… А из-под пальто торчит цветастый подол! Она в халате, представляешь, на люди пошла! Просто надела пальто сверху, сапоги на босу ногу натянула и вперед! Ой, говорит, да я не хотела переодеваться, мне только сметаны и масла купить надо было, магазин в соседнем доме! Блин, ну нельзя же так! Я не говорю, что нужно макияж накладывать, отправляясь вынести мусор, но в халате на люди, на мой взгляд, тоже перебор. Она же женщина! Нужно же хоть немного следить за собой!

Перед Новым годом у мамы разболелся передний зуб, она долго терпела, к врачу не шла, стоматологов боится еще с прошлого века. Ну, и дотерпела до воспаления. Зуб в результате удалили, теперь на месте верхней передней двойки дыра, но мама и в ус не дует. Делать с этим ничего не планирует вообще. Идти в стоматологию ей, во-первых, дорого, во-вторых, страшно. 

– Я просто не улыбаюсь на людях, вот и все! – говорит дочери Анна Федоровна.

Дочь пытается помочь маме как-то бороться с весом, подбирает разные диеты, сбрасывает ссылки на упражнения, просит взять за правило два раза в день гулять как можно более быстрым шагом хотя бы до ближайшего парка и обратно, считать шаги, вообще, больше двигаться.

Но мама говорит, что это все глупости. Хорошего человека должно быть много, и ее все устраивает, кого не устраивает, пусть не смотрят, вот и все.

– …Я ей говорю, мама, тебя в таком виде ни на одну работу не возьмут, в конце концов! – рассказывает Ольга. – А ей хоть бы что! Какая разница, говорит, в каком я виде, будь я хоть голливудской звездой, в моем возрасте никто меня никуда уже не возьмет, даже на кассу, я уже поняла!

Ольга и отца уже хотела привлечь в союзники.

– Просила – папа, ну хоть ты ей скажи, разве можно так себя запускать? – вспоминает Ольга. А он начал защищать ее! Отстань от матери, говорит, пусть живет, как хочет, посмотрю я на тебя в ее возрасте. Я говорю, отлично, посмотрим! Я более чем уверена, что жить и выглядеть буду абсолютно по-другому!

Главная проблема в том, что Ольге стыдно за мать перед свекровью и мужем. Свекровь прилично старше, при этом выглядит на десяток лет моложе Анны Федоровны. В этом году у нее юбилей, хочет собрать всех в ресторане, в том числе и Ольгиных родителей.

– Маму она давно уже не видела, с тех пор, как она уволилась! – говорит Ольга. – Тогда еще все более-менее было, а теперь – просто кошмар. Я просто со стыда сгорю, если мама приедет в ресторан. Даже если ее подстричь и приодеть – а вес, а зубы? Это же позор!

Как считаете, дочь действительно ведет себя отвратительно, надо дать матери жить, как та хочет, и не критиковать, тем более при папе?

Или дочь права в своем негодовании?

Что можно сделать и нужно ли что-то делать в такой ситуации? Что думаете?

дочь пресс-секретаря президента России призналась, что родители стеснялись ее

Елизавета Пескова (Instagram: @lisa_peskova)

Дочь пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова Елизавета (21) откровенно ведет совсем уже не личный дневник в Instagram (на аккаунт девушки подписано почти 120 тысяч человек).

Звездная наследница рассказывает об учебе заграницей, взаимоотношениях с ровесниками, а еще подробно описывает, с какими проблемами сталкивалась в подростковом возрасте и с какими комплексами боролась.

Так, например, в последнем посте Пескова призналась, что родители стеснялись ее внешности. «Я помню, как в подростковый период маме было за меня стыдно, так как я абсолютно не разбиралась в правилах этикета. Я не могла запомнить все эти вилки и случаев а-ля из фильма «Красотка», где у Вивиен улетает улитка, у меня было достаточно… В плане внешности меня тоже воспитывала жизнь в интернате. Переходный период, прыщи и куча тряпок из H&M. Каждый раз, когда я приезжала в Москву и приходила на какие-то мероприятия, папа краснел, видя тонну косметики и абсолютно безвкусную одежду. На вечеринки в Париже 15-летние подростки в Шанели не выряжались (орфография и пунктуация автора сохранены — прим.ред.)», — призналась Елизавета.

View this post on Instagram

Дорогой дневник, ⠀ Лет до 18-19 в ресторанах (именно) во Франции я бывала только с родителями и их друзьями. Особенно хорошо я помню, как в подростковый период маме было за меня стыдно, так как я абсолютно не разбиралась в правилах этикета. Я не могла запомнить все эти вилки и случаев а-ля из фильма «Красотка», где у Вивиен улетает улитка, у меня было достаточно. ⠀ Я приезжала в Париж на выходные из интерната и мечтала о хлопьях «Lion », шаурме или котлете с сыром быстрого приготовления. По ресторанам в нашем возрасте ходить было не принято. Только в кафе и только за вином за 4€. В отличие от Москвы, где золотая молодежь могла себе позволить сидеть и сутками курить кальяны во всяких La Marée. ⠀ В плане внешности меня тоже воспитывала жизнь в интернате. Переходный период, прыщи и куча тряпок из H&M. Каждый раз, когда я приезжала в Москву и приходила на какие-то мероприятия, папа краснел, видя тонну косметики и абсолютно безвкусную одежду. На вечеринки в Париже 15-летние подростки в Шанели не выряжались. ⠀ В общем, люблю фильм «Красотка», так как в главной героине узнаю себя. Сейчас, конечно, случилось то самое преображение, но внутреннее бунтарство и далекие от аристократических повадки выжили 😂 ⠀ 31 июля 2020

A post shared by Elizaveta Dmitrievna (@lisa_peskova) on

Отметим, что Пескова неоднократно рассказывала о том, что в подростковом возрасте страдала от лишнего веса и высыпаний на лице и даже становилась объектом шуток ровесников. Однако, по словам звездной наследницы, спорт, правильное питание исправили ситуацию и помогли прийти в форму.

View this post on Instagram

ПРО ФИГУРУ ⠀ 📸 На втором фото слева я 60кг. Справа 53. Я не фотографируюсь, когда не в форме, так что снимок только такой, со стороны. ⠀ 🍔 У всех членов нашей семьи склонность к полноте. Без спорта и ограничений в пище я начинаю полнеть. С 14 лет на фоне гормональных изменений, с моей любовью к хлебобулочным изделиям в промышленных количествах, я превратилась в полного, прыщавого подростка с брекетами. В зале занимаюсь с 16. До этого 8 лет занималась танцами и 6 лет теннисом. ⠀ С тех пор на 10 кг (с 50 до 60-63) я поправлялась 1 раз. За полгода работы в офисе. ⠀ 🥒 Во время Рамадана я тоже сильно поправилась. Я практически никогда не взвешиваюсь и сужу по виду в зеркале и одежде. Я открытый противник того, чем сегодня называется бодипозитив (не настоящего посыла данного понятия, а перешедшего все грани его искажения), так что, как истинный козерог сразу взяла себя в руки. Уж извините, принимать себя с лишним весом, животом и пухлыми руками я не могу 😂 ⠀ Благодаря Рамадану я заинтересовалась интервальным голоданием и начала питаться по системе 8/16. Не потому что это модно, а потому что мне такой режим подходит. Особенно летом. ⠀ 💪🏽 Я всегда проходила мимо постов с упражнениями и советами людей, не занимающихся этим профессионально. Я не спортсмен и не профессиональный тренер и считаю неправильным делиться подобными видео. Так что просто поделюсь с вами приложением, по которому занимаюсь год — @my.mission.ru. ⠀ Раз в 3 месяца прохожу курс «Похудение-жиросжигание-дом». Остальное время хожу по дорожке на скорости 5.5 с наклоном 15.0 ровно час и делаю гиперэкстензию. Раза 2 в неделю качаю пресс. ВСЕ. Получается около 850-900 ккал за тренировку. ⠀ 💊 Я НЕ пью никаких бадов, L-Carnitine или протеин. ⠀ 🙏🏽 Я очень чувствую своё тело. Не знаю, всем ли дано на ментальном уровне, но в моем случае именно это помогает остановиться в нужный момент или позволить себе что-то и т.п. Я ЗНАЮ своё тело. По крайней мере в этом возрасте. ⠀ ❗️Считаю, что сегодня любой человек (не важно, где он живет, сколько зарабатывает и по сколько часов работает) может заняться своим телом. ⠀ ИТОГ: сейчас интервальное голодание + ходьба (НЕ бег) в гору + пресс 2 раза в неделю.

A post shared by Elizaveta Dmitrievna (@lisa_peskova) on

Истории людей, которые перестали общаться со своими родителями | НГС

Оля Данкешён, 38 лет. Не общается с матерью 1,5 года: 

«Я не разговаривала с мамой 1,5 года, а до этого полгода я очень минимизировала контакт. Мы не могли нормально разговаривать. Даже когда она звала меня в гости, начинала придираться, срываться, ей становилось плохо, она начинала психовать. Даже по телефону ни один наш разговор не мог закончиться практически нормально.

У меня есть весь набор психосоматических заболеваний, которые типичны для всех детей родителей-абьюзеров. В определенный момент, когда я уже начала работать со своими мозгами, я начала понимать, что как только вижу звонок от моей матери, у меня просто начинались дикие боли в спине. Абьюз — это какие-то и объяснимые вещи, и не объяснимые вещи. То, что обществом признается насилием, — это вышвыривание в подъезд, какие-то шлепки, какие-то крики. Это я помню с пяти лет. У нее зачастую были приступы гнева.

В детстве я думала, неужели она правда меня родила? Сказать, что не чувствовалась любовь матери, — это очень мягкое описание. Была ненависть. Я помню себя с возраста года примерно. Рыдала, ко мне никто не подходил. У меня 80 фотографий в альбоме, где я плачу. Первое мое воспоминание — она меня дразнит часами. Я хочу схватить, посмотреть, а она мне не даёт. Когда она мне дала, у меня в маленьком возрасте было такое чувство злости, я разбила эти часы.

Моя мать строила из себя жертву — что она нас тянет, что она нас родила, она святая. Ты живешь с этим и не понимаешь, что что-то не так. Я хорошо училась, сама ходила по кружкам, были хорошие отношения в школе, в вузе, на работе. Тем не менее мать убеждала меня в том, что я ненормальная.

С 13 лет, можно сказать, гнев и ярость увеличились. После развода у неё началась абсолютная власть. Она доводила меня на любой праздник. Если это день рождения, то она меня задолбит до такого состояния, что я рыдала перед своими гостями. Например, горячее задерживалось на 15 минут. В принципе ничего же страшного, но меня унижали на кухне перед подругой, была какая-то словесная брань. Было всё время ощущение, что кто-то нависает над тобой и готов долбануть в любую секунду: ты такая мерзавка, позорница, стыдоба и так далее.

При отце она могла что-то буркнуть, но не особо лупила. Однажды я не успела прибрать в квартире к её приезду. А у меня был ещё щенок, он навалил где-то за шторой, я не увидела. Мать приехала раньше времени. Меня избила и избила мою собаку. К своим побоям я как-то привыкла, а побои собаки меня привели в такой ужас, что я просто сгребла щенка и пошла куда подальше, не ночевала дома. 

Мне всё время в упрек ставилось то, что я похожа на родню по папе, как будто я могу это изменить. Мать ненавидела мою бабушку, я прям видела ее боль на лице, когда она это замечала.

В 18 лет я решила, что пора разъезжаться. И тут моя мать сменила тактику. Я до сих пор не понимаю, что на нее нашло. Когда я уехала за границу, она начала названивать мне каждый день, была ласковой. Я думала: вот, оказывается, какая у меня мама, переживающая, наверное, просто строгая, но очень меня любит.

Родителей-абьюзеров бесит, когда ты становишься свободным. Потому что радостный человек расслаблен и это что-то негативное, они делают так, чтобы появилось чувство вины. В конечном счёте ты привыкаешь сам не радоваться или не показывать свою радость. Я даже начинала скрывать, когда начинала чем-то заниматься, каким-то хобби, чтобы мне ничего не сказали, потому что это как будто какой-то гипноз.

Мать контролировала мой досуг — приди, прополи у меня огород. У всех дети как дети, а вы уроды — не помогаете. Как только у меня начинались какие-то успехи, у нее начиналась тревога. Конечно, вроде как есть хорошие моменты. Какой-нибудь вечер, когда можно поговорить, даже если тебе чуть-чуть нагадили. Вроде как ладно, мы же родня. Это похоже на то, как если бы был торт, а в него насыпали бы немножко цианистого калия.

Полгода я минимизировала общение, потом пошла на терапию. Когда мне сказали не общаться с матерью, я подумала, что год — ладно, а пять лет — это очень много.

Я думаю, что мой папа стыдится меня, моя сестра смущается за меня, а мама устала со мной иметь дело. : offmychest

Мне в этом году 22 года. С 14 лет я принимал обезболивающие, а в 16 начал употреблять наркотики. У меня было 2 диссоциативных / психотических эпизода. Тот, который посадил меня в отделение неотложной помощи, потому что я вдохнул много огнетушителя после того, как зажег его в очень замкнутом пространстве, и разбил несколько стекол во время эпизода.

Я находился под действием седативных препаратов (сильнодействующих лекарств) на протяжении всей старшей школы.Я едва окончил школу (с 2,6 галлона в год), и это было только потому, что школа хотела, чтобы мой класс ушел. Мы были последними из тех, кто оказал на нас плохое влияние. «Старая гвардия» школы.

Я отказывался от колледжа (ов) 6 раз, ссылаясь на проблемы с физическим здоровьем, проблемы с психическим здоровьем и «неразрешенную травму». Я не могу устроиться на работу, потому что мой анализ мочи показал положительный результат на наркотики, миорелаксанты, бензо и антидепрессанты. Даже если бы я это сделал, у меня бывают приступы паники, если я знаю, что мне нужно явиться в какое-то место в определенное время.Независимо от того, что, где и когда это. Воскресный ужин у бабушки и дедушки или в колледже, несколько занятий в семестр.

Мой отец переехал в 18 лет, и к моему возрасту он уже побывал в 4 разных странах и имел стабильную зарплату и группу друзей. Он не понимает и, по-видимому, не заботится о моей физической ситуации, и определенно, похоже, не заботится и не понимает мою психологическую ситуацию. Так что любое «оправдание», которое я даю ему по поводу школы или работы, всегда вызывает у меня лекции или иногда на крик.

Моя сестра немного младше меня.Она на пути к тому, чтобы стать очень успешной женщиной. У нее есть лицензия LVN (но она не работает. Тем не менее), друзья, с которыми она все еще регулярно общается и тусуется, у нее здоровые отношения и так далее. Но когда ее друзья поднимают меня, ее тон меняется, и она пытается проскочить мимо предмета (что я слышу, потому что мое окно находится прямо над задним двором, где они разговаривают). Иногда она даже читает мне лекции о том, что я делаю или не делаю, и как я это делаю или не делаю.

И моя мама, человек, на которого я полагаюсь больше всего в этом мире, я думаю, устала от меня.Какое-то время я украл таблетки, когда мог. Это привело к тому, что она прятала их, но когда она ненадолго выходила из своей комнаты, я пробирался туда и искал их. Иногда их находят и несколько воруют. Теперь она хранит их либо в новом укрытии, о котором я не знаю, либо они в сейфе моего отца. Даже если бы они были открытыми, я больше не воровал. Но мне никогда не позволяли контролировать свои лекарства. Она дает мне по одному дню за раз. И нервничает, если я попрошу лишнего. Я не тот, кем был, но, кажется, я не сильно изменился, если в этом есть какой-то смысл.

Я просто хочу знать, есть ли у кого-нибудь буквально какие-либо предложения по этому вопросу: как мне заставить мою семью уважать, ценить или, по крайней мере, нравиться мне? Я чувствую себя чужаком в собственном доме. И я хочу, чтобы это чувство ушло.

Заранее спасибо, друзья. Удачи всем вам.

Мне кажется, что мои мамы стыдятся меня? : introvert

Моя мама несколько раз призналась мне, что постоянно лжет обо мне своим друзьям и коллегам. Видите ли, я получил короткую руку от каждой палки.Я замкнутый, застенчивый, у меня низкая самооценка и очень сильная социальная тревожность. Так что, естественно, я мало гуляю. Почти все честно. Мой единственный друг, с которым я тусуюсь, живу далеко, и я не собираюсь заставлять их ездить сюда всю дорогу, чтобы просто сидеть в машине (я должен был сказать это, но я живу в маленьком городке, так что мне нечего делать и все знают всех) и тусоваться с ними — это слишком много работы, моя социальная батарея практически отсутствует, но я отвлекся.Моя мать лжет обо мне своим коллегам о моих планах, о том, с кем я общаюсь и в каких делах я участвую. Однажды она сказала мне: «Если бы я рассказала людям, как ты живешь, как ты никогда не выходишь из дома, держу пари, они попросили бы меня оказать тебе какую-то психологическую помощь». Да, было действительно больно, когда она это сказала. Но сегодня она сказала мне, что сказала своим друзьям и коллегам, что меня нет в городе. Что я «отдыхаю с несколькими верными друзьями» и даже пошутил, сказав: «Никому не показывайтесь, помните, что вы должны быть в отпуске!» Все это только для того, чтобы ее друзья выглядели лучше.Затем она начала разглагольствовать о том, что у меня нет стремления что-либо делать — это правда — а затем продолжила говорить мне, что мне нужно получить лицензию, чтобы я мог встречаться с большим количеством людей и найти работу, чтобы я мог окружить себя другими. . Почему все должно вовлекать людей? Почему на меня плохо смотрят только потому, что я предпочитаю проводить время в одиночестве. По правде говоря, я не хочу иметь дело с людьми. Я не ненавижу людей, честно говоря, это далеко не так, мне просто не нравится, как я себя чувствую, когда я рядом с другими людьми. И недавно моя мама сказала мне, что она предпочла бы, чтобы я пошел в колледж в кампусе, чем в Интернете, потому что «люди думают, что это странно, я предпочитаю ходить в школу онлайн», даже до того, что сказала, что если я решу пойти в онлайн-колледж, она солгает и скажем, я учился в каком-то полупрестижном колледже.Я просто хочу, чтобы люди не умаляли мою потребность в одиночестве. И эти люди не смотрели на меня так, будто мне для этого нужна психологическая помощь!

Мама, чего тебе стыдно за меня? | по ponetium | Размышления с Марса

ИЛИ: Я не знаю, как исправить беспорядок в моих отношениях с матерью.

Фотография, на которой я участвовал в моем первом прайд-параде в мае 2012 года. Фотография меня, человека, похожего на женщину со светлой кожей, с каштановыми волосами, которые вьются и сияют на заходящем солнце. У меня есть флаг гордости и галстук.Ярко-зеленый (трансгендерный) свист на моей шее. Черное слово с белым контуром скрывает мое лицо от узнавания. Там написано «Позорное потомство».

Когда меня попросят описать мои отношения с матерью за последние 10 лет, я, вероятно, выберу отрицание. Моя мать так много отрицала обо мне, что я перестал говорить ей о том, что я отличался от того, кем от меня ожидали. Видите ли, если бы я была натуралкой без проблем с психическим здоровьем и в прошлом бытовым насилием, в наших отношениях, вероятно, не было бы никаких проблем.
Проблема в том, что я не тот человек.

Я вышел из туалета как бисексуал для моей семьи и матери, по ошибке, в 2008 году. Мне было 19. Никто не признает, что помнит это. Для меня это было большим делом, но все закончилось тем, что моя мать сказала мне, что я слишком молод, чтобы знать. Я закрыл рот. Я знал, что она ошибается, но мне не хотелось «устраивать сцену» и «быть драматичными». Я был и остаюсь аутичным, и мои почти ежедневные срывы воспринимались как вызывающие драму и ищущие внимание. даже когда я умолял людей оставить меня в покое, когда они кричали на меня за то, что я плакал после того, как ударился головой о что-то.Так что я заткнулся. Я был благодарен за то, что у меня была крыша над головой. Других квир-людей выгнали из дома. Я пытался быть счастливым с тем, что у меня было. Я знала, что моя семья никогда не вышвырнет меня из дома за то, что я гомосексуалист или забеременела. Мне повезло.

В 2012 году, через несколько недель после моего первого парада прайдов, моя мама узнала, что я иду на него. Я случайно сфотографировался с политиком (я не знала, кем он был, когда был сделан снимок). Я понятия не имел, что кто-нибудь найдет об этом.Она злилась на меня. Она не могла понять, зачем я пошел на такое мероприятие. Она разозлилась, когда сестра пришила мне бисексуальный флаг. Никто, кроме горстки бисексуалов в Израиле, тогда не знал об этом флаге или его значении. Примерно через год после моего первого прайда я оставил на ее столе пятиборца группы поддержки родителей ЛГБТ. «Зачем нам вообще такая вещь?» Она сказала и передала спортсмену: «Это не имеет отношения к нам».

Через несколько месяцев после того, как я покинул родительский дом и стал жить со своим партнером, я приехала в гости.Меня заставляли примерить одежду, которая была передана моей семье (в нашем сообществе принято передавать одежду в хорошем состоянии). Моя мама зашла в мою старую комнату, куда я пошел переодеваться. «Почему на тебе боксеры? У тебя нет собственного нижнего белья? » Пытаться объяснить, что я перешла на мужское нижнее белье, потому что оно было удобнее, не сработало. Я ничего не сказал об этом существе, а также о моем поле. Моя мама все еще была очень недовольна моим ужасным выбором нижнего белья.И с тем, что не брила ноги. Объяснять ей, что это тоже касается моего пола, казалось бесполезным. Если она уже была недовольна моим выбором одежды, которую никто не может увидеть, я знала, что разговоры о том, что я трансгендер, вызовет семейную драму. Мне надоела драма, поэтому я закрыл рот.

Не было похоже, что моя сексуальность или пол были секретом, даже когда я жил дома. Позже мама продолжала говорить со мной о проблемах трансгендеров, которые «она просто прочитала в каком-то блоге». Ее полу-либеральные, но ненавистные замечания четко и ясно убедили меня в этом.То, что я би и транс *, в ее глазах было плохо. когда я пытался что-то сказать о биографии, всегда было отрицание или ее слова о том, что это мой подростковый способ привлечь внимание. Я просто провоцировал людей. Проблема заключалась в том, что в 2012 году я был совершеннолетним уже на шесть лет. Я работал над своей первой степенью. Я больше не был подростком.

С 2012 по 2016 год я жил двойной жизнью в доме родителей. Я был администратором форума для бисексуалов в Hebraw. Я организовывал встречи и даже имел девушку (и был в полиаморных отношениях), ничего не рассказывая об этом своей семье.Я пошел на акции протеста против трансфобии. Я помог организовать прайд и мероприятие о бисексуальности. Я даже выступал по радио. У меня была огромная полиамурная драма, которая разрушила брак и в целом была плохой для всех участников. Я также страдала депрессией, постоянным беспокойством и C-посттравматическим стрессовым расстройством. Я потерял интерес к жизни. Я тоже это спрятал. Я скрывал это, потому что, когда мне было 18, и я рисовал грустные рисунки, мама рассердилась на меня за то, что я рисовал грустные вещи, потому что «это отражает твой внутренний мир». Ее слова, а не мои.так что я спрятал и свои рисунки. Все было в секрете, потому что я знал, что если я что-то скажу, все, что я получу, — это гнев на меня, крик и отрицание. Я копил вещи, чтобы забрать их в свой будущий дом, и ждал, когда смогу уехать. Я не мог работать и учиться одновременно, и я был благодарен за еду на тарелке и крышу над головой. Мои родители помогали мне оплачивать учебу. Просить о честных отношениях с моей матерью было слишком много, чтобы просить. Я в долгу за то, что моя семья вырастила меня, накормила и оплатила мое образование.Желание иметь возможность поговорить о своей жизни и о своих проблемах с матерью казалось слишком большим, чтобы просить.

Мне уже было стыдно, что я не закончил предыдущую академическую учебу, из которой меня выгнали под заявлением, что у меня шизофрения (как неправильная, так и аблист). Моя семья солгала другим родственникам, что я закончил учебу. Как будто они солгали о том, что у меня есть водительские права, хотя я провалил все свои 14 попыток. Они платили за уроки. После того, как я чуть не заснул во время урока вождения, я прекратил попытки, потому что знал, что это будет небезопасно, если я засну бесконтрольно во время вождения.

Когда мне поставили диагноз аутизм. Это включало встречу между профессионалом и моей мамой. После этого профессионал попросил взять интервью у другого члена семьи. Моя мать предоставила им данные, которые «противоречили тому, что профессионал слышал от меня или наблюдал обо мне на наших предыдущих встречах». Интервью с моей бабушкой (моей основной опекуншей в детстве) дало им необходимую информацию. Мне поставили диагноз аутизм в возрасте 25 лет.

Мой диагноз окончательно разрушил наши отношения.Я могла жить с тем фактом, что моя мать была бифобкой и трансфобкой. Я мог справиться с тем, что она отрицает то, что, по ее мнению, я бунтовал. Я мог объяснить стыд и боль, которые она, должно быть, испытывала из-за того, что я не соответствовал нормам. Но я не мог осмыслить ее отрицание моего аутизма. Тем более, что она всегда ценила профессиональные мнения и рациональное мышление.

Она была одной из первых, кому я сообщил новость о том, что у меня аутизм. Я попросил ее рассказать об этом семье, потому что она была очень любезна и с радостью согласилась на этот телефонный звонок.Я надеялся, что мы сможем найти способ поговорить о страхах нас обоих по этому поводу. Мне потребовалось два долгих года, прежде чем я принял тот факт, что я аутист, и это не делает меня меньше. Моя мама до сих пор не справилась с этим.

Я сделал ошибку, когда попросил ее сообщить эту новость моей семье. Я не ожидал, что она скажет им, что диагноз неправильный. Что все это аутизм — чушь. Я не могла притвориться, что не страдаю аутизмом. Уже нет. Впервые в жизни я получил ответ, почему все было так сложно, какие крики и тряски головой я не мог остановить, как бы я ни старался.Мой диагноз аутизма заставил меня остановиться и долго и пристально взглянуть на свою жизнь и на то, что я отрицал свои собственные невзгоды. Я почувствовал облегчение от того, что моя реальность все-таки была правдой. Всю свою жизнь я чувствовал давление, чтобы быть социально адаптированным и хорошо владеть языком тела. Я просто не мог этого сделать и винил себя в том, что ленился и недостаточно старался читать мысли других, как мне казалось. Теперь я знал, что на самом деле я не «неправильно понимал вещи в предложении», как я был уверен. Как будто все вокруг меня были уверены, что я верю, и у меня не было другого выбора, кроме как поверить им или хотя бы сделать вид, что верю.

Я могла смириться с тем фактом, что то, что я гомосексуал, было позором для моей семьи. Это был факт жизни. Я не мог смириться с тем фактом, что все вокруг меня вели себя так, будто я не страдаю аутизмом, и все дело в желании внимания. Поэтому я сделал все, что мог, и попросил терапевта, с которым я работал, поговорить с моей матерью о том, что у меня аутизм. Я думал, это сработает.

Я ошибался. Моя мама отрицала все симптомы и все критерии, которым я соответствовал в DSM-IV. Терапевт был шокирован ее поведением.Я не был удивлен. Я несколько раз пытался поговорить с мамой об этом факте. Включая странные разговоры о том, почему моя терапия направлена ​​на мою депрессию, а не на то, чтобы, как ожидала моя мама, сделать симптомы аутизма менее заметными. Моя мать не использовала слово «аутизм», но четко говорила о таких симптомах аутизма, как стимминг (стереотипные движения) и зрительный контакт. Так что я сделал то, что делал всегда, и тоже промолчал о своем аутизме. После того, как я вышла из дома, все равно было легче об этом не говорить. Я сдался.Моя мама тогда платила за терапию, и я сожалел об этом. Я думал, она в конце концов придет к вам. С момента моего диагноза прошло четыре года. В ее отношении ничего не изменилось.

С тех пор я переехал один раз. Я получил степень магистра. Женщины, которые были моей девушкой, а затем и близкими подругами, умерли от собственной посттравмы. Я начал получать медицинский каннабис. Я живу с 2-мя партнерами, которых очень люблю. У меня неполный рабочий день. Я получаю помощь в виде человека, который приходит поддержать меня 4 часа в неделю (благодаря моему диагнозу аутизм).У меня хроническая боль, и я использую трость. Я снова делаю маленькие шаги в квир-активизме, который я оставил из-за того, что мое психическое здоровье ухудшилось. Моя мама знает только об ученой степени, переезде и работе.

Однажды моя мама может найти этот текст. Но пока что я не могу говорить с ней о том, что пишу здесь. Идея откровенного разговора, который не закончится тем, что она будет кричать на меня и стыдиться меня, кажется невозможной.

Мне кажется, я слишком многого от нее просить.Ей, должно быть, очень тяжело иметь потомство, подобное мне. Чудное, аутичное и полиамурное потомство — это постыдно. Должно быть, ее трудно увидеть рядом со мной, которая ведет себя как я, страдающий аутизмом. Я знаю это, потому что она требует, чтобы я снял наушники, если мы находимся в шумном месте. Она пытается помешать мне стиммим, когда мы встречаемся. Она по-прежнему говорит трансфобные и бипобические вещи.

Я люблю ее. Тем не менее, она не раз показывала мне, что откровенно говорить с ней о том, что я не натурал и аутична, она не хочет.Потому что, как я полагаю, большинство родителей не хотели бы иметь таких детей, как я. Неудачи вроде меня. Проблема в том, что я реальный человек. Я открыто заявляю о том, что являюсь аутистом, гомосексуалистом и полиамурным на своей работе, с моими друзьями и моей помощью. Я открыто говорю об этих вещах, потому что я устал жить двойной жизнью (у меня так много привилегий, что это тоже позволяет). Я даже говорил о своем поле и каннабисе в медицине с отцом, который меня принял, даже если не мог понять. Мои проблемы с мамой очень легкие по сравнению с тем, с чем сталкиваются другие люди.Я знаю, что для меня нереально желать, чтобы она приняла меня и полюбила таким, какой я есть, как с моими друзьями и возлюбленными. Но я все еще очень этого хочу.

Мы оба не можем получить то, что хотим. Я никогда не буду нормальным, она может никогда не смириться с тем, что я такая крутая фигня. Я не знаю, что делать, кроме как заставить себя принять ее такой, какая она есть.

Почему дочери нелюбящих матерей борются со стыдом

Источник: Jose AS Reyes / Shutterstock

В суде общественного мнения, когда отношения матери и дочери разрушаются и не подлежат восстановлению, судят всегда дочь.Культурные мифы о материнстве — о том, что все женщины лелеют, что материнство является инстинктивным, а не обученным и что все матери безоговорочно любят своих детей, — как формируют, так и определяют реакцию людей на дочь, которая либо полностью исключает свою мать из своей жизни, либо поддерживает так мало контактов, что ее положение ясно как близким, так и незнакомым людям. Культура встает на сторону родителя — взгляд, подкрепленный авторитетом библейской заповеди — независимо от обстоятельств.

Наиболее показательно то, что когда родитель отрезает ребенка, возникает сочувственное бормотание, признание того, что воспитывать детей сложно, а взрослые дети могут быть трудными.Когда родитель инициирует отчуждение, предполагается, что он использовал все возможные решения и, что более важно, очень старался изо всех сил и старался изо всех сил. Культура поднимает бокал за родителей, которые пытались, но потерпели неудачу, и поддерживает их.

Напротив, нелюбимая дочь никогда не подвергается сомнению. Вместо этого культура идет в атаку и называет ее неблагодарной, порывистой, самовлюбленной и т. Д. Ей снова и снова напоминают, что ее кормили, одевали и у нее была крыша над головой, как будто ее эмоциональные потребности, удовлетворенные в детстве, были ненужной мелочью, и что если бы любовь и поддержка не были оказаны ей, у нее не было бы никаких проблем. одна, но сама виновата.Или что она преувеличивает или ведет себя драматично, поскольку на первый взгляд кажется, что у нее все хорошо. Культура завершает работу по маргинализации и критике ее, которую начали ее мать и, возможно, другие члены семьи, и пытается при этом стыдить ее.

Как дочь, которая исключила свою мать из своей жизни (и пишет о нелюбящих матерях), я лично испытала все эти ответы. Они являются правилом, а не исключением.

Культурный позор: Слон в комнате

Культурное неодобрение часто мешает дочери на пути к выздоровлению и восстановлению своей жизни, создавая другой вид внутреннего конфликта, как писала одна дочь:

«Как мне объяснить, насколько ядовито поведение моей матери, не показавшись плаксивым и неблагодарным? Каждый раз, когда я поднимаю эту тему, даже с близкими друзьями, я не вижу ничего, кроме неодобрения.Но разве сыновний долг должен быть болезненным? Должен ли я видеть ее, когда она активно меня преследует?

Истории о нелюбимых дочерях — это те, о которых никто не хочет слышать.

Нелюбимые дочери уже чувствуют себя чужими из-за того, как с ними обращались в их изначальной семье; добавление еще одного, более публичного уровня непричастности путем разрыва или ограничения их отношений с матерью для многих ужасно пугает. Но иногда это единственный способ вылечить.

Стыд и кодекс молчания

Нелюбимые дочери редко рассказывают кому-либо о том, что происходит в семье в детстве, отчасти потому, что они предполагают, что то, что там происходит, происходит повсюду. Одна из причин — нормализовать то, как с ней обращаются — даже если ей активно больно из-за того, что ее игнорируют, маргинализируют, унижают или жестко критикуют, или она напугана. По мере того, как она становится старше, вступает в контакт с другими домохозяйствами и начинает понимать, что, возможно, то, что происходит в ее доме, отличается, молчание может быть вызвано стыдом и беспокойством, которые, на самом деле, она виновата в том, как с ней обращаются.Поскольку нелюбящие матери часто оправдывают свою чрезмерную критичность и словесные оскорбления, перекладывая вину на своих детей, говоря такие вещи, как «Мне бы не пришлось наказывать вас, если бы вы не были такими неуклюжими или беспечными», «Вы не задаете ничего, кроме глупых вопросов, а я есть дела поважнее, чем иметь дело с глупыми людьми ».« Если бы ты был лучшим ребенком, мне бы не пришлось кричать »- чувство стыда часто становится реакцией дочери по умолчанию. Это становится еще одной веской причиной сохранять ее молчание, поскольку последнее, чего она хочет, — это транслировать свои предполагаемые недостатки всему миру.

В подростковом и юношеском возрасте потребность соответствовать и быть похожим на всех, наряду с постоянным стыдом и беспокойством, обычно мешает дочери получать помощь и поддержку от своей группы сверстников, открывая правду. Сохраняя секрет в безопасности, он имеет нежелательный эффект — еще больше изолирует ее. После того, как была опубликована моя книга « Дрянные матери », я получил известие от моего соседа по комнате со второго года обучения в колледже; прошло 40 лет с тех пор, как мы разговаривали. Несмотря на то, что мы целый год жили в комнате размером с обувную коробку, никто из нас даже не намекнул на то, как наши матери плохо с нами обращались.Она с тоской комментировала, как мы могли бы помочь друг другу, нарушив молчание; Я не мог с ней согласиться. Но то, как мы справлялись с этим все те годы назад, типично, как я узнал из сотен и сотен интервью.

Стыд как оружие в арсенале нелюбящей матери

Исследования показывают, что как оскорбительное поведение, так и жестокое воспитание детей делают людей более склонными к чувству стыда на протяжении всей их жизни; Отчасти это, несомненно, связано с тем фактом, что иногда материнское поведение включает в себя действия, которые либо намеренно направлены на то, чтобы заставить ребенка вести себя иначе или лучше, либо являются результатом неспособности родителей управлять своими эмоциями.Но «склонность к стыду», как выразились исследователи, объясняет еще один аспект того, как стыд играет роль как в ранении дочери, так и в ее попытках выздороветь.

Смущение Essential Reads

В своей блестящей книге Воспитание изнутри наружу, Дэниел Сигел, доктор медицины, и Мэри Хартцелл, доктор медицинских наук, обсуждают то, что они называют токсическим разрывом в отношениях между родителями и детьми, а также то, как это связано с родительским стыдом. как побуждение к стыду у ребенка.(Да, мы вращаемся здесь, чтобы показать возможную закономерность.) Они определяют токсический разрыв как тот, который активно вредит самоощущению ребенка, часто в результате того, что родитель теряет контроль над своими эмоциями и угрожает, кричит или зовет ребенка. имена. (Да, это эмоциональное и словесное оскорбление.) Чувство стыда у ребенка вызывает физические эффекты, такие как боль в животе, стеснение или ощущение комка в груди или горле, или побуждение избегать зрительного контакта. Ребенок усваивает стыд и начинает думать о себе как о «плохом» или «никчемном».Сигел и Хартцелл отмечают, что зачастую именно стыд родителей — результат ее собственного обращения в детстве — вызывает бессознательный захват ее эмоций и способствует тому, что в такие моменты она теряет ребенка из виду. Вместо этого она может быть сосредоточена только на собственном бессилии и некомпетентности. Это ужасный цикл, который может быть остановлен только сознанием родителей и согласованными усилиями по исправлению разрыва. Увы, это случается не всегда, о чем свидетельствует опыт нелюбимых дочерей.

Понимание стыда

Психологи различают стыд и вину, хотя оба они считаются «эмоциями самосознания». Младенцы рождаются ни с чем; Считается, что дети начинают испытывать и то, и другое в раннем детстве. Из этих двух стыд более токсичен и обладает другой стойкостью; в то время как вина возникает из-за определенного поведения, стыд затрагивает саму суть. Интересно, что согласно исследованиям, в то время как чувство вины может способствовать сочувствию, стыд нарушает способность сопереживать.Почему это могло быть? Джун Прайс Тэнгни и ее коллеги считают:

«По своей сути эгоцентрическая направленность стыда на« плохое я »(в отличие от плохого поведения) подрывает эмпатический процесс. Люди, находящиеся в агонии стыда, плотно обращаются внутрь и, таким образом, менее способны сосредоточить когнитивные и эмоциональные ресурсы на пострадавшем другом ».

Хотя импульс отрицать или скрывать его чрезвычайно силен, стыд, тем не менее, бессознательно всплывает на поверхность в других формах. Исследования показывают, что люди, склонные к стыду, испытывают сильный гнев, выражают этот гнев изменчивым и деструктивным образом и делают все возможное, чтобы извлечь вину наружу.Излишне говорить, что это сильно влияет на их способность сохранять отношения. То, на что люди готовы пойти, чтобы избежать стыда, свидетельствует об интенсивности боли.

Стыд и стыд играют важную роль в жизни многих нелюбимых дочерей, хотя к ним редко обращаются. Выявление стыда и стыда и осознание их происхождения — важные шаги на пути к выздоровлению.

Нормально ли, что ваша мама заставляет вас стыдиться быть собой | Это нормально?

Не знаю.Я полагаю, что ценю все, что моя мать делает для меня, потому что она хорошо заботилась обо мне как о родителе-одиночке, и у меня было прекрасное детство. Но, кроме того, эмоционально я никогда не чувствовал поддержки от нее.

В детстве я боролся с проблемами веса, и даже знаю, что после похудания я все еще страдаю от проблем с весом. И я никогда не видел, чтобы она действительно говорила мне утешительные вещи, чтобы я чувствовал себя лучше. Когда у меня был лишний вес, она всегда комментировала, какой я большой.Когда я его потерял, она просто говорила о том, насколько я похудела, и стала выглядеть болезненно. И это заставило меня почувствовать себя уродливым, что бы я ни делал с собой.

Моя одежда отличается от одежды моих сверстников. Я одеваюсь более повседневно и опрятно, а они — более городские. И для нее то, как я одеваюсь, отличается или по-разному. Она не называла мой стиль геем, но упомянула, что это другой стиль, и моя бабушка сказала мне, что она сказала ей, что ее коллеги думали, что я гей из-за моего стиля. В общем, она чувствовала себя неуверенно и думала о том же.

Я увлекаюсь аниме, Диснеем и всем, что вас касается. Я тоже люблю любую музыку. И иногда я боюсь играть вокруг нее определенную музыку, потому что чувствую, что она меня осуждает, считая это странным.

Я очень креативен и думаю о вещах иначе, чем другие. Так что я не всегда веду себя типично, но я не такой уж особенный, я просто застенчивый и тихий. И я мало говорю, потому что чувствую, что меня неправильно понимают, и большую часть времени люди из моего окружения судят меня.

Я люблю то, что мне не нравится, потому что она и другие думают не так, как я. Для них все странно или непохоже. Она называет меня тупым, сумасшедшим и глупым. И мне кажется, что она иногда намеренно пытается смутить меня, потому что в тот момент, когда я чувствую себя наиболее смущенным, кажется, что она воспользуется возможностью, чтобы еще больше смутить меня.

Она ничего обо мне не знает, но предполагает, что я какой-то чудак, который сидит в своей комнате, у которого нет жизни. Но я неуверен в себе, в депрессии, и во мне накопилось много гнева.И независимо от того, какой разговор я пытаюсь завязать с ней, она будет крутить его так, чтобы казалось, что она права. И когда я набрасываюсь, она делает вид, будто у меня проблема. Но она делает это со мной.

Чего я бы хотел, чтобы мои родители сказали, когда я вышел геем

Эта история обновлена ​​по состоянию на 7 октября 2021 г.


Я не открылся родителям так, как хотел.

Я был слишком напуган, чтобы сказать им об этом, в основном потому, что вырос католиком.И потому что мои родители гомофобны.

Я был таким католиком, что мог сидеть, стоять и преклонять колени по команде. Я чувствовал запах первого чтения от Павла коринфянам за милю. И меня даже наградили медалью за то, что я был прислужником.


И партнер, и ребенок Аманды Джетт Нокс оказались трансгендерами, и этот опыт открыл им глаза.


Что касается гомофобии моих родителей, у меня было много причин подозревать это в детстве.

Мой отец сказал «педик» и «педик» (уничижительно) с неприязнью, как когда судья сделал плохой ответ во время хоккейного матча. Тем временем моя мать указывала на людей, которых подозревала в геях, и показывала мне вялый жест запястья.

Я не знал, что означает союзничество, но даже в этом случае я знал, что эти люди не были союзниками, и решил, что они были последними людьми, с которыми я когда-либо хотел бы открыться. Их отношение также заставило меня почувствовать, что мир будет столь же враждебным. И для многих это действительно так.

Итак, сначала, когда я, наконец, был готов — в свой 20-й день рождения — я начал открываться всем, кроме своей семьи. После того, как слишком долго скрывал, кем я был, и некоторых опасных ситуаций, которые, как правило, случаются, когда вы пытаетесь действовать в соответствии с тем, кто вы есть, но у вас нет ссылки или поддержки, чтобы справиться с этим.

Недавно я посетил свой первый гей-бар с другом, и постепенно я начал чувствовать, что узнаю настоящего себя. Я чувствовал себя хорошо, что мои родители не знали и, возможно, никогда не узнают.Мне стало так комфортно, что я положила открытку для будущей гей-вечеринки в карман брюк и отнесла домой.


Мой отец стирал мою одежду, и он нашел листовку в моем кармане, когда собирал мою грязную одежду. Я все еще спал, когда он это делал, потому что у него иногда были непостоянные часы, он разбудил меня и сказал: «Что это?»

Совершенно не в себе, я сказал: «Ничего страшного, я просто нашел и положил в карман».

Затем я снова заснул, но не раньше, чем мой отец снова встряхнул меня и сказал: «Кевин, что это за хрень? Ты гей? Если ты гей, ты можешь сказать мне.«

Разочарованный, в основном из-за того, что я пытался заснуть, я невнятно пробормотал: «Хорошо, я гей. Я возвращаюсь в постель». Он замолчал и вышел из комнаты.

В наши дни в социальных сетях можно увидеть несколько действительно очаровательных — а иногда и раздражающих — историй, в которых поддерживающие родители сдерживают слезы, которые в конечном итоге заливают их лицо.

Тогда мне это было не нужно, но то, что произошло на самом деле, было не идеально.

Мне просто нужна была доброта.


Проснувшись позже, я понял, что будет неудобно. Моя мама сказала мне оставить отца в покое, потому что он не хотел разговаривать.

«Если ваш сын или дочь выходит к вам, пожалуйста, послушайте. Обнимите их, если вы не можете подобрать слова».

Если у вас есть ребенок, который выходит к вам, я бы не рекомендовал это. Неудобно сразу почувствовать, что вы сделали что-то не так, просто потому, что вы приняли решение чувствовать себя комфортно в своей собственной шкуре.

Я также могу сказать вам, что активно не разговаривать со своим сыном или дочерью в чрезвычайно чувствительный и уязвимый момент — это самый простой способ заставить человека почувствовать себя самым одиноким человеком в мире. Я неловко ходил по дому, наедине со своими мыслями.


Когда я наконец увидел своего отца, он плакал, опустив голову. Моя мать тоже плакала — ее лицо было заплакано.

Опять же, я бы не рекомендовал это как подход к получению опыта.Когда ребенок выходит, он должен быть гордым, счастливым. Как родители, вы можете найти это смущающим или удивительным, и это нормально. Но если это так, я бы посмотрел на этот момент как на хорошую возможность послушать своего ребенка, узнать, что ему нужно. Задавайте такие вопросы, как «как вы себя чувствуете?» и «чем я могу помочь?» Это действительно так просто. Для меня это было бы намного лучше, чем то, что было дальше.


Вам также понравится: историй о рождении — суррогатная история рождения Майло


После слез и безмолвного обращения отец первым делом сказал мне: «Ты умрешь от СПИДа.«

Это побудило мою маму рассказать мне о жившем неподалеку человеке, который «умирает от СПИДа».

Для контекста, я из Торонто, чтобы вы не подумали, что я из маленького городка, где это может «иметь смысл». Честно говоря, я не думаю, что такое поведение где-либо должно иметь смысл.

Вот еще один совет: отпугивать ребенка в шкафу — тоже не то, что я рекомендовал бы родителям. Я, конечно, знал о ВИЧ / СПИДе, но проникающего секса у меня еще не было. Но поскольку на самом деле я не получал поддержки, и вместо того, чтобы мне сказали, как я умру (вместо, скажем, как здорово будет жить), это только заставило меня еще больше почувствовать, что я был чем-то плохим, или бояться.

«Если вам нужно обработать ситуацию, потому что новости вызывают у вас гнев или грусть, это не та тяжесть, которую нужно возлагать на плечи выходящего».

Для многих людей, живущих в пресловутой кладовой, страх уже присутствует. Есть страх потерять друзей и семью. Есть страх не принадлежать, когда они маршируют по залам своей школы. Есть опасения, что им может быть причинен какой-то вред просто потому, что их сексуальность не соответствует тому, что некоторые в мире считают приемлемым.

Легко предположить, что общество превратилось в место, где всех принимают, из-за растущей заметности во многих телешоу и фильмах. Но не все живут в идеализированном городе на Netflix.

Видимость имеет значение, но не менее важны личные действия. Изменения не происходят без работы, и иногда это означает целенаправленный и неудобный взгляд на себя, чтобы понять, почему наши отношения такие, какие они есть. Откуда они?

Если вы, родители, решите акцентировать страх человека перед откровением своим собственным негативным отношением или близорукостью, подумайте об этом так: когда нагромождение страха поверх страха когда-либо облегчало кому-то ситуацию?

Конечно, не все выходящие истории будут такими интенсивными, и я надеюсь, что это не так, но важно увидеть, насколько плохо они становятся, чтобы не быть нечувствительным к потребностям ребенка, который, вероятно, напуган и сбит с толку, но действительно хочет выходит, потому что в нем находится работа .

Иногда это слишком много работы.

Иногда тяжесть этой работы оборачивается трагедией.

Но это не обязательно, и я думаю, что здесь вам пригодится.

Мне стало еще хуже. Мои родители не могли с этим справиться, и несколько раз отец спрашивал меня: «Ты уверен?» Опять же, не рекомендуется. Когда кто-то выходит — принудительно или добровольно — они уверены. Кто-то не собирается обернуться и сказать: «Знаешь что? Ты прав. Я думал об этом, и на меня полностью повлиял квир-токер TikToker.Но мне очень просто понравилась их одежда! »


Быть рядом с кем-то выходящим не должно быть так сложно. Может быть, быть геем против вашей религии, но что важнее? Ваш ребенок или ваша религия? Период.

Если это ваша религия, то, может быть, то, что случилось со мной дальше, станет благословением для вашего ЛГБТ-ребенка, который хочет быть самим собой, но не имеет среды для процветания.

«Тебе просто нужно быть рядом. Слушать. Предлагать нежность.Чтобы радоваться. Праздновать. Любить «.

Вам, как родителю или опекуну, другу или члену семьи выходящего, вам просто нужно быть рядом. Слушать. Предложить нежность. Чтобы радоваться. Праздновать. Любить. Если вам нужно что-то осмыслить, потому что новости вызывают у вас гнев или грусть, это не то бремя, которое нужно возлагать на плечи выходящего. Это работа, которую нужно делать самому, и крайне несправедливо заставлять кого-то критиковать вас.

Потому что это про них.

Потому что это было обо мне.


Элана Москович когда-то отвергала женственность, когда была молодой женщиной, но как мать она меняет свою мелодию.


Вскоре после того, как я вышел, мне сказали уйти.

Я был беден, напуган, и мне приходилось много-много лет бороться за то, чтобы у меня было достаточно денег, чтобы жить и ходить в школу.

Я часто голодал.

В конце концов я нашла суррогатную семью друзей и любовников.И, как и многие другие геи до меня, у меня нет отношений с моими родителями уже более десяти лет.

Это особенно сложная часть всей этой истории, потому что это потеря. Потеря ужасна, когда ее невозможно предотвратить, и тем более, когда ее можно предотвратить.

Поэтому, когда у вас нет семьи, вам нужно найти новую, как это сделал я. Но я не хочу романтизировать, потому что поиск выбранной вами семьи или семей требует времени. И в этот период становления бывают икоты.Бывают опасные ситуации. Есть низкие моменты.

«В этот момент они могут чувствовать себя одинокими и напуганными, оставленными собирать все осколки».

Конечно, есть победы, есть азарт и радость, но это вызов. И часто можно сделать менее трудными задачи, если за вами будет хорошая поддержка.

Когда семья удаляется из-за нежелания поддерживать кого-то в его личности, человека как бы отбрасывают назад в первый же день.По крайней мере, мне так казалось.

В этот момент они могут чувствовать себя одинокими и напуганными, оставленными собирать все осколки. Конечно, это формирование характера, и я думаю, что люди любят говорить это, чтобы не обращать внимания на сложные разговоры, которые возникают с такими предметами, но я бы пожертвовал частью своего бесконечного характера ради немного любви.

Это не обязательно должно быть повторяющимся образцом для сообщества ЛГБТК, но это очень, в той или иной степени, популярная сюжетная арка в опыте ЛГБТК.

Если ваш ребенок придет к вам сегодня или в любой день, пожалуйста, послушайте. Обнимите их, если не можете подобрать слов. Если вам нужно работать, чтобы чувствовать себя хорошо, делайте работу. Но, пожалуйста, не делайте их злодеями.

А если вам нужна собственная поддержка, PFLAG — отличная организация. Я бы хотел, чтобы мои родители были достаточно крутыми, чтобы бросить им пару слов.

Дочь стыдится своей бедной матери, незнакомец преподает ей урок — История дня

Мариссе было стыдно, потому что ее мать носила только потрепанную одежду и не хотела знакомить ее с подругами.Но добрый незнакомец преподал ей важный урок, который она никогда не забудет.

Мама Мариссы, Эсме, вырастила ее как мать-одиночку, когда ее отец уехал, и у них никогда не было много денег, чтобы тратить. Эсме работала усерднее, чем кто-либо, чтобы обеспечить свою дочь, но за эти годы ей пришлось очень скупиться.

К сожалению, лучшие друзья Мариссы были одержимы одеждой и социальным статусом, поэтому она солгала им о своей семье, надеясь, что они никогда не узнают правду и не встретят ее мать.Марисса носила отличную одежду только потому, что ее мать была умелой экономной покупательницей.

Эсме никогда ничего себе не покупала. Она была одета в простую одежду, и ее туфли были ужасно изодраны, но она отказалась выбросить их. Хотя она любила свою мать, Мариссе было стыдно за то, как она одевалась. Но однажды их жизнь изменится…

«Привет, мама. Я собираюсь в торговый центр, чтобы встретиться с несколькими друзьями. Я вернусь позже, — сказала Марисса Эсме однажды днем.

«Ой! Как насчет того, чтобы я пошел с тобой? Я давно не был в торговом центре! » она предположила.

«Но вы не любите ходить в торговый центр. Вы всегда говорите, что все завышено, и мы не должны покупать там вещи », — добавила Марисса, надеясь, что ее мать передумает.

«Ну, нам не нужно покупать одежду, чтобы повеселиться. И я хочу познакомиться с твоими друзьями. Как насчет этого? » Эсме продолжила.

«Я думаю…» — пробормотала Марисса. Она не могла придумать причины, чтобы сказать матери «нет». Но она боялась этой прогулки. Когда они подошли к торговому центру, она увидела Рози и Даниэль, ожидающих в Starbucks, как они и договорились.

Она бросилась к ним и оставила мать, которая шла в нескольких шагах позади. «Эй, девчонки!» — сказала Марисса.

«Эй! Ты здесь. Давай проверим одежду в этом магазине прямо здесь, — приветствовала Рози и предложила.

«Хм… ты был с той дамой? Она смотрит на нас, — внезапно сказала Даниэль.

“No. Я не знаю, кто это. Я пришла сюда одна, — ответила Марисса, поколебавшись секунду. Она увидела, как ее мать остановилась как вкопанная, и ее лицо упало, но пути назад не было.«Давай сначала прогуляемся».

Девочки начали уходить, а Эсме осталась в шоке. Ее собственная дочь сказала друзьям, что не знает ее. Зачем ей делать что-то подобное? Эсме не знала, что делать, пока к ней не подошла хорошо одетая дама.

«Здравствуйте, мэм. Я Поппи, — поприветствовала дама.

«О, привет, — сказала Эсме.

«Простите за вторжение, но я видела, что случилось с этими девушками. Полагаю, это ваша дочь? — спросила Поппи, указывая на Мариссу.

«А, да. Она моя дочь, но я так запуталась. Не могу поверить, что она сказала, что не знает меня, и так ушла, — продолжила Эсме.

«Послушай, а как насчет того, чтобы пойти в этот магазин и сделать покупки, как это делают подруги?» — предложила Поппи.

«Ой, извините. Я не могу позволить себе здесь одежду, но могу сопровождать тебя, — ответила Эсме.

«Не беспокойтесь о деньгах сегодня. Это все на мне, — заверила ее Поппи. Эсме последовала за этой доброй дамой, не понимая, почему она так добра с незнакомцем.Но это была приятная перемена после того, как дочь публично избегала ее.

Они примерили несколько платьев, и Поппи убедила ее, что одно платье на ней выглядит потрясающе. «Я определенно куплю это для тебя», — сказала Поппи Эсме.

«О, нет. Я просто не мог принять. Это так дорого, — возразила Эсме.

«Не слышу. Я покупаю это, и это окончательно. Нам также нужно будет сменить эти тапочки на красивую обувь, — сказала Поппи продавцу, помогавшему им.Она нашла пару туфель на шпильке, которая идеально подошла Эсме, но она никогда раньше в жизни не носила такие модные вещи.

Эсме вышла из магазина в новой одежде, и Поппи пригласила ее на кофе. «Можно вопрос?» — сказала Эсме. «Почему ты так добр и великодушен по отношению к незнакомым людям?»

«Ну, я когда-то была на месте твоей дочери», — начала Поппи. «Мои родители тоже не были богатыми. Они дали мне все, что могли, но у них никогда не было красивой одежды. Мне тоже было стыдно за них.Но я потерял их в аварии вскоре после окончания средней школы ».

«О, мне так жаль, — ответила Эсме.

«Спасибо. Это был самый тяжелый момент в моей жизни. Но потом со мной связался их адвокат. Я узнала, что мои родители за всю мою жизнь почти не наскребли, потому что копили деньги на мое образование в колледже, — продолжила Поппи. «Они даже сэкономили больше, чем мне нужно».

«Я тоже пытаюсь этим заниматься. В нынешнем экономическом кризисе было нелегко, но я копил на будущее Мариссы », — рассказала Эсме.

«Совершенно верно. В конце концов, я никогда не мог восполнить все моменты, когда мне было стыдно за них. Я много лет чувствовала себя виноватой и раньше видела себя в твоей дочери, — объяснила Поппи. «Я надеюсь, что, сделав это для вас, мои родители простят меня с небес».

«Я уверена, они простили тебя много лет назад, когда ты осознал, что сделал не так», — утешила Поппи Эсме. В этот момент Марисса вошла в кофейню и увидела ее в этом новом платье.

«Мама! Где ты взял это платье? А эти туфли? — спросила Марисса, подходя к ней со своими подругами.

«Мама? Я не твоя мать, юная леди, — ответила Эсме. Поппи улыбнулась потрясенному лицу Мариссы, и Эсме не могла долго сдерживать смех.

«Прошу прощения за ранее. Ребята, это моя мать, Эсме и ее подруга, — сказала Марисса, увидев, как они оба смеются. Девочки сели, и Поппи рассказала им все, что произошло, включая то, почему она купила Эсме эту одежду. Излишне говорить, что в тот день Марисса извлекла огромный урок.

Что мы можем узнать из этой истории?

  1. Будьте благодарны за жертвы, которые ваши родители приносят вам. Не у всех есть родители, готовые дать им все.
  2. Не стыдно, если у тебя нет всего. Общество хочет, чтобы вы думали, что материальные объекты и социальный статус имеют значение, но на самом деле это не так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.